Калматаева Диана, 3 курс МО ВЫЗОВЫ АТОМНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ ДЛЯ ЯПОНИИ:

advertisement
Калматаева Диана, 3 курс МО
ВЫЗОВЫ АТОМНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ ДЛЯ ЯПОНИИ:
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДИСКУССИИ И УЧАСТИЕ КАЗАХСТАНА
На сегодняшний день вопрос использования мирного атома
представляется для Японии одним из наиболее приоритетных вызовов в
энергообеспечении страны. Будучи зависимым от экспорта энергоресурсов
на 91,3% (1),
японское правительство определило для себя ряд
внешнеполитических стратегий, направленных в первую очередь на
снижение зависимости от экспорта энергоресурсов.
Нормативно-правовую базу японской энергетической политики
формирует документ «Основной̆ закон о политике в области энергетики» от
14 июня 2012 года, а непосредственное осуществление т.н. “энергетической
дипломатии”, воплощение которой возложено на МИД, происходит в рамках
«Стратегии и подходов к энергетической̆ дипломатии Японии» от 2004 г. (2).
Согласно «Основному закону», государство обязуется развивать
интенсивное, долгосрочное и взаимовыгодное международное и
двустороннее сотрудничество, путем создания удобной платформы для
удачного взаимодействия бизнеса сектора со сферой национальных
интересов Японии. Последнее же осуществляется посредством базирования
на шести основных задачах (3):
–поддержание и усиление мер экстренного реагирования;
–поддержание и укреплении дружественных отношений со странами
Ближнего Востока, странами-экспортерами энергоресурсов, а также иными
международным посредническими организациями;
–диверсификация источников поставок энергоресурсов;
–диверсификация источников энергии;
–политика энергосбережения, эффективного использования энергии,
развитие альтернативных источников энергии, а также мер по защите
окружающей̆ среды;
–создание необходимых условий для усиления глобальной̆ энергетической̆
безопасности.
Своеобразным толчком в отношении вопроса энергетической
обеспеченности
со
стороны
японского
руководства,
послужил
энергетический кризис 1970-х г. выявивший неспособность Японии
адекватно реагировать на резкое повышение цен на сырье, нестабильность
политических и экономических связей со странами Ближнего Востока и
подчеркнувший необходимость развития альтернативных источников
энергии. Как результат нефтяного кризиса 1973 года, Токио наладил
отношения со странами-экспортерами нефти, делая ставку на долгосрочные и
стабильные двусторонние отношения, внедрила стратегию «наращивания
стратегических резервов», обнародовала закон о рациональном
использовании энергии и дала старт развитию альтернативных
энергетических ресурсов, в частности атомной энергетики (4).
За более чем сорок лет Японии удалось снизить свою зависимость от
нефтяной продукции с 77,4% в 1973 до 47,3% в 2012 (1). При этом,
наименьший процент нефтезависимости пришелся на 2010 год с показателем
в 43,7%, когда доля природного газа в энергообеспечении поднялась с 13,8%
в 2005 году до 17,3% в 2010 году. Второе место наряду с природным газом
делит уголь, причем до 2011 года последний имел явное преимущество,
насчитывая 18% против 13% в 2000 году, но к приблизившись к показателю в
22,6% против 22,5% в 2012 году.
Что касается позиций атомной энергетики, до 2011 года наблюдалось
постепенное снижение ее использования, начиная с 12,2% в 2000 году и
заканчивая 10,8% в 2010, а после взрывов на Фукусимa-1 и последующего
продолжительного закрытия реакторов, резкое снижение до 4% в 2011, а
затем и вовсе 0,6% в 2012 году.
Мартовские события 2011 года дискредитировали атомную энергетику
в качестве основополагающей альтернативы традиционных источников
добывания энергии. Учитывая, что при строительстве реакторов
принималась в расчет сейсмологическая неустойчивость района,
ограждений, защищавших на высоту не более чем пяти метров естественным
образом не хватило для предотвращения воздействия на реакторы
четырнадцати метровой волны (5). Соответственно, были допущены
просчеты в прогнозировании возможных угроз атомной безопасности.
Несмотря на драматические последствия взрывов на АЭС Фукусима-1
и ощутимое сокращение доли атомных источников в энергоснабжении
Японии после марта 2011, именно резко негативное отношение к мирному
атому как к источнику энергии послужило одной из причин того, что
Демократическая партия, одна из наиболее популярных партий в Японии,
заявившая, что намерена остановить работу атомных реакторов к 2040 году,
на выборах в обе палаты Парламента, проходивших с декабря 2012 по июль
2013 года, получила 57 мест из 480 и 59 из 242, отдав первенство
Либерально-демократической партии (взявшей 294 и 115 соответственно),
намеревавшейся пересмотреть всю энергетическую политику, не исключая
при этом и атомную (6).
