МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УЗБЕКИСТАНА

advertisement
МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО
ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН
НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УЗБЕКИСТАНА
ИМЕНИ МИРЗО УЛУГБЕКА
на правах рукописи
УДК:
Мажидова (Худойбердиева) Дилафрўз Насировна
ГИПОЛИПИДЕМИЧЕСКОЕ, АНТИОКСИДАНТНОЕ И
МЕМБРАНОСТАБИЛИЗИРУЮЩЕЕ СВОЙСТВО
ЭКСТРАКТА, ВЫДЕЛЕННОГО ИЗ ПАЖИТНИКА
ПРЯМОРОГОГО
ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание академической степени магистра
по специальности 5А420109-Биохимия
Научный руководитель:
к.б.н., доц. Умарова Г.Б.,
к.м.н. Зияева А.В.
Ташкент-2012
СОДЕРЖАНИЕ
стр.
Список использованных сокращений …………………………………….
1.РЕФЕРАТ………………………………………………………………….
2.ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………….
3.ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ……………………………………………………..
3.1. Выбор направления исследования…………………………………...
3.2. Методы и протокол исследования…………………………………...
3.3. Результаты исследования……………………………………………..
3.3.1.
Проведение
первичного
скрининга
105
растительных
экстрактов на наличие гиполипидемического, антиоксидантного
и
мембраностабилизирующего эффекта в опытах in vivo…………………
3.3.2.
Влияние
экстракта,
выделенного
из
плодов пажитника
пряморогого (Trigonella orthoseras K), на липидный обмен при
экспериментальном холестериновом атеросклерозе……………………..
3.3.3.
Влияние
экстракта,
выделенного
из плодов пажитника
пряморогого (Trigonella orthoseras K), на углеводный обмен при
экспериментальном холестериновом атеросклерозе..................................
3.3.4.
Оценка
состояния
перекисного
окисления
липидов
и
антиоксидантной системы, а также функционального состояния
печени при экспериментальном атеросклерозе на фоне длительного
применения
экстракта,
выделенного
из
плодов
пажитника
пряморогого (Trigonella orthoseras K)..........................................................
3.3.5.
Изучение
фармакологической
безвредности
экстракта,
выделенного из плодов пажитника пряморогого (Trigonella orthoseras
K)……………………………………………….............................................
4. ОБСУЖДЕНИЕ ПОЛУЧЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ…………………...
5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………….
6. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ …………………….
7. СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ……………………………..
Список использованных сокращений
АлАТ – аланинаминотрансфераза
АОС – антиоксидантная система
АсАТ – аспартатамминотрансфераза
АТФ – адденозинтрифосфорная кислота
ГМГ-Ко-А-редуктаза
–
3-гидрокси-3-метил-глутарил-кофермента
Редуктаза
ИБС – ишемическая болезнь сердца
ЛПВП – липопротеиды высокой плотности
ЛПНП - липопротеиды низкой плотности
ЛПОНП - липопротеиды очень низкой плотности
МДА – малоновый альдегид
ОИМ – острый инфаркт миокарда
ПОЛ – перекисное окисление липидов
ТГ – триглицериды
ФЛ – фосфолипиды
ХМ – хиломикроны
ХС - холестерин
А-
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность проблемы. Высокая заболеваемость, болезненность и
смертность в индустриально-развитых странах, в том числе в Республике
Узбекистан (8, 16, 17, 18, 30, 80) выводит проблему эффективной
фармакопрофилактики и фармакотерапии атеросклероза в число важнейших
проблем медицины. Между тем, современные антиатеросклеротические
(преимущественно гиполипидемические) препараты далеко не полностью
удовлетворяют требования практической медицины (29). Они недостаточно
эффективны при длительном употреблении, способны вызывать ряд
побочных явлений и осложнений, вплоть до стимулирования канцерогенеза
(58, 72). В связи с этим поиск новых эффективных и безвредных препаратов
для профилактики и лечения больных атеросклерозом является актуальной
задачей.
С учетом необходимости длительного применения таких препаратов
мы сочли целесообразным осуществлять поиск среди растительных
соединений, поскольку они эволюционно близки организму млекопитающих
и посему хорошо переносятся больными при длительном употреблении (2).
