Александр Леонидович БОРОДУЛИН

advertisement
Александр Леонидович БОРОДУЛИН
Юрий Евгеньевич КАШТАНОВ
АРМИЯ ПЕТРА I
Введение
«Огонь шведов привел в конфузит передние сотни драгун, еще не видевших боя. Шведы
устремились вперед. Но выскакавшие на санях пятнадцать легких пушек открыли такую
скорострельную пальбу картечью, — шведы изумились, ряды их остановились в замешательстве. С
флангов мчались на них оправившиеся драгунские полки Кропотова, Зыбина и Тулицы. «Братцы! —
натужным голосом кричал Шереметев посреди карей. — Братцы! Ударьте хорошенько на шведа!..»
Русские с привинченными багинетами двинулись вперед. Быстро наступали сумерки, озарявшиеся
вспышками выстрелов. Шлип-пенбах приказал отходить... Но едва печальные горны запели
отступление, — драгуны, татары, калмыки, черкасы с новой яростью налетели со всех сторон на
пятящиеся, ощетиненные четырехугольники шведов, прорвали их, смяли. Началась резня... В
темноте генерал Шлиппенбах сам-четверт едва ушел верхом в Ревель» (А.Н.Толстой. «Петр
Первый»).
Так, по словам классика, происходила в 1702 году битва при Эрестфере. То была первая победа
Петра в Северной войне. Первая победа первой регулярной армии России...
Но было бы ошибкой полагать, что воины-профессионалы впервые появились в нашей стране
только на рубеже XVII — XVIII веков. Уже дружины полководцев Киевской Руси — Святослава
Игоревича, Владимира Мономаха, Даниила Галиц-кого, князей-ратоборцев Северо-Восточной Руси —
Александра Невского, До-вмонта Псковского, Дмитрия Донского представляли собой подразделения
хорошо вооруженных и обученных бойцов. А конники отборной кованой рати Великого князя
Московского, внезапным ударом из засады во фланг ордынцам решившие судьбу битвы на поле
Куликовом, по праву считались одними из лучших в средневековой Европе. Вот только такие полки
тогда составляли лишь небольшую (15 — 35%) часть в общей массе войск русских княжеств.
Дело в том, что военная организация древней и московской Руси принципиально разнилась с
западноевропейской. Там армии формировались за счет наемников. В крупнейших войнах XVII
столетия — Тридцатилетней, Голландской, Австро-Турецких и других считалось в порядке вещей,
когда нанятые солдаты и офицеры (а то и генералы) переходили на сторону того, кто платил более
звонкой монетой. Профессионалы знали себе цену... Скажем, в Тридцатилетней войне 1618 — 1648
годов отряды наемников-кондотьеров в течение одного только года умудрялись поочередно
сражаться то на стороне католического блока (в полках Тилли и Валленштейна), то в армиях
антигабсбургской коалиции.
А вот на Руси издревле бытовал принцип повинности — обязанности каждого защищать свою
землю, своего князя, а позже царя. По словам военного историка А.А. Керсновского, «московская
рать явилась первой национальной армией в мире, подобно тому, как петровская армия почти весь
XVIII век была единственной национальной армией в Европе».
При Иване Грозном (в 1550 г.) появились стрельцы — регулярное пешее войско наподобие
иноземных мушкетерских и пикинерских полков. Набирали их из нетяглового (то есть свободного от
налогов) населения. К концу XVII века насчитывалось 22,5 тысячи выборных (московских) и 32,5
тысячи городовых (служивших в других городах) стрельцов. От стрельцов требовали постоянного
пребывания на службе, за что им платили установленное жалованье; для них ввели единообразное
вооружение и экипировку, а также систему профессиональной боевой подготовки. Однако
последняя не отвечала линейной тактике, внедренной выдающимся полководцем — шведским
королем Густавом II Адольфом (1594 — 1632) и с успехом примененной им в Тридцатилетнюю войну.
Теперь солдат был обязан уметь сражаться в плотном строю, совершать перестроения в составе
роты, батальона, полка, в совершенстве владеть огнестрельным оружием. Стрельцы оказались
совершенно не готовыми к этому. Мало того, они били челом царю Алексею Михайловичу, чтобы им
позволили держать мелкие торговыелавки и мастерские, ибо прежнее денежное жалованье их не
устраивало! И уже к 70 — 80-м годам XVII столетия они превращаются в вооруженную, но
небоеспособную силу, которую старались перетянуть на свою сторону противники по
внутриполитическим междуусобицам. Достаточно вспомнить мятеж 1682 года и последовавшую
за ним «Хованщину»...
Другой составной частью вооруженных сил Московии было дворянское (поместное) конное
войско. В XVI веке оно не раз побеждало на поле брани татарские орды и турецкие «спаги»
(например, в битве у Молодей в 1572 году). Но уже в некоторых схватках Ливонской войны 1558 —
1583 годов, сражениях Смутного времени 1605 — 1612 годов, конница потерпела ряд крупных
неудач.После войны с поляками за Смоленск в 1632 — 1634 годах, битвы с ними же при Конотопе
(1661), а особенно — безрезультатных Крымских походов В.В.Голицына (1687,1689) стало ясно, что
поместной кавалерии не хватает дисциплины, боевой подготовки, а вооружение и организация
оставляют желать много лучшего.
Попытку осовременить войско предприняло еще правительство первого царя из династии
Романовых — Михаила Федоровича — в 1630-е годы. Тогда нанятые за границей офицеры Ван Дам и
Шарль Эберс набрали из иностранцев и русских два полка «иноземного строя» (по типу
западноевропейских). Затем появились «выборные» части — из слободских прихожан и стрелецких
детей. 1648 год ознаменовался созданием Устава — «Учения и хитрости ратного строя пехотных
людей». Согласно ему иноземные полки состояли из вполне современных, сравнительно небольших, а
потому легко управляемых рот, стрелецкие же делились на громоздкие дедовские сотни. Те и другие
именовались по фамилиям начальников (Сухарева, Пыжова, Колобова, Гундертмарка). По росписи
1689 года численность вооруженных сил достигала 200 тысяч. При этом солдатских («иноземного
строя») полков было до 35, рейтарских, а также поселенных и кормовых драгун — до 25, старых
стрелецких — около 45. Такое войско могло с успехом обороняться от конных набегов лихих южных
соседей (что показала Чигиринская оборона 1677 и 1678 годов), но вести правильное наступление и
противостоять натиску регулярных армий — вряд ли.
Вопрос создания воинских сил нового типа стал для юного царя Петра Алексеевича одним из
основных.
Русские и татарские воины XIV - XV веков.
ГЛАВА 1
В начале славных дел
Царевичу Петру едва исполнилось 15 лет, как он всерьез занялся изучением военного дела.
Удаленный от кремлевского двора с матерью и немногими приближенными в подмосковное село
Преображенское, он выбрал в товарищи не только сверстников из дворянских и боярских детей, но и
сыновей служителей, и даже местных крестьян. Под руководством и покровительством опытных
наставников Б.А.Голицына, Г.И. Головкина, Т.Н.Стрешнева и умудренных в ратном деле иноземцев
П.Гордона, Ф.Лефорта, К.Брандта малолетки-«потешные» обучались ружейным приемам,
передвижениям в боевых порядках, стрельбе, фехтованию, строевой подготовке. В 1683 году юный
царь располагал уже двумя регулярными полками, ставшими впоследствии первыми гвардейскими,
— Преображенским и Семеновским (названы в честь деревень, где они формировались). Кроме того,
на его стороне оказались и два полка «иноземного строя» — Первомосковский (Лефортовский) и
Бутырский (Гордоновский). Для вполне вероятной схватки со старшей сестрой Софьей,
узурпировавшей престол после стрелецкого мятежа 1682 года, это была весьма грозная сила. После
Троицкого похода в мае 1689 года она и обеспечила, по существу бескровный, приход к власти Петра
и его брата Ивана.
Еще в 1685 году силами «потешных» для воинских экзерциций (упражнений) соорудили городок
Прешбург на Яузе с подлинными бастионами, крепостными валами и укреплениями. Была там и
настоящая артиллерия. Сам царь скромно присвоил себе чин бомбардира, хотя по росписи числился
поначалу сержантом в Преображенском полку. Рядом с ним, не чураясь тяжелого физического труда,
учились и работали вместе с рядовыми будущие «птенцы гнезда Петрова» — Александр Меншиков,
Федор Апраксин, Михаил Голицын и первые солдаты новой армии Сергей Бухвостов, Яким Воронин,
Лука Хабаров.
Армии
западноевропейских
стран середины и конца XVII века
послужили образцом при создании
регулярных воинских формирований
в России. Слева направо — рядовой
мушкетер,
кирасир,
пехотный
офицер, рядовой фузелер.
Вскоре молодому самодержцу показалось мало «марсовых потех» — подоспел черед
«нептуновых». Найденный в сарае села Измайлово старый ботик (вошедший затем в историю, как
«дедушка русского флота») вывел на фарватеры Яузы и Просяного пруда «потешную» флотилию. Ее
первые настоящие маневры состоялись летом 1692-го на просторах Плещеева озера под Переславлем.
А первые «сухопутные» учения провели годом раньше — близ Преображенского и Семеновского.
В них участвовали и искушенные в боях вояки — ветераны Крымских и Чигиринских походов.
Старательно перенимал их уроки «ротмистр Петр Алексеев». То, что маневры оказались
нешуточными, свидетельствует письмо государя Федору Апраксину: «Против сего пятого на десять
числа, в ночи, в шестом часу князь Иван Дмитриевич (Долгоруков. — Прим.автора) от тяжкия своея
раны, паче же изволением божиим переселися в вечные кровы, по чину Адамову, идеже и всем нам
по времени быти».
Но и этого мало — в 1693 году Петр уезжает в Архангельск, увидеть настоящее море, в 1694-м —
отправляется в плавания на яхте по Белому морю. В начавшихся летом 1694 года Кожуховских (по
названию подмосковного села, вошедшего ныне в состав столицы) маневрах участвовало уже 30
тысяч человек. «Кожуховское дело» выявило несомненные преимущества новых полков над
стрелецкими и вселило в Петра уверенность в своих силах, кое в чем переросшую в самоуверенность.
ГЛАВА 2
От Азова до Нарвы
Еще в 1686 году Москва заключила направленный против Турции военный союз с Речью Посполитой, Венецией и Австрией. В начале марта 1695-го русская армия выступила в новый поход на
юг. 27 июня авангард (9 тысяч солдат генерала П.Гордона и отряд донцов атамана Ф.Минаева)
блокировал крепость Азов в устье Дона.
В верху — образцы военной униформы в России в концеXVIIвека. Слеванаправо — стрелец,
начальный человек (сотник), драгун поселенного полка. Внизу — вооружение русского войска
конца XVII века. Цифрами обозначены: 1) стяг, 2) шестопер, 3) булава, 4) засапожный нож, 5)
кистень, 6) алебарда, 7) европейская дага — кинжал для левой руки, 8) сабля с еланем, 9) боевой
топор, 10) стилет, 11) бумажная стеганая шапка-шлем, 12) шлем, 13) сабля с гардой, 14)
стрелы в колчане, лук в саадаке, 15) стрелецкая пищаль, 16) стрелецкий бердыш, 17) палаш, 18)
пистолет в ольстре — седельной кобуре, 19) чекан, 20) и 21) пороховницы, 22) и 23) пистолеты с
колесцовыми замками.
Вскоре к ним присоединились основные силы войска (20 тысяч человек) под командованием
Ф.Лефорта и Ф.Головина. Одновременно корпус Б.Шереметева и полки малороссийского гетмана
И.Мазепы начали осаду турецких крепостей в низовьях Днепра. «Азовское сидение» затянулось.
Оказалось, что взятие первоклассной приморской крепости с каменными и земляными валами, рвом
и хорошо снаряженным и обученным гарнизоном невозможно без ее блокады и с моря. Несмотря на
захват казаками-добровольцами двух фортов-каланчей близ Азова и успешный артиллерийский
обстрел русскими батареями стен и башен, турки наладили регулярную доставку к осажденным
подкреплений и провианта по морю. Штурмы, предпринятые Петром 5 августа и 25 сентября,
гарнизону удалось отбить. Конфузию усугубили неумелые инженерно-саперные работы осаждающих
(например, однажды взрывом фугаса поразило своих же солдат), отсутствие единоначалия и измена
советника царя голландца Яна Янсена, сообщившего неприятелю о намерениях русских. В октябре
последовал приказ об отступлении. В какой-то степени горечь неудач смягчили победы Шереметева
и Мазепы, занявших территорию между устьями Днепра и Буга с сильной крепостью Казы-Кермен.
Именно тогда впервые проявилось замечательное качество Петра — умение извлекать уроки из
ошибок. Из-за границы пригласили видных военных инженеров и фортификаторов. Командование
над всеми вооруженными силами на юге вручили опытному воеводе Алексею Семеновичу Шеину.
Но самое главное — в верховьях Дона заложили несколько верфей. На самых крупных — в
Воронеже, Острогожске и Козлове — на строительстве 22 галер, 4 брандеров и 2 кораблей трудились
десятки тысяч работников-крестьян. 13 января 1696 года государь даже издал указ об освобождении
от крепостной зависимости тех крестьян, которые запишутся на военную службу под Азов.
В мае того же года русская армия, поддерживаемая теперь флотом, вновь подошла к стенам
крепости. 19-го числа галеры Петра и казачьи «чайки» сожгли несколько турецких судов, а 14 июня
приблизившиеся к устью Дона 6 турецких кораблей и 17 галер были вынуждены ретироваться без
единого выстрела после демонстративного выхода навстречу им русской эскадры. 17 июля
иррегулярные формирования царских войск приступили к штурму. А уже на следующий день турки
начали переговоры о сдаче. Сильнейшая крепость Османской империи капитулировала.
Шеститысячный русский гарнизон вступил под ее своды на полтора десятка лет.
Однако и Петр, и его штаб понимали, что победа 70-тысячной армии над 5-тысячным гарнизоном,
да еще лишь со второй попытки, вряд ли может считаться полноценной. Царь начинает первый этап
своей военной реформы. В 1698 году, после возвращения из поездки по Европе, он
расформировывает все старые полки, кроме четырех, в которые были сведены самые надежные и
подготовленные воины, числом 28 тысяч человек. В следующем году начался призыв 32 000
даточных людей — первый рекрутский набор.
Сущность рекрутской системы состояла в следующем. Все податное население России каждый год
отдавало одного новобранца с определенного числа душ — сначала 500, а в случае необходимости —
300, и даже со 100 человек. Отданный в рекруты, а также его жена и дети переходили в другое, более
привилегированное сословие. Дворянство освобождалось от рекрутской повинности, но не от
обязательной военной или гражданской службы. Дворянский недоросль начинал ее в одном из
гвардейских полков. Получив через несколько лет чин сержанта, он мог либо перейти в качестве
офицера в армейские части, либо продолжать тянуть лямку в гвардии. В условиях Северной войны
русская армия испытывала нехватку младшего командного состава. Поэтому нередко офицерские
должности занимали выходцы из недворянских сословий — ремесленники, разночинцы, купцы,
поповичи, крестьяне. Впоследствии доступ в офицерский корпус низшим сословиям был ограничен.
Подобная реорганизация вооруженных сил позволила довольно быстро отказаться от поместного
ополчения и стрелецких войск. Сохранялись некоторые виды иррегулярных частей: украинское,
запорожское, донское, терское, яицкое и сибирское казачество, ландми-лиционные подразделения.
Но их роль существенно изменилась, — они несли в основном пограничную и сторожевую службу.
Слева направо — недоросль в мушкетерской амуниции, гренадер Преображенского полка,
офицер Семеновского полка, офицер-иностранец конца XVII I века.
Одновременно на русскую службу приняли большое количество офицеров-иностранцев, имевших
опыт только закончившейся войны Франции с «Аугсбургской лигой». Таким образом, к началу лета
1700 года, кроме 4 старых (2 потешных и 2 солдатских), армия Петра располагала 29 пехотными
полками (3 полноценные дивизии) и 3 драгунскими.
Юный Петр I.
ГЛАВА 3
«Сия война на нас одних будет...»
На первом этапе Северной войны друг другу противостояли две группировки: оказавшаяся в
полуизоляции Швеция (поначалу ее лишь морально поддерживала Англия) и коалиция четырех
держав — России, Дании, Речи Посполитой и Саксонии. Противоречия, оставшиеся со времен
Тридцатилетней войны (1618 — 1648) и наслоившиеся позже, стали непреодолимой преградой для
дипломатов. И тогда заговорили пушки.
Каждая из участниц боевых действий преследовала свои цели. Датский король Фриде-рик IV
стремился сдержать экспансию северного соседа, а также вернуть захваченную им провинцию на юге
Скандинавского полуострова — Сконию. Саксонский курфюрст и польский король Август II
Сильный претендовали на перешедшую в руки шведов в середине XVII века Лифляндию и ряд
других владений на побережье Балтийского моря. К тому же обоих венценосцев беспокоило
стремление Стокгольма стать полновластным хозяином не только Северной, но и Центральной и
Восточной Европы. Юный шведский король Карл XII, получивший в наследство от отца и деда
сильнейшую армию на континенте, мечтал о лаврах Цезаря и Александра Македонского и
предполагал расширить территорию своих владений присоединением земель на Висле, Эльбе и
Волхове.
Для России вопрос выхода на Балтийское побережье был по существу вопросом жизни к смерти.
