Коми потешки.

advertisement
Коми потешки.
Чив-чив, воробей!
Ай, люли-люли-люли,
Прилетели журавли, - Чив-чив, воробей,
Сбегай, грядки, полей!
- Нет папенька!
Нет, маменька!
- Чив-чив, воробей,
В крыше дырку забей!
- Нет папенька!
Нет, маменька!
- Чив-чив, воробей,
Самовар подогрей!
- Нет папенька!
Нет, маменька!
- Чив-чив, воробей,
Сядь за стол поскорей!
- Мигом, папенька!
Сел я, маменька!
Спи, Машенька!
Прилетели журавли –
Сказку Маше принесли.
Журавли-то мохноноги
Не нашли пути-дороги.
Они сели на ворота,
А ворота скрип-скрип.
Не будите у нас Машу,
У нас Маша спит-спит.
Машук, бöбö, узь-узь.
Мамыд мунiс турнавны
Батьыд мунiс черила
Вокыд мунiс вотöсла.
öâ-вö, öâ-вö, öâ-вö
1
Люли-люли-люленьки
Прилетели гуленьки.
Стали гули ворковать,
Стала Маша засыпать.
Солнышко, колоколнышко,
Ты пораньше взойди,
Нашу Машу разбуди.
Ай, туки, туки, туки
Застучали молотки
Застучали молотки,
Заиграли в локотки:
Тук-ток, тук-ток,
Чук-чук-чук-чук
Наловил дед щук,
Сварил ухи для нашей Машеньки.
Кыши, кыши, кыши
Расти Маша выше,
Расти Маша выше,
Вырости до крыши.
Тра-тата, тра-тата,
Дайте Маше решета
Мучки посеять,
Пирожки затеять.
Пирожки-то на дрожжах,
Не удержишь на возжах.
Вот такая расти,
Ко мне в гости ходи.
Вот такая расти
И не пакости.
Сорока-белобока!
- Ты, сорока-белобока,
Зря не прыгай, не летай,
Строить домик помогай!
Волк брёвна кладёт,
Мышка мох подаёт,
Заяц печку слепил,
Дятел дров нарубил,
Белка спичку нашла,
Огонёк зажгла.
А тетеря-то с корзиной
2
Побежала за малиной,
Как вернётся, будет пир,
На весь бор
И на весь мир!
Вот так-то, сорока!
Сто серебряных коней!
Встану, пряжи напряду,
К Иньве-реченьке пойду,
На густой сосёнушке
Сплету гнездо воронушке.
У вороны под сосной
Лавка с дверцею резной.
Дверца бархатом обита,
На засовы не закрыта.
А за ней для девочек
Сто коробок ленточек,
Сто коробок пуговок
Да румяных куколок.
А для мальчиков за ней
Сто серебряных коней!
Сто серебряных коней –
Нет их краше и чудней.
Сам идёшь – они идут,
Сам бежишь – они бегут,
Верхового носят,
А овса не просят!
Вот что у воронушки
Есть в лесной сторонушке;
Вот за что я с ней дружу
И всегда ей услужу.
Вставай, Митенька!
- Митя, Митенька, проснись,
Да с полатцев-то спустись!
Слышишь: крикнул петушок,
За селом поёт рожок,
На крылечке дверь скрипит,
У колодца гусь трубит,
3
Журавли в бору курлычут,
А с реки утята кличут:
«Митя, Митенька, вставай,
Светлый день не прозевай!»
Заюшка!
- Ох ты, заюшка!
Попрыгаюшка!
В саже тонкое ушко,
В мучке белое брюшко.
Чавылек-чивылек,
Где ты бегал весь денек?
Конь!
- Эй, постой, постой, малыш!
Расскажи, куда бежишь?
- Не задерживай меня,
Я бегу ловить коня.
Во крутом логу под ивой
Бродит конь с пушистой гривой,
Конь с отметинкой-звездой,
Конь с наборною уздой.
Я на быстрого взлечу,
Поскачу, куда хочу:
Может, в чистый луг за речку,
Может, к нашему крылечку…
Тпру-ка, ну-ка, конь-конёк!
Мой весёлый скакунок!
Мой послушный , мой холёный –
Прутик ивовый, зелёный!
С листиками…
4
Коми пословицы и поговорки.
Балуйся, но ума не теряй - Ышмы, да садьтö тöд.
Без крыльев не полетишь - Бордтöг этша лэбалан.
Без работы ничего не добыть - Уджтöгыд нинöм оз шед.
Без работы ничто не по вкусу, любая пища не лезет в рот - Уджавтöгыд
нинöм оз чöсты, быдтор вомсьыд усьö.
Без труда и щепки не перевернешь - Уджтöгыд и чаг он бергöд.Белый свет
велик - Шондi югыдыс öд паськыд.
Близорукими глазами на тот берег не засматривайся - Тамыш синмöн ю
мöдарö эн гонняв.
Боек, как быстрая река - Визув ва кодь смел.
Боится даже скрипа дерева - Пу дзуртöмысь весиг полö.
Бойкой лошади - овес, ленивой - погонялка - 3iль вöвлы зöр, дыш вöвлы –
ньöр.
Болезнь не брат дорогой - Висьöмыд лёк, абу бур вок.
Болезнь не красит, всякого согнет - Висьöмыд тай оз красит, быдöнöс
нюкыртас.
Болеть своей болезнью, заботиться о себе - Ас висьöмöн висьны.
Болеть чужой болезнью - Йöз висьöмöн висьны.
Болтливого человека и при помощи удил не обуздать - Калькöс вома
морттö и кöртвомöн он кöртвомав.Большая голова, да мало в ней ума Ыджыд юрыд, да ичöт мывкыдыд.
Большой себя представляешь рыбой - Ыджыд тай, кылан, чери!
Боязливый все равно, что заяц, своей тени боится - Полысьыд пö кöч кодь, ас
вуджöрсьыс поло.
Была бы шея, а хомут найдется - Юрыд кö эм, петляыд сюрö
Были бы кости, а мясо нарастет - Лыыд да кучикыд кö эм, яйыс быдмас
Были бы руки, а работа найдется - Вöлiны мед кияс, а уджыд, майбыр, сюрас.
Было и сплыло и быльем поросло - Вöлöма и бырöма, ёгöн тырöма.
В глупую голову ума не вобьешь - Йöй юрö вежöр он тувъяв.
В голове ветер гуляет, в башке мох растет - Юрас тöв ветлö, вежöрас нитш
быдмо.
В его голове ветер часто меняется - Сы юрын тöлыс частö вежласьö.
В жизни много развилок и извилин встречаемся - Олöмад уна веж да чукыль
паныдасьлö.
В жизни придется всякой ухи похлебать - Быдсяма юква панявны лоö олiгад.
В красивом бору и сосны красивые - Мича яг вылын и пожöмъясыс мичаöсь.
В лесу и деревья разнятся, а где уж людям одинаковыми быть - Вöрад пуыс
абу öткодь, а кысь нö мортыд öткодь.
В лесу, в воде всякого богатства много - Вöрад-ваад быд бурые эм.
5
В марте бывают еще морозы, при которых у коровы рога ломаются - Мартын
кöдзыдыс мöслысь сюрсö на чегъявлö.
В молодости ноги несут, в старости уж не побежишь - Том дырйиыд öд
кокыд нуö-а, пöрысь дырйиыд он нин котöрт.
В мутной воде рыба не водится - Гудыр ваад чери абу.
В одно ухо вошло, в другое вышло - Öтик пельöдыс пырис, а мöд пельöдыс
пeтic.
В одной форме отлиты; по одной форме сделаны - Öти лу вылысь
кисьтöмаöсь.
В омут, не подумав, не лезьте - Думышттöг йирö эн пырö.
В паз забьет, в щель загонит - Пазйö пыртас, щельö йöртас.
В стужу кости ломкие, а жара никому еще костей не ломала - Кöдзыд
дырйиыд лыыд трöпöк, а жарыд пö некодлысь на абу чегъявлöма лыяссö.
В такую погоду хороший хозяин собаку из дома не выпустит - Татшöм
поводдянас бур кöзяин понсö оз лэдз ывлаö.
Веселись, но с умом - Гажöдчы, но бур мывкыдöн.
Веселиться в молодости хорошо, нигде не болит - Томöн гажöдчыны лöсьыд,
оз вись некыт.
Весенние ночи с заячий хвост - Тувсов войыд кöч бöж кузя.
Весна веселая, но бедная, осень скучная, но богатая - Тулыс пö гажа да голь,
ар пö гажтöм да озыр.
Весной неделю дождит, да за день высохнет, а осенью день продождит, но и
за неделю не высохнет - Тулыснад вежон зэрас, да лунöн косьмас, арнад лун
зэрас, да вежон оз косьмы.
Весной паши-сей в шубе и армяке, а жни в одной рубашке - Тулысын гöр да
кöдз пася-дукöсöн, а вунды дöрöм кежысь.
Весной проспишь, осенью загорюешь - Тулыснад кö узян, арын шогö усян.
Вешний день целый год кормит - Тувсов уджъяс во гöгöр вердöны.
Вешний лед не задержать, сам уплывет - Тувсов йитö кутны он вермы, ачыс
кылалас.
Вешнюю воду никто еще не загораживал - Ытва некод на абу пыклöма.
Вешняя вода пробойчива - Тувсов ваыд писькöс.
Вниз спускаться - не вверх подниматься - Увланьыд лэччыны - не вывлань
каины.
Во рту вода замерзла - Вомас ва кынмöма.
Вода замутится и, отстоявшись, опять становится прозрачной - Ва
гудыртчылö да бöр сöдзö.
Вода найдет себе дорогу - Ваыд сiйö туйтö аддзö.
Воды не замутит - Ватö оз гудырт.
Ворона и напрямик иногда летает, но не выгадывает - Рака весьтасавлö да
водзö оз волы.
Ворону ветром прижало к земле; ворона говорит: мне как раз сюда и надо
было - Ракаöс тöпöдöма тöв му дiнас; рака шуö: татчö пö меным и колö волi.
Время - всему целитель, время все сгладит - Кад - быдтор бурдöдысь, кад 6
быдтор шыльöдысь.
Время делает свое дело, не ждет, когда мы выспимся - Кадыд ассьыс
уджсö вöчö, оз миянлысь узьöмтö виччысь.
Время и жизнь не остановишь - Кадтö да олöмтö он сувтöд.
Время и смолистый пень сгноит - Кадыд и сирöд мырйöс сiсьтö.
Время, небось, и камень в дресву обращает - Кадыд, майбыр, и изйöс
дзимбырö пöртö.
Все живое требует пищи, и притом вкусной - Быдöн кöсйö сёйны да
чöскыдöс.
Все приходит в свое время - Быдтор локтö ас кадö.
Все у него есть, только зрачка сорочьего нет - Быдтор нин сылöн эм,
толькö катша син бугыль абу.
Всегда чтоб лягушке под гору - Мед нин век лягöйлы кырбöр.
Всему бывает конец; ничего нет вечного - Быдторлы пом воö; нэмтöмпомтöм нинöм абу.
