Теория и практика квалификации преступлений (учебное пособие)

advertisement
Министерство образования и науки Российской Федерации
Псковский государственный университет
М.В.Геворкян
В.Л.Андреев
Теория и практика
квалификации преступлений
(учебное пособие)
Псков, 2015
2
УДК178096
ББК67408
Г276
Печатается по решению кафедры уголовного и уголовноисполнительного права Псковского государственного университета.
Геворкян М.В., Андреев В.Л. Теория и практика квалификации
преступления: Учебное пособие.- Псков:, 2015. - 76 с.
Пособие включает общие вопросы квалификации преступлений и
направлено на уяснение научных основ квалификации. Оно предназначено
для студентов юридических вузов, изучающих уголовно-правовые и
уголовно-процессуальные науки. Вместе с тем, оно будет полезным и для
правоприменителей – дознавателей, следователей, адвокатов, судей, а так же
граждан, интересующихся вопросами применения права.
Специальный курс «Теория и практика квалификации преступлений»
включают комплекс наиболее общих вопросов, ответы на которые призваны
снабдить будущего юриста исходными знаниями, методологией применения
уголовного закона к каждому конкретному случаю виновного совершения
лицом общественно опасного и уголовно наказуемого деяния.
Решению этой задачи подчинено преподавание в юридических вузах
страны специального уголовно-правового курса «Теория и практика
квалификации преступлений», а настоящее учебное пособие призвано внести
определенный вклад в его обеспечение теоретической литературой.
Пособие обсуждено и рекомендовано к изданию на заседании кафедры
уголовного и уголовно-исполнительного права юридического факультета
ПсковГУ (протокол № 4 от 02.12.2014г.).
Рецензенты:
С.В.Васильев, д.ю.н., профессор, декан юридического факультета
ПсковГУ,
Д.А.Никитин, к.ю.н., доцент, начальник кафедры уголовно-правовых
дисциплин Псковского филиала Академии ФСИН России.
ISBN978-5-93066-093-1
© Псковский государственный
университет , 2015
© М.В. Геворкян, 2015
© В.Л. Андреев, 2015
3
Содержание
Введение
4
1. Квалификация преступлений и ее значение
6
2. Виды квалификации преступления
12
3. Толкование уголовного закона
14
4. Понятие и этапы процесса квалификации преступления
16
5. Уголовный закон как основа квалификации преступлений
24
6. Состав преступления и квалификация преступлений
28
6.1. Квалификация по объекту преступления
30
6.2. Квалификация по объективной стороне преступления
32
6.3. Квалификация по субъективной стороне преступления
36
6.4. Квалификация по субъекту преступления
38
7. Квалификация преступлений и их разграничение
39
8. Специальные вопросы квалификации преступлений
41
8.1. Квалификация преступлений при конкуренции уголовно-правовых
норм
41
8.2. Квалификация неоконченного преступления
45
8.3. Квалификация преступления при добровольном отказе
48
8.4. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии
51
8.5. Квалификация при множественности преступлений
54
9. Квалификация отдельных видов преступлений
61
9.1. Квалификация убийства и причинения вреда здоровью
61
9.2. Квалификация преступлений против собственности
67
10. Нормативные акты и рекомендуемая литература к изучению спецкурса
«Теория и практика квалификации преступлений»
75
4
Введение
Включение в учебный план специальности «Юриспруденция»
спецкурса «Теория и практика квалификации преступлений»
обусловлено, прежде всего, проблемами, возникающими в
практической деятельности правоохранительных органов, а так же
отсутствием у студентов достаточных практических навыков
правовой оценки общественно опасного деяния в процессе анализа
и сопоставления примеров из практики.
Отсутствие обобщенных исследований по вопросам квалификации
преступлений отрицательно сказывается на судебной, следственной
и прокурорской деятельности. Оно ведет к разнобою в
квалификации сходных по своей юридической конституции
преступлений, а подчас может привести и к нарушению
законности.
Разобщенность и противоречивость отдельных советов и
рекомендаций о квалификации, содержащихся в различных
учебниках и комментариях, а также трудность усвоения их в виде
разрозненных
положений
не
способствует
правильному
применению закона.
Понятие «квалификация преступлений» тесно связано с
вопросами применения нормы права, оценки общественно опасного
деяния,
привлечением
к
уголовной
ответственности,
освобождением от уголовной ответственности и наказания,
решением вопросов избрания конкретного вида и размера
наказания и т.д.
Как показывает следственная и судебная практика, в среднем
около 50% ошибок непосредственно связано с неправильной
квалификацией, то есть с ошибочным применением норм
материального права (уголовного закона).
Неправильная
оценка
дознавателем,
следователем,
прокурором или судьей факта жизненной реальности может
вызвать применение к невиновному лицу
мер уголовного
наказания
или
уголовно-процессуального
принуждения,
характеризующихся
существенным
ограничением
свободы
личности.
Настоящий спецкурс изучается после освоения студентами
таких фундаментальных курсов, как «Уголовное право РФ»,
5
«Уголовный процесс», «Криминалистика», «Криминология» и т.п.
Это вызвано тем, что в спецкурсе исследуются вопросы оценки
факта реальности либо как общественно-опасного деяния, либо как
не являющегося таковым, с позиций применения материального и
процессуального права, других особенностей производства по
уголовному делу.
Спецкурс «Теория и практика квалификации преступлений»
содержит основы изучения общих начал квалификации
преступлений, как процесса, результата и деятельности.
Предмет спецкурса составляет изучение научных основ
квалификации преступлений.
Метод спецкурса, как совокупность средств и способов,
состоит в выявлении специфики особенностей объективных и
субъективных признаков
уголовно-правовых норм; анализе
судебной практики; исследовании наиболее типичных ошибок
применения норм права.
Значение спецкурса «Теория и практика квалификации
преступлений» состоит в оказании помощи студентам в
приобретении практических навыков процесса квалификации
преступлений, уяснении
научных основ квалификации
преступлений и анализе особенностей квалификации отдельных
категорий уголовных дел.
6
1. Квалификация преступлений и ее значение.
Квалификация преступлений – одно из важнейших понятий
науки уголовное право, широко применяемая в деятельности
органов юстиции.
Правильная квалификация преступления – важнейшее требование
законности. Она не вызывает больших трудностей в простых
случаях: достаточно знать закон и обладать здравым смыслом. Но
при более сложных обстоятельствах – конкуренции правовых норм,
множественности преступлений, изменении законодательства и т.д.
– найти верное решение относительно применения той или иной
правовой нормы бывает нелегко. Для этого необходимы достаточно
глубокие теоретические познания, подчас требуется сравнительный
анализ законодательства, а также судебной и следственной
практики.
Квалификация преступления есть
один
из
этапов
применения нормы права, состоящий в принятии решения и
закрепление этого решения в уголовно-процессуальном акте.
Понятие квалификации можно существенно уточнить, если
правильно определить ее место в процессе применения правовой
нормы.
Применение нормы права есть одна из форм ее реализации в
жизни. «Под применением нормы права принято понимать
совокупность действий, которые заключаются в рассмотрении
конкретных дел, в принятии по ним решений и издании
соответствующих актов, оформляющих реализацию правовых норм
в отношении конкретных субъектов».
С точки зрения общей теории права, понятие применения
нормы права включает:
а) анализ фактических обстоятельств дела;
б) выбор (отыскание) соответствующей нормы;
в) удостоверение в правильности (подлинности) текста
юридического источника, содержащего нужную норму, и
установление его силы;
г) уяснение смысла и содержания нормы;
д) толкование нормы;
е) принятие решения и издания акта, закрепляющего это
решение.
Квалификация преступления является только частью процесса
7
применения юридической нормы. Нельзя поэтому признать вполне
точным утверждение, что «процесс квалификации преступления
есть применение закона к конкретному жизненному случаю. Это
определение охватывает и квалификацию, и толкование закона, и
даже
последующую
деятельность
исправительно-трудовых
учреждений, ведающих исполнением приговора.
Квалификация преступления охватывает лишь ту часть
процесса применения нормы права, которая заключается в выборе
юридической нормы и закрепление этого выбора в решении по
делу.
Квалификация преступления ближе всего стоит к последней
стадии процесса применения нормы права: принятию решения и
изданию акта, закрепляющего это решение.
Таким образом, квалификация преступления есть лишь один
из этапов применения нормы права, состоящий в решении о том,
какая именно юридическая норма предусматривает совершенное
преступление, и в закреплении этого решения в правовом акте
судебного органа.
Во всех стадиях уголовного процесса производится
квалификация содеянного. Как следователь, так и суд реализует
при этом все этапы применения норм права, выяснение смысла
закона, выявление обстоятельств дела, толкование нормы и
подведения под нее данный конкретный случай.
В соответствии со ст. 8 УК РФ единственным основанием
уголовной ответственности является совершение деяния,
содержащего
все
признаки
состава
преступления,
предусмотренного Кодексом. Это означает, что лицо может быть
признано виновным в совершении преступления и нести уголовную
ответственность только в том случае, если совершенное им деяние
прямо предусмотрено, по крайней мере, одной из норм Особенной
части УК РФ. Совершение лицом преступление, таким образом,
должно быть правильно квалифицировано.
Термин квалификация происходит от латинского слова
Qualis - определение качества чего-либо, оценка чего-либо.
Квалифицировать – значит относить некоторые явления по его
качествам, свойствам к какому либо разряду,
виду,
категории.
Квалифицировать преступление – значит дать ему
юридическую оценку, указать
соответствующую
уголовно-
8
правовую норму, содержащую признаки этого преступления.
Квалификация преступлений в уголовном праве – точная
уголовно-правовая оценка конкретного общественно опасного
деяния. Она заключается в установлении точного соответствия
между признаками совершенного общественно опасного деяния и
признаками, предусмотренными в нормах уголовного закона.
По нашему мнению, наиболее точное определение понятия
«квалификация преступлений» предложено А.А. Герцензоном в
самой первой работе советского уголовного права, посвященной
квалификации преступлений: «Квалификация преступлений
состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния
признакам того или иного состава преступления, предусмотренного
уголовным законом»1.
В.Н. Кудрявцев предлагает следующее определение
квалификации преступлений: «установление и юридическое
закрепление
точного
соответствия
между
признаками
совершенного
деяния
признакам
состава
преступления,
предусмотренного уголовно-правовой нормой».2
Л.Д. Гаухман понимает под квалификацией преступления
«установление и юридическое закрепление точного соответствия
между фактическими признаками совершенного деяния и
признаками состава преступления, предусмотренного уголовным
законом и (или) иными нормативными правовыми актами, ссылки
на которые содержатся в бланкетных диспозициях статей
Особенной части УК РФ».3 В данном определении автор расширяет
границы эталона, с которым происходит сопоставление
обстоятельств совершенного деяния, за счет включения в него
признаков состава, предусмотренных «иными нормативными
правовыми актами», в случае бланкетной диспозиции статей УК
РФ. Однако, представляется, что положения нормативно-правовых
актов, не уголовно-правового характера, не составляют признаков
состава бланкетных норм уголовного закона, а лишь раскрывают их
содержание, поскольку лишь Уголовный кодекс РФ, формулирует
уголовно-правовые запреты и описывает те или иные деяния в
качестве преступных.
1
Герцензон А.А.Квалификация преступлений. М.,1947
Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений – 2 изд.- М., «Юристъ»,1999
3
Гаухман Л.Д. Квалификации преступлений: закон, теория, практика. – 2-е изд., перераб. и доп. - М.:
ЮрИнфор, 2003. – С. 18
2
9
Более точно понятие квалификации преступления предложено
А.И. Рарогом, предлагающий под квалификацией преступления
считать «установление и фиксацию в процессуальной форме
тождества
юридически
значимых
признаков
реального
преступления признакам состава преступления этого вида,
закрепленным в норме Уголовного кодекса».4
В уголовном праве под квалификацией преступлений
понимается установление и юридическое (процессуальное)
закрепление точного соответствия (тождества) между признаками
совершенного деяния и признаками состава преступления,
предусмотренного уголовно-правовой нормой. Иными словами,
квалификация означает выбор такой уголовно-правовой нормы,
которая в полной мере охватывает общественно опасное деяние,
совершенное конкретным лицом. Квалификация преступлений —
мыслительный логический процесс, осуществляемый по законам и
методами формальной логики. К числу приёмов квалификации как
мыслительного процесса относятся дедукция, индукция, анализ,
синтез и т. д. Квалификация преступления является первым
этапом применения норм уголовного закона при расследовании
конкретного преступления.
Таким образом, квалификация преступления – это уголовноправовая оценка фактических обстоятельств содеянного.
Квалификация состоит в принятии решения о том, какая именно
уголовно-правовая
норма
предусматривает
совершенное
преступление, и закрепление этого решения в уголовнопроцессуальном акте.
Значение квалификации преступлении.
Правильная квалификация преступлений – непременное
требование, которому должны следовать лицо, производящее
дознание, следователь, прокурор и суд.
Она является необходимой предпосылкой индивидуализации
уголовной ответственности и назначения справедливого уголовного
наказания.
Только с учетом правильной уголовно-правовой оценки
совершаемых общественно опасных деяний может сложиться
точное представление о состоянии и структуре преступности в
стране или отдельном регионе в тот или иной период времени. Это
Рарог А.И. Квалификация преступлений / Есаков Г.А., Рарог А.И., Чучаев А.И. Настольная книга судьи по
уголовным делам / отв. ред. А.И. Рарог. – М.: ТК Велби, изд-во «Проспект», 2007. – С. 15
4
10
имеет решающее значение в выработке уголовно-политических мер
борьбы с преступностью, как на общефедеральном уровне, так и в
рамках субъектов Федерации.
Квалификация преступления — один из ответственейших
моментов в деятельности правоприменительных органов. В связи с
этим уголовно-процессуальный закон наделяет правоприменителя
самыми широкими полномочиями в принятии им решения о
квалификации преступления. Это же обусловливает и полную
ответственность соответствующего правоприменителя за принятое
им по делу решение, выразившееся в квалификации преступления.
Именно квалификация является официальным признанием
наличия
юридического
факта
(события
преступления),
порождающего охранительное уголовно-правовое отношение, и ею,
следовательно, определяется содержание прав и обязанностей
субъектов этого отношения.
Эти права и обязанности вытекают из той уголовно-правовой
нормы (или норм), в соответствии с которой квалифицируется
преступление. Такое признание означает, что государство в лице
суда (с помощью прокурорско-следственных органов, а также
органов дознания) вправе подвергнуть соответствующее лицо
(совершившее
преступление)
специфическим
мерам
государственного принуждения, в конечном счете — уголовному
наказанию.
Такому
праву
корреспондирует
обязанность
преступника подвергнуться указанным мерам.
Однако те же правоприменительные органы осуществляют
возникшее у них при этом право в сочетании с их обязанностями
привлекать лицо, совершившее преступление, к уголовной
ответственности в соответствии с определенной формой вины
(нельзя, например, привлекать к ответственности за умышленное
преступление, если деяние совершено по неосторожности),
основываясь на том, как уголовный закон формулирует объект и
объективную сторону этого преступления и какую дает
характеристику субъекту и субъективной стороне этого
преступления.
По отношению к самому преступнику эти обязанности
правоприменительных органов являются его субъективным правом.
И все это определяется формулировкой обвинения, основанной на
квалификации
преступления,
выступающей
правовым
обоснованием уголовной ответственности преступника.
11
Следует отметить, что квалификация, отграничивающая
преступное поведение от непреступного, стоит и на страже прав и
законных интересов лиц, не совершивших преступного деяния.
Значение
правильной
квалификации
преступлений
исключительно велико. Она обеспечивает соблюдение принципов
законности, вины, справедливости и гуманизма, гарантирует
действительное достижение равенства перед законом.
Правильная квалификация преступлений является основанием
для отрицательной оценки государством совершенного деяния как
преступления с учетом его тяжести и степени общественной
опасности и, таким образом, является важной предпосылкой
назначения законного и справедливого наказания.
Правильная квалификация преступления предопределяет
верное отнесение его к одной из четырех категорий: небольшой
тяжести, средней тяжести, тяжкому или особо тяжкому (ст. 15 УК
РФ). С вопросом об отнесении преступления к той или иной
категории связано решение очень многих вопросов уголовного
права, таких как освобождение, от уголовной ответственности и
наказания, дифференциация условий отбывания лишения свободы,
сроки погашения судимости и др.
Правильная квалификация преступлений обусловливает
процессуальный
порядок
расследования
преступлений,
предусмотренный
уголовно-процессуальным
законом,
о
подследственности, подсудности, процессуальных сроках, видах
мер пресечения.
