Авива Халамиш. Британские мандатные власти, евреи и арабы

advertisement
Опубликованная версия, 15 апреля 2006 года
Часть вторая
Британские мандатные власти, евреи и арабы
в 1917–1929 годах
Авива Халамиш
1
1. Обязательства и обещания времен первой мировой
войны
К концу первой мировой войны Британия оказалась в непростой ситуации: обещания,
данные ее представителями арабам, французам и евреям, а также соглашения,
заключенные ею в военное время, противоречили друг другу. Для того, чтобы понять
природу британской политики в Палестине/Эрец-Исраэль в период мандата,
совершенно необходимо рассмотреть в хронологическом порядке основные
документы, в которых содержались те или иные обязательства, касающиеся
послевоенного периода, которые британские власти не могли игнорировать.
1.1. Письмо Г. Мак-Магона шерифу Хусейну из Мекки
На протяжении нескольких лет шериф Хусейн из Мекки1 и британский Верховный
комиссар в Египте сэр Генри Мак-Магон2 вели интенсивную переписку. Началась она
1
Хусейн ибн Али (Sharif Hussein b. Ali, 1852?–1931) – османский правитель Хиджаза и Мекки
в 1908–1916 гг.; король Хиджаза в 1916–1924 гг. Основатель династии Хашимитов (нынешний
король Иордании Абдалла II – его праправнук). В период правления султана Абдула-Хамида
II проживал в Стамбуле под надзором османских властей; после революции младотурков ему
было позволено вернуться в Мекку и занять пост Великого шерифа (эмира). Должность эмира
Мекки была чрезвычайно престижной и значимой в силу приписываемой этому городу
святости; титул «шериф» указывал на принадлежность к семье, генеалогические корни
которой восходят к самому пророку Мухаммеду. В 1915 г. заключил соглашение с Британией,
по которому та обязывалась признать независимость будущего арабского государства во главе
с ним; в соответствии с этим соглашением, 5 июня 1916 г. Хусейн поднял антитурецкое
восстание, а 2 ноября 1916 г. провозгласил себя королем арабов. Однако Британия, тайно
нарушившая свои обязательства в соглашении Сайкса – Пико еще весной 1916 г., равно как и
Франция, признали Хусейна только королем Хиджаза. В марте 1924 г. Хусейн, претендуя на
лидерство в мусульманском мире, объявил себя халифом всех мусульман, но другие
мусульманские страны не признали его, а эмир Наджда Ибн Сауд начал с ним войну за
гегемонию на Аравийском полуострове. В этой войне Хусейн потерпел поражение; 5 октября
1924 г. вынужден был отречься от престола в пользу своего старшего сына Али, однако год
2
в октябре 1914 года, после того, как Османская империя вступила в войну на стороне
Германии, а шериф Хусейн отказался присоединиться к Османскому лагерю.
Британцы хотели сделать его своим союзником, а он, в свою очередь, выдвинул
встречное условие – Британия должна поддержать основание нового государства,
которое он возглавит, и территория которого включит в себя почти всю азиатскую
часть Османской империи, заселенную арабами. Британцы, в принципе, приняли это
условие, однако не согласились с теми границами, на которые претендовал Хусейн3. В
письме, посланном Г. Мак-Магоном Хусейну 24 октября 1915 года, отмечалось, какая
спустя Ибн Сауд сверг и его, объявив себя «королем Хиджаза и Наджда». В 1932 г. Хиджаз и
Наджд были объединены Ибн Саудом в одно государство – Саудовскую Аравию. После
отречения Хусейн жил на Кипре и в Трансиордании.
2
Артур Генри Мак-Магон (Arthur Henry McMahon, 1862–1949) – британский Верховный
комиссар в Египте и в Судане в 1914–1916 гг.; был назначен после того, как в 1914 г. Британия
объявила этот регион своим протекторатом.
3
Согласно условиям, оговоренным в переписке между Г. Мак-Магоном и Хусейном,
осуществление обязательств, взятых на себя Британией по отношению к арабам, было
обусловлено восстанием последних против Османской империи. Официально, «арабский
бунт» вспыхнул в июне 1916 года, однако известие о том, что Хусейн поднял восстание
против Османской империи, не вызвало энтузиазма у населения. Хусейн постоянно требовал
от своих «духовных наставников» денег; британцы, хотя и считали его притязания «несколько
завышенными», продолжали поддерживать его. Даже британский полковник Томас Эдвард
Лоуренс, присоединившийся к восстанию и ставший известным как Лоуренс Аравийский,
отсылая очередную депешу командованию британского экспедиционного корпуса в Каире,
признавал, что «бедуинов заставит сражаться дольше пяти месяцев только золото». В июне
1917 г. армия повстанцев захватила Акабу и с этого момента стала участницей победоносного
похода генерала Э. Алленби на Палестину. Однако, несмотря на то, что арабский бунт
доставил некоторое беспокойство османским властям, он все же был незначительным по
своим масштабам и не перерос в общеарабское восстание против империи, обманув, тем
самым, надежды британцев. Некоторые историки утверждают, что арабы не выполнили своих
обязательств по отношению к британцам, и именно вследствие этого обещание признать
независимость арабов, данное Г. Мак-Магоном, утратило силу.
3
территория не будет включена в будущее арабское государство4: «…Два района,
Мерсина и Александретта5, и части Сирии, расположенные к западу от района 6
Дамаска, – Химс, Хама и Алеппо – не могут считаться чисто арабскими и должны
быть исключены из рассматриваемых границ». Далее в письме говорилось:
«С указанными модификациями, и не нарушая наших существующих
договоров с арабскими правителями, мы принимаем эти границы.
В отношении областей, лежащих внутри границ, где Британия свободна
действовать, не ущемляя интересов своей союзницы Франции, я уполномочен от
имени правительства Британии предоставить следующие заверения и дать
следующий ответ на Ваше письмо:
(1) С учетом вышеизложенных уточнений, Британия готова признать и
поддержать арабскую независимость во всех областях, о которых просил Шериф
Мекки.
(2) Британия будет гарантировать защиту Святых Мест от любой внешней
агрессии и признает их неприкосновенность.
(3) Когда ситуация позволит, Британия будет предоставлять арабам свои
советы и поможет им установить наиболее приемлемые формы правления на
обсуждаемых различных территориях.
4
Письмо Г. Мак-Магона от 24 октября 1915 г. приводится в книге: «The Israel–Arab Reader. A
Documentary History of the Middle East Conflict», ed. by W. Laqueur (Middlesex, 1969), pp. 33–35.
Полная версия переписки Хусейна и Г. Мак-Магона не была опубликована вплоть до 1938 г.,
хотя отрывки из нее приводились в обнародованной в июне 1922 г. «Белой книге», а также в
отчете Комиссии Пиля в июле 1937 г.
5
Мерсина (ныне Ицел) и Александретта (ныне Искендерун) – города на берегу Средиземного
моря, в настоящее время находятся на территории Турции, недалеко от границы с Сирией.
6
Официальная версия переписки опубликована на английском языке; в ней значится слово
«district», которое обычно переводится как «округ». Однако употребление слова «округ» может
ввести в заблуждение, поскольку «округ» означает некую административную единицу с четко
определенными границами, тогда как элемент неопределенности в письме Г. Мак-Магона
возникает именно в силу того, что границы упоминаемых им областей не определены
однозначно.
4
(4) С другой стороны, подразумевается, что арабы приняли решение искать
совета и руководства исключительно у Британии, и что те европейские советники и
чиновники, которые могут потребоваться для создания эффективно действующей
администрации, будут британскими.
(5) В отношении вилайетов Багдада и Басры арабы признают, что
установившиеся положение и интересы Британии с необходимостью требуют
особого административного решения, чтобы защитить
эти территории от
иностранной агрессии для содействия благосостоянию местного населения и
обеспечения наших взаимных экономических интересов».
Переписка Г. Мак-Магона с Хусейном не завершилась официально заверенным и
подписанным соглашением. Более того, территория, на которую распространялись
обязательства Британии по отношению к Хусейну, была очерчена достаточно
туманно, ее определение допускало множество трактовок. Никакие карты к письму не
прилагались. Но, хотя арабы и сознавали со всей определенностью, что письмо Г.
Мак-Магона не является твердым обязательством со стороны англичан, они, тем не
менее, с конца 1920 года не переставали утверждать, что Палестина/Эрец-Исраэль
входит в число тех территорий, которые Британия обещала признать в качестве части
суверенного арабского государства.
В свете выдвинутых арабами требований, Британия четко и недвусмысленно
разъяснила свою позицию в «Белой книге», опубликованной в июне 1922 года:
«Предпринимаются попытки истолковать это письмо [речь идет о письме Г. МакМагона Хусейну от 24 октября 1915 года] как обязательство признать независимость
арабов в пределах обозначенных Хусейном границ и оказать им поддержку в
обретении суверенитета. Однако Британия взяла на себя данное обязательство с
учетом тех ограничений, которые изложены в самом письме. Согласно этим
ограничениям, за пределы обещанных границ выносились, в частности, территории,
простирающиеся западнее района Дамаска. Его Величеством всегда подразумевалось,
что эта оговорка распространяется также на Бейрут и на район Иерусалима. Таким
образом, вся Палестина к западу от реки Иордан не была включена в обязательство,
данное сэром Генри Мак-Магоном».
5
Кроме того, в отчете комиссии Пиля в 1937 году было четко сказано, что «Британия
никогда не принимала утверждение арабов» о том, что Палестина/Эрец-Исраэль
является частью тех территорий, которые Г. Мак-Магон обязался признать в качестве
суверенного арабского государства7.
1.2. Соглашение Сайкса – Пико
У различных европейских держав были разные стратегические, экономические,
религиозные и другие цели. Имелась договоренность о признании особых интересов
Франции в районе Сирии и Ливана, Британии – в южном Ираке и в некоторых частях
восточного берега аравийского полуострова. В своем письме шерифу Хусейну,
отправленном 24 октября 1915 года, Г. Мак-Магон, в дополнение к оговоркам,
касающимся Палестины/Эрец-Исраэль, пояснил, что обещание, данное англичанами
арабам, распространяется лишь на те области, в которых интересы Британии не
пересекаются с интересами ее союзницы – Франции.
Карта 1. Карта, приложенная к соглашению Сайкса – Пико (1916 г.). На этой карте
различными цветами обозначены территории, которые должны были попасть в сферу
прямого («синяя область») или косвенного (область А) влияния Франции и прямого
(«красная область») и косвенного (область В) влияния Британии. Территории,
которые, в соответствии с соглашением, оказывались под международным контролем,
были обозначены коричневым цветом – отсюда и название «коричневая область».
В ходе войны европейские державы подписали секретное соглашение Сайкса – Пико
(The Sykes–Picot agreement, названо по имени авторов этого соглашения –
британского дипломата Марка Сайкса и французского дипломата Шарля Франсуа
7
«Palestine Royal Commission Report» (July 1937) [Отчет Комиссии Пиля], глава 2, параграф 5.
6
Жоржа-Пико), в котором шла речь о том, что должно произойти с территорией
Османской империи после ее распада. В этом соглашении, в частности, говорилось8:
«Правительства Франции и Британии пришли к пониманию:
1. Что Франция и Британия готовы к признанию и защите независимого Арабского
государства или Конфедерации арабских государств в областях (А) и (В), отмеченных
на прилагаемой карте, под руководством арабского лидера. Что в области (А)
Франция, а в области (В) Британия будут единолично предоставлять советников или
иностранных административных служащих по просьбе Арабского государства или
Конфедерации арабских государств.
2. Что Франции в «синей области», а Британии в «красной области» будет позволено
установить такое прямое или непрямое управление или контроль, каковые они
пожелают и каковые они сочтут подходящими Арабскому государству или
Конфедерации арабских государств.
3. Что в «коричневой области» будет установлено международное управление, форма
которого будет определена после консультаций с Россией, а затем в консультациях с
другими Союзниками и представителями Шерифа Мекки.
4. Что Британии будут предоставлены (1) порты Хайфы и Акко, (2) гарантии поставки
воды из Тигра и Евфрата в области (А) для области (В). Правительство Его
Величества, в свою очередь, обязуется никогда не начинать переговоров об уступке
Кипра любой третьей стране без предварительного согласия правительства Франции.
5. Что Александретта будет свободным портом по отношению к торговле Британской
Империи, и что не будет проводиться дискриминации в портовых сборах по
отношению к британским поставкам и британским товарам; что британским товарам
будет предоставлена свобода проезда по железной дороге через «синюю область»,
область (А), или область (В); и что в отношении британских товаров или кораблей не
будет какой-либо дискриминации, прямой или непрямой, ни в одном порту
упомянутых областей.
8
Соглашение Сайкса – Пико (1916 г.) известно по письму сэра Эдварда Грея (Sir Edward Grey)
Полю Камбону (Paul Cambon) от 16 мая 1916 г.; приводится в книге: «The Israel–Arab Reader»,
pp. 30–33. Перевод на русский язык А. Луговского.
7
Что Хайфа будет свободным портом по отношению к Франции, ее доминионам и
протекторатам, и не будет производиться какой-либо дискриминации в отношении
французских поставок и французских товаров. Что французские товары будут иметь
свободный провоз через Хайфу и по британским железным дорогам через
коричневую область, независимо от того, предназначены или произведены эти товары
в «синей области», области (А) или области (В), и что не будет производиться какаялибо дискриминация, прямая или косвенная, против французских товаров на какойлибо железной дороге, или против французских товаров или кораблей в каком-либо
порту, обслуживающем упомянутые области.
6. Что в области (А) Багдадская железная дорога не будет расширена южнее Мосула, а
в области (В) – севернее Самарры, пока не будет завершена железная дорога,
соединяющая Багдад и Алеппо через долину Евфрата, а после такового, только с
согласия обоих правительств.
7. Что Британия имеет право строить, управлять и быть единоличным владельцем
железной дороги, соединяющей Хайфу с областью (В), и будет иметь неоспоримое
право перевозки по этой линии войск во все времена. Оба правительства понимают,
что эта линия предназначена для железнодорожного сообщения Хайфы с Багдадом, а
также понимают, что, в случае, если инженерные трудности или стоимость
эксплуатации этой линии сделают проект невыгодным, то французское правительство
будет готово рассмотреть прохождение этой линии [по иному маршруту] до
достижения области (В).
8. На двадцатилетний период существующие турецкие таможенные тарифы останутся
в силе на всем пространстве «синей» и «красной» областей, а также областей (А) и (В),
и никакие увеличения размеров пошлин или пересчеты к стоимости оплат не будут
производиться, кроме как по соглашению между двумя державами.
Между любыми указанными областями не будет внутренних таможенных барьеров.
Таможенные сборы, налагаемые на товары, имеющие назначение внутри областей,
будут взиматься в порту прибытия и переводиться администрации места назначения.
9. Согласовано, что французское правительство не будет ни в какое время вступать ни
в какие переговоры по уступке прав и не будет уступать права в «синей области»
никакой третьей державе, за исключением Арабского государства или Конфедерации
арабских государств, без предварительного согласия правительства Его Величества,
8
которое,
в
свою
очередь,
даст
аналогичные
обязательства
французскому
правительству в отношении «красной области».
10. Французское и Британское правительства как протекторы Арабского государства,
соглашаются, что они не будут приобретать сами и не позволят приобретать третьей
державе территориальные владения на Аравийском полуострове, и не согласятся на то,
чтобы третья держава установила морскую базу ни на восточном побережье, ни на
островах Красного моря. Это, однако, не помешает такому уточнению Аденской
границы, которое может оказаться необходимым вследствие недавней турецкой
агрессии.
11. Переговоры с арабами по поводу границ арабских государств будут продолжаться
по тем же каналам, что и прежде, по поручению обеих держав.
12. Согласовано, что меры по контролю за вводом армий на арабские территории
будут рассматриваться обоими правительствами.
Далее я имею честь заявить, что для завершения соглашения правительство
Его Величества предлагает русскому правительству обмен нотами, аналогичный
обмену между последним и правительством Вашего Превосходительства от 26 апреля.
Копии этих нот будут переданы Вашему Превосходительству сразу после обмена.
Осмелюсь также напомнить Вашему Превосходительству, что заключение
настоящего соглашения поднимает, по практическим соображениям, вопрос о
претензиях Италии участвовать в любом разделе или перераспределении земель
Турции в Азии, как говорится в Статье 9 соглашения от 26 апреля 1915 г. между
Италией и союзниками.
Правительство Его Величества считает далее, что о заключенном ныне
соглашении должно быть проинформировано правительство Японии».
В марте 1916 года был подписан договор между Британией и Францией, касающийся
арабских территорий Османской империи, а затем к нему присоединились Италия и
Россия (эти державы должны были занять неарабские части империи, как отмечено на
карте 1). В мае 1917 года М. Сайкс и Ш.Ф. Пико довели основные пункты соглашения
до сведения шерифа Хусейна.
Карта 2. Карта Эрец-Исраэль в соответствии с соглашением Сайкса – Пико, 1916 г.
9
Повлияло ли соглашение Сайкса – Пико на историю подмандатной Палестины/ЭрецИсраэль? Практически нет. Ситуация, которая сложилась к концу первой мировой
войны, привела к серьезным изменениям в первоначальном соглашении: после
революции Россия, которая являлась одной из сторон в договоре, отказалась от своего
дальнейшего участия в войне и от обязательств, взятых на себя прежним
правительством; европейские державы согласились с предложенным президентом
США В. Вильсоном принципом «права наций на самоопределение»9; на момент
окончания войны британская армия безраздельно властвовала также и на территориях,
которые в соответствии с соглашением Сайкса – Пико должны были подпасть под
юрисдикцию Лиги Наций, а также на территориях, которые изначально должны были
отойти под контроль Франции.
Решения о границах подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль и о том, какая держава
будет осуществлять контроль над ней, принимались без учета заложенных в
соглашении Сайкса – Пико принципов. И действительно, «коричневая территория»
(которая должна была подпасть под юрисдикцию Лиги Наций), а также территория,
простирающаяся к северу от нее (которая должна была отойти к Франции), в
конечном итоге оказались под властью Британии.
1.3. Декларация Бальфура
9
В начале 1918 г. президент США Вудро Вильсон представил на рассмотрение мировых
держав проект мирного соглашения, который включал в себя четырнадцать пунктов, среди
которых значились и такие: «Следует удовлетворить оправданные колониальные притязания
великих держав, учитывая в равной степени как сами эти притязания, так и интересы местного
населения» (пункт 5) и «Следует предоставить независимость народам нетурецкого
происхождения, населяющим Османскую империю» (пункт 12).
10
2 ноября 1917 года министр иностранных дел Британии Артур Джеймс Бальфур 10
направил лорду Л.У. Ротшильду11 телеграмму следующего содержания:
Министерство иностранных дел
2 ноября 1917 года
Уважаемый лорд Ротшильд!
Имею честь от имени Его Величества довести до вашего сведения Декларацию в
поддержку устремлений сионизма, которая была подана правительственному кабинету
и официально им утверждена.
«Правительство Его Величества относится благосклонно к установлению в
Палестине национального очага12 для еврейского народа и постарается сделать
10
Артур Джеймс Бальфур (Arthur James Balfour, 1848–1930) – британский политический
деятель, один из лидеров Консервативной партии, в 1902–1905 гг. – премьер-министр, в 1916–
1919 гг. – министр иностранных дел. В 1904 г. правительство во главе с А.Д. Бальфуром
заключило с Францией военно-политический договор, ставший основой двухстороннего
сотрудничества между государствами; впоследствии к этому пакту присоединилась и Россия.
11
Лайонел Уолтер Ротшильд (Lionel Walter Rothschild, 1868–1937) принадлежал к английской
ветви семейства Ротшильдов; его отец, Натан Меир Ротшильд, был первым евреем,
избранным в британскую палату лордов. Вопреки семейному давлению, отказался от карьеры
финансиста, выбрав своей профессией зоологию; учился в университетах Бонна и
Кембриджа. В 1899–1910 гг. был депутатом британского парламента; после отставки почти
полностью посвятил себя науке, преимущественно – орнитологии. В 1889 г. он основал
зоологический музей (был открыт для публики в 1892 г.), коллекция которого насчитывала
более трех миллионов экспонатов и считается лучшим частным собранием, когда-либо
собранным в этой сфере. Так как Л.У. Ротшильд никогда не был женат, у него не было
прямых наследников; большая часть коллекции птиц была продана им в 1932 г. ньюйоркскому Музею естественной истории, а остальные части собрания – завещаны
Британскому музею. В 1911 г. Л.У. Ротшильд был избран членом Британского Королевского
общества.
12
Понятие «national home» можно перевести и как «национальный очаг», и как «национальный
дом».
11
все, что в его силах, для достижения этой цели, при условии, что не будет
нанесен ущерб гражданским или религиозным правам уже существующих в
Палестине нееврейских общин, а также правам и политическому статусу евреев,
проживающих в любой другой стране».
Я был бы признателен, если бы Вы довели эту декларацию до сведения Сионистской
федерации.
Искренне Ваш,
Артур Джеймс Бальфур
Иллюстрация 1. Открытка с текстом Декларации Бальфура. Текст, который
представлен на открытке, представляет собой неофициальный перевод декларации,
изначально опубликованной на английском языке. Открытка была изготовлена
Яаковом Бен-Довом (1882–1968), одним из первых еврейских фотографов в ЭрецИсраэль.
Имеется обширная литература, посвященная геополитическому контексту Декларации
Бальфура
и
факторам,
способствовавшим
ее
появлению.
В
этой
книге
рассматриваются лишь основные моменты, выявленные исследователями этого
вопроса13.
13
Среди многочисленных работ, посвященных Декларации Бальфура, первой была книга
Н.М. Гелбера «Декларация Бальфура и ее истоки» (Иерусалим, 1939) [на иврите]. Это
исследование, которое опирается в основном на сионистские источники, было опубликовано
еще до того, как были обнародованы документы, содержащиеся в британских архивах. В 1961
г. в Лондоне вышла важная книга Леонарда Штайна (L. Stein, «The Balfour Declaration»),
опубликованная год спустя в переводе на иврит под названием «Основы Государства Израиль:
история Декларации Бальфура» (Иерусалим, 1962), однако и она не базируется на архивах
британского МИДа. Принципиально важные новые документы были введены в научный
оборот в книге: I. Friedman, «The Question of Palestine: British–Jewish–Arab Relations» (London,
1973). Кроме того, ряд неизвестных ранее документов был использован в книге: J. Reinharz,
«Chaim Weizmann: The Making of a Statesman» (New-York, 1993); значительная часть этого
труда посвящена Декларации Бальфура, в конце книги приводится обширная библиография.
12
Чтобы понять тот контекст, в котором принималась Декларация Бальфура, следует,
прежде всего, сознавать значимость Палестины/Эрец-Исраэль для Британской
империи. Два пути, которые вели в Индию (которую называли «жемчужиной в короне
Британской империи»), вплотную примыкали к Палестине/Эрец-Исраэль. Один
проходил через Сирию, Ирак и Персидский залив, другой – через Египет и Суэцкий
канал. В свете приближающегося распада Османской империи Британия была
заинтересована в том, чтобы не допустить распространения влияния на этот район
враждебной ей Германии. Более того, Британия, которая признавала интересы своей
союзницы Франции, старалась, тем не менее, воспрепятствовать и ее проникновению
в Палестину/Эрец-Исраэль. Проблема с Францией была улажена – временно, как
выяснилось впоследствии – соглашением Сайкса – Пико, в котором было сказано, что
большая часть территории Палестины/Эрец-Исраэль будет отдана под юрисдикцию
Лиги Наций.
В вопросе о том, к кому реально была прежде всего обращена Декларация Бальфура, в
ранних исследованиях выделялись две основные группы – еврейские общины США и
России. В первые годы войны США сохраняли нейтралитет. Предполагалось, что
благоприятствующая целям сионизма Декларация подвигнет американских евреев
оказать влияние на американское руководство, чтобы склонить его к участию в войне.
В основу этого предположения легла вера в политическое могущество американских
евреев и в их способность оказать влияние на внешнюю политику США. Углубленное
историческое исследование показывает, что подобное предположение основывалось
на сильном преувеличении, и, в любом случае, после того как США вступили в войну
на стороне стран-союзниц, это соображение отпало.
Что же касается евреев России, то некоторые исследователи полагают, что одним из
основных мотивов принятия Декларации Бальфура являлось стремление повлиять на
Россию с целью не допустить ее выхода из войны. Подобный выход, который бы
неминуемо означал окончание войны на восточном фронте и сосредоточение
германских войск на других фронтах, мог бы серьезно ослабить позиции странсоюзниц. Подобно вышеупомянутому предположению касательно могущества
13
американских евреев, некоторые политические деятели верили в то, что евреи России
способны оказать влияние на созданное после Февральской революции 1917 года
Временное
правительство.
