ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

advertisement
Обзор судебной практики Верховного Суда
Российской Федерации
При принятии правовых решений судам надлежит руководствоваться
практикой Верховного Суда РФ. При этом необходимо руководствоваться
официально опубликованной практикой Верховного Суда РФ. Местом
официального опубликования практики по конкретным уголовным делам и
материалам, обзоров судебной практики Верховного Суда РФ является
Бюллетень Верховного Суда РФ. Все что публикуется в Бюллетене
ревизируется Президиумом Верховного Суда РФ.
В 2012 г. Верховный Суд РФ, публикуя судебную практику в
Бюллетене, акцентировал внимание судей на следующем.
Большое значение Верховный Суд РФ придает практике назначения
судами наказания.
Так, Верховный Суд РФ в приведенных примерах неоднократно
указывает на то, что при наличии смягчающих наказание обстоятельств,
предусмотренных п.п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ и отсутствии отягчающих
наказание обстоятельств, согласно ст. 62 УК РФ срок или размер наказания
не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее
строгого вида наказания, предусмотренного статьей УК РФ. При этом
Верховный Суд РФ указывает, что активное способствование раскрытию и
расследованию преступления может выражаться в том, что виновный
указывает на место нахождения орудий преступления, помогает в
организации и проведении следственных экспериментов, в представлении
вещественных
доказательств,
в
изобличении
других
соучастников
преступления и в розыске имущества, добытого в результате совершения
преступления. Показания об обстоятельствах совершения преступных
действий, данные после доставления в правоохранительные органы, после
подтверждения причастности к совершению преступления показаниями
1
свидетелей и другими доказательствами не могут расцениваться как активное
способствование в раскрытии и расследовании преступления.
Вместе с тем, Верховный Суд РФ указывает на то, что суды
необоснованно отказывают в признании в качестве смягчающего наказания
обстоятельства активного способствования в раскрытии и расследовании
преступления. Так, Верховный Суд РФ привел пример, когда суд
необоснованно не признал наличие в действиях осужденной данного
смягчающего наказание обстоятельства. Суд не применил положения ст. 62
УК РФ, мотивируя тем, что одни лишь признательные показания не могут
быть расценены как активное способствование расследованию преступления,
а заявление о явке с повинной дано осужденной после ее задержания за
получение взятки. Судебная коллегия Верховного Суда РФ установила, что
судом не учтено, что М. не только признала себя виновной и дала
признательные показания, но и на протяжении всего предварительного
следствия активно оказывала содействие, неоднократно на допросах в
качестве подозреваемой и обвиняемой, на очной ставке, давала подробные
пояснения об обстоятельствах совершенного преступления, указав при этом
на
выявленные
в
деятельности
предприятия
нарушения
налогового
законодательства, связанные с неуплатой налогов в доход государства на
сумму свыше трех миллионов рублей. Также сообщила следствию сведения,
которые в последующем были использованы для назначения экономической
экспертизы
и
подтверждены
экспертом.
Прослушав
аудиозаписи
переговоров, которые велись в ходе оперативного эксперимента, подтвердила
свое участие в этих переговорах в качестве взяткополучателя и соответствие
аудиозаписей
фактическому
содержанию
переговоров.
Согласилась
предоставить следствию экспериментальные образцы своего голоса для
производства фоноскопической экспертизы указанных аудиозаписей. Данные
ею
показания
об
участниках
переговоров
во
время
оперативного
эксперимента и представленные образцы голоса были использованы
следователем для назначения фоноскопической экспертизы, подтвердившей
2
эти показания. Ее действия после задержания (выдача предмета взятки,
заявление о явке с повинной) также свидетельствуют о ее стремлении оказать
содействие расследованию преступления. Однако суд, установив данные
факты и сославшись на них в числе других доказательств обвинения, не дал
им надлежащей оценки и не нашел оснований для оценки поведения М. как
активного
способствования
раскрытию
преступления
и
применения
положения ст. 62 УК РФ.
Верховный Суд РФ указывает и на то, что при рассмотрении
уголовного дела в особом порядке и наличии смягчающих наказание
обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ и
отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, наказание назначается по
правилам ч. 7 ст. 316 УПК РФ и ч. 5 ст. 62 УК РФ, то есть 2/3 от 2/3 наиболее
строгого вида наказания, предусмотренного статьей УК РФ.