Правильная квалификация преступлений имеет также важное
криминологическое значение. Она позволяет правильно отразить в
статистической отчетности состояние, структуру и динамику
преступности, что, в свою очередь, позволяет сделать
обоснованные прогнозы, планировать и осуществлять меры по
пресечению и предупреждению преступлений.
Неправильная же квалификация может дать искаженную
картину состояния и динамики преступности, что повлечет ошибки
в планировании профилактической работы.
Квалификация преступления имеет значение и для
правотворчества, так как успехи или трудности в квалификации
показывают
законодателю
степень
правоприменительной
эффективности тех или иных уголовно-правовых норм и могут
12
стать основанием для внесения в них соответствующих изменений
и дополнений.
2. Виды квалификации преступления.
В науке уголовного права в зависимости от разных критериев
выделяют различные виды квалификации преступлений. Так, в
зависимости от субъекта, производящего квалификацию,
различают два вида квалификации преступлений:
а) официальная (легальная)
б) неофициальная (доктринальная).
Официальная (легальная) квалификация – это уголовноправовая квалификация преступления, осуществляемая по
конкретному
уголовному
делу
лицами,
специально
уполномоченными на это государством: работниками органов
дознания, следователями, прокурорами и судьями.
Признаки официальной квалификации:
1) носит правовой характер, связь с оценкой;
2) порождает определенные правовые последствия;
3)
относится
к
конкретному
уголовному
делу.
Неофициальная квалификация – правовая оценка
преступного деяния, даваемая научными работниками, авторами
монографий,
научных
статьей,
учебников,
студентами,
изучающими те или иные конкретные уголовные дела и т.д.
Признаки неофициальной квалификации:
1)не порождает прав и обязанностей;
2)осуществляется неограниченным кругом лиц;
3)отражает передовые мысли, взгляды, имеет важное значение
при изучении права;
4)способствует формированию общественного мнения.
Только официальная квалификация имеет юридическую силу и
влечет конкретные юридические последствия.
Доктринальная квалификация лишь выражает мнение ученых и
других лиц по вопросам квалификации преступлений, она не имеет
процессуального оформления и не влечет юридических
последствий.
В
литературе
выделяется
также
полуофициальная
квалификация, которая дается Пленумом Верховного Суда РФ в
постановлениях
по
практике
применения
уголовного
13
законодательства по определенным категориям дел.
Однако в разъяснениях, даваемых Пленумом Верховного Суда
РФ,
приводятся
научно-практические
рекомендации
по
применению закона ко всем случаям совершения преступлений
подобного вида, но не о квалификации конкретного преступления.
Следует отметить, что Постановления Пленума Верховного Суда
РФ
характеризуется
двумя
признаками
официальной
квалификации, хотя и иным по содержанию.
Во-первых, разъяснения, излагаемые в этих постановлениях
даются судьями, т.е. лицами, специально уполномоченными
осуществлять квалификацию преступлений, и, во-вторых,
закрепляются в процессуальном документе (постановление).
Такой квалификации преступлений не свойствен только один
признак официальной квалификации преступления – она касается
не конкретного уголовного дела, а распространяется на целую –
более или менее значительную категорию уголовных дел.
Не будучи источником прецедентного права, которого в
России нет, и не имея характера обязательного предписания
нижестоящим судам, такие публикации имеют огромное значение
для правильного и единообразного применения уголовного закона в
наиболее сложных случаях.
Процесс квалификации обычно завершается выводом о том,
какое именно преступление совершено лицом в данном случае и
какой уголовно-правовой нормой (статьей УК) оно охватывается.
Однако квалификация может завершиться констатацией того, что
содеянное не содержит признаков состава преступления, т. е. не
является преступлением (например, образует правомерную
необходимую оборону - ст. 37 УК РФ, представляет собой
действие,
формально
содержащее
признаки
какого-либо
предусмотренного законом деяния, но в силу малозначительности
не представляющего общественной опасности (ч.2 ст.14УК РФ).
Вывод может состоять в том, что в содеянном содержатся признаки
приготовления к преступлению небольшой или средней тяжести,
которые в силу ч. 2 ст. 30 УК не влекут уголовной ответственности,
или же о том, что содеянное представляет собой покушение на
преступление, от которого лицо добровольно отказалось и в связи с
этим не подлежит уголовной ответственности (ст. 31 УК).
В связи с изложенным в литературе высказано мнение о том,
что правомерно говорить о квалификации в широком смысле, т. е.
14
об уголовно-правовой оценке деяния до установления его
преступного характера, и о квалификации в узком смысле, т.е. о
квалификации деяния именно как преступления.
3.Толкование уголовного закона
Квалификация преступлений тесно связана с процессом
уяснения как смысла правовой нормы, так и содержания,
вложенного законодателем при ее принятии.
Толкование - уяснение содержания закона в целях применения
его в точном соответствии с волей законодателя.
Толкование подразделяется на виды в зависимости от:
а) субъекта толкования
б) от приемов толкования
в) объема толкования.
В зависимости от субъекта, разъясняющего закон:
1)легальное
2)судебное
3)научное (доктринальное).
Легальное толкование - вид толкования производимый
органом государственной власти, уполномоченным на то законом.
Оно совпадает с аутентичным толкованием - то есть толкование
тем органом, который и принял закон.
На основании п.1 ст. 105 Конституции РФ правом принятия
законов обладает Государственная Дума.
Госдума обладает правом толкования принятых ею законов, в том
числе и УК РФ. Даваемые при этом разъяснения обязательны для
всех граждан, должностных лиц и органов государства.
Судебное (казуальное) толкование - даваемое судом при
применении нормы права по конкретному делу. Постановления
Пленума Верховного Суда относятся к особому виду судебного
толкования( по категориям дел).
Научное или доктринальное толкование - даваемое
научными учреждениями, учеными юристами, практическими
работниками правоохранительных органов. Факты этого вида
толкования можно найти в учебных пособиях, статьях,
монографиях по уголовному праву.
По приемам толкования различают: грамматическое
(филологическое), систематическое и историческое.
1. Грамматическое - предполагает разъяснение его текста с
15
помощью правил грамматики, синтаксиса и этимологии значения
смысла
отдельных терминов, слов, понятий, которые
употребляются в уголовном законе
2.Систематическое – сопоставление уголовного закона с другими
законами, определение места УЗ в системе действующего
законодательства, отграничение от других близких по содержанию
законов. Например, при квалификации действий виновного при
причинении смерти, исследуются несколько правовых норм,
относящихся к причинению смерти (ст. ст. 105-109 УК).
3. Историческое – уяснение социально- экономической и
политической обстановки в стране, обстоятельств и причин,
обусловивших принятие данного уголовного закона.
Толкование закона по объему может быть
а) буквальным
б) ограничительным
в) распространительным.
Буквальное толкование – толкование в точном соответствии
с текстом закона, при этом происходит совпадение содержания и
смысла правовой нормы с ее словесным выражением.
Ограничительное – применение закона к более узкому кругу
лиц или случаев, нежели чем это вытекает из смысла буквального
текста закона.
Например, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1
февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения
законодательства, регламентирующего особенности уголовной
ответственности и наказания несовершеннолетних» указывает,
что по ст. ст. 150- 151 УК РФ с учетом специфики этих
преступлений могут нести уголовную ответственность лица,
достигшие 18 лет, тогда как по общему правилу таким возрастом
является 16 лет.5
Распространительное – (расширительное) придание закона
более широкого смысла и применение его к более широкому кругу
случаев, нежели чем это вытекает из его буквального текста.
Например, в примечании к ст. 228 УК РФ указаны два
обязательных основания для освобождения лица от уголовной
ответственности (выдача наркотических средств или психотропных
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения
законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания
несовершеннолетних»// БВС РФ. 2011 .№2 С.3
5
16
веществ и активное способствование раскрытию преступления…).
Вместе с этим, постановление Пленума Верховного суда РФ
предлагает применять данное примечание и в том случае, если у
лица отсутствует предмет данного преступления, однако оно
способствует раскрытию преступления.
Отметим, что распространительное толкование внешне сходно
с применением аналогией, поэтому следует отличать эти правовые
дефиниции, так как в уголовном законодательстве в ч. 2 ст. 3 УК
РФ установлен запрет применения уголовного закона по аналогии.
Распространительное толкование распространяется на случаи,
которые вытекают из данной нормы закона, находятся в пределах
границ его действия. Аналогия применения закона же означает
применение определенной нормы к случаю не предусмотренному
законом, хотя и внешне сходному по характеру и степени
общественной опасности.
4. Понятие и этапы процесса квалификации
преступления
Квалификация - не только результат определенной
деятельности, но и процесс, во время которого сопоставляются
обстоятельства конкретного деяния и признаки юридической
нормы, уточняются отдельные положения закона, устанавливаются
новые факты, изменяются версии и намечается путь дальнейшего
исследования.
Мыслительная
логическая
деятельность
правоприменителя, квалифицирующего преступление, на пути к
решению конечной задачи (цели) проходит несколько этапов,
совокупность которых называется процессом квалификации.
Квалификация преступлений осуществляется в несколько
этапов. К ним относятся:
1.Установление
фактических
обстоятельств
дела
2.Установление конкретной нормы уголовного закона, которая
предусматривает ответственность за данное преступление.
3.Установление
конкретного
состава
преступления.
4.Закрепление результатов квалификации преступления в
процессуальном акте.
Первый этап в этом процессе заключается в выделении из
всего многообразия фактических обстоятельств, установленных по
уголовному делу, тех, которые имеют уголовно-правовое значение,
и их систематизации.
17
На этом этапе следователь и дознаватель сталкиваются с
конкретным деянием при осмотре места происшествия, которое
дает основание полагать, что совершено преступление. Задача
следователя сводится к установлению фактических обстоятельств
дела и их упорядочению. Наличие фактических оснований, т.е.
достаточных данных о том, что определенное деяние, содержащее
признаки состава преступления, действительно совершилось,
является одним из непременных условий возбуждения уголовного
дела. В соответствии со ст. 108 УПК РФ дело может быть
возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные
данные, указывающие на признаки преступления. При
недостаточности таких данных ст. 109 УПК РФ дает право
правоохранительным органам собирать дополнительные сведения
(истребовать документы, получить объяснение, при необходимости
назначить дополнительную экспертизу и т.п.). Поэтому важной
составной частью деятельности по возбужденному уголовному
делу является доказывание в определенных пределах, объеме и
форме отдельных фактических обстоятельств дела, связанных с
составом преступления. Например, на шоссе обнаружен труп с
признаками автонаезда. При осмотре места происшествия у
следователя
(дознавателя)
могут
возникнуть
несколько
предположений (версий) и о квалификации содеянного. Здесь
может иметь место и случай умышленного убийства с
последующей имитацией автонаезда, и террористический акт, и
самоубийство, и преступление, предусмотренное ст. 264 УК РФ. Из
всех данных и сведений, полученных следователем, ему
необходимо отобрать лишь юридически значимые признаки, т.е.
такие, которые имеют значение для квалификации деяния.
На этом этапе следователь отбирает и упорядочивает
фактические обстоятельства дела, которые имеют значение для
квалификации. Здесь осуществляется классификация признаков,
свойственных любому составу преступления по системе: объект,
объективная сторона, субъективная сторона, субъект. Следователь
устанавливает особенности деяния: способ действия, отыскивает
субъект деяния, выясняет цели и мотивы деяния, определяет
характер последствий и т.д. В приводимом нами примере характер
последствий очевиден.
На втором этапе следователь выявляет все возможные
законодательные конструкции, которые в той или иной мере могут
18
соответствовать фактическим обстоятельствам дела. Последнее
дает возможность следователю с учетом отработанных версий и
объективно проверенных данных приблизиться к той уголовноправовой норме, под которую подпадает конкретный преступный
акт.
На третьем этапе следователь выявляет группу смежных
составов преступлений, которые соответствуют фактическим
признакам, установленным по материалам дела.
Сопоставление фактических обстоятельств дела и уголовноправовой нормы осуществляется по методике, проверенной
многолетней судебной и прокурорско-следственной практикой.
Суть ее заключается в сопоставлении фактических данных с
уголовно-правовой нормой по всем элементам состава
преступления. По общему правилу процесс квалификации
преступления обычно начинается с установления объекта и
объективной
стороны
преступления,
а
заканчивается
установлением субъекта и субъективной стороны.
При этом квалификация преступления может быть признана
правильной лишь тогда, когда все без исключения обстоятельства,
связанные со всеми элементами преступления, имеются в наличии
и точно соответствуют признакам того или иного состава
преступления, предусмотренного уголовным законом.
Второй
этап
процесса
квалификации
преступления
заключается в определении всех возможных конструкций составов
преступления, которые можно и нужно "примерить" к фактическим
обстоятельствам дела, установленным на данный момент
производства по нему. В результате этой деятельности круг
правовых норм сужается, по крайней мере, в пределах раздела,
главы УК, отражающих родовой или видовой объекты
преступлений, когда можно сказать: это - преступление против
личности (собственности, порядка управления и т.д.).
Третий
этап
процесса квалификации
преступления
заключается в выявлении группы всех смежных составов, которые
могут иметь отношение к данному случаю. В приведенном выше
примере это будут составы преступлений, описанные в
диспозициях ст. 105, 110, 264 УК РФ.
Четвертый, заключительный этап процесса квалификации
преступления - выбор одного состава, который соответствует
содеянному по всем объективным и субъективным признакам.
19
Наряду с таким пониманием процесса квалификации
преступлений существует и другое, когда этапы такого процесса
ассоциируются со стадиями уголовного судопроизводства, которые
это дело проходит. Такое понимание тоже практически ценно; оно
пополняет знания по данной теме за счет взглядов с позиции
уголовно-процессуального права и теории уголовного процесса.
Уголовное судопроизводство, если говорить предельно
кратко,
представляет
собой
урегулированную
уголовнопроцессуальным законом деятельность органов дознания,
предварительного следствия, прокуратуры и суда по возбуждению,
расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел и
состоит из относительно обособленных стадий, каждая из которых
характеризуется собственными задачами, вытекающими из общего
назначения уголовного судопроизводства, собственным кругом
участников правоотношений, спецификой их содержания и
спецификой уголовно-процессуальных актов (документов), в
которых подводится итог уголовно-процессуальной деятельности в
каждой стадии.
Разумеется, квалификация осуществляется на всех стадиях
уголовного процесса. Однако на стадиях возбуждения уголовного
дела, предварительного расследования эта деятельность имеет
специфические характеристики, хотя в основном и соответствует
общим сложившимся правилам. Именно на этих стадиях
материальные уголовно-правовые отношения очень тесно
переплетаются с процессуальными, их органичная связь
прослеживается, прежде всего, в квалификационной деятельности
дознавателей и следователей. Здесь речь идет не только о
включении квалификации в текст того или иного процессуального
акта, но и об основаниях, а также порядке и объеме такого
закрепления.
Квалификация преступления, доказывание и установление
объективной истины по делу органично связаны между собой,
неразрывны.
Принято различать стадии:
1) возбуждения уголовного дела;
2) предварительного расследования;
3) назначения судебного заседания;
4) судебного разбирательства;
5) производства по уголовному делу в суде второй
20
(апелляционной или кассационной) инстанции;
6) исполнения приговора;
7) надзорного производства по уголовному делу;
8) производства по уголовному делу ввиду новых и вновь
открывшихся обстоятельств.
Квалификация преступлений не осуществляется только в
стадии исполнения приговора.
С момента получения сообщения о преступлении, а также на
стадии возбуждения уголовного дела осуществляется начальная
квалификация преступления.
Она может подвергаться существенным изменениям на его
последующих стадиях, но без такой первоначальной квалификации
уголовное дело (например, просто о смерти человека, о пожаре, и
т.д.) возбуждено быть не может.
В последующем при привлечении лица в качестве
обвиняемого квалификация преступления, инкриминируемого
данному лицу, приобретает более точный и устойчивый характер;
уголовно-процессуальный закон (п.5 ч.2 ст.171 УПК) требует,
чтобы в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого
были указаны пункт, часть, статья УК, предусматривающие
ответственность за данное преступление.
Но и эта квалификация не является окончательной в
досудебном производстве по уголовному делу: если в ходе
предварительного следствия появятся основания для изменения
предъявленного обвинения, то следователь обязан вынести новое
постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и вновь
предъявить его ст.175 УПК).
В
итоговом
уголовно-процессуальном
документе
предварительного расследования (обвинительном заключении,
обвинительном акте, постановлении о прекращении уголовного
дела или уголовного преследования по нереабилитирующему
основанию, например, вследствие истечения сроков давности
привлечения к уголовной ответственности, вследствие акта
амнистии и др.) обязательно должна содержаться формулировка
предъявленного обвинения с указанием пункта, части и статьи УК,
предусматривающих ответственность за данное преступление (п.4
ч.1ст.220 УПК). Такая квалификация является не окончательной.