Более
того,
поскольку
Временное
правительство
признавало легитимность сионистских устремлений, британская декларация в
поддержку
сионизма
могла
Палестины/Эрец-Исраэль
под
бы
оправдать
британским
в
глазах
владычеством.
России
Однако,
удерживание
вследствие
случайного стечения обстоятельств, обнародование Декларации Бальфура и
Октябрьская революция произошли в одну и ту же неделю14. В начале 1918 года
Россия официально отказалась от дальнейшего участия в войне и заключила мирный
договор с Германией (Брестский мир).
Новейшие исследования выделяют еще одну группу, поддержкой которой Британия
стремилась заручиться – евреев Палестины/Эрец-Исраэль и лидеров сионистского
движения. Когда весной 1917 года начались бои за Палестину/Эрец-Исраэль15,
Британия полагала, что поддержка местного еврейского населения способна
подкрепить ее притязания.
14
Октябрьская революция произошла 7 ноября 1917 года по григорианскому календарю,
принятому на тот момент в большинстве стран, но не в России, которая тогда придерживалась
юлианского календаря, отстающего на тринадцать дней от григорианского.
15
Войска британского экспедиционного корпуса прибыли со стороны Египта. В конце 1916 г.
они заняли Эль-Ариш, находящийся на Синайском полуострове, и в марте 1917 г. осадили
Газу. Попытка взять город штурмом (26–27 октября) завершилась провалом. Вторая попытка,
предпринятая 17–19 апреля, также не принесла желаемых результатов; после двух неудач
британские войска отступили в пустыню. Поход британских войск на Палестину/Эрец-Исраэль
возобновился лишь полгода спустя; 31 октября 1917 г. они прорвали оборонительную линию
турков в районе Беэр-Шевы, 7 ноября пала и Газа. 16 ноября британские войска захватили
Яффо, а 9 декабря в их руках оказался Иерусалим. После этого на палестинском фронте
наступило затишье. Британцы безраздельно властвовали на территории, простиравшейся к
югу от Иерусалима, тогда как севернее располагались владения Османской империи. В конце
1918 г. бои возобновились, и 18 сентября генерал Э. Алленби одержал победу в битве при
Мегидо, завершив, тем самым, захват Палестины/Эрец-Исраэль.
14
Однако все эти соображения не дают исчерпывающего объяснения того, почему же
была принята Декларации Бальфура. Возможно, некоторые из них верны по
отношению к ранним этапам переговоров между представителями сионистского
движения и британскими политическими деятелями, но вследствие произошедших в
ходе войны событий они потеряли свою актуальность. Поиск удовлетворительного
объяснения породил также предположения, абсолютно не соотносящиеся с
реальностью. Наиболее известным из них является версия, согласно которой
Декларация Бальфура была предоставлена сионистскому движению в знак
признательности доктору Хаиму Вейцману за его вклад в британскую военную
промышленность, связанный с изобретением ацетона. Истоки этого объяснения
(распространению которого способствовал бывший глава британского правительства
Дэвид Ллойд Джордж в своих «Военных мемуарах»16) коренятся в личных связях
Хаима
Вейцмана
с
наиболее
высокопоставленными
деятелями
британского
правительства. Не вызывает сомнений, что эти связи сыграли определенную роль в
том, что усилия сионистского движения, стремящегося склонить Британию к
принятию подобной декларации, в конечном итоге увенчались успехом, однако роль
Х. Вейцмана, как бы велика она не была, едва ли была решающей.
Иллюстрация 2. Оригинал Декларации Бальфура (фото с подлинника).
Об этом написала Барбара Тухман в своей книге «Ветхий завет и меч: Британия и
Эрец-Исраэль», в главе, названной «Декларация Бальфура: ацетон или совесть?»:
«Широко распространенная легенда гласит, что, когда Британия пообещала евреям
Эрец-Исраэль способствовать созданию еврейского национального очага, как изложено
в Декларации Бальфура, она отблагодарила, тем самым, доктора Хаима Вейцмана,
который решил проблему ацетона. Ответственность за возникновение этой легенды
16
Дэвид Ллойд Джордж (David Lloyd George, 1863–1945) – британский политический деятель,
один из лидеров Либеральной партии, в 1905–1908 – министр торговли, в 1908–1915 –
министр финансов, в 1916–1922 гг. – премьер-министр. Его «Военные мемуары» были
переведены на многие языки, в том числе на русский, и выпущены в 1934–1937 гг. в шести
томах.
15
ложится на Д. Ллойд Джорджа, который поведал в своих «Военных мемуарах» о том,
как он предлагал присудить доктору Хаиму Вейцману какое-либо почетное звание, и,
когда тот отказался, спросил его: «Неужели мы не можем ничего сделать в знак
признательности за ту услугу, которую Вы оказали стране?» По словам Д. Ллойд
Джорджа, Х. Вейцман ответил: «Да, я бы хотел, чтобы вы сделали что-либо для моего
народа». Эта фраза, как утверждает Д. Ллойд Джордж, послужила «ключом и
первоисточником» Декларации Бальфура. Нет сомнений, что подобная беседа
действительно состоялась, однако «ключом и первоисточником» была вовсе не она, а
жесткие военные обстоятельства, сложившиеся на Ближнем Востоке»17.
На самом деле, не следует исключать из общего ряда причин, приведших к принятию
Декларации
Бальфура,
те
факторы,
которые
выходят
за
пределы
чисто
государственных соображений и не поддаются рациональному осмыслению. Речь
идет о симпатии, которую испытывали по отношению к сионизму такие выдающиеся
государственные деятели, как глава британского правительства Дэвид Ллойд Джордж,
министр иностранных дел Артур Джеймс Бальфур, министр колоний Альфред
Милнер (Alfred Milner) и другие. Эта симпатия сформировалась под влиянием
христианского образования и милленаристской веры18. Возвращение евреев на Святую
17
Б. Тухман, «Ветхий завет и меч: Британия и Эрец-Исраэль» (Тель-Авив, 1987), стр. 271 [на
иврите].
18
Милленаризм (хилиазм) [от слова millennium, или chiliasmos (греч.) – тысячелетний период]
– распространенное среди первых христиан верование в пришествие Христа и в наступление
его царства на земле по прошествии тысячи лет; основывается на откровении Иоанна
Богослова (20, 4–5): «И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и
души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились
зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою. Они ожили и
царствовали со Христом тысячу лет. Прочие же из умерших не ожили, доколе не окончится
тысяча лет». Учение о тысячелетнем счастливом царстве Христа на земле перед концом мира
было развито итальянским теологом Иоахимом Флорским (1132–1202), немецким теологом
Фридрихом Кристофом Эйтингером (1702–1782) и другими мыслителями. Понятие
«милленаризм» также означает веру во всеобъемлющее и окончательное решение
общественных, политических и индивидуальных проблем посредством религии.
16
Землю после многих столетий изгнания представлялось им религиозной заповедью и
историческим событием огромной важности, к которому они оказались причастными.
Хотя, конечно, не следует подвергать сомнению важность эмоциональной
составляющей, одной ее было бы явно недостаточно – она могла лишь укрепить
политические, экономические и стратегические соображения, сыгравшие решающую
роль. В прошлом, когда истинные мотивы тех или иных поступков правителей
великих держав были неизвестны, эмоциональным соображениям придавался
значительно больший вес, нежели тот, который они имели на самом деле. Поскольку
исследователи затруднялись выявить рациональные причины, которые подвигли
Британию на принятие декларации в поддержку национального движения, не
имеющего политической и военной значимости, они выдвигали на передний план
иррациональные соображения.
По мере развития исследований на данную тему происходило усиление в них
двойственной тенденции. С одной стороны, акцентировались чисто политические
соображения, повлиявшие на принятие Декларации Бальфура, в противовес
соображениям эмоционального и альтруистического характера. Вторая сторона
вышеупомянутой тенденции – усиление значимости факторов, действовавших на
территории самой Палестины/Эрец-Исраэль. Меир Верта подчеркивает стремление
британцев лишить французов тех достижений, которые закрепляло за ними
соглашение Сайкса – Пико: «Если бы сионизма не существовало в те годы, британцам
пришлось бы его выдумать»19. По мнению Йешаяху Фридмана, Декларация Бальфура
была принята в силу множества причин, однако наиболее важной из них являлось
стремление не допустить распространения немецкого и турецкого влияния на
еврейскую общину, которая должна была возникнуть в Палестине/Эрец-Исраэль после
окончания первой мировой войны. В 1917 году, – объясняет Й. Фридман, – победа
войск союзников [т.е. Британии, Франции и России, а впоследствии и США] вовсе не
являлась чем-то само собой разумеющимся, и наиболее распространенное мнение
19
М. Верта, «О Декларации Бальфура и ее создателях» // «Ха-ума» [«Нация»], №1 (1) (1967),
стр. 302 [на иврите].
17
гласило, что война в лучшем случае закончится мирным соглашением, на основе
договоренности
между
враждующими
сторонами.
В
свете
многочисленных
деклараций обеих сторон о праве народов на национальное самоопределение,
позиция сионистов на предстоящей мирной конференции могла бы сыграть
решающую роль в споре о том, под чьей властью будет находиться Палестина/ЭрецИсраэль20.
Письмо А.Д. Бальфура Л.У. Ротшильду содержит вводные и заключительные строки,
тогда как в середине письма и изложено то правительственное решение, которое
известно как «Декларация Бальфура».
В первых строках письма министр иностранных дел Британии определяет
правительственное решение от 2 ноября 1917 года как «Декларацию в поддержку
устремлений сионизма» и, таким образом, недвусмысленно сообщает о его
просионистской направленности. В заключительных строках письма имеется
косвенное признание Сионистской организации21.
Перейдем к содержанию самой Декларации Бальфура и рассмотрим все ее
составляющие.
«Национальный очаг»
«Правительство Его Величества относится благосклонно к установлению в
Палестине национального очага для еврейского народа...»
20
21
I. Friedman, «The Question of Palestine», р. 9.
В первом черновике Декларации в качестве адресата значилась Всемирная Сионистская
организация, однако, в конечном итоге, Декларация была направлена лорду Ротшильду,
который не занимал никакой официальной должности в сионистском движении. В
заключительных строках письма имеется в виду Сионистская федерация Британии.
18
Хотя Декларация не уточняет значение термина «национальный очаг», нет никакого
сомнения, что речь идет о создании единственного национального очага на
территории Палестины/Эрец-Исраэль, а не еще одного из целого ряда национальных
очагов. Следует отметить, что в различных черновиках и предварительных версиях
Декларации Бальфура фигурировала различная формулировка касательно понятия
«национальный очаг»22. Так, в черновике, выработанном в июле 1917 г. Сионистской
организацией и поданном на рассмотрение правительства Британии, говорилось:
«1. Правительство Его Величества принимает принцип, согласно которому на
территории Палестины будет восстановлен национальный очаг еврейского
народа.
2. Правительство Его Величества приложит все усилия для достижения этой
цели и обсудит необходимые для этого пути и средства с Сионистской
организацией».
В черновике, сформулированном А.Д. Бальфуром в августе 1917 г., говорилось:
«Правительство Его Величества принимает принцип, согласно которому на
территории Палестины будет восстановлен национальный очаг еврейского
народа, и приложит все усилия для достижения этой цели, а также будет готово
рассмотреть все касающиеся этого вопроса предложения, которые Сионистская
организация пожелает представить на его рассмотрение».
Проект министра колоний А. Милнера, также сформулированный в августе 1917 г.,
гласил:
«Правительство Его Величества принимает принцип, согласно которому следует
предоставить
еврейскому
народу
возможность
создать
в
Палестине
национальный очаг, и приложит все усилия, дабы облегчить реализацию этой
цели, а также будет готово рассмотреть все касающиеся этого вопроса
предложения, которые Сионистская организация пожелает представить на его
рассмотрение».
22
Рассмотрение этой темы в настоящем издании следует книге Л. Штайна «Основы
Государства Израиль: история Декларации Бальфура», стр. 552 и далее.
19
4 октября 1917 г. Алфред Милнер и сотрудник секретариата коалиционного
правительства, эксперт по Ближнему Востоку Леопольд Амери (Leopold Amery),
сформулировали новый проект, который гласил:
«Правительство Его Величества одобряет создание в Палестине еврейского
национального очага и постарается сделать все, что в его силах, для достижения
этой цели, при условии, что не будет нанесен ущерб гражданским или
религиозным правам уже существующих в Палестине нееврейских общин, а
также тем правам и тому политическому статусу, которыми пользуются евреи в
других странах, в том случае, если они полностью удовлетворены своим
нынешним национальным и гражданским статусом».
31 октября 1917 года был сформулирован вариант Декларации, максимально
приближенный к тому, который будет подписан и отправлен считанные дни спустя:
«Правительство Его Величества одобряет создание в Палестине еврейского
национального очага и постарается сделать все, что в его силах, для достижения
этой цели, при условии, что не будет нанесен ущерб гражданским или
религиозным правам уже существующих в Палестине нееврейских общин, а
также правам и политическому статусу евреев, проживающих в других странах».
Термин «национальный очаг» впервые был использован Сионистской организацией.
Он содержится уже в первом черновике Декларации, поданном ее представителями
британскому правительству в июле 1917 года, и уходит своими корнями в Базельскую
программу, принятую в 1897 г. Первым сионистским конгрессом, в которой сказано:
«Сионизм стремится к созданию в Эрец-Исраэль гарантированного публичным
правом национального очага для в еврейского народа»23. Этот термин, который был
переведен на английский язык в документе, поданном британскому правительству, как
«a home for the Jewish people in Palestine», происходит от немецкого «Heimstatte».
Подобно участникам Базельского конгресса, которые отказались от использования
23
Базельская программа, принятая в 1897 г., стала основополагающим документом в
деятельности Всемирной Сионистской организации вплоть до создания Государства Израиль.
20
термина «государство» из опасения вызвать протест османских властей, более
умеренные
сионистские
лидеры,
проводившие
переговоры
с
британским
правительством, воспользовались термином «национальный очаг» из тактических
соображений, чтобы облегчить задачу Британии. Задача эта заключалась в том, чтобы
принять декларацию в поддержку сионистских устремлений и, одновременно с этим,
не брать на себя однозначное обязательство относительно создания еврейского
государства в Палестине/Эрец-Исраэль. Нет сомнения, что конечной целью
Сионистской организации и ее лидеров было именно еврейское государство. Однако
из этого совсем не следует, что так же трактовали термин «национальный очаг»
британские политические деятели, составлявшие Декларацию Бальфура.
В так называемой «Белой книге» У. Черчилля24, опубликованной в июне 1922 года,
британское правительство поясняет, хотя и не совсем в однозначной форме, что не
подразумевает под созданием еврейского национального очага в Палестине/ЭрецИсраэль основание суверенного еврейского государства. Спустя пятнадцать лет для
разрешения этой проблемы была привлечена Комиссия Пиля, которая детально
изучила все вопросы, связанные с Палестиной/Эрец-Исраэль и с мандатным режимом
управления. Члены Комиссии, которые смогли ознакомиться с тогда еще секретными
документами, написали:
«20. Теперь мы рассмотрим содержание и значение Декларации Бальфура. Нам было
позволено изучить касающиеся этого вопроса документы, и нам ясно, что фраза
«установление в Палестине национального очага для еврейского народа» появилась
вследствие компромисса между теми министрами, которые подразумевали основание
еврейского государства, и теми, которые не подразумевали этого. В любом случае,
ясно, что правительство Его Величества не могло брать на себя обязательства по
основанию еврейского государства – оно лишь могло взять на себя обязательство
облегчить создание национального дома, и лишь от энергии и упорства самих евреев
24
Британское правительство имело обыкновение подавать свои Декларации парламенту в
виде брошюр, обложка которых была белого цвета. Отсюда и название «Белая книга», тогда
как официальное наименование – «парламентский документ».
21
зависит, расширится ли этот очаг до такой степени, чтобы перерасти в государство. Д.
Ллойд Джордж, который в те годы являлся главой правительства, засвидетельствовал
перед нами, что «идея состояла в том, что еврейское государство не будет основано
сразу же после заключения мирного договора, без того, чтобы выяснить
предварительно желание большинства населения – такова была принятая в те дни
трактовка. С другой стороны, имелось в виду, что со временем Палестина будет
наделена своей собственной представительной властью, и если евреи сумеют
воспользоваться открывшимися перед ними возможностями, то Палестина станет
еврейским государством»25.
21. Ясно, таким образом, что правительство Его Величества признавало готовящееся
создание еврейского государства, однако не могло пообещать, что это непременно
случится и, тем более, не могло учредить подобное государство по собственной
инициативе. Сионистские лидеры, со своей стороны, признавали, что существующая
формулировка не является препятствием на пути к еврейскому государству, и точно
так же она была воспринята в других местах. «Я сознаю со всей определенностью», –
заявил президент В. Вильсон 3 марта 1919 года, – «что страны-союзницы с согласия
нашего правительства и народа приняли решение о том, что в Палестине будет
заложен фундамент еврейского государства». Главнокомандующий Я.Х. Сматс26,
25
В тексте использовано словосочетание «Jewish commonwealth», т.е. еврейское содружество,
объединенное общими политическими интересами.
26
Ян Христиан Сматс (Смэтс, Jan Christian Smuts, 1870–1950) – выдающийся военачальник и
политический деятель. Окончил юридический факультет Кембриджского университета, после
чего вернулся в Южную Африку и был назначен прокурором Йоханнесбурга. Хотя во второй
англо-бурской войне (1899–1902 гг.) Я.Х. Сматс воевал против британцев, выступал за то,
чтобы Южная Африка оставалась в составе Британской империи, а в годы первой мировой
войны был членом британского Военного кабинета (коалиционного правительства
«национального единства», куда входили как консерваторы, так и либералы), возглавляемого Д.
Ллойдом Джорджем. Последний предложил Я.Х. Сматсу возглавить британский корпус,
отправлявшейся
на
завоевание
Палестины/Эрец-Исраэль,
однако
он
отклонил
это
предложение, считая, что будущее Британской империи зависит, прежде всего, от успехов
английских экспедиционных войск во Франции (ими командовал фельдмаршал Дуглас Хейг,
22
который в военное время состоял членом королевского кабинета министров, произнес
в Йоханесбурге 3 ноября 1919 года речь, в которой предсказывал увеличение темпов
еврейской репатриации в Палестину, в результате чего «в следующих поколениях во
второй раз в истории на этой территории возникнет еврейское государство». Роберт
Сесил27 в 1917 году, Герберт Сэмюэл в 1919 году и Уинстон Черчилль в 1920 году в
1861–1928). После войны участвовал (как представитель Южной Африки) в Парижской
мирной конференции, способствовал созданию Лиги Наций. В 1919 г. стал премьерминистром Южно-Африканского Союза (оставался на этом посту до 1924 г.), впоследствии
занимал ряд других правительственных постов. В 1939 г. вновь стал премьер-министром
(оставался на этом посту до 1948 г.). Одновременно с этим в годы второй мировой войны
входил в состав британского Военного кабинета во главе с Уинстоном Черчиллем; в сентябре
1941 г. был произведен в чин почетного фельдмаршала Британской армии.
27
Роберт Сесил, Виконт Челвудский (Edgar Algernon Robert Cecil, 1864–1958) – британский
государственный деятель и миротворец, лауреат Нобелевской премии. Сын лорда Роберта
Артура Сесила, маркиза Солсбери, бывшего премьер-министра Британии. В 1886 г. окончил
юридический факультет Оксфордского университета, в 1906 г. был впервые избран в
парламент. Когда в 1914 г. Британия объявила войну Германии, не подлежащий призыву по
возрасту Р. Сесил начал работу в отделе раненых и пропавших без вести Международного
комитета Красного Креста. В 1916 г. он был впервые назначен министром. Столкновение с
ужасами войны во время работы в Красном Кресте побудило Р. Сесила выступить с мирными
планами: в сентябре 1916 г. он разослал членам британского кабинета меморандум с
предложением изучить возможность создания после войны трибунала, где споры между
государствами могли бы решаться мирным путем. Несмотря на противодействие
Министерства иностранных дел, предложение Р. Сесила было одобрено кабинетом и легло в
основу британского проекта создания Лиги Наций. Он присутствовал на Парижской мирной
конференции 1919 г. в качестве специального советника британской делегации; рекомендовал
принять Германию и ее союзниц в Лигу Наций, однако это предложение было отклонено.
При содействии Ф. Нансена сумел убедить нейтральные страны вступить в Лигу Наций.
Начиная с 1924 г. Р. Сесил фактически определял политику Великобритании в Лиге Наций, в
1927 г.
представлял
Великобританию
на
Женевской
конференции
по
морскому
разоружению; отказ британского правительства от паритета с США сорвал переговоры, и Р.
Сесил подал в отставку. В 1936 г. усилиями Р. Сесила была создана международная
общественная организация в поддержку разоружения и формирования механизма решения
23
устном или в письменном виде делали заявления, которые могли означать лишь одно:
в конечном итоге они готовятся к созданию еврейского государства. Британские
газеты, публикации которых имеют в этой связи определенное значение, сообщали о
принятии Декларации Бальфура в совершенно определенном ключе»28.
Резюмируем вкратце то, что было сказано по этому поводу в отчете Комиссии:
1. Принимая Декларацию Бальфура, британское правительство подразумевало,
или, по Крейней мере, не исключало возможности того, что, в конечном итоге,
на территории Палестины/Эрец-Исраэль будет создано еврейское государство.
2. Высокопоставленные государственные деятели в Британии, а также в других
странах, понимали, что Декларация Бальфура/Эрец-Исраэль закладывает
фундамент еврейского государства в Палестине, и публично высказывались на
эту тему.
3. Авторы Декларации намеревались дать евреям возможность составить
большинство населения Палестины/Эрец-Исраэль (по сути, это являлось
условием для создания еврейского государства).
4. Декларация предназначалась для того, чтобы облегчить евреям задачу
составить большинство населения Палестины/Эрец-Исраэль и даже основать на
ее территории еврейское государство, однако деятельность по реализации этих
целей возлагалась исключительно на самих евреев.
Отчет Королевской комиссии во главе с лордом Э. Пилем, был опубликован в 1937
году, спустя пятнадцать лет после того, как британское правительство разъяснило
значение термина «национальный очаг» в «Белой книге» У. Черчилля. Несмотря на
это, Комиссия Пиля вернулась не к разъяснениям «Белой книги», а к оригинальному
тексту Декларации Бальфура и изучению намерений британского правительства в
конфликтов силами Лиги Наций; год спустя ему была присуждена Нобелевская премия мира.
Безуспешно пытался предотвратить начало второй мировой войны; после ее окончания был
одним из основателей Организации Объединенных Наций.
28
Отчет Комиссии Пиля, глава 2, параграфы 20–21.
24
1917 году, игнорируя при этом официальную трактовку, которая ретроспективно была
дана Декларации Бальфура в 1922 году.
Если бы позднее свидетельство Д. Ллойда Джорджа являлось единственным
первоисточником, на котором основывалась Комиссия Пиля, ее выводы можно было
бы подвергнуть сомнению и признать недостоверными. Однако члены Комиссии
изучили также различные документы, относящиеся к тому времени, когда была
принята Декларация Бальфура, и следует предположить, что содержание этих
документов не противоречило полученным от Д. Ллойда Джорджа сведениям.
Другими словами, перед нами позднее свидетельство, подкрепленное письменными
первоисточниками, которые на тот момент носили секретный характер и не могли
быть обнародованы. Много лет спустя проводились исследования, основанные на
рассекреченных документах29. Они привели к похожим выводам: британские
политики, работавшие над текстом будущей Декларации Бальфура, полагали, что ее
конечной целью является именно создание еврейского государства30.
«[Национальный очаг] для еврейского народа в Палестине»
Словосочетание «еврейский народ», в отсутствие каких-либо четких индикаторов о
месте его проживания, свидетельствует о том, что в Декларации Бальфура говорилось
обо всем еврейском народе, а не только евреях, находившихся к тому моменту на
территории Палестины/Эрец-Исраэль. Следующее непосредственно вслед за этим
упоминание «в Палестине» касается места создания национального очага и не
означает, что этот национальный очаг будет «согревать» исключительно тех евреев,
которые уже проживали на этой территории на момент обнародования Декларации
Бальфура.
29
Документы
британского
правительства,
хранящиеся
в
государственном
архиве,
обнародуются лишь спустя тридцать лет после их составления, а в некоторых случаях этот
срок может быть продлен и до пятидесяти лет.
30
См.: I. Friedman, «The Question of Palestine»; Н. Кацбург, «От раздела – к “Белой книге”»
(Иерусалим, 1974), стр. 10–11 [на иврите].
