Европа: вызовы современного НТП[*]

advertisement
Европа: вызовы современного НТП
51
Вадим ЦИРЕНЩИКОВ
ЕВРОПА: ВЫЗОВЫ СОВРЕМЕННОГО НТП
На исходе минувшего и в начале нынешнего тысячелетия Европа, пожалуй, не
в меньшей, а по ряду направлений и в большей мере по сравнению с другими
развитыми регионами, оказалась в перекрестье всех новейших явлений современного мирового хозяйственного развития. Наблюдаемый нами переход на новую парадигму экономического роста под воздействием беспрецедентных перемен в науке и технике, сопровождающийся быстрым распространением процессов, описываемых в терминах экономической интернационализации, региональной интеграции, глобализации, “новой экономики”, информационного общества,
рельефно прослеживается на европейском континенте.
Эволюция экономических укладов и форм интернационализации
Уходящее индустриальное общество формировалось под влиянием последовательной смены, начиная с XVIII столетия, четырех больших техникоэкономических систем, или укладов, эволюционирующих в рамках так называемых
длинных циклов Н.Д. Кондратьева продолжительностью 50—60 лет. Каждый из
них складывался в недрах предыдущего и отличался присущими только ему
определенными формами общественно-политической жизни, общественного производства и управления, международными экономическими и политическими связями. В основе их развития лежали текстильные машины, паровой двигатель и
станки, электродвигатель и стальные конструкции, двигатель внутреннего сгорания и товары нефтехимии. Ключевым фактором развертывания с конца минувшего столетия современного, пятого, длинного цикла становятся микроэлектронные
компоненты и электронные коммуникации. Именно с развертыванием этого цикла
связывают сегодня начало перехода к постиндустриальному, информационному

Статья подготовлена при поддержке РГНФ, проект № 02-120-153а, 2000 г.
52
Вадим Циренщиков
обществу, “в котором управление информацией, ее качество и скорость передачи становятся ключевыми факто_________________________________________________________________
Циренщиков Вадим Сергеевич, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института Европы РАН
© 2001
рами конкурентоспособности… информационные и коммуникационные технологии
оказывают воздействие на все стороны хозяйственной жизни”1.
Важной чертой выхода длинного цикла на восходящую волну с вступлением в
начале 80-х годов в фазу оживления явилось ускоренное формирование интеграционных процессов. Более того, сейчас уже можно сказать, что международная экономическая интеграция стала преобладающей формой интернационализации западноевропейской экономики именно на этой фазе длинного цикла. Взаимопроникновение и сращивание национальных хозяйственных систем стало реальностью. Сформировавшийся единый воспроизводственный комплекс занял
преимущественное положение в хозяйственной структуре региона.
Именно с этого периода, по нашему мнению, можно говорить об экономической интеграции в Западной Европе как о свершившемся явлении. Однако в экономической литературе у нас и особенно на Западе, к сожалению, происходит п остоянная подмена понятия интеграции как формы интернационализации, отр ажающей состояние хозяйственных взаимосвязей, понятием интеграции как процесса движения к этому состоянию. По нашему мнению, в 50-е, 60-е и 70-е годы в
Европе лишь формировался единый в рамках региона воспроизводственный ко мплекс. В этот период шли активные процессы интернационализации хозяйственной жизни, высшая форма которой – экономическая интеграция – стала реальностью лишь в ходе становления современного большого технико-экономического
уклада и была ответом Европы на вызовы НТП.
Экономическая интеграция в Европе по сравнению с другими регионами мира
выражена наиболее рельефно. Это прежде всего наличие тесных кооперационных взаимосвязей на межфирменном, межгосударственном и региональном уровнях. В Америке же и Восточной Азии тоже происходит интеграция национальных
хозяйств. Они интегрируются, но еще не интегрированы в региональные структ уры. Развитие этих процессов здесь пока не привело к образованию единого воспроизводственного комплекса. Его формирования следует ожидать, по-видимому,
в первой половине долговременного расширения экономки, в “фазе экономического процветания” в ходе развертывания текущего пятого цикла, т. е. в ближайшие два десятилетия. К этому времени, вероятно, на мировой арене появятся три
мощных интегрированных экономических комплекса, два из которых интегрирую тся сейчас на западе и востоке от ЕС. Это европейский комплекс, объединяющий
страны Западной, Центральной и Восточной Европы, по всей вероятности без
России; американский, включающий государства Северной и ряд стран Централь1
Growth, competitivness, employment. The challenges and ways forward into the 21st century. White Paper.