Квалификация инкриминируемого преступления может быть
изменена стороной обвинения и в стадии назначения судебного
21
заседания, т.е. по результатам предварительного слушания по
уголовному делу, и в стадии судебного разбирательства.
Процесс квалификации инкриминируемого преступления
находит свое логическое завершение в обвинительном приговоре:
"каждый обвиняемый в совершении преступления считается
невиновным, пока его виновность не будет доказана в
предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в
законную силу приговором суда" (ст.49 Конституции РФ).
Также и эта квалификация может подвергнуться сомнению со
стороны судов апелляционной, кассационной, надзорных
инстанций.
В зависимости от конкретной ситуации, которые все
предусмотрены УПК, вышестоящие судебные инстанции или сами
изменяют квалификацию преступления, содержащуюся в
приговоре, или же уголовное дело направляется на новое
рассмотрение, в том числе и с перспективой новой квалификации
преступления в новом приговоре суда.
Таким образом, процесс квалификации преступления по
стадиям уголовного судопроизводства сложен настолько,
насколько сложна судьба уголовного дела об этом преступлении.
Процесс квалификации преступления заканчивается тем или
иным уголовно-процессуальным документом (постановлением
дознавателя, следователя, обвинительным актом органа дознания
или обвинительным заключением следователя, судебным
приговором, определением или постановлением), в котором
закрепляется обнаруженное правоприменителем соответствие
признаков совершенного деяния строго определенной норме или
нормам Особенной части УК, а при совершении преступления в
соучастии или неоконченного преступления - и норме или нормам
Общей части УК.
При квалификации преступления в следственных и судебных
уголовно-процессуальных актах принято ссылаться только на
нормы Особенной части УК. Исключение составляют лишь ст.30
УК, посвященная стадиям преступления, и ст.33 УК, посвященная
видам соучастия. Однако сказанное не означает, что другие нормы
Общей части в квалификации преступлений «не участвуют», хотя
бы, потому что само понятие преступления сформулировано в
Общей части УК (ст.14 УК).
22
В этой связи существует теоретическая конструкция, согласно
которой «уголовно-правовая оценка содеянного слагается из двух
компонентов: 1) отграничения преступного от непреступного и 2)
квалификации преступления». Развивая эту мысль, можно
заметить, что еще раньше, до вопроса о том, является ли данное
деяние преступлением, правоприменитель в некоторых, особых,
случаях ставит перед собой вопрос, является ли оно вообще
правонарушением и не относится ли просто к аморальным
проступкам, или вообще не порицаемо. В этом отношении
уголовно-правовая квалификация является частным случаем общей
юридической квалификации.
При исследовании деяний небольшой тяжести неизбежно
обращение к ч. 2 ст.14 УК, согласно которой не является
преступлением действие (бездействие), хотя формально и
содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК,
но в силу малозначительности не представляющее общественной
опасности.
Окончательная
квалификация
деяния
по
соответствующей статье Особенной части УК имеет смысл лишь
при условии, что оно подпадает под вышеуказанное правило
Общей части УК, однако результаты такого сопоставления в
уголовно-процессуальных актах не отражаются; сам факт
последующей квалификации по соответствующей статье
Особенной части УК означает, что этот результат отрицателен.
Анализ норм Общей части УК приобретает решающее
значение для ответа на вопрос, является ли исследуемое деяние,
формально содержащее признаки определенного преступления,
общественно опасным и не имеется ли обстоятельств,
исключающих преступность деяния: необходимая оборона (ст.37
УК), причинение вреда при задержании лица, совершившего
преступление (ст.38 УК), крайняя необходимость (ст.39 УК),
физическое
или
психическое
принуждение
(ст.40УК),
обоснованный риск (ст.41 УК), исполнение приказа или
распоряжения (ст.42 УК).
Спорным
представляется
мнение
о
том,
будто
правоприменитель (орган дознания, следователь, прокурор, суд),
принимая по итогам уголовного судопроизводства по конкретному
делу решение об освобождении лица от уголовной ответственности
по основаниям, предусмотренным ч.2 ст.31УК (добровольный отказ
от преступления), ч.1 ст.75 УК (деятельное раскаяние), ст.76 УК
23
(примирение с потерпевшим), ст. 76.1 УК (по делам о
преступлениях сфере экономической деятельности) и ст. 92 УК
(применение к несовершеннолетнему принудительных мер
воспитательного характера), должен ссылаться на перечисленные
статьи УК. Содержание этих уголовно-правовых норм
воспроизводится в уголовно-процессуальном законе в виде
конкретных оснований прекращения уголовного преследования:
добровольный отказ от преступления означает отсутствие состава
преступления и влечет прекращение уголовного преследования по
одноименному
реабилитирующему
основанию,
прямо
предусмотренному п. 2 ч.1 ст. 24 УПК, с обоснованием факта
добровольного отказа в описательной части постановления
следователя о прекращении уголовного преследования; деятельное
раскаяние прямо предусмотрено в качестве основания прекращения
уголовного преследования отдельной ст.28 УПК, в которой уже
содержится ссылка на ст. 75 УК; примирение сторон также
предусмотрено уголовно-процессуальным законом в виде
основания прекращения уголовного преследования (ст.25 УПК) со
ссылкой на ст. 76 УК; то же можно сказать и о применении к
несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного
характера: прекращение уголовного дела со ссылкой на ст.90 УК
прямо предусмотрено ст. 431 УПК.
Другое дело, когда виновный освобождается на основании
законоположений, сформулированных в виде примечаний к
некоторым статьям Особенной части УК, например, к ст. 275 УК, в
силу примечания к которой лицо, совершившее государственную
измену, освобождается от уголовной ответственности, если оно
добровольным и своевременным сообщением органам власти или
иным образом способствовало предотвращению дальнейшего
ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не
содержится иного состава преступления.
Прекращая уголовное преследование виновного в указанных
преступлениях на основании примечаний к названным статьям,
орган дознания, следователь и суд не имеют возможности сослаться
на какую-либо норму, кроме самого примечания; уголовнопроцессуального аналога эти законоположения не имеют.
24
5. Уголовный
преступлений
закон
как
основа
квалификации
Важнейшая основа квалификации преступлений – уголовный
закон, который содержит исчерпывающий перечень деяний,
именуемых преступлениями.
Этот перечень не подлежит расширению, не иначе как в
установленном законом порядке.
На основании ст. 1 УК РФ «Уголовное законодательство РФ
состоит из настоящего Кодекса (УК РФ). Новые законы,
предусматривающие уголовную ответственность, подлежат
включению в настоящий кодекс».
Уголовный закон должен быть вступившим в силу и не
отмененным на момент совершения анализируемого деяния.
Применение уголовного закона по аналогии не допускается (ст.
3 УК РФ).
Изменять и дополнять уголовный закон вправе лишь высший
орган государственной власти. Такими правами не наделены
судебные органы.
Пробел
в
законе
может
быть
устранен
только
законодательным путем. Но применение уголовного закона
допускает также и толкование, т. е. уяснение и разъяснение его
содержания и смысла.
Уголовный закон, как было отмечено, есть единственный
источник сведений о содержании того или иного состава
преступления и его признаков.
Основанием законодательного определения любого состава
преступления является диспозиция статьи Особенной части УК, где
даются указания законодателя и на объект, и на объективную
сторону, и на субъект, и на субъективную сторону
соответствующего преступления.
При этом необходимо учитывать и предписания статей Общей
части УК, определяющих, например, возраст уголовной
ответственности за совершение того либо иного преступления,
содержание умысла и неосторожности, понятие невменяемости,
исключающей уголовную ответственность. Без учета этих и многих
других признаков, предусмотренных нормами Общей части УК,
нельзя решить вопрос о наличии в деянии лица состава
определенного
преступления,
т.е.
нельзя
правильно
квалифицировать совершенное лицом общественно опасное деяние
25
(нормы Общей части УК предусматривают также особенности
уголовной ответственности за предварительную и совместную
преступную деятельность).
Разумеется, что законодатель не всегда может дать
исчерпывающее описание всех признаков состава преступления.
Язык закона отличается лаконизмом, способностью охватить
соответствующей формулировкой повторяющиеся, типичные
ситуации. Одновременно уголовный закон — практически
единственный (с оговорками ст. 1 УК, касающимися норм
Конституции РФ и общепризнанных принципов и норм
международного права) источник уголовного права.
В связи с этим при квалификации преступления всегда
возникает очень важный вопрос: каким образом уяснить
действительную
волю
законодателя?
Каким
образом
конкретизировать букву закона применительно к ситуации
фактически совершенного деяния? Ответ зависит в первую очередь
от особенностей законодательного выражения соответствующих
уголовно-правовых предписаний.
Немаловажное значение могут иметь нормативные акты
других отраслей права, судебная практика, материалы
доктринального
толкования
уголовного
закона.
Однако
соотношение этих источников в раскрытии воли законодателя, их
роль в толковании уголовного закона и квалификации
преступлений
существенно
зависят
от
особенностей
формулирования уголовно-правовых запретов.
Например, ч. 1 ст. 105 УК определяет убийство как
«умышленное причинение смерти другому человеку». Уголовный
закон не дает расшифровки понятий начала жизни и ее конца
(наступления смерти), без чего невозможно установить, было ли в
действительности убийство. При этом данные о начале жизни
позволяют отграничить убийство от уголовно наказуемого аборта, а
данные о конце жизни помогают решить вопрос об уголовной
ответственности за оконченное убийство и отграничении его от
покушения на убийство.
Следует отметить, что юридическая (уголовно-правовая)
наука основывает свои выводы по этим вопросам на данных
медицинской науки, которые, естественно, не остаются раз и
навсегда неизменными. Таким образом, не являясь обязательным
по своей юридической природе, доктринальное толкование при
26
квалификации преступления во многих случаях является все же
необходимым.
В бланкетных диспозициях, которые для уяснения признаков
запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния
отсылают к нормативным актам других отраслей права,
первостепенное значение для установления всех компонентов
определенного состава преступления принадлежит нормативным
актам других отраслей права, к которым делается отсылка в
уголовном законе. Эти диспозиции представляют собой,
специфический способ формулирования уголовно-правовых
предписаний (техники уголовного закона) и являются наиболее
ярким свидетельством взаимосвязи уголовного права с другими
отраслями права.
Анализ
действующего
законодательства
позволяет
утверждать, что нет такой отрасли права, нормы которой не
входили бы органически в уголовно-правовые. Так, в содержание
бланкетных диспозиций входят нормы конституционного (ст. 139
УК), административного (ст. 264 УК), гражданского (ст. 171 УК),
трудового (ст. 143 УК) и других отраслей права.
Таким образом, при бланкетном способе описания уголовноправового запрета условия уголовной ответственности за
совершение соответствующего общественно опасного деяния
содержатся не только непосредственно в уголовном законе, но и в
нормах других отраслей права. И это вовсе не противоречит
самостоятельности и исключительности уголовно-правового
запрета, так как нормы других отраслей права, помещенные в
оболочку уголовного закона, превращаются в «клеточку» уголовноправовых норм, (разумеется, что вне такой связи нормативные
акты других отраслей права никогда не могут служить источником
уголовного права).
Указание на нормы других отраслей права в бланкетных
диспозициях обычно дается в общей форме, путем указания на
соответствующие нормативные акты или правила. Это делается, вопервых, в целях достижения стабильности уголовного закона
(изменение нормативных актов других отраслей права может и не
повлечь изменения формулировки уголовного закона) и, во-вторых,
для того, чтобы не загромождать УК нормативными актами других
отраслей права.
Ошибки, допускаемые в судебной практике при квалификации
27
преступлений, составы которых сформулированы в бланкетных
диспозициях уголовного закона, чаще всего свидетельствуют о том,
что суды иногда невнимательно относятся к установлению фактов
нарушения нормативных актов именно других отраслей права (не
уголовного).
Круг нормативных актов, к которым отсылают бланкетные
диспозиции уголовного закона, очень широк — от федеральных
законов и других нормативных правовых актов России и субъектов
РФ до различных ведомственных нормативных актов. Это не может
не накладывать на правоприменителя специфические обязанности
при квалификации преступлений, предусмотренных бланкетной
диспозицией.
Во-первых,
нужно
отыскать
именно
необходимый
нормативный акт, что при их многочисленности непросто.
Например, ст. 143 УК предусматривает уголовную ответственность
за нарушение правил охраны труда. Очевидно, что, сколько
ведомств, столько и соответствующих нормативных актов об
охране труда, имеющих ведомственную специфику.
Во-вторых, многочисленность таких актов, естественно,
приводит к тому, что они часто меняются, в связи с чем при
квалификации соответствующего преступления всегда возникает
вопрос о необходимости проверки юридической силы тех или иных
актов (вступили ли они в силу, не прекратили ли они свое действие,
не заменены ли другими нормативными актами).
Необходимость конкретизации уголовно-правовых запретов,
содержащихся в описательных диспозициях (в которых более или
менее подробно раскрываются признаки соответствующего состава
преступления), на первое место выдвигает разъяснение уголовного
закона, содержащегося в материалах судебной практики.
Трудно переоценить для уяснения буквы закона и значение
материалов судебного толкования, даваемого при рассмотрении
судами (особенно высшими судебными органами) конкретных
уголовных дел. Разумеется, они не имеют обязательной силы при
рассмотрении судами сходных или аналогичных дел, но они имеют
важное значение для уяснения тех или иных признаков того или
иного уголовно-правового запрета. Решения высших судебных
инстанций по конкретным делам обычно являются образцом
квалифицированности и убедительности (обладают своего рода
силой авторитета). Они конкретизируют общее правило (общую
28
норму), сформулированное в
применительно к конкретным
разнообразным, ситуациям.
тексте уголовного закона,
жизненным, подчас самым
6. Состав преступления и квалификация преступлений
Состав преступления - это совокупность предусмотренных
уголовным законом объективных и субъективных признаков,
характеризующих общественно опасное деяние как преступление.
Значение состава преступления состоит, прежде всего в том,
чтобы быть основанием уголовной ответственности (ст.8 УК
РФ). Это означает, что лицо, в деянии которого содержится состав
преступления,
подлежит
привлечению
к
уголовной
ответственности органами следствия, прокуратуры и суда, а само
лицо обязано нести такую ответственность.
Другая функция состава - служить для квалификации
преступления, т.е. установления соответствия, тождества
содеянного
лицом
признакам
состава
преступления,
предусмотренного в диспозиции уголовно-правовой нормы.
Точность квалификации преступлений означает, что ее результаты
должны быть отражены в соответствующем процессуальном
документе в виде ссылки не только на статью Особенной части УК,
посвященную соответствующему виду преступления (убийство,
разбой, грабеж, кража), но и на соответствующую ее часть, а если в
этой части имеются пункты и подпункты, то и на них, а при
квалификации неоконченного преступления, а также преступных
деяний, совершенных в соучастии, - нач. 1, 3 ст. 30 УК,
посвященные приготовлению и покушению на преступление, либо
на ч. 3 , 4 или 5 ст. 33 УК, посвященные деяниям организаторов,
подстрекателей и пособников.
Составы преступлений могут быть классифицированы по
различным критериям. Ими могут служить характер и степень
общественной опасности преступления, конструкция элементов
составов, описанных в диспозиции уголовно-правовой нормы, и др.
В УК по степени общественной опасности преступлений их
составы подразделяются: на основные, квалифицированные и
привилегированные (составы со смягчающими обстоятельствами).
Основным называют состав того или иного конкретного
преступления без отягчающих или смягчающих обстоятельств.
29
В УК РФ он выражается, как правило, положениями ч. 1 ст.
105, 158- 161 и т.д.
Под квалифицированным имеется в виду состав конкретного
преступления
с
отягчающими
обстоятельствами
(квалифицирующими признаками),
содержащимися в частях
статей УК РФ, следующих за описанием основного состава, - ч. 2
ст. 105, 158- 162 и др.
Среди квалифицированных составов выделяют и особо
квалифицированные, характеризующие повышенную тяжесть
деяния, влекущего наиболее суровое наказание, - ч. 4 ст. 111; ч. 3 и
4 ст. 158 и др.).
Отягчающие обстоятельства квалифицированного состава
характеризуются признаками объекта либо признаками субъекта,
объективной и субъективной сторонами преступления.
Привилегированный - это состав при наличии смягчающих
обстоятельств - ст. 106, 107, 108, 113 и 114 УК РФ.
Наличие
смягчающих
обстоятельств
обусловливает
назначение менее сурового наказания по сравнению с санкцией
статьи, предусматривающей ответственность за основной состав.
