advertisement
Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение
Хлебородненская средняя общеобразовательная школа
с. Хлебородное Аннинского района Воронежской области
Номинация «Гордость земли Воронежской»
Исследовательская работа
«Живой идеал
правды и чести»
Автор работы ГАЛКИНА АНАСТАСИЯ АНДРЕЕВНА,
9 класс
Адрес
автора
396246 Воронежская область,
Аннинский район, с. Б. Алексеевка,
ул. Алексеевская, 25;
тел. 8 952 558 15 33
Учебное
муниципальное казенное общеобразовательное
заведение учреждение Хлебородненская средняя
общеобразовательная школа
Адрес
школы
396246 Воронежская область,
Аннинский район, с. Хлебородное,
ул. Школьная, 5
тел. (47346) 5-44-43
Руководитель
Степанова Вера Викторовна,
учитель истории
МОУ Хлебородненской СОШ
2015г.
Содержание
I Обоснование выбранной темы……………………………….3
II Основная часть
1. Род Станкевичей…………………………………………….4
2. Николай Владимирович Станкевич………………………..5
3. Кружок Станкевича…………………………………………6-10
4. Последние годы жизни философа, поэта, публициста……11
III Заключение………………………………………………….12
5. Список использованной литературы………………………13
6. Приложения…………………………………………………14
Концепция "первоначальной интуиции» (философское учение)15-16
Обоснование выбранной темы
«Удивительное рядом», - так говорят, когда хотят выразить своё отношение к
окружающему, которого мы порой не замечаем или о нём не знаем.
Я, наверное, ещё бы добавила, что рядом не только удивительное, но и
исторически важное. Иногда полезно прикоснуться к истории, узнать
прошлое своего края, узнать о выдающихся людях, знаменитых земляках,
которые жили там, где сейчас живу я.
Одним из них является Николай Владимирович Станкевич, философ, поэт,
публицист и общественный деятель. Какое же отношение он имеет к
Аннинской земле?
ПРЕДМЕТОМ моего исследования стала жизнь, творчество и
общественная деятельность нашего земляка Николая Владимировича
Станкевича.
Цель – исследовать различные материалы и источники по
биографии, творчеству, общественной деятельности поэта,
публициста, общественного деятеля, эстета Николая Ивановича
Станкевича.
ЗАДАЧИ, которые мне необходимо было решить для реализации
цели:
Систематизировать источники и материалы для составления
биографии Николая Владимировича.
Сформировать представление о литературной, творческой, философской, и
общественной жизни Станкевича.
На основе изучения подлинных свидетельств и анализа документальной
литературы описать влияние Николая Владимировича Станкевича на судьбы
людей.
Прогнозируемые результаты:
1. Приобщение сверстников к истории моей малой родины.
2. Воспитание чувства гордости к своим истокам.
3. Повышение интереса к исследовательской деятельности.
4. Расширение кругозора
Род Станкевичей.
Родоначальником дворянского гнезда был Иван Семёнович
Станкевич, серб по национальности, получивший русское подданство. Служа
в Острогожском гусарском полку, он вышел в отставку в звании капитана и
остался жить в этом городе. Женился на дочери волостного старшины Марии
Синельниковой. У них было семеро детей: шесть сыновей и дочь.
Владимир Иванович Станкевич – участник Отечественной войны 1812 года.
В1813году женился на Екатерине Иосифовне фон Крамер, вскоре у них
родился первенец - сын Николай.
В1832 году сыновья Ивана Семёновича, Николай и Владимир,
покупают у княгини Лобановой – Ростовской заселённое недвижимое
имение, именуемое Новым и Старым Курлаком.
Николай Иванович был холост и слаб здоровьем и передал свои
владения брату Владимиру Ивановичу, который и принялся за активную
работу. В Курлаке он организует культурное хозяйство, строит прекрасный
помещичий дом в 42 комнаты и различные дворовые службы, распахивает
новые земли, закладывает винокуренный завод. Возле барского дома
посадили дубовую рощу, организовали обширные оранжереи с фонтанами. В
имении содержали большие стада животных. Масло и молоко продавали
воронежскому фабриканту Шухлину.
Часть своих крепостных он перевозит на новые земли и даёт новому
поселению название Выселки (позже – Хлебородное).