Южные (через Азов и Таганрог) и северные (через Архангельск) морские пути контролировались тем
или иным образом иностранными державами, а без свободной торговли с Европой наша страна уже
не могла нормально развиваться. Кроме того, территории Карелии (к северу от Невы) и Ингрии (к
югу от нее) исторически принадлежали Новгороду и Москве, но были отторгнуты от нее в результате
Ливонской войны и событий Смутного времени.
Начало войны сложилось крайне неудачно для антишведской коалиции. «Блицкриг» Карла против
Дании — внезапное появление его эскадры близ Копенгагена и высадка сильного десанта — привели
к капитуляции Фри-дерика. Затем Карл, во главе 15-тысячного корпуса, стремительно пересек
Балтийское море и высадился в устье Финского залива. К тому времени боевые действия
развернулись и на востоке. 40-тысячная русская армия осадила Нарву, а польско-саксонские войска
— Ригу. 19 ноября шведы нанесли русским под Нарвой тяжелое поражение, после чего, посчитав, что
«медведь загнан в берлогу», двинулись на запад- Основным противником, не без оснований,
шведский генералитет считал хорошо обученных и дисциплинированных саксонцев Августа.
После побед в Лифляндии Карл двинулся вслед за отступавшим Августом в пределы Речи
Посполитой. Он сумел выиграть еще ряд сражений (под Клишевом, Пултуском и Тору-нем), но к
тому времени обстановка на востоке кардинально переменилась. Петр извлек уроки из «нарвской
конфузии» и за короткий срок сумел произвести в армии необходимые перемены. Был заново создан
парк передовой по тому времени артиллерии. Командные должности заняли хорошо
зарекомендовавшие себя и проверенные в боях русские и иностранные специалисты. Решительные
перемены произошли в комплектовании и подготовке кавалеристов и пехотинцев. И уже в 1702 году
17-тысячное войско Б.П.Шереметева, пользуясь численным превосходством, нанесло ряд поражений
в Эстляндии и Ингрии шведскому корпусу П.Шлиппенбаха (при Эрестфере и Гумельсгофе). Ранней
весной 1703-го была взята крепость Нотебург (древнерусский Орешек) в верховьях Невы,
впоследствии переименованная в Шлиссельбург. Последующие годы можно назвать временем осад и
штурмов твердынь. В мае 1703 года пал Ниеншанц, закрывавший выход из Невы в Финский залив.
Через некоторое время на этом месте возник Санкт-Петербург. Июль 1704-го был ознаменован
взятием Дерпта (совр.Тарту). В те же дни сильнейшая шведская цитадель на востоке — Нарва —
находилась в повторной осаде. После кровопролитного приступа комендант и начальник гарнизона
генерал Арвид Горн капитулировал. Таким образом, к началу 1705 года территория Ингрии была
полностью очищена от шведских войск. Но катастрофическое положение единственного союзника
России — Августа II — заставило наше командование перевести основные силы на другой театр
военных действий.
8 июля 1704 года не без помощи шведов Варшавский сейм низложил Августа и провозгласил
новым королем ставленника Карла Станислава Лещинского. Остатки посполи-того войска и шляхта
южных районов, верные прежнему государю, подтвердили его права на Сандомирском сейме.
Пользуясь этим, поздней осенью русские войска под командованием Б.П.Шереметева и А.И.Репнина
вступили на территорию Речи Посполитой и заняли Витебск и Полоцк.
В новом, 1705 году противники обменялись ударами. Вначале генерал-губернатор Петербурга
АДМеншиков с успехом отразил неприятельский десант на строящуюся столицу. А затем при
попытке вторгнуться в занятую шведами Курляндию отряд Б.П.Шереметева у местечка Мур-Мыза
потерпел неудачу. Выигравший это сражение генерал А.Левенгаупт, базируясь на Ригу, продолжал
контролировать территорию современных Литвы, Латвии и прибрежную часть Эстонии. Но конец
года ознаменовался новыми победами русских войск под Митавой и Бауском. Инициатива
постепенно переходила в руки Петра.
Московская иррегулярная конница и потешные в походе.
Однако зимой 1706 года обстановка резко обострилась. Шведам удалось незаметно подойти к
Гродно и блокировать располагавшийся там лагерь русских войск. Общая численность попавших в
окружение полков, командование над которыми осуществлял наемный французский фельдмаршал
А.Огильви, составляла 40 тысяч человек. Это были отборные части, прошедшие огонь и дым Нарвы,
Но-тебурга и Бауска. Среди них находились преоб-раженцы и семеновцы. Положение осложнялось
еще и тем, что в Астрахани вспыхнуло восстание стрельцов и городских низов, на подавление
которого направлялись немалые подразделения во главе с опытным Б.П.Шереметевым. Драматизм
ситуации еще больше усугубился после получения известий из Речи По-сполитой. Под городом
Фрауштадт 8-тысячный отряд шведского генерала КРеншильда разгромил 30-тысячную армию
Августа. Сопротивление каролинцам оказали лишь русские батальоны, помогавшие союзникам.
Развал коалиции Петр отметил словами: «сия война на нас одних будет». По существу наступил
самый критический момент схватки.
Карл XII — король Швеции —
унаследовал от предков из
династии Ваза — Густава I,
Карла IX, Густава II Адольфа,
Карла X, не только сильнейшую
армию
Европы,
но
и
полководческий талант. И кроме
того, шведский властитель по
праву считался одним из лучших
фехтовальщиков своего времени.
Шведами, перекрывшими выходы из гродненского «котла», командовал сам король. Он
расположил свою армию в некотором удалении от города и действиями летучих отрядов-корволантов
препятствовал попыткам гарнизона установить связь с царской ставкой. В сложившейся обстановке
Петр принимает единственно верное решение. Он отстраняет от командования Огильви, к которому
не испытывал доверия еще со времен штурма на-рвской цитадели, и передает бразды правления
популярным среди солдат и офицеров А.И.Репнину и А.Д.Меншикову.
24 марта 1706 года армия покинула крепость. Воспользовавшись тем, что Карл из-за ледохода не
смог вовремя переправиться через широкий Неман, Меншиков форсированным маршем оторвался от
неприятеля и 5 марта достиг Бреста. Дальнейшие попытки шведов воспрепятствовать перемещению
русских полков не увенчались успехом: несколькими обманными маневрами наши генералы запутали
противника. Соединение армии Меншикова и Репнина с остальными силами произошло в Киеве.
Шведский король был вынужден отказаться от вторжения в Россию и развернул свое войско на запад
— добивать саксонцев на их территории. Наступил период передышки.
Поздней осенью 1706 года Август II, лишившийся крупнейших городов на своей территории —
Лейпцига и Дрездена, занятых шведами, подписал капитулянтский Альштранштадт-ский договор, по
которому он отказывался от претензий на польский престол, уступая его Станиславу Лещинскому, и
одновременно разрывал союз с Россией, причем последнюю о своих действиях в известность не
поставил. Ничего не подозревающий Меншиков вступил в сражение со шведским генералом Мардефельдом под Калишем 18 октября. Бой закончился полным разгромом шведов и пленением их
командующего. Но после победы русские, чтобы не оказаться один на один со всей отдохнувшей и
укрепившейся шведской армией, вынуждены были отойти за Вислу.
1707 год отмечен дипломатическими усилиями Петра по поискам мира. Но успехи в сердце
Европы, очевидно, вскружили голову шведскому королю, и он остался глух к подобного рода
призывам. Ни один из правителей стран континента не рискнул взять на себя груз посредничества.
Страх перед непобедимыми легионами Карла был слишком велик. Последующие события показали,
что он оказался сильно преувеличенным.
«...Разгром русской армии казался неизбежным. Но честь русского войска спасли отважные
гвардейцы — преображенцы и семеновцы. Грозной стеной встали они на защиту вагенбурга,
расположенного у моста через реку Нарову. Несколько раз шведы бросались на штурм
укреплений, но выпестованные Петром гвардейцы неизменно отбрасывали их назад».
Б.Мавродин. «Петр Первый»
ГЛАВА 4
«Викторией вас поздравляем...»
СЕВЕРНАЯ ВОЙНА (II ЭТАП: 1708 - 1721)
В 1708 году наступил час решающих испытаний. Развязав руки на западе, 63-тысячное войско
Карла XII двинулось к российским рубежам. Армия Петра, расквартированная в западной
Белоруссии, насчитывала около 100 тысяч человек. Несмотря на количественный перевес русских, в
качественном отношении превосходство было пока на стороне шведов. Так, 3 июля в сражении под
Головчином им удалось одержать победу над дивизией А.И. Репнина, бывшей на хорошем счету у
царя. Однако король не использовал преимуществ Головчинской победы. Его войско замерло в
Могилеве в ожидании подкреплений и обозов из Риги. Корпус лифляндского губернатора
А.Левенгаупта запаздывал, и Карл решил в августе перейти к активным действиям. Но в
столкновении под селом Добрым его полки были отброшены, а в сражении у Раевки на Смоленщине
сам король едва не попал в плен, причем его кирасирский полк оказался полностью истребленным.
Тактика Петра и его штаба заключалась в ведении маневренной войны, избегая прямых столкновений
и нанося урон неприятелю по частям, нападая на его тылы и вспомогательные отряды. В таких
условиях Карлу пришлось рисковать, и в сентябре он поворачивает на юг, к ставке украинского
гетмана И.Мазепы, чьей поддержкой он заручился через своего вассала — Станислава Лещинского.
28 сентября отчаянно торопившийся на встречу с королевской армией корпус Ле-венгаупта был
настигнут у деревни Лесной русским корволантом и после многочасового сражения наголову разбит.
Из 16 тысяч воинов спаслись лишь 7 тысяч, а артиллерия шведов осталась без пороха, бомб и ядер.
Тем временем попытка 13-тысячного корпуса генерала Любекера овладеть устьем Невы и
Петербургом закончилась полным провалом: гарнизон адмирала Ф.М.Апраксина заставил
противника ретироваться с большими потерями.
Драбант Карла XII. Корпус
лейб-драбантов набирался из
опытных искушенных в боях
дворян. Доступ иным сословиям
в эти привилегированные войска
был
ограничен.
Прекрасные
фехтовальщики
и
мастера
рукопашной, драбанты могли
побеждать практически любого,
даже численно превосходящего
противника.
Несмотря на неоднократные предупреждения о возможной измене, Петр продолжает до
последнего момента полностью доверять Мазепе, памятуя о его победах над турками и татарами в
1695 — 1696 годах. 24 октября гетман переходит на сторону неприятеля, принеся королю Карлу
крестное целование от имени украинского народа и казацкой старшины. В третий раз, после Нарвы и
гродненских событий 1705 года, над российской армией нависла серьезнейшая опасность.
Реакция петровского штаба оказалась молниеносной. К ставке Мазепы — городу Батурину,
заполненному приготовленными для каролинцев боеприпасами и провиантом — устремился
корволант А.Д.Меншикова. «Светлейший» сумел опередить противника; в декабре Мазепа и шведы
увидели на месте богатой загородной резиденции дымящиеся развалины. Их попытка овладеть
Стародубом и Новгородом-Северским не удалась — гарнизоны, сохранившие верность Петру,
закрыли ворота. На стороне бывшего гетмана (в начале 1709-го Верховная Рада избрала нового главу
— Скоропадского) остались лишь около 3 тысяч казаков. В целом население Украины
сопротивлялось оккупации, что показала героическая оборона крепости Веприк зимой 1708/09 года.
1 мая 1709 года король Швеции отклонил очередную мирную инициативу царя. Он требовал
полной капитуляции в Москве и выплаты контрибуции. Через 4 дня выяснилось, что Карл двинулся к
Полтаве. Безуспешная осада, перемежавшаяся такими же бесплодными штурмами, в общем-то слабо
укрепленной крепости с малочисленным гарнизоном (комендант — полковник А.С.Келин)
продолжалась почти 2 месяца. 20 июня к берегам Ворсклы подошла русская армия.
Борис Петрович Шереметев (1652 —
1719) — первый российский генералфельдмаршал, граф, кавалер ордена
Андрея Первозванного № 2. На военной
службе с 1681 года. Под его руководством
русско-украинские
войска
овладели
несколькими
сильными
турецкими
крепостями в низовьях Днепра в период
Азовского похода 1695 года. Участвовал в
Парвском сражении 1700 года. Именно
Б.П.Шереметев одержал первые, самые
важные победы для России в Северной
войне,
—
под
Эрестфером
и
Гумельсгофом (1702 г.). В его послужном
списке — осада и взятие Дерпта (1704 г.),
подавление астраханского мятежа 1706
— 1707 годов, общее командование над
армией и ее пехотными подразделениями
в кампаниях 1701 — 1711 годов. В
Прутском походе Борис Петрович
руководил
действиями
пехоты.
С
1718года — в отставке. Сименем
Шереметева связана особая, только ему
присущая
тактика,
отличавшаяся
высокой надежностью. Фельдмаршал
никогда
не
рисковал,
действовал
неторопливо, но Петр всегда мог быть
уверен, что Шереметев не подставит
под удар вверенные ему войска, не
двинется в поход, пока не убедится, что
к мундиру последнего солдата пришита
последняя пуговица.
Полтавская битва, разыгравшаяся 27 июня 1709 года, стала решающим сражением Северной
войны. В историю русского военного искусства она вошла наравне с Ледовым побоищем, сражением
на Куликовом поле, Бородинским боем. Потеряв более 8 тысяч убитыми и ранеными, весь штаб во
главе с первым министром королевства графом Пипером и генералами Реншилдом, Левенгауптом и
Розеном, шведы бежали к Днепру, где раненный в ногу накануне схватки Карл вместе с Мазепой
надеялись перейти на турецкую территорию. При переправе, близ селения Переволочна, кавалерия
Меншикова окружила остатки королевского войска. 30 июня некогда великая армия, внушавшая
трепет всей Европе, перестала существовать. Лишь ее венценосный командующий и гетманпредатель достигли Бендер.
Петр торопился использовать результаты победы. В сентябре того же года в Торуне был
возобновлен союз с Августом II, датским королем, также начались переговоры с властителем
Пруссии Фридрихом I. Зимой 1710-го русские войска взяли Эльбинг, в июне пал Выборг, а вслед за
ним — Рига, осажденная Шереметевым еще осенью 1709-го. Затем капитулировали Пернов, Ревель,
Динамюнде и Кексгольм. Однако самый конец победоносного года оказался омрачен. Русский посол
в Стамбуле П.А. Толстой сообщил, что Порта разорвала мир с Россией. Началась война на два
фронта.
Русские драгуны после победы
при Эрестфере.
Неудача Прутского похода 1711 года не отразилась на общем ходе Северной войны. Россия с
Турцией лишь возвращались к границам 1695 года. Преодолевая непростую дипломатическую
ситуацию в Европе (шведы попытались сколотить англо-голландско-германское соглашение,
препятствующее продвижению русской армии в Померанию), Петр стремился облегчить положение
своих союзников. Весной 1712 года армия Меншикова овладела Штеттином и вступила в
северогерманское герцогство Голштинию. Разгром там шведского генерала Стенбока ликвидировал
угрозу датским рубежам. Несмотря на возвращение на родину Карла XII, шведы терпели поражение
за поражением. В том же году они потеряли крепости Фридрихштадт в Курляндии, Штральзунд в
Померании, а также укрепления острова Рюген. В кампании 1713 — 1714 годов войсками
М.М.Голицына была завоевана южная Финляндия. 26 — 27 июля 1714-го состоялась морская
Гангутская баталия, сравниваемая самим Петром с Полтавской победой. Тогда же генерал Головин
пересек Ботнический залив и высадил десант в Улеаборге. Боевые действия были перенесены на
территорию современной Швеции.
И тем не менее война продолжалась с разной степенью интенсивности еще 6 лет. Это были годы
дипломатической схватки, в которой успех сопутствовал вначале России. Чередой выгодных
династических браков, личными встречами с королями, послами, министрами Петр пытался добиться
изоляции шведского короля. К лету 1716 года корпус Репнина вытеснил каролинцев из их германских
владений, в Померании, Голштинии, Дании положение контролировали дивизии Меншикова.
Объединенный русско-англо-датско-голландский флот провел военную демонстрацию в Южной
Балтике.
Попытка мирных переговоров с Карлом в 1718 году сорвалась из-за гибели последнего при осаде
норвежской крепости. Новая королева Ульрика-Элеонора — сестра убитого — решила продолжать
войну. Основанием для этого стала прошведская позиция Лондона, направившего эскадру адмирала
Норриса в Балтийское море. Наконец, в 1719-м казачьи отряды — авангард русского десантного
корпуса — появились в предместьях Стокгольма, а 27 июля 1720-го у острова Гренгама эскадра
М.М.Голицына разгромила отряд шведских кораблей адмирала Шеблада. Дипломатическая
активность России с целью завершения войны дошла до того, что Петр выдал замуж дочь Анну за
одного из претендентов на шведский престол герцога Карла-Фридриха Гол-штинского, а также
вступил в переговоры с Испанией о свержении поддерживающего Стокгольм короля Англии Георга и
восстановлении шотландской династии Стюартов.
Низведенная до уровня третьестепенной державы Швеция вынуждена была начать поиски мира.