Всему свое время и место - Ставыслы аслас кад и места
Всех одной ценой не оценишь - Öти донöн ставсö он донъяв
Всяко бывает: и смеяться и плакать приходится - Быд ног овлö: серавны и
бöрдны ковлö!
Выберешь себе светлую дорогу, добьешься чести и славы - Аслыд кö югыд
туй бöръян, честь и слава перъян.
Высохла так, что хоть по ветру пускай - Косьмöма сэтчöдз, кöть тöв
йылö лэдз.
Где день днюет, там и ночь ночует - Кöн лун, сэн и вой.
Где много разговора, там меньше дела - Кöн уна сёрни, сэн этшаджык удж.
Где ни сядет, там и запачкает - Кытчö пуксьылас, сэтi и лякöсьтас.
Глаза выдают вину - Синмыд мыжтö висьталö.
Глаза завистливы; что глаза окинут, то им жаль покинуть - Ловъя синмыдлы
век колö.
Глаза страшатся, а руки сделают и не заметишь - Синмыд полö, а киыд вöчас
да он и тöдлы.
Глаза у нее так блестят, что человека через пойму притянут к себе - Сэтшöма
синмыс вирдалö, морттö навöлöкысь вуджöдас.
Глубже воды не утонем, бояться нечего - Васьыс пыдö ог вöйö, повны
нинöмысь.
Голова на плечах - не кочан капусты - Пельпом вылад öд юрыд абу капуста
мач.
Голова у него умная, только глупому человеку досталась - Юрыс эськö сылöн
тöлка, да сöмын йöй мортлы веськалöм.
Два дела одновременно не делают - Öтпырйö кык удж оз вöчны.
7
Коми загадки.
По утрам не на коне Приезжает гость ко мне... Вечером за горизонт
Убегает - клонит в сон... Золотой, с приходом дня, Будит раньше всех меня!
солнышко
А я тружусь и днем и ночью, Не пью, не ем, не лягу спать...
Но если время хочешь знать, Спроси меня – отвечу точно!
часы
Как кузнечик, на опушке Скачет маленький комочек...
Страшно – прижимает ушки. Хвостик куцый, что грибочек...
заяц
Косолапы ножки - В тепленьких сапожках... По лесу шагаю,
Всех вокруг пугаю... Как оскалюсь, зарычу - Очень грозен, не шучу!
Мед с вареньем я люблю, А зимой в берлоге сплю... Кто это?
медведь
Меня вы очень-очень ждали, Но только тучки собрались,
Вы тут же прятаться взялись И от меня сбежали.
дождь
Лесная избушка Стоит на опушке.
Ни окошек, ни дверей, И полно народу в ней...
Но всяк жилец избушки той За прочих встать готов горой...
Что это?
муравейник
Жгуч и горек мой пучок, Но во мне огромный прок!
8
Кто укусит – тот заплачет, Вот такая незадача!
лук
Дождь за горизонт скатился, А на небе появился,
Выпив влагу с облаков, Дивный обруч в семь цветов.
радуга
Серебристый серп на небе Был как будто перекован
Молотом в буханку хлеба... Глядь – уж серп отточен снова.
луна
От рождения мы были Заперты в своей темнице.
Тесно пусть – не повозиться, Понапрасну не грустили.
Знаем мы, случится это - Кто-то теплою рукою,
Дверь в темницу приоткроет - Нас проглотит за обедом!
горох
Красивая шаль, но никто не позволит себе надеть её.
полати
Парень с девушкой все время смотрят друг на друга,
а подойти друг к другу не могут.
пол и потолок
Добрый молодец да каждому под подол заглядывает.
порог
Старую – престарую бабу туда и сюда за грудь дергают.
дверь
Четыре брата живут под одной крышей.
стол
В каждой избе хлев без стен.
стул
Ночью гладь, а днем возвышенность.
постель
С четырьмя рогами, с двумя животами, а не живой.
подушка
На день по разу ест.
печка
В каждой избе подстилка из медвежьей шкуры.
лежанка
9
Зимой все время ест, а летом все спит.
железная печь
Корова маленькая, а молоко никогда не исчезает.
рукомойник
Сестра с братом зимой и летом купаются.
ведра
В каждом доме Петр с большим носом.
подойник
Баба с толстым животом многими поясами подпоясана.
кадка
Посреди моря лодка плывет.
ковш
С огненным сердцем, с водяным животом, в медном платье.
самовар
Чем больше я верчусь, тем больше богатею и толстею.
веретено
Через железное окно пугало высовывается.
игла, нить
Пятеро братьев дом строят:
один ходит вокруг дома, а остальные сидят
вязальные спицы
Четвероногий бежит, а двуногий гонится за ним.
одноколка
Дуйся, не дуйся, Через голову суйся.
Попляши день-деньской И пойдешь на покой.
Рубаха
Не шит, не кроен, А на ниточке сборен.
Чулки
Как гулять – так надевать,
чтоб не мерзли пять да пять.
Носки
Два котика, четыре хвостика.
Лапти
Днем скамья, а ночью – круг или хомут.
собака
Сначала хлоп-хлоп, а затем резкий крик.
петух
Старик в пушистом совике в прорубь смотрит.
олень
10
Коми народные игры.
Воробей (Пышкай)
С помощью считалки выбирают участника, который
становится «воробьём». Глаза ему завязывают платком. Остальные
(«кошки») ходят вокруг него и поют:
В наш весёлый сад
Прилетел воробей и поёт.
Воробей, воробей, не дремли,
Кто мяукнет, узнай?
Когда все умолкнут, кто-то из игроков мяукает. Если водящий
отгадает мяукнувшего, то они меняются местами, а если нет дальше будет водить.
Маленький воробушек (ичотик пышкай)
Выбранный по желанию или считалкой «маленький
воробушек» ходит внутри круга и показывает всё, что поётся в
песне:
У маленького воробушка живот болит.
Где ходил, где ходил, маленький воробушек?
У маленького воробушка нога сломалась.
Где ходил, где танцевал, маленький воробушек?
11
У маленького воробушка рука болит.
Где ходил, где танцевал, маленький воробушек?
У маленького воробушка голова болит.
Где ходил, где был, маленький воробушек?
У маленького воробушка глаза болят.
Где ходил, где был, маленький воробушек?
У маленького воробушка уши болят.
Где ходил, где был, маленький воробушек?
У маленького воробушка зубы болят.
Где ходил, где был, маленький воробушек?
Потом на его место выходит другой игрок.
Ловля оленей (Коръясос куталом)
Среди играющих выбирают двух пастухов, остальные
участники - олени. Они становятся внутри очерченного круга.
Пастухи находятся за кругом, друг против друга. По сигналу
ведущего «Раз, два, три - лови!» пастухи по очереди бросают мяч
в оленей, а те убегают от мяча. Олень, в которого попал мяч,
считается пойманным. После четырех-пяти повторений
подсчитывается количество пойманных оленей.
Правила игры. Игру надо начинать только по сигналу. Бросать
мяч можно только в ноги играющих. Засчитывается прямое
попадание, а не после отскока.
12
Мышь и угол (Шыр да пельос)
Из числа игроков выбирают водящего, который становится
«кошкой», остальные «мьлпки». Играют в помещении с
пустующими углами. Если угла не всем хватает, можно
использовать стул. «Мышки» становятся по углам, а выбранная
«кошка» ходит между ними и приговаривает:
Мышка, мышка, дай мне угол!
В какой-то момент «мыши» меняются углами, а «кошке» в это
время надо успеть занять освободившийся угол. Кому не
достанется угол, становится водящим.
Медведь-бабушка (Ошко-бобе)
Из числа игроков считалкой определяют водящего, который
становится «медведем», остальные — «собиратели ягод». Можно
играть на улице и дома: если играют на улице, водящий заходит в
овраг и присаживается, если в доме становится на корточки, и его
накрывают шубой. Игроки ходят вокруг него, наклоняются —
показывают сбор ягод, и поют:
Медведь-бабушка, медведь-бабушка,
Чернику собираем, бруснику собираем,
Хорошую ягоду возьмём,
Плохую ягоду оставим.
В удобный для себя момент водящий набрасывается на
убегающих игроков. Пойманный игрок становится новым
«медведем».
13
Консультация для родителей.
Роль фольклора в развитии детей.
Понятие "фольклор" в переводе с английского языка означает
- народная мудрость. Фольклор представляет собой
словесное, устное художественное творчество, которое
возникло в процесс становления, формирования речи
человека. Соответственно, переоценить влияние фольклора
на развитие ребенка практически невозможно.
В процессе общественного развития возникали различные формы и виды
устного словесного творчества - фольклора. При этом некоторые виды и
жанры фольклора прожили очень длительную жизнь. Как и любое другое
творчество, искусство, фольклор способен оказывать значительное влияние
на развитие ребенка, при этом в фольклоре заложена мудрость многих
поколений народов, а значит влияние народного творчества на развитие
ребенка будет только позитивным.
В первую очередь, фольклор помогает развивать речь. Чем отличаются
многие фольклорные произведения, будь то пословицы, притчи или сказки?
Они характеризуются богатством, наполненностью, яркостью речи,
интонационных нюансов - это не может не отразиться на речи ребенка. Чем
раньше вы начнете знакомить малыша с фольклором, тем чаще вы станете
это делать, тем больше шансов на то, что ваш ребенок раньше станет
говорить, раньше научится связно выражать свои мысли, свои эмоции.
А между тем, правильно поставленная речь является одним из залогов
успешности человека в современном мире. Грамотная, эмоционально
насыщенная речь позволит быстро и легко находить общий язык с любыми
людьми, органично вписаться в любой коллектив.
Это, в свою очередь, приводит к формированию адекватной самооценки, к
ощущению того, что нашел свое место в этом мире, к уверенности в себе.
Ведь каждый родитель стремится к тому, чтобы его малыш мог быть уверен в
себе, в своих силах, а потому имеет смысл знакомить своего ребенка с
фольклорными произведениями как можно раньше.
Одной из фольклорных форм являются поговорки и пословицы,
представляющие собой особый вид поэзии, который веками впитывал в себя
опыт и мудрость многих поколений. Используя в своей речи поговорки и
пословицы, дети могут научиться лаконично, ярко и ясно выражать свои
14
чувства и мысли, научиться окрашивать свою речь, развить умение
творчески употреблять слово, образно описывать предметы, давая им яркие и
сочные описания.
Еще одним интересным жанром фольклора являются загадки. Придумывание
и отгадывание загадок оказывает весьма сильное позитивное влияние на
развитие речи ребенка. Загадки обогащают детскую речь за счет
многозначности некоторых понятий, помогая замечать вторичные значения
слов, а также формируют представление о том, что такое переносное
значение слова. Кроме того, правильно подобранные загадки помогут
усвоить грамматический и звуковой строй русской речи. Разгадывание
загадок позволяет развивать способность к обобщению, анализу, помогает
сформировать умение делать самостоятельные выводы, развить умение
лаконично и четко выделять наиболее выразительные, характерные признаки
явления или предмета.