Commission of the European Communities. 1993. P. 92.
Европа: вызовы современного НТП
53
ной и Южной Америки, и восточно-азиатский, представленный, в первую очередь,
Китаем, Японией и “тихоокеанскими тиграми”.
Формирование современного “информационного” технико-экономического
уклада сопровождается не только объективным смещением под воздействием
НТП ориентиров интернационализации из сферы обращения в область науки,
техники, производства, но и переменой вектора взаимосвязанного развития международной специализации и кооперирования. Подетальная, предметная специализация и кооперирование, зарождающиеся на начальных этапах формирования
инновационного цикла, начинают во все большей мере определять развитие общей и межотраслевой специализации и кооперирования. Так, беспрецедентный
прогресс в компьютерных и информационно-телекоммуникационных сетевых
технологиях и средствах связи требует совместных усилий межнациональных
компаний и десятков государств не только для разработки и производства, но и
для эффективной реализации новых технологий, которым становятся узки не
только национальные, но и региональные рынки. А максимальный эффект от
масштаба использования таких технологий до-стигается как раз при их выходе на
межрегиональные пространства, что по сути является необходимым условием
воспроизводства данного вида современной техники.
Эти особенности развития сетевых технологий обуславливают “вынос” отдельных элементов процессов воспроизводства за национальные и региональные
границы. Причем, выйдя за эти пределы, они становятся материальной основой
развития уже многих важных составляющих элементов современного воспроизводства наднационального, регионального и одновременно межрегионального
уровня, таких как разработка схемной части компьютерного оборудования и его
программное обеспечение, банковские, инвестиционные, информационные и
коммуникационные услуги. Последние в силу всеохватывающего “сетевого” характера современных технологий получают, с одной стороны, широкое дальнейшее “интегрирующее” распространение, а с другой стороны, становятся в известной мере независимыми в своем развитии от национальных и региональных орг анов управления. В результате происходит не наблюдавшееся ранее расширение
процессов интернационализации хозяйственной деятельности, которая начинает
охватывать все регионы мира. При этом интернациональным и глобальным становится сам процесс воспроизводства. Национальные и региональные воспроизводственные системы начинают превращаться в его составные элементы. Это
новое явление, часто называемое экономической глобализацией, не имеет пока
еще однозначного определения ни в отечественной, ни в зарубежной литерат уре1. С учетом же изложенного глобализацию можно рассматривать как форму х озяйственной интернационализации, заключающуюся в “выносе” воспроизводственных систем за национальные и региональные рамки и в образовании межрегиональных экономических систем мирового уровня. Это процесс глобальной ин1
См., например, Шишков Ю.В. Европа и процессы глобализации экономики. Европа в многополярном мире. Доклады Института Европы № 66. М. 2000, с.12; Nicholas Crafts. Globalization and Growth
in the Twentieth Century. IMF Working Paper. WP/00/44. 2000; Daniel Drache. Globalization: Is There
Anything to Fear? CSGR Working Paper № 23/99, February 1999 и др.
Вадим Циренщиков
54
теграции, ведущий к сращиванию национальных и региональных хозяйств и к
формированию воспроизводственного комплекса мирового масштаба 1. Сегодня
мы наблюдаем лишь начальные стадии развития данного процесса, который
начинает охватывать главным образом высокоразвитые регионы. Впоследствии,
однако, весьма вероятно, что отмеченные суперрегионы по мере все более широкого освоения потенциала новых технологий начнут ускоренное движение в
направлении так называемых “интегрий” – надрегиональных экономических систем. Их образование, по-видимому, можно ожидать лишь на следующих за современным длинных циклах экономической конъюнктуры.