Николай Владимирович Станкевич.
Николай Владимирович Станкевич родился в Острогожске 27 сентября
1813г. Детство Николай провел в имении в селе Удеревка, которое его отец
купил летом 1814 г. (Бирюченский уезд Воронежской губернии, ныне
Алексеевский район Белгородской области).
Когда Николеньке исполнилось девять лет, отец определил его
в Острогожское уездное училище. Учеба Николаю давалась легко. В архиве
сохранилась ведомость об учениках первого и второго классов
Острогожского уездного училища. В ней записано, что Николай Станкевич
поступил в училище 2 августа 1822 года. Там же есть графа: способности
учеников. Против фамилии Станкевича стоит оценка «остр». Это самая
высокая из оценок. Она означала, что ученик очень способен, легко и быстро
усваивает материал. Поведение Станкевича также отмечено высшей оценкой
«благонравен». Училище Станкевич закончил с отличием. Дальнейшим
местом его учебы стал Воронежский благородный пансион П. Ф. Фёдорова.
Сохранилось акварельное изображение Николая Станкевича,
сделанное кистью художника Л. Беккера. На вас смотрит молодой человек
лет двадцати двух-трех, в сюртуке и белом жилете, с бантом; длинные,
ниспадающие до самых плеч волосы, тонкие, необыкновенно выразительные
черты лица и большие, с почти неуловимой иронической лукавинкой, глаза.
Таковы некоторые детали этого изображения, достоверность которого
подтверждается литературным портретом Станкевича, написанным
Тургеневым: "Станкевич был более нежели среднего роста, очень хорошо
сложен - по его сложению нельзя было предполагать в нем склонности к
чахотке. У него были прекрасные черные волосы, покатый лоб, небольшие
карие глаза; взор его был очень ласков и весел, нос тонкий, с горбиной,
красивый, с подвижными ноздрями, губы тоже довольно тонкие, с резко
означенными углами..."1
Станкевич умел увлечь, наставить; был артистичен, мастер пошутить
и даже передразнивать. Он был горячей, увлекающейся натурой. Был также и
глубоко религиозен. Даже находясь заграницей, он соблюдал все
православные праздники и обряды.
В 1830 году Станкевич поступил в Московский университет на
словесное отделение, где развился его интерес к русской истории,
сформировались убеждения.
1
И. С. Тургенев. Собр. соч., т. И. М., 1956, стр. 234.
Кружок Станкевича.
Николай Владимирович собирает вокруг себя группу единомышленников, с
которыми пылко обсуждает вопросы « о Боге, о правде, о поэзии».
Кружок Станкевича возник зимой 1831-1832 годов. Первоначально в него
входили: Николай Станкевич, Януарий Неверов, Иван Клюшников, Василий
Красов, Сергей Строев, Яков Почека, Иван Оболенский. В 1833 году состав
кружка претерпел изменения. Выбыл в связи с переездом в Петербург
ближайший друг Станкевича Я. М. Неверов. Но зато кружок пополнился
значительной группой молодых людей. В их числе - Виссарион Белинский,
Константин Аксаков, Александр Ефремов, Александр Келлер, Алексей
Топорнин, Осип Бодянский, Павел Петров. А еще позже, в 1835 году,
Василий Боткин, Михаил Бакунин, Михаил Катков, Каетан Коссович.
Дом профессора М. Г. Павлова на Дмитровке, в котором поселился
Станкевич по приезде в Москву, стал главным местом встреч членов его
кружка. Вот несколько строк из неопубликованного отрывка воспоминаний
Константина Аксакова: "В 1832 году лучшие студенты собирались у
Станкевича. Это были все молодые люди, еще в первой поре своей юности.
Некоторые из них даже не имели права назвать себя юношами.
Товарищество, общие интересы связывали между собою человек десять
студентов. Если бы кто-нибудь заглянул вечером в низенькие небольшие
комнаты, наполненные табачным дымом, тот бы увидел живую,
разнообразную картину: в дыму гремели фортепианы, слышалось пение,
раздавались громкие голоса; юные, бодрые лица виднелись со всех сторон; за
фортепианами сидел молодой человек прекрасной наружности; темные,
почти черные волосы опускались по вискам его, прекрасные, живые, умные
глаза одушевляли его физиономию».2
Несмотря на занятость учебой, Станкевич пишет стихи и публикует их в
«Библиотеке для чтения», «Молве», «Литературной газете».