Наконец, особое внимание стоит обратить на народную лирику, которая
занимает особое место в мире фольклора. Состав песенного лирического
фольклора гораздо разнообразнее многих фольклорных жанров, будь то
героический эпос или даже сказки. Так, первые фольклорные песенки малыш
слышит сразу же после рождения - мамы убаюкивают малышей ласковыми,
спокойными колыбельными песенками, а иногда мама убаюкивает и еще не
родившегося малыша.
Кроме того, родители развлекают детей потешками, играя с их ручками и
ножками, пальчиками, подбрасывая на руках или коленях. Кто из нас не
слышал, не играл со своими ребенком в "сороку-ворону, которая кашку
варила" или в "ладушки-ладушки". Многие пестушки сопровождают первые
сознательные движения ребенка, помогая ему таким образом "закреплять
пройденный материал", ассоциировать свои действия со звуковым его
сопровождением, налаживая связь между действиями и речью.
Резюмируя, можно сказать о том, что фольклор в развитии детей играет
важнейшую роль. Фольклор не только развивает устную речь малыша, но
также позволяет обучить его нравственным нормам. Фольклорные
произведения представляют собой уникальное средство для передачи
мудрости, накопленной многими поколениями.
15
Консультация для родителей.
«Роль сказки в развитии детей»
Трудно переоценить роль сказки в развитии ребёнка, она помогает развить у
ребёнка чувство сострадания, желания прийти на помощь нуждающемуся,
чувство ответственности. Юмора и уверенности в победу справедливости. Это
позволяет вырастить человека - оптимиста и сделать его глубоко духовнонравственным.
С. Михалков писал: «Пусть книги друзьями заходят в дома, читайте всю
жизнь, набирайтесь ума. »
В наше время, ценности во многих семьях стали более материальны, нежели
духовные. Родители не часто покупают книги, считая достаточным наличие
компьютера или планшета у ребёнка, не ходят с ним в библиотеку. Им порой
кажется более удобным посмотреть сокращённый фильм по произведению в
интернете или купить видеокассету сомнительного качества. Исчезла из
семейного воспитания удивительно важная и ценная традиция семейного
чтения, которая не только развивала ребёнка, его речь, но и позволяла каждому
члену высказаться по содержанию, определить ценности, близкие этой семье,
особенностям её уклада.
Трудно переоценить чтение сказки ребёнку перед сном, создание близости и
любви с родителями, особое состояние перехода ко сну с чувством любви,
тепла, спокойствия и некоторого волшебства.
«Все мы родом из детства» говорил А. Экзюпери и если человек сохранил это
волшебство и веру в красоту, доброту и справедливость, то это счастливый
человек, который сможет сделать счастливыми близких. Давайте вспомним и
слова В. Берестова «Не бойся сказки, бойся лжи, а сказка, сказка не обманет.
Ребёнку сказку расскажи, на свете правды больше станет. »
А разве можно без сказки развить воображение, фантазию, желание мечтать у
ребёнка? Слишком мудрыми и щедрыми были наши предки и оставили нам
великий дар в деле воспитания – сказку.
Конечно если не читают и не рассказывают сказок детям –это не трагедия для
родителей, это - трагедия для ребёнка. Классики в деле педагогики считают,
что таланты воспитываются книгами и поощрениями. Родители великих
людей не навязывали детям книги, они окружали ими детей с детства.
Получать знания из книг - это длинный путь, требующий затрат души
родителей, их усилий и любви к детям. И как часто мы наблюдаем родителей
16
с проблемами в поведении, которые удивляются «в кого ребёнок? Мы ему
дали всё, а он вырос эгоистом».
Я считаю, что причина в том, что ему не дали самого главного-это общения,
любви и дружбы, общих переживаний, обсуждения прочитанной сказки,
которую не прочитали в своё время малышу.
Наши бабушки нам не читали, они, в основном, их нам рассказывали,
рассказывали каждая в своём определённом темпе, стиле, со своим
настроением и интерпретациями, и ещё важно то, что они пели, а пели они
всегда: когда отмечали праздник, когда работали, когда укладывали нас спать.
«Красна сказка складом, а песня- ладом». А сейчас наши бабушки живут
отдельно, от внуков, они работают, так как хотят иметь к небольшой пенсии
хоть какой - нибудь приработок, им порой не до песен и сказок.
У детей, с которыми занимаются дома, читают, разговаривают нет
комплексов, они смело высказывают своё мнение, рассуждают. Есть
пословица «Сказка – складка: послушать сладко» - дети, обделённые
вниманием родителей, замкнутые, не уверенные в себе, не умеют рассуждать,
отстаивать свою точку зрения.
Если до выхода ФГОС в основном мы, педагоги - дошкольники занимались
этой проблемой, то сейчас будем мотивировать родителей, чтобы они более
активно занимались воспитанием своего ребёнка. Есть родители которых не
надо просить, убеждать, они и так живут жизнью детей, их жизнью в детском
саду, они посещают вместе с нами музеи, ходят в походы, активно и с
удовольствием участвуют во всех садовских и групповых мероприятиях, сами
организуют праздники, украшают и оформляют групповую комнату, создают
стенные газеты.
Жизнь сама говорит за себя: дети - это наша старость и не надейтесь, что там
где не было любви, тепла и сказки будет что – то хорошее, ибо истина говорит:
«Какое зерно вложили - такой урожай получили».
Вы, когда нибудь задумывались, почему в Германии около 70% стариков в
домах престарелых. Возможно, там условия, там внимание, уход
специалистов…
Но вряд ли наши родители выбрали бы такое внимание? Наша российская
традиция - жить рядом с сыном или дочкой, которые вас любят и заботятся о
вас. Но это лишь там, где любовь и заботу о близких взрастили, привили и
сделали потребностью.
И горе вам если не было у вас этого доброго общения? Даже если вы всю жизнь
зарабатывали деньги и у вашего ребёнка было всё необходимое, он был лишён
главного – общности с вами.
17
Мы должны понимать, что важно не упустить время, ведь способности к
развитию творческого мышления уменьшаются с годами, главное вовремя
развивать любопытство - познавательный интерес, умение мечтать и
фантазировать – основу развития и инноваций, открытий, раскрепощённость
– силу и свободу личности .
И от взрослых зависит, научат ли они своё дитя нестандартно мыслить,
фантазировать, придумывать, творить, действовать нестандартно и гибко.
Содержание Программы должно обеспечивать развитие личности, мотивации
и способностей детей в различных видах деятельности. Сказку можно
использовать во всех образовательных направлениях, так как она близка
детям.
В сказке заложены морально-нравственные ценности, она развивает навыки
общения, любознательность, воображение, формирует представление об
объектах окружающего мира. Сказка в речевом развитии обогащает словарь
ребёнка, знакомит его с разными культурами, традициями.
В художественно-эстетическом развитии сказка, стимулирует воспитанника в
творческой деятельности.
В физическом развитии игровые сказочные моменты способствуют
правильному формированию опорно-двигательной системы организма.
Для того чтобы ребёнку было комфортно важна среда в которой он пребывает,
очень важно, чтобы она была близка и понятна, интересна ребёнку, побуждала
его к поиску ответов на возникающие у него вопросы. В моей группе
предметно-развивающая среда гибко меняется, в соответствии с содержанием
темы. Часто использую сказочных персонажей, которые ведут ребят к новым
знаниям, нередко дети ведут героя к открытиям, которые дети делают в
созданной сказочной ситуации.
В группе мы перенесли книжный уголок в зону уединения, где стоят 2 кресла,
журнальный столик, полка с книгами. Книги периодически меняются, есть
любимые книги детей, которые они с удовольствием дарят своим сверстникам.
В специально отведённом уголке дети выставляют поделки и рисунки,
которые сделали по сказке самостоятельно или с мамой или с папой.
Нередко наши родители вместе с детьми принимают участие в театрализациях,
они шьют костюмы, помогают изготовить атрибуты.
18
Коми народные сказки.
Восьминогая собака
Сказка народа коми
Жил-был старик со старухой. Пошли они как-то в парму, в лес северный, за
черникой. Собирают ягоды в набирушки, смотрят, бежит к ним какой-то
зверь чудной.
— Ты кто? — спрашивает старик.
—Я собака, — говорит зверь. — Возьмите меня к себе.
— Да на кой ты нам нужна! — рукой машет старуха. — Нам вдвоём-то
мудрено прокормиться, да ещё ты.
— Горемыка я несчастная! — заскулила, заплакала собака. — Весь свет
обегала, никто меня к себе не берёт. Четыре лапы стерла, скоро остальные
четыре сотру, а потом и помру. Ойя да ойя!
— Не то у тебя восемь лап было? — спрашивает старик.
— Восемь, как есть восемь, — отвечает собака. — Раньше все собаки
восьминогими были, шибче всех зверей бегали.
— Ну а с четырьмя ногами ты нам и вовсе ни к чему, — старуха говорит.
— Головушка моя горькая, — снова заскулила та. — Последняя собака я на
всём белом свете. Как изотру последние лапы, вовсе мой род прервётся.
Возьмите меня, несчастную, я буду в конурке жить, дом вам сторожить.
— Старуха, а старуха, может, возьмём её к себе? — старик уговаривает.
— Хоть она и с изъяном, а жалко всё ж таки, ежели последняя собака на
земле вымрет.
— Кабы она о восьми ногах была, — вздыхает старуха. — Да уж ладно,
пожалеем эту уродину на четырёх ногах.
Взяли они собаку к себе. Ничего, привыкли к четвероногой. Собака дом
сторожила, со стариком на охоту ходила. От неё и повёлся род четвероногих
собак.
19
Старику со старухой надо спасибо сказать, а то бы и таких на земле не
осталось
Мышь и сорока. Сказка народа коми
Жили-были сестрица-мышка и сестрица-сорока. Однажды собралась мышка
на работу и говорит сороке:
— Я, сестрица-сорока, за сеном схожу, а ты пока приберись в доме да
поставь варить суп.
Ушла мышка, а сорока стала прибираться и варить суп. Варила, варила супто, да и свалилась в горшок вниз головой.
Пришла мышь домой, стучится:
— Сестрица-сорока, открой!
Долго стучалась, но никто не откликнулся. Юркнула она в норку, зашла в
сарай, сметала сено и опять побежала в избу. Только нет как нет там
сестрицы-сороки. Достала тогда мышка суп из печки, чтобы поесть, тут и
увидела в горшке сестрицу-сороку. Что поделаешь, съела она сорочье мясо, а
грудную кость-лодочку утащила на речку, села в нее и запела:
Мышь плывёт-качается:
Лодка у неё — сорочья грудина,
Весло — бобровый хвост,
Шест — выдрин хвост,
Парус-соболий хвост.
Под крутым бережком подгребёт,
Под песчаным бережком — подтолкнёт.
Идёт навстречу заяц, говорит:
— Сестрица-мышка, возьми меня в лодку.
— Не возьму, лодка у меня маленькая.
— Ну хоть одну лапку поставлю, на одной постою...
— Ну что с тобой делать, садись. Поплыли они дальше вдвоём, мышка опять
запела:
Мышь плывет-качается:
20
Лодка у нее — сорочья грудина,
Весло — бобровый хвост,
Шест — выдрин хвост,
Парус — соболий хвост.