Западная Европа оказывается сегодня наиболее подготовленной для такого
глобального хозяйственного взаимодействия. Опираясь на уникальный опыт регионального интеграционного хозяйственного строительства, ЕС постоянно совершенствует не только концептуальное содержание, но и институционально организационные формы и механизмы реализации внешнеэкономической полит ики на этом направлении. Усилия концентрируются прежде всего на секторах
науки, техники, промышленности и связанных с ними услуг, в которых успешное
освоение последних достижений НТП оказывается ключевым для современного
экономического развития.
Новая экономика?
Становление “информационного” технологического уклада экономики в ходе
развертывания очередного длинного цикла сопровождается широким распространением нововведений. Эмпирические исследования
показывают, что
наибольшая склонность к ним отмечается как раз в фазах оживления и процветания большого цикла. Именно это явление мы наблюдаем сегодня, когда развитые
страны, пройдя первую фазу нового цикла, вступают во вторую. Одним из наиболее важных результатов такой инновационной деятельности становится резкое
повышение показателей эффективности макро- и микроэкономики, а также существенная позитивная модификация динамики хозяйственного развития. Так,
например, именно на восходящей волне длинного цикла, заключающей в себе
фазы оживления и процветания, происходит ускорение темпов экономического
роста, динамики и размеров прибылей, сглаживаются негативные проявления
движения краткосрочных и среднесрочных экономических циклов. Возникновение
этих явлений в последние годы в развитых странах, особенно в США и Западной
Европе, породило дискуссию о “новой экономике”, в которой проявились две
крайние точки зрения. Одна заключается в том, что распространение информационных технологий обуславливает заметно более высокие, чем прежде, темпы экономического развития, устраняет его цикличность и инфляцию и в конечном счете
“отменяет” существующие экономические закономерности развития цикла деловой активности и традиционные способы оценки хозяйственной деятельности.
1
См.: Rosamond B. “Europeanization and Discourses of Globalization: Narratives of External Structural
Context in the European Commission”. CSGR Working Paper № 51/50, May, 2000. P. 4.
Европа: вызовы современного НТП
55
Другая
точка
зрения
ставит
под
сомнение
кардинально
новый
“укладообразующий” характер этих технологий и в итоге отрицает появление в
современном экономическом развитии очередного этапа НТП, сравнимого,
например, с появлением паровой машины, электричества, бензинового двигателя.
Обе гипотезы с учетом ранее изложенного представляются ошибочными, что
признает сегодня и большинство западных экспертов 1. Наблюдаемое сейчас
начало формирования “информационного” уклада, безусловно, содействует значительному ускорению экономической динамики, как это происходило и на предыдущих этапах развития НТП. Но технологические сдвиги ни в коей мере не отменяют действия экономических законов.
Следует признать, однако, что новые технологии придают постиндустриальному укладу ранее немыслимые параметры по эффективности использования
факторов производства. К 2010 г., например, по оценкам экспертов, мощность
обычного компьютера превысит аналогичный показатель существующих образцов
в 10 млн. раз 2. При этом надо отметить, что мы наблюдаем сейчас лишь начальный этап становления постиндустриального общества: распространение компьютерных технологий прошло, по оценкам экспертов, лишь половину своего пути, а
освоение информационных – лишь начинается. Кроме того, материальная основа
современного НТП представлена не только информационными технологиями.
Развитие восходящей волны длинного цикла поддерживается также заметным
прогрессом в использовании топливных элементов, генетики и биотехнологии.
Конечно, “новая экономика” или начинающий приобретать в структуре хозяйства все более заметный вес “информационный” уклад означает не только ускоренное и широкое освоение последних достижений НТП, влекущее за собой резкое повышение экономической эффективности. Это в большей мере комплекс качественных и количественных проявлений возникающего нового уклада, ощущаемых уже сегодня, а также необходимых требований, предъявляемых к условиям
его формирования. Среди первых можно назвать дематериализацию общественного производства (уменьшение доли материального производства и возрастание
доли услуг), уже отмеченный глобальный характер появляющихся хозяйственных
и прочих взаимосвязей, беспрецедентное возрастание роли человеческого капитала, многократное увеличение эффекта от масштаба производства. Ко вторым в
первую очередь следует отнести наличие рискового капитала и широкого доступа
к нему, обеспечение низких административных барьеров при создании бизнеса, а
также существование открытых и конкурентоспособных рынков товаров и услуг.
