- Официальный сайт группы Грассмейстер

advertisement
«ГрАссМейстер» и компания
Это самая необычная группа, самая нестандартная пресс-конференция,
самый феерический концерт и фантастически талантливые, безумно
обаятельные, а главное – просто очень хорошие люди. Очень хотелось бы
передать хотя бы отчасти впечатления, бурю эмоций от концерта и
общения с ними… Именно это я попыталась сделать всеми доступными
средствами.
Грассмейстера играют на огромном количестве инструментов, названия
некоторых из них простому слушателю ничего не говорят. Например, такого
экзотического инструмента, как добро (род гавайской гитары) в России вообще
всего четыре экземпляра, два из которых принадлежат, соответственно, Андрею
Шепелеву и Тимуру Ведерникову. Вообще каждый из гроссмейстеров –
человек-оркестр, можете себе представить, как они звучат в комплексе! А если к
ним присоединяются Дмитрий Малолетов и Андрей Козловский
(дружественные музыканты) или Михаил Махович и Олег Ивахненко (часть
первого состава) это становится аккустическим потрясением для любого
слушателя, независимо от его музыкальной квалификации!
"ГрАссМейстер" принципиально отличается от большинства групп различных
музыкальных направлений отсутствием единоличного лидерства. Каждый из
"мушкетерской четверки" музыкантов - Андрей Шепелев, Тимур Ведерников,
Алексей Плещунов и Евгений Билый - представляет собой самостоятельную
творческую личность. Поэтому музыка «ГрАссМейстера» столь многообразна
и никогда не замыкается в рамках одного стиля. Для «ГрАссМейстера»
совмещение разных, порой будто бы взаимоисключающих жанров и
направлений – дело не только привычное, но и любимое.
День рождения «ГрАссМейстер» и компания начали отмечать 24 февраля,
поскольку именно этот день считается официальным днем рождения группы.
Празднование растянулось надолго, поскольку у грассмейстеров много друзей
на просторах нашей родины. И поскольку не все они могут приехать к
«ГрАссМейстеру» на день рождения, «ГрАссМейстер» едет к ним сам.
Козловский: Чтобы хорошо сохраниться мы немало усилий приложили:
бросили пить, курить. Личную жизнь напрочь отменили. Выбросили всех
животных из квартиры… Спорт, аутотренинг. Кстати, алкоголь давно вышел из
моды у музыкантов. У всех абонементы в фитнес-клуб. Вообще ведем
здоровый и праведный образ жизни. Только привираем немного.
Малолетов: Некоторые думают, что музыканты выходят на сцену немытые,
небритые (прости, Андрюш)… На самом деле музыканты сейчас даже ботинки
чистят! Некоторые музыканты играют с запасом, а я – на пределе. У меня
каждый концерт – сюрприз. Играю и жду, что приготовила в этот раз судьба:
получится или не получится? Все висит на волоске. Поэтому, когда
спрашивают, сколько вы пьете перед концертом, я отвечаю: «Если я вчера хоть
сколько-нибудь выпью, я сегодня уже не сыграю». Кстати, когда ты находишься
на пределе физических и технических возможностей, в голову приходят новые
мысли. В первый раз я это заметил, когда у Аллегровой на концерте
выключился магнитофон с фонограммой, и она попросила меня «потянуть
время», я тянул время 20 минут, во Дворце спорта. И тогда я понял, что
одиночество стимулирует работу мозга!
Дмитрий Малолетов – единственный в этой компании, кто не был на
Грушинском. Он утверждает, что о Грушинском ему рассказывают всякие
чудеса, поэтому в этом году он обязательно приедет на Грушинский,
предварительно выучив несколько песен со словами. На концерте Малолетов
действительно запел, предупредив, что делать этого не умеет, зато поет громко,
а главное – долго!
- Малолетов сказал, что слышал от Вас много фантастических историй о
Грушинском. Чем Вы его так заинтриговали?