25
Интересно отметить, что в черновом варианте декларации, представленном
Сионистской
организацией,
Палестины/Эрец-Исраэль
говорилось
национального
о
очага
восстановлении
еврейского
на
народа.
территории
Однако
в
официально обнародованном тексте этого документа речь идет не о восстановлении,
а о создании на этой территории еврейского национального очага. При этом
собственно территориальные рамки национального очага (как и вообще границы
Палестины/Эрец-Исраэль в то время) не были четко определены. В Декларации
Бальфура ни слова не сказано о том, какую именно территорию займет еврейский
национальный очаг, и где будут проходить его границы. Эта неопределенность имела
свои последствия, которые будут рассмотрены далее.
«И постарается сделать все, что в его силах, для достижения этой цели…»
Британское правительство не взяло на себя обязательство создать в Палестине
еврейский национальный очаг, а всего лишь пообещало оказать посильное
содействие в его становлении31. Иными словами, Британия обязалась предоставить
возможность сионистскому движению и мировому еврейству в целом строить в
Палестине/Эрец-Исраэль свой национальный дом, но не обещала ни сама делать эту
работу, ни нести какую-либо ответственность за темпы и итоги этого национального
строительства.
«При условии, что не будет нанесен ущерб гражданским или религиозным
правам уже существующих в Палестине нееврейских общин…»
Декларация Бальфура предназначалась евреям, и когда речь заходит о них или об их
интересах, употребляется активная форма. Когда же упоминаются другие жители
Палестины/Эрец-Исраэль – Декларация гласит, что их гражданским правам не должен
быть нанесен ущерб. Авторы Декларации проявляют заботу не об удовлетворении
31
Использованный в тексте английский глагол «to facilitate» можно перевести тремя
способами: «облегчать», «содействовать» или «позволять».
26
интересов нееврейских общин, а лишь о том, чтобы их права не были задеты.
Подобное отсутствие симметрии проявляется также и в том, что только евреям дается
позитивное определение, тогда как остальные жители Палестины/Эрец-Исраэль
определены от противного – не сами по себе, а исключительно по отношению к
евреям, как «нееврейские общины».
Более того; с одной стороны говорится о «национальном очаге для еврейского
народа», а с другой стороны, о «гражданских и религиозных правах нееврейских
общин». Здесь имеется двойное разграничение: во-первых, евреи обозначены как
народ (национальное понятие), тогда как неевреи – как общины (религиозное
понятие); во-вторых, обязательства по отношению к евреям касаются еврейского
народа в целом, в то время как в случае остальных жителей Палестины/Эрец-Исраэль
речь идет лишь о соблюдении прав, действующих не на уровне нации, а на уровне
отдельно взятых индивидуумов.
«При условии, что не будет нанесен ущерб правам и политическому статусу
евреев, проживающих в любой другой стране»
Эта оговорка вызвана сопротивлением некоторых антисионистских еврейских кругов
в Британии, которые опасались, что Декларация в поддержку создания еврейского
национального
очага
в
Палестине/Эрец-Исраэль
способна
нанести
ущерб
гражданскому статусу британских евреев или породить обвинения в «двойной
лояльности». В одном из черновиков Декларации Бальфура речь шла лишь о тех
евреях, которые «полностью удовлетворены своей нынешней национальной
идентичностью». Однако эти последние слова были, в конечном итоге, изъяты, в
соответствии
с
замечаниями,
внесенными
сионистскими
представителями
и
еврейскими лидерами из США и Британии.
Завершая краткий обзор документов, касавшихся будущего Палестины/Эрец-Исраэль и
сформулированных еще до завоевания страны британцами, необходимо отметить, что
из
трех
рассмотренных
выше
обязательств
касательно
будущей
участи
ближневосточных территорий, взятых на себя Британией в ходе первой мировой
27
войны, только Декларация Бальфура оказала долгосрочное влияние на историю
подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль. Срок действия двух других истек очень
быстро, в то время как основные пункты Декларации Бальфура, утвержденной на
конференции Сан-Ремо в апреле 1920 года, вошли в одобренный Лигой Наций
документ, предоставляющий Британии мандат на управление Палестиной/ЭрецИсраэль. Таким образом, Декларация получила официальный международный статус.
28
2. Палестина/Эрец-Исраэль в начале мандатного периода
После окончания войны и до лета 1920 года Палестина/Эрец-Исраэль находилась под
властью военной администрации, как это принято на оккупированных территориях.
Это означало, что на местные власти возлагалась обязанность сохранять статус-кво и
не привносить никаких необратимых изменений, касавшихся статуса территорий и их
жителей. После того, как на конференции в Сан-Ремо мировые державы утвердили
предоставление
Британии
мандата
на
Палестину/Эрец-Исраэль,
британское
правительство приняло решение учредить в ней гражданское правление, что и было
сделано 1 июля 1920 года, когда Герберт Сэмюэл (Herbert Samuel, 1870–1963) вступил
в должность Верховного комиссара. Несмотря на то, что Лига Наций официально
предоставила Британии мандат лишь спустя два года, и это решение вошло в силу в
1923 году, мандатным периодом принято называть все те годы, на протяжении
которых Палестина/Эрец-Исраэль пребывала под британским владычеством.
Иллюстрация 3. Церемония приведения к присяге первого Верховного комиссара
сэра Герберта Сэмюэля (Иерусалим, 1920 г.).
2.1. Период военной администрации
Британцы все еще были скованы взятыми ими на себя в ходе войны двумя
обязательствами,
которые
состояли
в
следующем:
способствовать
созданию
еврейского национального очага в Палестине/Эрец-Исраэль (это обязательство было
зафиксировано в Декларации Бальфура) и признать суверенитет арабского
государства, которое должно было занять часть территорий бывшей Османской
империи (что обещал в своем письме шерифу Хусейну Генри Мак-Магон).
Британские
политические
деятели
не
видели
противоречия
между
этими
обязательствами. Напротив, они полагали, что в сложившейся послевоенной
ситуации два национальных движения – еврейское и арабское – вполне могут
сосуществовать и даже сотрудничать друг с другом.
29
Для более полного понимания ситуации следует упомянуть также и Францию, которая
стремилась реализовать свои собственные геополитические интересы в Сирии и в
Ливане. Это могло послужить серьезным препятствием на пути к осуществлению
данных шерифу Хусейну обещаний. Британские политики полагали, что за счет
практически полной зависимости арабов от Британии в том, что касается реализации
их устремлений в Сирии и в Ливане (в противовес интересам Франции), появляется
возможность привести евреев и арабов к обоюдному согласию. Если арабы откажутся
от своих претензий на Палестину/Эрец-Исраэль, Британия поддержит их требования в
отношении Сирии и Ливана, и, кроме того, им будет предоставлена экономическая и
научно-технологическая поддержка со стороны евреев.
Арабские жители Палестины делились в тот период на сторонников идеи «великой
Сирии» и приверженцев идеи «Палестина для палестинцев». По мнению первых,
Палестина являлась частью независимого арабского королевства во главе с эмиром
Фейсалом32, которое должно возникнуть в ближайшем будущем. Последние же
считали, что на территории Палестины должно быть основано отдельное арабское
государство. В начальный период британского мандата превалировало мнение
32
Фейсал I (1885–1933) – признанный вождь арабского национального движения, сын
шерифа Хусейна из Мекки. В годы Первой мировой войны командовал арабскими частями в
составе экспедиционного корпуса генерала Алленби, воевавшего против турок. Со временем
стал главнокомандующим арабской армией. В марте 1920 г. был провозглашен королем
Сирии, но несколько месяцев спустя был низложен французами. В августе 1921 г. был
объявлен британцами королем Ирака. Несмотря на то, что Фейсал не переставал выступать за
независимость страны, у него сохранялись хорошие отношения с Британией, получившей
мандат Лиги наций на управление Ираком. Проводимая Фейсалом политика реформ привела
к тому, что в 1932 г. британцы выступили с предложением о предоставлении Ираку
независимости и его приеме в Лигу Наций. Умер Фейсал в Берне (Швейцария) 8 сентября
1933 г. После этого корона перешла к его единственному сыну Гази (1912–1939), а после его
гибели в автокатастрофе – к внуку Фейсала, взошедшего на престол под именем Фейсала II
(1935–1958); после его свержения и убийства в ходе переворота в Ираке была провозглашена
республика.
30
сторонников «великой Сирии», которые ожидали, что Британия возьмет Фейсала под
свою защиту перед лицом французских притязаний.
Евреи
требовали
реализации
сформулированных
в
Декларации
Бальфура
обязательств и пытались добиться согласия арабов на выполнение сионистской
программы в Палестине/Эрец-Исраэль. С этой целью 4 июня 1918 года Хаим Вейцман
встретился в Акабе с эмиром Фейсалом. Он пытался убедить своего собеседника в том,
что создание еврейского национального очага в Палестине/Эрец-Исраэль станет
благом для всех жителей страны, а не только для евреев. Понимание, достигнутое
между Х. Вейцманом и эмиром Фейсалом, было закреплено в соглашении, которое
они подписали в январе 1919 года, накануне открытия мирной конференции в
Париже.
Соглашение между д-ром Х. Вейцманом и эмиром Фейсалом
3 января 1919 г.
Его королевское Величество эмир Фейсал, представляющий арабское королевство
Хиджаз и действующий от его имени, и д-р Хаим Вейцман, действующий от лица и
по поручению Сионистской организации, памятуя о расовой близости и древних
связях, существующих между арабским и еврейским народами, исходя из того, что
наиболее надежный путь для осуществления их национальных чаяний – тесное
сотрудничество в развитии Арабского государства и [еврейским Государством]
Палестина, желая дальнейшего укрепления отношений и взаимопонимания, пришли к
соглашению по следующим пунктам:
Статья 1. Арабское государство и [еврейское Государство] Палестина в своих
отношениях и совместных действиях будут придерживаться духа доброй воли и
взаимопонимания, для чего на соответствующих территориях будут своевременно
аккредитованы уполномоченные с обеих сторон.
Статья 2. Сразу же по завершения дискуссий на Мирной конференции, между
Арабским государством и [еврейским Государством] Палестина будут незамедлительно
31
установлены специальной комиссией четкие границы, которые должны быть
одобрены сторонами.
Статья 3. В отношении законодательства и управления Палестиной будут
использованы те критерии, которые наиболее полным образом гарантируют
осуществление Декларации правительства Британии от 2 ноября 1917 года.
Статья 4. Будут предприняты все необходимые шаги для поощрения наиболее
широкой иммиграции евреев на территорию Палестины и, по возможности, наиболее
быстрого
расселения
иммигрантов
с
предпочтением
компактного
развития
поселенческой деятельности и интенсивного земледелия. При этом права арабских
феллахов и фермеров-арабов не должны ущемляться, и им должна быть оказана
помощь в скорейшем экономическом развитии.
Статья 5. Не будут вводиться никакие законодательные акты или законы,
ограничивающие свободу вероисповедания; будет обеспечена свобода отправления
религиозного культа без какой-либо дискриминации и предпочтений. Никогда
гражданские
и
политические
права
не
будут
зависеть
от
религиозной
принадлежности.
Статья 6. Священные места ислама будут находиться под управлением мусульман.
Статья 7. Сионистская организация предполагает направить в Палестину комиссию
экспертов, чтобы изучить экономические возможности страны и предложить
наилучшие
средства
ее
развития.
Сионистская
организация
предоставит
вышеупомянутую комиссию в распоряжение Арабского государства с целью изучить
его экономические возможности и предложить наилучшие средства его развития.
Сионистская организация приложит все усилия, чтобы помочь Арабскому государству
в разработке природных богатств и экономического потенциала в целом.
Статья 8. Нижеподписавшиеся стороны обязуются действовать в духе сотрудничества
и взаимопонимания, в духе Мирной конференции по всем пунктам, обсуждаемым ею.
Статья 9. Все разногласия, которые могут возникнуть в связи с этим соглашением,
будут переданы на обсуждение третьей стороны – правительству Британии.
Хаим Вейцман
Фейсал ибн Хусейн
32
Условие, отдельно оговоренное эмиром Фейсалом:
Если арабские проблемы будут решены так, как я просил в меморандуме,
направленном 4 января министру иностранных дел Британии, то я выполню все
пункты данного соглашения. В противном случае я снимаю с себя ответственность за
невозможность выполнения данного соглашения.
Фейсал ибн Хусейн33.
Иллюстрация 4. Хаим Вейцман и эмир Фейсал на встрече в Акабе, июнь 1918 г.
Следует отметить, что хотя соглашение и касалось будущего Палестины/Эрец-Исраэль,
его реализация была обусловлена Фейсалом выполнением Британией обязательств,
взятых на себя по отношению к арабам и касающихся территорий за пределами
Палестины/Эрец-Исраэль. Исполнение этих обязательств зависело, в конечном итоге,
от Франции. Любопытно, что предлогом для одностороннего разрыва соглашения
явилось, в конечном итоге, не нарушение обещаний, данных Британией в отношении
Палестины/Эрец-Исраэль, а тот факт, что она не выполнила своих обязательств
касательно Сирии34.
В отчете Комиссии Пиля по поводу соглашения Фейсала – Вейцмана сказано
следующее: «Действительно, когда эмир Фейсал подписывал соглашение от имени
своего отца, он не выступал в роли полномочного представителя палестинских
33
Существует несколько переводов договора Вейцмана – Фейсала на русский язык: один из
них был подготовлен научной группой под руководством В. Яковлева и опубликован в
приложении к книге Б. Нетаниягу «Место под солнцем» (Иерусалим, 1996), стр. 599–601;
другой перевод был выполнен Э. Баухом и опубликован как приложение к книге Ш. Каца
«Земля раздора» (Тель-Авив, 1992), стр. 317–319. В настоящем издании печатается
комбинированная
версия
перевода,
сверенная
по
английскому
тексту
договора,
воспроизведенному в: «The Israel–Arab Reader», pp. 36–38.
34
В начале 1930-х годов Фейсал, бывший тогда королем Ирака, отрицал даже сам факт
подписания подобного соглашения.
33
арабов. Однако арабы воспринимали Сирию в качестве единого государства, а в
Сирии эмира почитали за лидера. И в самом деле, если бы его надежды оправдались,
события в Палестине развивались бы в значительно более мирном ключе. В любом
случае, это соглашение ознаменовало краткий миг истинной гармонии между
арабскими и еврейскими политическими деятелями. Если бы шериф Хусейн и эмир
Фейсал получили то, на что они претендовали, а именно – единое и суверенное
арабское государство, они бы отказались от незначительной по своим размерам
Палестины в пользу евреев»35.
Совершенно очевидно, что перед нами – ретроспективная британская трактовка
событий, произошедших в 1918–1920 годах. Более того, в этом отрывке дважды
появляется словосочетание «если бы», которое едва ли допустимо в историческом
анализе. Как бы там ни было, «краткий миг истинной гармонии между арабскими и
еврейскими политическими деятелями», если и имел место, был упущен безвозвратно.
В первой половине ноября 1919 года англичане вывели свои войска из района
Галилеи, согласно договору, заключенному между Британией и Францией, касательно
раздела оккупированных территорий. В освобожденном от присутствия англичан
районе началась вооруженная борьба между французскими войсками и местным
арабским населением, поскольку арабы опасались, что французы не выполнят тех
обязательств, которые взяла на себя Британия. Поначалу арабы воздерживались от
конфронтации с еврейским населением, и даже пытались вовлечь его в борьбу против
французов. Однако еврейские поселения предпочли сохранить нейтралитет36,
оказавшись, в результате, меж двух огней, и стали подвергаться время от времени
атакам со стороны арабов. 12 декабря 1919 года было атаковано поселение Тель-Хай, и
один из его жителей, Шниор Шпушник, был убит снайперским выстрелом из
неизвестного укрытия. В середине января 1920 года жители Метулы начали в массовом
35
36
Отчет комиссии Пиля, глава 2, параграф 26.
На севере Галилеи располагались в ту пору четыре еврейских поселения, вплотную
примыкавших друг к другу: Метула, Кфар-Гилади, Тель-Хай и Хамара; в общей сложности в
них проживало около двухсот пятидесяти человек.
34
порядке покидать свои дома и переправляться на север, в Сидон, а оттуда в Хайфу.
Поселение Хамара было атаковано и сожжено. 6 февраля 1920 года житель Тель-Хая
Аарон Саар был застрелен во время полевых работ.
Иллюстрация 5. Поселение Тель-Хай, общий вид.
Еврейским жителям Галилеи часто не удавалось идентифицировать нападавших. 6
января 1920 года Йосеф Трумпельдор записал в «Хрониках обороны Тель-Хая»:
«Вечером нами овладело некоторое смятение из-за нескольких пуль, которые рассекли
воздух над нашим домом. Мы не знали, откуда они были посланы и какова была их
цель. Небольшой шум послышался из сторожевой будки, однако он быстро стих –
выстрелы и пули уже стали для нас привычным явлением»37.
По мере нарастания напряженности на севере страны, оборона расположенных в этом
районе еврейских поселений становилась все более затруднительной. От британцев
невозможно было требовать обеспечения безопасности евреев, проживающих на
территории, находившейся во «французской» зоне, а собственных сил для
самозащиты было явно недостаточно.
1 марта 1920 года арабы вошли в поселение Тель-Хай, под предлогом того, что они
ищут французов. Разгорелся бой, в ходе которого погиб Й. Трумпельдор и еще
пятеро местных жителей. Спустя два дня жители Тель-Хая и Кфар-Гилади, последних
оставшихся в Галилее поселений, покинули свои дома. Они вернулись лишь после
того, как французы завладели этим районом, и восстановилось относительное
спокойствие. Однако французы не задержались в Галилее надолго, и в конечном
итоге она стала частью подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль.
Иллюстрация 6. Второй этаж расположенного слева здания служил оборонительной
позицией, на которой погибли некоторые из защитников Тель-Хая в 1920 г.
37
«Хроники обороны Тель-Хая» (Тель-Авив, 1934), стр. 27 [на иврите].
35
Находящийся справа камень обозначает то место, на котором был ранен Йосеф
Трумпельдор.
В истории конфликта между еврейским национальным движением и палестинскими
арабами события, произошедшие в Галилее в 1920 году, являются не более чем
эпизодом. Они не проистекали из прежних отношений между евреями и арабами и не
намечали тенденций на будущее. С военной точки зрения эта история представляла
собой полный провал: в бою за Тель-Хай погибло шестеро местных жителей, а
остальные отступили. В конце концов еврейские поселенцы полностью покинули
этот район. Тель-Хай занял важное место в истории еврейского поселенческого
движения не из-за произошедших в действительности событий, а благодаря тому
героическому ореолу, который сформировался вокруг него. Легенда о героизме и
любви к родине выросла из знаменитого высказывания «хорошо умереть за родину».
Мы уже никогда не узнаем, действительно ли Й. Трумпельдор перед смертью
произнес эти слова. Факт, однако, состоит в том, что его имя было широко известно
как в Палестине/Эрец-Исраэль, так и за ее пределами, задолго до его гибели, и поэтому
ореол героизма и некой таинственности вокруг него существовал еще при его жизни.
Тот факт, что он стал героем в сознании обоих соперничающих между собой
политических лагерей, еще больше усилил эхо связанных с ним событий38.
Рассказ о Тель-Хае представляет собой краеугольный камень истории поселенческого
движения. Из него выводятся два основных следствия: во-первых, что еврейские
поселения в Эрец-Исраэль не должны покидаться ни при каких обстоятельствах (в
основе этого убеждения лежит упорство еврейских жителей Галилеи, которые
предпочли оставаться на своих местах, невзирая на растущую напряженность в этом
районе). Второй вывод состоит в том, что поселенческое движение может оказать
реальное влияние на определение границ будущего еврейского государства. Это
38
Й. Трумпельдор принадлежал к рабочему движению, однако легенда о нем и его подвиге
была взята на вооружение также и ревизионистами, которые назвали свою молодежную
организацию
его
именем:
БЕЙТАР
(аббревиатура ивритских слов «Брит
Трумпельдор» – Союз Йосефа Трумпельдора).
36
Йосеф
весьма спорное убеждение сформировалась благодаря во многом случайному
стечению обстоятельств: события в Тель-Хае практически совпали с датой
установления северной границы подмандатной территории Палестины/Эрец-Исраэль.
Иллюстрация 7. Статуя ревущего льва, Тель-Хай.
В конце февраля 1920 года, одновременно с нарастанием напряженности на севере
страны, арабы провели серию антиеврейских демонстраций в городах и даже в
некоторых
селах.
Прямым
предлогом
для
этих
демонстраций
послужило
официальное сообщение о том, что страны-союзницы официально признали
Декларацию Бальфура. Однако в основном в этих демонстрациях проявилось
воодушевление палестинских арабов по поводу планировавшейся скорой коронации
Фейсала как короля объединенной Сирии (которая с его точки зрения, как и с точки
зрения многих местных арабов, должна была включать также и Палестину/ЭрецИсраэль). Более того, в Сан-Ремо должно было быть принято решение о том, кому
будет вручен мандат на управление арабскими территориями бывшей Османской
империи. В начале марта, на следующий день после коронации Фейсала,
Палестину/Эрец-Исраэль охватила новая волна демонстраций, которые на этот раз
сопровождались многочисленными вспышками насилия. На этих демонстрациях
произносились речи и выкрикивались лозунги в поддержку Фейсала, за арабский
суверенитет и против еврейского национального движения. Обстановка была очень
напряженной, и евреи Иерусалима всерьез опасались предстоящих в начале апреля
религиозных торжеств в честь пророка Мусы39.
39
Мусульмане справляют торжества в честь пророка Мусы (в еврейской традиции – Моисея)
примерно тогда же, когда евреи празднуют Песах, а ортодоксальные христиане – Пасху. В
прошлом местные арабские крестьяне имели обыкновение собираться в Иерусалиме и
организовывать праздничные шествия и пляски. Процессия останавливалась на высоком
холме, неподалеку от Масличной горы, после чего иерусалимский муфтий произносил
короткую молитву и благословлял присутствующих. Потом некоторые возвращались в город,
тогда как остальные поднимались пешком к гробнице Мусы (Моисея), которая, согласно
исламу, находится неподалеку от Иерихона. По прошествии недели молитв, религиозных
церемоний и праздничных трапез рядом с гробницей, все возвращались в Иерусалим.
37
Иллюстрация 8. Участники праздничных торжеств, проходящих в Иерусалиме в
честь пророка Мусы.
Беспорядки начались в Иерусалиме в воскресенье 4 апреля, после того как в город
прибыли мусульманские паломники из Хеврона. Они толпились у Яффских ворот,
размахивали портретами Фейсала и выкрикивали лозунги в поддержку арабской
независимости и объединения Сирии. Беснующиеся демонстранты нападали на
евреев как внутри Старого города, так и за его пределами, неподалеку от Яффских
ворот. Беспорядки продолжились и на следующий день и утихли лишь 6 апреля.
Пятеро евреев были убиты и около двухсот ранены. С арабской стороны погибло
четыре человека, еще двадцать были ранены, почти все – в результате огня, открытого
британскими войсками. Большинство жертв среди евреев оказались из Старого
города, поскольку командование Хаганы предположило, что арабы не тронут жителей
этой части Иерусалима, не принадлежавших к сионистскому ишуву, а направят свои
атаки против еврейского населения новых районов. Основываясь на этом прогнозе,
Хагана расположила своих бойцов в других местах, и благополучие еврейских жителей
Старого города целиком и полностью оказалось в руках британских и арабских
полицейских. Однако наиболее серьезные беспорядки произошли именно в Старом
городе. Некоторые исследователи утверждают, что организаторы демонстраций
намеренно направили туда толпу; другое объяснение состоит в том, что британцы не
позволили праздничной процессии двигаться по обычному маршруту, в направлении
Шхемских ворот, и тогда толпы демонстрантов через Яффские ворота ворвались в
Старый город.
Иллюстрация 9. «Воззвание к арабскому народу в Южной Сирии (Палестине)», 1920
год.
Воззвание к арабскому народу в Южной Сирии (Палестине)
Стремясь к власти в Палестине, евреи пытаются отделить ее от Сирии и других
арабских государств.
38
Отделение Палестины от Сирии и других арабских государств переведет ее во
владение евреев, поскольку она окажется в изоляции, и мы не сможем защитить ее,
опираясь лишь на собственные силы.
Палестина является неотъемлемой частью Сирии – ничто их не разделяет.
Жители Сирии – такие же арабы, как мы; у нас общие обычаи, а их интересы связаны
с нашими.
Объединение Палестины с Сирией и другими арабскими странами являет
собой единственный путь к счастью арабской нации и арабских государств;
рассечение этих уз приведет к потере независимости и к приходу к власти чужеземцев.
В нашей стране проживает лишь шестьдесят тысяч евреев. У них нет ни
малейшего права на нашу землю и никакой связи с ней.