Конкурентные позиции
Западную Европу можно отнести к странам-лидерам, успешно продвигающимся в формировании современного технико-экономического уклада. Общий объем
ее сектора так называемого цифрового содержания оценивается сегодня в 412
См., например, The Economist. A survey of the new economy. September 23 rd, 2000; Graef. “New Economy” in USA: FACT or fiction. Frankfurt Voice, Deutsche Bank Research, № 27, July 7, 2000 и др.
2 The Economist. A survey of the new economy. September 23 rd, 2000. Р. 5.
1
56
Вадим Циренщиков
млрд евро или в 5% от регионального ВВП. В том числе сфера телекоммуник аций – в 221 млрд, а зона программного обеспечения и схемной части ЭВМ – в 189
млрд евро. Этот сектор предоставляет работу почти 4 млн европейцев, а перспективы его прироста оцениваются на ближайшие 10 лет примерно в 20%. Уже через
несколько лет количество мобильных терминалов типа GSM, WAP, GPRS, UMTS
превысит, по прогнозам, количество персональных компьютеров. Только за период с 1995 по 2000 год количество пользователей Интернета увеличилось здесь
более чем в четыре раза 1.
Тем не менее Западная Европа продолжает уступать США в развитии передовых отраслей, определяющих формирование нового хозяйственного уклада. Результатом этого может стать существенное замедление перехода западноевропейских стран на новую парадигму развития со всеми вытекающими отсюда нег ативными последствиями для экономического роста, дальнейшего развертывания
региональной интеграции, а также для участия региона в процессах глобализации
экономики.
США опережают Европу по объему инвестиций и масштабам использования
электронных коммуникаций (ЭК). На их долю приходится около 35% общего мир ового объема капиталовложений в этот сектор экономики. Американский рынок
обеспечивает около 30% мирового выпуска ЭК, главным образом средств вычислительной и информационной техники. По оценкам западных экспертов, развитие
данной отрасли за последние четыре года обеспечило около одной трети прироста американской экономики (реального объема ВВП). Доля затрат в ВВП на ра звитие отрасли увеличилась за 1996–1999 гг. в США с 7,1% до 7,3% , в Западной
Европе – с 4,6 до 5,8% и в Японии – с 4,6 до 5,0% 2.
“Электронная культура” начала развиваться в США – на родине персональных
компьютеров и Интернета – значительно раньше, чем в большинстве западноевропейских стран. Уже в 1996 г. каждый второй американец располагал ПК и около
3% населения имело прямой доступ в Интернет, а в 1999 г. уже 30% американцев
пользовалось Интернетом, что в значительной степени было обусловлено высокими затратами на ЭК в расчете на душу населения. Этот показатель равнялся в
1999 г. в Западной Европе и Японии 1 215 и 1 349 евро соответственно, в то время как в США он достигал 2 032 евро.
По оценкам тех же экспертов, США опережают Западную Европу и по развитию электронной коммерции, в частности осуществляемой от бизнеса к конечному
потребителю (так называемая “business-to-consumer-e-Commerce” или В2С). Ее
доля в розничном товарообороте США пока еще незначительна – всего в 0,64% . И
отдельные западноевропейские страны, например Германия, приблизились к
США по этому показателю. В целом для региона возможности преодоления такого
отставания оцениваются как весьма вероятные.
Технологическое отставание от США вынуждает Западную Европу уделять серьезное внимание использованию современных средств ЭК. Она обеспечивает
1
E-commerce: Katalisator feur Strukturverandaerungen in Deutschland // E-conomics: Internet Revolution
аnd “New Economy”, Deutsche Bank Research, 14.02.2000.
2 “eEurope progress report”.Lisbon 23 –24 March 2000.