Из-под его пера выходит ряд патриотических, философских и
лирических стихотворений. Вчитываясь в них, можно ощутить и время, их
породившее, и существенные, значимые черты духовного облика человека,
их написавшего. Вот строки из стихотворения «Кремль»:
Склони чело, России верный сын!
Бессмертный Кремль стоит перед тобою:
Он в бурях возмужал и, рока властелин,
Собрав века над древнею главою,
Рукописный отдел Института русской литературы (Пушкинского дома) АН СССР, ф. 3,
оп. 7, д. No 29, л. 1. Далее сокращенно: ПД.
2
Возвысился, могуч, неколебим…
Н. В. Станкевич был человек разносторонне образованный и
обладавший даром «открывать чужие таланты». Ему русская литература
обязана открытием таланта поэта Алексея Васильевича Кольцова; он оказал
огромное влияние на В. Г. Белинского, Т. Н. Грановского и др. Не обладая
крупным литературным дарованием, он был очень талантливой личностью
просто как человек, одарённый тонким эстетическим чутьём и горячей
любовью к искусству. О душевных качествах Станкевича высоко отзывались
Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов. Его первый биограф П. В.
Анненков писал о нём: «Это был живой идеал правды и чести».
Много позже один из исследователей творчества Кольцова М.Ф. Де Пуле высказал предположение, что Станкевич сыграл по отношению к
Кольцову роль мецената. Брат Станкевича, Александр Владимирович, отверг
самую возможность для Станкевича чего – либо подобного. В его письме к
Де-Пуле даётся характеристика не только тех подлинных связей, которые
существовали между Станкевичем и Кольцовым, но и шире вообще того, чем
отличались человеческие связи Станкевича. «К покровительственным
отношениям с лицами, для него почему- либо привлекательным, брат не был
способен. Кольцов, человек и поэт, были предметами его любви»3 , - писал
Александр Владимирович.
Думается, это качество Станкевича было одной из тех, не всегда даже
осознанных причин, по которым тянулась к нему чуткая к проявлениям
высокомерия и апломбам молодёжь. Не единственная причина, конечно, но и
немаловажная, так как кружок, собравшийся вокруг Станкевича в его
университетские годы, включал в себя не только К.С. Аксакова, отпрыска
патриархальной, состоятельной помещичьей семьи, с давними культурными
традициями, но и выходцев из демократической среды: сына лекаря
Белинского или сына бедного священника В.И. Красова, с присущим обоим
обострённым чувством необходимости защищать своё человеческое
достоинство.
Главные интересы кружка лежали в сфере философии и литературы. Они
были равно близки Станкевичу. Более того, существовали в его сознании
неразрывно; философская мысль пронизывала произведения
художественного творчества, поэзия присутствовала в философских
построениях. Для Станкевича и его друзей философские размышления не
3
Литературное наследство, т.56. М., Изд-во АН СССР, 1950,с.286
были увлечением поверх всех других дел; занятия философией стали для них
жизненно важным делом, средством к постижению действительности,
единственным способом, которым они надеялись эту действительность
осмыслить и, более того, на неё воздействовать. Занятия философией были
для них и для Станкевича не уходом от мира, но, как им представлялось,
наиболее верным путём к нему. В увлечении философией Станкевича и его
кружка совпала жажда знания и жажда деяния. «Всё в нас кипело, вспоминал В.П. Боткин, - и всё требовало ответа и разъяснения»4.
Шеллинг, Фихте, Кант, Гегель, под конец жизни Фейербах – таковы
основные вехи философских увлечений Станкевича. Объясняя цель своих
философских занятий, Станкевич подчёркивает, что ею всегда была надежда
одухотворить высокой идеей практическую деятельность. «В старые годы, пишет он 16 октября 1834 года, - я ставил единое благо в философии… То
был возраст непреодолимой жажды к знанию, возраст веры в силы ума и
возраст сомнений и старых шатких верований. Надобно было дать пищу
душе, надобно было смирить междоусобие в её недрах, надо было запасть
побуждением к деятельности…Приблизился возраст деятельности, а я
чувствую, что многого не знаю».