30 августа 1721 года в финском городе Ништадте русские послы Яков Брюс и Андрей Остерман
заключили мир, по которому к России отходили Ингрия с Петербургом, Карелия, Эстляндия,
Лифляндия, часть Финляндии, а Курляндия попадала в вассальную зависимость от царя. Северная
война, начавшаяся Нарвским побоищем и продолжавшаяся более 20 лет, закончилась победой.
ГЛАВА 5
Основные сражения
а) НАРВСКАЯ КОНФУЗИЯ
9 августа 1700 года, на другой день после получения извещения о заключенном с турками
Константинопольском мире, русские полки выступили в поход к северо-западным рубежам. 10 тысяч
телег, нагруженных провиантом, боеприпасами, снаряжением, замедляли движение армии. И только
23 сентября ее 10-тысячный передовой отряд достиг Нарвы. Началась осада крепости. Петр и его
генералы (официально командование принял наемник — австрийский военачальник — герцог фон
Круи) еще не знали, что союзник России — датский король Фридерик IV уже капитулировал после
внезапного нападения эскадры Карла XII на Копенгаген. Таким образом единственная держава
коалиции, располагавшая сильным военно-морским флотом, вышла из игры. 15-тысячный шведский
корпус, возглавляемый самим королем, без препятствий высадился на территории современной
Северной Эстонии и не мешкая двинулся на выручку гарнизона Нарвы.
Бомбардировка русскими хорошо укрепленных стен и башен крепости длилась ровно две недели
(с 20 октября до 4 ноября). К тому времени запасы пороха и ядер закончились, а численность все
прибывающих войск достигла 35 тысяч. В условиях подступающей зимы, когда обострились
проблемы фуража и продовольствия, шансы на успешное завершение осады становились все более
призрачными. А между тем 10 тысяч воинов Карла в стычке у Везенберга сумели отбросить
дворянское ополчение Б.П.Шереметева, прикрывавшее дорогу на Ревель, и 18 ноября скрытно
подойти к русскому лагерю...
Сражение произошло на следующий день. Накануне Петр покинул расположение своей армии,
выехав навстречу дивизии А.И.Репнина, еще только сосредоточивавшейся близ Новгорода.
Стремительной атакой шведы в ряде мест прорвали тонкую и растянутую линию русских позиций.
Паника среди плохо обученных солдат и переход наемников со всей артиллерией на сторону
неприятеля усугубили ситуацию. Мост через реку Нарову рухнул в момент отступления по нему
дивизии Ф.А.Голо-вина. Поместная конница Шереметева понесла большие потери, переправляясь
вплавь. Стойкое сопротивление оказали лишь два гвардейских полка — Преображенский и
Семеновский и один армейский — Лефортовский. Условия капитуляции, подписанные ночью 20
ноября частью русского генералитета (ФАГоловин, Н.Ю.Трубецкой, грузинский царевич Александр),
были грубо нарушены торжествовавшими победителями: лишь гвардейцы беспрепятственно с
распущенными знаменами и барабанным боем перешли на свою территорию. Остальные войска, а
также весь высший и средний командный состав попали в плен.
Итоги Нарвского сражения были для Петра поистине катастрофичными. Потери убитыми,
умершими и утонувшими составили 6 тысяч человек, войско лишилось 135 стволов артиллерии и
почти всего командного состава. По существу, армию предстояло создавать заново. Но до первых
побед над шведами под Эрестфе-ром и Гумельсгофом оставалось всего 2 года.
Вооружение и амуниция русской регулярной армии. Цифрами обозначены:
1 — треуголка с обручем-каскетом.
2 — фузелерная сума с перевязью и патронами.
3 — офицерский протазан.
4 — сержантская алебарда.
5 — фузея с багинетом 1701 г.
6 — фузея со штыком 1709 г.
7 — фузея с погонным ремнем 1723 г.
8 — кавалерийский пистолет с колесцовым замком.
9 — офицерская шпага.
10 — драгунский палаш.
11 — солдатская шпага.
12 — граната (гренада).
13 — драгунская мортирица.
14 — пистолет с кремневым замком.
15 — драгунская ольстра.
16 — драгунская патронная лядунка.
«...в роту бомбардиров, уже
существующую
при
Преображенском полку, перевели
и Сергея Бухвостова. Именно он
считался первым российским
солдатом. Петр потом отдал
приказ скульптору Растрелли
отлить фигуру Бухвостова в
бронзе, как первого солдатафузелера.
Бухвостов, участник многих сражений Северной войны, в 1706 году получил офицерский чин
подпоручика, а окончил свои дни майором артиллерии в Санкт-Петербургском гарнизоне»
(А.Бегунова. «Путь через века»). «Нагнали полуроту солдат, ...к ногам у всех привязаны пучки
сена и соломы. Сержант: Смир-рна! Лева нога — сено, права нога — солома. Помни науку...
Шагом, — сено — солома, сено — солома...»
(А.Толстой. «Петр Первый»).
б) «МЕНЬШИМ ЧИСЛОМ БУДУЧИ ПЕРЕД НЕПРИЯТЕЛЕМ...»
Сражение, названное впоследствии «матерью полтавской баталии», произошло 28 сентября 1708
года. Армия Карла II, двигавшаяся к российской границе без обозов и припасов, не стала дожидаться
16-тысячного отряда генерала А.Левенгаупта, вышедшего из Риги со всем необходимым. С целью
воспрепятствовать их встрече Петр разделил свое войско: большая часть под командованием
Б.П.Шереметева следовала параллельно движению шведского короля, а специально сформированный
летучий корволант (подвижное конно-пешее формирование численностью около 15 тысяч бойцов
под началом самого государя) устремился навстречу Левенгаупту и настиг его, несмотря на серию
обманных маневров последнего.
Вначале русским удалось потеснить неприятеля, и тот вынужден был отойти за укрепления
вагенбурга — плотно составленных повозок. После двухчасовой передышки сражение
возобновилось. Решающий удар по шведам нанесли драгунские подразделения генерала Боура,
прорвавшие их «оборонительный пояс». Спасшийся бегством Левенгаупт потерял половину личного
состава и весь обоз, доставшийся Петру в качестве трофея.
В крупных воинских соединениях
действовала полевая курьерская служба.
В ее состав входили: почтмейстер, два
писаря и несколько курьеров. Первый
(справа) ведал приемом и отпуском
корреспонденции, писаря (один из них —
в центре) исполняли свои прямые
обязанности и регистрировали почту.
Курьерами (слева) назначались надежные
и выносливые солдаты, которым
приходилось по целым дням, в любую
погоду скакать верхом, а порою и
вступать в поединки с прорвавшимся на
наши
коммуникации
противником.
Нередко
пакеты
с
донесениями
доставлялись залитыми кровью курьера.
По личному указанию государя военным
почтарям выдавались самые резвые и
сильные лошади, вооружение курьера
состояло
из
пары
драгунских
пистолетов и шпаги.
По существу, после битвы при Лесной чаша весов в ходе войны начала клониться в сторону
России и ее союзников. Оставшаяся в глубине чужой территории без крепких тылов, армия Карла
попала в невыгодное стратегическое положение.
В «Гистории Свейской войны» приводятся слова Петра I, определяющие место этого сражения в
ходе двадцатилетних боевых действий: «Сия у нас победа может первой называться, понеже над
регулярным войском никогда такой не бывало, к тому же еще гораздо меньшим числом будучи перед
неприятелем, и поистине оная виной всех благополучных последований России, понеже тут первая
проба солдатская была, и людей конечно одобрил, и мать Полтавской баталии как ободрением людей,
так и временем, ибо по девятимесячном времени оное младенца щастия произнесла, егда
совершенного ради любопытства кто желает исчислить от 28 сентября 1708 до 27 июня 1709 года».
в) «ШВЕДЫ, СТОЙТЕ! ШВЕДЫ, ОСТАНОВИТЕСЬ!»
Переломное сражение всей войны произошло 27 июня 1709 года. Армии Карла XII (30 тысяч
человек с 39 пушками) противостояли полки Петра I (около 40 тысяч воинов при 102 орудиях).
Впервые на поле боя применялись земляные укрепления — редуты, вырытые русскими перед
ожидаемым фронтом атаки неприятеля. Атаки шведов захлебнулись под интенсивной стрельбой с
редутов. Успех российских войск был предопределен уже в прологе битвы, когда энергичными
действиями кавалерии Меншикову удалось опрокинуть вражескую конницу. Но после получения
приказа об отходе «светлейший» отвел своих драгун к опушке леса. Рванувшиеся вперед шведы
попали под перекрестный огонь артиллерии, и часть из них (под командованием генералов Розена и
Шлиппенбаха) была пленена.
Во второй фазе боя каролинцам удалось прорваться через линию укреплений и выйти к Будищинскому лесу, где размещался русский лагерь. Главный удар командующий армией (в отсутствие
раненого Карла) генерал Реншилд нанес по малообученным солдатам Новгородского полка. Удержав
линию, воины Петра перешли в наступление. Оно оказалось столь мощным и стремительным, что
шведская армия дрогнула. Беспорядочное отступление превратилось в бегство. Победителям
достались полностью обозы и артиллерия, удалось захватить практически весь штао короля.
г) «ГДЕ СТОЛЬКО ТРУДА И УБЫТКОВ ПОЛОЖЕНО»
Военные действия развернулись летом 1711 года в бассейне рек Прут, Днестр и Серет. По
договору с молдавским господарем Кантемиром и валашским господарем Бранкованом Петр, отвечая
на вызов Оттоманской Порты, обязался ввести войска на территории этих княжеств и восстановить
их самостоятельность. В тяжелый, плохо подготовленный поход выступила 40-тысячная русская
армия под командованием самого царя и фельдмаршала Б.П.Шереметева. Медленное продвижение
войск, вызванное нехваткой провианта, бескормицей для конницы, нарушило первоначальные планы.
Измена Бранкована, не допустившего соединения армии Петра с сербскими отрядами и передавшего
магазины туркам, поставила наше командование в трудное положение. 8 июля 200-тысячная армия
визиря окружила русский лагерь. Двое суток в условиях сильного зноя и отсутствия воды шли
кровопролитные неравные бои. Шквальным огнем артиллерии удалось остановить первый напор
османов. Но положение войск Петра к 10 июля стало катастрофическим. В ставку визиря отправился
вице-канцлер П.П.Шафиров с наказом государя заключить мир любой ценой. День 11 июля прошел в
напряженном ожидании, с обеих сторон не было сделано ни одного выстрела. К вечеру ситуация
разрядилась. Ша-фиров сообщил, что ценой незначительных территориальных уступок (передача
крепости Азов, срытие валов Таганрога) и уничтожением Азовской флотилии (к тому времени
устаревшей) перемирие подписано. Лояльность турок историки объясняют их большими потерями от
пушечного огня в бою 10 июля, дипломатическим искусством вице-канцлера, подкупившего
неприятельского командующего, а также внезапным появлением в тылу янычар русского корпуса
генерала Ренна, направленного с рейдом к Дунаю. Подводя итоги похода, Петр писал: «Сие дело...
хотя и не без печали, что лишитца тех мест, где столько труда и убытков положено...» Атмосферу
разочарования итогами кампании 1711 года ярко выразил очевидец событий Феофан Прокопович в
своих стихах:
За Могилою Рябою над рекою Прутовою было войско в страшном бою. В день недельный
ополудны стал нам час велми трудный, пришел турчин многолюдный. Пошли на встречь казацкие,
пошли полки волосские, пошли загоны донские.
Гвардейские и пехотные полки.
Слева направо: обер-офицер Семеновского полка (1705 г.), гренадер Преображенского полка
(1712 г.), пехотный штаб-офицер, фузелер пехотного полка, фузелер в карпусе, епанче, суконных
рукавицах и крагах (зимняя форма), обер-офицер пехотного полка, пикинер-унтер-офицер,
армейский гренадер, гренадер Преображенского полка (1709 г.).
Никита (Аникита) Иванович Репнин
(1668
—
1726),
князь,
генералфельдмаршал, один из виднейших
сподвижников Петра I. В Северной
войне участвовал с первого ее дня, но
активную роль играл только с 1704 года,
после выдвижения русского корпуса в
пределы Речи Посполитой. Вместе с
А.Д.Меншиковым вывел армию из
гродненского «котла» в 1706 году. После
неудачного Головчинского боя был
разжалован в рядовые, но геройским
поведением в битве при Лесной (Г708 г.)
возвратил
все
прежние
регалии.
Сражался при Полтаве, командовал
отрядами
российской
армии
в
европейских походах 1711 — 1724 годов.
С 1724 года — президент Военной
коллегии.
д) ПЕРСИДСКИЙ ПОХОД
Занятый «прорубанием окна в Европу», Петр не оставлял попыток наладить торговоэкономические отношения с Индией, арабскими странами, народами Кавказа. Осуществлению этих
планов мешала агрессивная политика Персии. О помощи по избавлению от жестокого ига
тегеранских правителей давно уже просили грузинский царь Вахтанг и глава армянской церкви.
Поводом к войне стало нападение подданных шаха на русских купцов в Шемахе. Армия,
составленная из 22 тысяч пехотинцев, 9 тысяч драгун, 40 тысяч казаков и калмыков и управляемая
лично императором, двинулась в поход из Астрахани 18 июля 1722 года. Вдоль побережья ее
сопровождали корабли Каспийской флотилии. Продвижение войск затрудняли жара и бескормица.
В августе пали важнейшие крепости персов Тарки и Дербент. Далее войско повел генерал М
АМатюшкин. Союзные грузинские и армянские отряды потерпели поражение и отступили в горы, но
русская армия продолжала путь на юг. Части генерала Шилова взяли Гилян и Решт, а Матюшкин
овладел Баку. В сентябре 1723 года шах пошел на мировую. Персия уступила России западное и
южное побережья Каспия с важными городами Дербент, Баку, Ленкорань и Астрабад. В дальнейшем,
когда возникла необходимость в союзнических услугах персов против Турции, занятые территории
были возвращены Тегерану.
Отражение неприятельской атаки. Слева направо — фузелер Преображенского полка,
пикинер, фузелер армейского полка, конногвардеец с кавалерийским мушкетоном. Ао нас дошло
описание трех способов ружейного огня по атакующему противнику: залпами из развернутого
строя, взводами и «нидерфален». При стрельбе «нидерфален» из 6 шеренг первые 5 опускались на
колени, а последняя поражала врага. Затем вставали и поочередно стреляли 5-я, 4-я и т.д.
Взводы вели огонь последовательно, а развернутый строй образовывался при перестроении из 6
шеренг в 3. Огонь в последнем случае открывали одновременно.
ГЛАВА 6
«Пехота — фрунт на фрунт»
Одной из первых реформ, проведенных Петром, стала реформа по переобмундированию и
перевооружению армии. Под стенами Азова и Нарвы большая часть русских войск еще облачалась в
кафтаны стрелецкого типа, но уже с укороченными полами и, в общем-то, вполне удобными. Но
после нарвского «конфуза» государь начал решительнее европеизировать свою армию.
Антишведский союз Петра и Августа II Саксонского во многом повлиял на первые воинские
формирования России. По характеру обмундирования русские воины немало ценного
позаимствовали у «немцев». Но все же образцом для армейских частей явились гвардейцы
Преображенского и Семеновского полков, образовавшихся в 1693 году из потешных подразделений
юного царя. Петровский рядовой пехотинец-фузелер был одет в суконный кафтан, обычно темнозеленого цвета общеевропейского покроя с красными рукавными обшлагами с 4 большими медными
пуговицами на каждом. На дюжину таких же пуговиц застегивался и сам кафтан, а к левому плечу
крепился узкий алый погон, придерживающий перевязь патронной сумы. Под кафтаном носился
камзол-веста с рукавами или без рукавов, застегивающийся на пуговицы размером поменьше, а под
ним — белая рубаха. Штаны шились из сукна (в кавалерии — из лосиной кожи), длиной до колен, с
теми же камзольными пуговицами. Мундир дополняли чулки с большими тупоносыми башмаками,
снабженными пряжками. В походы и караулы фузелер надевал сапоги с высокими голенищами, а в
непогоду и стужу еще и плащ-епанчу из толстого сукна с двойным воротником.
Его амуниция состояла из патронной сумы на толстой кожаной перевязи с пряжкой на спине,
холстинной или кожаной сумки-ранца и кожаной же портупеи с лопастями, в петли которых
вставлялась шпага или багинет (байонет) — широкий и длинный штык-нож.
Громоздкая кремневая фузея, которой вооружались солдаты, заряжалась со ствола патроном в
бумажном картузе-обертке. Внутри ее находились пуля и порох. Вначале картуз с пулей скусывался
зубами, а порох вместе с остатками патрона закладывался в ствол. Затем очередь шла за пулей с
остатками другой половины картуза, и весь заряд плотно забивался шомполом. Вся процедура
занимала массу времени, и обычно в бою после первого залпа в ход шло холодное оружие.
Все гвардейские и армейские части Петра по общему виду соответствовали друг другу за
исключением ряда деталей. Так, преобра-женцы носили, как правило, красно-зеленые кафтаны, а
семеновцы — красно-синие, но в отношении армейских полков регламентации не было. Сукно
привозилось из-за границы, и единообразные цветовые соотношения мундиров подобрать было
сложно.
Дополнением к мундиру петровских солдат и офицеров служил галстук-бант белого (у
командного состава), черного, красного или зеленого (у рядовых) цвета. Завязывался он вокруг шеи, а
концы опускались на грудь.