Европа: вызовы современного НТП
57
30% их мирового спроса и сама производит около 20% их мирового объема, пр ичем в регионе сложилась определенная страновая специализация. В Великобритании, Германии и Франции развиваются преимущественно производства схемных частей ЭВМ и элементной базы, а Швеция и Финляндия концентрируют свои
усилия на средствах связи и телекоммуникациях.
Лидерами по оснащению ЭК технологиями в Западной Европе выступают
скандинавские страны и Швейцария. Если Швеция и Швейцария по количеству ПК
на душу населения вплотную приблизились к США (около 60 ПК на 100 чел.), то
соответствующий показатель для Испании и Италии, замыкающих список, соста вляет лишь 15% от этого уровня. Несколько более благоприятной по сравнению со
странами Южной Европы оказывается ситуация во Франции, Германии, Великобритании. Однако в 1999 г. им удалось достичь того уровня “подушевой” компьютеризации, которым США располагали еще в 1996 г. (в среднем около 30 ПК на
100 чел. населения).
На Западную Европу приходится примерно 25% (почти 50 млн) общей численности пользователей Интернета в мире. Однако наличие существенных региональных диспропорций сказывается и на этом показателе. Если Финляндия, за
которой следуют с небольшим отставанием Швеция и Норвегия, по количеству
Интернет-хостов на 1 тыс. человек населения (123 единицы) опережает США
(120), а Германия занимает промежуточное между ними положение, то Италия и
Испания заметно уступают последней.
В то же время по степени распространения мобильной телефонной связи мн огие страны региона опережают США. Уже в 1998 г. примерно каждый второй житель Финляндии, Норвегии и Швеции имел сотовый телефон. В Италии и Португ алии – каждый третий, в Великобритании, как и в США, – каждый четвертый, и в
Герма- нии – каждый шестой. Такое распространение в регионе мобильной телефонной связи свидетельствует о благоприятных стартовых позициях, которыми
располагает Западная Европа для развития “мобильной” коммерции.
Совершенно иная ситуация складывается при сравнении инфраструктуры
коммуникаций. Здесь довольно хорошие позиции занимает Германия. В стране
уже закончен перевод телекоммуникационных сетей на цифровой стандарт, скоростная передача больших объемов информации получила здесь даже большее
распространение, чем в США. Более чем каждое второе домашнее хозяйство в
Германии располагает сегодня кабельным телевидением, а оптоволоконные сети
связи в стране, по оценкам экспертов, отличает высокое качество.
В Западной Европе формируется второй по значимости, после США, рынок
“электронной коммерции”, однако развитие этих рынков протекает в разных
условиях. США отличаются наличием емкого, в известной мере гомогенного рынка, обслуживающего преимущественно англоязычных клиентов.
Напротив, западноевропейский рынок характеризуется определенной фрагментарностью, являющейся следствием не только языковых различий, но и действия ряда географических и демографических факторов. Сравнительно низкая
плотность населения в США и скандинавских странах, соответственно 15–20 и 29
человек на один кв. км явилась важным стимулом использования новейших
58
Вадим Циренщиков
средств связи. В большинстве западноевропейских стран со сравнительно выс окой плотностью населения (от 80 в Испании и Греции до 379 в Нидерландах) такие стимулы, естественно, были значительно слабее. В этом же направлении ок азывает влияние и бóльшая распространенность английского языка в скандинавских странах по сравнению с крупными “континентальными” государствами
региона. Это обуcловило региональные отличия в развитии “электронной коммерции”. В то же время широкое распространение мобильной телефонии, основанной на однотипном стандарте GSM, содейcтвовало быстрому становлению
здесь “мобильной коммерции” (m-commerce), и процесс постепенно распространяется с севера на юг континента.
Хорошие перспективы развития, по мнению западногерманских экспертов,
имеет немецкий рынок “электронной коммерции”. Высокоразвитая сетевая инфраструктура, а также акцентирование внимания уже в прошлые годы на “посылочной” торговле заложили солидную основу высоких темпов роста электронного
бизнеса по обслуживанию конечных потребителей (B2C), хотя в ближайшее
десятилетие он будет продолжать оставаться лишь дополнительным инструментом развития розничной торговли. Ожидают, что доля этого бизнеса возрастет
достаточно скромно – за декаду с менее чем 1% сегодня до 10–12%.