В обзоре кассационной практики за первое полугодие 2012 года
Верховный Суд РФ указал на то, что наказание в виде лишения свободы
может быть назначено осужденному, впервые совершившему преступление
небольшой
тяжести
только
при
наличии
отягчающих
наказание
обстоятельств.
Кроме этого, Верховным Судом РФ публикуется большое количество
примеров по конкретным уголовным делам и материалам в части
правильного применения уголовно-процессуального закона.
Судебная коллегия сняла с кассационного рассмотрения уголовное
дело по следующим основаниям.
В судебном заседании суда кассационной инстанции осужденный Ф.
заявил ходатайство о приобщении к делу его кассационной жалобы, которая
была ему возвращена судом первой инстанции. Согласно представленной
жалобе и сопроводительным документам к ней было установлено, что
осужденным Ф. данная жалоба была подана с соблюдением установленных
законом требований. Судебная коллегия уголовное дело в отношении Ф.
сняла с кассационного рассмотрения и направила для кассационного
3
оформления
в
суд,
постановивший
приговор,
указав
следующее.
Председательствующий по делу судья кассационную жалобу Ф. возвратил
начальнику исправительного учреждения и указал на необходимость в срок
до 20 апреля 2012 г. устранить недостатки кассационной жалобы, которые
выразились в том, что в кассационной жалобе не указаны процессуальное
положение Ф., его местонахождение, не приведены доводы и основания для
отмены приговора. В судебном заседании суда кассационной инстанции Ф.
пояснил, что кассационная жалоба ему была возвращена 10 апреля 2012 г., о
чем он указал в расписке, однако основания, по которым его кассационная
жалоба возвращена, и указание о необходимости устранения недостатков ему
известны
не
были.
Изложенные
обстоятельства
свидетельствуют
о
нарушениях положений УПК РФ и невозможности рассмотрения уголовного
дела в суде кассационной инстанции.
Верховный Суд РФ указал, что срок обжалования приговора в
отношении осужденного, который скрылся от суда, исчисляется со дня
провозглашения приговора. Так, осужденный Л. находился под подпиской о
невыезде и не явился на оглашение приговора, которое состоялось 5 июля
2011 г. После провозглашения приговора осужденный был объявлен в розыск
и задержан 20 июля 2011 г. На следующий день ему была вручена копия
приговора, 28 июля он обжаловал приговор. Кассационная жалоба была
возвращена осужденному в связи с пропуском срока обжалования.
Осужденный заявил ходатайство о восстановлении пропущенного срока
обжалования. В удовлетворении данного ходатайства судом было отказано.
Верховный Суд РФ данное решение суда оставил без изменения и указал, что
на момент провозглашения приговора и в течение 10 дней после этого
осужденный не содержался под стражей (скрывался).
Кроме этого Верховный Суд РФ указал, что недопустимо нарушение
требований ст. 252 УПК РФ и разъяснил, что суд не должен в приговоре
допускать формулировки, свидетельствующие о виновности в совершении
преступления лиц, дело в отношении которых выделено в отдельное
4
производство. Мотивируя свое решение, Верховный Суд РФ разъяснил, что
указание
в
описательно-мотивировочной
части
приговора
действий
названных лиц, следует считать совершенными другими лицами.
Необходимо отметить следующие примеры судебной практики:
Определением Судебной коллегии по уголовным дела Верховного
Суда РФ от 23 августа 2011 г. указано, что замена наказания в виде штрафа
лицу, злостно уклоняющемуся от его уплаты, другим видом наказания
является соответствующей закону. В данном определении указано, что
согласно ч. 1 ст. 31 и ч. 2 ст. 32 УИК РФ злостно уклоняющимся от уплаты
штрафа признается осужденный, не уплативший штраф в течение 30 дней со
дня вступления приговора в законную силу. При этом факт злостного
уклонения должен быть установлен приставом-исполнителем.
Определением Судебной коллегии по уголовным дела Верховного
Суда РФ от 24 апреля 2012 г. указано, что при решении вопроса об условнодосрочном освобождении лица от дальнейшего отбывания наказания
применяется уголовный закон, наиболее благоприятный для осужденного.