В случае конкуренции норм, т.е. наличия в содеянном как
признаков квалифицированного, так и привилегированного состава,
предпочтение отдается последнему. Так, если убийство с особой
жестокостью (п. "д" ст. 105 УК РФ) совершено в состоянии
аффекта (ст. 107 УК РФ), то квалифицировать содеянное следует по
ст. 107 УК РФ.
По структуре составы преступлений подразделяются на три
вида: простой, сложный и альтернативный.
Простой состав такой, в котором все элементы одномерны,
т.е. один объект, одна форма вины, одно последствие. Так,
убийство (ч.1 ст.105 УК) посягает на один объект, совершается
одним деянием, влечет одно последствие (смерть), совершается с
одной формой вины (с умыслом).
В сложном составе законодательная конструкция усложнена
несколькими признаками (признаки указываются многомерно).
Преступление посягает на два объекта, либо включает два
действия, две последствия и т.д. (ст. 162 УК РФ).
Альтернативный состав - особенность структуры такого
состава заключается в том, что в законе альтернативно
предусмотрено несколько действий, способов, последствий
30
совершения преступления. Для наличия в действиях виновного
состава преступления достаточно одного из указанных в законе
признаков (ст. 222 УК РФ).
Составы преступлений по конструкции объективной стороны
делятся на три вида:
1) материальный,
2) формальный
3) усеченный.
Материальный – это такой состав преступления, в который
включено последствие, предусмотренное статьей Особенной части
УК РФ (например, составы преступлений, предусмотренные ст.
105, 111 этого УК РФ). Преступление с таким составом признается
оконченным с момента наступления последствия.
Формальный – это состав преступления, в который включено
только деяние и который не содержит последствия (к примеру,
составы преступлений, предусмотренные ст. 128.1, ч. 1 ст. 163 УК).
Преступление с таким составом является оконченным с момента
совершения деяния, независимо от фактически наступивших
последствий.
Усеченный – это состав преступления, в котором момент
окончания преступление перенесено на раннюю стадию,
соответствующую приготовлению к преступлению (например.
составы преступлений, предусмотренные ст. 209, 210 УК РФ) или
покушение на преступление ( к примеру, составы преступлений,
предусмотренные ст.122,162, этого УК РФ). Преступление с
усеченным составом признается оконченным с момента
совершения деяния в том его определении (формулировке, виде), в
каком оно описано в статье Особенной части УК РФ.
6.1. Квалификация по объекту преступления.
Особенность квалификации по объекту заключается в том, что
объект недоступен для прямого восприятия со стороны
правоприменителя, то есть лица, осуществляющего процесс
квалификации.
Квалификация по объекту – один из этапов оценки деяния как
преступного.
Объект преступления является основным элементом состава
преступления. Любое совершение общественно опасного деяния,
предусмотренного уголовным законом, предполагает нарушение
31
чьих-то охраняемых интересов.
Для правильного применения закона необходимо определить
общий, родовой, видовой и непосредственный объекты
преступления.
Значение общего объекта преступления для квалификации
преступлений заключается в том, что оно позволяет установить,
охраняется ли вообще данное отношение уголовным законом,
является ли данное деяние преступным посягательством.
Родовой объект – более узкая сфера общественных
отношений, охраняемых уголовным законом от преступлений,
представленных в УК РФ однородными группами составов
преступлений.
УК РФ поделен на разделы и главы, а критерием такой
классификации выбраны родовой и видовой объекты (жизнь и
здоровье, права и свободы, собственность и т. д.).
Нередко общественно опасное деяние причиняет вред либо
угрожает причинением вреда сразу нескольким непосредственным
объектам. В связи с этим в теории уголовного права выделяют
дополнительный непосредственный объект. Например, разбой (ст.
162 УК РФ) посягает одновременно на собственника и на его жизнь
и здоровье. Дополнительный объект всегда указывается в
диспозиции статьи Особенной части УК наряду с основным.
Называют также и факультативный непосредственный объект,
который проявляется, как правило, в рамках квалифицированного
состава преступления.
Процесс квалификации преступлений по объекту завершается
ответом на вопрос, какие общественные отношения послужили
непосредственным объектом посягательства.
Примером
непосредственного
объекта
преступного
посягательства, ответственность за которые наступает на
основании норм главы 16 Особенной части УК, являются
общественные отношения, существующие по поводу жизни
человека (ст.105-110) об убийстве, причинении смерти по
неосторожности и доведении до самоубийства) и его здоровья
(ст.111-125) об умышленном и неосторожном причинении
различной степени тяжести здоровью, побоях, истязании и других
преступлениях). Оба непосредственных объекта упомянуты в
названии главы.
Объект
обусловлен
предметом
преступления
и
32
специальными признаками потерпевшего.
Количественные и (или) качественные признаки предмета
преступления позволяют правильно определить при квалификации
объект преступления (например, ст. 164 УК РФ по предмету
отграничивается от других смежных составов – ст. ст. 158, 159, 160
и пр.).
При этом следует учитывать в некоторых составах
преступления наличие предмета как обязательного признака. В
подобной ситуации квалификация должна быть нацелена на
выявление специфических признаков предмета преступления, так
как от их наличия или отсутствия прямо зависит установление
оснований уголовной ответственности. Например, при изъятии
порошка белого, серого цвета при личном досмотре лица, делается
вывод о составе преступления, предусмотренном ст. 228 УК только
в том случае, если этот порошок (предмет материального мира)
относится к наркотическим средствам.
Во-вторых, предмет преступления может квалифицироваться
самостоятельно по другой статье (например, «простое» убийство
квалифицируется
по ст. 105, а убийство с использованием
огнестрельного оружия квалифицируется по совокупности ст. ст.
105 и 222 УК РФ).
Объективные признаки некоторых составов преступления
предусматривают наличие специальных признаков потерпевшего
как обязательного элемента состава преступления. При этом,
именно они обусловливают непосредственный объект, позволяя
отграничить этот состав от других, внешне сходных по иным
признакам.
При этом, специальные признаки потерпевшего играют
двоякую роль в квалификации преступления.
Во-первых, они отграничивают один состав преступления от
другого (например, ст. 105 УК и ст. 277 УК).
Во-вторых, они указывают на повышенную степень
общественной опасности посягательства (ч. 1 ст. 126 УК и п. «д»,
ч. 2 ст. 126 УК - в отношении заведомо несовершеннолетнего).
6.2.
Квалификация
преступления
по
объективной
стороне
Объективная сторона состава преступления включает в себя
признаки, отражающие его с внешней стороны.
33
Объективная
сторона
состава
одних
преступлений
характеризуется только общественно опасным действием или
бездействием (формальный состав), других - общественно опасным
действием
или
бездействием,
общественно
опасными
последствиями и причинной связью между ними (материальный
состав).
Первые считаются оконченными с момента совершения самих
действий (бездействия), указанных в законе, вторые же - только с
момента наступления определенных общественно опасных
последствий. В этом заключается практическое значение данной
теоретической классификации.
Решающее значение в данном процессе имеет характеристика
общественно опасного уголовно-противоправного деяния, которое
причиняет вред охраняемым интересам либо угрожает
причинением такого вреда.
Само деяние (действие или бездействие) содержит в себе
существенную информацию для лица, осуществляющего
квалификацию. В большинстве случаев общественно опасное
деяние совершается путем действия, но возможно и преступное
бездействие. Если действие – это внешний акт активного поведения
человека, к которым относят не только телодвижения, но и
словесную, письменную форму, то бездействие представляет собой
пассивную форму поведения, т. е. невыполнение определенных
действий (например, ст. 293 УК РФ – халатность должностного
лица).
Вредные последствия, которые наступают в результате
совершения преступного деяния, также являются важнейшим
признаком объективной стороны. Они выступают как бы
связующим звеном между объектом посягательства и объективной
стороной и отражаются в диспозиции статьи Особенной части УК,
что позволяет определить данный состав преступления как
материальный. Это оказывает существенное влияние на
квалификацию преступления: отсутствие вредных последствий при
их законодательном закреплении исключает квалификацию деяния
как оконченное преступление, а в ряде случаев вообще исключает
преступность деяния.
Принята следующая классификация вредных последствий:
материальные и нематериальные.
К материальным последствиям относят имущественный вред
34
и физический, причиняемый личности.
К
нематериальным
последствиям
относят:
вред,
причиняемый интересам личности (моральный, политический, в
области конституционных, трудовых и иных прав и свобод), вред,
причиняемый
в
сфере
деятельности
государственных,
негосударственных и общественных организаций (например, ст.
290 УК РФ – получение взятки и т. д.). В некоторых случаях закон
предусматривает
причинение
дополнительных
вредных
последствий.
Важным условием правильной квалификации преступления
является установление причинной связи. Должностное лицо,
которое осуществляет квалификацию преступления, должно
помнить ряд условий, которые дают возможность четко установить
наличие причиной связи: а) преступное поведение полностью
соответствует характеру действия (бездействия), указанного в
уголовном законе; б) оно предшествует результату во времени; в)
оно является необходимым условием и заключает в себе реальную
возможность его наступления; г) оно закономерно, то есть с
внутренней необходимостью, без вмешательства посторонних для
данного развития событий сил, вызывает наступление преступного
результата.
При составлении уголовно-процессуальных документов, в
которых отражается результат квалификации, обозначение
некоторых факультативных признаков (время, место, способ,
средства совершения преступления, обстановка) обязательно, ибо
они являются предметом доказывания (ст. 73 УПК РФ). Их
установление означает наличие события преступления.
С уголовно-правовой точки зрения они имеют несколько
значений: 1) если факультативный признак включен в диспозицию
нормы, он является обязательным признаком состава преступления
и участвует в квалификации; его отсутствие исключает
возможность привлечения к ответственности по данной статье; 2)
если факультативный признак назван в квалифицированном
составе, его отсутствие не исключает уголовной ответственности и
деяние квалифицируется по части статьи УК, предусматривающей
основной (простой) состав преступления; 3) если факультативный
признак не указан в диспозиции нормы, он не влияет на
квалификацию, но может признаваться обстоятельством,
отягчающим наказание (например, п. п. "и", "к", "л" ст. 63 УК).
35
Время совершения преступления – временной промежуток, в
течение которого совершено преступление, довольно редко
встречается в качестве обязательного признака объективной
стороны (ст. ст. 106, 331, 334, 336 УК). В таких случаях оно имеет
квалифицирующее значение. Чаще оно выступает как общее
условие уголовной ответственности (ст. ст. 9, 10, 20, 78, 86 УК).
Принципиальные положения об уголовно-правовом значении
времени содержатся в ст. 9 УК.
Место совершения преступления – названная в законе
территория, на которой совершается преступление. Как общее
условие уголовной ответственности место предусмотрено в ст. ст.
11 и 12 УК. В них сформулированы принципы действия УК в
пространстве
(территориальный
и
гражданства).
Квалифицирующее значение место совершения преступления
приобретает, когда оно указано в конкретной норме закона
(например, ст. ст. 217, 244, , 256, 258, 259, 260 УК).
Способ совершения преступления - приемы, методы,
тактические средства, применяемые для совершения преступления.
В УК именно способ наиболее часто назван в качестве основной
характеристики преступного деяния (конструктивного или
квалифицирующего признака). В этих случаях он участвует в
процессе квалификации (см., например, ст. ст. 105, 110, 111, 116,
127, 131, 150, 158, 160, 162, 163, 164, 167, 183, 205, 256, 258, 293,
УК).
Средства совершения преступления - орудия и иные
приспособления, химические вещества, с чьей помощью совершено
преступление. Они приобретают уголовно-правовое значение для
квалификации, когда указаны в норме закона в качестве
конструктивного или квалифицирующего признака (см., например,
ст. ст. 126, 127, 162, 189, 205, 206, 222, 225, 226 УК).
Обстановка совершения преступления - это объективные
условия, в которых произошло преступление (см., например, ст. ст.
106, 128.1, 319 УК). Их значение для квалификации такое же, как и
иных факультативных признаков.
Таким образом, квалифицировать преступление по его
объективной стороне значит: во-первых, установить, является ли
состав данного преступления формальным, усеченным или
материальным; во-вторых, определить, какие именно вредоносные
последствия (имущественный, моральный или иной вред или
36
угроза причинения вреда) рассматриваются законодателем в
качестве обязательного элемента объективной стороны состава
инкриминируемого преступления и как они отражены в материалах
уголовного дела; в-третьих, установить, существует ли между
содеянным виновным действием или бездействием причинноследственная связь с последствиями преступления.
6.3.Квалификация
преступления
по
субъективной
стороне
Квалификация по субъективной стороне преступления
предполагает тщательное выяснение психического отношения лица
к совершенному общественно опасному деянию, вредным
последствиям
и
другим
важнейшим
аспектам
своего
криминального поведения.
Уголовное законодательство устанавливает важное правило
запрета объективного вменения, закрепленное в ч. 2 ст. 5 УК РФ.
Следовательно, возможным является только субъективное
вменение, то есть обвинение в том деянии и тех общественноопасных последствиях, которые охватывались умыслом виновного
лица. Лицо не может признаваться виновным в тех общественноопасных последствиях, которые не охватывались его сознанием,
мыслительной деятельностью. В этом одно из отличий
сознательного поведения как уголовно-наказуемого от казуса,
случая.
Вина есть психическое отношение лица в форме умысла или
неосторожности к совершаемому им общественно опасному
деянию; мотив - обусловленные определенными потребностями и
интересами внутренние побуждения, которые вызвали у виновного
решимость
совершить
преступление
и
которыми
он
руководствовался при этом, а цель- это то, к чему виновный
стремился в конечном счете, его мысленная модель замышляемого
преступления.
Мотив и цель, которые в зависимости от обстоятельств могут
быть и обязательными, и факультативными признаками.
Для квалификации имеет значение деление умысла на прямой
и косвенный . При этом следует иметь в виду, что преступление с
формальным составом может быть совершено только с прямым
умыслом. Интеллектуальный момент прямого умысла в данном
случае характеризуется тем, что лицо сознает общественно
37
опасный характер своего деяния, а волевой момент заключается в
том, что лицо желает совершить это запрещенное законом деяние.
Речь идет о таких преступлениях как клевета, дача взятки и
получение взятки (ст. 128.1, 290 и 291 УК РФ) и о ряде других.
Преступления с материальным составом требуют более
тщательного анализа умысла. Некоторые из них могут быть
совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом, что в
конечном итоге не имеет большого значения для квалификации.
Вместе с тем, ст.27 УК устанавливает: "Если в результате
умышленного преступления причиняются тяжкие последствия,
которые по закону влекут более строгое наказание и которые не
охватываются умыслом лица, уголовная ответственность за такие
последствия наступает только в случае, если лицо предвидело
возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований
самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае,
если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть
возможность наступления этих последствий. В целом такое
преступление признается совершенным умышленно». Эта целиком
процитированная статья озаглавлена: «Ответственность за
преступление, совершенное с двумя формами вины».
Примером преступления с двумя формами вины может
служить умышленное причинение тяжкого вреда здоровью,
повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Это типичный
случай, когда состав преступления характеризуется умышленной
виной по отношению к наступившему тяжкому вреду здоровья и
неосторожной - по отношению к смерти потерпевшего. В целом же
преступление, о котором идет речь, признается умышленным.
Согласно ч. 2 ст. 24 УК деяние, совершенное только по
неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда
это специально предусмотрено соответствующей статьей
Особенной части настоящего кодекса. Это важнейшее
законодательное нововведение (в УК РСФСР 1960 г. подобная
норма отсутствовала). Оно значительно упростило квалификацию
неосторожных преступлений по признакам субъективной стороны
состава. Но относительно умышленных преступлений, а также
преступлений, которые могут быть совершены как умышленно, так
и по неосторожности, аналогичного правила в УК не имеется.
При квалификации преступления, совершенного по
38
неосторожности, важно отграничить
причинения вреда (ст. 28 УК РФ).
его
от
невиновного
6.4. Квалификация по субъекту преступления.
Субъект преступления - это физическое, вменяемое,
достигшее
определенного
возраста
лицо,
совершившее
общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом и
способное понести за него уголовную ответственность.
Таким
образом,
основными
признаками
субъекта
преступления
являются,
физическое
лицо,
вменяемость,
достижение установленного законом возраста. Эти признаки
являются обязательными для всех преступлений и необходимыми
для обоснованной квалификации. Если вред причинен действиями
животных, малолетних или невменяемых, то состав преступления
отсутствует. Но когда вред причинен животными, малолетними
или невменяемыми, которых использовал конкретный субъект,
отвечающий всем признакам субъекта преступления, то он и
признается исполнителем преступления, более точно его действия
расцениваются как посредственное причинение вреда.