Мы, арабы, составляем здесь более, чем один миллион жителей, и, значит, эта
страна принадлежит нам.
Если евреи иммигрируют в нашу страну и их число умножится, они закроют
перед нами врата жизни, принесут нам бедность и изгонят нас отсюда.
Поэтому оберегайте вашу страну, вашу честь, ваш дух и ваше имущество.
Требуйте,
чтобы Палестина и Сирия были единым свободным арабским государством; и чтобы
чужеземцы были лишены в этой стране влияния.
И ответьте решительным отказом
на то, чтобы Палестина стала еврейским национальным очагом, и чтобы евреи
получили какое бы то ни было право на иммиграцию в эту страну.
«Взывающие к справедливости»
Отчет
Комиссии
Палина
(Palin
Commission)
–
британской
комиссии
по
расследованию, состоявшей из представителей высшего армейского командования, –
возлагал большую часть ответственности за произошедшие события на сионистское
движение40. Другое мнение приводит в своем исследовании о становлении
40
См.: N. Caplan, «Palestine Jewry and the Palestine Question, 1917–1925» (London, 1978), р. 58.
39
палестинского национального движения известный израильский востоковед Йехошуа
Порат. Он полагает, что эти события
явились прямым
следствием
того
воодушевления, которое охватило арабов в связи с коронованием Фейсала и
перспективой включения Палестины в его королевство. Показателен тот факт, что в
произнесенной Хаджем Амином эль-Хусейни речи, во многом спровоцировавшей
беспорядки, рефреном повторялось утверждение: «Арабы, это ваш король!». При этом
Х.А. эль-Хусейни держал в руках портрет Фейсала41.
Что же касается действий британских сил, то следует отметить, что им было заранее
известно о том, что в Иерусалиме планируются беспорядки, однако они не
подготовились должным образом к подобному развитию событий. Более того,
именно накануне праздника британские войска были выведены из Иерусалима. По
утверждению главы политического отдела британских оккупационных войск Ричарда
Мейнерцхагена42, глава британского штаба даже советовал арабам устроить в городе
антиеврейские беспорядки, и вывод войск призван был облегчить им эту задачу43.
41
Й. Порат, «Зарождение палестинского арабского национального движения, 1918–1929»
(Еврейский университет в Иерусалиме – Израильское востоковедческое общество, 1971), стр.
80.
42
Ричард Генри Мейнерцхаген (Richard Meinertzhagen, 1878–1967) – британский офицер.
Родился в состоятельной семье, в возрасте восемнадцати лет начал работу в семейном
бизнесе, но шесть лет спустя оставил его, призвавшись на воинскую службу. В 1910 г. он
отмечал свой тридцать второй день рождения, будучи гостем Генерального консула Британии
в Одессе; в это время в городе разразился жестокий антиеврейский погром, который на всю
жизнь запомнился Р. Мейнерцхагену и во многом предопределил его последующую
симпатию к еврейскому национальному движению. В мае 1917 г. он получил назначение в
разведывательный отдел британского экспедиционного корпуса в Каире, в 1919 г. был
советником по ближневосточным вопросам британской делегации на мирной конференции в
Париже, с сентября 1919 г. по май 1920 г. занимал пост главы политического отдела
британских войск в Палестине и Сирии, впоследствии работал помощником министра
колоний У. Черчилля. После арабских беспорядков в мае 1920 г. выступал перед комиссией по
расследованию, где полностью подтвердил версию сионистских лидеров, обвинявших
британские власти в сознательном разжигании радикальных националистических настроений
40
Позицию представителей британской военной администрации Ричард Мейнерцхаген
объясняет их неприятием политики британского правительства, поддерживающего
создание «еврейского национального очага». Британские офицеры знали о том, что
арабы категорически противятся реализации сионистской идеи, и полагали, что
антиеврейские погромы в Иерусалиме наглядно продемонстрируют это вышестоящим
инстанциям в Лондоне.
Британцы были способны контролировать ситуацию тогда, когда они этого хотели.
Это видно уже хотя бы из того, что беспорядки прекратились в тот самый момент,
когда британские войска нашли нужным вмешаться, разогнав демонстрантов и
арестовав их лидеров. 8 апреля 1920 г. паломникам был закрыт обратный путь через
Иерусалим и, как следствие, в городе воцарилось спокойствие. Хадж Амин эльХусейни, один из основных подстрекателей, был заочно приговорен к десяти годам
тюремного заключения и бежал из страны. Зеэва Жаботинского, обвиненного в том,
что он возглавил вооруженные отряды Хаганы в Иерусалиме44, приговорили к
среди мусульман. После начала второй мировой войны вернулся в отдел стратегического
планирования британской разведки. Хотя, по его собственным словам, «в его жилах не было
ни капли еврейской крови», безоговорочно поддерживал сионистское движение, был близким
другом Х. Вейцмана. Его дневники (Richard Meinertzhagen, «Middle East Diary», London, 1959)
служат бесценным источником для историков.
43
Данное утверждение, каким бы странным оно не казалось с позиций сегодняшнего дня,
следует рассматривать в контексте той эпохи. О событиях того времени известный историк Н.
Роуз
пишет:
«В
[британской]
прессе,
парламенте
и
правительстве
развернулась
антисионистская кампания, сдобренная хорошей дозой антисемитизма. Ричард Мейнерцхаген
отмечал явную «юдофобию», исходившую из Министерства по делам колоний, У. Черчилль
признавался лидеру сионистов Х. Вейцману, что девять десятых британских чиновников в
Палестине – антисионисты»; см.: Н. Роуз, «Черчилль. Бурная жизнь» (Москва, 2003 [перевод с
английского издания 1994 г.]), стр. 201.
44
В те годы в Иерусалиме действовала местная организация самообороны еврейского
населения. Объединившая все отряды самообороны ишува организация Хагана была создана
по прошествии нескольких месяцев.
41
пятнадцати годам каторжных работ и последующему изгнанию из страны. Еще около
двадцати участников Хаганы были приговорены к трем годам каторжных работ.
Впрочем, со вступлением Герберта Сэмюэля в должность Верховного комиссара
Палестины/Эрец-Исраэль в июле 1920 г. была объявлена амнистия для всех, кто
участвовал в беспорядках, произошедших в апреле 1920 г. в Иерусалиме, как для
евреев, так и для арабов45.
Годы военного режима были переходным периодом от войны к миру, от османского
правления – к британскому, от временных и секретных соглашений – к официальным
и общепризнанным международным договорам, от территории, поделенной на
множество административных единиц – к единой административной системе с четко
определенными границами.
Ощущение чрезвычайной значимости этого периода, когда должна была решиться
судьба региона и его жителей, привело не только к активизации политической
деятельности, но и к вспышкам насилия. В связи с этим представляется важным
сосредоточить внимание на деятельности британской военной администрации и на ее
отношении к евреям и к арабам.
Военная администрация должна была следить за соблюдением порядка в стране и
обеспечивать безопасность ее граждан. Помимо этого, в ее обязанности входило также
удовлетворение основных социально-экономических и культурных нужд населения
страны. Она импортировала продукты питания и занималась их распределением,
предоставляла медицинские услуги, принимала меры по улучшению путей
45
Впоследствии, однако, британские власти вновь вынесли решение об изгнании из
Палестины/Эрец-Исраэль Владимира Евгеньевича (Зеэва) Жаботинского (1880–1940). В 1920–
1930 гг. он попеременно жил то в Иерусалиме, то в Берлине, то в Париже, активно участвуя в
деятельности еврейских национальных организаций. В 1930 г. британские власти запретили
ему въезд в Палестину/Эрец-Исраэль; он умер в Нью-Йорке, но завещал перезахоронить себя в
будущем независимом еврейском государстве. Завещание было выполнено правительством Л.
Эшколя в 1964 г.; прах Зеэва Жаботинского и его жены Иоанны был перезахоронен на горе
Герцля в Иерусалиме.
42
сообщения, оказывала помощь сельскохозяйственным рабочим: завозила в страну
семена и скот, выделяла кредиты и так далее. Кроме того, военная администрация
способствовала развитию инфраструктуры страны, прокладке дорог, реставрации
некоторых разрушенных зданий, создавая, таким образом, дополнительные рабочие
места.
Вся эта деятельность, однако, не привела к созданию условий, благоприятных для
реализации планов сионистского движения, вдохновленного недавно принятой
Декларацией
Бальфура.
Даже
если
не
приписывать
британской
военной
администрации четкой антисионистской политики, ясно, что сама необходимость
сохранять статус-кво между арабами и евреями наносила ущерб еврейской стороне в
двух жизненно важных сферах: репатриации и поселенческой деятельности.
Касательно поселенческой деятельности, существовал запрет на передачу земельных
владений частным лицам, и, как следствие, процесс приобретения земельных участков
и создания новых поселений был чрезвычайно затруднен46. Что же касается
репатриации, то въезд в страну был разрешен лишь тем, кто проживал в ней прежде,
но был изгнан или выслан в ходе первой мировой войны.
Глава политического отдела британских оккупационных войск генерал Гилберт
Клайтон, предшественник Ричарда Мейнерцхагена на этом посту, уже в мае 1919 года
предупреждал вышестоящие инстанции о том, что строгое соблюдение британцами
Декларации Бальфура может вызвать сопротивление со стороны палестинских
арабов. В своем посланном в Лондон отчете он писал: «Палестинским арабам нужна
эта территория, и они будут изо всех сил сопротивляться еврейской репатриации
всеми доступными им методами, включая акты насилия. Никаким иным путем, кроме
силового решения, британская администрация не сможет осуществить сионистскую
программу. В словосочетание «сионистская программа» я не вкладываю того смысла,
46
Процесс приобретения земель был затруднен также и потому, что турки при отступлении
вывезли все книги, в которых регистрировались земельные владения. Только в октябре 1920 г.,
когда эти книги были найдены в Дамаске, возобновилась деятельность ведомства по
регистрации земель.
43
который вкладывают в него радикальные сионисты. Я имею в виду вполне умеренную
программу, обсуждавшуюся на парижской мирной конференции»47.
По мнению Джона Марлоу, автора одной из первых работ, посвященных истории
британского мандата в Палестине/Эрец-Исраэль, военная администрация активно
сопротивлялась
изложенной
в
Декларации
Бальфура
политической
линии.
Формально ее представители мотивировали свое неприятие подобной политики
необходимостью сохранять статус-кво, что являлось основополагающим принципом
военного режима. На самом же деле, они пытались привести к тому, чтобы
соглашение, которым должен был завершиться военный режим, оказалось как можно
менее просионистским.
Имеется и альтернативное объяснение позиции военной администрации по
отношению к двум группам населения, изложенное в воспоминаниях британского
еврея
Хораса
Сэмюэля,
работавшего
в
юридическом
аппарате
военной
администрации48: «Нет сомнений, что в те судьбоносные и зыбкие времена арабы
практически всегда производили более приятное впечатление на большинство
британцев, часто даже на тех, кто был нейтрален в вопросах политики. Даже если они
[арабы] критиковали, угрожали, заискивали или протестовали, они всегда были
колоритны, очаровательны и вызывали к себе симпатию. В отличие от них, евреи,
даже когда правда была на их стороне, вели себя раздражительно и агрессивно, так что
особой симпатии к себе они не вызывали, в особенности, когда были не правы.
Декларация Бальфура их полностью дезориентировала. Они надеялись получить
47
Цитируется по изданию: J. Marlowe, «The Seat of Pilate: An Account of the Palestine Mandate»
(London, 1959), p. 75.
48
Хорас Сэмюэл (Horace Barnett Samuel, 1883–1950) прибыл в Палестину/Эрец-Исраэль в 1918
г. в качестве бойца Еврейского батальона; в 1918–1920 гг. служил в юридическом аппарате
военной администрации, после чего работал частным адвокатом; в 1928 г. вернулся в
Британию, где два года спустя увидела свет его книга воспоминаний. В 1934 г. вновь прибыл в
Палестину/Эрец-Исраэль, чтобы защищать обвиняемых в убийстве Х. Арлозорова. Боролся с
ограничениями на еврейскую иммиграцию, введенными британскими властями в 1930-х годах.
44
очередную порцию свободы «на блюдечке с голубой каемочкой» и с красивым
эпиграфом на иврите, в то время как арабы терпеливо и вежливо ожидали своей
очереди возле стола…»49.
В книге «История Хаганы» изложена иная картина отношений между евреями, арабами
и британскими мандатными властями: «Еврейское сионистское меньшинство, Крейне
немногочисленное, было, в отличие от павших духом и постоянно заискивающих
арабов, преисполнено национальным самосознанием и [уже хотя бы из-за этого] –
полностью чуждо оккупантам. Они видели в «новом ишуве» нечто, совершенно не
вписывающуюся в материальную и духовную атмосферу «их собственного»
Востока»50.
Даже если представители военной администрации не являлись антисемитами или
антисионистами, сама ситуация, при которой основным принципом их правления
было достижение статус-кво, вызывала напряженность, поскольку еврейские лидеры
ожидали выполнения обещаний, содержавшихся в Декларации Бальфура. Ситуацию
осложняло также демографическое положение, так как военное руководство, ради
сохранения спокойствия в регионе, старалось удовлетворить, прежде всего, арабское
большинство.
Трудности, которые испытывала военная администрация в вопросах управления
страной, объяснялись еще и тем фактом, что большинство руководителей являлись
профессиональными военными, вынужденными, как в ходе войны, так и до нее,
выполнять
достаточно
сложные
административно-хозяйственные
функции,
требующие специальной подготовки.
Отношение большинства военных руководителей к Декларации Бальфура, а также к
идее еврейского национального очага, было сугубо отрицательным. Наиболее
49
См. H.B. Samuel, «Unholy Memories of the Holy Land» (London, 1930), p. 38.
50
«История Хаганы», под ред. Б.-Ц. Динура, том 1, часть 2 (Тель-Авив, 1964), стр. 539 [на
иврите].
45
распространенное объяснение этому вытекало из баланса сил в стране. Кроме того, в
их негативной позиции по отношению к сионистам присутствовали, несомненно,
также и элементы антисемитизма.
Некоторые тенденции, касающиеся военной администрации, были характерны не
только для данного периода. Это относится, например, к расхождению во мнениях
между политическим руководством, заседавшим в Лондоне, и военным руководством,
дислоцированным в Палестине/Эрец-Исраэль. Как правило, люди, находившиеся в
Палестине/Эрец-Исраэль и общавшиеся с местным населением, были склонны
симпатизировать арабской стороне, поскольку на них была возложена функция
управления повседневной жизнью страны, в которой абсолютное большинство
населения составляли арабы. С другой стороны, политики, работавшие в Лондоне, до
второй половины 1930-х годов относились к сионистской идее с гораздо большей
симпатией, нежели их коллеги в британской мандатной администрации в Иерусалиме.
2.2. Арабские волнения 1921 года
1 мая 1921 года евреи, проживавшие в Яффо, подверглись нападению со стороны
арабов. На следующий день погромы перекинулись и на окрестные населенные
пункты, охватив в течение нескольких дней Петах-Тикву, Хадеру и Реховот. Два
небольших района Петах-Тиквы – Кфар-Саба и Эйн-Хай – были оставлены местными
жителями и разрушены до основания.
Иллюстрация 10. Писатель Йосеф Хаим Бреннер (1881–1921) и еще пять евреев
были убиты 2 мая 1921 г. в Абу-Кабире, неподалеку от Тель-Авива. Убийство Й.Х.
Бреннера и его товарищей потрясло еврейский ишув. Помимо скорби из-за смерти
значительного писателя и известной, даже можно сказать – почитаемой, личности,
еврейское население тяготилось также ощущением собственной слабости, поскольку
оно оказалось неспособно в нужный момент протянуть руку помощи группе евреев,
подвергшейся
нападению
со
стороны
арабов
вблизи
крупного
еврейского
населенного пункта, и, кроме того, испытывало гнев по поводу бездействия властей.
46
Сначала против погромщиков выступили члены Хаганы, тогда еще только
зарождавшейся организации, и солдаты еврейского ополчения, добровольно
прибывшие из Црифина в Тель-Авив. Спустя некоторое время солдаты британской
армии сумели восстановить порядок в городе. В Петах-Тикве и в Хадере евреи
защищались собственными силами вплоть до подхода армейских подразделений,
которые окончательно подавили беспорядки. В ходе описываемых событий погибло
47 евреев (практически все – в Яффо и его окрестностях) и 146 были ранены. Среди
арабов погибло 48 человек, и 73 было ранено.
Когда арабы стали нападать на евреев, отрядам полиции было поручено пресечь
эскалацию насилия. Успех подобной операции был Крейне незначительным и, кроме
того,
многие
полицейские
арабского
происхождения
присоединились
к
погромщикам. Только вмешательство армии (достаточно запоздалое), которая
действовала жестко и решительно, остановило беспорядки. Абсолютное большинство
убитых и раненных среди арабов являлись жертвами столкновений с армией и с
полицией.
Беспорядки были подавлены, но впоследствии со стороны британских властей не
было предпринято никаких шагов, дабы предотвратить подобные инциденты в
будущем. Руководители британской администрации не выступили с однозначным
осуждением погромщиков, ограничившись назначением комиссии по расследованию
причин произошедшего во главе с судьей Томасом Хайкрафтом (двое других членов
комиссии
являлись
правительственными
служащими).
Только
несколько
погромщиков предстали перед судом, и даже они отделались весьма легкими
наказаниями.
Иллюстрация 11. Один из домов, пострадавших в ходе событий, которые произошли
в мае 1921 г. в Хедере. Население поселка не понесло человеческих потерь благодаря
эффективной деятельности местного комитета самообороны и своевременному
вмешательству британских сил.
47
14 мая 1921 года Верховный комиссар сэр Герберт Сэмюэл объявил о временном
прекращении приема репатриантов. Евреи, находившиеся в тот момент на пути в
Палестину/Эрец-Исраэль, были направлены в другие места, а тем, кто еще не успел
отплыть, было приказано остаться. Прекращение репатриации явилось шагом
навстречу одному из основных требований арабского населения Палестины/ЭрецИсраэль. На протесты евреев по этому поводу Г. Сэмюэл ответил, что репатриация
будет возобновлена только после воцарения спокойствия в стране.
Между беспорядками мая 1921 года и предыдущей волны насилия со стороны арабов
(в апреле 1920 года в Иерусалиме) прошел всего год. В промежутке между этими
событиями ситуация существенным образом изменилась. Во-первых, Фейсал,
инаугурация которого на трон короля Сирии (включавшей в себя также и Палестину)
вызвала значительный ажиотаж среди палестинских арабов, в июле был изгнан
французами из Дамаска. Пансирийская идея, согласно которой Палестина должна
была стать частью «Великой Сирии», уступила место идее Палестины как
независимого арабского государства, прямым следствием чего становилась открытая
борьба с сионизмом. Во-вторых, военная администрация в Палестине/Эрец-Исраэль
сменилась гражданским правлением. Место военных, симпатизировавших арабам,
занял Верховный комиссар, который, по мнению арабов, был «скрытым сионистом».
Установления, существовавшие в Палестине/Эрец-Исраэль в период военной
администрации, носили временный характер, тогда как гражданские власти начали
предпринимать попытки стабилизировать ситуацию, еще до того как их мандат был
утвержден Лигой Наций. Гражданские власти признали Сионистскую организацию
официальным институтом, возобновили репатриацию и провозгласили иврит одним
из официальных языков Палестины/Эрец-Исраэль. В-третьих, в течение одного года,
между апрелем 1920 и маем 1921, в Палестину/Эрец-Исраэль прибыло более десяти
тысяч евреев, которые приобрели тысячи дунамов земли.
Каковы же были причины вспышки и распространения беспорядков? Согласно
британской версии, изложенной в отчете Комиссии Хайкрафта, они носили
спонтанный характер, и их началом явилось столкновение между евреямикоммунистами, с одной стороны, и членами партии Ахдут ха-авода, с другой, во время
48
первомайской демонстрации, начавшейся в Тель-Авиве и завершившейся в Яффо. По
мнению комиссии по расследованию произошедших событий, основной причиной
беспорядков стала враждебность, которую испытывало арабское население по
отношению к евреям, вызванная рядом политических и экономических проблем.
Источниками этих проблем являлись, якобы, еврейская репатриация и высказывания
еврейских представителей (не обязательно самых радикальных) по поводу целей и
устремлений сионистского движения. Комиссия также отметила, что, по мнению
арабов, еврейская репатриация является причиной безработицы в арабском секторе и
способна привести к политическому и экономическому порабощению арабского
населения. Помимо этого, будучи воспитаны в строгом исламском ключе, арабы
болезненно восприняли раскрепощенное, светское поведение многих молодых
репатриантов и часто страдали от высокомерного отношения к себе со стороны
евреев.
Комиссия отвергла утверждение еврейской стороны о том, что беспорядки были
направлены не только против евреев, но и против британских властей, и что народное
недовольство осознанно подогревалось арабской элитой, уязвленной потерей
привилегий, имевшихся у нее во времена турецкого правления.
Носили ли беспорядки спонтанный характер, как заключила Комиссия Хайкрафта,
или же они были организованы арабской элитой, как утверждали представители
еврейского ишува, – в любом случае, их масштабы свидетельствовали о том, что
арабское противостояние евреям вообще и сионизму в частности имеет очень
глубокие корни.
События 1921 года способствовали формированию модели, которая неоднократно
воспроизводилась в мандатный период: арабы прибегали к насильственным методам в
борьбе против евреев (и британской администрации); назначалась комиссия по
расследованию; комиссия излагала свои выводы по поводу случившегося; исходя из
этих выводов, правительство вырабатывало новую политическую линию в отношении
палестинского вопроса. В целом, можно сказать, что при помощи насилия арабы
добились значительных результатов в политической сфере. Первые признаки
49
изменения британской политики наметились сразу же после событий 1921 года
(постановление
Г.
Сэмюэля
о
прекращении
еврейской
репатриации
в
Палестину/Эрец-Исраэль). Еще до того как комиссия закончила свою работу, глава
британской администрации произнес речь, в которой изложил основные принципы
новой политики (обнародованные, в конечном итоге, в «Белой Книге» 1922 года).
Свою речь Г. Сэмюэл произнес 3 июня 1921 года, в честь дня рождения короля
Британии Георга V. При этом он приложил заметные усилия, чтобы добиться
расположения арабов и восстановить спокойствие в их среде. Вот как были освещены
им три наиболее животрепещущие темы:
1. Еврейская репатриация. Г. Сэмюэл заявил, что масштабы репатриации должны
быть приведены в соответствие с экономическими возможностями Палестины/ЭрецИсраэль. Другими словами, с этого момента количество еврейских иммигрантов
ограничивалось, при этом учитывался тот вклад, который новоприбывшие могли
внести в развитие благосостояния страны.
2. Управление страной. Г. Сэмюэл заявил о том, что не будет создано еврейское
правительство, которое возьмет на себя обязанности по управлению мусульманскохристианским большинством, и что все без исключения жители страны примут
равное участие в формировании органов власти.
3. Трактовка Декларации Бальфура. Г. Сэмюэл подчеркнул, что смысл Декларации
вовсе не тот, которого опасаются арабы. В ней говорится всего лишь о том, что
«евреи, как рассеянный по всему миру народ, сердце которого обращено в сторону
Палестины/Эрец-Исраэль, смогут найти в ней прибежище51, и некоторым из них будет
дана возможность, согласно установленным границам и существующей плотности
населения, прибыть в Палестину/Эрец-Исраэль, дабы содействовать процветанию этого
края во благо всех его жителей»52.
51
Обратите внимание на тот факт, что Герберт Сэмюэл говорил о «прибежище», а не о
«национальном очаге» – термин, который был использован в Декларации Бальфура.
52
Речь Герберта Сэмюэля была опубликована в газете «Ха’арец», 5 июня 1921 г. [на иврите].
50
События 1921 года оказали влияние на жизнь еврейской общины также и в сфере
безопасности. Участие бойцов еврейского подразделения в защите евреев Тель-Авива
и Яффо, которое явилось результатом их личной инициативы, предоставило
правительству повод окончательно расформировать еврейские вооруженные отряды,
созданные в годы войны. Одновременно с этим произошедшие события обнаружили
уязвимость еврейского населения и его полную зависимость в плане обеспечения
безопасности от британских военных властей. Это, в свою очередь, заставило
руководство ишува осознать необходимость создания эффективной системы еврейской
самообороны. Однако затишье, наступившее в последующие годы, а также скудность
экономических ресурсов привели к тому, что начавшееся было расширение и
укрепление отрядов Хаганы приостановилось. И только после беспорядков 1929 года
наметились определенные изменения в отношении руководства ишува и Всемирной
Сионистской организации к еврейским вооруженным формированиям.