Значительно более весомое значение по сравнению с электронным бизнесом
по обслуживанию розничной торговли (B2C), по имеющимся прогнозам, будет
приобретать электронная промежуточная торговля между предпринимателями
(business-to-business, или B2B). Если объем первого и второй в Западной Европе
оценивался в 1999 г. в 3 и 33 млрд евро соответственно, то в 2004 г. ожидается
увеличение этих показателей до 232 и 1 318 млрд евро. Создание сетей электронной связи и обмен электронными данными стали уже составной частью комплексных систем поставок полуфабрикатов и готовых товаров в предприним ательском секторе (например, поставки по схеме “как раз вовремя”) и послужат
мощным стимулом развития данного вида бизнеса в будущем.
Япония и другие страны Восточной Азии не составляют пока в целом серьезной конкуренции Западной Европе в сфере электронного бизнеса, хотя их вклад в
мировое производство средств информационной и коммуникационной техники
значителен и оценивался в 1997 г. в 47%. Более половины указанной доли мир ового производства приходилось на Японию и около 30% – на Корею, Малайзию,
Сингапур и Тайвань; регион специализируется на производстве схемной части
(почти 50% объема мирового выпуска) и элементной базы ЭВМ (55%).
Известно, что после США Япония является крупнейшим мировым производителем этих видов продукции. Однако по размерам ее использования превосходство не столь очевидно. Обеспеченность, например, японского национального
хозяйства персональными компьютерами остается все еще ниже, чем в Германии.
Несколько более благоприятным для Японии оказывается ситуация в сфере пр именения Интернета и прямой связи (on-line). Подобными услугами пользуется
12% ее населения, в целом в Западной Европе – 10%, в США, Великобритании и
Германии, соответственно, – 28%, 16 и 13%, во Франции – 9%, в Испании – 6% и
Италии – 5%.
Европа: вызовы современного НТП
59
Причины отставания
Причины сохраняющегося отставания Западной Европы от США в масштабах
производства и использования телекоммуникационной техники западные эксперты видят в комплексном суммарном воздействии ряда факторов, раздельное
негативное влияние которых могло бы оказаться не таким уж серьезным.
Одна из наиболее важных причин кроется в сравнительно более высоких ценах на телекоммуникационные услуги. До середины 90-х годов во многих западноевропейских странах существовала национальная монополия на этот вид услуг
и их рынок подвергался жесткой регламентации. И только благодаря мерам Евр опейского Союза по дерегулированию данного сектора в последние годы удалось
существенно снизить цены. В Германии, например, за период с 1996 по 1999 годы
тарифы на мобильную и дальнюю телефонную связь уменьшились примерно на
50%. В то же время тарифы местных телефонных линий, которые используются
для Интернет-связи, продолжают оставаться здесь чрезмерно высокими и даже
проявляли в 2000 году тенденцию к увеличению. В среднем для стран ЕС подключение к местным телефонным сетям обходится сегодня, по данным Комиссии ЕС,
все еще вдвое дороже, чем в США (данные по состоянию на август 1999 г.). К
концу текущего года, однако, в результате ожидаемого исполнения национальн ыми правительствами рекомендаций Комиссии возможна полная либерализация
этих цен в странах-членах ЕС, которая приведет к их существенному снижению.
Западноевропейские страны отличает также большая страновая дифференциация и более высокий, чем в США, уровень цен на аренду линий связи. Он варьируется от 367 евро в месяц за передачу 2 Мбит в секунду на расстояние в 5 км
в Финляндии до 1 489 евро в месяц в Нидерландах, в то время как в США такая
месячная плата составляет 250 евро. Это очень важный сегмент рынка телекоммуникаций, доля которого в отдельных странах Евросоюза превышает 25%. Совместно с рынком передачи данных и деловой информации он ежегодно увеличивается более чем на 20% (данные за 1999 г.), и поэтому регулирующие органы ЕС
уделяют ему должное внимание. Рекомендации Комиссии ЕС предусматривают
существенное снижение стоимости аренды – до 350 евро, что заметно уменьшит
различия в ценах между странами ЕС и США.