Не меньшее значение при изучении философии имел и момент
этический. Вопрос о назначении человека, о его месте в мире, правах и
обязанностях и в тесной связи с этим - вопрос о достоинстве человека,
человеческой личности оказался в числе основных. У Станкевича не было
иллюзий, что возможен какой-то один, универсальный ответ на все вопросы
жизни, но была надежда просветителя, что разум, знания могут послужить
усовершенствованию человека и общества. « Я не думаю, - писал он М.А.
Бакунину 24 ноября 1835 года, - что философия окончательно может решить
все наши важнейшие вопросы, но она приближает к их решению, она зиждет
огромное здание, она показывает человеку цель жизни и путь к этой цели,
расширяет ум его. Я хочу знать, до какой степени человек развил своё
разумение, потом, узнав это, хочу указать людям их достоинства и
назначение, хочу призвать их к добру, хочу все другие науки одушевить
единою мыслью»
Страстная жажда познания не ослабляется у Станкевича даже тем, что иногда
его посещали сомнения в самой возможности достичь какого- либо знания.
Однако его оптимизм просветителя непоколебим. Ведь облагораживает
XXV. 1859-1884. Сборник, изданный Комитетом общества для пособия нуждающимся
литераторам и учёным. Спб, 1884, с. 500
4
человека, по Станкевичу, не столько результат, сколько сам процесс
познания. «Если нельзя ничего знать, - восклицает он в одном из писем 1836
года, - стоит работать до кровавого пота, чтобы узнать хоть это!»
Занятия философией, равно как и занятия историей, укрепляют в Станкевиче,
по его признанию, «сладчайшее верование»- «в могущество ума,
одушевлённого добрым чувством» (письма от 19 сентября 1834 и 24 ноября
1835 года).
Вместе с тем, Станкевич, как Белинский и Герцен, восстаёт против
узко утилитарного понимания значения философии, где прежде всего
познаются все общие закономерности, смысл происходящего. Станкевич был
в числе первых обратившихся в России к изучению сочинений Гегеля.
Изучение философии Гегеля убедило Станкевича, что концепция
космического процесса как процесса развития абсолютной идеи не является
абстрактным панлогизмом, т.е. не представляет собой теории
диалектического самодвижения безличных абстрактных понятий. Он открыл,
что у Гегеля носителем абстрактных понятий становится в конечном счете
дух как конкретное, живущее существо. При объяснении органических
концепцию "первоначальной интуиции" совокупностей Станкевич опирался
на концепцию "первоначальной интуиции", которая связывает каждый
организм с остальным миром и составляет основу развития
физиологического саморегулирования, инстинкта и разума.
Периодом наиболее интенсивной жизни кружка можно считать 18331837 годы, до отъезда Станкевича за границу. Хотя кружок продолжал
формально существовать и позднее, он уже стал утрачивать свое влияние,
участники его собирались уже не так регулярно. Брат поэта, Александр
Станкевич, рассказывает в своих неопубликованных воспоминаниях о
Каткове: "После отъезда Н. В. Станкевича за границу в 1837 году его
дружеский кружок еще оставался на некоторое время в Москве и чаще всего
сходился у В. П. Боткина. У последнего появлялись, спорили, беседовали и
читали разные литературные новости лица из бывшего кружка Станкевича:
Белинский, Клюшников, М. А. Бакунин, А. В. Кольцов, когда по временам
проживал в Москве для своих дел"5
С отъездом осенью 1839 года Белинского в Петербург кружок фактически
прекратил существование.
5
Рукописный отдел Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина, М., 7310/4, 2.
Значение деятельности Станкевича не в завершении, а в начале. Он был
первым. Аполлон Григорьев писал о Станкевиче и его кружке в именно этом
аспекте, в аспекте далеко идущих последствий их философских интересов и
увлечений: «… В сознании его, то есть в нашем общем критическом
сознании, совершился действительный, несомненный переворот в эту эпоху.
Новые силы, новые веяния могущественно влекли жизнь вперёд: эти силы
были гегелизм, с одной стороны, и поэзия действительности, с другой.
Небольшой кружок немногим тогда, не всем ещё и теперь известного, но по
влиянию могущественного деятеля- Станкевича…разливал на всё молодое
поколение… свет нового учения. Это учение уже тем одним было
замечательно и могуче, что манило и дразнило обещаниями осмыслить мир и
жизнь…»6.