Перейдем к офицерскому составу армии Петра. Он был весьма разнородным. Именитые бояре,
князья, дворяне соседствовали в походах с иностранными наемниками, выходцами из городских
низов, и даже с крестьянами — бывшими солдатами, заслужившими в сражениях офицерский чин.
Естественно, что их материальное положение существенно разнилось. Одни могли себе шить
униформу из дорогих тканей, украшать амуницию и конскую сбрую позолоченной мишурой. Другие
же (они составляли большинство) существовали только на жалованье и пользовались исключительно
казенным имуществом. Поэтому допускалось широкое варьирование в обмундировании и
экипировке.
Унтеры отличались от рядовых золотым галуном на обшлагах кафтана и треуголке. Обер-офицеры
— прапорщик, подпоручик, поручик, капитан-поручик и капитан — имели отличия в виде такого же
золотого галуна, но идущего по борту кафтана и камзола, по клапанам карманов и обшлагов, краг
перчаток. На треуголке крепился красно-белый плюмаж из перьев или шерстяных нитей. Нагрудный
знак — горжет висел на шее и представлял собой бляху в виде полумесяца с изображением царской
короны и креста ордена Андрея Первозванного. У гвардейцев также еще присутствовали надписи
«1700» и «19» в обрамлении пальмовых ветвей. Они были пожалованы за стойкость в сражении со
шведами под Нарвой 19 ноября 1700 года.
В парадном строю гвардейские и армейские командиры носили тяжелые плетенные из шелковых
нитей трехцветные (по раскраске Российского государственного флага) шарфы с кистями. У оберофицера кисти были серебряными, а у штаб-офицеров — майоров, подполковников и полковников —
золотые.
Первоначально пехотный полк в русской армии состоял из 10 фузелерных рот. После 1704 года
число рот уменьшили до 9 (8 фузелерных и 1 гренадерская). По регламентации 1711 года в пехотном
полку было уже 4 фузелерных батальона по 4 роты в каждом, а также несколько (от 1 до 3)
отдельных гренадерских рот. По
Уставу 1716 года фузелерная рота включала в себя 4 взвода — 4 офицеров, 10 унтеров, 144
рядовых, 2 барабанщиков, лекаря и писаря.
Успешному обучению воинов препятствовали как минимум два обстоятельства. Во-первых,
практически поголовная неграмотность рекрутов — крестьянских парней, не отличавших левую и
правую стороны, и, во-вторых, низкие моральные и интеллектуальные качества иноземцев-офицеров,
набираемых зачастую случайно.
Проблему подготовки командных кадров решили довольно оригинально: боевым гвардейским
полкам дали преимущество в два чина. И при переводе из гвардии в армию поручик автоматически
становился майором. Это позволяло ему не чувствовать себя ущемленным, зато армейский полк
приобретал опытного боевого офицера.
Обучение же рядовых пехотинцев начиналось со строевой подготовки — без нее управлять
передвижением, перестроением и огнем ряда или шеренги было невозможно. По мнению историка
Аллы Бегуновой, вначале солдата учили индивидуальным приемам — поворотам по команде,
маршированию, строевой стойке, и наконец, ружейным приемам. Только после надежного их
усвоения переходили к групповым занятиям. Сначала в составе «капральства» (отделения); затем
«плутонга» (взвода) и далее — роты и батальона. Следующим шагом являлась стрельба. По законам
линейной тактики эффективная стрельба велась из так называемых вздвоенных шеренг, когда строй
перед боем уплотнялся в два ряда и все подразделение могло вести огонь по неприятелю. В 1700 —
1704 годах шеренг на марше было 6, при вздваивании — 3. Затем их число довели соответственно до
8 и 4. Командой служила фраза командира: «С половины рядов направо (налево) вперед шеренги
вздвой!» Вздваивали также и ряды (по команде «Через ряд направо ряды вздвой!»). Это позволяло
увеличить мобильность, ведь двигаться по пересеченной местности легче по 4, чем по 8.
М.М.Голицын в сражении при Лесной. Князь Михаил Михайлович Голицын (1675 — 1730; не
путать с его полным тезкой — генерал-адмиралом и победителем шведов в морском бою под
Гренгамом в 1720 г.) — один из потешных Петра, прошедших вместе с ним все ступени
служебной лестницы. В ходе Азовских походов и Северной войны неоднократно отличался в
сражениях. При Лесной и Полтаве командовал Семеновским полком. Начавшееся после смерти
императора восхождение Голицына к вершинам власти — а он стал в 1728 году президентом
Военной коллегии и членом Верховного тайного совета — было прервано с воцарением Анны
Иоанновны и закончилось опалой и ссылкой. Из ответа князя Петру I перед Полтавской
баталией: «Ваше царское величество изволил труд наш и верность и храбрость добрых солдат
видеть... ныне войско, и мы, рабы твои, те ж уповаем таков же иметь подвиг».
Рекрут-новобранец.
Цифрами
обозначены:
1. Карпу с (картуз) с обручем-каскетом.
2. Шапка старого стрелецкого типа.
3. Сермяжный рекрутский кафтан.
Тонкое мундирное сукно в России в ту пору
не делали. Для нужд армии его закупали в
Англии и Голландии. Поэтому на долю
новобранцев доставалось обмундирование
из грубого недорогого материала.
4. Багинет — предтеча штыка. Перед
рукопашной вставлялся в ствол фузеи;
далее ею орудовали как пикой. Багинет (его
длина составляла около 60 см) оказался
неудобен — нередко выпадал из ружья во
время боя — поэтому и постепенно был
вытеснен трехгранным прикрепляемым к
стволу штыком. 5. Кожаный шведского
типа ранец с флягой-бутылью, оплетенной
лозою.
6. Сума-ранец из рогожки или кожи.
ГЛАВА 7
«Драгуны, в палаши! Ура!»
Нарвский разгром 1700 года явственно высветил недостатки, присущие поместной дворянской
кавалерии, — низкую боевую подготовку, неукомплектованность, пренебрежение дисциплиной. Петр
прекрасно понимал, что без современной мобильной и хорошо вооруженной конницы одолеть
шведов будет невозможно. И на протяжении 1701 года, беря за пример опять же союзную
саксонскую армию, в России создали 12 драгунских полков, помимо двух уже имевшихся (их
сформировали зимой 1699 года под началом опытных немецких офицеров Гулица и Шне-венца).
То, что выбор пал именно на драгунские подразделения, конечно же, не случайно. К началу XVIII
столетия «конные пехотинцы», как называли их современники за умение сражаться верхом и в пешем
строю, достигли своего расцвета. Вначале (в соответствии с давней традицией) новые полки
именовали по фамилиям командиров. И лишь в 1708 году название части стало обозначать место ее
комплектования. Итак, перечислим «великолепную дюжину»: Московский (бывшХулица), Киевский
(бывш.Шневенца), Новгородский (бывш.Мещерского), Троицкий (бывш.Кропо-това), Астраханский
(бывш. Львова), Сибирский (бывш.Мулина), Смоленский (бывш. Астафьева), Псковский
(бывш.Новикова), Санкт-Петербургский (бывш.Полуектова), Черниговский (бывш.Дюмона), Вятский
(бывш.Зыбина), Нижегородский (бывш.Мо-релия).
Очередность приемов при ведении огневого боя (описание по номерам):
По команде «Мушкет к заряду!» воины ставили курок ружья на предохранитель. По приказу
«Открой полку!» правой рукой откидывали огниво вперед, после слов «Сыпь порох на полку!» и
«Закрой полку!» насыпали порох на открытую полку (6) и возвращали огниво на место (7). Далее
приклад опускали на землю и при команде «Вынимай патрон!» (1) быстро, и не глядя в суму,
доставали бумажный патрон (2 и 3). За промедление, связанное с перебиранием патронов или их
падением на землю, могли и выпороть. «Скуси патрон!» (4) — солдат зубами отрывал бумагу,
при этом должен был почувствовать вкус пороха (5). «Клади в дуло!» — в ствол насыпался
порох (8), закладывались пуля (9) и остатки бумаги (пыж) (10). После приказов «Вынимай
шомпол!» и «Набивай мушкет!» толчком шомпола в канал ствола пулю досылали до казенника
(11). Затем следовали команды «Подыми мушкет!», «Мушкет перед себя!» и «Мушкет на
караул!». После слов «Взводи курки!» предохранитель ставили в боевое положение (12).
«Прикладывайся!» — пехотинцы, чуть склоняя фузею дулом вниз, вдавливали приклад в плечо.
«Пали!» (13) — и поле боя окутывалось клубами дыма и оглашалось истошными криками
раненых врагов.
Обычно полк состоял из 5 эскадронов, в каждый из которых входило по 2 роты. В последней
числилось 92 рядовых солдата, 8 унтеров (4 капрала, каптенармус, фурьер — носитель ротного
значка, вахмистр и подпрапорщик — старшина), 3 офицера. Итого в укомплектованном полку
находилось 1328 военнослужащих, а также 1300 лошадей (1000 строевых и 300 упряжных).
Социальный состав оказался довольно пестрым. Много (в том числе — среди рядовых) было дворян
— сказывалась унаследованная от дедов традиция престижности службы в кавалерии. Брали также
вольных и «охочих» парней и мужиков от 25 до 40 лет, не чурались и даточных, которых забирали в
армию пожизненно. Немало бывших поселенных и кормовых (то есть служивших за жалованье —
«корм») драгун перешли в новые полки и освоили новые навыки. Для «улучшения породы лошадей»
царь распорядился создать новые конные заводы — в Казанской, Азовской и Киевской губерниях. В
северные области перевезли несколько эстляндских тяжеловозов-клепперов — для разведения
местных пород для транспортировки орудий, обоза и т.п.
Через 11 лет командование утвердило новое штатное расписание армии. Регулярная кавалерия
состояла теперь из 30 драгунских полков (в каждом по 10 рот), 3 конногренадер-ских полков (о них
речь пойдет ниже) и 3 неполных гарнизонных полков. Поскольку вышедший в 1716 году «Устав
Воинский» регламентировал боевые действия в пешем строю, то драгуны пользовались им
ограниченно. В конных схватках руководствовались «Кратким описанием с нужнейшими
объяснениями при обучении конного драгунского строя, какой при том поступати и в смотрении
имети господам высшим офицерам и прочим начальникам и урядникам обучати устройствам, как
последует». Однако сей документ определял еще и обязанности и место каждого в строю. Полком
руководили 4 старших (обер) офицера — командир в чине полковника, заместитель — подполковник,
ответственный за строевую подготовку премьер-майор и заместитель последнего секунд-майор.
Существовал также малый (унтер) штаб. В него входили квартирмейстер, аудитор (судебный
производитель), лекаря, коновал-ветеринар, священник и палач-профос. Командир роты (обычно в
капитанском чине) при построении занимал место посередине и перед первой шеренгой; его
заместитель — капитан-поручик — на правом или левом фланге. Два других офицера — подпоручик
и прапорщик-знаменосец (от старославянского «прапор», то есть «знамя») тоже располагались на том
или другом фланге первой шеренги. Шеренг, как правило, было три (по 30 бойцов), и солдаты
равнялись в затылок друг другу.
Слева: драгуны армии Петра: сержант драгунского полка, обер-офицер шквадрона
Меншикова.
Справа: князь Александр Данилович Меншиков (1673 — 1729) — одна из самых ярких фигур
периода Северной войны. Любимец Петра «с младых ногтей», он пользовался неограниченным
доверием государя в течение 15 лет боевых действий. Лишь на заключительном этапе в связи со
вскрытием финансовых злоупотреблений «светлейшего» его отстраняют от командования.
Меншиков участвовал практически во всех операциях: от Азовских походов и на-рвской
конфузии до побед под Калишем (где он руководил дивизией), Лесной и Батурином. Выдающуюся
роль сыграл командующий драгунскими кавалерийскими частями фельдмаршал Меншиков в
Полтавской баталии. С1718 по 1724 год занимал должность президента Военной коллегии.
После смерти императора Александр Данилович достиг вершин власти. Вновь глава военного
ведомства, генералиссимус (1727г.), он фактически управлял страной в царствование
Екатерины I и лишился власти после воцарения Петра II при непосредственном участии своих
давних недругов — Долгоруковых и Голицыных.
Петровские драгуны мало отличались от фузелеров-пехотинцев, но были обуты в высокие сапогиботфорты с клапанами и шпорами, а в портупеях у них вместо коротких пехотных шпаг грозно
красовались длинные кавалерийские палаши. Вместо пехотной патронной сумы носилась небольшая
сумочка-лядунка на узкой перевязи, куда вмещалась дюжина патронов. Фузея цеплялась за крюк на
широкой перевязи — панталере, а ствол вставлялся в бушмат — специальный небольшой чехол,
крепившийся у седла. В кобурах-ольстрах, прикрепленных к передней части седла, находились
кавалерийские кремневые пистолеты. От дождя и влаги они прикрывались суконными мешками-
чушками и затягивались шнурком. Обычно у драгун имелись 1 — 2 пистолета. Поскольку оружия
(особенно на первом этапе войны) остро не хватало, у драгун нередко встречались «нештатные»
стрелецкие пищали, сабли, иностранные клинки с причудливыми витыми гардами и даже пехотные
протазаны и алебарды. Офицеры не носили ни нагрудных знаков, ни трехцветных шарфов. Для
большинства из них даже золотой галун являлся роскошью, и, как правило, им обшивались
треуголка, портупея, перевязь лядунки, краги перчаток. От желания и возможностей каждого шло
использование и других форм отличия: шляпный плюмаж, дорогое сукно мундира, богатая амуниция,
позолоченные шпоры и конская сбруя.
Офицерские знаки различия
1. Штаб-офицерский знак образца
1698 года.
2. Офицерские галуны на обшлагах
кафтана, портупее и крагах перчаток.
3. Обер-офицерский знак образца 1701
года, шарф в положении «через плечо».
4. Штаб-офицерские гвардейский
знак образца 1701 года, галуны по борту
кафтана, шарф в положении «на
поясе».
5. Офицерский нагрудный знак —
«горжет» — часто носился вместе с
шарфом. Для того чтобы «горжет» не
сбивался набок при движении, его
иногда надевали под кафтан. Фасон
кафтана так и назывался — «вырез под
горжет».
6,7. Фасоны карманных клапанов в
мундирах гвардейских офицеров.
8.
Вызолоченные
офицерские
пуговицы.
Своеобразным фронтовым шиком у драгунских офицеров было ношение трофейного нагрудного
знака — горжета со спиленными вензелями Карла XII. Подобное нарушение формы даже
приветствовалось командованием, так как свидетельствовало о личной доблести и отваге обладателя.
К1707 году относится попытка Петра сформировать первые в России части легкой регулярной
кавалерии. Наилучший образец — подразделения венгерских гусар — царь повидал во времена
поездки по Европе в 1697 — 1698 годах. Да и знакомство с легендарным князем Ракоци и его
воинами-куруцами не прошло для наших военачальников бесследно. Отряд в 300 сабель при 8
офицерах собрал русский офицер, серб по происхождению Апостол Кичич. В него входили в
основном жители придунай-ской местности — валахи, трансильванцы, венгры и сербы. В Прутском
походе легкая кавалерия ничем себя не проявила, зато все наблюдатели отметили низкую дисциплину
ку-руцей. Поэтому Петр решился на их расформирование, оставив лишь неполную роту сербских
гусар, служивших новому отечеству не за страх, а за совесть. С успехом заменяла в ряде случаев
будущих гусар и улан иррегулярная конница. На некоторых этапах Северной войны ее численность
достигала 120 тысяч. Лучше других организовали свое воинство украинские казаки, выставлявшие в
случае необходимости 10 полноценных и хорошо вооруженных полков. Практически во всех
кампаниях участвовали и донские, яицкие, волжские, терские и гребенские казаки. Кроме них, в
непривычных условиях с успехом сражались подразделения калмыков и башкир, нередко
наводивших на неприятеля ужас своими лихими беспощадными атаками.
ГЛАВА 8
Артиллерия — цвета дыма и пламени
Малолетнему Петру его отец Алексей Михайлович незадолго до смерти подарил миниатюрную
пушку калибром в 1/2 гривны (27 мм) и весом 9 кг, которая позже стала одной из любимых игрушек
царевича. В 1684 году эта пушка участвовала в «боях» за потешную земляную крепость Пресбург. В
составе Преображенского полка была сформирована бомбардирская рота, которая и стала
родоначальницей петровской полевой артиллерии. Сам Петр «служил» бомбардиром в этой роте.
Бомбардирская рота участвовала в обоих Азовских походах. В ходе второго из них, в 1696 году,
под Азов было доставлено 260 осадных и полковых орудий, не считая судовых пушек.
18 июня 1698 года четыре залпа из 25 пушек, которыми командовал полковник де Граге, обратили
в бегство четыре мятежных стрелецких полка у Воскресенского монастыря (вблизи Нового
Иерусалима).
Выехавший в начале 1698 года за границу Петр взял с собой 30 любимых бомбардиров, часть из
которых он оставил учиться.
Еще в 1694 году были приняты на русскую службу «цесарские артиллеристы» де Граге, Шмидт,
Урбан и Очтоя, а в 1698 году — де Кар-дес, Снит, Кингеби, Крейтер, Сюллинг, Гутарт, Бауман и др.