Признание лица невменяемым предполагает отсутствие
состава преступления, но не самого общественно опасного деяния.
В соответствии с ч. 1 ст. 20 УК РФ уголовной ответственности
подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось
16 лет. Ч. 2 ст. 20 УК РФ содержит исчерпывающий перечень
преступлений, ответственность за которые наступает с 14 лет.
Для квалификации преступлений существенное значение имеет
понятие специального субъекта преступления, под которым
подразумевается лицо, в силу требований уголовного закона
характеризующееся дополнительно особыми, только ему
присущими признаками.
Наглядным
примером
сказанного
является
понятие
должностного лица, которое является субъектом преступлений,
предусмотренных
ст.285
(злоупотребление
должностными
полномочиями), 286 (превышение должностных полномочий).
Детальное
определение
данного
понятия
содержится
непосредственно в законе (примечание к ст. 285 УК).
При
отсутствии
специальных
признаков
субъекта
преступления – лицо не может быть привлечено к уголовной
ответственности по статье УК РФ, предусматривающей такие
39
признаки как обязательные в составе преступления, однако, лицо,
может быть привлечено к уголовной ответственности по другой
статье при наличии к тому оснований.
Специальные признаки субъекта конкретного преступления
либо прямо названы в диспозиции соответствующей нормы, либо
устанавливаются путем толкования. Иногда признаки специального
субъекта указаны в особой норме (например, в примечании к ст.
285 УК РФ даются понятие должностного лица).
Признаки специального субъекта преступления могут
касаться:
- должностного или служебного положения лица (например, в
ст. 285-290 УК РФ уголовной ответственности подлежит только
должностное лицо);
наличия специально возложенных обязанностей (например, в ст.
124 УК РФ субъектом является лицо, обязанное по закону или
специальному правилу оказывать медицинскую помощь);
- половой принадлежности (например, по ч. 1 ст. 131 УК РФ
уголовному преследованию может быть подвергнут лишь
мужчина);
- профессиональной деятельности (например, в ст. 203 УК РФ
указано, что за превышение полномочий служащими частных
охранных или детективных служб может нести только лицо,
имеющее (в соответствии с законом) право на частную охранную
или детективную деятельность);
- семейных обязанностей (например, в ст. 156 УК РФ
субъектом может быть родитель, лицо, его заменяющее);
- возрастного признака (например, по ст. 134, 150 УК РФ
ответственности подвергается лицо, достигшее 18-летнего
возраста);
- признака гражданства (например, в ст. 275 УК РФ субъект только гражданин России, а в ст. 276 УК РФ - иностранный
гражданин или лицо, не имеющее гражданства) и др.
Признак специального субъекта преступления подлежит
обязательному установлению, если он предусмотрен в статье
Особенной части УК РФ.
7. Квалификация преступлений и их разграничение
В силу того, что Особенная часть УК содержит немало
смежных, т.е. близких друг другу по содержанию, уголовно-
40
правовых запретов (составов преступлений), самостоятельным и
весьма
важным
направлением
квалификации
является
разграничение преступлений.
Как уже отмечалось, юридической основой квалификации
преступлений является уголовно-правовая норма (уголовный
закон), формулирующая состав квалифицируемого деяния. В связи
с этим установление в этом деянии всех признаков
соответствующего преступления требует в первую очередь
сопоставления уголовно-правовой нормы и деяния по всем
элементам и признакам, образующим тот или иной состав
преступления. В случае совпадения всех признаков результатом
является квалификация деяния по определенной статье (части
статьи) УК.
Во многих случаях такое совпадение определенных признаков
является также основанием для отграничения одного преступления
от другого (в этом смысле квалификация преступления есть
разграничение преступлений).
В первую очередь преступления отличаются друг от друга по
объекту (родовому, видовому или непосредственному), т. е. по тем
общественным отношениям, которые охраняются уголовным
законом от преступных посягательств и на причинение вреда
которым направлено преступление. В связи с этим объект
преступления даже может играть решающую роль при
квалификации совершенного общественно опасного деяния по той
или иной статье УК.
В других случаях разграничение преступлений происходит по
признакам объективной стороны преступления (общественно
опасного действия или бездействия, общественно опасного
последствия, причинной связи), субъекта преступления (возраст,
вменяемость) и субъективной стороны преступления (вина в форме
умысла или неосторожности, мотив, цель). При этом надо помнить,
что положения о вине носят характер принципа уголовного права
(ст. 5 УК) и с ними связывается решение вопроса об основании
уголовной ответственности. Какие бы тяжкие последствия ни
наступили от совершенного деяния, но если они допущены
невиновно, уголовная ответственность лица за них исключается.
Не менее важное значение признаки субъективной стороны
имеют для разграничения умышленных преступлений от
неосторожных, что резко меняет квалификацию содеянного, а
41
вместе с тем и связанных с ней ответственности и наказания
виновного. В качестве признака, отграничивающего преступное
деяние от непреступного, а также в плане разграничения
преступлений, кроме того, могут выступать мотив и цель
преступления.
Например, убийство, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК РФ,
следует по целому ряду объективных (способ, количество
потерпевших) и субъективных (цель и мотив преступления)
признаков отличать от убийства, предусмотренного ч. 1 этой
статьи. В свою очередь, обе эти разновидности убийства с учетом
фактических обстоятельств дела необходимо отграничить от
убийств, признаки которых содержатся в ст. 106, 107, 108 УК РФ, а
также от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью,
повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст.
111УК РФ).
8. Специальные вопросы квалификации преступлений
8.1 Квалификация преступлений
уголовно-правовых норм.
при конкуренции
Сложность для квалификации преступлений представляет
конкуренция уголовно-правовых норм, при которой одно
совершенное лицом деяние одновременно содержит признаки,
предусмотренные двумя или более нормами Особенной части
уголовного закона.
Конкуренция норм - это такая ситуация, при которой одно
совершенное
лицом
деяние
подпадает
под
признаки,
предусмотренные двумя или более нормами Особенной части
уголовного закона.
Нередко смешивают конкуренцию норм с коллизией, в то
время как это абсолютно разные понятия. В коллизии находятся
нормы, которые противоречат одна другой, т. е. они расходятся по
содержанию, а при конкуренции, наоборот, несколько норм в той
или иной степени содержат в себе признаки одного деяния.
Как указано в толковом словаре русских слов, «Коллизия это столкновение каких-нибудь противоположных сил, интересов,
стремлений».
42
Под
конкуренцией
в
русском
языке
понимается
«соперничество, борьба за достижение наивысших выгод,
преимуществ. Конкурировать означает соперничать, состязаться,
добиваясь преимущества».
Коллизия уголовного закона - это всегда противоречие. Это
противоречие
между нормами уголовного
законодательства,
между нормами уголовного законодательства и нормами других
отраслей права, между старым и новым законом и т.д.
Коллизия существует независимо от того, есть ли
конкретные факты, оценивая которые нужно применить нормы.
При конкуренции же у нас происходит простое соперничество,
которое
не означает противоречия между
нормами:
конкурирующие нормы не противоречат друг другу.
Отсутствие данного признака – противоречивость норм, который
присущ коллизии, является основополагающим в ответе на вопрос,
схожи ли явления конкуренции и коллизии или нет.
Конкуренция может быть двух видов: конкуренцией общей и
специальной норм (например, норм о превышении должностных
полномочий и принуждении к даче показаний - ст. 286 и 302 УК
РФ) и конкуренцией части и целого (например, норм о
причинении смерти по неосторожности и умышленном
уничтожении или повреждении имущества, повлекшем по
неосторожности смерть человека - ст. 109 и ч. 2 ст. 167 УК РФ).
В первом случае согласно правилам квалификации
применению подлежит специальная норма (в нашем примере - ст.
302 УК РФ). Отметим, что это единственный вид конкуренции,
который
нашел
официальное
регулирование
уголовным
законодательством.
В соответствии с этим ч. 3 ст. 17 УК РФ устанавливает, что
если квалифицируемое преступление предусмотрено общей и
специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует,
и уголовная ответственность наступает по специальной норме.
Этого правила строго придерживается судебная практика.
Специальные нормы принимаются законодателем для
урегулирования конкретизированных, специально-определенных
43
отношений (более узкая, специализированная). При этом, общая
норма, как правило, не конкретизирована, не определенная по
установлению объективных или субъективных признаков.
Рассмотрим этот вид конкуренции на примере соотношения ст. 286
и ст. 302 УК РФ.
В диспозиции ст. 286 УК не установлено конкретизации
способа совершения преступления, специальных признаков
потерпевшего или субъекта преступления, поэтому она является
общей нормой.
В ст. 302 УК объективные и субъективные признаки более
конкретны (специально - обусловлены): четко и определенно
указаны участники уголовного судопроизводства - потерпевшие
(только подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель,
эксперт, специалист); перечислен способ совершения данного
преступления – принуждения к совершению противоправных
действий потерпевших – «угрозы, шантаж, иные незаконные
действия»; указаны специальные признаки субъекта преступления
– следователь, иной лицо, производящее дознание.
Проблема введения общих и специальных норм в УК РФ
объясняется, прежде всего, тем, что, принимая норму общего
характера, законодатель не может на этапе ее (уголовно-правовой
нормы) принятия определить более конкретные ее признаки,
например, способ или общественно-опасные последствия, которые
описываются в диспозиции статьи как оценочные или
альтернативно-определенные. Специальная норма направлена
только
на
охрану
конкретного
уголовно-правового
правоотношения, поэтому и подлежит применению при
конкуренции.
При втором виде конкуренции, т. е. конкуренции части и
целого, должна применяться норма, которая с наибольшей
полнотой охватывает все фактические признаки совершенного
деяния.
Она
имеет
преимущество
перед
нормой,
предусматривающей лишь часть того, что было совершено
виновным лицом (в нашем примере такой нормой является ч. 2 ст.
44
167 УК РФ).
При отграничении приготовления и покушения на совершение
преступления, исходя из конкуренции части и целого, следует
учитывать, что покушении как целое включает в себя
приготовление (когда оно имеется в конкретном уголовном деле).
Выделяется и третий вид конкуренции – конкуренция
специальных норм.
При конкуренции основного состава и привилегированного
квалификация производится по привилегированному составу, как
содержащему смягчающие обстоятельства
(например, при
конкуренции
ч.1 ст.105 УК и ст.106 УК содеянное будет
квалифицироваться по ст.106 УК как предусматривающей
смягчающие обстоятельства).
Разновидностью такой конкуренции является конкуренция
квалифицированного
состава
преступления
(состава
с
отягчающими обстоятельствами) и состава преступления со
смягчающими
обстоятельствами
(так
называемого
привилегированного состава). Она имеет место, например, в
случае совершения убийства лицом, находящимся в состоянии
аффекта (ст. 107 УК РФ), при наличии отягчающих обстоятельств,
предусмотренных п. п. «а», «г», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также при
обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об
особой жестокости.
Теория уголовного права и судебная практика исходят из того,
что при такой конкуренции должна применяться норма,
устанавливающая привилегированный состав преступления, в
нашем примере - ст. 107 УК РФ.
Конкуренция двух привилегированных составов предполагает
наличие в действиях виновного лица признаков двух составов
преступлений, предусматривающих смягчающие обстоятельства
(например, убийство, совершенное при превышении пределов
необходимой обороны и в состоянии одновременного аффекта).
Квалификация
в
данном
случае
будет
по
статье,
предусматривающей менее строгое наказание, то есть по ст.108 УК
45
(в ст.107 УК - до 3-х лет лишения свободы, а в ст.108 УК - до 2-х
лет лишения свободы).
Встречаются и конкуренция между основным и так
называемыми квалифицированным видами состава.
Так, например, ч.1 ст.158 УК РФ предусматривает основной
состав кражи, а ч.2 – квалифицированный (кража, совершенная по
предварительному сговору). В данном случае ч.2 играет роль
специальной нормы по отношению к ч.1 этой статьи. Поэтому здесь
должна применяться ч.2 ст.158 УК РФ.
Всякий квалифицированный вид состава имеет приоритет
перед основным видом. При конкуренции между несколькими
квалифицированными видами состава применяется более тяжкий
квалифицирующий признак.
В судебной практике в подобных случаях действует неписаное
правило: более тяжкий квалифицирующий признак поглощает
менее тяжкое. Поэтому, если кража совершена при наличии
признаков и ч. 2 и ч.3 ст.158 УК, она должна квалифицироваться по
ч.3 данной статьи.
8.2 Квалификация неоконченного преступления.
По уголовному законодательству РФ, наказуема и
предварительная преступная деятельность, которая не была
завершена по причинам, не зависящим от воли виновного.
Речь идет о таких стадиях совершения умышленного
преступления, как приготовление и покушение.
Правила квалификации приготовления и покушения частично
обозначены в тексте закона.
Согласно ч. 3 ст. 29 УК РФ уголовная ответственность за
неоконченное преступление наступает по статье УК РФ,
предусматривающей ответственность за оконченное преступление,
со ссылкой на ст. 30 УК РФ.
При квалификации приготовления необходимо учитывать ряд
обстоятельств.
Во-первых, приготовление не предполагает выполнения
объективной стороны конкретного состава преступления. Оно
46
выражается лишь в следующих формах: приискании, изготовлении
или
приспособлении
средств
или
орудий
совершения
преступления; приискании соучастников и сговоре на совершение
преступления; ином создании условий для совершения
преступления.
Важно выделить субъективный критерий приготовления, а
именно вину в форме прямого умысла и, как правило,
определенные цель и мотив преступного поведения.
Во-вторых, УК РФ четко определил границы ответственности
за приготовление к преступлению. Уголовная ответственность
наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому
преступлениям.
В отличие от приготовления, покушением считается уже
частичное выполнение объективной стороны преступления.
Покушение - умышленные действия (бездействие) этого лица
обстоятельствам направленные на совершение преступления, если
при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим
от этого лица обстоятельствам.
Необходимо определить вид покушения, что может оказать
существенное влияние на квалификацию.
Неоконченное покушение характеризуется тем, что
виновный объективно не выполнил всех действий, которые должны
были привести к наступлению последствий. Субъективно он
сознает неполноту совершения намеченных действий и
необходимость их продолжения.
Если покушение будет признано неоконченным, то при
соблюдении определенных условий действия лица могут быть
расценены как добровольный отказ от преступления, и оно
освобождается от уголовной ответственности при отсутствии в его
действиях состава другого преступления.
Оконченным покушение признается тогда, когда виновный
выполнил объективную сторону в полном объеме, но цели не
достиг, преступный результат не наступил по независящим от
преступника причинам.
Оконченное и неоконченное покушение относятся к так
называемому годному (обычному) покушению.
Наука уголовного права выделяет еще один вид покушения,
встречающийся в судебной практике. Это — негодное покушение.
47
Суть его состоит в допущении ошибки при выборе объекта
(предмета) посягательства или средств совершения преступления.
Термин «покушение на негодный объект», распространенный
в учебно-методической литературе по уголовному праву, по
существу ошибочен. Все объекты уголовно-правовой охраны
всегда являются годными. По этой причине лицо, покушающееся
на причинение им вреда, и привлекается к уголовной
ответственности.
Речь должна идти о покушении на негодный предмет,
включающий как неодушевленные вещи, животных, птиц, так и
человека (потерпевшего).
Негодным для посягательства предмет может оказаться из-за
его отсутствия либо вследствие утраты им прежних свойств,
защищаемых законом. Так, покушением на негодный предмет
может быть признан выстрел с целью убийства в труп человека,
приобретение сахарной пудры вместо наркотического средства.
При покушении на негодный предмет налицо фактическая
ошибка, относящаяся к свойствам предмета посягательства.
Такую ошибку допускает, например, вор-карманник, тайно
завладевший пустым чужим бумажником вместо денег. Действия
виновного подлежат квалификации как покушение на кражу (ч. 3
ст. 30 и ч. 2 ст. 158 УК).
По таким же правилам осуществляется квалификация таких
действий, когда виновный, посягая на охраняемый уголовным
законом объект, применяет средства, которые объективно,
вследствие своих свойств, не учтенных посягающим, не способны
привести к преступному результату (негодные средства). Так,
например, если виновный, не подозревая о том, что его пистолет
заряжен не боевыми, а холостыми патронами, производит выстрел
с намерением убить потерпевшего из мести за осуществлением им
своего служебного долга, его действия подлежат квалификации по
ч. 3 ст. 30 УК и по п. «б» ч. 2ст. 105 УК.
Таким
образом,
негодное
покушение
надлежит
квалифицировать как покушение на то преступление, совершить
которое намеревался виновный.