Отличительной чертой его отношения к товарищам было отсутствие
властности. Так, во время, когда Станкевич находился за границей, а Бакунин
стал претендовать на его место, Белинский возмутился, указав на то, что
«Станкевич никогда и ни на кого не налагал авторитета, а всегда и для всех
был авторитетом, потому что все добровольно и невольно сознавали
превосходство его натуры над своею…»
6
А.А. Григорьев Литературная критика. М. Худож. Лит. , 1967, с.238
Последние годы жизни философа, поэта, публициста.
Человек с широким полетом мысли и тонким чувством юмора, философ и
поэт, страстно влюбленный в жизнь и с юношеских лет пораженный
смертельным недугом, - такой рисуется нам эта замечательная личность,
давшая свое имя знаменитому кружку и интереснейшему эпизоду в истории
русской общественной мысли и литературы.
"...Не только мы, друзья Станкевича, но два или три поколения студентов
Московского университета предчувствовали в нем какую-то новую силу,
нового двигателя науки, ждали, чтобы он высказался", - так писал о нем один
из ближайших его товарищей Я. М. Неверов.7
Николай Станкевич не терял надежды и бодрости духа даже в канун
кончины (июнь 1840 года), сообщая своему товарищу Ивану Тургеневу из
Рима: «У меня в голове много планов, но когда их не было? Собираюсь
зимой работать над историей философии».
Но Николай не дожил даже до осени…
Несмотря на то, что его стихи нельзя назвать гениальными, а почти весь
тираж с его пьесой «Василий Шуйский» автору пришлось скупать самому,
влияние Станкевича на развитие русской мысли трудно переоценить.
Он объединил вокруг себя выдающихся мыслителей того времени —
таких разных во взглядах, в душевной организации. Идеализм Станкевича,
его умение направить беседу в нужное русло, способность вникнуть в самую
суть спора, вкупе с подкупающим обаянием, делало его негласным лидером.
Его кружок был сосредоточием культурной жизни того времени. Станкевич
стремился увлечь друзей немецкой философией (в чем немало преуспел),
которая утверждала способность человеческого ума познать истину, указать
людям их предназначение, пробудить благородство, призвать к добру. При
этом он настойчиво искал пути практического приложения своих теорий. И
то, что Станкевич не успел воплотить. «Это половина меня, лучшая, самая
благородная моя часть, сошедшая в могилу», — так писал о нем Т. Н.
Грановский.
Отдел письменных источников Государственного исторического музея, ф. 372, д. No 22,
л. 28.
7
Заключение
ХIХ век, в котором жил Станкевич и Кольцов, давно уже занесен в
исторический формуляр времени. Как, впрочем, и век ХХ. Но для нас важно
следующее: в этих двух столетиях и уже в новом, двадцать первом, имена
Станкевича и Кольцова не затерялись на трактах и шляхах неспокойных
эпох. Они остались и сохранены в названиях улиц, учебных заведений,
учебниках по философии, литературе, искусству, в энциклопедиях,
фильмах, театральных постановках, экспозициях российских и зарубежных
музеев, памятниках, воспоминаниях людей, хорошо их знавших, а также тех,
кто после смерти занимался или сейчас занимается исследованием их
быстрой, но яркой жизни
В 2013 году Николаю Владимировичу Станкевичу, известному поэту,
философу, историку и публицисту, исполнилось бы 200 лет. Судьба отмерила
ему очень короткую жизнь – всего 27 лет, за которую он успел показать себя
романтической, увлекающейся натурой, человеком большого ума и широкой
души. А сколько бы ещё он смог сделать!
.
Литература
1. А.А. Григорьев Литературная критика. М. Худож. Лит. , 1967, с.238
2. Анна. За веком – век. Воронеж, Центрально-Чернозёмное книжное
издательство, 1998
3. Аннинские вести. Газета от 11 октября 2013 года
4. В.Г. Белинский Полное собрание сочинений, т. XI, с. 386-387
5. Воронежский курьер. Газета от 5 октября 2013 года
6. И. С. Тургенев. Собр. соч., т. И. М., 1956, стр. 234.