Под крутым бережком подгребет,
Под песчаным бережком — подтолкнет.
Повстречалась им лиса, говорит:
— Сестрица-мышка, возьми меня в лодку.
— Не возьму, лодка у меня маленькая.
— Ну хоть одну лапу поставлю, на одной постою...
— Ну что с тобой делать, садись. Плывут они втроём, мышка опять поёт
свою песенку:
Мышь плывет-качается:
Лодка у нее — сорочья грудина,
Весло-бобровый хвост,
Шест — выдрин хвост,
Парус — соболий хвост.
Под крутым бережком подгребет,
Под песчаным бережком — подтолкнет.
Повстречался им медведь, говорит:
— Сестрица-мышка, возьми меня в лодку.
— Не возьму, лодка у меня маленькая.
— Ну хоть одну ногу поставлю, на одной постою.
— Нет, ты много места займешь, лодку опрокинешь.
21
— Тогда я сяду, чтоб она не перевернулась. Сел медведь в лодку-то и утопил
всех.
Гундыр.
Когда-то правил лесной стороной старый царь. У него было три сына:
Федор-царевич, Василий-царевич и меньшой, хитроумный Иван-царевич.
Братья завидовали уму и силе Ивана, наговаривали на него отцу. Вот старый
царь и невзлюбил Ивана, да зато всем сердцем привязался к старшим
сыновьям.
Иван об этом не очень тужил, он целыми днями, бывало, пропадал на охоте.
Однажды он встретил в лесу девушку-красавицу, полюбил ее и хотел свадьбу
сыграть. Да случилась беда: чудовище, шестиголовый Гундыр, неведомо
куда унесло невесту. Говорит Иван отцу:
— Позволь мне пойти по белому свету. Я спасу нашу землю от чудовища и
освобожу невесту.
Отец позволил. Старшие братья, которым давно хотелось странствовать,
тоже выпросили у отца разрешение отправиться в дорогу.
— Ладно,— говорит отец.— Теперь вы уже взрослые, можно вас отпустить.
Ну, вот они и отправились в путь. Идут царевичи, может, день, может, два.
Приищи к густому, как щетина, лесу, нигде нет прохода.
Только у леса избушка стоит, там кузнец живет. Зашли братья в избу, стали
спрашивать у кузнеца:
— Как пройти через лес? Где тут тропинка? Л кузнец в ответ:
— Какие там тропинки! Здесь частый ельник, на пятьдесят верст темный лес.
Подумал-подумал Иван м говорит:
— А мы вырубим лес и пройдем, только ты, кузнец, скуй нам топор.
— Топор у меня есть, острый-преострый, да только один, возьмите его, коль
надо!—отвечал кузнец.
Переночевали братья у кузнеца, назавтра пошел Федор прорубать просеку.
Рубил, до самого вечера рубил, а вырубил лес на полторы версты. Услыхали
об этом братья и затужили: так, мол, рубить нам придется месяц.
Назавтра пошел рубить просеку Василий-царевич. А вечером, когда
вернулся, братья спрашивают:
— Ну, сколько прошел?
— Версты две с половиной.
— Видно, долго придется здесь нам прожить.
На следующий день вышел рубить просеку Иван, с обоюдоострым топором.
Нарочно попросил он кузнеца сковать такой.
Махал да махал, махал да махал топором, пока весь оставшийся ельник не
срубил. Потом еще шагов двадцать прошел вперед. Увидел — вдали что-то
вроде большой копны виднеется, пустил Иван стрелу в копну и вернулся к
22
доброму кузнецу.
— Ну, много ли срубил деревьев, Иван?— спрашивают братья.
— А я,— отвечает,— дорогу проложил. Прошел я больше пятидесяти верст и
увидел какую-то копну. Завтра пойдем туда и все узнаем.
Назавтра проснулись братья и говорят кузнецу:
— Прощай, хозяин, на обратном пути мы тебе чистым золотом заплатим.
Пошли братья дальше. Шли, шли по просеке, добрались до копны. А это,
оказывается, дом.
Вчерашняя стрела Ивана в стену вонзилась, так и торчит.
Вошли братья в избу, что им нужно, то и есть на столах: похлебка, каша,
яичница, вино, пиво. Сели обедать, Иван и говорит:
— Ой, Федор да Василий, много не ешьте, не пейте, здесь есть еще
неведомый жилец. Придёт он, наверно, ночью. Сытый да пьяный крепко
спит, а нам надо караулить.
Братья не послушались, ели и пили, сколько могли, досыта.
Встали братья из-за стола и говорят:
— Тебе, Федор, сегодня караулить.
Федор надел тулуп, обошел вокруг дома, потом лег под крыльцом и спьяна
заснул.
Немного погодя вышел Иван. Видит, брат спит под крыльцом.
— Ну,— говорит,— караульщик тоже! Сразу и захрапел.
Стал Иван караулить. В полночь, слышит, кто-то едет-гремит на телеге: это
на тройке примчался трехглавый Гундыр. Тело у него, как у медведя, а из
трех голов дым валит.
— Иван-царевич в мою усадьбу пришел, принес своей крови ложку и мяса
плошку, мне раз проглотить.
— Не прицеливайся сразу высоко. Давай бороться будем!— отвечает Иван.
— Давай дунь, да так, чтоб стало железное гумно в три версты длиной и в
три версты шириной.
— А сначала,— молвит Иван,— ты сам дунь, у тебя три души, да все
поганые, а у меня одна, да чистая.
Дунул трехглавый Гундыр, и стало железное гумно в три версты длиной и в
три версты шириной.
Начали они биться. Бились, бились. Изловчился Иван и отрубил саблей все
три головы Гундыра, бросил в сарай, а лошадей привязал на конюшне к
кормушке с пшеницей. Потом вернулся в избу и лег спать.
Утром братья спрашивают Федора:
— Как караулил, видел кого-нибудь?
— Кто же придет сюда? Никто не приходил,— говорит Федор.
Братья опять стали есть и пить. Иван и говорит:
— Ой, Федор да Василий, много не ешьте, не пейте. Чую, сюда еще жилец
23
заявится. А у сытого и пьяного крепкий сон.
Федор и Василий опять не послушались, ели-пили, сколько могли, потом и
вечер наступил.
— Сегодня тебе, Василий, караулить.
Василий надел тулуп, обошел дом, лег под крыльцом и заснул. Немного
погодя выглянул Иван. Видит: брат заснул под крыльцом.
— Ну и караульщик! Уже спит!
Осмотрел Иван лес, обошел вокруг дома, слышит, кто-то неподалеку гремитедет. И, впрямь, на шестерке лошадей подъехал шестиглавый Гундыр. Тело у
него, как у медведя, а из шести пастей дым валит.
— Ты,— говорит,— Иван-царевич, на мое хозяйство заришься. Брата моего
убил. Ну-ка, садись мне на язык, я проглочу тебя.
— Не прицеливайся сразу высоко, давай поборемся сначала,— говорит Иван.
— Дунь, да так, чтоб стало здесь железное гумно шесть верст длиной и шесть
верст шириной. Засмеялся Иван:
— Сам дунь. У тебя шесть душ, да все поганые, у меня одна, да чистая.
Дунул шестиглавый Гундыр, легло железное гумно шесть верст длиной и
шесть верст шириной.
Стали бороться Гуидыр с Иваном. Боролись, боролись, Иван опять саблей
махнул, и полетели все шесть голов Гундыра повыше земли, пониже облака.
Подхватил Иван головы, бросил их под сарай, а шестерку коней привязал к
кормушке с пшеницей. Теперь уже девять лошадей стало у Ивана и девять
голов собралось.
Иван вернулся в избу.
Наступило утро, Василий приходит.
— Ну, что,— спрашивают братья,— как караулил, видел кого-нибудь?
— Никто не приходил, ни души не видел!— отвечает Василий.
Принялись братья обедать. Иван говорит:
— Смотри, Федор, гляди, Василий, здесь есть еще жилец, Он ночью заявится
в избу. Вы много не ешьте, не пейте. У сытого и пьяного непробудный сон.
Братья опять не послушались Ивана, ели и пили, сколько влезет. Вечером
Иван стал выходить караулить и еще раз сказал братьям:
— Смотрите, крепко не засыпайте.
— Ладно,— говорят братья, а сами, как только Иван вышел, сразу заснули.
Иван все ходит вокруг дома, слушает, не подойдет ли кто. Бродил, бродил он
по двору, услышал, будто бы кто-то гремит-едет. Посмотрел Иван я увидел
— на девяти лошадях прискакал девятиголовый Гундыр. Из его девяти
пастей летит огонь и дым, тело железной чешуей покрыто, за плечами
крылья.
— Ты,— говорит,— Иван-царевич, пришел в мое хозяйство и барствуешь,
моих двух братьев убил. Может, меня хочешь убить? Ну-ка, прыгай на язык,
24
я проглочу тебя.
— Не прицеливайся сразу высоко,— говорит Иван,— давай бороться.
Отвечает Гундыр:
— Давай, только дунь, пусть ляжет железное гумно девять верст длиной и
девять верст шириной.
— Сам,— говорит Иван,— сначала дунь. У тебя девять душ, да все поганые,
а у меня одна душа да чистая.
Дунул девятиголовый Гундыр — легло железное гумно девять верст длиной,
девять верст шириной. А чудовище спросило:
— Говори, Иван-царевич, как будем бороться.
— А вот,— отвечает Иван,— я пойду на правый конец гумна, ты — на левый,
а потом пойдем друг другу навстречу. Который из нас упадет при встрече,
тот и будет убит.
— Ну, ладно.
Пошли они навстречу друг другу, да один мимо другого так и прошли.
— Где ты, Иван, прошел?— спрашивает Гундыр у Ивана.
— Под твоей правой рукой,— отвечает царевич. Второй раз встали они на
концы гумма, спять отправились друг Другу навстречу и опять не
столкнулись.
— Теперь ты где прошел?— спрашивает Гундыр.
— Теперь под твоей левой рукой.
— Ну, ладно, толку из этого у нас не выйдет. Давай врукопашную биться.
Ну и боролись же,— смотреть страшно! Вот девятиглавый Гундыр стал
одолевать Ивана. Иван-царевич просит чудовище:
— Погоди, постой,— я разуюсь, сапоги брошу в сторону, чтоб они тебе,
поганому, не достались.
Разулся Иван, правый сапог швырнул в дом. И сразу крыша целиком с избы
слетела.
Но братья-царевичи так крепко заснули, что и не шевельнулись. Потом опять
принялись биться Иван и Гундыр, и опять чудовище начало одолевать Иванацаревича. За руки его хватает. Не дает саблю вынуть.
— Погоди,— просит царевич,— дай-ка я левый сапог сниму, брошу в
сторону, чтоб тебе, поганому, не достался.
Разулся Иван и так швырнул левый сапог, что одна стена избы с потолка до
пола слетела. Думал Иван братьев разбудить. Да куда там! Крепко спят
царевичи, не просыпаются.
Опять стали биться Иван и чудовище.
Боролись, боролись, И опять Гундыр одолевает Ивана.