Покушение, как оконченное, так и неоконченное, годное или
негодное, наказывается по статьям Особенной части УК РФ со
ссылкой на ст. 30 УК РФ, так как содержит все признаки
преступления и не завершается по причинам, не зависящим от воли
48
виновного. Размер наказания за покушение установлен ст. 66 УК
РФ и не может превышать трех четвертей максимального срока или
размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного
соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное
преступление.
С этапами совершения преступления связана законодательная
конструкция составов преступлений, поскольку в зависимости от
соответствующей
конструкции
можно
судить,
окончено
преступление или нет.
Так, преступление с материальным составом окончено в
момент наступления материального общественно опасного
последствия, предусмотренного уголовным законом. Например,
убийство (ст. 105 УК) окончено своим составом в момент
наступления смерти потерпевшего.
Преступление с формальным составом окончено в момент
совершения
действия
(осуществления
бездействия)
вне
зависимости от наступившего материального последствия.
Например, неуважение к суду (ч. 1 ст. 297 УК) окончено своим
составом в момент унижения чести и достоинства участника
судебного разбирательства, выраженного в неприличной форме,
независимо от наступления общественно опасного последствия.
Преступление с усеченным составом окончено на этапе
предварительного преступного поведения. Например, бандитизм (ч.
1 ст. 209 УК) окончен своим составом в момент создания
устойчивой вооруженной группы для нападения на граждан или
организации.
Срок или размер наказания за приготовление к преступлению
не может превышать 1/2, а за покушение на преступление - 3/4
максимального срока или размера наиболее строгого вида
наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной
части УК за оконченное преступление. Смертная казнь или
пожизненное лишение свободы за неоконченное преступление не
назначаются (ч. 2-4 ст. 66 УК).
8.3 Квалификация преступления при добровольном отказе
Лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно
добровольно и окончательно отказалось от доведения этого
преступления до конца, но подлежит уголовной ответственности,
49
если фактически совершенное им деяние содержит иной состав
преступления (ч. 2 и 3 ст. 31УК РФ).
Из этих положений явствует, что институт добровольного
отказа тесно связан со стадиями совершения умышленного
преступления, а также с соучастием в совершении преступления.
Добровольный отказ от дальнейших преступных действий на
стадии приготовления к преступлению означает, что данное лицо
окончательно решило воздержаться от реализации своего замысла и
бездействовать. Такой отказ практически всегда означает наличие
основания для освобождения от уголовной ответственности.
Намного сложнее определить и правильно оценить
добровольный отказ при покушении на совершение преступления.
В теории уголовного права общепризнано, что при неоконченном
покушении добровольный отказ возможен; возможно, и полное
освобождение от уголовной ответственности по этому основанию.
Так, если лицо в целях совершения кражи предприняло все
необходимые действия, чтобы тайно завладеть чужим имуществом,
проникло в хранилище этого имущества и, имея реальную
возможность совершить хищение, добровольно и окончательно при
отсутствии каких бы то ни было препятствий отказалось от своего
намерения, оно не может нести уголовную ответственность за
покушение на кражу и может быть привлечено к такой
ответственности лишь за фактически совершенные действия, если
таковые содержат все признаки какого-то другого состава
преступления, например, нарушения неприкосновенности жилища
(ст.139 УК).
Принципиально возможен добровольный отказ и при
оконченном покушении, хотя случаи эти и редки, и сложны.
Их суть заключается в том, что лицо, совершив все действия
для достижения преступного результата, но не достигнув его и
вместе с тем все еще господствуя над дальнейшим развитием
событий, вопреки своим прежним намерениям предпринимает
активные действия, чтобы этот результат так и не наступил.
В теории уголовного права, в учебной литературе
50
возможность добровольного отказа при оконченном покушении на
преступление обычно обсуждается применительно к случаям, когда
виновный в целях убийства совершает ряд агрессивных действий,
причиняя вред здоровью потерпевшего и создав обстановку, в
которой последний неизбежно должен погибнуть, сам же в
конечном счете спасает его. Подобные действия надлежит
квалифицировать по реально наступившим последствиям в виде
вреда, причиненного здоровью потерпевшего, признавая тем
самым, что добровольный и окончательный отказ от убийства
освобождает его от уголовной ответственности за покушение на это
преступление.
Уголовный закон особо регламентирует пределы уголовной
ответственности других соучастников при неоконченном
преступлении.
При недоведении исполнителем преступления до конца по не
зависящим от его воли причинам, остальные соучастники несут
ответственность за приготовление к совершению преступления или
покушение на преступление (ч. 5 ст. 34 УК РФ).
Подстрекатель, которому не удалось склонить другое лицо к
совершению преступления, отвечает за приготовление к
совершению этого преступления.
При добровольном отказе исполнителя от доведения
преступления до конца, действия других соучастников подлежат
самостоятельной уголовно - правовой оценке.
Особо регламентируется добровольный отказ соучастников,
не являющихся исполнителями: организатор преступления и
подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной
ответственности, если эти лица своевременным сообщением
органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили
доведение преступления исполнителем до конца.
Пособник
преступления
не
подлежит
уголовной
ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры,
чтобы предотвратить совершение преступления.
51
8.4 Квалификация преступлений, совершенных в
соучастии.
Согласно ст. 32 УК РФ «соучастием в преступлении
признается умышленное совместное участие двух и более лиц в
совершении умышленного преступления».
Соучастниками преступления наряду с исполнителем
признаются организатор, подстрекатель и пособник (ч.1 ст.33 УК).
Виды соучастников преступления имеют решающее значение для
квалификации содеянного.
Исполнителем
признается
лицо,
непосредственно
совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в
его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а
также
лицо,
совершившее
преступление
посредством
использования других лиц, не подлежащих уголовной
ответственности в силу возраста, невменяемости или других
обстоятельств, предусмотренных УК (ч.2 ст.33УК).
За преступление, совершенное совместно, соисполнители
отвечают по статье Особенной части УК, без какой-либо ссылки на
норму Общей части УК.
При квалификации преступлений, совершенных в соучастии с
распределением ролей, действия организатора, подстрекателя и
пособника квалифицируются по статье, предусматривающей
наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК
РФ.
Ст.35 УК РФ предусматривает четыре формы соучастия в
преступлении, которые имеют непосредственное отношение к
квалификации преступления:
- совершение преступления группой лиц;
- совершение преступления группой лиц по предварительному
сговору;
- совершение преступления организованной группой;
- совершение преступления преступным сообществом.
Совершение преступления группой лиц, группой лиц по
предварительному сговору, организованной группой или
преступным сообществом (преступной организацией) во всех
случаях влечет более строгое наказание на основании и в пределах,
52
предусмотренных УК (ч.7 ст.35 УК). Вместе с тем ряд статей
Особенной части УК рассматривает указанные обстоятельства как
квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки,
отражающие особую общественную опасность преступлений,
совершенных в соучастии в указанных формах.
В соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума
Верховного Суда РФ № 1 от 27 января 1999 года «О судебной
практике по делам об убийстве»6, при признании убийства
совершенным организованной группой действия всех соучастников
независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать
как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ. Таким образом,
действия любого участника организованной группы, а не только
организатора, расцениваются как исполнительство.
Данное
судебное
правило
квалификации
содеянного
организованной группой было распространено и на случаи
совершения других преступлений.
Следовательно, при наличии признаков организованной
группы содеянное всеми соучастниками этого преступления
должно признаваться соисполнительством.
В соответствии с принципом субъективного вменения (ст.5
УК РФ) пределы ответственности соучастника ограничивается
объемом его умысла. Другими словами говоря, отдельному
соучастнику могут вменяться лишь такие деяния, которые
охватывались его сознанием и волей. В этой связи в УК РФ
впервые получил свое законодательное закрепление такая
категория, как эксцесс исполнителя.
Эксцесс исполнителя (ст. 36 УК РФ) - это совершение
исполнителем преступления, не охваченного умыслом других
соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники
преступления уголовной ответственности не подлежат.
За эксцесс несет ответственность только сам исполнитель,
допустивший эксцесс, а другие соучастники уголовной
ответственности не подлежат.
Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27 января 1999 года «О судебной
практике по делам об убийстве» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С. 7.
6
53
Эксцесс исполнителя – это его собственное деяние, оно не
может вменяться другим соучастникам, поскольку в данном случае
утрачивается совместность действий в отношении этого деяния.
Термин «эксцесс» означает выход, отступление, уклонение.
Эксцесс может быть: количественным и качественным.
Под количественным эксцессом следует понимать случаи,
когда исполнитель совершает действия однородного характера,
охватывающиеся умыслом других соучастников, но причиняет при
этом более тяжкий вред, чем это было предусмотрено сговором.
Например, если подстрекатель склонил исполнителя к совершению
кражи, а он совершил грабеж, то налицо количественный эксцесс
исполнителя, так как кража и грабеж являются однородными
преступлениями. В этом случае исполнитель отвечает за реально
совершенное преступление, а подстрекатель должен отвечать за
приготовление к краже.
При количественном эксцессе исполнитель совершает
преступление, которое выходит за пределы умысла соучастников, и
совершает однородное менее опасное или более опасное
преступление.
Преступление,
совершенное
исполнителем,
находится в причинной связи с действиями соучастников.
При качественном эксцессе исполнитель совершает неоднородное
преступление с тем, к которому его склонили или в котором
оказали содействие соучастники, и о чем не было сговора с ними, а
поэтому совершенное преступное деяние не может вменяться в
вину остальным соучастникам. В этом случае исполнитель посягает
совсем на другой объект, который не охватывался сознанием
соучастников. Например, К. по договоренности с В. должен был
незаконно приобрести у С. огнестрельное оружие, но во время
совершения криминальной сделки К. в ссоре убил С. и забрал
оружие. В данном случае В. будет нести уголовную
ответственность только за соучастие в незаконном приобретении
огнестрельного оружия.
На практике возможен эксцесс и со стороны других
соучастников. Например, организатор или подстрекатель склоняют
исполнителю к совершению убийства депутата Государственной
Думы, не посвящая последнего в это обстоятельство, что
потерпевший является депутатом и лишении его жизни
совершается в целях прекращения его деятельности. В таком случае
действия исполнителя должны квалифицироваться по ст. 105 УК
54
РФ, а организатор (подстрекатель) будет нести ответственность по
ст. 277 УК РФ.
Пособник также способен на эксцесс, Например, при
подготовке разбойного нападения он предоставляет боевые
патроны вместо холостых.
8.5 Квалификация при множественности преступлений.
Множественность преступлений - институт уголовного
права, регламентирующий ответственность лиц, совершивших два
или более преступления до осуждения, либо совершивших новое
преступление после осуждения за предыдущее, когда сохраняются
уголовно-правовые последствия как минимум по двум из
совершенных преступлений.
Множественность преступлений – это совершение лицом
двух или более преступлений независимо от того, подвергалось оно
ранее осуждению за них или нет.
В понятие множественности не входят случаи совершения
нового преступления лицом после освобождения от уголовной
ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ),
с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ), с совершением
преступление в сфере экономической деятельности (ст.76-1 УК
РФ), по истечении срока давности привлечения к уголовной
ответственности (ст. 78 УК РФ), при наличии актов амнистии.
Установление факта совершения лицом нескольких
преступлений порождает перед правоохранительными органами
определенные правовые вопросы, связанные с отграничением
сложного единичного преступления от множественности
преступных деяний, юридической квалификации содеянного и
применением специальных правил назначения наказания,
правовыми последствиями осуждения за множественность
преступлений, выяснением причин и условий, способствовавших
их совершению.
Множественность преступлений в реальной действительности
проявляется
в
разных
видах.
Действующее
уголовное
законодательство
позволяет
выделить
следующие
виды
множественности преступлений:
- совокупность преступлений;
- рецидив преступлений.
55
До принятия ФЗ № 162 от 8.12. 2003 г. в УК РФ выделялась
еще одна форма множественности – «неоднократность»
преступлений (ст. 16 УК РФ).
Составной частью множественности преступлений являются
единичные преступления. Поэтому без уяснения понятия
единичного преступления невозможно установить, совершено ли в
конкретном случае одно преступление или имело место их
множественность.
В юридической литературе единичное преступление
определяется как общественно опасное деяние, которое подпадает
под действие одной уголовно-правовой нормы, т.е. содержит
признаки одного состава преступления.
При
данной
квалификации
важно
разграничить
множественность
преступлений
и
некоторые
единичные
преступления, имеющие сложную структуру (речь идет о
продолжаемых,
длящихся
и
составных
преступлениях).
Продолжаемыми
преступлениями
судебная
практика
признает общественно опасные деяния, складывающиеся из ряда
юридически тождественных действий, охватываемых единым
умыслом виновного. Примером продолжаемого преступления
является хищение станка, агрегата по частям, в несколько приемов.
Длящимся
признается
такое
преступление,
которое
приобретает характер процесса и длится по времени непрерывно,
фактически до момента пресечения. Таковыми следует признать
злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или
нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ).
Составным преступлением признается деяние, состоящее из
различных действий, образующих по воле законодателя единое
преступление (ст.162 УК).
Такие деяния (продолжаемые, длящиеся, составные)
квалифицируются по статьям Особенной части как оконченное,
единичное преступление.
Проблема квалификации преступлений решается при помощи
следующих общих правил.
Согласно ч.1 ст.17 УК совокупность преступлений как одна из
форм их множественности - это совершение лицом двух или более
преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за
исключением случаев, когда совершение двух или более
преступлений УК предусмотрено в качестве обстоятельства,
56
влекущего более строгое наказание.
В ст. 17 УК РФ законодатель не использует известными
теории уголовного права терминами видов совокупности: реальная
и идеальная.
Однако понятие обоих видов совокупности в комментируемой
статье даны: ч. 1 – реальная, ч. 2 – идеальная совокупность.
При реальной совокупности лицо совершает два или более
преступления разными общественно опасными деяниями, каждое
из которых образует объективную сторону самостоятельных
преступлений. Во многих случаях преступления, входящие в
реальную совокупность, совершаются с определенным интервалом
во времени: от нескольких дней до года и более.
При этом преступления, образующие реальную совокупность,
могут быть совершены как в разное время (что на практике бывает
чаще), так и одновременно (например, при совершении
незаконного хранения оружия, лицо, воспользовавшись этим
оружием, совершает убийство).
В реальной совокупности могут находиться преступления
разнородные, однородные и тождественные.
Разнородными
называются преступления, посягающие на разные объекты, с
разной формой вины, различными способами (например, хищение
оружия и применение его впоследствии при посягательстве на
личность).
Однородные преступления - это общественно опасные
посягательства на один и тот же объект, каждое из которых
отличается, главным образом, по признакам объективной стороны и
образует самостоятельный состав преступления (например,
законченная кража из квартиры и последующее разбойное
нападение на того же потерпевшего, но уже в другом месте).
УК допускает реальную совокупность и тождественных
преступлений. Так, например, разновременно совершенный в
одиночку грабеж с применением насилия, не опасного для жизни
или здоровья, и грабеж, совершенный в составе организованной
группы, образуют два самостоятельных состава преступления
(п.г.ч. 2 ст. 161и п.а.ч. 3 ст. 161 УК).
Типичной реальной совокупностью преступлений является
деяние, которое заключается в том, что виновный, неправомерно
завладев чужим транспортным средством без цели его хищения,
потом совершил кражу автомагнитолу. Такое деяние подлежит
57
квалификации по ст.166 и 158 УК.
Для квалификации преступлений принципиальное значение
имеет правильное понимание соотношения их реальной и
идеальной совокупности, которая в законе (ч. 2 ст. 17 УК)
определяется как одно действие (бездействие), содержащее
признаки преступлении, предусмотренных двумя или более
статьями УК.
У преступлений, совершенных в идеальной совокупности, не
только один субъект (что само собой разумеется, и характерно для
любой разновидности множественности преступлений), но и общее
действие (бездействие) виновного, многие признаки которого
одинаковы для обоих преступлений. Так, например, если наемный
убийца, расстреляв свою жертву, не ставя перед собой цели
причинения вреда никому из тех, кто находился вместе с
потерпевшим, одним из выстрелов причинил по неосторожности
смерть другому лицу, имеет место идеальная совокупность
преступлений: один и тот же субъект одним действием
(вооруженное нападение с целью убийства одного лица) совершил
идеальную совокупность преступлений; его действия подлежат
квалификации по п.з. ч. 2 ст. 105УК (убийство по найму) и по ч. 1
ст. 109 УК (причинение смерти другому лицу), в отношении
которого он не только не ставил такой цели, но и не совершал
обособленных общественно опасных действий, повлекших
указанные последствия.
Согласно ч. 1 ст. 17 УК идеальная совокупность преступлений
отсутствует в случаях, когда совершение двух или более
преступлений предусмотрено статьями в Особенной части УК в
качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание.