В рамках обещанного пересмотра энергетической стратегии, в апреле
2014 года был принят «Четвертый стратегический энергетический план
Японии» (7), в котором зависимость от нефтяных ресурсов была признана
фактором, провоцирующим отток национального благосостояния, рост цен
на электричество и зависимость от стран Ближнего Востока, а также
усиливающим выделение газов парникового эффекта. Именно поэтому была
определена иерархия приоритетных источников энергии, список которой
возглавили возобновляемые источники (солнечная, ветреная, геотермальная
и др. энергии), затем атомная энергетика, уголь, природный газ, замыкает
шестерку нефть и LP Gas. Приоритетной задачей для японского
правительства в отношении атомной энергетики становится реставрация и
модернизация Фукусимы, соблюдение высших мер безопасности, внедрение
риск менеджмента, создание благоприятной почвы для кооперации с
соответствующими секторами бизнеса, разработка компенсаторной
программы, осуществление непосредственного диалога с обществом в целях
построение мер доверия в отношении атомной энергии.
На фоне возрастающего интереса Японии к развитию мирного атома
позитивному сближению подвергаются японо-казахстанские торговоэкономические связи. Казахстан, будучи первым производителем урана в
мире (8), может предложить японской стороне сырье в обмен на
необходимые стране технологии. Японская «дипломатия ресурсов» (9) в
Центральной Азии активно действует начиная с 2007, когда были подписаны
«Совместное заявление об укреплении стратегического партнерства в
области мирного использования атомной̆ энергии”, контракты на поставку
уранового концентрата и разработке урановых месторождений. В декабре
2007 г. был подписан соответствующий̆ Меморандум о взаимопонимании,
согласно которому Ульбинский металлургический̆ завод будет производить и
поставлять компоненты ядерного топлива для изготовления топливных
сборок на предприятиях «Nuclear Fuel Industries» для дальнейшей̆ поставки
их на АЭС компании «Kansai» в Японии. По некоторым оценкам, в
перспективе на долю казахстанского урана может приходиться около 40%
спроса (10).
В период с 18 по 20 февраля 2013 года казахстанские и японские
коллеги встретились в рамках 4-го заседания Совместной комиссии
правительственного и частного секторов Казахстана и Японии по
экономическому сотрудничеству (11). Основным предметом обсуждения
стали вопросы трансферта передовых японских технологий и реализация на
их базе целевых технологических программ. Результатом данной встречи
стало подписание 9 меморандумов, которые позволят в будущем обеспечить
стабильный фундамент долгосрочным отношениям между двумя
государствами.
В рамках работы пятой сессии Ассамблеи агентства IRENA в Абу-Даби
18 января 2015 Министр экономики, торговли и промышленности Японии
Еити Миядзава выразил заинтересованность Токио в расширении участия
Казахстана в ряде перспективных проектов в области атомной энергетики.
Примечания:
1. STATISTICAL HANDBOOK OF JAPAN 2014, STATISTICS BUREAU, MINISTRY OF INTERNAL
AFFAIRS AND COMMUNICATIONS, JAPAN.
2. НОСОВА ИРИНА АЛЕКСАНДРОВНА ВНЕШНЯЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ЯПОНИИ: ДО И
ПОСЛЕ ФУКУСИМЫ // Вестник МГИМО . 2012. №1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/vneshnyayaenergeticheskaya-politika-yaponii-do-i-posle-fukusimy (дата обращения: 06.03.2015).
3. STRATEGY AND APPROACHES OF JAPAN'S ENERGY DIPLOMACY, 2004
4. АЛЕКСАНДР МОРОГОВ ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
ЯПОНИ//ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ № 1 (92), 2010
5. Ю. Д. ДЕНИСОВ КАТАСТРОФА НА «ФУКУСИМА-I»: ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ
//Япония: события
11 марта 2011 года. Итоги и уроки / Рук. Проекта Э.В.Молодякова. – М., АИРО-ХХ1. 2012 – 224 с
6. NUCLEAR POWER IN JAPAN//WORLD NUCLEAR ASSOCIATION. URL: http://www.worldnuclear.org/info/Country-Profiles/Countries-G-N/Japan/
7. THE 4TH STRATEGIC ENERGY PLAN OF JAPAN, APRIL 2014
8. WORLD URANIUM MINING PRODUCTION. URL: http://www.world-nuclear.org/info/Nuclear-FuelCycle/Mining-of-Uranium/World-Uranium-Mining-Production/
9. ДОБРИНСКАЯ ОЛЬГА АЛЕКСЕЕВНА ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ ЯПОНИИ И
ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ // Япония. Ежегодник . 2011. №40. URL:
http://cyberleninka.ru/article/n/energeticheskaya-diplomatiya-yaponii-i-tsentralnoy-azii (дата обращения:
06.03.2015).
10. Contribution to Nuclear Power Generation . Japan Bank for international cooperation. – www.jbic.go
jp/en/special/resource/006. index. html
11. Япония и Казахстан - сотрудничество в сфере атомной энергетики и инновационных
технологий, Национальный ядерный центр Республики Казахстан//URL:
http://www.nnc.kz/Novosti/Atomnaya-energetika/collaboration-japan-kazakhstan.html
12. Япония заинтересована в участии в казахстанских проектах в области атомной энергетики
URL: http://www.zakon.kz/4682386-japonija-zainteresovana-v-uchastii-v.html
Скачать