— Погоди,— говорит Иван.— Дай-ка я саблю брошу, чтобы тебе, поганому,
не досталась. А ты наклонись и отойди немного в сторону, чтоб сабля на лету
тебя не задела.
25
— Нет,— говорит Гундыр,— этого мне нельзя сделать.
— Ну, коли, нельзя, так нельзя. А ты хоть свои девять голов немножко
наклони.
Гундыр наклонил свои девять голов, железная чешуя сдвинулась,
приоткрылось на шее голос тело. Ивану только это и нужно было. Свистнула
сабля, ударила по шее Гундыра, все девять голов с плеч покатились. И
крикнули отрубленные головы:
— Ты, Иван, еще раз рубани.
— Хватит,— говорит Иван,— на нашей земле только раз полагается.
Иван взял головы Гундыра и бросил в сарай, А девять лошадей привязал к
кормушке, полной отборным зерном. Теперь у него уже восемнадцать коней
и восемнадцать голов.
Вернулся Иван в избу. Одного брата пнул, другого толкнул, насилу
растолкал, братья встали. А как встали, и глаза у них на лоб полезли.
Смотрят — нет на избе крыши, нет стены от пола до потолка. Взял Иван
братьев за руки, повел их в сарай и показал им коней и головы и рассказал,
что с ним приключилось за это время.
Собрались братья сено косить и пошли запрягать лошадей. Федор запряг
тройку, Василий — шестерку, Иван — девять коней. Нагрузили возы сеном.
Иван говорит братьям:
— Я три ночи не спал, лягу на сене, посплю, а вы последите, чтобы мои
лошади не отстали.
— Ну, ладно.
Иван зарылся в сено и заснул. А братья зашепталась:
— Давай Ивана убьем. Тогда девять коней нашими будут. И не станет
хвастаться Иван, что Гундыров он убил, пока мы спали, и не только девять
коней, честь-слава будет нашей.
А Василий-царевич говорит:
— Зачем убивать Ивана. Давай-ка ему ноги отрежем и хватит.
Так и сделали братья. Девять коней себе взяли, а Ивана самого сбросили с
телеги. А он после трех бессонных ночей так крепко спал, что ничего не
слышал. Братья ему ноги отрубили и ускакали. Проснулся Иван, бормочет:
— Ах, ты, вот беда, ногу отсидел. И братьев нет, ни телеги, ни лошадей не
видно.
Но увидел: ноги отрублены, и заплакал.
Потом вытер слезы, взял валявшиеся поблизости ноги и пополз к реке.
— Эх,— говорит,— была бы лодка, или хотя бы плот, даже бревно, чтобы
мог я поплыть по волнам.
Смотрит, и впрямь: плывет по реке бревно. И не просто плывет, а к нему
приближается.
Сел Иван на бревно и поплыл куда глаза глядят. Плыл он день и два, и три.
26
Глядь, вдали избушка виднеется, А на чердаке у открытого окна стоит
красавица, косы по ветру вьются, блестят, будто солнечные лучи. Узнала она
Ивана-царевича, принялась ему платком махать.
— Я,— кричит,— тебя и безногого люблю!
Тогда Иван-царевич приказал бревну:
— К красавице плыви, мое бревно!
Только проговорил Иван эти слова, бревно повернуло и остановилось возле
самого окошка. Слез он с бревна и стал карабкаться-ползти к избушке. Вдруг
оттуда выскочила не девушка, а ведьма. Глянула на Ивана да как закричит:
— Что тебе надо? Это ты убил моего мужа и двух братьев? Ну, берегись!
Понял Иван, что перед ним Ёма, вдова девятиголового Гундыра. А ведьма
схватила бедного Ивана-царевича и давай бить. Иван-царевич как может
обороняется. Била, била, устала. Потом говорит:
— Ладно, давай отдохнем.
Ёма пошла вниз, чтоб томва-ловва выпить, что силу придает. А с чердака
девушка стала кричать Ивану:
— Иван-царевич, Ёма томва-ловва, молодильной воды выпить хочет. Когда
она второй раз пойдет отдыхать, я тебе вынесу томва-ловва, ты свои ноги
обратно приклеишь.
Вернулась Ёма, и опять стали они биться. Царевича Ёма так и треплет! Туго
ему стало.
— Давай же,— говорит он,— отдохнем.
Согласилась ведьма, пошла отдыхать. А в это время девушка спустила
Ивану-царевичу кувшин с чердака, и он напился досыта томва-ловва, омыл
этой водой свои ноги, они опять приросли и крепче прежнего стали. Допил
Иван томва-ловва и стали биться с ведьмой. Схватил Иван-царевич Ему за
косу и давай прутом стегать. Уже побеждать стал ее. Да тут Ёма взмолилась:
— Отдохнем еще час, я схожу еще попью!
И она пошла в подвал.
А девушка кричит сверху с чердака:
— Я дам тебе железный крюк. Если полезет Ёма ко мне на чердак, зацепи
крюком сарафан, сдерни ее вниз, и помешай ведьме убить меня.
А Ёма в подвале увидала, что бочонок опустел, живая вода исчезла.
Рассердилась ведьма на девушку, поняла, что она воду взяла,
— Как ты смела дать Ивану живую воду! А?— взвизгнула Ема и бросилась,
будто кошка, на стенку. А Иван схватил железный крюк, изловчился, зацепил
крюком Ёмин сарафан, сдернул ведьму вниз и бросил в речной омут. Там
Ёме и конец пришел.
В это время застучали лошадиные подковы. Побежала девушка, заперла
конюшню. Боялась, что конь колдуньи их растопчет...
Вышла красавица к Ивану и рассказала царевичу, как хотел взять ее в жены
27
шестиголовый Гундыр, да она не согласилась. И держали ее Гундыры здесь
взаперти на чердаке.
— Ты моя невеста,— сказал Иван,— поедем к моим родителям.
Иван-царевич и девушка положили в лодку меха, золото и добро Гундыров,
поплыли на родину Ивана-царевича.
Плыли, плыли, к кузнецу приплыли.
— Ну,— говорит Иван,— что заплатили мои братья?
— Они,— изумился кузнец,— и не заходили,
— Возьми тогда это золото,— сказал Иван и подал ему целую горсть золотых
монет.
Сел царевич с невестой в лодку, дальше поплыл.
Плывет царевич и неведомо ему, что братья рассказали отцу о его гибели.
— Мы, отец, целый табун коней добыли и Гундыров убили,— хвастались
царевичи.
Царь очень любил Федора и Василия, а об Иване не тужил.
Весь дворец всполошился, когда вернулся Иван-царевич. Вошел Иван и
говорит отцу-царю:
— Здравствуй, отец, царь-государь! Отец удивился:
— Мы тебя уже оплакали, а ты, оказывается, жив!
— Я не помирал и не помру. Я до ста лет буду жить и завтра хочу свадьбу
справить.
Рассказал Иван-царевич все как было, как ездил, как братья отрубили ему
ноги и бросили его в лесу.
Царь выслушал рассказ Ивана-царевича, приказал написать указ. В указе
говорилось:
— Приказываю Федору чистить хлев, Василию подметать под окнами двор, а
Ивана поставить царем.
28
Яг-Морт. Коми народная легенда
В седой древности, когда еще на берегах Печоры и Ижмы рассеянно жили
полудикие чудские племена и, не зная хлебопашества, питались от промысла
зверей и рыб, когда они поклонялись богам каменным и деревянным, в
дремучем лесу, окружающем одно из чудских селений, появился человек
необыкновенный. Ростом он был едва ли не с добрую сосну, и по голосу, по
виду — дикий зверь. Лицо, обросшее черной, как смоль, бородой, глаза,
налитые кровью и дико сверкающие из-под густых бровей, одежда из
невыделанной медвежьей шкуры — вот приметы этого человека, которого чудь
назвала Яг Мортом, Лесным человеком, и название это вполне подходило ему.
Никто не знал, какого роду–племени Яг Морт, никто не ведал, откуда появился
он возле чудских жилищ. Яг Морт жил в глубине дремучего леса, в
недоступных чащобах, рассеянных по пустынному побережью реки Кучи, и
появлялся в селениях только для грабежа и убийств. Робкие чудины избегали
встречи с ним. Одно имя Яг Морта наводило страх, женщины пугали им
шаловливых детей своих:
Яг Морт ыджыд
кыдз бур коз,
Яг жорт съöд,
кыдз пач шом.
Эн бöрд, пиö,
Яг Морт воас,
Кутан бöрдны—
тэнö сёяс.
Яг Морт высок,
как добрая ель.
Яг Морт черен,
как уголь в печи.
Не плачь, сынок,
придет Яг Морт,
Будешь плакать—
съест тебя.
Так пела молодая чудинка, стараясь унять плачущее дитя свое.
Для нападений на селения Яг Морт обыкновенно избирал ночное время, и
тогда, во мраке, освещаемом заревом пожара, каждый шаг его отмечался
кровью и опустошением. Он уводил, резал скот, похищал жен и детей.
29
Ненависть Яг Морта ко всему живому простиралась до того, что он часто без
всякой причины убивал встречного и поперечного.
Выведенные из терпения злодействами разбойника, чудины всеми силами
старались погубить его: они ловили его, как дикого зверя, устраивали засады,
но ничего не помогало. Хитрости противопоставлял он хитрость, а открытая
схватка с могучим разбойником была не по плечу робким чудинам. И во всем
Запечорье не выискалось молодца, кто бы осмелился помериться силами с Яг
Мортом: взмах топора был ему нипочем, удары копий отражал он своей
палицей, а стрелы отскакивали от косматой груди его.
Вдобавок Яг Морт слыл в народе великим чародеем: в воде не тонул и в огне не
горел, как обыкновенно говорили о нем люди. Скотский падеж, бездождие,
безветрие и вообще все физические бедствия — все суеверная чудь
приписывала мрачным волхвованиям Яг Морта. Он повелевал стихиями,
помрачал звезды, солнце и луну, и не было предела темному могуществу
чародея–разбойника, и потому он царствовал безнаказанно в мрачных лесах
Запечорья.
Раз у старшины одного из чудских селений пропала без вести единственная
дочь, красавица Райда. Проходит день, два, проходит неделя — прекрасной
Райды нет как нет! Мать ее все глаза выплакала, отец и жених исходили все
окрестные селения и леса, но не нашли нигде Райды.
Вот кликнули клич, созвали народ, объявили горестную утрату, и все, старые и
малые, единогласно утвердили, что весеннему цветку, Райде, нельзя так рано
увянуть, если она исчезла, это непременно сделано Яг Мортом: он завидовал
цветущей красе Райды, он и похитил ее и увлек в звериную берлогу... "Но горе
нам,— промолвили старики,— нет суда на Яг Морта: мы ничего не можем
сделать против могучего чародея! Райда погибла!" Как водится, потолковали,
пошумели и, с печальным видом засунув бороды в воротники шуб,
возвратились по домам. Но не удовольствовался таким решением удалой жених
Райды, не удовольствовались им и прочие молодые парни, соискатели руки
красавицы.
