6 декабря 2014 года генеральный директор РГБ Александр Иванович
Вислый выступил на коллегии Министерства культуры Российской Федерации «О Модельном стандарте деятельности общедоступной библиотеки». Предлагаем ознакомиться с текстом его выступления.
Регламент выступления на коллегии позволяет ограничиться всего несколькими
страницами из истории трех крупнейших библиотек России, связав их прошлое,
настоящее и будущее с текстом и идеями нового «Модельного стандарта деятельности общедоступной библиотеки». Обратимся к истокам, к тому, как российская
власть, в соответствии с традициями времени, поощряла стремление к культуре,
науке, образованию.
Триста лет назад в Санкт-Петербурге приняла читателей старейшая хранительница знаний — Библиотека Российской академии наук. Сам Петр I повелел «всякого
пускать сюда даром».
Об открытии читальных залов нынешней Российской национальной библиотеки газета «Санкт-Петербургские ведомости» в 1728 году писала: «Вчерашнего дня отперта здесь таки императорская библиотека... Впредь будет библиотека равным же образом повсенедельно дважды, а именно во вторник и пятницу пополудни, от 2 до 4 часов, отперта и всякому вход во оную свободен». На всю Российскую империю — 4 часа в неделю.
Так начиналась эра общедоступных библиотек России.
Прошло почти 150 лет, и в Москве в Пашковом доме открывается первая общедоступная библиотека древней столицы в составе Московского Публичного и Румянцевского музеев. В то время главным для города стал музей. Уже в первые месяцы
открытия выставок и экспозиций сюда приходят десятки тысяч человек (в течение
первых двадцати дней музей осмотрели 44 тысячи москвичей и гостей столицы,
только 31 мая — почти 13 тысяч).
Трудно представить себе такой поток посетителей, притом что посещения библиотеки в этом же здании были гораздо скромнее. Так, в 1863 году в первый год работы Румянцевской библиотеки на двадцать мест в читальной зале пришлось около 1500 посещений и было затребовано 2580 изданий.
Через десять лет — резкий всплеск — читатели запросили в десять раз больше изданий, а спустя три десятилетии с момента открытия в 1893 году количество посещений возрастает до 40 тысяч, требований — до 75 тысяч.
Следующее десятилетие удваивает эти цифры: в 1903 году — свыше 85 тысяч посещений и около 160 тысяч учтенных книговыдач. При этом из отчетов мы знаем,
что в 1909 году 6500 посетителей так и не попали в библиотеку, простояв в длинной очереди по несколько часов (учет велся по раздаваемым листочкам).
Большевики, пришедшие к власти с помощью газет и прокламаций, хорошо понимали силу печатного слова. «Книга — огромная сила», «сделать книгу летучей», — это цитаты из беседы Ленина с Луначарским еще в 1918 году. «Золотое
пятидесятилетие» советских библиотек пришлось на 30—80-е годы двадцатого
столетия. По всей стране ширилась сеть общедоступных библиотек, для них возводились новые здания. Так, «Ленинка» продолжала строиться даже в годы Великой
Отечественной войны. В послевоенное время обслуживание читателей в централизованных библиотечных системах (ЦБС) охватывало все население СССР. Библиотеки получали книги, журналы, газеты... Это обеспечивалось многомиллионными тиражами государственных издательств.
В библиотеки ходили «от мала до велика». Мы видим детский читальный зал «Ленинки», открытый во время Великой Отечественной войны 10 мая 1942 года.
Историк пишет: «Создавая этот зал, библиотека исходила из необходимости
предоставить детям в трудные дни войны место для занятий, чтения и отдыха, помочь матерям, заменившим на производстве своих мужей, в воспитании детей.
Значение этого зала было особенно велико, если учесть, что школы в Москве в тот
период не работали. Открытие детского читального зала было горячо встречено
советской общественностью, отмечалось прессой и по радио как знаменательное
событие в культурной жизни Москвы. Библиотеку тепло приветствовали писатели,
общественные организации, родители и дети».
Сегодня дети здесь не читают, а хотелось бы...
Первый звонок по общедоступным библиотекам прозвенел во второй половине
двадцатого века. Развитие радио и телевидения предоставило власти новый канал
общения с народом. Знаменитая цитата о телевидении из фильма «Москва слезам
не верит» подтверждает, что в те годы монополия печатного слова начала разрушаться. Однако Книга и Библиотека продолжали оставаться неоспоримым приоритетом для образования, науки и культуры.
Второй звонок мы услышали в период перестройки: вместе с государственным
книгоизданием исчезли многомиллионные тиражи. Теперь они, в основном, стали
определяться узким книготорговым рынком Москвы и Санкт-Петербурга. При этом
риторически звучит вопрос: как книга тиражом в тысячу экземпляров может попасть в сорок тысяч библиотек, подведомственных Минкультуры?
Третий колокол, почти набат, прозвучал совсем недавно в режиме вопрос-ответ:
«Зачем нужны библиотеки? В Интернете есть все». И, действительно, зачем отрываться от дивана и идти в библиотеку, если полученный там «довесок литературы
в печатном виде» — ничтожно мал по сравнению с тем, что можно извлечь из глобальной сети?
Полагаю, что вопрос «как пройти в библиотеку?» возникает сейчас у пользователей по двум основным причинам:
1) жажда живого человеческого общения (например: встречи по интересам; дискуссии и круглые столы по различным темам; интеллектуальное общение в современном формате, в том числе, в литературных кафе, в открытых зонах обслуживания, на мероприятиях, подобных «Библионочи»);
2) жажда знаний: «Иду в библиотеку, потому что концентрация знаний там больше, глубже и достовернее, чем в интернете».
И последнее утверждение не фантастика. Если мы превратим читальные залы
библиотек в один общероссийский виртуальный читальный зал Национальной
электронной библиотеки, то так и будет. Цитирую «Модельный стандарт»: «Национальная электронная библиотека определяет формы и механизм доступа граждан
Российской Федерации к оцифрованным материалам библиотек федерального, регионального и муниципального уровня, к ресурсам образовательных и научных
учреждений, а также цифровым мультимедийным ресурсам других правообладателей» (п. 4.2).
И в заключение несколько слов о креативном подходе Петра I к развитию общедоступных библиотек. В анналах истории сохранились печатные источники с воспоминаниями современников на эту тему. Обсуждая с соратниками открытие первого
российского музея — Кунсткамеры — и расположенной в нем библиотеки Российской академии наук, самодержец говорил: «...Я еще приказываю не только всякого
пускать сюда даром, но если кто приедет с компаниею смотреть редкости,
то и угощать их на мой счет чашкою кофе, рюмкою вина или водки, либо чем-нибудь иным в самых этих комнатах». Далее в тексте воспоминаний говорится:
«Вследствие сего высочайшего повеления определено Библиотекарю, сверх его
жалованья по 40 рублей в год для помянутаго угощения».
Остается пожелать столь же пристального внимания нынешних властей к ресурсному обеспечению российских общедоступных библиотек.
Спасибо за внимание!
Скачать

Доклад - Министерство культуры РФ