В качестве другой важной причины признается существование в Западной Европе до середины 1996 г. чрезмерно высоких цен на современные виды ПК. Так,
цены на ПК на основе процессора Pentium-Pro были здесь в середине 90-х годов
вдвое выше, чем в США. Правда, в последующие годы они все-таки резко упали и
сравнялись с американскими, так что сегодня этот ценовой фактор уже не имеет
столь негативного значения. Однако вкупе с недостаточно развитой информационно-телекоммуникационной инфраструктурой данный фактор продолжает оказывать сильное препятствующее воздействие на распространение телекоммуникационных технологий в странах Центральной и Восточной Европы.
Быстрое освоение и широкое внедрение телекоммуникационных технологий в
значительной степени зависит от снятия ограничений на предпринимательскую
Вадим Циренщиков
60
инициативу. Достаточно отметить, например, что процесс получения разрешения
и регистрации предприятия может растянуться в западноевропейском обществе
до полугода, в то время как в США он занимает не более двух недель.
Аналогичное тормозящее воздействие оказывает, по мнению немецких экспертов, социальная ориентация экономической политики и сравнительно жесткая
фискальная политика в большинстве стран Западной Европы, что препятствует
переливу человеческих ресурсов и капиталов в перспективные отрасли, а также
становлению новаторских компаний. Здесь только в последнее время стала активно обсуждаться необходимость либерализации корпоративного налогового законодательства и подоходного налогообложения.
Одним из наиболее критически узких мест в реализации нововведений всегда
считалась доступность рискового капитала. В этой сфере позиции Западной Европы, в сравнении с США, никогда не были сильными. Однако в последнее время
они стали существенно улучшаться, что связывают прежде всего с формирован ием на биржах Западной Европы сегмента “New Markets” (новые рынки) и возросшими (не в последнюю очередь благодаря этому) возможностями предоставления
рискового капитала. Все же суммарная капитализация новых сегментов рынка
(Euro.NM) на биржах Западной Европы, оцениваемая в 260 млрд евро, составляет всего лишь одну двадцатую часть аналогичного показателя для США (Nasdaq),
достигающего 5000 млрд евро. Тем не менее в истекшем десятилетии в регионе
отмечен существенный рост объема предоставляемого рискового капитала. Он
увеличился в Западной Европе с 4,126 млрд евро в 1990 г. до 14,461 млрд евро в
1998 (для сравнения в США 29 млрд евро). В то же время возможности
привлечения рискового капитала в сферу Интернета оказываются для западноевропейских предпринимателей вчетверо ниже, чем для американских 1.
*
*
*
Несмотря на более позднее и более медленное по сравнению с США освоение
телекоммуникаций в Западной Европе, здесь сегодня не высказывают пессимистических прогнозов по этому поводу, как это было в 60-е и 70-е годы прошлого
столетия. Тогда причину наметившегося “технологического разрыва” увидели в
“евросклерозе”, в неспособности континента ответить на вызовы научнотехнического прогресса. Сейчас положение представляется совершенно иным.
Произошло осознание объективных требований, выдвигаемых НТП к развитию
тех секторов экономики, которые оказывают решающее воздействие на процесс
формирования современного постиндустриального технико-экономического уклада, на становление информационного общества, отличительной особенностью
которого стал инновационный тип развития. Усиление интеграционных процессов
в европейском регионе привело к тому, что на органы ЕС, особенно в последние
годы, пала обязанность по выработке стратегии и тактики развития телекоммун икаций не только в рамках интеграционной группировки, но и с учетом ее расшир е1
“eEurope progress report”. Lisbon 23–24 March 2000.
Европа: вызовы современного НТП
61
ния за пределы ЕС до границ всего европейского региона. Эти усилия, дополняющие соответствующие меры на национальных уровнях, стали особенно активными в последние годы.
____________________________________________
Скачать