Они снова кликнули клич, взволновали все Запечорье, собрали несколько
десятков удальцов завзятых и на общем совете положили: "Во что бы то ни
стало отыскать жилище Яг Морта, схватить его живого или мертвого, погубить,
сжечь окаянного чародея, хотя бы самим погибнуть!" И вот составилось
ополчение: ратники вооружились луками, копьями, топорами — кто чем мог, и
двинулись в поход — сто против одного! Но этот один был не простой человек,
а силач необыкновенный, страшный разбойник, и вдобавок колдун,
чернокнижник. И отважные охотники не без тайного страха ожидали встречи с
Яг Мортом.
30
Несколько суток прошло в тщетных поисках, но чудины не отступались от
принятого намерения и не возвращались домой. Наконец они засели в густом
лесу, на угоре Ижмы, близ тропинки, по которой обыкновенно проходил
разбойник. Неизвестно, долго ли парни таились в засаде, но вот однажды видят:
Яг Морт переходит вброд Ижму, прямо напротив того места, где они
притаились, и казалось, идет прямо на них. Тут не одно чудское сердце
забилось от страха, но трусить было уже поздно, и, лишь только злодей ступил
на берег, копья, стрелы, каменья градом посыпались на него из чащи леса.
Изумленный столь внезапным нападением, ошеломленный первыми ударами,
разбойник на минуту остановился...
А бесчисленные удары сыпались на него, тогда заревел он, как дикий зверь,
взмахнул тяжелой палицей, и понесся в середину нападавших. Чудины
окружили его со всех сторон, и началась страшная битва... Яг Морт долго, с
яростным ожесточением отбивался от толпы озлобленных противников, палица
его разражалась смертию над головами чудин, огромный топор его упился их
кровью. Он многих положил на месте, и наконец сам изнемог: усталость, раны
обессилили его, он пал на землю, обагренную кровью победителей, и
торжествующие чудины схватили Яг Морта, отсекли ему руки, но оставили
живого, грозили отрубить ему голову, если он не откроет им своего жилища. И
силач–волшебник должен был покориться воле победителей. Он повел их в
самую чащу леса, где на высоком берегу Кучи выкопана была огромная
пещера, бывшая убежищем Яг Морта. Близ устья этой пещеры, на большой
груде костей лежали обезображенные останки прекрасной некогда Райды...
В глубине пещеры чудины нашли множество разной добычи, сложили все в
кучу и сожгли. А страшное логово Яг Морта засыпали землей, забросали
камнями, заложили бревнами. Потом привели обратно своего пленника на то
место, где он попался в первый раз, отрубили ему голову, в спину вбили
осиновый кол, и труп закопали в землю, в том самом месте, где ныне находится
холм, слывущий в народе могилой Яг Морта.
31
Миф о Йиркапе.
Йиркап и нашёл, говорят, озеро Синдор. А как бы иначе ещё найти его посреди
тёмного леса. С Йиркапом, что было, всё правда. Прежние люди, старики ещё
рассказывали.
Охотой Йиркап занимался. Вот однажды он наткнулся, говорят, на такое дерево
- когда ни выйдет на охоту, собака постоянно облаивает его.
Что, мол, такое случилось - всё одно и то же дерево облаивает? Надоело это
Йиркапу и ударил его топором. Ударил, и кровь из дерева выступила. Дерево и
сказало: "Йиркап, сруби меня и сделай себе одну лыжину. А не срубишь, так
приставь щепку на старое место. Йиркап и срубил. Потом сделал из него одну
лыжину, другую лыжину сделал из простого дерева. Если бы обе лыжины
сделал из этого дерева, то уже не смог бы остановиться, на другую сторону
земли бы унесло. Куда ни вздумает, туда и несут его лыжи. Рукавицы и шапку
перед собой бросит, лыжи останавливаются, а если не бросит, так и не
остановятся. Как начал охотиться на новых лыжах Йиркап, так первым
охотником стал. После этого никакой зверь от него не избавлялся — ни олень,
ни рысь, кого увидит, того и поймает. А рыбу ловить до озера Сим ходил (озеро
Сим—отсюда в 300 верстах). Выйдет из дому, когда печка топится, а печка
только протопится, он уже возвращается.
Там же жила вдова, колдунья. С ним она об заклад побилась: есть, дескать,
тридцать оленей, ты, говорит, тридцать этих оленей быстро выловишь, но
тридцать первый — голубой. Если его догонишь, то ни у кого в целом свете
уже не будет более проворных ног, чем у тебя, все звери и птицы твоими
станут.
Пусть, мол, приходит, говорит Йиркап. Мне, мол, только ведь выйти стоит. На
следующий день утром мать стала печь хлеба. Увидела голубого оленя и
разбудила Йиркапа. Йиркап, вставай, мол, твой голубой олень на той стороне
пасётся. Йиркап встал, взял у матери горячий ярушник, сунул его за пазуху и не
евши вышел догонять оленя. Они, брат, махнули до Сибирского камня (а где
этот Сибирский камень - кто может знать). Там, на камнях, копыта оленя стали
раздвигаться и скользить. Не мог больше бежать олень.
Вот после этого голубой олень перекувыркнулся через голову и превратился в
красивую-красивую девушку. "Йиркап, - говорит, - не убивай меня, я буду тебе
верной слугой." А Йиркап не согласился. Раз, мол, ты меня увела в такую даль,
живой я тебя не оставлю. Йиркап убил девушку. Вынул у неё сердце, сунул за
пазуху и вернулся обратно. Вернулся и переломил ярушник - от хлеба всё ещё
тёплый пар идёт. Вот сколько времени, оказывается, и ходил до Сибирского
32
камня, хлеб ещё не успел остыть. Принёс он сердце девушки и положил на стол
той женщине. "Вот это и есть, мол, сердце оленя." "А раз, мол, поймал голубого
оленя, то от тебя уже не убежит никакая птица, никакая дичь. Всё твоё будет," говорит та женщина.
Йиркап по шуге, бывало, скользнет и переходил через озеро. И была еще другая
ёма (колдунья). Ёма говорит мачехе - что, мол, это за сын у тебя, всех зверей и
птиц выловит. Нас всех голодной смертью убьёт. Он, дескать, очень легкий, не
утонет, надо его утяжелить. Ополосками портянок напоила Йиркапа, чтобы он
отяжелел.
Йиркап после этого отяжелел и стал проваливаться. Однажды ночью он стал
переходить по льду через Синдор озеро. Стал переходить по льду, который
напоминал собой битое стекло, и утонул. Ох, мол, измена это. Бултыхался,
бултыхался - ничего не мог поделать. Вытащил нож и отрезал завязки чудесных
лыж - освободиться хотел от них. Стал завязки разрезать, лыжина-то и снова
сказала: "Йиркап, Йиркап, себя погубил и меня тоже губишь! Если бы не
отрезал завязки, я вытащила бы тебя на берег." Йиркап брыкнул ногой, и
лыжина с отрезанными завязками полетела, пролетела насквозь через
здоровенную сосну, дыру проделала. Старики до сих пор помнят ещё этот
дырявый пень. Место это указывали около Синдор озера. Вот такой, мол,
здоровенный да толстый пень был...
А Йиркап там и утонул. И теперь ещё это место называется Йикапув. Вот каким
был человек, нашедший Синдор озеро.
Пера-богатырь
Коми народная сказка
Возле Лупышского лиственника, в Коми — Пермской стороне, жили-были в
старину три брата: Антипа, Мизя и Пера.
Антипа ушел на службу — воином стал, Мизя принялся землю пахать, а
младший, Пера, молодой, неженатый, сделался охотником.
Наденет, бывало, лыжи длиной в три сажени, возьмет острое копье, лук да
стрелы и уйдет на лов...
Догонит он лося или оленя, поразит копьем и принесет добычу домой.
Просторны были лесные угодья Перы, на сотни верст кругом он расставлял
силки, но бегал так быстро, что все ловушки успевал осмотреть до обеда.
Бродит, бродит, бывало, день-деньской по дремучему лесу, а ночью наломает
пихтовых веток, костер разведет и спит у огня.
Вот каков он, Пера-богатырь!
Раз в деревне Лупъе стал мужик избу ставить. Устроил он помочь и позвал
соседей бревна возить. Вместе со всеми поехал в лес и Пера-богатырь.
33
Мужики повалили деревья, очистили их от сучьев и коры, принялись бревна
возить. Пера отобрал себе самые крупные. А лошаденка-то у него была
никудышная. Тужится, тужится, никак с места воз не сдвинет. Начали соседи
перешептываться:
— Вот так Пера! Сам богатырь, а лошадь — кляча.
Обиделся Пера. Выпряг лошадь, ухватился за оглобли и вытащил на дорогу
воз.
Удивились соседи богатырской силе молодого Перы.
А хозяйка как услыхала, что он на себе бревна приволок, испугалась: чем
теперь кормить Перу? Пожалуй, такой богатырь сразу съест все припасы!
Угадал Пера хозяйкины думы и говорит:
— Принеси из леса побольше зеленого мха, свари его да посоли, вот мне и
ужин готов!
Сели помочане* за стол. Всем хозяйка кашу подала, один Пера из большущего
котла ест вареный мох. Ест да похваливает.
Засмеялся один из соседей, по имени Мелю-Мишка.
— У меня,— говорит,— в хлеву свинья, и та к хлебу приучена. Принесешь ей
вареный мох — отворачивается.
А богатырь не любил, когда его вышучивали. Сам никого пальцем не трогал, а
заденешь его — вспыхнет, как солома от огня.
Наутро вышел хозяин во двор, где вчера помочане бревна свалили, а там нет
ни одного бревна. И догадался он, что это Пера отомстил за обиду, полученную
на пиру.
Знал хозяин, что у Мелю-Мишки был неподалеку поставлен сруб для новой
избы. Пошел туда. Глянул, а сруб полон бревен. Стоят мужики, хозяин и МелюМишка, затылки чешут, не знают, как тут быть. Подумали, подумали и
отправились к Пере. А богатырь у себя дома за столом сидит, вареный мох ест
да похваливает. Поклонились мужики ему в пояс, попросили прощения.
Расхохотался Пера так, что снег с крыши посыпался. Но не стал ломаться,
пошел к срубу, вытащил бревна, приволок их во двор и положил на прежнее
место. Вот каков был Пера-богатырь!
Однажды случилась беда. На русскую землю пошла войной орда степного
хана. Не правдой — хитростью побеждала орда. У степного хана было
большое-пребольшое железное колесо. В колесе сидел человек, вертелся, как
белка, и гнал колесо. Оно катилось, давило людей, и никто не мог его
остановить. А сверху ордынцы огнем горючим и стрелами осыпали всех, кто
осмеливался преградить путь страшному колесу. Народ в ужасе бежал в леса.
Но вот дружинник Антипа пришел к русскому князю и сказал:
— Есть у меня брат Пера-богатырь, не позвать ли нам его на подмогу?
Обрадовался князь, закричал:
— Скачи на тройке за братом! Если он сломает железное колесо, я ему подарю
половину своих владений.
Антипа с княжеским надворным поскакал на самой быстрой тройке к брату.
34
Целую неделю ехал. Наконец, добрался и рассказал Пере, какая беда
приключилась. Богатырь в ответ:
— Что ж, надо добрым людям помочь!.. Скачи, братец, на тройке обратно в
Комму, я тебя пеший догоню, за три дня туда на лыжах добегу!