Растительные препараты, содержащие комплекс биологически активных
веществ, характеризуются широким спектром фармакологического действия,
эффективностью и малой токсичностью, что позволяет использовать их
длительное время для профилактики и лечения многих заболеваний без риска
возникновения побочных явлений. По данным ВОЗ, около 80% населения
мира при первичной медико-санитарной помощи пользуются, в основном,
традиционными медикаментами природного происхождения (2). В настоящее
время более 40 % применяемых в медицине лекарственных средств
составляют препараты из растительного сырья (5). Лекарственные растения
издавна применяются в качестве сырья для получения медикаментов в виде
галеновых, неогаленовых препаратов, либо в виде выделенных из них
индивидуальных соединений (алкалоиды, лактоны, флавоноиды, гликозиды и
т.д.). Необходимо отметить, что лекарственное растительное сырье является
наиболее
дешевым и доступным источником получения лекарственных
средств. Благодаря этому препараты растительного происхождения с
успехом применяются для профилактики и лечения различных заболеваний.
Ранее
среди большого количества растительных экстрактов в
опытах in vivo нами был отобран экcтракт, выделенный из плодов пажитника
пряморогого, обладающий мощным гиполипидемическим, антиоксидантным
и мембраностабилизирующим действием. Изучение влияния экстракта
данного растения на липидный, углеводный
обмен, антиоксидантную
систему и функциональное состояние печени при экспериментальном
холестериновом атеросклерозе вызывает огромный интерес.
Степень
изученности
проблемы.
Флора
представляет
собой
богатейшую возможность для получения высокоактивных препаратов, в том
числе лечения сердечно-сосудистых заболеваний. На территории Средней
Азии, особенно Республики Узбекистан, на территории которой произрастает
около 30% известных в странах СНГ растений. Многие виды широко
используются в кардиологической практике, для профилактики и лечения
атеросклероза, инфаркта миокарда, в качестве антиаритмических веществ.
Вне
конкуренции
растительные
вещества
в
качестве
препаратов,
повышающих устойчивость организма по отношению к вредным факторам
внешней среды (адаптогенное действие).
В качестве примеров можно привести ряд растений из флоры
Республики Узбекистан, получивших признание в научной и практической
медицине и используемых как суммарные препараты в виде различных
экстрактов, а также препаратов в виде индивидуальных соединений.
Солодка – Glycyrrhiza L.,
многолетнее
травянистое
Узбекское название - кизилмия. Это
растение.
На
территории
Узбекистана
произрастают два вида: Солодка гладкая – Glycyrrhisae glabra и Солодка
уральская – Glycyrrhiza uralensis. В фармации и медицине оба вида
используются в равной степени. Эти растения в своем составе содержат:
тритерпеновый
гликозид
-
глициризиновую
кислоту,
флавоноиды,
флавоновый гликозид – ликвиритозид, тритерпен – карбеноксолон и другие
физиологически активные вещества. В медицинской практике это растение
получило очень широкое применение. Растение обладает выраженным
адаптогенным,
противовоспалительным,
антиатеросклеротическим,
гипогликемическим (только при повышенном содержании сахара в крови),
язвозаживляющим и др. эффектами (М.И.Айзиков, 1975; А.Г.Курмуков,
1976). В медицинской практике используются ряд лекарственных форм:
препарат ликвиритон (сумма флавоноидов из корней и корневища), глицирам
(полусинтетическое производное глицирризиновой кислоты), глидеринин
(производное агликона глицирризиновой кислоты), флакарбин гранулы
(содержит в составе ликурозид).
Софора японская – Sophora Japonica. Узбекское название Япон софори
(тухумак).
Крупное
дерево,
широко
культивируется
в
Республике
Узбекистан. В листьях содержится до 17%, в цветочных бутонах до 30% и
более рутина и другие флавоноиды. Рутин обладает Р-витаминной
активностью, то есть уменьшает проницаемость и ломкость капилляров,
оказывает антиоксидантное и адаптогенное действие. Широко используется в
терапии при различных заболеваниях сердечно-сосудистой системы.