Те диспозиции статей Особенной части УК, которыми
установлена уголовная ответственность за преступление без
квалифицирующих обстоятельств («простой состав»), как правило,
построены так, что в них имеются в виду один виновный и один
потерпевший от данного преступления. Так, например, когда
говорится, что кража есть тайное хищение чужого имущества (ч. 1
ст. 158 УК), а мошенничество - хищение чужого имущества или
приобретение права на чужое имущество путем обмана или
злоупотребления доверием (ч. 1 ст. 159 УК), то прежде всего
подразумеваются и один вор, и один обворованный, и один
мошенник, и один обманутый им. Если же потерпевших больше,
58
чем один, то это обстоятельство также требует решения вопроса о
совокупности преступлений. Такая совокупность имеет место
только в том случае, если с каждым из потерпевших связан
самостоятельный эпизод преступной деятельности, если эти
эпизоды отделены друг от друга, с философской точки зрения, во
времени и в пространстве и ни за один из этих эпизодов виновный
не осужден. Если же от преступления, характеризующегося единым
умыслом виновного, одновременно в результате одного
посягательства пострадали сразу несколько лиц, совокупности
преступлений не имеется. Так, если из квартиры в результате кражи
похищено различное имущество, принадлежащее трем лицам, в ней
проживающим, налицо состав одного преступления.
Рецидив
преступлений
как
вторая
форма
их
множественности - это совершение умышленного преступления
лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное
преступление (ч. 1 ст. 18 УК РФ).
Факты совершения неосторожных преступлений к понятию
рецидива отношения не имеют. В теории уголовного права
выделяется три вида рецидива преступлений: простой, опасный и
особо опасный. Простой рецидив преступлений - это совершение
умышленного преступления лицом, имеющим одну судимость за
ранее совершенное умышленное преступление.
Рецидив преступлений признается опасным:
а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое
оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это
лицо два или более раза было осуждено за умышленное
преступление средней тяжести к лишению свободы;
б) при совершении лицом тяжкого преступления, если ранее
оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к
реальному лишению свободы (ч. 2 ст. 18 УК).
Рецидив признается особо опасным:
а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое
оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это
лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному
лишению свободы;
б) при совершении лицом особо тяжкого преступления, если
ранее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление или
ранее осуждалось за особо тяжкое преступление (ч.3 ст.18 УК).
При признании рецидива преступлений не учитываются
59
судимости:
а) за умышленные преступления небольшой тяжести;
б) за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати
лет;
в) за преступления, осуждение за которые признавалось
условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения
приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения
приговора не отменялись и лицо не направлялось для отбывания
наказания в места лишения свободы, а также судимости, снятые
или погашенные в порядке, установленном ст.86 УК РФ (ч. 4 ст. 18
УК РФ). Рецидив преступлений влечет более строгое наказание на
основании и в пределах, предусмотренных УК (ч. 5 ст. 18 УК РФ).
С последним законоположением связано содержание еще
одной столь же объемной ст. 68 УК, которая устанавливает ряд
детальных правил о назначении более строгого наказания при
рецидиве, опасном рецидиве и особо опасном рецидиве. Согласно
ч.2 этой статьи срок наказания при любом виде рецидива не может
быть менее одной трети части максимального срока наиболее
строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное
преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи
Особенной части УК. Отсюда явствует, что рецидив как уголовноправовой институт играет важную роль главным образом в
реализации принципа индивидуализации справедливого наказания
за преступление. При квалификации же преступлений необходимо
постоянно иметь в виду, что рецидив ни при каких обстоятельствах
не образует совокупности преступлений.
Необходимо отметить, что ФЗ№14 от 29 февраля 2012 г. в ч.ч.
5 ст. 131 132, в ч. 6 ст. 134 и ч. 5 ст. 135 УК РФ включены
квалифицирующий признак специального рецидива, т.е. «деяние,
совершенное лицом, имеющим судимость за ранее совершенное
преступление
против
половой
неприкосновенности
несовершеннолетнего».
Рецидив
преступления
признается
обстоятельством,
отягчающим наказание (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ)
60
9. Квалификация отдельных видов преступлений
9.1. Квалификация убийства и причинения вреда
здоровью
Уголовный закон в равной степени считает убийством не
только случаи лишения жизни помимо воли потерпевшего, но и с
его согласия.
Проблема эвтаназии – оказания помощи безнадежно больных
людей по уходу из жизни, обсуждаются на протяжении многих лет.
В УК РФ она приравняется к убийству.
Установление момента начала жизни и наступления смерти
имеет важное правовое значение, поскольку, например, покушение
на плод может рассматриваться как причинение вреда здоровью
беременной женщины, а посягательство, обращенное на труп при
принятии его за живого человека, образует покушение на убийство.
Жизнь человека отсчитывается от начала физиологических родов
до наступления естественной смерти человека, или его
биологической гибели, когда вслед за остановкой сердца
прекращаются кровоток, снабжение кислородом клеток мозга и
происходят необратимые последствия.
В теории уголовного права общепризнанной является точка
зрения, согласно которой началом жизни человека признается
начало
физиологических
родов.
Такой
же
позиции
придерживается и законодатель, предусмотрев в ст.106 УК РФ
ответственность за убийства новорожденного « во время или сразу
же после родов». А вот в УК штата Нью-Йорк убийством считается
причинение смерти « еще не родившемуся ребенку, которым
женщина беременна в течение 24 недель».
Прежние споры о теории уголовного права о том, какой
момент является началом жизни, в настоящее время позволяет
разрешить Приказ Минздрава и Постановление Государственного
комитета по статистике от 4 декабря 1992 г. «О переходе на
рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения
критерии живорождения и мертворождения» и разработанная на их
основе Инструкция «Об определении критериев живорождения и
мертворождения, перинатального периода», где, в частности,
указывается: «Живорождением является полное изгнание или
извлечения продукта зачатия из организма матери вне зависимости
61
от продолжительности беременности, причем плод после такого
отделения дышит и проявляет другие признаки жизни, такие как
сердцебиение, пульсация пуповины или произвольное движение
мускулов, независимо от того, перевязана ли пуповина и
отделилась ли плацента»
Из положений названной инструкции следует, что начальным
моментом жизни человека считается момент, когда констатируется
полное изгнание или извлечение продукта зачатия из организма
беременной, то есть когда плод отделился от утробы роженицы, за
исключением пуповины, которая не перевязана, и у плода имеется
дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины или произвольное
движение мускулатуры.
При наличии указанных признаков младенец признается
живорожденным. Умышленное лишение его жизни должно
рассматриваться как посягательство на жизнь человека.
Несмотря на то, названный документ позволяет определить
момент начала жизни и он уже вступил в действие, в научной
литературе, тем не менее, сохраняются старые представления.
До принятия Закона РФ «О трансплантации органов и (или)
тканей человека» от 1 апреля 1993 г. вопрос определения момента
смерти человека также был спорным. Медики, юристы нередко
заходили в тупик перед такой проблемой: считать ли живым или
мертвым человека с погибшим мозгом, но при наличии
восстановленной и искусственно поддерживаемой деятельности
дыхания и кровообращения.
Для одних состояние тотальной смерти мозга равносильно
концу жизни, другие считали, что жизнь еще не обрывается после
этого момента. При этом приводился такой аргумент: а что если в
скором будущем медицинской наукой будет открыт способ
оживления мозга. Тем более, что практическая медицина не имела
законных оснований прекращать искусственное поддерживание
сердцебиения и дыхания, и такие больные содержались в
медицинских учреждениях.
Только с принятием Закона РФ «О трансплантации органов и
(или) тканей человека» момент смерти человека в нашей стране,
согласно ст. 9 стал увязываться с констатацией необратимой гибели
всего головного мозга, что и осуществляется в соответствии с
процедурой, утвержденной Министерством здравоохранения РФ.
Установление факта смерти требует скрупулезного медицинского
62
исследования для отграничения ее от пограничных состояний
человека, например, комы, клинической смерти.
Таким образом, жизнь человека начинает охраняться с
момента появления в процессе родов какой-либо части тела
ребенка вне утробы матери. Смерть человека наступает с момента
биологической смерти, т.е. необратимой гибели головного мозга.
Общепризнано, что окончание жизни связано с наступлением
смерти мозга. В соответствии с Инструкцией Минздрава РФ № 73
от 4 апреля 2003г. Смерть человека констатируется в случае смерти
мозга, если в течение 30 минут реанимационные мероприятия не
приводят к восстановлению важных функций организма.
Действующий УК (ст. 105) определяет убийство как
умышленное
причинение
смерти
другому
человеку
и
предусматривает дифференцированная ответственность за это
преступление без отягчающих обстоятельств, т.е. за так называемое
«простое» убийство (ч.1 ст.105) и за убийство, совершенное при
отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст.105).
Для квалификации убийства по ч.2 ст.105 УК необходимо,
чтобы существование сформулированного в соответствующем
пункте данной части данной статьи объективного обстоятельства
(например, беременность потерпевшей, особая жестокость или
общеопасный способ убийства) осознавалось виновным, либо его
умышленные действия (бездействие), направленные на лишение
жизни
другого
человека,
диктовались
определенными
побуждениями (мотивами) (например, корыстными, хулиганскими,
национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо
кровной мести), либо подчинялись определенной цели (например,
сокрытия другого преступления, использования органов или тканей
потерпевшего). Осознанной виновным должна быть и связь
совершаемого им убийства с другими преступлениями, о которых
речь идет в той же ч. 2 ст. 105 УК (похищение человека, разбой,
вымогательство, бандитизм, изнасилование и др.).
Во всем спектре вопросов, связанных с квалификацией
убийства, особое место по своей теоретической сложности и
практической важности занимает относительно обособленная
группа вопросов, возникающих по поводу разграничения убийства
(ст.105 УК) и причинения смерти по неосторожности (ст.109 УК);
убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью,
повлекшее по неосторожности смерть человека (ч.4 ст.111 УК).
63
Решение этих вопросов предполагает необходимость в тончайшем
анализе субъективных признаков преступления, что, как известно,
относится к невидимой психической сфере жизнедеятельности
человека. Причем подобные вопросы в судебно-следственной
практике возникают в прямом смысле повседневно, а от
правильности их решения в прямой зависимости находится
законность, обоснованность и справедливость судебного решения
по уголовному делу.
Убийство - преступление с материальным составом, причем
оно может быть совершено как с прямым, так и с косвенным
умыслом. При прямом умысле виновный осознает, что посягает на
жизнь другого человека, предвидит, что его деяние содержит в себе
реальную возможность или неизбежность наступления смерти и
желает ее наступления. При косвенном умысле виновный осознает,
что посягает на жизнь другого человека, предвидит, что в
результате этого деяния, причем как действия, так и бездействия,
может наступить его смерть, и хотя и не желает такого результата,
но сознательно допускает его либо безразлично относится к
наступлению смерти потерпевшего.
Но покушение на убийство может быть совершено только с
прямым умыслом, когда виновный осознавал общественную
опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность
или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее
наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим
от него обстоятельствам (в виду активного сопротивления жертвы,
вмешательства
других
лиц,
своевременного
оказания
потерпевшему медицинской помощи и др.).
Если же умысел виновного был направлен не на лишение
жизни потерпевшего, а на причинение тяжкого вреда его здоровью,
но в результате умышленных действий наступила смерть
потерпевшего, действия виновного подлежат квалификации по ч.4
ст.111 УК. При решении вопроса о направленности умысла в
подобных ситуациях следует исходить, - разъясняет Верховный
Суд РФ, - из совокупности всех обстоятельств содеянного, в
частности, учитывать способ и орудие преступления, количество,
характер и локализация телесных повреждений (например, ранения
жизненно важных органов человека), а также предшествующее
преступлению и последующее поведение виновного и
потерпевшего, их взаимоотношения (п.3 Постановления Пленума
64
Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной
практике по делам об убийстве (ст.105 УК)»).
Убийство предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ, или «простое»
убийство, является, так называемым, основным составом данного
вида преступлений. Поэтому именно с него целесообразно начать
рассмотрение вопросов, возникающих при квалификации убийств.
По ч. 1 ст. 105 УК РФ подлежит квалификации убийство,
совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст.
105 УК РФ, без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.
ст. 106, 107, 108 УК РФ (п.4 постановление).
Изучение практики показывает, что наиболее типичным для
данного вида убийств являются убийства, совершенные из
ревности, по мотивам мести, зависти, ненависти, возникшим на
почве личных отношений. К простому убийству относятся и
убийства в ссоре или драке при отсутствии хулиганских
побуждений. В ранее действующем УК РСФСР (1960 г.) к простому
убийству относилось и «детоубийство», в настоящее время
убийство матерью новорожденного ребенка выделено в
самостоятельный
состав
убийства,
при
смягчающих
обстоятельствах (ст. 106 УК РФ). Необходимо отметить, что
квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ подлежат и некоторые другие
убийства, мотивы и обстоятельства которых позволяют установить
изучение следственной и судебной практики.
К убийству, предусмотренному ч. 1 ст. 105 УК РФ относятся и
некоторые другие виды убийств, которые в следственной и
судебной практике встречаются значительно редко. Так, по ч. 1 ст.
105 УК РФ следует квалифицировать:
а) убийство из трусости человека, ошибочно принятого за
нападающего преступника.
б) Убийство, совершенное виновным в связи с
неправомерными действиями потерпевшего, которые однако
исключают применение ст. ст. 107, 108 УК РФ.
К данному виду убийства могут относится также убийства,
совершенные в результате неправомерного применения оружия
представителем власти либо лицом, охраняющее государственное
имущество, при неисполнении потерпевшим их законных
требований.
в) Убийство при проведении научного эксперимента, при
испытании изобретений, Для таких ситуаций важно подчеркнуть
65
необходимость тщательного анализа субъективной стороны
преступления. Разумеется, во всяком случае должны быть
установлены косвенный смысл на совершение убийства, а также
отсутствие отягчающих и смягчающих обстоятельств.
д) убийство по «договору», когда два лица соглашаются
вместе уйти из жизни, а затем один из них отказывается это делать.
е) Убийство из сострадания, когда виновный выполняет
просьбу тяжело неизлечимо больного человека о лишении его
жизни. Данный вид убийств в настоящее время квалифицируется
по ч. 1 ст. 105 УК РФ, При назначении наказания учитывается п.
«д» ч. 1 ст. 61 УК РФ, в котором в качестве обстоятельства.
Смягчающего наказание, названо: «совершение преступления по
мотиву сострадания».
В настоящее время в ряде стран, к примеру в США (12
штатах), лишение жизни безнадежно больного по его просьбе
(эвтаназия) легализована. Эвтаназия (с греческого) означает: легкая
безболезненная смерть. В США для осуществления пассивной
эвтаназии (прекращения лечения) необходимо оформить
специальный документ, который отражает последнюю волю
больного. Он составляется и подписывается человеком в то время,
когда тот еще в здравом рассудке.
В России все виды медицинской и немедицинской эвтаназии
запрещены. На наш взгляд, это справедливо, т.к. наше общество
еще не готово для решения этого вопроса, однако, я думаю, что
убийство из сострадания не должно квалифицироваться как
«простое» убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ), в Уголовный кодекс
необходимо
включить
статью,
предусматривающую
ответственность за убийство, т.е. совершенное при смягчающих
обстоятельствах, тем более, что при обсуждении проекта ныне
действующего УК РФ (1996 г.) было предложено два варианта
составов лишения жизни из сострадания, с максимальным
наказанием до 3-х лет лишения свободы.
66
9.2. Квалификация преступлений против собственности
Преступления против собственности – это виновно совершенные
общественно опасные деяния, предусмотренные гл.21 УК РФ,
посягающие на любые формы собственности.
Преступления против собственности традиционно составляют
наиболее распространенный вид общественно опасных деяний.
Собственность в РФ выступает в форме частной, государственной,
муниципальной
собственности,
а
также
собственности
общественных объединений (организаций).
Собственность – это правомочия собственника по владению,
пользованию, распоряжению принадлежащим ему имуществом.
Предметом преступлений против собственности могут являться
далеко не все из перечисленных объектов права собственности, а
только имущество, т.е. такие предметы (вещи) материального
мира, в которых овеществлен труд человека.
Не могут по этой причине признаваться предметом
преступлений против собственности природные ресурсы и такие
одушевленные или неодушевленные предметы, которые не
являются носителями материального труда человека (лес, дикие
животные, рыба в океане и т.п.). Незаконная добыча рыбы и иных
водных животных, незаконная охота и незаконная порубка деревьев
и кустарников могут повлечь уголовную ответственность лишь по
ст. 256, 258 и 260 УК РФ, включенным в главу «Экологические
преступления». Иное дело, если лес уже заготовлен человеком,
рыба выловлена или выращена в искусственном водоеме, дикие
животные пойманы и находятся в зоопарке. Все эти объекты могут
признаваться предметом преступлений против собственности, ибо в
них овеществлен труд человека.