Иллюстрация 12. Британский министр колоний Уинстон Черчилль (второй справа) в
ходе своего визита в Иерусалим в марте 1921 г. Фотография была снята во время
приема, устроенного в честь Верховного комиссара сэра Герберта Сэмюэля (слева от
Черчиля) и его супруги (с левой стороны первого ряда). В первом ряду присутствуют
также эмир Абдалла и Клементина Черчилль, супруга министра колоний.
51
3. Становление подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль
Подмандатная Палестина/Эрец-Исраэль, ее границы и принципы административного
управления
сформировались
благодаря
двум
официальным
документам:
постановлению Лиги Наций о предоставлении Британии мандата, являющемуся
международным документом53, и «Белой Книге» 1922 года, известной как «Белая
Книга» У. Черчилля54, – собственно британской трактовке постановления Лиги
Наций.
В начале 1919 года на мирной конференции, проходившей в Версале, в окрестностях
Парижа, было принято решение о том, что захваченные в ходе войны территории
бывшей Османской империи не будут возвращены Турции. Согласно вынесенному
53
Лига Наций – международная организация, основанная в 1920 году с целью мирного
урегулирования межгосударственных конфликтов. Устав Лиги Наций служил основой всех
мирных соглашений, подписанных после первой мировой войны. Заседания Лиги Наций
проходили в Женеве. После второй мировой войны вместо Лиги Наций была создана
Организация Объединенных Наций, первая сессия которой открылась в Лондоне 10 января
1946 г.; с октября 1946 г. штаб-квартира ООН располагается в Нью-Йорке.
54
Каждая из «Белых Книг», касающихся палестинского вопроса, названа по имени
политического деятеля, занимавшего пост министра колоний в момент ее опубликования.
«Белая Книга» 1922 года названа по имени Уинстона Черчилля (Winston Churchill, 1874–1965)
– одного из самых выдающихся политиков ХХ столетия, будущего премьер-министра
Британии (в 1940–1945 и в 1951–1955 гг.). Официальное наименование документа:
«Correspondence with the Palestine Arab Delegation and the Zionist Organisation». О роли У.
Черчилля в подготовке и обнародовании «Белой книги» см.: Н. Роуз, «Черчилль. Бурная
жизнь», стр. 195–213. По словам автора этой книги, «забота о сионистах проявлялась более
или менее регулярно на разных этапах карьеры У. Черчилля. Мысль о возвращении древнего
народа на его историческую родину, о возрождении древнего государства взывала к
присущему У. Черчиллю чувству справедливости и его глубинному ощущению истории».
При этом «он никогда не допускал, чтобы поддержка интересов сионистов противоречила его
долгу действующего британского политика».
52
решению эти территории отдавались под опеку стран-победительниц55. Речь шла о
новой системе правления, системе мандатов, которая была выработана Лигой Наций
после первой мировой войны в духе принципов мирного урегулирования, выдвинутых
президентом США Вудро Вильсоном в 1918 году.
Эти принципы гласили, что по окончании войны не произойдет никаких
произвольных территориальных изменений, как это было принято в прошлом, и
никакие страны не будут аннексированы против воли их собственного населения. В.
Вильсон предлагал признать, насколько это возможно, принцип «самоопределения
наций». Система мандатного правления предназначалась для того, чтобы упорядочить
органы власти на территориях, находившихся до войны под властью побежденных
держав (Германии и Османской империи). Эта система должна была применяться в
том случае, если, по мнению основателей Лиги Наций, местное население еще не
созрело в полной мере для обретения суверенитета. На мирной конференции в
Париже было принято решение о том, что страны-победительницы поделят эти
территории между собой и будут управлять ими как полномочные представители
Лиги Наций.
В параграфе 22 Устава Лиги Наций определены три категории мандатов, в
соответствии
со
степенью
«политической
зрелости»
местного
населения,
географической и экономической ситуацией, а также некоторыми другими условиями.
Все части бывшей Османской империи, расположенные за пределами Турции, были
помещены в первую категорию, как территории, население которых было признано
практически полностью готовым к обретению независимости. Англия получила
мандат на управление Ираком и Палестиной/Эрец-Исраэль, в то время как Франции
достались Сирия и Ливан.
В параграфе 22 Устава Лиги Наций сказано, что мандат представляет собой «залог
гуманистической культуры», и что держатель мандата не обладает безраздельной
властью над вверенными ему территориями. Напротив, он является доверенным
55
См. параграф 22 Устава Лиги Наций.
53
лицом и осуществляет правление от имени всемирного братства народов. Он обязан
выполнять свои обязательства, как перед международным сообществом, которое
вручило ему мандат, так и перед местным населением. Держатель мандата должен был
исполнять все изложенные в мандатном постановлении функции и каждый год
докладывать Лиге Наций о текущей ситуации в находящемся под его властью регионе.
Однако, в силу того факта, что Лига Наций являлась на тот момент чрезвычайно
слабой организацией, этот пункт так и остался ни к чему не обязывающей
формальностью. Международное сообщество просто не обладало достаточными
средствами, чтоб навязать свою волю держателям мандатов, а также не имело
возможности применить против них какие-либо санкции.
Держателю мандата первой категории вменялось в обязанность оказывать местным
общинам содействие в управлении страной до тех пор, «пока они не созреют
окончательно для обретения независимости». Отсюда ясно, что полномочия
доверенного лица носили исключительно временный характер. Однако ни в одном из
постановлений не было сказано, когда именно должен завершиться мандатный
период.
Постановление о мандатном правлении, касающееся Палестины/Эрец-Исраэль,
включало в себя три вида параграфов:
1. Параграфы общего характера, которые применимы к любой территории,
относящейся к первой категории подмандатных стран.
2. Специальные параграфы, внесенные в постановление о мандатном правлении в
Палестине/Эрец-Исраэль из-за особого статуса Палестины/Эрец-Исраэль для всех трех
монотеистических религий.
3. Специальные параграфы, содержащие обязательства Британии по отношению к
сионистскому движению.
Ниже приводится полный текст Постановления о мандатном правлении в
Палестине/Эрец-Исраэль.
54
Документ 3. Мандат на Палестину
Постановление от 24 июля 1922 года
Совет Лиги Наций постановляет:
Поскольку главные союзнические державы во исполнение оговоренного
параграфом 22 Устава Лиги Наций пришли к решению передать власть над
Палестиной, которая ранее принадлежала Османской империи, Мандатному
уполномоченному, избранному этими державами, и в границах, устанавливаемых
этими державами;
Поскольку главные союзнические державы также пришли к решению, что
Мандатный уполномоченный будет нести ответственность за реализацию заявления
от 2 ноября 1917 года, сделанного правительством Его Величества короля Британии и
одобренного вышеназванными державами, об образовании национального очага
еврейского народа при непременном условии, что не будут ущемлены гражданские и
религиозные права живущих на этой территории нееврейских общин, а также
политические права евреев, проживающих в других странах;
Поскольку историческая связь еврейского народа с Палестиной осознана и
признана, так же, как и право евреев возродить свой национальный очаг на этой
земле;
Поскольку своим Мандатным уполномоченным по Палестине главные
союзнические державы избрали Его Величество короля Британии;
Поскольку
условия
мандата
на
Палестину
уже
сформулированы
и
представлены на утверждение Совету Лиги Наций;
Поскольку Его Величество король Британии принял на себя мандатные
полномочия в отношении Палестины и согласился отправлять их от лица Лиги
Наций и по предложенным ею принципам;
Поскольку в вышеупомянутом параграфе 22 (раздел 8) Устава Лиги Наций
степень полномочий мандатного правительства, заранее не согласованного членами
Лиги, подлежит эксплицитному определению Советом Лиги Наций;
Подтверждая вышеуказанный мандат, определяет его условия следующим
образом:
55
Статья 1
Мандатный
уполномоченный
будет
обладать
всей
полнотой
административной и законодательной власти, за исключением тех случаев, когда ее
ограничивают условия данного мандата.
Статья 2
Мандатный уполномоченный будет нести ответственность за создание в стране
таких
политических,
административных
и экономических условий,
которые
наилучшим образом обеспечат создание еврейского национального очага, как это
сформулировано в преамбуле, обеспечат развитие институтов самоуправления, а
также защиту гражданских и религиозных прав всех жителей Палестины, независимо
от расовой и религиозной принадлежности.
Статья 3
Мандатный уполномоченный будет, насколько позволят обстоятельства,
развивать местную автономию.
Статья 4
Соответствующая еврейская организация получит статус официальной
организации,
в
задачи
которой
входят
консультации
и
сотрудничество
с
Администрацией Палестины в тех экономических, социальных и других вопросах,
которые могут повлиять на создание еврейского национального очага, на интересы
еврейского населения Палестины и – постоянно под контролем Администрации – на
развитие страны в целом.
Такой организацией может быть признана Сионистская организация, до тех
пор, пока она, с точки зрения Мандатного уполномоченного, подходит по всем
основным принципам своей структуры и организации. После консультаций с
правительством Его Величества короля Британии она должна предпринять меры по
привлечению к сотрудничеству всех евреев, которые хотят участвовать в создании
еврейского национального очага.
56
Статья 5
Мандатный уполномоченный несет ответственность за то, чтобы ни одна часть
палестинской территории не была отдана, сдана в аренду или попала под контроль
какого-либо иностранного государства.
Статья 6
Обеспечивая
защиту
прав
и
положения
других
групп
населения,
Администрация Палестины будет обеспечивать наиболее благоприятные условия для
иммиграции евреев и – совместно с упомянутой в пункте 4 еврейской организацией –
компактное расселение иммигрантов на земле, включая как государственные, так и
пустующие земли, не востребованные для общественных нужд.
Статья 7
Администрация Палестины будет ответственна за принятие закона о
гражданстве, включающего параграфы, которые облегчат получение палестинского
гражданства евреям, избравшим Палестину местом своего постоянного проживания.
Статья 8
Привилегии и неприкосновенность иностранцев, включая консульскую
юрисдикцию и защиту, которыми они ранее пользовались по «соглашениям о
капитуляциях» или по обычаям Османской империи, не будут иметь юридической
силы в Палестине.
Если
же
державы,
чьи
подданные
пользовались
вышеупомянутыми
привилегиями до 1 августа 1914 года, не откажутся заранее от прав на их
возобновление или же не согласятся с их неприменением на оговоренный период, то
по истечении срока мандата эти привилегии и неприкосновенность будут
восстановлены во всей их полноте или с теми изменениями, о которых договорятся
заинтересованные державы.
Статья 9
57
Мандатный уполномоченный обязан проследить за тем, чтобы судебная
система, создаваемая в Палестине, полностью гарантировала все права как
иностранцев, так и местных жителей.
Должно
полностью
гарантироваться
уважение
к
статусу
различных
национальных общин и к их религиозным убеждениям. В частности, контроль и
управление вакфами должны осуществляться в соответствии с религиозным правом и
распоряжениями жертвователей.
Статья 10
До принятия специальных экстрадикционных соглашений, на Палестину
распространяются договоры о выдаче преступников, заключенные между Мандатным
уполномоченным и иностранными государствами.
Статья 11
Администрация Палестины примет все необходимые меры по защите
интересов населения в связи с развитием страны и, выполняя все международные
обязательства, принятые Мандатным уполномоченным, будет иметь необходимые
полномочия, чтобы обеспечить общественное владение или общественный контроль
за естественными богатствами страны, общественными работами, коммунальными
услугами и предприятиями общественного пользования, как уже существующими, так
и проектируемыми. Администрация введет такую систему землепользования, которая
наиболее отвечает нуждам страны, в частности, с учетом желательности компактного
расположения поселений и интенсивного земледелия.
Администрация может передать еврейской организации, упомянутой в статье 4,
строительство любых сооружений или руководство любыми общественными
работами и услугами, а также разработку любых природных ресурсов, естественно, на
справедливых условиях и не в ущерб своим собственным планам. При заключении
подобных договоров необходимо оговаривать, что данная еврейская организация
имеет право распоряжаться, будь то прямо или косвенно, лишь разумным процентом с
прибыли на вложенный капитал. Остальная часть прибыли должна использоваться
под контролем Администрации на нужды страны.
58
Статья 12
На
Мандатного
уполномоченного
будет
возложен
контроль
за
международными отношениями Палестины, включая право принимать верительные
грамоты дипломатических представителей иностранных государств. Ему также
вменяется в обязанность дипломатическая и консульская защита граждан Палестины,
когда они находятся за пределами страны.
Статья 13
Мандатный уполномоченный возьмет на себя ответственность за святые места
и религиозные сооружения в Палестине, сохраняя их неприкосновенность и
обеспечивая к ним свободный доступ и свободное отправление там религиозных
ритуалов, в то же время гарантируя общественный порядок и соблюдение всех
принятых правил поведения. За все вышеперечисленное и связанное с ним,
Мандатный уполномоченный несет ответственность исключительно перед Лигой
Наций и может договариваться с Администрацией о разумных мерах по реализации
поставленных в этом пункте задач, однако с запрещением вмешиваться в структуру и
управление сугубо мусульманских святых мест, чья неприкосновенность должна
гарантироваться.
Статья 14
Мандатным уполномоченным будет назначена специальная комиссия по
изучению, выяснению и определению прав и притязаний в связи со святыми местами,
и вообще прав и притязаний различных религиозных общин в Палестине. Принцип
структуры, выбора членов и функционирования данной комиссии должен быть
представлен на утверждение Совету Лиги Наций, без разрешения которого
невозможно ни назначение комиссии, ни начало ее деятельности.
Статья 15
Мандатный уполномоченный должен обеспечить равную для всех граждан
свободу совести и отправления различных религиозных обрядов, при условии, что не
нарушается общественная мораль и сохраняется общественный порядок. Запрещается
любая дискриминация жителей Палестины по расовому, религиозному или языковому
59
признакам. Никто не может быть изгнан из страны только по причинам
исключительно религиозного характера.
За каждой из общин признается право создавать школы для обучения своих
членов на своем языке, сообразуя программу обучения с учебными требованиями
общего характера, выдвинутыми Администрацией.
Статья 16
Мандатный
уполномоченный
будет
осуществлять
такой
надзор
над
религиозными и благотворительными организациями всех конфессий в Палестине,
который
обеспечит
сохранение
общественного
порядка
и
успешное
функционирование этих организаций. При надзоре не должно происходить никакого
вмешательства в деятельность этих организаций и никакой дискриминации их
представителей или членов по религиозной и национальной принадлежности.
Статья 17
Администрации Палестины разрешается создать на добровольной основе
силы для поддержания мира и порядка, а также для защиты страны. Эти силы будут
находиться под наблюдением Мандатного уполномоченного и не могут без его
согласия использоваться для иных, не перечисленных выше, целей. Не допускается
создание Администрацией Палестины никаких сухопутных или воздушных сил для
каких-либо целей, не обозначенных выше.
Ничто, изложенное в данной статье, не запрещает Администрации вкладывать
средства в поддержание вооруженных сил Мандатного уполномоченного Палестины.
Статья 18
Мандатному уполномоченному вменяется в обязанность проследить, чтобы в
Палестине не дискриминировались подданные государств-членов Лиги Наций
(включая фирмы и компании, зарегистрированные в этих державах) и граждане других
иностранных государств в отношении налогов, коммерции, перевозок, деловой,
промышленной или профессиональной деятельности, а также коммерческого
судоходства и гражданской авиации. Таким же образом в Палестине не допускается
дискриминация товаров, произведенных в вышеперечисленных государствах, или
60
направляемых туда. В подмандатных районах должен осуществляться свободный
транзит на справедливых условиях.
Принимая во внимание как вышеизложенное, так и другие положения мандата,
Администрация Палестины может, по согласованию с Мандатным уполномоченным,
устанавливать такие налоги и таможенные пошлины и предпринимать такие шаги по
разработке естественных ресурсов страны и защите интересов граждан, какие сочтет
необходимыми и полезными. Администрация также может, после консультаций с
Мандатным уполномоченным, заключать особые таможенные договоры с любым
государством, территория которого полностью входила в 1914 году в состав азиатской
части Османской империи или в Аравию.
Статья 19
От
имени
Администрации
Палестины
Мандатный
уполномоченный
подписывает все международные соглашения, как уже существующие, так и новые из
числа тех, которые будут заключаться с одобрения Лиги Наций, касающиеся торговли
оружием и боеприпасами, торговли наркотиками, а также договоры, касающиеся
торгового равноправия, свободы транзита, морской и воздушной навигации,
почтовой,
телеграфной
и
беспроводной
связи,
прав
на
литературную,
художественную и промышленную собственность.
Статья 20
От имени Администрации Палестины Мандатный уполномоченный будет
проводить, насколько позволят религиозные, социальные и другие условия в стране,
общую с Лигой Наций политику по профилактике и борьбе с болезнями, включая
болезни животных и растений.
Статья 21
Мандатный уполномоченный обеспечит в течение года принятие и введение в
действие закона о памятниках древности, основанного на следующих принципах.
Закон предоставит равные права в отношении раскопок и археологических
исследований всем представителям держав, являющихся членами Лиги Наций.
61
1) Под памятником древности понимается любое сооружение или продукт
человеческой деятельности, датируемый ранее 1700 года.
2) Закон о памятниках древности предпочтительнее осуществлять с помощью
поощрений, не наказаний. Любой человек, обнаруживший памятник древности, но не
имеющий специального разрешения, упомянутого в подпункте 5, заявив о находке
официальному
представителю
соответствующего
департамента,
получит
вознаграждение, соразмерное ее ценности.
3) Любой памятник может быть передан только в соответствующий департамент, за
исключением тех случаев, когда департамент отказывается от приобретения данного
памятника. Ни один памятник древности не может быть вывезен без экспертного
разрешения вышеупомянутого департамента.
4) Любой человек, по злому умыслу или халатной небрежности, разрушающий, или
наносящий вред памятникам древности, будет подвержен наказаниям, систему
которых предстоит разработать.
5) Под угрозой штрафа запрещается расчистка земли и раскопки с целью поиска
памятников древности лицами, не получившими специального разрешения от
соответствующего департамента.
6) При отчуждении, временном или постоянном, земель, представляющих
исторический или археологический интерес, должны быть выработаны справедливые
условия компенсации.
7) Право производить раскопки будет предоставляться только лицам, обладающим
достаточной археологической квалификацией. При этом, Администрация Палестины,
предоставляя эти права, не должна без веских причин отказывать в разрешении
ученым отдельных стран.
8) Находки, сделанные в процессе раскопок, могут быть поделены между археологами
и соответствующим департаментом в пропорциях, установленных департаментом.
Если такой раздел по научным причинам невозможен, археологи должны получить
справедливое возмещение своей части найденного.
Статья 22
62
Официальными государственными языками Палестины будут английский,
арабский и иврит. Любая арабская надпись на марках или деньгах должна быть
повторена на иврите, любая надпись на иврите должна быть повторена на арабском.
Статья 23
Администрация
Палестины
признает
религиозные
праздники
соответствующих общин официальными выходными днями для членов этих общин.
Статья 24
Мандатный уполномоченный будет представлять Лиге Наций ежегодный отчет
для одобрения мер, принятых за год по реализации положений мандата. К отчету
будут прилагаться копии всех законов и постановлений, принятых за данное время.
Статья 25
На территориях, расположенных между рекой Иордан и восточной границей
Палестины, по ее окончательному установлению, Мандатный уполномоченный
получает право, с согласия Совета Лиги Наций, отложить применение или
воздержаться от применения тех положений Мандата, которые, на его взгляд, не
подходят к местным условиям, и одновременно разработать такие положения для
местной Администрации территорий, которые эти особые условия учитывают. При
этом не должны предприниматься действия, противоречащие статьям 15, 16 и 18
настоящего постановления.
Статья 26
Мандатный уполномоченный дает согласие на то, что, при возникновении
какого-либо спора между ним и государством-членом Лиги Наций по поводу
трактовки того или иного положения данного мандата, этот спор, если он не может
быть урегулирован путем двусторонних переговоров, будет вынесен на решение
постоянно действующего Международного Суда, созданного на основании параграфа
14 Устава Лиги Наций.
Статья 27
63
Для изменения положений и условий данного мандата требуется согласие
Совета Лиги Наций.
Статья 28
В случае завершения мандата, передаваемого этим документом Мандатному
уполномоченному, Совет Лиги Наций предпримет все необходимые шаги по защите
прав, предоставляемых в статьях 13 и 14, и использует все свое влияние, при гарантии
Лиги Наций, чтобы правительство Палестины полностью приняло на себя законные
финансовые обязательства Администрации Палестины, взятые во время срока
мандата, включая права государственных служащих на пенсии и пособия.
Настоящий документ будет храниться в оригинале в архиве Лиги Наций, а его
заверенные копии Генеральный секретарь Лиги направит всем ее государствамчленам.
Лондон, 24 июня 1922 года
64
3.1. От постановления Лиги Наций к «Белой Книге» У. Черчилля
(1922)
Сравнительный анализ мандатных постановлений, касающихся, соответственно,
Палестины/Эрец-Исраэль, Сирии и Ливана, выявляет особый характер первого из них.
Первая статья мандатного постановления, касающегося Сирии и Ливана, обязывает
держателя мандата, в первую очередь, ввести конституцию, и сделать это в течение
трех лет, а также требует от него «оказать всяческое содействие поэтапному
становлению Сирии и Ливана в качестве независимых государств». В постановлении
же о Палестине/Эрец-Исраэль эти обязанности не упоминаются вовсе. По сути, первая
статья мандатного постановления, касающегося Палестины/Эрец-Исраэль, в которой
сказано,
что
«Мандатный
уполномоченный
будет
обладать
всей
полнотой
административной и законодательной власти», напоминает аналогичные статьи в
мандатных постановлениях второй и третьей категории, относящихся к территориям,
еще не созревшим для самоуправления. Однако постановление о Палестине/ЭрецИсраэль отличалось от сирийского и ливанского вовсе не из-за того, что население
Палестины/Эрец-Исраэль являлось на тот момент менее развитым, нежели его северные
соседи, а потому, что эта страна представляла собой особый случай. В отличие от
Сирии и Ливана (а также Ирака), где на держателя мандата возлагалась обязанность
подготовить местное население к обретению независимости, в Палестине/ЭрецИсраэль его первостепенным долгом являлось создание благоприятных условий для
возникновения на вверенной ему территории еврейского национального очага.
Можно сказать и так: обязанности держателя мандата в Палестине/Эрец-Исраэль
касались не только местных жителей, но и всего еврейского народа.
Постановление о мандатном правлении в Палестине/Эрец-Исраэль носило ярко
выраженный просионистский характер. Выполнение обязательств по отношению к
евреям (изложенных в Декларации Бальфура) представлено в нем в качестве
предварительного условия предоставления Британии мандата на управление
Палестиной/Эрец-Исраэль, а также в качестве главной функции британской
администрации. Когда постановление о мандатном правлении в Палестине/Эрец-
65
Исраэль
еще
находилось
на
стадии
доработки,
один
из
руководителей
ближневосточного отдела Министерства иностранных дел обратил внимание
вышестоящих инстанций на следующий факт: «Арабское население включено в
число нееврейских общин, как будто в Палестине имеются отдельные и
немногочисленные арабские деревни в окружении подавляющего еврейского
большинства. Мне кажется, что лучше было бы упомянуть о существовании местного
населения и о его правах прежде, чем мы начнем говорить о евреях. Я полагаю, что
эта точка зрения была взвешена и отвергнута. В противном случае я бы ожидал, что
постановление о мандатном правлении, касающееся Палестины, будет начинаться, так
же как и постановление, касающееся Сирии, статьей о предоставлении помощи
местному населению в поэтапном создании собственной администрации, о несении
ответственности за обеспечение мира и спокойствия в регионе и так далее. И только
потом, в качестве второстепенного соображения, можно было бы напомнить о
соблюдении обязательств по отношению к сионистам»56.
Лорд Керзон57, тогдашний министр иностранных дел, придерживался аналогичного
мнения. Он полагал, что изначальная установка является полностью ошибочной:
«Перед нами территория, которую населяют пятьсот восемьдесят тысяч арабов и
тридцать – максимум, шестьдесят – тысяч евреев (из которых далеко не все являются
сионистами). При этом, исходя из возвышенного принципа национального
самоопределения, мы составляем документ, в котором каждая статья пропитана
56
Цитируется по изданию: А. Фризель, «Сионистская политика после принятия Декларации
Бальфура (1917–1922 годы)» (Тель-Авив, 1977), стр. 187 [на иврите].