Данное Определение относится к редакции ст. 79 УК РФ. Как указано в
данном судебном решении, рассматривая ходатайство осужденного об
условно-досрочном освобождении судам необходимо руководствоваться
положениями ст. 10 УК РФ и исходить из редакции уголовного закона,
действовавшей на момент совершения преступления и момент приговора.
В постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 20 июля 2012 г.
указано, что судебные решения в части осуждения лица за покушение на
сбыт наркотических средств отменены, поскольку выводы суда о виновности
лица в совершении преступления основаны на доказательствах, полученных
с нарушением положений ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».
По приговору Советского районного суда г. Орла от 17 июля 2009 г. Д.,
ранее судимый, осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (по
эпизодам с 22 ноября 2007 г. до 27 ноября 2007 г.) к пяти годам лишения
свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду 27 декабря 2007 г.) –
5
к четырем годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по
совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения
назначенных наказаний окончательно назначено пять лет три месяца
лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Преступления совершены при следующих обстоятельствах:
22 ноября 2007 г. Д., действуя из корыстных побуждений, в целях
личного обогащения, получил от П., выступавшего в роли покупателя
наркотических
средств
в
ходе
проведения
оперативно-розыскного
мероприятия (далее – ОРМ) «проверочная закупка», 2 тыс. рублей и 1 тыс.
рублей, а затем сбыл последнему наркотическое средство метамфетамин
весом 1,45 г. 27 ноября 2007 г. Д., действуя из корыстных побуждений, во
исполнение единого преступного умысла, направленного на незаконный
сбыт наркотического средства в крупном размере, получил от П.,
выступавшего в роли покупателя наркотического средства в ходе проведения
ОРМ
«проверочная
закупка»,
2
тыс.
рублей
и
сбыл
последнему
наркотическое средство метамфетамин весом 0,89 г. 27 декабря 2007 г. Д. в
связи с возникшим преступным умыслом, направленным на незаконный сбыт
наркотического средства амфетамина, получил от П., выступавшего в роли
покупателя наркотического средства в ходе проведения ОРМ «проверочная
закупка», 2 тыс. рублей и сбыл последнему наркотическое средство
амфетамин весом 0,085 г в порошкообразной смеси общим весом 1,42 г.
В надзорной жалобе адвокат в защиту интересов осужденного Д.
просил об отмене приговора и последующих судебных решений в отношении
Д. По мнению адвоката, суд оставил без внимания вопрос о законности
проведения в отношении Д. ОРМ «проверочная закупка». После того как 22
ноября 2007 г. сотрудники наркоконтроля уже выявили факт передачи П.
метамфетамина, они вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности не
пресекли действий виновных, не предприняли мер по выявлению сбытчика
наркотического средства, а вновь посредством действий привлеченного лица
П. спровоцировали Д. на очередные приобретение и передачу наркотических
6
средств 27 ноября и 27 декабря 2007 г. Выводы суда о виновности Д. в сбыте
наркотического средства 22, 27 ноября и 27 декабря 2007 г. основаны на
недопустимых доказательствах, полученных в результате провокационных
действий сотрудников наркоконтроля.
Президиум Верховного Суда РФ 20 июля 2012 г. удовлетворил
надзорную жалобу частично, судебные решения в части осуждения Д. по ч. 3
ст. 30, ч. 1 ст. 228-1 УК РФ отменил с прекращением производства по делу, а
в остальной части – изменил, мотивировав свое решение следующим.
В обоснование своего вывода о виновности Д. в указанных
преступлениях суд сослался в приговоре на его показания, показания
свидетелей, а также на заключения экспертов, протоколы следственных
действий и иные документы.
Между тем суд не учел положения уголовно-процессуального закона,
регламентирующие необходимость обоснования приговора допустимыми
доказательствами, что повлияло на правильность принятого решения.
Согласно ст.ст. 75, 89 УПК РФ и ст. 7 Федерального закона «Об
оперативно-розыскной деятельности» результаты оперативно-розыскных
мероприятий могут быть положены в основу приговора, если они получены в
соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у
виновного
умысла,
направленного
на
совершение
преступления
и
сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных
подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных
действий, необходимых для совершения противоправного деяния. При этом в
силу ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»
задачами
такой
деятельности
является,
в
частности,
выявление,
предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и
установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.
Данные требования законов по настоящему делу не выполнены.