Нельзя признавать предметом преступлений против собственности
документы, дающие право на получение того или иного имущества,
а равно так называемые легитимационные знаки (жетоны, номерки
и т.п.). Похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие таких
документов в зависимости от обстоятельств дела должно
квалифицироваться либо по ст. 325 УК РФ, либо как приготовление
к хищению.
В то же время предметами преступных посягательств на
собственность могут служить ценные бумаги (акции, облигации,
приватизационные чеки, валюта РФ и других государств).
67
Поскольку предмет преступлений против собственности всегда
материален, обладает признаком вещи, не могут быть отнесены к
предметам этой группы преступлений объекты интеллектуальной
собственности.
Ответственность за преступления против собственности возможна
лишь при условии, что имущество не принадлежит самому
виновному, является для него чужим.
Чужим является имущество, не находящееся в собственности
или законном владении виновного.
Отсюда вытекает, что предметом этих преступлений не может быть
имущество, принадлежащее виновному на праве общей (долевой
или совместной) собственности (имущество супругов, членов семьи
и других лиц, совместно ведущих трудовое хозяйство).
Итак, можно сделать вывод о том, что предметом хищения имеет
три признака;
а) оно всегда материально (материальный признак);
б) обладает экономической ценностью, которая выражается
в цене (экономический признак);
в) им может быть только чужое имущество (юридический
признак)
Специфическими особенностями отличается правовая природа
имущества, находящегося на умершем либо при нем. До момента
захоронения
умершего
собственник
такого
имущества
определяется в соответствии с правом наследования, и потому это
имущество может являться предметом преступлений против
собственности. После захоронения, когда родственники или иные
наследники добровольно исключили оставленные при усопшем
вещи из состава своего имущества, посягательство на
собственность невозможно. Похищение находящихся в могиле
предметов
квалифицируется
как
преступление
против
общественной нравственности по ст. 244 УК РФ.
Учитывая особенности составов преступных посягательств на
собственность, их юридические свойства и признаки, все
преступления этой группы можно систематизировать следующим
образом:
1) хищение чужого имущества: путем кражи (ст. 158 УК РФ),
мошенничества (ст. 159-159-6 УК РФ), присвоения или растраты
(ст. 160 УК РФ), грабежа (ст. 161 УК РФ), разбоя (ст. 162 УК РФ);
хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ);
68
2) причинение имущественного либо иного ущерба, не связанное с
хищением. Сюда включаются вымогательство (ст. 163 УК РФ),
причинение имущественного ущерба путем обмана или
злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), неправомерное
завладение автомобилем или иным транспортным средством без
цели хищения (ст. 166 УК РФ);
3) уничтожение или повреждение имущества, которое может быть
умышленным (ст. 167 УК РФ) или неосторожным (ст. 168 УК РФ).
Согласно примечанию 1 к ст. 158 УК РФ, под хищением
понимаются совершенные с корыстной целью противоправные
безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в
пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику
или иному владельцу этого имущества.
Из текста примечания к ст. 158 УК РФ вытекает, что закон относит
к хищениям составы преступлений, предусмотренные ст. 158-162,
164 УК РФ. В перечисленных статьях уголовная ответственность
дифференцирована преимущественно в зависимости от способа
изъятия чужого имущества. Это означает, что УК РФ выделяет
следующие формы хищения: кража (ст. 158), мошенничество (ст.
159), присвоение (ст. 160), растрата (ст. 160), грабеж (ст. 161),
разбой (ст. 162). За хищение предметов, представляющих особую
ценность, ответственность наступает независимо от способа
хищения (ст. 164).
Все перечисленные преступления объединяет не только то,
что их родовым объектом являются отношения собственности, но и
то, что с субъективной стороны они характеризуются и прямым
умыслом, и корыстной целью, когда виновный осознает, что он
незаконно и безвозмездно изымает чужое имущество, причиняя
потерпевшему материальный ущерб, и желает такого результата.
Таким образом, разграничение между этими преступлениями
проводится, главным образом, по объективной стороне состава.
Главная задача, которая решается при квалификации
вышеперечисленных преступлений, заключается в том, чтобы в
диспозиции статьи правильно выбрать ключевое понятие,
правильно истолковать его и правильно сопоставить с
фактическими обстоятельствами дела.
В статье 158 УК о краже таким понятием является «тайное
хищение», в ст. 159 УК – «хищение... путем обмана или
злоупотребления доверием», в ст. 161 УК – «открытое хищение», в
69
ст.162 УК – «нападение».
По поводу разграничения составов кражи и грабежи на основе
верного толкования понятий «тайное» и «открытое» (хищение
чужого имущества) накопился богатейший опыт, который не
только с теоретической позиции осмыслен учеными правоведами,
но и в спрессованном виде получил выражение в разъяснениях
Пленума Верховного Суда РФ по делам о преступлениях против
собственности. «Как тайное хищение чужого имущества (кража)
следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное
изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца
этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их
присутствии, но незаметно для них». В тех случаях, когда
указанные лица видели, что совершается хищение, однако
виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что
действует тайно, содеянное также является тайным хищением
чужого имущества.
Открытым хищением чужого имущества, предусмотренным
ст. 161 УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое
совершается в присутствии собственника или иного владельца
имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее
это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица
понимают противоправный характер его действий независимо от
того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.
Если в ходе совершения кражи действия виновного
обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества
либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает
совершать незаконное изъятие имущества или его удержание,
содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае
применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо
угрозы применения такого насилия - как разбой.
Мошенничество из всех форм хищения выделяется также
характерным способом завладения чужим имуществом, в котором в
единстве сосредоточены объективные и субъективные признаки
состава преступления. Обман может быть активным и выражаться в
преднамеренных целенаправленных действиях, чтобы ввести
потерпевшего в заблуждение (сообщение ложных сведений,
представление подложных документов, обещания, которые
виновный не собирается выполнять, или даже заведомо
невыполнимые). Пассивный обман заключается в умолчании о
70
юридически значимых обстоятельствах, которые виновный обязан
был сообщить, в результате чего также складывается заблуждение
относительно оснований передачи имущества от потерпевшего
виновному, иллюзия нормальных правоотношений.
Второй из указанных непосредственно в законе способ
мошенничества - злоупотребление доверием - выражается в том,
что виновный в целях противоправного завладения чужим
имуществом использует сложившиеся между ним и потерпевшим
особо доверительные отношения, для чего могут быть предприняты
и целенаправленные активные действия.
В отличие от всех других форм хищений потерпевший собственник имущества - передает его мошеннику добровольно.
Именно в силу добровольного акта такой передачи виновный
получает реальную возможность открыто, как будто бы на
законных основаниях, пользоваться и распоряжаться имуществом,
которым он завладел. Это обстоятельство позволяет отграничить
мошенничество от некоторых способов кражи, когда виновный
тайно присваивает вещь, за которой потерпевший тоже на основе
доверия попросил присмотреть во время своей отлучки и
скрывается с нею или скрывает факт завладения чужим
имуществом. Одновременно данный признак лежит в основе
разграничения мошенничества и присвоения или растраты чужого
имущества, вверенного виновному. Вверенное - значит доверенное
на законных официальных основаниях в связи с работой, службой,
как правило, по договору материальной ответственности.
Что же касается разбоя (ст.162 УК), то первое слово в тексте
этой статьи – «нападение» само за себя говорит о том, что речь
идет о преступлении с усеченным составом, когда желаемый
преступный результат - завладение чужим имуществом - не
является признаком данного состава. Зато важнейшее значение
здесь придается понятиям, отражающим характер разбойного
нападения и позволяющим отграничить квалифицированный
грабеж от разбоя как такового: такое нападение должно быть
опасным для жизни или здоровья потерпевшего.
Под насилием, опасным для жизни и здоровья, в контексте
ст. 162 УК следует понимать такое насилие, которое повлекло
причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью
потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью,
вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или
71
незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.
Как разбой следует квалифицировать и нападение с целью
завладения имуществом, совершенное с применением насилия,
опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило
вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения
создавало реальную опасность для его жизни или здоровья (п.21
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.
N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»7).
Применение насилия при разбойном нападении, в результате
которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней
тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и
дополнительной квалификации по ст.115 и 112 УК не требует. В
этих случаях содеянное квалифицируется по ч.1 ст.162 УК, если
отсутствуют отягчающие обстоятельства, к которым относятся:
совершение разбоя по предварительному сговору группой лиц; с
применением оружия или предметов, используемых в качестве
оружия (ч.2 ст.162 УК); совершение разбоя с незаконным
проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в
крупном размере (ч.3 ст.162 УК); совершение разбоя
организованной группой, в целях завладения имуществом в особо
крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью
потерпевшего (пп. «а», «в» ч.4 ст.162 УК).
Если же в ходе разбойного нападения с целью завладения
чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред
здоровью, что повлекло за собой наступление смерти по
неосторожности, содеянное квалифицируется по п.в ч.4 ст.162 УК
(разбой с причинением тяжкого вреда здоровью) и ч.4 ст.111УК
(умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее за
собой смерть потерпевшего) (п.21 постановления).
В ст.163 УК о вымогательстве главную смысловую нагрузку
несет понятие «требование» (передачи имущества или права на
имущество), означающее, что данное преступление считается
оконченным с момента предъявления таких требований под
угрозой наступления вредоносных условий, детально изложенных в
подобной диспозиции данной статьи, а сам факт завладения этим
имуществом или правом на имущество обязательным признаком
состава преступления не является.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о
краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2. С. 2.
7
72
Эта
рассчитанная
на
«опережающее»
применение
законодательная
конструкция,
устанавливающая
строгую
уголовную ответственность независимо от того, добился ли
вымогатель своей преступной цели, имеет особую актуальность в
условиях небывалого размаха жесточайшего организованного
рэкета, который почти открыто бросает вызов правопорядку,
претендуя на третью всеобъемлющую оброчную систему
«криминальных крыш», действуя в сфере предпринимательства на
равных
с
государственной
фискальной
системой
и
коррупционными поборами.
Поскольку
одной
из
разновидностей
угрозы
при
вымогательстве является угроза применения насилия, очевидно,
что состав данного преступления имеет «пограничные» области с
грабежом и разбоем. Угроза насилием при грабеже служит
средством завладения или удержания имущества, а при
вымогательстве - средством принуждения во внешне добровольной
передаче имущества угрожающему.
Грабеж состоит в завладении имуществом потерпевшего,
поэтому причинение потерпевшему имущественного ущерба обязательный признак объективной стороны, а при вымогательстве
переход имущества к виновному находится за рамками
объективной стороны преступления. Наконец, при грабеже
виновный угрожает применить насилие, не опасное для жизни или
здоровья, а при вымогательстве характер «обещаемого» насилия
может быть и не конкретизирован, расплывчат.
От разбоя же вымогательство отличается не только этой
относительной расплывчатостью угрозы, но главным образом тем,
что вымогательство по общему правилу не предполагает
нападения, т.е. агрессивных физических действий со стороны
виновного в отношении потерпевшего; оно может быть лишь
«обещано» на случай, если потерпевший не выполнит преступного
требования. Для завладения имуществом при разбое может быть
использовано понятие захвата; разбойник физически захватывает,
отнимает чужое «здесь и сейчас», не останавливаясь перед силовым
преодолением сопротивления потерпевшего, а удерживая отнятое,
может прибегнуть к новому насилию. Вымогатель же вынуждает
потерпевшего отдать свое, доводит его до такого состояния, когда
жертва не видит лучшего выхода из положения. Если такое
принуждение и сопряжено с нападением, то нападающий, когда им
73
является вымогатель (рэкетир), не ставит перед собой цели
захватить имущество в процессе или в непосредственном
результате нападения. Его цель заключается в том, чтобы
напуганный нападением потерпевший сам принес, предложил,
отдал требуемое имущество. Насилие в подобных случаях лишь
подкрепляет угрозу, не более того.
Если же нападающий применяет насилие или высказывает
угрозу применения насилия в целях немедленного завладения
чужим имуществом, и это насилие опасно для жизни или здоровья
потерпевшего, налицо оконченный состав разбоя, даже если чужим
имуществом виновному завладеть так и не удалось. А если после
такой неудачи с разбойным нападением виновный продолжает с
перерывом во времени угрожать потерпевшему применением
нового насилия и шантажировать его, можно утверждать, что
разбой перерос в рэкет и что содеянное подлежит квалификации по
совокупности ст.162и 163 УК. Точно так же, если вымогательство
не принесло рэкету желаемого результата и он прибег к
вооруженному нападению на потерпевшего, имея намерение тут же
захватить имущество, служившее предметом безуспешного
вымогательства, действия виновного подлежат квалификации как
вымогательство и разбой (ст. 163 и 162 УК).
74
10. Нормативные акты и рекомендуемая литература к
изучению спецкурса «Теория и практика квалификации
преступлений»
Нормативные документы
1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным
голосованием 12 декабря 1993. - М., 2014. – 64 с.
2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. – М.:
Изд-во Проспект, 2014. – 592 с.
3. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.96 № 63-ФЗ
(в редакции от 25.110.2014, с изменениями от 21.07.2014 г. //
Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
4. Закон РФ от 22.12.1992 № 4180-1 (ред. от 29.11.2007) "О
трансплантации органов и (или) тканей человека"// Ведомости
Съезда народных депутатов Российской Федерации и
Верховного Совета Российской Федерации. – 1993. – № 2. – Ст.
62.
5. Приказ Минздрава РФ № 73 от 4 апреля 2003г. «Об утверждении
Инструкции по определению критериев и порядка определения
момента смерти человека, прекращения реанимационных
мероприятий»// «Российская газета» 15 апреля 2003 г., № 72
(3186).
6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря
2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и
разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 2.
7. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г.
«О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» //
Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3.
8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля
2011 г.
№1
«О
судебной
практике
применения
законодательства, регламентирующего особенности уголовной
ответственности и наказания несовершеннолетних»//Рос. газета2011-11 февраля.
Научная литература
9. Герцензон А.А.Квалификация преступлений. М.,1947
75
10. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений – 2
изд.- М., «Юристъ»,1999.
11. Гаухман Л.Д. Квалификации преступлений: закон, теория,
практика. – 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ЮрИнфор, 2003.
12.Галахова
А.В.
Вопросы
квалификации
преступлений/
«Российский следователь», 2010 № 14.
13.. Савельева В.С. "Основы квалификации преступлений: Учебное
пособие", "Проспект", 2011.
14.Кадников Н.Г. Квалификация преступлений и вопросы
судебного толкования. М., 2003.
15.Корнеева
А.В.
Теоретические
основы
квалификации
преступлений. М. Проспект. 2010.
16.Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М.:
МГУ, 1984.
17. Иногамова- Хегай Л.В. Понятие конкуренции уголовноправовых норм // Правоведение. 2001. №2.
18.Рарог А.И., Грачева Ю.В.. Законодательные конструкции и
квалификация преступлений // Уголовное право. 2003. № 2.
19. Рарог А.И. Квалификация преступлений / Есаков Г.А., Рарог
А.И., Чучаев А.И. Настольная книга судьи по уголовным делам /
отв. ред. А.И. Рарог. – М.: ТК Велби, Проспект, 2007.
20. Рораг А.И., Настольная книга судьи по квалификации
преступлений: практическое пособие. – М.; ТК Велби, Проспект,
2006. – 224 с.
21. Сабитов Р.А. Теория и практика квалификации уголовноправовых деяний. М.: Бек, 2003. – 389 с.
22. Уголовное право России. Части Общая и Особенная. / Под ред.
А.И. Рарога. - Москва.: Проспект, 2014. 8-е изд., 384 с.
23. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник
/ под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога,4-е изд.- М.:Проспект, 2014. 528с.
76
Геворкян Мартин Вараздатович,
3аведующий кафедрой, кандидат юридических наук, доцент
Андреев Владимир Леонидович,
доцент кафедры, кандидат юридических наук
Теория и практика
квалификации преступлений
(учебное пособие)
_____________________________________________________________
Подписано в печать 06.04.2015 г.
Бумага офсетная. Формат 60х90 1/16. Усл.печ. л.4,75
Заказ №310. Тираж 100 экз.
Отпечатано в типографии ООО «ЛОГОС Плюс»
с оригинал-макета заказчика.
180004, г. Псков, Октябрьский пр., д. 50, к.1;
Тел/факс (8112) 79-37-23, тел. 8-921-218-47-47
e-mail:[email protected]
Скачать