— А если я на войну уйду, как без меня князь тебя узнает?— спрашивает
Антипа. Пера говорит:
— Где я стану жить, люди по лыжам узнают, лыжи возле дома наставлю, они
у меня длинные, в стреху** упрутся концами. А самого меня узнают по росту.
Да еще по рукавицам: не страшен мне мороз, мои рукавицы всегда за пояс
заткнуты.
Уехал Антипа, а Пера еще сутки дома прожил, потом побежал на лыжах в
Комму.
В самую пору прибыл богатырь, уже к самому городу подкатывалось
железное колесо. Вокруг искры сыплются. На оси колеса богатырского роста
ордынец вертится. А колесо катится по полю, людей давит, огонь мечет...
Падают убитые, разбегаются живые...
Пера-богатырь навстречу колесу, как стрела, полетел. Лицо звериной шкурой
завязал, чтобы не обжечься. Ухватился он за спицы и прыгнул на ось, напротив
ордынца. Первым делом Пера недруга наземь скинул, потом колесо остановил,
опрокинул его и разорвал на части.
Увидели ордынцы, что богатырь разломал колесо, испугались и ускакали
обратно в свою степную сторону...
А в Коми началось ликование. Русский князь устроил в честь Перы-богатыря
пир на весь мир. Три дня гуляли гости, а на четвертый князь говорит:
— Проси, удалой молодец Пера, у меня, что хочешь: золото бери, куниц бери!
Полцарства бери! А Пера в ответ:
— А на что мне твои меха, я сам куниц ловлю, красным девушкам дарю. И
золото мне ни к чему. В лесу без него живут. И полцарства мне не нужно. В
лесу я сам царь, меня медведь и тот боится.
Задумался князь и говорит:
— Ишь ты какой! Я и не знал, что такие бывают. Откуда ты родом? Брата
твоего я видел, а вот кто твоя мать, кто отец, кто сестры?
— Отец мой — лесной костер, моя мать — березовое изголовье, пихтовая
постель, а вольная воля — моя сестра, и без них я жить не могу,— молвил
Пера-богатырь.
Подивился князь таким словам и подарил богатырю шелковую сеть, чтобы
куниц ловить. А еще подарил грамоту, зырянскими буквами написанную. И
было там сказано, что Пера и его потомки могут навечно Лупьинским
лиственником владеть.
Попрощался Пера с князем — и домой. Там сразу пошел в лиственник новое
владение смотреть и расставить шелковую сеть. Да не знал богатырь, что попал
он, как нарочно, туда, где сам Вэрса-леший охотился.
Леший тут как тут! Шапка, будто большущая еловая шишка, зеленую бороду
ветер треплет.
35
Нахмурил брови Вэрса и спросил богатыря, как он посмел в его владениях
охотиться.
— Это не твои, а мои угодья. Вот читай княжескую грамоту,— сказал Пера.
Не умел читать Вэрса.
— Мне эта грамота не указ,— говорит.— Давай лучше состязаться, на палке
тягаться. Кто победит, тот и станет владеть угодьями: то ли наша лесная
нечисть, то ли ты, Пера, со своими земляками.
Нашел богатырь палку, привязал ее крепким ремнем к березе. Концы ремня
обернул вокруг ствола и завязал.
С одного края уцепился за палку Пера, с другого — Вэрса. Вэрса рванул
палку, да так, что береза затрещала.
— Что это трещит?— спрашивает леший.
— Твой хребет!— отвечает богатырь. Испугался Вэрса, не захотел больше
состязаться.
— Ладно, владей лиственником. И давай жить дружно!
Пера поверил лешему. Но Вэрса решил его погубить.
Свалил богатырь высокую сосну, зажег нодью — негаснущий костер, и
улеглись они у костра спать, леший и Пера. Вэрса и спрашивает Перу:
— А какой удар для тебя смертелен: удар меча или удар топора?
Зевнул Пера, отвечает, что не боится он ни меча, ни топора, боится только
раскаленного копья с серебряным наконечником.
А копье с серебряным наконечником как раз у лешего было. Он его под голову
положил и захрапел.
Пера же потихоньку встал, вырвал из земли березу, притащил к костру,
положил на свое место и плащом закрыл. А сам взял лук и стрелу, спрятался
под елкой.
Среди ночи встал Вэрса, раскалил на костре свое копье с серебряным
наконечником, да как ударит в накрытый плащом березовый ствол. Копье
насквозь пробило березу.
— Ну и крепок был Пера!— сказал леший и еще раза два стукнул копьем по
березе.
— Да еще как крепок!— отвечал Пера и пустил в лешего острую стрелу.
Бросился леший бежать, а богатырь — следом, осыпает его стрелами. До
самого жилища преследовал лешего.
С той поры Пера, его земляки и потомки всегда охотились в Лупьинском
лиственнике.
Вот каков был Пера-богатырь!
Женился он на сильной, высокой красавице. Жил сто двенадцать лет. Берег
грамоту и шелковую сеть. А потомки Перы, Мизи и Антипы до сих пор живут
на земле Коми. Все они славятся добрым сердцем и сильными руками.
* Помочане — люди, приглашенные на какую-либо работу.
** Стреха — нижний, свисающий край крышы деревянного дома.
36
Лиса и заяц
Коми народная сказка
Жили на лесной полянке лиса и заяц. У лисы шкура дорогая, а у зайца —
дешевая. Лиса день-деньской хвалится:
— Я зверь дорогой. У меня красивый мех. А заяц в ответ:
— Не хвастайся, не то я так сделаю, что твоя шкура подешевеет.
Заяц говорит, а ему никто не верит, истому что, хотя он и храбрый, а все-таки
косой.
Вот и зима прошла, весна красна наступила, лето явилось. А так и не проучил
хитрый заяц хвастунью-лису.
Однажды, ближе к осени, принялись заяц с лисой бегать, в прятки играть.
Бегали, бегали заяц с лисой по парме — дремучему лесу, и косой заманил
лисицу в ловушку. Она с размаху угодила между двух берез. Так застряла, что
ни взад, ни вперед.
А храбрый заяц тут как тут: наломал березовых прутьев и принялся лису
стегать. Сам сечет, сам приговаривает:
— Ой, не ешь ты кур,
Не хватай цыплят,
Не терзай зверят,
Не воруй зайчат,
Не хитри, не хитри, не хитри,
И не хвастайся!
Звери и птицы собрались, глядят, как заяц лису учит. Храбрый заяц хлестал
лису до тех пор, пока все прутья не обломались и он сам от усталости на землю
не повалился.
А лиса как рванется — и вырвалась из ловушки. Но пока она билась между
берез — обтрепалась ее шкура. Лиса кинулась на зайца. Тот и про усталость
забыл: во всю мочь побежал. Лиса бросилась в погоню и догнала бы косого, да
заяц ее с толку сбил. Со страха заскочил заяц в лисью нору, а лиса мимо
пробежала: ей невдомек, что в ее жилье — косой. А в норе лисята закричали
зайцу:
— Кто ты такой? Уходи!
Но заяц уже опомнился, у него страх прошел. Усы закрутил, приосанился.
— Я тот, кто вашу мать прутьями отстегал. Покажите мне второй ход, а то и
вам не миновать порки,— закричал храбрый заяц.
Испугались лисята, показали зайцу второй ход из норы, и он дальше по лесу
помчался. Бежит во весь дух, чует, что лиса снова на его след напала.
Бежал, бежал косой... Семь гор перескочил, семь лесов перелетел, шесть рек
переплыл, а как добрался до седьмой реки, так кувырком с пригорка покатился
и угодил в прибрежную грязь. До того вымазался заяц — уши и те к голове
прилипли. И стал он похож на бобра.
А умываться-то некогда, только косые глаза протер лапками. Скорей связал
плот и собрался плыть вниз по реке.
А лиса семь гор перескочила, семь лесов пробежала, добралась до седьмой
37
реки, чует — на берегу зайцем пахнет.
Глядит: бобер, весь грязью намазанный, на плоту стоит и багром от берега
плот отталкивает, да никак не оттолкнет.
Лиса и спрашивает:
— Бобёр, а бобёр, не пробегал тут заяц? Улыбнулся косой, свой плот, наконец,
оттолкнул и спросил:
— Это какой заяц-то, уж не тот ли, что лису березовыми прутьями отстегал,
дорогую шкуру ей испортил?
— Не знаю,— отвечала лиса.— Мне этот заяц не нужен. Подумаешь, дело
было на копейку, а разговор — за семью горами.
Лиса повернулась и в лес пошла, а косой благополучно поплыл вниз по
Вычегде, веселую песню запел.
Лиса лежала, лежала в лесу, думала, думала и решила: «Пойду-ка я опять к
реке, может, только один бобёр знает о том, как со мной заяц поступил, а
другим ничего неизвестно».
Побежала лиса напрямик к берегу.
А заяц не спеша плывет на плоту по извилистой реке. Он успел уже раздобыть
себе московский кафтан и шапку.
Села лиса на бережок, а тут и заяц подплыл. Она его опять не узнала.
— Ты кто будешь?— спрашивает лиса.
— Я москвич, домой плыву,— отвечает заяц.
— Какие новости на свете?— спрашивает лиса.
— Не слыхал я никаких новостей,— отвечает косой.— А только слыхал, будто
заяц лису отстегал, дорогую шкуру ей испортил, с нее спесь сбил.
Лисе горько стало, опять пошла в лес, легла под дерево.
Заяц плыл, плыл, решил отдохнуть, к берегу пристать.
А лиса полежала, полежала и снова вышла к реке, побежала по берегу. «Не
встречу ли,— думает,— еще кого-нибудь. Может, только бобер да москвич
слышали о моем позоре...»
Снова села у реки и ждет, не покажется ли кто. Глядь, заяц плывет. Лиса опять
его не узнала — он шапку новую надел.
— Кто ты, откуда плывешь?— спрашивает лиса.
— Москвич я, из Москвы плыву,— отвечает косой.
— Не слыхал ли в Москве какую новость?
— Никаких особых новостей не слыхал,— молвил заяц.— Только говорят в
Москве, будто заяц лису прутьями отстегал.
— А кроме того, ничего особенного не слыхал?— вздохнула лиса.— А не
знаешь, не подешевела ли теперь дорогая лисья шуба?
Заяц отвечает:
— Конечно, подешевела! Если двадцатирублевой была, то после такого случая
десять рублей будет стоить, а если десять рублей стоила, то до пяти рублей
дойдет.
Заплакала лиса, в лес убежала и с той поры не хвасталась.
38
Консультация для родителей.
«Что такое сказкотерапия?»
Сказкотерапия - пожалуй, самый детский метод психологии, и, конечно, один
из самых древних. Ведь ещё наши предки, занимаясь воспитанием детей, не
спешили наказать провинившегося ребенка, а рассказывали ему сказку, из
которой становился ясным смысл поступка. Сказки служили моральным и
нравственным законом, предохраняли детей от напастей, учили их жизни. Зная,
как сказка влияет на жизнь человека, можно очень многим помочь своему
ребёнку. У него есть любимая сказка, которую он просит почитать вновь и
вновь? Значит, эта сказка затрагивает очень важные для ребёнка вопросы.