Свидетель П. на предварительном следствии и в судебном заседании
показал, что он по инициативе сотрудников УФСКН участвовал в ОРМ
7
«проверочная закупка» в отношении Д. 22, 27 ноября и 27 декабря 2007 г. в
качестве непосредственно закупщика наркотического средства на деньги,
полученные у этих сотрудников.
Из постановления о проведении проверочной закупки от 22 ноября
2007 г. усматривается, что ее целью являлось документирование преступной
деятельности Д., установление его личных данных и проверка информации о
причастности Д. к сбыту наркотических средств.
Для документирования преступной деятельности Д., установления
связей,
месте
хранения
наркотического
средства
вновь
вынесено
постановление о проведении проверочной закупки 27 ноября 2007 г. 27
декабря 2007 г. в третий раз вынесено постановление о проведении
проверочной закупки для документирования преступной деятельности Д.
Таким образом, материалами дела установлено, что проведение 22
ноября 2007 г. ОРМ «проверочная закупка» соответствовало положениям
Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в связи с
чем действия Д., сбывшего П. за деньги наркотическое средство
метамфетамин весом 1,45 г, правильно квалифицированы судом по ч. 3 ст.
30, п. «б» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ.
Что касается последующих действий, связанных с проведением
повторных проверочных закупок 27 ноября и 27 декабря 2007 г., то они
совершены вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности, указанным
в ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по
выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а
также выявлению и установлению лиц, их подготавливающих или
совершивших. В данном случае сотрудники наркоконтроля, несмотря на
выявление факта сбыта Д. наркотического средства П. 22 ноября 2007 г., не
только не пресекли его действия, но и вновь привлекли П. к приобретению у
осужденного наркотического средства 27 ноября и 27 декабря 2007 г.
Указанные постановления от 27 ноября и 27 декабря 2007 г.
(однотипного содержания), связанные с дальнейшим осуществлением
8
оперативно-розыскных
мероприятий
в
отношении
Д.
с
целью
документирования его преступной деятельности, не обусловливались
необходимостью, так как не имели своей целью установление иных лиц,
причастных
к незаконному обороту
наркотиков.
Каких-либо новых
результатов дальнейшее продолжение оперативно-розыскных мероприятий
не имело.
Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением
закона, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут
быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания
любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ, в том числе по
настоящему уголовному делу по фактам не вызывавшихся необходимостью
последующих проверочных закупок 27 ноября и 27 декабря 2007 г.,
проведенных вопреки требованиям ст. 2 Федерального закона «Об
оперативно-розыскной деятельности».
Определением Судебной коллегии по уголовным дела Верховного
Суда РФ от 25 июля 2012 г. указано на правильное применение судом
положений ст. 52 УПК РФ, а именно о том, что отказ от защитника,
назначенного по инициативе суда, не обязателен для суда. В данном случае
речь идет о том, что в случае, если защитники по соглашению не являются в
судебное заседание, тем самым препятствуя рассмотрению уголовного дела в
разумные сроки, то суд в соответствии с положениями ст.ст. 50, 52 УПК РФ
назначает защитников за счет государства, которые затем участвуют в деле,
несмотря на не принятый судом отказ, наряду с защитниками по
соглашению.
Определением Судебной коллегии по уголовным дела Верховного
Суда РФ от 10 июля 2012 г. указано, что осужденный, содержащийся под
стражей в СИЗО и освобожденный из-под стражи без направления в
исправительное учреждение, не может считаться лицом, ранее отбывавшим
наказание в виде лишения свободы.
9
Приговором суда от 10 декабря 2004 г. В. Был осужден по ст. 161 ч. 1
УК РФ к 4 месяцам лишения свободы. В ходе предварительного и судебного
следствия осужденный содержался под стражей и был освобожден из-под
стражи 20 декабря 2004 г. в день вступления приговора в законную силу, в
связи с отбытием наказания.
В своем определении Судебная коллегия указала, что не может
рассматриваться как ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы
лицо, ранее осуждавшееся к лишению свободы в пределах срока нахождения
его под стражей в качестве меры пресечения, поскольку оно не отбывало
наказание в исправительном учреждении (п. 10 Постановления Пленума
Верховного Суда РФ «О практике назначения судами видов исправительных
учреждений»).
Судья Верховного суда
Республики Бурятия
В.Н. Пронин
10
Скачать