В большом количестве заказывались за границей и артиллерийские орудия. Так, например, в
январе 1698 года было заказано в Любеке 30 пушек, 12 гаубиц и 24 мортиры. Интересно, что самым
крупным поставщиком артиллерии была Швеция. Карл XII подарил Петру 300 пушек, которые
прибыли в Россию летом 1697 года. Среди них было 150 3-фунтовых (фн) пушек весом 25 — 28
пудов и 150 3,5-фн пушек весом 36 — 41 пуд. Через новгородского воеводу Апраксина был сделан
заказ на 280 чугунных пушек лучшему стокгольмскому литейщику Эренкрейцу, из которых не менее
100 были доставлены в 1699 году в Новгород.
Ряд изменений Петр произвел и в управлении артиллерией. 19 мая 1700 года Пушкарский приказ
был преобразован в Приказ артиллерии, во главе нового приказа был поставлен царевич
Имеретинский Александр Арчилович, который стал первым генерал-фельдцейхмейстером.
Осадная артиллерия русских на первом этапе Северной войны в основном состояла из старых
орудий. Так, крупнейшие осадные пушки (40-фн пищали) «Лев» и «Медведь» отлили еще в 1590 году
при царе Федоре Иоанновиче. Орудия были самых разнообразных систем и калибров. Пушки
(пищали) были в 40,29,24,20,18,17,15,10 фунтов и т.д., гаубицы 1-пудовые, мортиры 2- и 3-пудовые.
Тяжелые пищали были «штучного» изготовления и имели имена собственные: «Свиток» — 40 фн,
«Соропея» — 28 фн, «Барс» — 17 фн, было два «Соловья» в 20 и в 15 фн и т.д. Собранные к этим
орудиям 44 000 снарядов даже невозможно было подогнать под все эти калибры.
Полковая артиллерия в отличие же от осадной была вполне современной. Под Нарвой было 50 (по
другим сведениям — 64) полковых пушек калибра около 3 фн. Лафеты многих орудий были ветхими
и разрушались после 3 — 4 выстрелов «понеже все было старо и неисправно», писал Петр в своем
дневнике.
По шведским данным после Нарвского разгрома было захвачено 177 русских орудий, а по нашим
данным — 145. Удалось спасти только 14 орудий, бывших при Преображенском и Семеновском
полках. В плен попал и генерал-фельдцейхмейстер Александр Арчилович.
Однако вопреки мнению большинства историков Петр после Нарвы не остался без артиллерии.
Простой арифметический расчет показывает, что у него одних новых полевых шведских пушек
осталось не менее 350 против 50 полковых пушек, потерянных под Нарвой. Да и знаменитый
Петровский указ о снятии части колоколов в монастырях и городах в значительной мере был
следствием паники. С особым рвением стал снимать колокола думный дьяк Андрей Виниус, который
заведовал Сибирским приказом, а после Нарвы еще получил звание «Надзирателя артиллерии».
Виниус предложил Петру даже снять медную кровлю с царских дворцов, а их покрыть «добрым
луженым железом, будет кра-совито и прочно». За первую половину 1701 года в Москву навезли
около 90 000 пудов колокольной меди, а за весь 1701 год израсходовали всего 8000 пудов. Дело было
не только в нерадении — из колокольной меди лить пушки без добавок нельзя, а добавок-то и не
хватало (здесь, как и в документах того времени, пушки именуются медными, фактически же в
петровские времена пушки лились из артиллерийского металла: 100 частей меди и 12 частей олова).
Впрочем, и нерадения хватало. Виниус писал Петру «пущая остановка, Государь, от пьянства
мастеров, которых ни лаской, ни битьем от той страсти отучить невозможно».
Слева: Родион Христианович Боур (1667 — 1717) — шведский офицер, перешедший в 1700
году, в канун Нарвского сражения, на службу в русскую армию. В ходе боевых действий в Ингрии
и Прибалтике принял командование над драгунскими полками и в дальнейшем руководил
действиями «ездящей пехоты». В сражении при Лесной кавалерийским ударом решил исход боя
в пользу летучего отряда Петра. Под Полтавой командовал правым крылом русской армии.
Дослужился до звания генерала от кавалерии и вошел в историю как один из лучших конных
командиров своей поры.
Справа: драгун с примкнутым к фузее штыком в конном строю. Не случайно этих воинов
называли «ездящей пехотой». Всадники действовали штыком, как пикой или копьем, а после
спешивания им орудовали традиционным способом.
В 1704 году исполнение должности генерал -фельдцейхмейстера было возложено на генералмайора Я.В. Брюса, который и оставался в этой должности до конца царствования Петра I.
Позже, в связи с перемещением правительственных учреждений в Петербург, Приказ артиллерии
разделился на две части. Московская часть продолжала называться Артиллерийским Приказом и в
1720 году была переименована в Артиллерийскую канцелярию, а в 1722 году в Артиллерийскую
«кантору». Петербургская часть переименована была также в Артиллерийскую канцелярию,
преобразованную в 1722 году в Главную артиллерийскую канцелярию.
Одной из важнейших заслуг Брюса считают введение в 1707 году в российской армии
артиллерийской шкалы. Действительно, Брюс несколько изменил артиллерийскую шкалу Гартмана (в
1540 году нюрнбергский механик Георг Гартман предложил калибровую шкалу, при помощи которой
измерялась каждая часть пушки по ее отношению к диаметру дульного отверстия), слегка увеличив
масштаб. По шкале Брюса чугунное ядро диаметром два английских дюйма считалось 1-фунтовым, и
соответственно пушка — 1-фунтовой. Тут следует отметить, что шкала Брюса в царствование Петра
высочайше утверждена не была, мастера ее постоянно путали со шкалой Гартмана.
Петр систематически издавал указы, направленные на введение единообразия в артиллерии.
Например, в 1716 году Петр издал указ о размерах артиллерийских орудий, в частности, 30-фн
орудия должны были быть длиной в 18 клб, 24-фн - в 19 клб, 18-фн - в 20 клб, 12-фн - в 21 клб, 8-, 6и 4-фн - в 22 клб.
Драгунский
штандартоносец.
прапорщик-
17 января 1724 года Петр ввел «ГОСТ» на пушечный порох: 3 золотника (12,8 г) пороха должны
выбрасываться из пробной мортирки на расстояние не менее 73 футов (22,2 м).
Но, несмотря на все грозные указы Петра, стандартизации в русской артиллерии достигнуть так и
не удалось. Так, вес 24-фн медных пушек, отлитых в 1701 году, колебался от 111 до 233 пудов, то
есть в два с лишним раза, а 12-фн медных пушек — от 107 до 178 пудов. Диаметры дульных
отверстий орудий одного калибра в фунтах могли отличаться на несколько миллиметров.
Сухопутная артиллерия при Петре делилась на полковую, полевую, осадную и крепостную.
Полковая артиллерия числилась обычно в составе полевой, но находилась непосредственно в
полках. В полковой артиллерии состояли в основном легкие пушки калибра 3 — 4 фн, с длиной
ствола от 12 до 22 калибров. Лафет выполнялся из дерева, подъемным механизмом служил
деревянный, окованный железом клин. Диаметр лафетных колес около 4 футов (1,2 метра).
Для транспортировки орудия требовалось от 2 до 4 лошадей. Нормальный боекомплект 3-фн и 4фн пушек состоял из 120 ядер и 30 картечей. Боеприпасы легких пушек перевозили на двухколесном
зарядном ящике, а для гаубиц и мортир использовались бомбовые ящики — четырехколесные
длинные фуры со снарядными клетками и длинной двускатной крышей. Дальность горизонтальной
стрельбы для 3-фн пушек не превышала 100 саженей (213 метров). На некоторых 3-фн полковых
пушках крепилось к боевой оси по две б-фн мортирки для стрельбы картечью, иногда мортирка
крепилась к дульной части ствола. Каждый артиллерийский полк имел по 2 орудия, Семеновский —
6, а Преображенский — 8.
В 1723 году Петр собственноручно определил содержать всего в полках 80 3-фн медных пушек.
Ряд историков утверждает, что «Петр ввел конную артиллерию, которой еще не имела ни одна
армия Европы». На самом же деле прислуга полковых орудий действительно ездила верхом; мало
того, перед сражением у деревни Лесная на марше целые пехотные полки передвигались на лошадях.
Но посадить прислугу верхом и создать конную артиллерию — далеко не одно и то же. А в
петровское время даже в драгунских полках после окончания боевых действий артиллерийские
лошади изымались. Настоящая же конная артиллерия в русской армии была создана только в 1796
году.
Петровская кавалерия. В первом ряду, слева направо: ратник иррегулярной дворянской
конницы; гренадер (панталерный крюк на перевязи сумы); драгун в «весте» — камзоле без
рукавов; шведский драгун, на лядунке которого виден вензель Карла XII, лопасть портупеи
приспособлена для ношения шпаги и штыка; драгун в рубахе и штанах-кюлотах; пленный
шведский драгун (черный галстук, воротник, погоны без окантовки); обер-офицер с портупеей и
лядункой на перевязи, обшитой галуном (на лядунке — драгунская бляха с вензелем Петра I).
Шпага вынимается из ножен «пред локтем». У седла спереди — Ольстер с суконной чушкоймешком и шнурком-затяжкой, сзади — скатка епанчи без кожаного «чемодана». Второй ряд —
слева направо: сержант в карпусе с алебардой; штаб-офицер в плюмажной треуголке,
«рукавном» камзоле и епанче; конногренадер в шапке без прокладки, запаливающий гранату от
фитиля, который держит в зубах.
Трубач в кафтане с обшлагами и «крыльцем» на правом плече, обшитыми трехцветным
галуном; прапорщик-штандартоносец (скоба на древке крепилась к крюку панталера); драгун с
укороченной фузеей, висящей на панталере и заходящей в бушмат — чехол для ствола. Лошадь
трофейная с чепраком и ольстрой; драгун в кожаном кафтане; фурьер с ротным значком (на
матерчатом значке, прикрепленном к пике, с одной стороны ставился номер роты, а с другой —
шифровка полка, например «СДП» означает Смоленский драгунский полк).
Положения на бой клинком:
1) Положение палаша на укол в конном строю.
2) На рубку с правого плеча.
3) На рубку с левого плеча. 4) Парирование рубящего удара в голову.
5) Кручение «восьмерок».
До 1706 года все орудия перевозились крестьянами, которые набирались перед началом кампании.
С 1706 года создаются специальные фурштатские команды для перевозки артиллерии, которые
явились, конечно, шагом вперед по сравнению с «земской повинностью», но, с другой стороны, были
еще суррогатом по сравнению с организацией XIX века, когда и полевая, и осадная артиллерия
постоянно имела полный комплект штатных лошадей.
Полевая артиллерия имела непостоянную численность: в 1706 году — 157 орудий, в 1712 году —
108, а в 1724 году по окончании войны также 108 орудий. В 1724 году в составе полевой артиллерии
было пушек: 80 — 3-фн. 6 — 6-фн, 12 — 8-фн, 3 — 12-фн; гаубиц: 4 — 1-пудовых и 3 — 1/2пудовых.
Осадная артиллерия по штату 1723 года имела пушек: 24-фн — 60,18-фн — 60; мортир 9-пудовых
и 5-пудовых — 40, 6-фн мортир цов - 200.
Согласно указу от 16 сентября 1723 года осадная артиллерия была разделена на три корпуса с
пребыванием их в Петербурге, Брянске и Осереде. Петербургский корпус должен был действовать на
прибалтийском театре, Брянский — на юго-западном, а Осеред-ский — на азовском и астраханском.
В крепостной артиллерии наряду с новыми орудиями в большом количестве состояли и изделия
XVII и XVI веков. В 1713 году восемнадцать крепостей имели 3486 пушек, 492 мортиры, 37 гаубиц и
213 орудий других типов.
1 — 2-пудовые и 1-пудовые медные гаубицы полевой артиллерии имели длину ствола 6 — 8
калибров, цилиндрическую или коническую камору, стреляли бомбами или картечью. Дальность
стрельбы гаубиц горизонтальная — около 500 саженей (107 м), под углом 45° — около 840 саженей
(1800 м).
В осадной артиллерии в петровское время наряду с 5-пудовыми имелись огромные 9-пудовые
мортиры, в крепостной артиллерии встречались и 7-пудовые.
Сложности с заряжанием и возкой 9-пудо-вых мортир заставили прекратить их производство, и
после Петра и до начала XX века самыми крупными и гладкоствольными мортирами в русской
осадной и крепостной артиллерии остались 5-пудовые мортиры.
5- и 9-пудовые мортиры отливались заодно с поддоном, с плоскостью которого ось канала
мортиры составляла угол в 45°. Таким образом стрельба могла вестись только под углом возвышения
45°,а дальность стрельбы менялась в зависимости от заряда.
2-пудовые мортиры отливались с цапфами, расположенными в конце казенной части.
Вертикальное наведение мортир с цапфами осуществлялось с помощью деревянных, окованных
железом клиньев и подушек.
Бытовая сцена с драгунами-кузнецами.
9-, 5-, 3- и 2-пудовые мортиры имели цилиндрические зарядные каморы.
Кроме тяжелых мортир, в петровское время в России были приняты на вооружение 6-фн (104 мм)
«Кугорновы» (изобретенные голландским инженером Кугорном (1641 — 1704 гг.) мортиры. Они
своими цапфами вставлялись в подцапфенники деревянного основания (сосновой колоды), для
переноски мортиры к концам основания крепились откидные ручки. Вес такого орудия — около 15
кг, а основания — 26,6 кг, то есть оно легко могло переноситься вручную. Подъемный механизм
имел сектор с отверстиями, к которому крепилось ухо мортиры, отлитое заодно с ее дульной частью.
Дальность стрельбы 6-фн гранатой составляла около 400 шагов, вес взрывчатого вещества в
гранате 1/3 фн (130 г). Интересно, что подобные мортиры состояли в русской армии до первой
мировой войны, последний заказ на них был выдан в 1915 году.
Наряду с обычными орудиями изготавливались и оригинальные изделия. Например, в 1722 году
на Олонецких заводах отлили чугунное орудие с прямоугольным сечением канала (80 х 230 мм). По
одной версии это был камнемет для стрельбы мелким камнем, по другой — пушка заряжалась тремя
горизонтально расположенными 3-фн ядрами, завернутыми в холст на деревянном поддоне —
шпингле и обвязанными веревками.
Иррегулярные
формирования
армии Петра.
Вверху — гусар-куруц.
Внизу — слева направо: донской
казак,
украинский казак, калмыцкий
конник, башкирский
конник.
Яков Виллимович Брюс (1670 —
1735) — потомок шотландского
королевского
рода,
генералфельдмаршал (1726), один из самых
первых
сподвижников
Петра.
Участвовал практически во всех его
начинаниях:
от
Кожуховских
маневров
до
руководства
всей
артиллерией русской армией. Именно
ему царь поручил поставить победную
точку в Северной войне, заключив
Ништадтский мир. Брюс — один из
создателей Устава воинского (1716),
руководитель
российской
промышленности
(с
1717
года
возглавлял
Берг-и
Мануфактурколлегию). Особый вклад внес главный
фельдцейхмейстер
в
развитие
отечественной артиллерии, произведя
ее техническое перевооружение и
реорганизацию.
От петровских времен дошли до нас две скорострельные казнозарядные чугунные пушки с
вертикальным клиновым затвором. Запирание и отпирание замка производилось приспособлением,
помещенным в приливе орудия. Обе пушки были отлиты на Олонецких заводах в 1711 году, калибр
одной — 1 фн, другой — 3 фн. Распространения эти пушки не получили из-за плохой обтюрации
замка (то есть прорыва пороховых газов между клином и клиновым отверстием и забивания канала
остатками сгоревшего пороха).
Немаловажную роль в совершенствовании пушечного дела сыграли ракеты. В русской армии они
появились как сигнальное средство во второй половине XVII века. По свидетельству генерала
П.Гордона, Петр занимался ими «с младых ногтей». Еще в 1680 году было основано специальное
ракетное заведение. Царь самолично изготовлял ракеты, придумывал составы «огненных снарядов» и
фейерверков. История сохранила до наших дней государевы записки об осветительных составах,
белых и синих огнях, «золотом дожде», специальных зажигательных фитилях. А петровская
зажигательная ракета образца 1717 года просуществовала в армии без изменений полтора столетия!
Русская артиллерия внесла существенный вклад в победы русских войск. Под Полтавой Петру
удалось обеспечить многократное превосходство в артиллерии. В составе полевой артиллерии под
Полтавой было: гаубиц — 1 однопудовая, мортир: 2 — 1-пудовых и 1 - 1/2-пудовая, пушек 2 — 12фн, 12 — 8-фн и 14 — 3-фн, кроме того, 37 — 3-фн пушек было в составе полковой артиллерии.
В Прутском походе 1711 года в полевой артиллерии было: гаубиц 1 — 1-пудовая, 1 — 1/2пудовая, мортир 2 — 1-пудовых, 21 — 1/2-пудовая, пушек 2 — 12-фн, 8 — 8-фн, 18 — 3-фн. Кроме
того, в полковой артиллерии имелось 69 3-фн пушек. Всего 122 орудия участвовали в Прутском
походе. В целом действия русской армии были неудачны, но артиллерия неоднократно выручала
Петра от полного разгрома. Так, 9 июля турки при атаке потеряли более 7 тысяч человек убитыми в
основном от огня артиллерии.