Андрей Шепелев: Об этом надо бы Тиму спросить. Я, наверное, не участвовал
в разговоре. Но могу предположить, что бы я мог сказать Дмитрию Малолетову
в данной ситуации. Во-первых, меня самого потряс Грушинский фестиваль,
когда я первый раз туда приехал где-то лет пять назад. Я до этого посетил много
разных фестивалей в разных странах, но масштабы Грушинского меня просто
потрясли. Я такого размаха не видел ни в одной стране мира. Наверное, был
такой знаменитый Вудсток, но мы все тогда были еще маленькими…
Задумайтесь, что заставляет людей уже на протяжении тридцати с лишним лет в
одно и то же время со всей страны съезжаться в одно место между Самарой и
Тольятти? Я не специалист в этих вопросах, но что-то магическое в этом есть!
Второе, что меня поразило на «Груше», это полное отсутствие агрессии,
доброжелательность и открытость, хотя невооруженным взглядом видно, что
Грушинский фестиваль собирает людей очень разных, далеко не только фанатов
авторской песни. Мы там встретили всех: от кришнаитов до панков. Так вот,
никакой агрессии! И это не потому, что там охрана хорошая, это какая-то
энергетика положительная. И конечно, если бы я эти вещи поведал Дмитрию
Малолетову, а он, к слову, очень впечатлительный человек, его бы это потрясло,
как и меня, хотя я далеко не такой впечатлительный.
Ведерников:Вообще, если честно, на Грушинский фестиваль разными путями,
но через наше посредство приехало немало людей. В свое время и Сереге
Трофимову было об этом поведано нами. Мы его уговорили поехать. Ваня
Смирнов тоже долгое время колебался.
- А в чем они собственно сомневались, что их останавливало?
- Сомневались в том же, в чем в свое время сомневались мы… Нас в свое время
Виталий Калашников года два убеждал, что нам надо сюда ехать.
- А что ж Вы так упирались-то?
Ведерников: Всему должно быть свое место и время…
Шевелев: Это все равно, что прийти в гости к незнакомому человеку. Тысячу
раз подумаешь, нужен ли ты там?
Ведерников: А давайте поговорим теперь про какой-нибудь другой фестиваль.
Про какой? Про какой я могу говорить? Конечно же про наш Вудсток – про
МАМАКАБО, который мы сейчас все вместе продвигаем. И он как-то очень
хорошо пошел! Я не знаю, есть ли еще такие фестивали, которые происходят
ежегодно в трех городах. Не одновременно, конечно, а каждый в свое время уже
три города по очереди становятся резиденциями нашего фестиваля. Он
проходит в Волжске (это республика Мариел) летом на открытом воздухе. В
нем будут участвовать лучшие музыканты России и, я надеюсь, зарубежья.
Второй город – Самара, конечно же! Это был первый город, в котором мы
устроили выездной фестиваль, и он так понравился, что теперь тоже проходит
здесь ежегодно (осенью). И вот недавно, на родине Андрея Козловского, в
Вологде, мы сделали такой фестиваль. Найти бы еще городов девять и каждый
месяц у нас будет фестиваль МАМАКАБО.
- МАМАКАБО – непонятное слово…
Козловский: Потихоньку приучим. Слово рок-н-ролл тоже сначала было
непонятно никому. А МАМАКАБО – это здрасьте!
Ведерников: А вчера я испытал культурный шок. Впервые я приехал в Самару
в 15 лет на Грушинский фестиваль. С тех пор прошло 16 лет. Но только вчера
впервые увидел Самару, впервые побывал в Старом городе. Мне безумно
понравилось. В частности – этот ваш Ленинградский проспект. Это ж как
московский Арбат, там такие красивые дома! Если идти там, где молодежь еще
не успела насорить бутылками и так далее, вообще такое ощущение, что это
какая-то Европа. Проходишь еще чуть-чуть – не, нормально, Родина!
- Вы такие феерические! Это имидж или Вы на самом деле такие?
- У нас никогда не было имиджмейкера, так что никто нам имидж не создавал.
Просто вот такие мы.
Анна Оспенникова
Скачать