7. Избранное. Н.В.Станкевич. М. Советская Россия., 1982
8. Историко-культурное краеведение Воронежской области. 10-11
классы. Учебное пособие. / Науч. Ред. Б.Я.Табачников. Воронеж: Центр
духовного возрождения Чернозёмного края, 2015.-368 с.
9. Литературное наследство, т.56. М., Изд-во АН СССР, 1950,с.286
XXV. 1859-1884. Сборник, изданный Комитетом общества для пособия
нуждающимся литераторам и учёным. Спб, 1884, с. 500
10. Ресурсы Интернета.
ПРИЛОЖЕНИЯ
Концепция "первоначальной интуиции
Учение.
Жизнь .
"Вне жизни ничего не лежит, ибо она есть все; следовательно, постепенное
познавание ей чуждо; сознавая себя, она все знает. Ее разум, разумение есть
сознание себя самой (сознание в бытии совершающееся), следовательно,
бытие она сама. Ее воля не определена ничем, следовательно, свободна, но не
отступает от вечных законов разумения, следовательно, воля жизни есть
вместе и свобода,и необходимость. Если воля непреложна, а препятствий нет
и все средства заключаются в том же существе, в каком воля, то воля есть
действие; действие природы - жизнь; следовательно, воля жизни есть сама
жизнь. Итак, жизнь есть разум и воля, если мы хотим судить ее почеловечески; но это разумение зависит единственно от нашего взгляда на
жизнь ; в сущности она ни то, ни другое, но жизнь".
Человек
"Человек выше всего, ибо он есть вся жизнь. Он не может возвышаться ( не
разрушив сущности бытия своего); он только не должен падать, он должен
равняться самому себе. Но он пал ( об этом после); следовательно, опять
должен возвышаться. В каждом неделимом человеке есть частицы человека
нормального; в каждом есть низшие свойства. Взаимные отношения людей
должны очистить, образовать совершенного человека (но этого
недостаточно; сейчас предложу еще способ совершенствования). Отсюда
несомненная, хотя и не новая истина: жизнь рода человеческого есть его
воспитание. Как же один , отдельный человек должен воспитывать существо
свое? Что он должен принять за образец, прототип свой? Где он?"
Искусство
Значительнейшим из собственных философских произведений Станкевича,
связанных с изучением и приложением к искусству и действительности
гегелевских идей, являются фрагменты «Об отношении философии к
искусству». Их главной задачей было рассмотреть отношения философии и
искусства к «современной нашей жизни и угадать, если возможно, их
будущность».
"Искусство есть прошедшее для нас. Это можно было бы сказать так:
искусство не есть более высшее для нас. Но и тут вышли бы недоразумения.
Предложение не много значит, когда оно не высказывается совсем, не
говорит все, что его оправдывает. Итак, я скажу наперед в утешение
нетерпеливым, что есть не погибающий элемент в искусстве, который
останется высшим и последним, элемент цельной, индивидуальной жизни,
прямого созерцания, нераздробленного знания - элемент энергии и личности,
этот элемент вечен, как вечна потребность человека в каждое мгновение
сознавать всю нераздробленную полноту своей жизни. Но в искусстве есть
еще другой элемент, который осуществляется в описанном. Это элемент
общего, вечного - божественного. Здесь нет места распространяться об этой
основной идее искусства. Много форм принимало искусство - они были
сообразны возрасту духа. К глубоким, плодовитым открытиям новейшей
философии принадлежит то, что история искусства, рассматриваемая
разумно, есть вместе и его теория и что роды его вполне соответствуют его
эпохам, которые в свою очередь совпадают с эпохами общего духовного
развития. Эта мысль делает совершенный переворот в эстетике: искусство,
вместо того чтобы терять, получает мировое значение; оно выходит из
бессмысленного оцепенения, в котором оставалось разбитым неизвестно
почему и для чего на разные роды; оно является целым, которое живет с
духом и из духа и переживает с ним все судьбы его".
Белинский в письме к Станкевичу писал: «Новый мир нам открылся. …Я
понял… нет произвола, нет случайности…»8 Возможность постичь
закономерности исторического процесса – вот что глубоко волнует и радует
Белинского - мыслителя.
8
В.Г. Белинский Полное собрание сочинений, т. XI, с. 386-387
Скачать