Уже в самом начале царствования Петра уделялось много внимания подготовке артиллеристов. В
1698 году при Преображенском полку была учреждена первая артиллерийская школа России,
которую возглавил «капитан от бомбардира» Скорняков-Писарев. Преподавателями были офицеры
того же полка. Там изучали арифметику, геометрию, фортификацию и артиллерию. Окончившие
школу производились в унтер-офицеры и направлялись в войска. При ней была также создана школа
для солдатских детей, в которой обучали грамоте, счету и бомбардирскому делу.
Русская артиллерия времен Петра I. Цифрами обозначены:
1) 3-фунтовая полковая пушка (1710 г.). 2) 6-фунтовая полковая пушка (1700 г.). 3) Железная
русская пищаль при перевозке (1670 г.). 4) Гаубица (1707 г.). 5) Фузелер-артиллерист. 6)
Механизм наводки. 7) Работа банником. 8) Укладка заряда. 9) Работа прибойником. 10)
Зарядный ящик. 11) «Ящичный» — рядовой орудийной прислуги.
Еще одна артиллерийская офицерская школа была октрыта в 1698 году, при пушечном дворе.
Правда, она просуществовала всего год.
В 1701 - 1721 годах последовало открытие не менее трех артиллерийских школ. Выпускникам их
по царскому указу было велено «в иной чин, кроме артиллерии, не отлучаться».
В отличие от пехотных мундиров униформа артиллеристов шилась из сукна единообразной
окраски — красного цвета с синими обшлагами (в «цвет дыма и пламени») и подкладкой. Рядовые
носили кожаные каски с затыльником, вертикальным козырьком и бляхой на нем. Вооружались
бомбардиры шпагой, пистолетом и медной мортиркой, при стрельбе опиравшейся на подставкуалебарду. Подобными мортир-ками для стрельбы 1-3- фунтовыми гранатами снабжали также пеших
и конных гренадеров. Офицерам полагались из обмундирования золотые галуны и пуговицы, белые
перчатки, галстуки и чулки. В артиллерийский полк (1403 человека) входили 8 рот (бомбардирская, 6
канонирских и минерская) и 2 команды — инженерная и понтонная. В бомбардирской роте
числилось 3 офицера, 2 штык-юнкера, 17 унтеров, 30 бомбардиров и 55 помощников. В канонирской
- 3 офицера, 2 штык-юнкера, 17 унтеров, 25 канониров и 100 фузелеров. Бомбардиры обслуживали
орудия, палившие бомбами, — мортиры и гаубицы, а канониры вели огонь из пушек картечью,
гранатами, ядрами и зажигательными снарядами-брандкугелями.
Петровские артиллеристы.
Слева направо: фузелер-артиллерист, бомбардир смортиркой в специальном головном уборе
— бомбардирке, обер-офицер бомбардирской роты Преображенского полка, зарядные с ядрами
(их роль состояла в подаче и укладке снарядов и картузов с порохом), бомбардир в боевой
униформе — синем камзоле без рукавов и полосатых чулках-цунках, бомбардир (в зубах держит
протравник-иглу), пушечная прислуга, на дальнем плане — драгунская полковая пушка при
перевозке.
Принадлежностями бомбардиров и канониров были банники, прибойники, пыжов-ники, пальники,
шуфлы и протравники. Первые служили для очистки канала ствола от порохового нагара после
каждого выстрела — овчинную щетку банника приходилось смачивать водой, чтобы снять его
толстый слой. В орудийный комплект входило два банника на деревянном древке, прикрепляемых
при перевозке к лафету. Прибойник часто выполняли на обратной стороне древка, а предназначался
он для забивания снаряда и заряда в ствол. Пыжов-ник, похожий на штопор на длинной ручке,
применялся для извлечения из канала остатков пыжей и картузов. Пальником с прикрепленным к
нему фитилем производили поджигание (запаливание) заряда. Шуфлой — длинной деревянной
лопаткой — вкладывали в ствол холщовые картузы с порохом, а иногда и ядра. Ну, а протравник —
длинная мерная игла для протыкания картуза — бережно хранилась бомбардиром в специальной
суме.
Обмундирование, боеприпасы и инструменты артиллеристов. Цифрами обозначены:
1. Офицер-артиллерист. В униформе отсутствует традиционный в пехоте и кавалерии
нагрудный знак-горжет. Для удобства работы при орудии шарф повязывался на поясе. 2.
Прицел-диск. 3. Кинжал-линейка. 4. Квадрант. 5. Калиброметр. 6. Клещи. 7. Напильник. 8.
Сверло-штопор для расклепки орудия. 9. Молоток и гвозди для заклепки орудия. 10. Пороховница.
11. Пороховой рог. 12. Протравник. 13. Укороченные пальники. 14. Виды снарядов и зарядов: 1 —
ядро, II — картуз с порохом, III — брандкугель (зажигательный снаряд), IV — картуз с
картечью, V — VI — картуз с ядром и порохом. 15. Шуфла. 16. Пальник. 17. Пыжовник 18.
Артиллерист после баталии с банником. Зачастую в горячке боя пушкари сбрасывали мундиры.
Во-первых, обслуживание орудий во все времена представляло собой чрезвычайно тяжелую
физическую работу; во-вторых, гарь и копоть часто портили казенное обмундирование, а
получение нового нередко становилось проблемой..
Последовательность действий при производстве выстрела можно представить по «Руководству
для употребления артиллерии». Ствол очищался банником от нагара, затем при помощи шуфлы в
него помещались картуз, лыковые или травяные пыжи, перемежаемые деревянной пробкой, и ядро.
Содержимое уплотнялось (не очень сильно, чтобы порох не пережимаушя!) пробойником,
протравником прокалывался картуз. В запальное отверстие сыпали затравочный порох.
Закрепленный на пальнике фитиль подносили к запалу, и ... Пушка со страшным грохотом,
окутавшись клубами сладковатого сизого дыма, откатывалась назад.
Кроме генерала-фельдцейхмейстера Я.В.Брюса, возглавлявшего все работы по модернизации
орудийного парка России, заметную роль сыграли также майор Лихарев, составивший «Практику
артиллерии» — довольно удачное практическое пособие по стрельбе из гаубиц и мортир, и генерал
В.Д.Корчмин — первый ученый-артиллерист и создатель З-фунтовой пушки и полупудовой гаубицы,
громивших легионы Карла на полях Северной войны.
Мортира. Ее ствол состоял из
двух частей — широкого котла для
помещения в нем снаряда и более
узкой каморы для заряда.
ГЛАВА 9
Конногренадеры -спецназ королей
В годы Тридцатилетней войны в различных армиях при осаде и обороне крепостей набирали на
время из обычных полков крепких и рослых солдат и обучали их метанию ручных гранат. Таких
воинов и называли гренадерами, то есть, дословно, «метающими гренаду (гранату)». Исполнив
поручение, они возвращались в свои мушкетерские или кавалерийские полки. Существенных
различий в их обмундировании не имелось. Лишь на правом боку, в патронной суме, украшенной
королевским гербом, лежала пара круглых гранат. Правую сторону широкополой шляпы лихо
заворачивали кверху, чтобы не мешала при метании. Гренадеры же короля Франции Людовика XIV
(пешие и конные) представляли собой весьма привилегированные подразделения. Как правило, в
сражение они шли первыми, забрасывая противника гранатами. И на параде они маршировали в
передних рядах, красуясь своей выправкой и особенностями униформы. В начале XVIII века
французский конногренадер щеголял в темно-синем кафтане-жюстокоре с красными подбоем,
обшлагами и отделкой, красными же камзолом-вестой, штанами-кюлотами, а также ботфортами.
Головной убор представлял собой подобие польско-венгерской меховой (медвежьей) шапки с
небольшим алым шлыком. Она как бы символизировала звериную силу и отвагу.
В российской армии гренадерские роты появились при Петре I, прежде всего в гвардейских, а
затем и в армейских полках. Шла Северная война. При совместных действиях русских войск с армией
польского короля и саксонского курфюрста Августа II в Прибалтике и Польше пример союзников
был перед глазами наших солдат. Чтобы не отставать от «немцев», петровские офицеры
самостоятельно организовывали из наиболее опытных драгун свои конногренадерские части. А
накануне решающих столкновений со шведскими войсками Карла XII в армии Петра были созданы
три конногренадерских полка на манер саксонских. Кроме того, в каждом драгунском полку
сформировали и по отдельной гренадерской роте.
Ручные гренадерские мортирки и
их детали. Цифрами обозначены:
1. Гранаты в разрезе.
2. Запал.
3. Общий вид гранаты.
4.
Способ
стрельбы
конногренадер (с седла, уперев
приклад в суму).
5. Способ стрельбы пехотных
гренадер (с упора в землю).
6. Мортирка в разрезе.
Была разработана целая система подготовки конногренадеров. Имея отличных (преимущественно
- трофейных) лошадей, они играли роль своего рода ударных спецподразделений. Большое умение,
сила и сноровка требовалась для метания тяжелой (около 1 кг) гранаты. Малейшие оплошность или
замешательство могли стоить жизни. Немало новобранцев, набранных из крестьян, сложили свои
головы из-за собственной нерасторопности и несовершенства тогдашней взрывной техники. Воины
упражнялись в езде верхом: ведь недалекие разрывы гранат, пальба над самым ухом могли испугать
лошадей. Поэтому строевые жеребцы-«голштинцы» проходили постоянный тренаж в условиях,
приближенных к боевым,- взрывы, выстрелы, встречная сшибка.
На всевозможных экзерцициях под началом опытных рубак оттачивались приемы ведения боя.
Здесь и атаки разными аллюрами, умение на полном скаку одновременно бросать правой рукой
гранату и стрелять с левой, бросать левой гранату, когда в правой - палаш, ведение рукопашной в
пешем строю, владение штыком и т.п. Многие кон-ногренадеры вооружались ручными мортирами прообразами нынешнего гранатомета. Но отдача при выстрелах из них была настолько велика, что
рослых вояк нередко выбрасывало из седла. Поэтому для упора использовали гренадерскую суму,
подтянутую к луке седла. Некоторые, с достаточно крепкими руками, могли стрелять и на
пистолетный манер, однако такая лихость грозила вывихом предплечья. Чаще всего мортирки,
заряженные не только гранатами, но и картечью, гремели в ближнем бою, приводя противника в
панику и замешательство.
Гренадер носил гранатную суму на правом боку, на кожаной перевязи которой или на панталере
(специальной драгунской портупее) крепилась металлическая трубка с фитилем. У запального
отверстия перед началом сражения фитиль поджигался и постоянно обдувался хозяином, чтобы не
потух. Во время схватки граната подносилась запалом к огоньку, и... Дальше все зависело от силы,
тренированности и ловкости воина. В пехоте чаще применялся «ручной» способ запаливания от
левой руки. В кавалерии он не прижился из-за тряски в седле.
Воины царя-реформатора вооружались двумя гранатами, фузеей, пистолетами, упрятанными в
седельные кобуры - ольстры, а также палашом и штыком, подвешиваемыми к поясной портупее.
Обмундированием они мало чем отличались от пехотных гренадеров, за исключением разве что
драгунских ботфортов со шпорами, панталера и сумки-лядунки с портупеей через правое плечо.
Поясная пехотная лядунка не использовалась из-за неудобства при посадке в седло.
Конногренадеры — слева — с мортиркой и шпагой (1) и с фузеей и палашом (2) и предметы их
обмундирования. Цифрами обозначены:
1. Раскрой гренадерской шапки.
2. Кисть из гарусной (шерстяной) нити.
3. Головной убор конногренадера.
4. Седельная кобура — Ольстер с чушкой (суконным обшлагом).
5. Арагунский панталер и перевязь с лядункой.
6. Перчатки с крагами.
7. Портупея.
8. Варианты причесок.
Нелишне заметить, что Карл XII, большой приверженец холодного оружия, конногренадер не
держал, а в роли тяжелой кавалерии использовал рейтарские полки. Российские «коммандос»,
помимо своих прямых функций - взлома хорошо укрепленных позиций противника и удержания
брешей для прохода основных сил, выполняли и другие, довольно разнообразные задачи: от морского
десантирования до фортификационных работ. Такова была эпоха! И, приняв боевое крещение в битве
со шведами у деревни Лесной в 1708 году, конногренадеры сразу доказали свою полезность.
ГЛАВА 10
«Тут мы много шведов порубили...»
Именно в эпоху Петра I произошло формирование русского армейского рукопашного боя,
вобравшего в себя все самое передовое и эффективное из национального опыта, а также из
европейских и восточных систем. Школа, созданная во времена Петра, стала фундаментальной в
развитии этой стороны воинского искусства русской армии, в последующие десятилетия изменения
происходили лишь в незначительных деталях.
В войсках принимаются регламентированные виды оружия: ружье со штыком (фузея или мушкет),
кремневый пистолет, шпага, палаш, офицерский протазан, сержантская алебарда, казачья пика и
сабля. Для каждого вида создается установка на ведение боя. Армия делится на пехотинцевфузелеров, драгун и артиллеристов.
С первых же сражений со шведами была выявлена низкая профессиональная подготовка русских
войск. Исключение составляли лишь гвардейские полки, получившие хорошую школу ведения боя и
в «потешных» баталиях, и под стенами Азова с турками.
Абрам Петрович Ганнибал (1697?
— 1781) — один из лучших военных
инженеров русской армии XVIII века.
Сын знатного эфиопского вельможи,
попал в плен к туркам, откуда был
выкуплен известным дипломатом Е.
Украинцевым и привезен в Россию.
Талантливого юношу заметил Петр I
и сделал своим секретарем, а затем
послал обучаться военно-инженерному
делу во Францию. Ганнибал участвовал
во многих боях и походах Северной
войны, звание генерал-аншефа получил
в 1759 году. Среди его потомков —
герой экспедиции Балтийского флота
в Архипелаг 1770 года бригадир Осип
Ганнибал и А.С.Пушкин, оставивший
незаконченный роман «Арап Петра
Великого» о своем замечательном
прадеде.
После нарвского поражения нужно было учиться правильному бою, а учиться было у кого и было
чему.
Солдаты Карла XII считались в Европе непревзойденными мастерами рукопашной, отменными
фехтовальщиками. Сам король был мастером кавалерийских и пеших поединков и требовал, чтобы
каждый рейтар, драгун или мушкетер владел оружием должным образом.
В отличие от тактики других европейских армий шведы чаще других использовали холодное
оружие. Эскадроны шведских драгун атаковали врага без единого выстрела, только лишь шпагами!
Подобные действия поощрялись Карлом, часто водившим лично конные полки в атаку.
Шведская шпага (палаш) имела клинок длиною в 97 см, шириною в 4 см. Вместе с увесистой
витой гардой и рукоятью такая шпага весила около 2 килограммов. Нужно было иметь отличную
физическую подготовку, чтобы виртуозно наносить как рубящие, так и колющие удары. В том, что
шведы владеют именно так своим оружием, русские войска могли убедиться не один раз, особенно в
начале Северной войны. Были случаи, когда неопытных русских драгун шведы прокалывали
клинками насквозь и выбрасывали из седел. Отменные фехтовальщики находились у Карла в особом
почете. Стоит лишь вспомнить корпус лейб-драбантов (королевских телохранителей), набранный из
дворян, наиболее отличавшихся во многих сражениях. Презирая смерть, они по приказу своего
повелителя могли атаковать любого неприятеля, несмотря на его численность и вооружение. Так
случилось в 1713 году, когда после Полтавского поражения судьба забросила Карла XII в Турцию, и
он после всевозможных препираний с султаном вступил с ним в вооруженный конфликт и с горсткой
своих верных телохранителей — драбантов сдерживал в течение нескольких часов натиск целой
армии янычар. В историю этот случай вошел под названием «калабалык», что в переводе с турецкого
означает «драка», «потасовка».
Петровские офицеры и солдаты сами понимали, что старая, дедовская система боя никуда не
годится и нужно приложить все силы, чтобы сравняться с уровнем врага, научиться бить его. Во
время схваток и стычек с неприятелем специальные команды начинают охотиться за шведами,
которые наиболее искусно владеют оружием. Таких виртуозов пленяли, и нередко в русских лагерях,
на бивуаках можно было наблюдать картины, как драгуны и фузелеры окружали живой стеной двух
пленников, вооруженных тупыми шпагами, и заставляли их вступать друг с другом в поединок, а
сами жадно учились у них фехтовальному искусству, ловили каждый финт и мудреный удар,
запоминали хитрые выпады. Часто гордые шведы отказывались выступать в качестве балаганных
шутов... Тогда русские солдаты сами вступали в поединки со своими пленниками, познавали на своем
собственном примере пресловутое мастерство врагов.
Виды инженерной службы. Цифрами обозначены:
1. Ворот для поднятия тяжестей.
2. Образец европейского фортификационного сооружения.
3. Наведение понтонного моста.
4. Способы подъема и спуска орудий.
5. Фургон в походе.
Что же представляла собой система рукопашного боя в Петровскую эпоху? Проследим поэтапно
все виды армейского вооружения, а также упражнения и применение их на практике.
Гладкоствольное, кремневое ружье-фузея состояло на вооружении петровской армии. До 1708
года фузея имела для ведения рукопашного боя вставляющийся внутрь ствола тесак-багинет с
деревянной рукоятью, прямым широким лезвием около полуметра длиной. Бой багинетом вести было
крайне неудобно. Во время схваток от ударов противника он часто выскальзывал из ствола и солдат
должен был вести бой только одной фузеей, используя ее как дубинку, так как больше никакого
оружия у него не было.