Посоветуйтесь с психологом. Сеансы сказкотерапии помогут вам понять, что
привлекает ребенка в сюжете этой сказки, какой из героев нравится ему больше
всех, почему он выбирает именно эту сказку. Со временем пристрастие ребенка
к той или иной сказке меняется, и это означает, что малыш растет, развивается
и ставит перед собой новые жизненные вопросы. Исследования психологов
показывают, что в любимых сказках запрограммирована жизнь ребенка.
"Скажи мне, какая твоя любимая сказка, и я скажу кто ты" - так
перефразировали известную пословицу психоаналитики. Родители могут
освоить сказкотерапию и самостоятельно, но психологическое
консультирование, всё равно, не помешает. Для мягкого влияния на поведение
ребенка психолог подбирает специальные сказки. Сказки для сказкотерапии
подбираются разные: русские народные и авторские, специально
разработанные психокоррекционные и медитативные сказки, и многие другие.
Часто психолог предлагает малышу сочинить сказку самостоятельно.
Сочинение сказок ребёнком и для ребёнка - основа сказкотерапии. Через сказку
можно узнать о таких переживаниях детей, которые они сами толком не
осознают, или стесняются обсуждать их со взрослыми. Через сказку можно,
например, узнать об отношении ребенка-дошкольника к разводу родителей.
А всем ли полезна сказкотерапия?
Да, сказкотерапия полезна всем. Есть специальные лечебные сказки не только
для маленьких детей, но и для подростков и взрослых. Сказка поможет решить
многие психологические проблемы. Не надо только считать ее спасением от
всех бед. Это не чудодейственное лекарство, помогающее за один прием, а
долгая, упорная работа, эффект от которой будет виден со временем, но
обязательно будет. Конечно, у сказкотерапии есть специальные условия при
работе с детьми: ребенок должен чётко представлять то, что существует
сказочная действительность, отличная от реальной жизни. Навык такого
различения, обычно, появляется у ребенка к 3,5-4 годам, хотя, конечно, в
каждом конкретном случае важно учитывать индивидуальные особенности
психического развития ребенка.
39
Влияние сказки на психику ребенка.
Сказки входят в жизнь ребенка еще в раннем детстве, когда взрослые читают
им их над кроваткой. Они имеют большое значение для каждого ребенка, вне
зависимости от его пола и возраста. Это объясняется тем, что они облегчают
смену идентификаций в зависимости от проблем, которые в данный момент
волнуют ребенка. Так малыш, во время чтения сказки братьев Гримм начинает
идентифицировать себя с маленькой Гретель, которую ведет Гензель, а
повзрослев она будет идентифицировать себя уже с храброй Гретель, сумевшей
одолеть злую ведьму.
Ребенок с чрезвычайной легкостью входит в различные сказочные роли,
примеряя их на себя, но, тем не менее, не забывает, что этого не было на самом
деле, хотя могло и случиться. Таким образом, проявляется двойственность
детских литературных переживаний: ощущение обыденного в волшебном и
сказочного в реальном.
Дети хотят подражать смелым, умным и ловким взрослым людям, но иногда
это им не удается. А в сказке можно сделать абсолютно все. Маленький
ребенок запросто становится победителем и находит выход из самых не
простых ситуаций.
Большие и маленькие детские мечты находят свое отражение в сказках, то есть
малыш как бы самореализуется посредством сказочных сюжетов.
Сказка на ночь.
Если вы хотите рассказать малышу сказку или спеть песенку, старайтесь
сделать это сами, не стоит «перепоручать» это компьютеру или магнитофону.
Самое профессиональное чтение с записи заметно проигрывает вашему
личному контакту с малышом, живому рассказу.
Уже доказано, что человеческое общение происходит не только с помощью
слов. Интонации, жесты, тембр голоса, мимика несут в себе массу информации,
кроме того, образы, возникающие при прослушивании рассказа в нашем
воображении.
Самый известный пример »невербального» общения – это то, как будущие
мамочки общаются со своим малышом, находящимся в животике. Достаточно
много всего написано про то, как ребёнок реагирует на чувства, слова, эмоции и
мысли своей мамочки. После рождения ребёнка на свет эта связь не рвётся. Со
временем другие члены семьи, сёстры и братья, отец, бабушки с дедушками,
тоже включаются в эту связь. Маленький ребёнок, общаясь со взрослыми,
«считывает» из головы взрослого часть информации, и обучается соотносить
слова и звуки с картинами и образами, которые возникают в голове
повествующего. Таким образом, он начинает учиться строить собственные
образы, его мышление и воображение начинают развиваться.
Кроме того, этот «мультик» в детской голове отвлекает ребёнка от внешнего
мира, способствует его скорейшему переходу в мир сновидений.
40
Роль сказки в воспитании детей
В чарующий и необыкновенный мир сказок каждый ребенок попадает еще в
раннем детстве. Интерес к ним ребенок начинает проявлять уже к двум годам.
Если малыш растет в семье, где его все любят и заботятся о нем, то подготовка
к воспитанию при помощи сказок начинается рано, с самого младенчества.
Начинается это все с пения различных колыбельных песен, затем ему
рассказывают стишки, прибаутки и частушки. Слушая их, ребенок как будто по
ступенькам продвигается к сказочному миру, с которым будет жить всю свою
жизнь.
Именно с детской сказки начинается знакомство каждого малыша с
окружающим его миром и с литературой. Казалось бы, зачем рассказывать
ребенку сказки, чтобы привить ему положительные качества и познакомить с
окружающим миром? Может, было бы правильнее рассказывать реальные
поучительные истории, произошедшие с другими людьми? Но это не
правильно. Дело в том, что сказка является необходимым этапом в жизни
каждого ребенка, который нельзя пропустить или заменить чем-то другим. Они
необходимы детям так же как игра, поэтому запрещать своему любимому
ребенку читать сказки нельзя ни в коем случае, если вы, конечно же, на самом
деле любите своего малыша.
Трудолюбие, послушание и ответственность в сказках.
Всем известна такая яркая русская народная сказка как «Гуси-лебеди». В ней
заложены сразу три нравственные параллели, это – трудолюбие, послушание и
ответственность. Они помогают детям понять, что нужно всегда относиться с
вниманием к окружающим, даже если сам находишься в тяжелой ситуации.
Вообще сочувствие в бедах и невзгодах другого человека признано в народе
самым высоконравственным чувством, которое подчеркивает богатство души
человека. Протяни руку помощи, поделись последним, одобри, утешь,
постарайся избавить от страданий. По мнению народа, сострадание, содействие
и сочувствие являются основами человечности отельного индивидуума.
Именно в этом заключена самая основная цель воспитания с помощью сказки.
Проблемы детского послушания находят свое отражение в таких сказках как
«Волк и семеро козлят», «Кот, петух и лиса», «Сестрица Аленушка и братец
Иванушка» и т.д. Удивляет то, что народ уже сотни лет назад понял о
тщетности наказания и сухого назидания детей, и придумал столь необычный
способ, чтобы донести до них глубину проступка. А как они смогут избежать
неприятностей? Сказка учит тому, что если нарушишь слово родителей – наказ,
то непременно попадешь в большую беду.
41
Сказка и нравственное воспитание ребенка.
Значение сказки уже давно признано важнейшим звеном во всестороннем
воспитании любого ребенка.
Современные условия таковы, что наблюдается моральный кризис молодежи.
Так что существование сказок, несущих в себе потенциал нравственных
поучений, становится еще более актуальным и востребованным.
Сильная сторона всех сказок в том, что в них добро всегда одерживает победу
над злом, нечестностью и несправедливостью. Русская методика направлена на
то, что обсуждать с детьми аллегорический смысл той или иной сказки
попросту не нужно, ведь дети даже без постороннего вмешательства и
подсказок определяют идейную направленность произведения – добро
побеждает зло.
Образы героев в сказках раскрываются столь ярко, что даже после первого
прочтения сказки младшие школьники уже ярко представляют себе их, и
формируют свое отношение к тем или иным действующим лицам. Они
принимают сторону угнетенных и обиженных, осуждая действия злодеев. Дети
сами готовы вступиться за несчастных людей. А когда храбрым героям удается
одолеть зло, то они искренне радуются этому, ведь добро восторжествовало, а
зло наказано. Дети хотят, чтобы в настоящей жизни все происходило в
точности так же.
"Если добрый ты, то всегда легко, а когда наоборот-трудно".
В волшебный мир сказок ребёнок попадает в самом раннем возрасте. Сказки
детям становятся интересны уже к двум годам. Если ребёнок живёт в любящей
и заботящейся о нём семье, то его готовят к этому с младенчества. Сначала колыбельными, затем - пестушками, стихами и прибаутками. Слушая их, кроха,
словно по ступенькам, приходит к сказке и остаётся с ней на всю жизнь. С
детской сказки начинается его знакомство с миром литературы, с миром
человеческих взаимоотношений и со всем окружающим миром в целом. Вы
спросите: "Почему именно сказка? Разве не логичней показывать детям мир
таким, каков он есть, рассказывая им реальные, поучительные истории "из
жизни"? Удивительно, но сказка является таким же необходимым этапом
психического развития ребёнка, как, скажем, игра. А запретить своему чаду
играть не сможет ни один любящий родитель.
Реальность сказочной жизни.
По мнению психологов, знакомство со сказкой помогает ребёнку понять
окружающую действительность. Любая сказка - это рассказ об отношениях
между людьми. Язык сказок понятен малышу. Он еще не умеет мыслить
42
логически, и сказка не утруждает ребенка серьёзными логическими
рассуждениями. Ребенок не любит наставлений, и сказка не учит его напрямую.
Детская сказка предлагает ребенку образы, которые ему очень интересны, а
жизненно важная информация усваивается сама по себе, незаметно. Мало того,
приобщаясь к сказке, малыш приобретает абсолютно новый для себя вид
психической активности - умение мысленно действовать в воображаемых
обстоятельствах, а это умение - основа для любой творческой деятельности.
Сказки детям повествуют готовую фантастическую историю, но оставляют при
этом простор воображению.
У доброты есть лицо.
Через сказку легче всего объяснить ребёнку первые и главные понятия
нравственности: что такое "хорошо" и что такое "плохо". Сказочные герои
всегда либо хорошие, либо плохие. Это очень важно для определения симпатий
ребенка, для разграничения добра и зла. Ребенок отождествляет себя с
положительным героем. Таким образом, сказка детям прививает добро.
Нравственные понятия, ярко представленные в образах героев, закрепляются в
реальной жизни и взаимоотношениях с близкими людьми. Ведь если злодеи в
сказках всегда бывают наказаны, то единственный способ избежать наказания не быть злодеем. Как пел мультяшный сказочный герой кот Леопольд: "Если
добрый ты, то всегда легко, а когда наоборот-трудно". Понятие о добре
предстает в сказке не в виде законов и правил, а в виде образов сильных и
храбрых богатырей, рыцарей, принцев, в виде доброй волшебницы или феи,
всегда готовой прийти на помощь.
43
Скачать