57
Джордж Натаниэль Керзон (Lord George Nathaniel Curzon, 1859–1925) – британский
политический деятель, консерватор. Выпускник Итонского колледжа и Оксфордского
университета, Д. Курзон был впервые избран в парламент в 1886 г. В 1891 г. начал работать в
Министерстве по делам Индии, в 1895 г. – в Министерстве иностранных дел, в 1899 г. был
назначен генерал-губернатором Индии (на этом посту он оставался до августа 1905 г.). С
декабря 1916 г. входил в Военный кабинет Д. Ллойд Джорджа, в январе 1919 г. был назначен
министром иностранных дел (оставался на этом посту до января 1924 г.). Автор книг: «Russia
in Central Asia» (1889); «Persia and the Persian Question» (1892); «Problems of the Far East» (1894).
66
еврейским духом, вплоть до того, что он вполне мог бы сойти за конституцию
еврейского государства,… тогда как обездоленным арабам, в качестве нееврейской
общины, остается лишь наблюдать за происходящим через замочную скважину.
Очевидно, что постановление о мандатном правлении в Палестине составлено кем-то,
кому пары сионизма полностью вскружили голову»58.
На более ранних этапах (лето 1919 года) американская комиссия Кинга – Крейна
предложила ввести ограничения на еврейскую репатриацию в Палестину/Эрец-Исраэль
и отказаться от любых проектов, которые ведут к основанию еврейского государства,
поскольку большинство населения Палестины/Эрец-Исраэль противится этому59.
Летом 1921 года У. Черчилль со всей определенностью заявил, что «во имя интересов
сионистского государства мы отказали арабам на данном этапе в праве на
формирование выборных институтов власти, и они, разумеется, сравнивают свою
ситуацию с той, в которой находятся их собратья в Месопотамии (Ираке)»60.
58
Цитируется по изданию: А. Фризель, «Сионистская политика после принятия Декларации
Бальфура», стр. 187.
59
Американская комиссия состояла из двух человек – Генри Кинга (Henry King) и Чарльза
Крейна (Charles R. Crane); они были сверстниками, каждому из них исполнился к тому
времени 61 год. Генри Кинг, получивший известность как педагог и религиозный мыслитель,
был президентом Оберлинского колледжа, а в 1918–1919 гг. возглавлял работу христианской
организации YMCA во Франции. Чарльз Крейн более двадцати пяти лет занимался бизнесом
в своем родном городе Чикаго; в 1917 г. он был членом назначенной президентом В.
Вильсоном специальной комиссии по России, а с мая 1920 г. по июнь 1921 г. – послом США
в Китае. Американская комиссия прибыла на Ближний Восток по инициативе президента В.
Вильсона для того, чтобы выяснить, какова воля сирийского населения, а также жителей
соседних регионов в вопросе о том, какой державе предоставить мандат на управление
Сирией и Палестиной/Эрец-Исраэль. Г. Кинг и Ч. Крейн находились на Ближнем Востоке в
течение двух недель (в мае – июне 1919 г.), однако их выводы не были востребованы и не
сыграли практически никакой роли в урегулировании ситуации.
60
Цитируется по изданию: А. Фризель, «Сионистская политика после принятия Декларации
Бальфура», стр. 187.
67
За день до утверждения мандатного постановления, касающегося Палестины/ЭрецИсраэль, У. Черчилль разъяснил арабам, в чем именно заключается его особенность:
«Совершенно очевидно, что создание национального правительства на этом этапе (как
того требуют арабы) пресечет на корню любую возможность выполнения тех
обязательств, которые взяло на себя британское правительство по отношению к
еврейскому народу. Из этого следует, что основатели Лиги Наций, стремившиеся
обеспечить соблюдение политической линии, оговоренной в ее Уставе61, поступили
весьма мудро, применив к Палестине несколько иное определение (содержащееся в
пункте 4 параграфа 22 Устава Лиги Наций), нежели то, которое было применено к
соседним странам, таким как Сирия и Ирак»62.
Включение параграфа 22 из Устава Лиги Наций и Декларации Бальфура в
постановление
о
мандатном
правлении
в
Палестине/Эрец-Исраэль
создало
противоречие между общими принципами мандатного правления и особыми
принципами, касающимися только этой страны. Внутреннее несоответствие между
различными частями постановления, наличие других мандатных постановлений,
отличных от палестинского, развитие событий внутри страны, в регионе и во всем
мире – все это вынуждало британское правительство время от времени пересматривать
трактовку своих обязательств по отношению к евреям.
Первый комментарий к мандатному постановлению был опубликован накануне его
утверждения Лигой Наций в июне 1922 года, в так называемой «Белой Книге» У.
61
Устав Лиги Наций был утвержден в июне 1919 г. Здесь имеется в виду, что Декларация
Бальфура не только была принята на два года раньше, но и удостоилась признания со
стороны главных союзных держав; президент В. Вильсон признал ее еще до того, как она
была опубликована, французское правительство обязалось уважать ее 14 февраля 1918 г., а
итальянское правительство – 9 мая 1918 г. (отчет Комиссии Пиля, глава 2, параграф 14).
62
Это заявление содержалось в письме У. Черчилля, включенном в парламентский документ
№1700, частью которого являлась также «Белая Книга» 1922 г.; цитируется по изданию: Б.
Йосеф, «Британская администрация в Палестине» (Иерусалим, 1980), стр. 66 [на иврите].
68
Черчилля. Важность этого документа определяется, прежде всего, тем, что он
содержит основы британской политики в отношении Палестины/Эрец-Исраэль вплоть
до начала второй мировой войны. Одновременно с этим он резюмирует те выводы,
которые успели сделать англичане за пять лет своего правления в Палестине/ЭрецИсраэль.
По мнению британцев, «напряженность, которая наблюдалась в Палестине время от
времени, проистекала в основном из распространенных опасений, как среди арабов,
так и среди евреев». «Белая Книга» ставила перед собой цель развеять эти опасения. В
ней
декларировалось,
что
опасения
арабов
частично
основывались
на
«преувеличенных толкованиях» Декларации Бальфура. Другими словами, источником
их страхов являлась не сама Декларация или намерения англичан, а та трактовка,
которая давалась ей «неофициальными инстанциями»; имелись в виду сионистские
лидеры. В своей речи на Версальской мирной конференции в феврале 1919 года
Хаим Вейцман сказал: «Палестина станет еврейским государством, так же как Англия
является английским государством». В «Белой Книге» указывалось, что Британия
отвергла на корню подобную трактовку и недвусмысленно постановила: «Под
вышеупомянутой Декларацией [речь идет о Декларации Бальфура] вовсе не
подразумевалось создание еврейского национального очага на всей территории
Палестины. Имелось в виду лишь то, что такой очаг будет обретен евреями в
Палестине».
«Белая Книга» ставила перед собой цель развеять опасения арабов касательно влияния
сионистских
организаций
на
будущее
Палестины/Эрец-Исраэль.
Деятельность
координационного комитета Сионистской организации со времени его прибытия в
Палестину/Эрец-Исраэль в 1918 году, а также его связи с местной администрацией,
доставляли арабам серьезные хлопоты и являлись источником их страхов по поводу
будущего вмешательства сионистского руководства в управление Палестиной/ЭрецИсраэль. Усилению этих страхов способствовал тот статус, который закреплялся за
Сионистской организацией в четвертой статье мандатного постановления. «Белая
Книга» проясняла, что сфера деятельности Сионистской организации (в будущем –
Еврейского агентства) ограничивается еврейской общиной, и что статья четвертая «не
69
предоставляет ей права принимать какое бы то ни было участие в правительстве
Палестины».
Евреи же, со своей стороны, опасались того, что «правительство Его Величества
отступится от политической линии, изложенной в Декларации Бальфура» (и
закрепленной в шестой статье Мандатного постановления). Чтобы успокоить их, в
«Белой Книге» однозначно указывалось, что Декларация Бальфура «не подлежит
никаким изменениям». В подкрепление этих слов напоминалось о том, что эта
Декларация была признана странами-союзницами на конференции в Сан-Ремо63, а
также в Севрском договоре64.
63
Конференция главных союзных держав, состоявшаяся в апреле 1920 г. в Сан-Ремо при
участии Италии, Британии, Франции и Японии, приняла решение о предоставлении
Британии мандата на управление Палестиной/Эрец-Исраэль.
64
10 августа 1920 г. в предместье Парижа Севре был подписан договор с султанской Турцией.
Содержащиеся в нем условия фактически превращали Турцию в полуколонию стран
Антанты. Зона черноморских проливов подлежала демилитаризации и переходила под
международный контроль (фактически под контроль Британии). От Турции к сопредельным
государствам отходили не только арабские земли (Турция потеряла все свои арабские
территории – Сирию, Ливан, Ирак и Палестину/Эрец-Исраэль), входившие ранее в ее состав,
но и собственно турецкие территории (Измир, юго-восточные вилайеты Анатолии). Кроме
того, Анатолийская область была разделена на французскую и итальянскую сферы влияния.
Численность турецкой армии устанавливалась в пятьдесят тысяч человек, включая тридцать
пять тысяч жандармов, флот – в семь сторожевых кораблей и пять миноносцев. Ограничение
суверенитета Турции доходило до того, что была создана специальная комиссия для контроля
над турецкими финансами, в которую комиссию турецкие представители входили лишь с
совещательным голосом. Севрский договор ограничивал армию Турции и обязывал
последнюю выплачивать репарации. Этот договор оказался недолговечным. В начале 1919 г. в
Турции началась революция, приведшая осенью 1922 г. к ликвидации султанского режима и
образованию республики. 24 июля 1923 г. на конференции в Лозанне (Швейцария) державы
Антанты вынуждены были признать Севрский договор недействительным и подписать с
Турцией новый, Лозаннский мирный договор, ознаменовавший международное признание
независимости Турции. Ей были возвращены некоторые отторгнутые по Севрскому договору
70
И
все
же,
ключевому
словосочетанию
«еврейский
национальный
очаг
в
Палестине/Эрец-Исраэль» давались различные толкования. По этой причине британцы
нашли нужным пояснить, хотя и не совсем в однозначной форме, что под этим не
подразумевается непременное создание еврейского государства на том или ином
этапе. В седьмом параграфе документа задается вопрос: «Что означает становление
еврейского национального очага в Палестине?» «Белая Книга» дает следующий ответ:
«Имеется в виду не навязывание еврейского национального характера всем жителям
Палестины, а дальнейшее расширение и развитие существующей еврейской общины
при содействии евреев, проживающих в других частях света, для того, чтобы
Палестина стала центром еврейской жизни, и чтобы весь еврейский народ проявлял к
ней интерес из религиозных и расовых соображений».
Обратите внимание на то, что первая часть ответа сформулирована от противного.
Эта часть поясняет, что не имеется в виду, и ставит перед собой цель развеять
опасения арабов. Вторая же часть, напротив, содержит позитивную формулировку и
дает понять, что по мнению британского правительства, основы еврейского
национального очага в Палестине/Эрец-Исраэль уже заложены, и дальнейшее его
становление означает лишь количественное увеличение. Кроме того, согласно «Белой
Книге», существующие национальные институты еврейской общины (выборные
институты власти, муниципальные органы, общеобразовательная система, язык, пресса
и экономика) не будут дополнены никакими другими общественно-политическими
органами.
Британцы надеялись, что становление еврейской общины будет осуществляться «при
содействии евреев, проживающих в других частях света», однако их ждало
разочарование. Уже летом 1922 года стало ясно, что вклад еврейской диаспоры в
развитие Палестины/Эрец-Исраэль не оправдал ожиданий британцев и представителей
сионистского движения.
земли, из зоны проливов были выведены иностранные войска, режим капитуляционных
выплат был отменен.
71
В «Белой Книге» присутствовало несколько высказываний, которые полностью
совпадали с сионистскими притязаниями. К примеру, в ней содержалась Декларация о
том, что еврейский народ находится в Палестине/Эрец-Исраэль «по праву, а не из
милости», и говорилось о необходимости предоставления международных гарантий
существования национального очага, а также официального признания того факта,
что он основывается на исторической преемственности, восходящей к глубокой
древности. И все же, нет никаких сомнений в том, что «Белая Книга» значительно
сократила сферу действия Декларации Бальфура. К примеру, она указывает, что
еврейский национальный очаг важен для еврейского народа из религиозных и
расовых соображений, игнорируя при этом национальный аспект. Однако хуже всего,
с точки зрения сионистов, было то, что «Белая Книга» пресекала любую возможность
истолкования понятия «национальный очаг» как «еврейское государство».
72
4.
Основные
черты
британской
политики
в
Палестине/Эрец-Исраэль
Постановление о мандатном правлении и «Белая Книга» заложили основы
британской политики в Палестине/Эрец-Исраэль, как в том, что касалось органов
самоуправления, так и в том, что касалось еврейской иммиграции и экономики.
Отдельно были затронуты вопросы, связанные с религиозными святынями, а также с
установлением границ.
В «Белой Книге» У. Черчилля было провозглашено о намерении учредить
Законодательное собрание, и до середины 1930-х годов с этим вопросом был связан
один из самых острых конфликтов между англичанами, евреями и арабами в
Палестине/Эрец-Исраэль. Арабы требовали учредить такой законодательный орган,
состав которого отражал бы демографическую ситуацию в Палестине/Эрец-Исраэль –
другими словами, совет, в котором они обладали бы подавляющим большинством
голосов65. Евреи противились этому, поскольку опасались, что подобный состав
воспрепятствует дальнейшему становлению национального очага, посредством
введения ограничений на еврейскую репатриацию или даже полного ее прекращения.
Британцы надеялись обойти эту проблему двумя способами. Первый способ
предполагал выведение вопросов, связанных с репатриацией, из сферы полномочий
Законодательного собрания и определение его функций таким образом, чтобы
лишить
его
возможности
действовать
вопреки
оговоренным
в
мандатном
постановлении принципам. Второй способ заключался в том, чтобы «уравновесить»
65
Первоначальное требование арабов было еще более радикальным: незамедлительно
сформировать независимое арабское правительство в Палестине. Свои притязания они
обосновывали обязательствами, содержавшимися в письме Г. Мак-Магона шерифу Хусейну от
24 октября 1915 г. В «Белой Книге» 1922 г. однозначно утверждалось, что «обещание, данное
сэром Генри Мак-Магоном, не распространяется на территорию, простирающуюся к западу
от реки Иордан». Другими словами, даже если британцы и обязались признать независимость
арабов и создать национальное арабское правительство, это обязательство не относится к
Западному берегу реки Иордан.
73
арабское представительство в собрании: помимо двенадцати избранных членов (в
соответствии с демографической расстановкой сил – восемь мусульман, двое христиан
и двое евреев), в него предполагалось ввести десять представителей британской
администрации, а также ее главу в качестве президента. Таким образом, арабское
большинство перекрывалось голосами еврейских и британских представителей.
Официальная декларация о намерении учредить Законодательное собрание
содержалась в декрете66, который был опубликован правительством спустя короткое
время после утверждения Лигой Наций Постановления о мандате. Наряду с
перечислением
выработке
полномочий
законопроектов
Законодательного
по
обеспечению
собрания,
мира,
заключающихся
порядка
и
в
исправного
функционирования органов власти, этот декрет также накладывал определенные
ограничения на его деятельность. Так, Законодательному собранию не разрешалось
ограничивать свободу совести и свободу вероисповедания (за исключением тех
случаев, когда это требовалось для соблюдения порядка и общественного
спокойствия);
не
разрешалось
выносить
какие-либо
решения,
которые
дискриминируют тех или иных жителей Палестины/Эрец-Исраэль по национальному,
религиозному или языковому признаку; и самое главное – не разрешалось принимать
законопроекты, которые тем или иным образом «противоречат или не соответствуют
требованиям мандата»67.
В ишуве имелись серьезные расхождения во мнениях, однако, в конечном итоге,
руководство еврейской общины решило принять участие в выборах. Арабы
отказались от участия в выборах, так же как и от участия в Законодательном собрании,
66
Официально этот документ именовался «Указ короля в Совете» (The Palestine Order in
Council, 1922) и устанавливал юридические принципы, согласно которым должно было
осуществляться управление Палестиной/Эрец-Исраэль.
67
Пункт 18 «Указа короля в Совете», цитируется по: П. Офер, «Формирование мандатного
режима и основы еврейского национального очага», в книге «История еврейского ишува в ЭрецИсраэль со времен первой волны алии: период британского мандата», под ред. М. Лиссака, том
первый (Иерусалим, 1994), стр. 224.
74
заявив, что изменят свое решение лишь в том случае, если в нем будут заседать только
избранные депутаты. Их невыполнимое требование сводилось к немедленному
созданию репрезентативного правительства (в соответствии с демографической
расстановкой сил), которое возьмет под свой контроль все вопросы, связанные с
иммиграцией. Они опасались, что согласие на участие в выборах на предложенных
британцами условиях будет истолковано как признание ими Постановления о мандате
Лиги Наций, содержащего просионистские положения. Когда в начале 1923 года
выборы все-таки состоялись, большинство арабского населения бойкотировало их. В
результате
Законодательное
законодательные
функции
собрание
были
так
переданы
и
не
было
главе
сформировано,
британской
а
мандатной
администрации.
4.1. Политико-экономические ограничения еврейской иммиграции
Как уже было сказано, вопрос о еврейской иммиграции находился в эпицентре
борьбы между евреями и арабами. В отчетах Комиссии Палина и Хайкрафта
репатриация евреев в Палестину/Эрец-Исраэль представлена в качестве основной
причины арабских волнений 1920–1921 годов. Одним из шагов, предпринятых
Верховным комиссаром Гербертом Сэмюэлем в ответ на эти события, стало
прекращение иммиграции. Сионистская организация усмотрела в этом опасную
капитуляцию перед требованиями арабов.
И действительно, в «Белой Книге» 1922 года говорится, что для того, чтобы
осуществить политику национального очага, изложенную в Декларации Бальфура,
«необходимо количественно расширить еврейскую общину в Палестине/Эрец-Исраэль
посредством репатриации». При этом были даже сформулированы правила,
призванные
упорядочить
еврейскую
репатриацию
в
Палестину/Эрец-Исраэль:
«Масштабы репатриации должны оставаться в пределах экономических возможностей
страны. Жизненно важно гарантировать, что новые репатрианты не станут тяжким
бременем для всех остальных жителей Палестины/Эрец-Исраэль, и что никакая часть
существующего населения не лишится работы».
75
Прежде всего, следует пояснить, что подразумевалось под понятием «репатриация в
соответствии с экономическими возможностями страны». Согласно наиболее
распространенному определению, речь идет о таком количестве иммигрантов,
которое страна в состоянии принять, без ущерба для себя, как в экономической, так и
в социальной сфере. Это количество обусловлено, в частности, природными
ресурсами, капиталом, уровнем технологического развития и экономического
планирования. Время также является важным фактором: к примеру, необходимо
несколько лет, чтобы репатрианты, поселившиеся на невозделанных землях, достигли
экономической независимости. Несмотря на то, что профессиональный рабочий
может трудоустроиться в течение короткого времени, успех поэтапной абсорбции
может быть оценен лишь в отдаленной перспективе.
Разногласия между мандатной администрацией и Сионистской организацией по
поводу того, как именно следовало толковать и воплощать в жизнь принцип
«репатриации в соответствии с экономическими возможностями страны», касались в
основном четырех тем:
1. Требует ли этот принцип своей полной реализации, или же экономические
возможности страны являются тем пределом, за который не следует выходить, но и
достигать которого вовсе не обязательно?
По утверждению лидеров ишува, этот принцип являлся единственным критерием для
установления
масштабов
репатриации,
и
британцам
следовало
действовать
исключительно в соответствии с ним. Другими словами, они не должны были
препятствовать еврейской репатриации в Палестину/Эрец-Исраэль до тех пор, пока она
согласовывалась с экономическими возможностями страны. Британцы же, напротив,
считали, что возможности страны представляют собой «верхнюю планку», однако
масштабы репатриации могут быть сокращены и по иным причинам (к примеру,
политическим).
2. Идет ли речь о возможностях Палестины/Эрец-Исраэль в целом, или же о
возможностях одной лишь еврейской общины?
76
Британское правительство рассматривало Палестину/Эрец-Исраэль как монолитную
хозяйственную единицу, и его принципиальная позиция заключалась в том, что не
следует давать иммигрантам разрешение на въезд до тех пор, пока имеются
нетрудоустроенные арабские жители, способные занять свободные рабочие места.
Поскольку палестинское хозяйство изобиловало трудоспособными кадрами, подобная
политика служила серьезной помехой репатриации68 и препятствовала созданию
еврейского большинства в Палестине/Эрец-Исраэль. Кроме того, еврейское хозяйство
являлось гораздо более развитым, нежели арабское, и, поэтому его способность, в
качестве самостоятельной экономической единицы, к приему новых репатриантов
была значительно выше. Сионистская организация стремилась отделить вопрос о
масштабах репатриации от проблемы безработицы в арабском секторе посредством
четкого разграничения между двумя хозяйствами и создания чисто еврейской
экономики. Подобным образом она надеялась ускорить темпы репатриации и
привести к созданию еврейского большинства в Палестине/Эрец-Исраэль. И, несмотря
на наличие принципиального проарабского мнения по этому вопросу, на практике
британское правительство во многом действовало в соответствии с сионистской
позицией69.
Иллюстрация 13. Демонстрация в поддержку «еврейского труда» на цитрусовых
плантациях Кфар-Сабы, 1 мая 1934 г. Принцип «еврейского труда» был призван
способствовать увеличению масштабов репатриации и созданию еврейского
большинства в Палестине/Эрец-Исраэль.
3. Должна ли меняться время от времени оценка экономических возможностей страны,
или же ей следует оставаться статичной?
68
Эта ситуация продолжалась вплоть до лета 1937 года, когда правительство официально
объявило
об
отмене
принципа
«репатриации
в
соответствии
с
экономическими
возможностями страны» и заменило его на принцип «общегосударственной иммиграционной
квоты».
69
См.: M. Mossek, «Palestine Immigration Policy under Sir Herbert Samuel» (London, 1979), p.43.
77
В целом, мандатные власти действовали согласно краткосрочным экономическим
выкладкам, исходя из существующей ситуации на рынке труда, тогда как Сионистская
организация заглядывала далеко вперед. Британская администрация сделала выводы
относительно экономических возможностей палестинского хозяйства, исходя из
существовавшей на тот момент ситуации. В противовес этому, Сионистская
организация утверждала, что еврейские капиталовложения, а также прибытие в
Палестину/Эрец-Исраэль новых репатриантов, существенно меняют ситуацию и
увеличивают экономические возможности страны, создавая почву для приема
дополнительного числа иммигрантов; одна сторона руководствовалась динамическим
подходом, в то время как другая – статичным.
4. Какова роль властей в повышении способности страны к приему репатриантов?
Сионистская организация ждала, что мандатная администрация будет активно
способствовать повышению готовности страны к приему репатриантов, однако ее
надежды не оправдались (исключением являются первые годы деятельности Г.
Сэмюэля на посту главы администрации). Принято считать, что англичане внесли
значительный вклад в развитие Палестины/Эрец-Исраэль и оказали косвенное
содействие экономическому процветанию еврейского хозяйства и, соответственно,
увеличению темпов репатриации. Однако при этом они руководствовались своими
собственными интересами, а не стремлением повысить способность страны к приему
репатриантов.
Иллюстрация 14. В первый год своего пребывания в должности Верховного
комиссара
Герберт
Сэмюэл
инициировал
проведение
общественных
работ,
финансируемых правительством, которые были направлены на развитие страны и
сокращение масштабов безработицы. В частности, были развернуты работы по
прокладке дорог. На фотографии: участницы «трудового батальона» прокладывают
дорогу, соединяющую Афулу и Назарет, 1920 г.
78
В ходе встречи между Х. Вейцманом, Д. Ллойдом Джорджем, А.Д. Бальфуром и У.
Черчиллем, состоявшейся в июле 1921 года, Х. Вейцмана спросили, что, с его точки
зрения,
явилось
бы
удовлетворительным
решением
проблемы
еврейской
репатриации. В ответ Х. Вейцман не стал называть конкретных цифр. Он заявил, что,
прежде всего, необходимо, чтобы Британия оказала поддержку экономическому
развитию Палестины/Эрец-Исраэль в целях обеспечения удачной абсорбции новых
репатриантов70.
4.2.
Принципы
британской
экономической
политики
в
Палестине/Эрец-Исраэль
Казалось бы, постановление о мандатном правлении в Палестине/Эрец-Исраэль четко
обрисовало те принципы, которых Британия должна была придерживаться в своей
экономической политике – содействие развитию страны во имя создания еврейского
национального очага (статья 2). Однако на практике Британия руководствовалась
вовсе не этими принципами, а своими собственными интересами, в первую очередь,
стратегическими, которые требовали капиталовложений в две основные сферы:
1. Развитие транспортной и информационной сети с целью обеспечения военных и
административных нужд, а также поддержания регулярных контактов с заграницей.
2. Создание устойчивых и упорядоченных структур власти, существование которых во
многом зависит от степени удовлетворенности населения существующей социальнополитической ситуацией.