С 1708 года в русской армии вводится на вооружение штык с трубчатой основой и боковой
шейкой. Стоит заметить, что подобный штык появился впервые во Франции, но распространения не
получил. Лишь только когда шведы с 1696 года ввели его у себя, более усовершенствовали и он
зарекомендовал себя преотлично, то все европейские армии приняли этот образец на вооружение.
Музыканты и музыкальные инструменты русской армии.
Цифрами обозначены: 1. Литаврщик лейб-шквадрона. 1709 г. 2. Барабанная перевязь с
гнездами для палочек (колотушек). Трехцветный галун. Крыльцо. 3. Барабан. 4. Барабанщик
драгунского полка. 1709 г. 5. Фагот. 6. Гобой. 7. Труба. 8. Кавалерийский рожок. 9. Гобоист
армейского полка. 1709 г. 10. Трубач. 1709 г.
Ведение рукопашного боя ружьем со штыком велось, как правило, двумя руками со
всевозможными вариациями ударов, уколов, подножек, прогибов. Любая часть ружья, будь то
приклад, цевье или ствол, использовалась в схватке на поражение противника, на парирование
ударов. Стойка оставалась традиционная — левая нога вперед. Существовала «шведская» манера
ведения рукопашного боя в пешем строю. Заключалась она в использовании левой рукой мушкета со
штыком, а в правой — шпаги. В целом манера имитировала бой XVI века на шпаге с дагой (кинжал
для левой руки), но мушкет выполнял преимущественно атакующую роль в качестве выброса или
удара в сторону противника, и тот должен был парировать его, чтобы обезопасить себя и тем самым
оставлял себя незащищенным... Очередь шла за шпагой атакующего и для неискушенного в
тонкостях боя солдата эта схватка могла окончиться трагически. Петровские воины быстро
перенимали «хитрость» противника и в дальнейшем достаточно успешно практиковали шведский
«двойной манир». Подобную систему боя использовали пехотные офицеры, Ёооружен-ные помимо
шпаги — протазаном (своеобразным родом широколезвенного копья с поперечным полумесяцем), а
также сержанты — алебардой.
Вверху: флейтист и барабанщик. 1709 г.
Внизу: бытовая сцена с балалаечником и песельниками.
Манера та же: протазан или алебарда — в левой руке, шпага — в правой. В качестве
дополнительных элементов для ведения рукопашного боя использовались пистолеты, держащиеся за
рукоять или ствол, ножны шпаги, а также предметы амуниции, головные уборы, выполнявшие чисто
защитные функции.
Теперь рассмотрим другой вид оружия. Шпага, палаш, сабля родственны по своей сути и
расходятся лишь в деталях. Шпага и палаш — оружие с прямым клинком разной длины,
однолезвенные или обоюдоострые, шириной от 3 до 5 см. Применялись для колющих или рубящих
ударов. Сабля имела изогнутый, однолезвенный клинок. Петровская пехота вооружалась
укороченным вариантом шпаги — пехотным (с 1708 года). В кавалерии присутствовали все виды
рубяще-колющего оружия. На вооружении драгуна имелась укороченная фузея со штыком, пара
пистолетов, палаш. В отношении холодного оружия регламентации не было. Создающиеся один за
другим драгунские полки требовали тысячи единиц. В дело шло все — старые запасы, трофеи,
новенькие клинки отечественного производства и покупаемые за границей. Структура, по которой
шло обучение рекрутов драгунских полков, представляла собой набор упражнений по конному
строю, вольтижировке с оружием, штыковому бою, стрельбе, рубке лозы клинком, сечению воды с
«протягом», кручению восьмерок, «мельницы» и т.д.
Ведение боя на штыках у драгун имело ту же систему, что и в пехоте. Экзерциция с клинком
начиналась с изучения правильных стоек, разработки кисти и плечевого пояса. На «вертушки» или
«восьмерки» — ноги на ширине плеч, на «баталью»: «шведский манир» — левая нога вперед, на
«манер об един палаш» — правая нога вперед. Свободная левая рука традиционно держалась за
спиной или упиралась в бок. При полной амуниции левой рукой поддерживались ножны,
находившиеся на поясной портупее.
Дисциплина и наказания в армии Петра. Цифрами обозначены:
1. Полковой npoфос - полицейский и палач (отличительный знак — черный правый рукав). 2.
Топор палача. 3. Кнут. 4. Плаха. 5. Приговоренный к обезглавливанию. 6. Ошейник и кандалы. 7.
Розга. 8. Батог. 9. Крюк для подвешивания за ребро. 10. Плетка-многохвостка. 11. Клеймо «Б» на
лоб для беглых солдат. 12. Казнь через повешение.
Наказание
(шпицрутеном).
расположен на козлах.
розгой
Солдат
В конном строю применялась тактика, годами выработанная воинами, о ней упоминалось выше.
Особенность данного периода заключалась в том, что кавалерийское сражение уже велось с
использованием огнестрельного оружия, тактических новшеств и обучение конному бою стало
намного разнообразнее. Широко использовались деревянные тренажеры с глаголем и подвесной
«башкой» (плетеный мяч, наполненный землей). Кавалеристов учили быть гибкими, развивать торс
для максимального вращения в седле, многим другим упражнениям, именуемым вольтижировкой.
Для успешного владения клинком необходимы были отлично развитая кисть и плечо. И упражнения,
конечно, предусматривали их развитие. Система боя подразделялась на удары с уколами и
парирование с дальнейшим переходом на поражение противника. Действие клинком при рубящих
ударах шло «отплеч», «из-подлоктя», «из-заголовы», «от боков». Парирование — на прикрытие
головы, плеч, боков, ног и на отвод уколов, направленных в различные части тела. Неотъемлемой
частью пешего боя были уклонения, прогибы, стремительные передвижения, удары головой, ногой,
перехваты руками... Даже в обмундировании и экипировке драгун присутствовали элементы АДЯ
более удобного ведения рукопашной. Например, полы кафтана они часто подворачивали за пояс, показачьи, вставляли в треуголку железные обручи-каскеты для предохранения головы и т.д.
Большое значение в боевом фехтовании играла гарда — чашевидное или дужкообраз-ное
прикрытие кисти руки. Выполняла она не только защитные функции. Нередко бойцы применяли ее
для нанесения ударов, специальными гардовыми крючками и «усами» производили «захваты» и
обезоруживали противника.
Рекрутам — вчерашним крестьянам приходилось туго от постоянных экзерциций с тяжелыми
клинками. Война шла полным ходом, и долгого времени на обучение не отводилось. Усвоив азы
драгунского боя, они посылались на передовую, и там уже, в стычках и сражениях с неприятелем
познавали в совершенстве «военную науку». Часто первые схватки заканчивались для новоявленных
драгун трагически... Но те, кто выходил живым из ада рубки, в дальнейшем становились опытными
воинами. Во все времена считалось, что практика натурального боя более всего способствует
достижению военного мастерства.
Непревзойденными конными бойцами были казаки — род легкой кавалерии, входивший в состав
иррегулярных формирований русской армии начиная со времен Петра. Казаки были вооружены
ружьями-самопалами, пистолетами, пиками и саблями (позднее шашками). Приученные с детства к
боевой жизни, они были настоящими виртуозами во владении оружием. Казачья пика употреблялась
«двуконечно»: наконечник — для укола и тупой конец — для удара.
Пиками были вооружены и пешие солдаты того времени — пикинеры. Но уже в Северной войне
они практически не применялись, так как штыки, совмещенные с огневым боем, вытеснили пики на
второй план.
ГЛАВА 11
«Чтобы ружья были чисты, тесаки были востры»
(БЫТ И ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ АРМИИ ПЕТРА I)
Медицинское дело в армии было поставлено плохо, это сказывалось на лечении раненых и
предупреждении инфекционных заболеваний, в то время как концентрация войск приводила к
развитию эпидемий. Лекарями, как правило, являлись иностранцы, а русские обычно исполняли
вспомогательную роль учеников. В полевых условиях проводились хирургические операции по
удалению пуль и осколков, ампутации конечностей и обработки ран, нанесенных холодным оружием.
Петр всемерно способствовал развитию медицины и хирургии. Будучи в заграничной поездке, он сам
обучился некоторым хирургическим приемам. Вместе с тем государь обратил внимание на
чрезмерное увлечение хирургами-иноземцами производством ампутаций в полевых условиях после
огнестрельных повреждений конечностей. В воинском Уставе Петра I по этому поводу сказано
следующее: «Отсечение руки или ноги, или какой тяжелой операции, без доктора или штаб-лекаря
отсекать не должно, а должно с их совету как болящего лучше лечить. Если случится то же не в
присутствии доктора или штаб-лекаря, то надлежит ему советовать о том со своею братиею —
полковыми лекарями. Но разве где и полковых лекарей не случится, то по нужде лечить и отсекать
самому». Военные врачи в полках петровской армии имели специальные сумки-«монастырки», в
которых находились различные ножи, пилки, жгуты, лубки, нитки навощенные, иглы, шприцы«прыскала», корпия («пух, наскребный от чистого плата»), «зелия», кровоостанавливающие и
наркотические средства (мандрагора, опий), бутыли со спиртом и водкой — единственными и
незаменимыми средствами дезинфекции и наркоза. Часто к лекарским фургонам в походе
привязывались сзади собаки, так как хранившиеся запасы спиртного привлекали наиболее «удалых»
вояк. С поля боя раненые доставлялись к стану, в котором развертывались лекарские палатки вдали
от боя и близко к воде. На кострах кипятилась вода в котлах, составлялись разборные операционные
столы для высших чинов. Младшие офицеры и солдаты обычно оперировались на кожаных
«одеялах», представляющих собой выдубленные бычьи шкуры, омываемые водой от крови после
очередного раненого (академик АМН В.В.Кованов. Из статьи «Хирургия без чудес»).
«Солдаты шилом бреются, солдаты дымом греются». Справедливость этой народной поговорки не
вызывает сомнения, так же как и то, что солдатский рацион питания не отличался обилием и
разнообразием. Вспомним хотя бы сказку о каше из топора! В годы Северной войны рядовому армии
Петра полагалось в год 21 пуд 30 фунтов муки (350 кг), 10 пудов гречневой или овсяной крупы (160
кг), 24 фунта соли (11 кг). Мясная норма выражалась деньгами — 75 копеек в год (по тем временам
не скудно, но и не богато). В походе ежедневно солдатом потреблялось около 800 г ржаного хлеба,
примерно столько же говядины или баранины, 2 чарки (утром и вечером) вина или водки, гарнец
(около 0,3 л) пива, а также крупа и соль. Питание лошадей по европейским меркам было очень
скудным. Летом и осенью неприхотливые степные кони вообще снимались с госдовольствия. В этот
период кормить их обязаны были из бюджета уезда или волости, где квартировал полк. Зимой и
весной казна выделяла 15 пудов сена и 8,5 пуда овса на лошадь. Кроме того, ее владельцу начисляли
ежегодно 15 копеек — на 5 подков. Седло с бушматом, стоимостью 4 рубля, полагалось на 3 года
службы. За хорошую обученную драгунскую лошадь платили до 20 рублей. Служить она должна
была лет 15, но редкие экземпляры доживали до почетного «пенсионного» возраста...
Слева — лекарская служба. Цифрами обозначены:
1. Лекарь. 2. Перчатка с иглой и нитью. 3. Кувшин с тазом. 4. Медный кувшин с крышкой. 5.
Клещи. 6. Ложка для замески гипса. 7. Молоток. 8. Холщовый бинт. 9. Лекарская сума в разрезе.
10. Щипцы. 11. Пузырек (склянка). 12. Ножницы. 13. Нож-скальпель. 14. Пила.
Справа — вынос раненого из боя.
Раненый гренадер.
По сравнению с войском допетровской России дисциплина в новой армии могла бы показаться
очень суровой. Но она почти не отличалась от порядков, заведенных в армиях Швеции, Англии,
Франции, Австрии. Телесные наказания были повседневным явлением, но при этом не отличались ни
изуверством, ни длительностью. Весьма распространенным видом являлся арест, под который сажали
в оковах. С 1706 года в армии ввели наказание шпицрутенами. К нему приговаривали только по
решению суда, он же определял их количество. Более мягкое (и известное еще от дедов и прадедов)
наказание — порка розгами или батогами — могло назначаться по приказу старшего командира.
Походный быт начала XVIII в.
Цифрами обозначены:
1. Офицерский шатер.
2. Палатка среднего типа.
3. Палатка-шалаш.
4. Приготовление пищи в
котле.
5. Кувшин-рукомойник.
6. Драгун, рубящий дрова.
7. Пирамида из трех фузей.
Очень непримиримо относились Петр и его сподвижники к дезертирству и грабежу среди своих.
За подобные проступки карали клеймением. У профоса на этот случай имелся целый набор клейм —
буквенных матриц. С их помощью на лбу и щеках виновного наносились позорные надписи: «ВОР»,
«Б» («беглец») и т.п. Исключительная мера — казнь — применялась по отношению к убийцам и
рецидивистам (воинам, совершившим повторное тяжкое преступление). За трусость и дезертирство
вешали за шею, в особо тяжелых случаях — за ребро. Последний — чрезвычайно мучительный
способ казни — был довольно редок. За хулу на государя и командиров, имущественные
преступления, жестокость по отношению к мирному населению могли обезглавить, а то и
подвергнуть четвертованию — поочередному отрубанию рук, ног и головы. Очень широко
практиковалось разжалование офицеров (в ряде случаев даже с «шельмованием» и без права
выслуги). Хорошо известен случай, когда знаменитый генерал А.И.Репнин после неудачного боя под
Головчином был разжалован аж в солдаты и заслужил прощение лишь личным мужеством в ходе
дальнейших сражений и походов. Рядовых же «писали в извозчики» (то есть в обоз). Коллективным
наказаниям подвергались полки и роты. «Если найдется, что начальники тому (бегству с поля боя)
причиной, то их шельмовать и, преломив над ними чрез палача шпагу, повесить. Если виновные
офицеры и рядовые, то первых казнить, как сказано, а из последних, по жребию десятого, или как
повелено будет, также повесить — прочих же наказать шпицрутенами и сверх того без знамен стоять
им вне обоза, пока храбрыми деяниями загладят преступление. Кто же докажет свою невиновность,
того пощадить». Так гласил Устав.
Главный символ вооруженных сил — боевое знамя. Под каким же стягом сражались бойцы армии
Петра?
Вот что писал по этому вопросу князь Александр Путятин в статье «О русском национальном
флаге»:
«В середине XVII века царь Алексей Михайлович выписал из Голландии инженера капитана
Ботмана для постройки военного корабля, могущего ответить современным турецким силам.... Когда
работы подходили к концу, Ботман обратился к боярской думе с просьбой испросить у его Царского
Величества повеление: какой, как тому есть обычай у других государств, поднять на корабле флаг?
Полевые укрепления. Шанцевый инструмент. Цифрами обозначены:
1. Рогатка. 2. Мешки с песком. 3. Фашины. 4. Габион-тура. 5. Корзина с песком. 6. Рогатка с
дерном. 7. Тачка с землей. 8. Ведро. 9. «Чеснок» — средство борьбы с кавалерией. 10. Лопата
«шанцевая». 11. Лопата простая. 12. Кирка. 13. Заступ. 14. Молоток. 15. Топор. 16. Пила. 17.
Рогатка наклонная односторонняя.
Дворцовый приказ на это ответил, что в практике такого обстоятельства не случалось, что
Оружейная палата строит знамена, хоругви и прапоры для войсковых частей и воевод... Царь
приказал спросить Ботмана, каков обычай в его стране. Тот ответил, что берут материю кидняк —
алую, белую и синюю — и сшивают полосами. Такой флаг служит для обозначения голландской
принадлежности... Посоветовавшись с боярской думой, царь приказал поднять бело-сине-красный
флаг с нашитым на нем двуглавым орлом».
По мнению историка Михаила Горденева, не стоит в этом факте усматривать простое
заимствование цветов. Московский герб изображает белого всадника на красном поле, на плече у
него синий плащ. Поэтому, подобранный в тон старинному геральдическому символу и дополненный
к тому же орлом, стяг выражал национальный характер воинских формирований. Не случайно
именно он был выбран в качестве государственного (по рекомендации авторитетной комиссии под
председательством адмирала К.Н.Посьета) в 1881 году.
Питание и утварь в солдатском быту. Цифрами обозначены:
1. Пожилой солдат. 2. Молодой солдат. 3. Штоф. 4. Бутыль. 5. Ложки. 6. Глиняная чашка. 7.
Деревянная чашка. 8. Бочонок. 9. Манжет, затягиваемый шнурком и заправляемый в рукав. 10.
Манжет с пуговкой. Оловянная стопка. 11. Манжет-волан. Позолоченный офицерский кубок. 12.
Штаб-офицер за трапезой. 13. Трубки голландские и табакерка. 14. Сундучок офицерский. 15.
Гусь на вертеле. 16. Солдатская трапеза: квас, хлеб, сухари, крупа, лук, чеснок. 17. Способ резки
хлеба - по-крестьянски — на груди.
Существовал также Императорский штандарт — черный двуглавый орел на золотом поле с
белыми картами на крыльях и лапах. Впоследствии эти цвета использовали в середине XIX века при
создании официального символа империи — флага с тремя горизонтальными полосами — черной,
желтой и белой. А восходят они к гербу бояр Романовых — предков правящей династии.