Род: Серпухи – Seratula и в частности Серпуха согдийская - Seratula sogdiana
Bunge, произрастающая на территории Республики Узбекистан, в своем
составе имеет оксистероиды:
экдистерон, витикостерон, согдистерон
обладающие мошным антистрессорным, а также анаболическим действием.
Препарат
экдистерон
реабилитации
больных
применяется
инфарктом
в
кардиологии
миокарда.
для
Экдистен
лечения
и
обладает,
гиполипидемическим и гипохолестеринемическим действием, уменьшает
общую площадь атероматозных бляшек у кроликов с гиперхолестериновым
атеросклерозом.
Дуб – Quercus, Семейство: буковые. Узбекское название – Оддий
эман. Используется кора дуба – Cortex quercus. Из коры дуба выделен
проантоцианидин,
обладающий
выраженным
антигипоксическим
и
антиатеросклеротическим
действием.
В
настоящее
время
этот
проантоцианидин разрешен для применения в медицине в качестве
гиполипидемического, гипохолестеринемического, ангиопротекторного и
антигипоксического препарата для профилактики и лечения атеросклероза –
препарат кавергал.
Аморфа кустарниковая – Amorpha fruticosa L. Семейство: бобовые Fabaceae. Узбекское название – бутасимон аморфа. Многолетний кустарник
или небольшое дерево, культивируется в Республике Узбекистан. Семена,
листья, и молодые побеги содержат гликозиды, относящиеся к ротеноидам:
преимущественно аморфин, а также аморфол и др. Аморфин под названием
препарат глирофам применяется в качестве препарата для лечения
атеросклероза. Он обладает гиполипидемическим, гипохолестеринемическим
и ангиопротекторным действием.
Полынь белеющая – Artemisia leucodes, Семейство сложноцветных.
Узбекское название – шувок (эрмон). Двулетнее растение. Растет в Средней
Азии и в частности в Бухарской области. Из надземной части выделен лактон
леукомизин, который обладает выраженным ангиопротекторным, а также
гиполипид-
и
гипохолестеринемическим
действием.
Применяется
в
медицинской практике под названием препарат олигвон для профилактики и
лечения атеросклероза.
Аконит левкоидный – Aconitum leucostomum – это растение содержит
алкалоиды
и
в
частности
лаппаконитин,
обладающий
мощным
антиаритмическим действием. На основе этого алкалоида создан препарат
аллапинин – наиболее активный среди существующих антиаритмических
препаратов.
Барвинок прямой – Vinca erecta Regel et Schmal. СемействоApocinaceae. Узбекское название – Тик ýсувчи бýригул. Барвинок прямой
является эндемическим и растет только на территории Республике
Узбекистан. Из всех растений, произрастающих в различных областях
Республики, выделено более 60 алкалоидов и среди них наиболее активные:
эрвин
и
винкарин
–
антиаритмические соединения, акуаммидин
–
центральный адренолитик (аминазиноподобный), эрвинин – дыхательный
аналептик,
винэрвин
–
гипотензивное
средство,
винканин
–
стрихниноподобный судорожный аналептик и др.
Сердечно-сосудистые заболевания на почве атеросклероза остаются
одной из самых актуальных нерешенных задач медицины и здравоохранения
во всех высокоразвитых странах мира. Массовые эпидемиологические
исследования
атеросклерозом,
показывают,
однако,
что
тяжесть
практически
и
скорость
все
люди
развития
болеют
заболевания
необычайно широко варьируют (6, 20, 33, 34, 36, 46, 66).
По данным Национального института здоровья (США), лечение ИБС
(коронарный атеросклероз) у 5,4 млн. американцев обходится в сумму более
60 млрд. в год (36, 48, 66). В странах СНГ в медикаментозном лечении
атеросклероза нуждаются более 45 млн. человек (20, 21, 34). Примерно
половине населения требуется изменить пищевые привычки, ограничить
действие факторов среды, ускоряющих развитие атеросклероза. Решение
этих неотложных медицинских и социальных проблем требует значительных
капиталовложений. Отсрочка или медленное их решение приведет к тому,
что уже в недалеком будущем проблема атеросклероза может стать тормозом
на пути решения важнейших экономических, социальных и демографических
задач бурно изменяющегося мира.