Деятельность британцев в этих двух сферах оказала благотворное влияние и принесла
пользу не только правящей верхушке, но и широким слоям населения, в особенности
еврейского. Прокладывание дорог и железнодорожных путей, усовершенствование
информационной инфраструктуры, а также формирование стабильных структур
власти не только существенно облегчили жизнь населения Палестины/Эрец-Исраэль,
70
См.: Г. Бигер, «Осажденное поселение или национальный очаг?» (Иерусалим, 1983), стр. 42–
64 [на иврите].
79
но и способствовали притоку капиталовложений. Таким образом, мандатные власти
оказали содействие, хотя и косвенное, становлению еврейского национального очага.
Иллюстрация 15. В первые годы британского правления официальной валютой в
Палестине/Эрец-Исраэль была египетская лира. В 1927 г. была введена в обращение
отдельная валюта, имевшая хождение исключительно в Палестине/Эрец-Исраэль («лира
Эрец-Исраэлит»). Одна лира делилась на тысячу милов («мил Эрец-Исраэли»). На
фотографии: марки и монеты времен британского мандата. Обратите внимание, что
надписи на монетах сделаны на трех официальных языках – английском, арабском и
иврите. В центре каждой монеты стоимостью в 5 милов (= полгроша), 10 милов (один
грош) и 20 милов присутствовало отверстие. Отсюда и пошло ивритское выражение
«когда в гроше имелась дыра», используемое для обозначения мандатного периода или
вообще любой минувшей эпохи. Это выражение приобретает зачастую оттенок
ностальгии по безвозвратно ушедшему времени. На марках присутствует изображение
башни Давида, мечети Омара и могилы праматери Рахели.
Следует обратить внимание на тот факт, что деятельность мандатных властей,
направленная на развитие Палестины/Эрец-Исраэль в целом, принесла большую
пользу еврейскому населению, нежели арабскому, поскольку изначально более
высокий экономический уровень евреев позволил им извлечь большую выгоду из
улучшившихся экономических условий. В повышении способности страны к приему
новых репатриантов была заинтересована еврейская община. А вот в сфере
предоставления социальных услуг – в особенности в таких областях, как образование
и здравоохранение – в выигрыше оказались арабы. В арабском секторе правительство
вкладывало в эти отрасли значительно больше средств, нежели в еврейском, что
выражалось не только в абсолютных цифрах, но и в процентном соотношении.
Основной
принцип
экономической
политики
мандатной
администрации
в
Палестине/Эрец-Исраэль состоял в том, что только жизненно важные стратегические
интересы Британии должны финансироваться английскими налогоплательщиками,
тогда как развитие хозяйства нужно осуществлять за счет взимания налогов с местных
жителей.
Более
того,
Палестина/Эрец-Исраэль
80
предоставляла
широкое
поле
экономической деятельности, способной пополнить имперскую казну. По сути,
британская экономическая политика осуществлялась в соответствии с колониальной
моделью. И точно так же обстояло дело в юридической и административной
областях. Другими словами, в основу британской политики легли имперские
интересы, а не обязательства, оговоренные в Постановлении о мандате – создание
экономических
условий,
благоприятствующих
становлению
еврейского
национального очага.
4.3. Иерусалим и святые места
Постановление о мандате включает две статьи, которые касаются святых мест: в статье
тринадцатой говорится о том, что держатель мандата «возьмет на себя ответственность
за святые места и религиозные сооружения, сохраняя их неприкосновенность и
обеспечивая к ним свободный доступ и свободное отправление там религиозных
ритуалов…». Статья четырнадцатая гласит: «Мандатным уполномоченным будет
назначена специальная комиссия по изучению, выяснению и определению прав и
притязаний в связи со святыми местами, и вообще прав и притязаний различных
религиозных общин в Палестине. Принцип структуры, выбора членов и
функционирования данной комиссии должен быть представлен на утверждение
Совету Лиги Наций, без разрешения которого невозможно ни назначение комиссии,
ни начало ее деятельности».
С одной стороны, эта формулировка отражает конфликты между различными
христианскими общинами, которые вспыхивали из-за святых мест и достигли своего
апогея в XIX веке71. С другой стороны, она признает опасность того, что святые места
71
В период османского правления интерес европейских государств к Палестине/Эрец-Исраэль
носил сугубо религиозный характер. Особое внимание уделялось таким городам, как
Иерусалим, Вифлеем и Назарет. В середине XIX века разногласия между европейскими
государствами по поводу христианских святынь достигли своего апогея и послужили поводом
для начала Крымской кампании. См. об этом: S. Colbi, «Christianity in the Holy Land» (Tel-Aviv,
1969), pp. 65–108; «Jerusalem in the Mind of the Western World, 1800–1948», ed. by Y. Ben-Arie
and M. Davis (Westport, 1997), pp. 137–194; И.А. Воробьева, «Русские миссии в Святой Земле в
81
– в Палестине/Эрец-Исраэль вообще, и в Иерусалиме в частности – могут быть
использованы в качестве повода для борьбы между тремя монотеистическими
религиями – христианством, исламом и иудаизмом.
Иллюстрация 16. Святость Иерусалима для всех трех монотеистических религий
требовала специфического подхода к управлению этим городом, в особенности, его
старой частью, в пределах которой расположены еврейские, христианские и
мусульманские святыни первостепенной важности. На фотографиях, которые были
сняты еще до начала первой мировой войны, запечатлены: (1) вид на Старый город,
открывающийся со стороны Масличной горы; (2) Стена Плача; (3) Храм Гроба
Господня; и (4) мечеть Омара.
Территория, которая в соответствии с соглашением Сайкса – Пико должна была
оказаться под международной юрисдикцией, называлась «коричневой» по причине
святости земли Палестины для христиан. Ни одна из держав не захотела отдавать
святые для христианства места в руки какой-либо другой державы, и, таким образом,
были
установлены
границы
территории
под
международной
юрисдикцией,
простирающейся к югу от Иерусалима и к северу от озера Кинерет.
По окончании войны Британия владела всей «коричневой территорией» – факт,
который заставил внести изменения в соглашение Сайкса – Пико. В конце 1918 года
главы британского и французского правительств договорились о том, что вся
«коричневая территория» будет передана под контроль Британии. Как утверждала
впоследствии Франция, она дала на это свое согласие лишь при условии, что ей будет
предоставлен особый статус в том, что касается охраны святых мест. Ватикан
1847–1917 годах» (Москва, 2001), стр. 35–45; Б.Ф. Ямилинец, «Россия и Палестина. Очерки
политических и культурно-религиозных отношений (XIX – начало XX века)» (Москва, 2003),
стр. 75–82.
82
поддержал требование французов72. Италия, также являющаяся католическим
государством, не хотела отдавать Святую Землю на попечение соперничающей
державы, в то время как Британия не собиралась ни с кем делить власть в
Палестине/Эрец-Исраэль.
Взаимная подозрительность стран-союзниц воспрепятствовала созданию комиссии,
упомянутой в четырнадцатой статье Постановления о мандате Лиги Наций. В период
британского правления в Палестине/Эрец-Исраэль трения между христианскими
общинами практически сошли на нет, однако святость Иерусалима, а также Вифлеема
и
Назарета
для
христианства
по-прежнему
служила
чрезвычайно
важным
соображением, которым руководствовалась Британия (и другие государства) при
выработке своей политики в отношении этой территории. Одновременно с этим
обострились разногласия между евреями и мусульманами, которые переросли
впоследствии в открытое межнациональное противостояние.
4.4. Институты власти
Британскую администрацию в Палестине/Эрец-Исраэль возглавлял Верховный
комиссар. Он стоял во главе как исполнительных, так и законодательных органов, он
назначал
судей
и
командовал
войсками.
Верховный
комиссар
подчинялся
Министерству колоний в Лондоне.
«Указ короля в Совете», опубликованный в 1922 году и ставший фактически
«конституцией подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль», предоставлял Верховному
комиссару практически неограниченные полномочия. Он мог единолично утверждать
любые законы (при условии, что они не вступали в противоречие с оговоренными в
Постановлении о мандате принципами). Законы и распоряжения мандатных властей
72
Ватикан – центр католичества – был заинтересован в том, чтобы святые места Иерусалима,
Вифлеема и Назарета контролировало католическое государство, а не Британия, в которой
большинство составляли протестанты.
83
публиковались в официальной правительственной газете, которая выходила на трех
языках: на английском, на арабском и на иврите.
При Верховном комиссаре действовал Исполнительный комитет (Executive Council),
членами которого были Генеральный секретарь, юридический советник и казначей.
Генеральный
секретарь
(который
также
исполнял
обязанности
заместителя
Верховного комиссара) осуществлял надзор над деятельностью различных отделов
администрации, число и функции которых в период мандата неоднократно менялись.
В 1923 году, после того, как попытка учредить Законодательное собрание потерпела
крах, был создан Совещательный совет (Advisory Council), в который входили
высокопоставленные служащие мандатной администрации.
Иллюстрация 17. «Армон ха-нацив» («Дворец Верховного комиссара») в Иерусалиме.
Резиденцией Верховного комиссара первоначально являлся постоялый двор имени
Августы Виктории, расположенный на Масличной горе. В 1927 г. это здание
пострадало во время землетрясения, и тогда началось строительство постоянной
резиденции для Верховного комиссара в юго-восточной части города. «Армон ханацив» начал использоваться в качестве резиденции в 1931 г.
Подмандатная Палестина/Эрец-Исраэль делилась на округа, число и границы которых
время от времени менялись. Во главе округа стоял губернатор, в его подчинении
находились офицеры, каждый из которых отвечал за определенный район.
В период мандата продолжало существовать разделение, которое было принято в
Османской империи, между светским и религиозным судопроизводством. Все, без
исключения, дела, связанные с брачно-семейными вопросами, рассматривались в
религиозных судах. Светское судопроизводство подразделялось на три судебные
инстанции – мировой суд, окружной суд и Верховный суд (который принимал к
рассмотрению апелляции и выносил окончательные решения по наиболее сложным и
спорным вопросам). Помимо британских судей, в этих судах заседали также и местные
жители, как арабы, так и евреи.
84
5. Установление границ подмандатной Палестины/ЭрецИсраэль
В момент предоставления Британии мандата на управление Палестиной/Эрец-Исраэль,
границы подмандатной территории еще не были четко определены; решение по
этому поводу должны были принять страны-союзницы. Более того, тогда еще не
существовало какого-либо государственного образования под названием «Палестина».
Проведение
границ
подмандатной
Палестины/Эрец-Исраэль
сопровождалось
серьезными разногласиями и было сопряжено с длительными переговорами и
многочисленными компромиссами73. По сути, лишь западная граница не вызывала
никаких проблем – все были согласны с тем, что она будет проходить вдоль береговой
линии.
Южная граница. Южная граница Палестины/Эрец-Исраэль была установлена еще в
1906 году. Инициатива в проведении пограничной линии исходила от британцев,
которые тогда владели Египтом и были заинтересованы в том, чтобы распространить
свою власть также и на Синайский полуостров, что позволило бы им обеспечить
эффективную защиту Суэцкого канала. Османская империя, под властью которой
находилась Палестина, вынуждена была согласиться с предложенной британцами
разметкой. Новая пограничная линия простиралась на северо-восток от прежней
границы, от Рафиаха на севере и до Табы на юге, что значительно урезало
территорию, находившуюся под властью турков.
После первой мировой войны под контролем британцев оказались обе стороны
пограничной линии, разделявшей Палестину/Эрец-Исраэль и Египет. Британские
власти в Египте стремились сдвинуть границу как можно дальше на север, тогда как
73
В настоящем издании данная тема излагается по следующим источникам: А. Фризель,
«Сионистская политика после принятия Декларации Бальфура», стр. 196–211; Г. Бигер,
«Осажденное поселение или национальный очаг?», стр. 12–41.
85
представители Британии на мирной конференции в Париже требовали, выражаясь
словами Д. Ллойд Джорджа, чтобы территория Палестины/Эрец-Исраэль простиралась
«от Дана и до Беэр-Шевы». В самом британском правительстве царило полное
согласие относительно того, что граница должна быть сдвинута на восток с тем, чтобы
весь Негев отошел к Египту. Сионистские лидеры, напротив, требовали провести
границу от района Эль-Ариша и до Акабы, аргументируя свои притязания, в
частности, тем, что Палестина/Эрец-Исраэль должна иметь выход к Красному морю. В
конечном итоге, британцы единолично приняли решение о том, что граница 1906
года будет сохранена.
Восточная граница. Несмотря на то, что постановление о мандатном правлении в
Палестине/Эрец-Исраэль не определило ее границы, в статье 25 содержится намек на
то, где именно должна проходить восточная граница. Из сказанного следует, что:
1. Палестина/Эрец-Исраэль простирается не только западнее, но и восточнее реки
Иордан.
2. Восточная граница Палестины/Эрец-Исраэль пока еще не установлена.
3. На территориях, расположенных между рекой Иордан и восточной границей,
держатель мандата имеет право отсрочить и даже отменить выполнение
оговоренных в мандатном постановлении обязательств в том случае, если
сочтет их несоответствующими местным реалиям.
Смысл, который вкладывался в статью 25, был прояснен достаточно быстро, когда
британское правительство обратилось к руководству Лиги Наций с просьбой не
распространять обязательства, касающиеся еврейского национального очага, на ту
территорию, которая простирается восточнее реки Иордан. 16 сентября 1922 года
полномочная комиссия Лиги Наций удовлетворила эту просьбу. Исходя из этого,
вводная часть Постановления о мандате, а также статьи, касавшиеся святых мест и
еврейского национального очага, не распространялись на восточный берег реки
Иордан. В течение четырех лет, которые предшествовали этому обращению,
появлялись многочисленные признаки того, что Британия не намеревается включать
восточный берег реки Иордан в границы Палестины/Эрец-Исраэль и рассматривает его
как арабскую территорию. По окончании боев, в октябре 1918 года, эта территория
86
была отдана Фейсалу, сыну шерифа Хусейна, и в ходе внутренних дебатов в
Министерстве иностранных дел Британии наметилась четкая тенденция к отделению
восточного берега от Палестины/Эрец-Исраэль. Эта тенденция не ослабла и после того,
как Г. Сэмюэл, который стремился включить в границы Палестины/Эрец-Исраэль и
территорию к востоку от реки Иордан, вступил в должность Верховного комиссара
(июль 1920 года).
Карта 3. Предложение о демаркации границ еврейского национального очага,
представленное Сионистской организацией на мирной конференции в 1919 г.
Говоря о позиции Сионистской организации, следует отметить, что она требовала
включения восточного берега реки Иордан в границы обещанного «национального
очага». В предложении о границах, представленном сионистскими представителями
на мирной конференции в начале 1919 года, территория Палестины/Эрец-Исраэль
включала в себя 55-километровую полосу, простирающуюся между рекой Иордан и
Хиджазийской железной дорогой. Уже в 1920 году еврейские лидеры осознали, что
восточный берег реки Иордан будет отдан во власть суверенного арабского
государства. При этом, они не оставляли надежду на то, что в этом районе им будет
позволено осуществлять поселенческую и экономическую деятельность. Этим
надеждам также не суждено было сбыться74.
В марте 1920 года Фейсал был возведен на трон короля Сирии (включавшей в себя, с
его точки зрения, также Ливан, Палестину/Эрец-Исраэль и сектор Газа), а спустя
короткое время после этого на конференции в Сан-Ремо было принято решение о
74
Согласие Сионистской организации принять определенную Британией политику
касательно Восточного берега реки Иордан побудило В.Е. Жаботинского в начале 1923 г. в
знак протеста покинуть Сионистскую организацию. Девизом ревизионистской партии,
организованной им в 1925 году, стали слова: «Два берега у Иордана, и оба наши!». Вопрос о
будущем Восточного берега реки Иордан и права евреев селиться на его территории
продолжал оставаться в эпицентре споров участников сионистских конгрессов на всем
протяжении 1920-х – 1930-х годов.
87
предоставлении Франции мандата на управление Сирией. Французы отказались
признать легитимность притязаний Фейсала и 27 июля того же года изгнали его из
Дамаска. В этой ситуации Британия должна была каким-то образом умиротворить
Хашимитскую династию, стремясь найти способ предоставить во владение каждого из
двух сыновей Хусейна какую-либо территорию. С этой целью в марте 1921 года
министр колоний Уинстон Черчилль созвал в Каире конференцию с участием всех
британских органов власти в регионе75. Участники конференции пришли к согласию
относительно того, что восточный берег реки Иордан будет с административной
точки зрения относиться к Палестине/Эрец-Исраэль, однако править там будет один из
отпрысков Хусейна. В ходе конференции стало известно, что Абдалла (сын Хусейна)
вторгся в Иорданию и собирается в скором времени завладеть Амманом. Таким
образом, Абдалла пытался получить силой то, что британцы и так намеревались ему
предоставить. В конце марта 1921 года У. Черчилль встретился с Абдаллой в
Иерусалиме и официально передал ему полномочия на управление восточным
берегом реки Иордан. Изначально было решено, что этот шаг будет носить
временный характер (шесть месяцев). Но, хотя Абдалла и не оправдал тех надежд,
которые возлагали на него британцы, соглашение оставалось в силе вплоть до 1946
года, когда Иордания обрела суверенитет, и Абдалла, носивший до той поры титул
эмира, стал королем. Его младший брат Фейсал, свергнутый французами с поста
короля Сирии, с августа 1921 года правил Ираком.
В заключение следует отметить, что статья 25 Постановления о мандате не создала
какой-либо принципиально новой ситуации, а лишь оживила существовавшие ранее
реалии. Поскольку обязательства, взятые на себя Британией касательно еврейского
национального очага, не распространялись на восточный берег реки Иордан,
установление восточной границы (между Иорданией, Ираком и Саудовской Аравией)
находится вне сферы рассматриваемых здесь вопросов. Пограничная линия,
75
В конце 1920 г. обязанности по управлению подмандатными регионами были возложены на
Министерство колоний.
88
отделявшая Палестину от восточного берега реки Иордан76, начиналась на юге, на
расстоянии примерно трех километров от Акабы, оттуда простиралась на север вдоль
высохшего ручья под названием Араба, через Мертвое море (часть которого
находилась на территории Иордании), вдоль реки Иордан, через устье реки Ярмук, и
оттуда – до той самой точки, где она смыкалась с северной границей между
Палестиной/Эрец-Исраэль и Сирией. Поскольку русло реки Иордан естественным
образом меняло время от времени свое направление, было принято решение о том,
что граница будет проходить по середине реки в любое время года.
Карта
4.
Различные
предложения
по
установлению
северной
границы
Палестины/Эрец-Исраэль, выдвигавшиеся в период с 1916 г. по 1923 г. Приводится по
книге: А. Фризель, «Сионистская политика после принятия Декларации Бальфура»
(Тель-Авив, 1977), стр. 440 [на иврите].
Северная граница. Из всех трех сухопутных границ Палестины северная граница
оказалась наиболее проблематичной. Как уже было сказано, восточная и южная
границы
подмандатной
Палестины/Эрец-Исраэль
пересекали
территории,
находившиеся под властью англичан. Однако же северная граница отделяла
британские владения от французских, и две державы расходились во мнениях
относительно того, где именно должна проходить пограничная линия. Более того,
76
С точки зрения евреев это была граница, тогда как с точки зрения британцев – линия,
разделявшая две территории, контролируемые мандатной администрацией. Полномочия
Верховного комиссара, резиденция которого находилась в Иерусалиме, распространялись как
на Палестину/Эрец-Исраэль, так и на территорию, находящуюся за рекой Иордан. Создание
Трансиордании не имело, в этой связи, решающего значения; отношение британских властей
к правителю этой страны адекватно передают слова У. Черчилля: «Эмир Абдалла пребывает в
Трансиордании, куда однажды воскресным днем я его посадил» (цитируется по: Н. Роуз,
«Черчилль», стр. 201). Подобным же образом в Ираке, несмотря на возведение на престол
Фейсала, продолжала работу британская администрация во главе с Верховным комиссаром
сэром Перси Коксом, обладавшим фактически верховной властью в стране.
89
вопрос о месторасположении границы касался также водных источников, являвшихся
жизненно необходимым фактором для развития Палестины/Эрец-Исраэль77.
Карта 5. Распределение ближневосточных территорий между британцами и
французами после первой мировой войны.
Здесь, разумеется, интересы евреев и британцев полностью совпадали. В
предложении, которое сионистские лидеры представили на мирной конференции,
подчеркивалась необходимость включить водные источники рек Иордан и Литани в
границы британского мандата. Англичане воспользовались для обозначения своих
территориальных притязаний в Палестине/Эрец-Исраэль ветхозаветным выражением
«от Дана и до Беер-Шевы». Когда на конференции в Сан-Ремо в апреле 1920 года
было принято решение о предоставлении Британии мандата на управление
Палестиной/Эрец-Исраэль, границы еще не были установлены, однако уже имелось
согласие по поводу того, что вышеупомянутое выражение будет взято за основу в ходе
переговоров. Как было показано выше, во время обсуждения вопроса о южной
границе, это архаичное выражение было оставлено в стороне. Что же касается севера,
то здесь никто не имел ни малейшего понятия о том, где именно находится «Дан», и в
большинстве случаев его помещали где-то в районе Литани78. Французы, которые на
тот момент были враждебно настроены по отношению к сионизму, решительно
возражали против требований еврейской стороны включить водные источники
Иордана и Литани в границы британского мандата именно по причине их
значимости для экономики еврейского национального очага.
77
После подписания двумя государствами договора Сайкса – Пико, многие его пункты
претерпели изменения, что было вызвано послевоенными реалиями: Британия оккупировала
Палестину/Эрец-Исраэль и Сирию, заняла регионы, которые должны были оказаться под
международной юрисдикцией, а также установила контроль над некоторыми территориями,
которые изначально должны были отойти к Франции.
78
Источником, согласно которому определили местонахождение библейского Дана, была
карта Израиля периода Давида и Соломона в «Атласе Святой Земли» Джорджа Адама Смита
от 1915 года.
90
23 декабря 1920 года было подписано соглашение между Британией и Францией, в
котором говорилось, в частности, о том, где будет проходить северная пограничная
линия. Одним из изменений, внесенных уже после подписания соглашения, явилось
включение истока реки Ярмук, расположенного к северу от озера Кинерет, в границы
подмандатной Палестины, что позволило впоследствии основать в Нахараиме
гидроэлектростанцию.
Согласно всем без исключения проектам, касавшимся северной границы, территория
Галилеи включалась в границы британского мандата – даже согласно проектам,
предложенным французами, которых, конечно же, мало интересовало существование
еврейских поселений. В начале марта 1920 года все еврейские поселения в районе
Галилеи были разрушены и покинуты. Та же ситуация наблюдалась на Голанских
высотах, где еврейские земли и поселения были оставлены в 1920 году. Однако эти
территории все же оказались за пределами британских владений, несмотря на то, что
сионистские представители требовали обратного79.
Событиям, произошедшим в Тель-Хае, приписывается в истории ишува едва ли не
ключевая роль в установлении северной границы. В этом плане характерными
являются следующие слова, опубликованные в книге «История Хаганы»: «Если бы не
оборона Тель-Хая, нет никакого сомнения в том, что эти территории остались бы вне
пределов досягаемости, так же как остались, к нашему великому сожалению, бассейн
реки Литани и долина Ярмука. Никакие дипломатические переговоры не в состоянии
были бы сделать то, что свершилось благодаря самоотверженной обороне поселений
Верхней Галилеи»80.
Карта 6. Границы подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль.
79
Обозначение границы на местности и передача контроля над Северной Галилеей
британцам закончилась весной 1924 года.
80
«История Хаганы», том 1, часть 2, стр. 585 [на иврите].
91
Меморандум Сионистской организации
Версальской мирной конференции
[3 февраля 1919 г.]
Сионистская организация имеет честь представить на обсуждение
мирной
конференции следующие предложения:
1. Великие союзнические державы признают исторические права народа Израиля на
Палестину/Эрец-Исраэль и на создание на этой земле еврейского национального очага.
2. Границы Палестины/Эрец-Исраэль будут такими, как это указывается ниже.
3. Суверенная власть над Палестиной/Эрец-Исраэль будет в руках Лиги Наций,
Великобритания будет управлять страной как мандатный представитель Лиги...