Каждый полк по Росписи 1700 года имел 10 знамен — по одному на роту. При этом полковым
считался стяг первой роты. Он имел белое поле с царским вензелем, украшенным листьями,
посередине и размеры 2,5 х 2 м. 3,5-метровые древки окрашивались в красный цвет. Если знамя
«доживало» до 5-летнего возраста (что в условиях походов и боев случалось нечасто), то оно
подлежало замене. В более спокойных гарнизонах флаг меняли через 10 лет. Нередко полковое знамя
украшали гербом того города, где часть формировалась. Опытному полководцу нетрудно было
установить, где находится, скажем, Новгородский полк с медведем на полотнище, а где — Псковский
— с барсом. Кавалеристы имели свои особенные знамена. Они отличались от пехотных шелковой
бахромой по краям. Древки имели синий цвет. Кавалерийские полки включали в свой состав и
музыкантов. Основа штата — барабанщики (20 человек) и трубачи (10 человек); кроме них,
использовали гобоистов и литаврщиков (всего 10 человек).
Вверху
—
солдатский быт
(гигиена). Цифрами обозначены:
1.
Стрижка
полковым
цирюльником.
2. Бритье шпагой.
3.
Зеркальный
осколок
на
фузейном курке. Фузея вонзена
штыком в землю.
4. Баня на постое в деревне, селе,
городе. Внизу — купание коней. Виды
головных
уборов.
Особняком стоит тяжелая конница Петра. Она была сформирована в самом конце Северной войны
из офицеров регулярной кавалерии. Правда, удалось собрать только роту, но зато элитную —
кавалергардскую. Звание капитана в этой роте присвоили самому Петру. Однако кавалергарды
щегольнули красивой, специально пошитой формой только один раз — на торжествах 1724 года по
случаю коронации императрицы Екатерины I. Особенностью обмундирования явился супервест —
камзол-кираса из красного сукна с вышивкой изображений звезды св. Андрея Первозванного и
двуглавого орла золотыми и серебряными нитями.
Виды головных уборов.
Цифрами обозначены: 1. Широкополая шляпа
конца
XVII в. Мушкетер.
2. Треуголка с перьевым плюмажем.
Офицер.
3. Треуголка с пуговицей-застежкой.
Шведский солдат.
4. Треуголка в развернутом виде с
каскетом-шиша-ком.
5. Треуголка в развернутом виде с
каскетом-обру-чем.
6. Способ затяжки шляпы в капор на
непогоду («шведская манира»).
7. Корпус с кожаным козырем. Драгун.
8. Гвардейская гренадерка. 1712 г.
9. Бомбардирка. 1712 г.
10. Виды офицерской гренадерки в
гвардейских полках. 1712 г.
11. Шапка стрелецкого типа. Конец
XVII — нач.
XVIII в.
12. Треуголка. Драгун.
13.
Офицерская
треуголка
с
двухцветным плюмажем.
14. Гренадерка армейских полков со
шнурком для кон-ногренадеров. С галуном
— офицерская.
15. Карпус. С галуном — офицерский.
ГЛАВА 12
Ордена, медали, памятные знаки
По преданию ученик Иисуса Андрей по прозвищу Первозванный вел проповеди в землях древней
Скифии и считался покровителем Русской земли.
Первый российский орден — святого Андрея Первозванного — был учрежден в 1698 году.
Награду № 1 получил ближайший советник царя генерал-адмирал Федор Андреевич Головин.
Произошло это 10 марта 1699 года. Тогда планировалось, что число андреевских кавалеров не
превысит 24 человек, но жизнь внесла свои коррективы. В 1725 году число награжденных выросло до
38, и в дальнейшем власти отказались от лимитирования орденов. В числе удостоенных высокого
звания оказались: Б.П.Шереметев, А.Д.Меншиков, Ф.М.Апраксин и др. Седьмым кавалером стал сам
Петр Алексеевич, пожалованный «Андреем» за взятие шведских кораблей «Астрильд» и «Гедан» в
устье Невы в 1703-м.
Высшим российским орденом (он имел одну степень) жаловали исключительно членов царской
фамилии, высших сановников, крупных военачальников и дипломатов, августейших иностранных
особ. До наших дней не дошло его первоначальных изображений. Но в Алмазном фонде хранится
знак, возможно, принадлежавший государю. На золотом косом кресте, украшенном алмазами и
бриллиантами, нанесены изображения распятого святого и коронованного двуглавого орла. На
оборотной стороне нанесена надпись-девиз: «За веру и верность». Крест носили на голубой муаровой
ленте.
Вверху — зимняя форма и обувь. Цифрами обозначены:
1. Фузелер в епанче. 2. Епанча с воротником и пелериной. 3. Епанча с воротником. 4.
Офицерская епанча, подбитая мехом. 5. Плащ офицерский. 6. Положение воротника и пелерины
в непогоду. 7. Чулок и застежка кюлот-штанов. 8. Башмак с крагой офицерский. 9. Драгунский
ботфорт с клюшей-пряжкой и шпорой. 10. Башмак с поднятым языком. 11. Башмак с
опущенным языком. 12. Типы перчаток с крагами. 13. Валенок с кожаной калошей караульной
службы (для стужи и непогоды).
Внизу — караул в Петербурге зимой.
Униформа 1720 года. Цифрами обозначены:
1. Воротник мундира Семеновского полка. 2. Кафтан Семеновского полка. 3.
Камзол. 4. Рукава (могли отпарываться летом и пришиваться зимой). 5. Галстук.
6. Камзол и кюлоты Преображенского полка. 7. Воротник с галуном офицера
Преображенского полка. 8. Фузелер армейского полка. 9. Воротник на кафтане
артиллериста. 10 — 11. Воротники на епанче. 12. Драгунский офицер. 13. Драгунрядовой.
В память о драматическом Прутском походе 1711 года Сенат учредил орден святой Екатерины —
высшую женскую награду страны. Ею впервые была удостоена императрица Екатерина I,
проявившая в трудные для окруженной на Пруте русской армии мужество и стойкость. В день ее
именин в 1714 году и состоялось пожалование. При жизни Петра его супруга оставалась
единственной обладательницей ордена, имевшего вид золотого медальона в бриллиантовой оправе.
Латинская надпись на обороте гласила: «Трудами сравнивается с супругом». Знак носился на банте с
вышитым девизом «За Любовь и Отечество», укрепленном на красной муаровой ленте с серебряной
каймой.
Наряду с орденами, почетными наградами считались и миниатюрные царские эмалевые портреты,
украшенные драгоценными камнями. Ими жаловал лично самодержец за яркие военные победы и
дипломатические заслуги. Носились они на груди, на банте из голубой андреевской ленты.
Петром I был задуман и третий российский орден — святого благоверного князя Александра
Невского. Но его официальное утверждение состоялось уже после смерти императора — 21 мая 1725
года. В соответствии с девизом «За Труды и Отечество» им награждались военные и гражданские
чины за подвиги и верную службу государству.
Концы креста украшали рубиновые стекла, между которыми располагались золотые двуглавые
орлы. В центре — белый эмалевый медальон с изображением князя-полководца.
Более распространенной наградой были медали, учреждаемые в честь важных исторических
событий. Истоки петровских медалей восходят к «золотым» — монетам на цепи — времен Крымских
походов 1687 и 1689 годов князя Василия Голицына.
Кавалергарды на коронации Екатерины I.
Знамена, штандарты. Цифрами обозначены:
1. Знамя конного строя Преображенского полка. 2. Полковое знамя 1700 г. 3. Знамя
пехотных и драгунских полков 1712 г. 4. Знаменосец-преображенец с ротным
знаменем лейб-гвардии Преображенского полка 1709 г. 5. Ротное (цветное) знамя
Киевского пехотного полка. 1711 г. 6. Ротное (цветное) знамя Черниговского полка.
1712 г. 7. Знамя Ярославского драгунского гренадерского полка. 1712 г. 8. Знамя
Смоленского пехотного полка. 1712 г. 9. Знамя Новотроицкого фузелерного (пех.)
полка. 1712 г 10. Фурьерский значок Лейб-Регимента. 11. Фурьерский значок
фузелерных и драгунских полков. 12. Ротный штандарт Московского драгунского
полка. 1709 г. 13. Ротный штандарт Нижегородского драгунского полка. 1709 г. 14.
Цветное знамя Воронежского фузелерного полка. 1712 г.
На памятных знаках, которыми удостаивали и солдат и офицеров, наносились фрагменты
знаменитых сражений (Лесная, Полтава, Ган-гут, Гренгам), аллегорические фигуры (медаль,
посвященная Ништадтскому миру 1721 года). Один из самых известных называется «Небы-ваемое —
бывает» и напоминает участникам боя в устье Невы в мае 1703 года об одной из первой морских
побед России.
ГЛАВА 13
Северная гроза
Свирепые и беспощадные, они подобно своим предкам — викингам, не знали усталости в дальних
походах. Вооруженные великолепным оружием, они стремились подавить противника еще до
сражения. И слепая вера в полководческий гений своего юноши-короля заставляла их атаковать
любого неприятеля, каким бы численным превосходством тот ни обладал.
Они — это солдаты и офицеры шведской армии, заставившей в конце XVII — начале XVIII века
трепетать Европу.
Со времен Тридцатилетней войны (1618 — 1648) шведская армия по праву считалась одной из
сильнейших. Все новшества в области военного искусства оперативно внедрялись в подразделениях
каролинцев. Взять, к примеру, штык. Изобретенный в Польше в 1690-х годах, он не был широко
известен до тех пор, пока северяне не ввели его у себя и убедились в пользе такого
усовершенствования. Позже штык появился и у остальных европейских армий.
Все детали формы и амуниции каролинцев (то есть воинов армии Карла XII) предназначались для
успешных действий в суровых условиях севера, штормов и ветров Балтики. Основные цвета
обмундирования — синий и желтый (под раскраску государственного флага). Кафтан шился из
толстого сукна с широким воротником, который при необходимости поднимался и плотно укутывал
шею от снега и холодного воздуха. Треуголка в дождь и стужу легко трансформировалась в
своеобразный капор, другим головным убором служил карпус — суконный треух, подбитый мехом.
Удобный и практичный карпус был моментально перенят русскими солдатами, которые назвали его
иначе — картуз.
Армейские гренадеры Карла XII отличались от рядовых пехотинцев-мушкетеров шапками,
украшенными медными бляхами с королевским вензелем, а гвардейские еще и лацканами на груди
мундира и шлыком, ниспадающим с шапки на спину. Руки мушкетеров, кавалеристов и
артиллеристов защищались перчатками с крагами, а ноги — толстыми шерстяными, суконными или
лосиными чулками с наколенниками того же материала, застегивающимися на ремешок.
На патронных подсумках шведов красовались вензеля Карла. Особенностями униформы были
погоны на двух плечах и полы камзола, застегнутые углами на бедрах и приоткрывающие его
спереди и сзади. Таким образом пехотинцу ничего не мешало при беге, а кавалерист легче
вспрыгивал в седло.
Что касается причесок, то они мало отличались от общеевропейских (прямые волосы до плеч), но
кудри часто собирались в хвост и затягивались плотным шнурком, куском ткани или вкладывались в
кожаный мешочек. При сильном ветре волосы не растрепывались, а волосяной жгут предохранял
шею от удара сабли.
Костяк армии составляли свободные от крепостной зависимости еще с XVI века крестьяне и
горожане, набранные по воинской повинности. Под знаменами Карла сражались также финны,
эстонцы, латыши, немецкие наемники. Большое влияние в полках имели пасторы и профосы
(палачи), что говорило о высоком уровне дисциплины. Кроме них, в каждой роте служили по найму
лекарь, кузнец, цирюльник и писарь.
Знамена несли следующие изображения: вензель короля, его же герб и герб того лена (провинции),
где формировался полк.
От желто-синих пехотинцев и кавалеристов заметно отличались артиллеристы в беспогонных
мундирах серого цвета с синими обшлагами. Их шпаги имели характерный эфес в виде морской
раковины.
Среди мушкетерских частей изредка встречались пикинерские — пережитки ушедшего XVII века.
Солдаты, вооруженные пиками, не могли противостоять противнику, сочетающему огневой бой с
штыковыми атаками.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
Бегунова А. Путь через века. М., 1988.
Бегунова А. Сабли остры, кони быстры (из истории русской кавалерии). М., 1992. ВинклерП.
Оружие М., 1942.
Висковamов А. Историческое описание одежды и вооружения Российских войск, т.1 — 33.
Новосибирск, 1942.
Гордеев А. История казаков, в 3 т., т.1. М., 1992.
Аружинин В. Державы Российской посол. Л., 1981.
Каргалов В. Полководцы XVIIвека. М., 1990.
Каштанов Ю. История Василия Шумова. — «Край смоленский», 1992.
Каштанов Ю. публ. в «Технике — молодежи», № 8,9 за 1992 год, № 1 за 1993 год.
Керсновский А. История армии России, в 4 т., т.1, 1992.
Под редакцией Д.Лихачева — История русской литературы, в 4 т., т.1. Л., 1980.
Мавродин В. Петр Первый. Л., 1948.
Павленко Н. Петр Первый. М., 1976.
Павленко Н. Полудержавный властелин. М., 1991.
Павленко Н. Птенцы гнезда Петрова. М., 1984.
Панов В. Петр 1как полководец. М., 1940.
Пушкин А. Записки бригадира Моро-де-Бразе, Полн.собр.соч. в 6 т., т. 5. М., 1936.
Пушкин А. Арап Петра Великого, Полн.собр.соч. в 3 т.,т.З. М., 1986.
Тарле Е. Северная война и шведское нашествие на Россию. М., 1958.
Тельпуховский Б. Северная война 1700 — 1721.
Полководческая деятельность Петра I. M., 1946.
Толстой А. Петр Первый. М., 1986.
Шутой В. Северная война (1700 -1721 гг.). М., 1970.
КАК СТАТЬ ПОДПИСЧИКОМ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ТЕХНИКИ «ТМ»?
Переведите почтовым переводом на счет Издательского дома «Техника — молодежи» в банке
«Бизнес» (реквизиты банка опубликованы ниже) залоговую сумму — стоимость последней серии
«ЭТ» — 9000 руб. (для жителей из «ближнего зарубежья» — 11 000 руб.); если же интересуют лишь
избранные темы, то — 3000 руб. (для «ближнего зарубежья» — 4000 руб.) за каждую серию. При
этом не забудьте заполнить подписной талон и прислать его в редакцию по адресу: 125015, Москва,
Новодмитровская ул., 5а, «Техника — молодежи», вместе с квитанцией об оплате (учитывая
нынешнее качество почтовых услуг, желательно оставить себе копию).
Ваши ФИО и адреса будут занесены в редакционный компьютер, после чего вы станете получать
по почте интересующие вас выпуски приложений по мере их выхода в свет. А вам останется лишь
перевести в адрес редакции стоимость каждой книги (после получения), указанную на последней ее
странице в специальном подписном талоне. (Эта сумма будет на 25 — 30% ниже отпускной цены
издания.) Присланный перевод засвидетельствует, что вы продолжаете оставаться нашим
подписчиком. В противном случае вы получите еще несколько выпусков «Энциклопедии техники» в
счет залога, и на том подписка прекратится.
Таким образом, мы предлагаем вам вложить свои средства в организацию регулярного выпуска
приложений и получать затем готовую продукцию — к тому же с немалой скидкой.
Указанные суммы должны быть высланы не позднее 1 июля 1994 года, ибо потом из-за инфляции
они скорее всего будут скорректированы.
Реквизиты АКБ «Бизнес»: р/с 13345520, МФО 44583478, уч. 74 (только для жителей Москвы)
или МФО 44583001, уч. 83 (для иногородних платежей), корр. счет 478161600 в РКЦ ГУ ЦБ РФ.
Издательский дом техника — молодежи». Тел. (095) 285-16-87, 285-73-94.
ОБ АВТОРАХ
БОРОДУЛИН Александр Леонидович (1963 г.р.) — журналист, автор многочисленных
публикаций, посвященных вопросам истории и военной техники. Его статьи печатались в журнале
«Техника — молодежи», газетах «Культура», «Московские новости», «Российская газета» и других
изданиях. Являлся ведущим передач «Славные имена» и «Кают-компания «Глобус» на «Радио
России», участвовал в создании телепрограмм об истории Русской армии и флота. Проживает в
Москве.
КАШТАНОВ Юрий Евгеньевич (1961 г.р.) — художник и литератор. Автор романа «История
Василия Шумова», публиковался в журналах «Край смоленский», «Техника — молодежи», «Юный
техник» и других изданиях. Главный художник Смоленского камерного театра. Художникпостановщик спектакля «Нельская башня» по А.Дюма. Возглавляет Смоленский клуб исторического
фехтования (СКИФ). Проживает в Смоленске.
Авторы благодарят Александра ШИРОКОРАДА за предоставленные материалы о русской
артиллерии, вошедшие в главу 8.
Главный редактор Александр ПЕРЕВОЗЧИКОВ
Выпуск готовили:
Игорь Боечин,
Сергей Балакин (редакторы),
Нина Коноплева (макет),
Лидия Комарова (компьютерный набор),
Елена Забелина (компьютерная верстка)
125015, Москва, А-15, Новодмитровская, 5а. Издательский дом «Техника - молодежи».
Проезд: метро «Дмитровская».
Тел. 285-88-95, 285-16-87, 285-73-94. Факс 285-16-87
Перепечатка в любом виде, полностью или частями, запрещена
© «Техника — молодежи», 1994.
OCR Pirat
Скачать