4. Мандат будет обусловлен следующим образом: а) политические, административные
и экономические условия дадут возможность и гарантируют создание еврейского
национального очага с тем, чтобы затем создать автономное общество, никоим
образом не ущемляющее гражданские и религиозные права нееврейских меньшинств
в Палестине/Эрец-Исраэль или права евреев в любой другой стране;
б) для осуществления этой цели мандатная администрация должна:
– способствовать еврейской иммиграции и поселенческой деятельности при охране
прав нееврейского населения страны;
– создать Совет уполномоченных от еврейского населения Палестины/Эрец-Исраэль и
диаспоры; этот совет затем будет заниматься вопросами создания и развития
еврейского национального очага и еврейского образования в Палестине/Эрец-Исраэль;
– этому Совету будет предоставлено преимущественное право решать проблемы
общественных работ и развития природных ресурсов после того, как мандатная
администрация убедится, что Совет не преследует собственную выгоду;
в) мандатная администрация в большой степени будет поддерживать самостоятельную
местную власть, возникшую в условиях страны;
92
г) свобода вероисповедания в Палестине/Эрец-Исраэль будет распространяться на всех
граждан, гражданские права не будут зависеть от национальности и религии...
Границы Палестины/Эрец-Исраэль будут определены по следующим линиям:
На севере, с точки на берегу Средиземного моря южнее Сидона, затем – вдоль
водораздела у подножья Ливанских гор до Джисар эль-Караун, оттуда – к Эль-Бира,
затем вдоль линии водораздела между водными бассейнами Вади эль-Корн и Вади
эль-Тейм, оттуда – на юг, вдоль линии, разделяющей восточный и западный склоны
горы Хермон, до западной окраины Бейт-Джан, оттуда восточнее, вдоль водораздела
реки Муания, вблизи Хиджазской железной дороги и западнее ее.
На востоке линия будет идти западнее Хиджазской железной дороги и завершится у
залива Акаба.
На юге граница будет установлена по соглашению с правительством Египта.
На западе – Средиземное море...
... Эти границы будут установлены, исходя из экономических условий страны.
Палестине/Эрец-Исраэль необходимы естественные ресурсы воды, выход к морям. ... В
Палестине/Эрец-Исраэль, как в любой засушливой стране, экономическая жизнь
зависит от случайных источников воды. Потому важно не только обеспечить эту
страну водными ресурсами, но сохранить их и разумно ими пользоваться. Гора
Хермон – «отец вод» Палестины/Эрец-Исраэль, и невозможно отделить страну от
Хермона, не нанеся ущерб ее экономической жизни. На Хермоне не только следует
восстановить леса, но и провести другие работы для сохранения его водных ресурсов.
Следует передать его в руки тех, кто обладает большим желанием и возможностями
сохранить
и
использовать
его
природные
богатства.
Следует
выработать
международное соглашение для защиты прав населения, живущего южнее реки
Литани. При правильном подходе эти источники смогут способствовать развитию как
Ливана, так и Палестины/Эрец-Исраэль.
Плодородные долины восточнее Иордана с древних библейских времен были
экономически и политически связаны с землями западнее Иордана. Страна, население
которой сейчас невелико, была густо заселена во времена римлян и обладает
93
хорошими условиями для заселения. Обеспечение экономических нужд евреев и
арабов требует свободного доступа обоих народов к Хиджазской железной дороге.
94
6. История палестинских арабов в 1920-е годы
На протяжении всего периода британского мандата арабы являлись абсолютным
большинством среди населения Палестины/Эрец-Исраэль. И, тем не менее, несмотря
на постоянный прирост (в 1920-е годы общее число палестинских арабов возросло с
655 тысяч до 839 тысяч человек), их количество в процентном соотношении
уменьшилось. Это объясняется тем, что еврейский сектор быстро расширялся за счет
новых репатриантов, в то время как увеличение арабского сектора достигалось в
основном за счет естественного прироста – прежде всего, резкого снижения
смертности. Можно выделить две основные причины, объясняющие это явление:
улучшение уровня жизни за счет услуг, предоставляемых британскими властями, а
также за счет еврейских поселенцев, которые прямо (приобретая у арабов различные
товары и предоставляя им хорошо оплачиваемую работу) или косвенно (организовав
систему
медицинской
помощи)
улучшили
условия
проживания
в
стране.
Дополнительным источником демографического прироста в арабском секторе была
иммиграция из соседних арабских стран, причиной которой стал более высокий
уровень жизни в Палестине/Эрец-Исраэль, а также большая вероятность найти там
работу.
Интенсивный естественный прирост населения в среде палестинских арабов привел к
делению участков земли, принадлежащих одной семье, на все более и более мелкие
участки, которые уже не могли прокормить своих владельцев. Таким образом,
появилась дешевая рабочая сила и масса желающих найти хоть какой-то заработок – в
том числе и у работодателей-евреев. Дополнительным следствием сложившейся
ситуации была внутренняя миграция, – из деревни в город, – в результате которой
появились кварталы бедноты на въезде во многие города и целая прослойка бедных
городских рабочих.
Как известно, Британия и Лига Наций считали, что население арабского сектора
должно иметь религиозные и гражданские права, но, в отличие от евреев, у него нет
права на национальное самоопределение. В принципе, несмотря на численное
превосходство палестинских арабов, их политический статус в 1920-е годы был ниже
95
статуса не только их соседей-евреев, но и их собратьев – жителей других стран
региона: Египет был уже наполовину независимым, жителями Трансиордании правил
арабский эмир, а в Постановлении о мандате, врученном Франции, говорилось, что в
течение трех лет она обязана ввести в Сирии и Ливане конституцию, а также
подготовить эти страны к обретению суверенитета.
И, тем не менее, на протяжении 1920-х годов палестинские арабы приняли мандатное
правление и сотрудничали с ним. Вместе с тем, они отказывались участвовать в
политических проектах, которые британцы хотели осуществить в Палестине/ЭрецИсраэль. Как отмечалось выше, они проигнорировали выборы в Законодательное
собрание в 1923 году, чтобы выразить свое несогласие с постановлением Лиги Наций,
признающим легитимность сионизма. В итоге, палестинские арабы участвовали
только в деятельности муниципальных учреждений.
На протяжении османского периода арабские жители Палестины/Эрец-Исраэль 81 были,
с одной стороны, привязаны к семье, к клану, к деревне, а с другой стороны, –
ощущали свою глобальную принадлежность к арабской общности. Их политическое
руководство на тот момент еще не было сформировано, и по окончании первой
мировой войны практически некому было представлять арабов в переговорах с
британскими военными. Поэтому англичане обратились к традиционному арабскому
руководству: к главам уважаемых семейств, главам городов, бывшим членам
османского парламента82 и религиозным лидерам.
Вскоре после британской оккупации началась реорганизация в соответствии с новым,
внеклановым, принципом, и в 1918–1919 годах появились первые арабские
общественные организации. Все эти организации объединяла борьба против
81
Как отмечалось выше, в османский период не существовало государственной или
административной единицы, называвшейся «Палестиной». Территория, которая в 1922 г. была
определена как сфера действия британского мандата, включала в себя несколько
административных единиц.
82
Выборы в Османский парламент состоялись после революции младотурков в 1908 г.
96
политики, изложенной в Декларации Бальфура в частности, и против сионизма в
целом, но некоторые из них стремились к реализации национальных устремлений
палестинских арабов путем объединения с Сирией под руководством Фейсала83, а
другие ратовали за политику «Палестина для палестинцев»84.
В первые годы после окончания первой мировой войны доминировала идея «Великой
Сирии», достигшая пика популярности во время коронации Фейсала в 1920 году.
Однако захват Дамаска французами и изгнание Фейсала в июле того же года
положили конец надеждам на подобный исход. С того времени все большую
популярность стала приобретать идея независимости палестинских арабов.
Из общественных организаций, возникших в 1920-е годы и ратовавших за
независимость палестинских арабов, сформировался Арабский исполнительный
комитет85, который задался целью официально и скоординировано выдвигать
политические требования палестинских арабов. Большинство членов Комитета были
выходцами из уважаемых иерусалимских семей, а возглавлял его бывший мэр
Иерусалима Муса Казем эль-Хусейни. Формально Арабский исполнительный комитет
просуществовал до смерти Мусы эль-Хусейни в 1934 году, но в действительности уже
в 1923 году его деятельность была прекращена. Он с самого начала был очень слабой
организацией – во-первых, по причине отсутствия признания со стороны британских
83
Приверженцами этой идеи являлись члены так называемых «Клуба литераторов» и
«Арабского клуба», основанных в 1918 г. в Иерусалиме представителями молодого поколения
уважаемых арабских семейств.
84
Данная политическая линия поддерживалась созданными в 1918–1919 гг. так называемыми
«мусульманско-христианскими объединениями», в коих состояли представители обеих
конфессий из числа палестинских арабов и к которым принадлежали некоторые
представители наиболее уважаемых в арабском обществе семейств.
85
Обратите внимание, что название организации включает в себя прилагательное «арабский»,
а не «палестинский». Это – один из признаков растерянности, царившей в среде палестинских
арабов в 1920-е годы – период, когда их надежда стать частью арабского сирийского
государства сменилась осознанием себя в качестве обособленной национальной общности.
97
властей, а во-вторых, ввиду постоянных внутренних противоречий, которые
раскалывали арабское общество в 1920-е годы и позднее.
На политическом уровне основная сила была сконцентрирована в руках религиозной
организации – Высшего мусульманского совета. Этот совет обладал многими
полномочиями, к числу которых относилось руководство различными фондами,
назначение судей в религиозные суды и назначение муфтиев (авторитетных в
религиозном законодательстве людей). Во главе его стоял Хадж Амин эль-Хусейни,
являвшийся также муфтием Иерусалима.
Иллюстрация 18. Хадж Амин эль-Хусейни, иерусалимский муфтий (с 1921 г.) и
председатель Высшего мусульманского совета (с 1922 г.). Вплоть до октября 1937 г.
считался наиболее влиятельным лидером палестинских арабов.
Несмотря на то, что по сути своей Высший мусульманский совет был религиозной
инстанцией, за неимением других организаций его сторонники и недруги видели в
нем основной орган управления арабским населением в Палестине/Эрец-Исраэль.
Руководство британской мандатной администрации также воспринимало Хаджа
Амина эль-Хусейни в качестве полномочного представителя палестинских арабов,
даже в тех областях, которые формально находились вне его юрисдикции.
Арабская палестинская политика в 1920-е годы вращалась вокруг противостояния двух
уважаемых иерусалимских семейств – Хусейни и Нашашиби. Главным оплотом
могущества семейства Хусейни был Высший мусульманский совет. Против них
выступал клан Нашашиби, один из представителей которого, Рагхиб Нашашиби, был
главой иерусалимского муниципалитета в 1920–1934 годах.
В связи с отсутствием парламента или иного представительного органа, на
протяжении 1920-х годов в арабском секторе так и не сформировались партии. После
нескольких провалившихся попыток создать систему, подобную многопартийной
системе первых лет правления британского мандата, арабская политика вернулась к
своей традиционной клановой форме. Несмотря на разногласия между сторонами по
98
поводу отношения к сионизму, основными причинами раздора являлись отнюдь не
политические вопросы, а борьба за власть и за сферы влияния.
Своим восхождением на руководящую должность Хадж Амин эль-Хусейни был
обязан британцам. В апреле 1920 года он стал одним из главных организаторов
беспорядков в Иерусалиме и нападений на евреев, в результате чего был приговорен к
тюремному заключению, бежал из страны и вернулся только после того, как Г.
Сэмюэл объявил в 1920 году о всеобщей амнистии. Когда Х.А. эль-Хусейни сумел
доказать властям свою способность контролировать арабское население, восстановив
порядок в ходе религиозных торжеств в честь пророка Моисея (Наби Мусы) весной
1921 года в Иерусалиме (арабские беспорядки 1921 года, начавшиеся в Яффо, не
дошли до Иерусалима), он был назначен британцами муфтием Иерусалима. Таким
образом, он проложил себе дорогу к должности главы Высшего мусульманского
совета. В период с 1922 по 1928 год Х.А. эль-Хусейни, в основном, занимался
укреплением собственных позиций среди своего народа и своей религиозной
конфессии, что, в свою очередь, способствовало поддержанию порядка в стране. По
мнению Йехошуа Пората, исследователя истории национального палестинского
движения, британцы «продали» должность муфтия ради обеспечения спокойствия в
городе, и Хусейни действительно выполнял свои обязательства вплоть до 1928 года86.
86
Й. Порат, «Зарождение палестинского арабского национального движения», стр. 156.
99
7. Годы затишья
После окончания первой мировой войны имели место некоторые вспышки насилия
со стороны арабского населения; затем наступил период затишья. В Песах 1922 года
произошло столкновение между евреями и мусульманами из-за права евреев молиться
у Стены Плача, однако оно не развилось в серьезный конфликт. Впоследствии вопрос
о молитвах у Стены Плача не вызывал проблем в течении более чем шести лет.
Чем же объясняется затишье, которое царило в стране с 1922 года? В чем заключалась
принципиальная разница между этим периодом и первыми пятью годами британского
мандата? Для начала стоит попытаться ответить на этот вопрос с помощью «Белой
Книги» от 1922 года.
Рассмотрим содержание «Белой Книги» как с точки зрения арабов, так и с точки
зрения евреев. Следует ли из нового документа, что британские власти сокращают
сферу своих обязательств перед сионистским движением, или же, наоборот, они ее
расширяют?
Еврейская точка зрения. По мнению еврейских лидеров, «Белая Книга»
У. Черчилля содержала в себе как позитивные, так и негативные моменты.
Негативные моменты:
1. Палестина/Эрец-Исраэль не станет национальным очагом еврейского народа. Вместо
этого сказано, что национальный очаг будет создан в Палестине/Эрец-Исраэль, без
какой бы то ни было ясности в вопросе о будущих границах такого очага.
2. Подчеркивается, что Декларация Бальфура не содержит в себе обещания создать в
Палестине/Эрец-Исраэль еврейское государство.
3. Декларация Бальфура распространяется только на Западный берег реки Иордан и,
таким образом, восточный берег выводится за пределы еврейского национального
очага.
4. Масштабы репатриации будут сокращены и приведены в соответствие с
экономическими возможностями страны.
100
5. Арабы определены по национальному признаку – в Декларации Бальфура
существовало только религиозное определение, они были определены лишь как
«нееврейская община».
Позитивные моменты:
1. Декларация Бальфура не подлежит изменениям.
2. Еврейский народ находится в Палестине/Эрец-Исраэль по праву, а не из милости.
3.
Право евреев
на Палестину/Эрец-Исраэль основывается на исторической
преемственности, восходящей к глубокой древности.
4. Следует официально признать право еврейского народа на Палестину/Эрец-Исраэль,
а также его связь с этой землей, и предоставить международные гарантии
существования еврейского национального очага на ее территории.
5.
Еврейская
община
в
Палестине/Эрец-Исраэль
обладает
национальными
институтами.
6. Несмотря на тот факт, что нееврейские жители Палестины/Эрец-Исраэль именуются
«арабами», во-первых, обещано сохранить их уже существующие права (статичная
ситуация, не предполагающая дальнейшего развития), а во-вторых, речь идет об их
гражданских, религиозных и социальных правах, но не о праве на национальное
самоопределение.
7.
Право
евреев
на
репатриацию
ограничивается
только
экономическими
возможностями страны.
Подытоживая анализ «Белой Книги» с точки зрения Сионистской организации, было
бы уместно привести слова Леонарда Штайна87: «С теми гарантиями, которые были
87
Леонард Штайн (Leonard Stein, 1887–1973) – адвокат и общественный деятель. Уроженец
Британии, учился в Оксфордским университете, где создал первый в Британии кружок
сионистских студентов. В 1918–1920 гг. служил в штабе британской военной администрации в
Палестине/Эрец-Исраэль. В 1920–1929 гг. – секретарь по политическим вопросам
Исполнительного комитета Сионистской организации в Лондоне; после создания Еврейского
агентства выполнял его многочисленные поручения в политической и юридической сферах.
В 1932 г. вернулся к юридической деятельности, став экспертом по вопросам
налогообложения. Л. Штайн свидетельствовал перед комиссией Шоу, расследовавшей
101
даны евреям, им, как и прежде, оставалось лишь преуспеть в Палестине/Эрец-Исраэль
собственными силами, благо масштабы их успеха не ограничивались никакими
рамками»88. То есть, в общем и целом, «Белая Книга» была написана в духе
Декларации Бальфура и не закрывала перед евреями дверь в «мир богатейших
возможностей», который открылся им в 1917 году.
Несмотря на некоторые замечания в адрес «Белой Книги» У. Черчилля, сионистская
организация приняла ее и избрала для себя линию поведения, сформулированную Х.
Вейцманом следующим образом: «Сотрудничество с британскими властями и
мобилизация всего еврейского народа для создания и укрепления национального
очага».
Арабская точка зрения. Казалось бы, арабская точка зрения должна быть прямо
противоположна еврейской, однако дело обстоит иным образом. С одной стороны,
позитивные моменты, найденные евреями, без сомнения являлись раздражителем для
арабского населения Палестины/Эрец-Исраэль, но, с другой стороны, далеко не все, что
являлось преимуществом для евреев, вызывало опасения у арабов. Поэтому
правильнее было бы анализировать «Белую Книгу», сопоставляя ее, с одной стороны,
с требованиями, предъявленными арабами британским властям, а с другой стороны, с
теми факторами, которые, по мнению различных британских комиссий, привели к
вооруженным столкновениям в 1920–1921 годах.
1. Официально декларируемым намерением англичан являлось создание в
Палестине/Эрец-Исраэль еврейского национального очага. Более того, в «Белой Книге»
арабские беспорядки 1929 г.; его свидетельство было высоко оценено Х. Вейцманом как
«высшая точка тех неоценимых услуг, которые Л. Штайн оказал сионистскому движению».
Выступал против плана раздела Палестины/Эрец-Исраэль, настаивая на создании еврейского
государства на всей ее территории.
88
Цитируется по: А. Фризель, «Сионистская политика после принятия Декларации Бальфура»,
стр. 306.
102
было ясно сказано, что на Палестину не распространяется обещание, данное Г. МакМагоном шерифу Хусейну.
2. «Белая Книга» упоминает только религиозные и гражданские права арабского
населения, не касаясь их национальных прав.
3. В «Белой Книге» ничего не сказано о праве арабов на иммиграцию в
Палестину/Эрец-Исраэль. Более того, вслед за определением принципа «репатриации в
соответствии с экономическими возможностями страны», говорится, что «до сих пор
еврейская репатриация отвечала этим условиям», а также упомянут тот факт, что с
начала британской оккупации в Палестину/Эрец-Исраэль прибыло около двадцати
пяти тысяч евреев. Согласно выводам Комиссии Хайкрафта, опасения арабов по
поводу еврейской репатриации послужили одной из главных причин событий 1921
года. В этом плане «Белая Книга» не содержала в себе ничего утешительного для
арабов.
4. «Белая Книга» отклонила требование арабов сформировать арабское национальное
правительство в Палестине/Эрец-Исраэль (мотивируя это тем, что Палестина/ЭрецИсраэль не была обещана британцами шерифу Хусейну).
5. Единственное требование арабов, которое «Белая Книга» напрямую (а не косвенно,
урезая права евреев) удовлетворила – это требование о создании Законодательного
собрания (пункт 13).
Состав Законодательного собрания, в том виде, в котором он был предложен в «Белой
Книге», не позволил бы арабам реализовать себя как большинство и, в любом случае,
должно было пройти много лет, прежде чем Законодательное собрание получило бы
какие-либо реальные полномочия.
По замыслу британских властей, «Белая Книга» должна была успокоить арабов, однако
следует различать форму и содержание этого документа. По прошествии пятнадцати
лет Комиссия Пиля указала на существенные несоответствия между ними: «Одно
время считалось, что определение национального очага в том виде, в котором оно
было представлено в «Белой Книге», полностью исключало возможность создания
еврейского государства. И, тем не менее, хотя сама формулировка, без сомнения, была
103
направлена на то, чтобы максимально успокоить арабов, в ней не содержалось ничего,
что действительно накладывало бы вето на идею создания еврейского государства»89.
Арабы, в свою очередь, на корню отвергли «Белую Книгу».
Британская точка зрения. «Архитектором» «Белой Книги» 1922 года был Г. Сэмюэл,
Верховный комиссар Палестины/Эрец-Исраэль, который после беспорядков 1921 года
приступил к разработке более сбалансированной политики мандатных властей в
стране. Евреи, не имея иного выхода, приняли эту политику, тогда как арабы отвергли
ее на корню, увидев в ней прямое продолжение Декларации Бальфура. Таким
образом, можно сказать, что «Белая Книга» только усложнила положение англичан в
Палестине/Эрец-Исраэль. С одной стороны, она создала дополнительный очаг раздора
между ними и сионистами, а с другой, вместо того, чтобы улучшить их отношения с
арабами, она лишний раз подчеркнула имевшиеся разногласия.
И все же, согласно точке зрения британцев, «Белая Книга» достигла своей цели.
Несмотря на тот факт, что ей не удалось развеять опасения арабов, приведшие к
беспорядкам 1921 года, после ее выхода в свет последовали шесть лет затишья в
сложных отношениях между тремя сторонами «палестинского треугольника».
Размах сионистского движения, который вызывал столько опасений у арабов в первые
годы мандата, после публикации «Белой Книги» пошел на убыль. Количество
репатриантов сократилось, и Сионистской организации не удавалось собрать
достаточной суммы денег для финансирования деятельности по развитию страны.
Летом 1923 года ишув оказался в кризисе, количество репатриантов продолжало
падать, а еврейское хозяйство страдало от глубокого экономического застоя.
Местные арабы находились в тот момент на стадии перехода от идеи «Великой
Сирии» к формированию общепризнанного арабского руководства в Палестине/ЭрецИсраэль. Новый лидер Х.А. эль-Хусейни, дабы закрепить свое положение и заручиться
89
Отчет Комиссии Пиля, глава 2, параграф 39.
104
доверием британских властей, воздерживался от призывов к беспорядкам и
насильственным действиям. Таким образом, даже когда началась четвертая волна алии,
масштабы которой были беспрецедентными (1925 год), арабы не были готовы к
сопротивлению.
Более того, после короткого периода процветания еврейский сектор вновь оказался в
кризисе, и это создало у арабов впечатление, что «сионистская машина» сломалась и
разрушится без посторонней помощи. В то же время политическая напряженность,
питавшая палестинское арабское национальное движение в начале десятилетия,
окончательно спала, и ее место заняли междоусобные распри между кланом Хусейни
и оппозицией, возглавляемой кланом Нашашиби.
Иллюстрация 19. Групповая фотография семейства Нашашиби, 1932 г. Третий слева
во втором ряду – Рагхиб Нашашиби, возглавлявший иерусалимский муниципалитет с
1920 г. по 1934 г. и являвшийся одним из лидеров оппозиционных по отношению к
клану Хусейни кругов.
Дополнительное объяснение затишья, царившего в стране в 1923–1928 годах,
связанно с методами работы Верховного комиссара Г. Сэмюэля (оставившего свой
пост в 1925 году) и сменившего его лорда Плумера, которые преуспели в наведении
порядка в стране. Спокойствие, воцарившееся в Палестине/Эрец-Исраэль во время
правления лорда Плумера, позволило существенно сократить численность армии и
полиции.
В 1928 году начали появляться первые признаки изменений во всех вышеупомянутых
сферах:
количество
репатриантов
возросло;
еврейское
хозяйство
начало
восстанавливаться; прогресс в переговорах по поводу создания расширенного
Еврейского агентства (организации, предназначенной для финансового содействия
становлению еврейского национального очага в Палестине/Эрец-Исраэль) серьезно
насторожил арабов. В то же время был закончен грандиозный проект реставрации
мечети Эль-Акса, а также других строений на Храмовой горе. Проект явился
инициативой иерусалимского муфтия, который таким путем стремился закрепить свое
105
положение среди палестинских арабов и поднять свой авторитет в глазах мусульман
всего мира. Завершение этого проекта, а также желание Х.А. эль-Хусейни
воспрепятствовать заключению союза между оппозиционным кланом Нашашиби 90 и
частью представителей клана Хусейни, привели к возобновлению еврейскомусульманского конфликта, связанного с правом евреев молиться у Западной стены.
Этот конфликт, разгоревшийся с новой силой, привел, в итоге, к вооруженным
столкновениям в августе 1929 года. К этому можно добавить еще и то, что в 1928 году
лорда Плумера, опытного военного, окруженного ореолом славы (в прошлом –
правителя Мальты), сменил на посту Верховного комиссара Джон Ченслор, служащий
мандатной администрации, не обладавший каким бы то ни было военным или
административным опытом.
В Палестине/Эрец-Исраэль начиналась новая эпоха.
90
Клан Нашашиби победил своих конкурентов на выборах в муниципалитет Иерусалима в
1927 году, и их новый статус начал угрожать положению Хаджа Амина эль-Хусейни. См.: А.
Халамиш, «Иерусалим в период британского мандата» (Тель-Авив: Открытый университет
Израиля, 1998 // курс «Иерусалим в веках», часть десятая), стр. 76–80.
106
Скачать