В обширных эпидемиологических наблюдениях показано, что примерно
в 2/3 случаев атеросклероз начинается с первичных нарушений в обмене
липопротеидов очень низкой плотности (ЛПНОП) и липопротеидов низкой
плотности (ЛПНП) (20, 36, 59, 60, 61, 66).
атеросклероза
объясняют
снижением
В 1/3 всех случаев начало
концентрации
антиатерогенных
липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) в плазме крови (59, 61-63). Более
точно
современная
липопротеидная
концепция
атеросклероза
сейчас
формулируется как дисбаланс распределения холестерина между кровью и
тканями (36, 37, 38).
Запасы холестерина в организме человека распределены неравномерно:
в клетках и тканях сконцентрировано 93 %, тогда как на долю холестерина
циркулирующих в крови липопротеидов приходится только 7 % (20, 36). В
норме 70 % холестерина находятся в составе «атерогенных» ЛПНП и
ЛПОНП, тогда как в составе «антиатерогенных» ЛПВП циркулирует около
30 %. При таком соотношении сохраняется баланс скорости притока и оттока
холестерина в сосудистой стенке и других тканях.
Массовые эпидемиологические наблюдения определили верхнюю
допустимую норму общего содержания холестерина в плазме крови. При
концентрации общего холестерина в плазме крови 200 мг/дл сохраняется
нулевой баланс холестерина в сосудистой стенке. Повышение уровня общего
холестерина в плазме крови выше 200 мг/дл ведет к постепенному
отложению холестерина в сосудах, а при его концентрации 160-180 мг/дл
наблюдается отрицательный баланс холестерина в сосудистой стенке (74-77).
Всасывание пищевых липидов, скорость синтеза холестерина и
липопротеидов, скорость выведения липопротеидов из кровотока и скорость
выведения холестерина из организма является главными реакциями,
определяющими стационарные концентрации атерогенных липопротеидов в
кровотоке. Печень и тонкий кишечник являются главными органами,
регулирующими стационарные концентрации атерогенных липопротеидов в
кровотоке, так как более 50 % этих частиц синтезируются и выводятся
печенью (54, 55). Периферические ткани вносят существенный вклад лишь в
утилизацию атерогенных липопротеидов, поскольку они не производят
аполипопротеиды и выводят холестерин, главным образом, с помощью с
ЛПВП.
В
эндотелиальных
гладкомышечных
клетках,
фибробластах
рецепторное поглощение ЛПНП автоматически блокируют в них синтез
холестерина
за
счет
блокады
активности
ферментов
и
генов,
контролирующих синтез ключевых ферментов образования мевалоновой
кислоты (38, 39). Таким путем периферические ткани в здоровом организме
запрограммированы на утилизацию холестерина из ЛПНП, циркулирующих
в кровотоке.
Клетки
печени
играют
роль
центральной
диспетчерской
в
распределении холестерина в организме. В этих клетках существует
несколько «программ» распределения холестерина по разным адресам разной
молекулярной «упаковке». Пищевые нагрузки холестерином возникают как
следствие
преимущественного
питания
человека
жирами
животного
происхождения (38, 40, 46). Для обеспечения энергетических потребностей
человек ежедневно поглощает не менее 100-120 г жиров, с которыми в
кишечник попадает около 1 г холестерина. В просвете кишечника
триглицериды расщепляются до свободных жирных кислот и 2 –
моноацилглицерина. В ворсинках эпителия тонкого кишечника при
всасывании ресинтезируются триглицериды, а холестерин превращается в
эфиры холестерина.
Ежедневно в организме синтезируется 2-3 г холестерина и поступает с
пищей около 1 г холестерина. Из печени ежедневно экскретируется около
0,5-0,8 г желчных кислот. Абсолютная концентрация холестерина в
гепатоцитах может колебаться в 30-40 раз, т.е. печень не способна временно
аккумулировать холестерин, а затем его перераспределяет по другим органам
(54, 55). Множество разных функциональных классов липопротеидов плазмы
крови существует в здоровом организме для постоянного выравнивания
градиентов концентрации холестерина в организме за счет адресной
перетранспортировки холестерина от клеток-доноров к клеткам-реципиентам
(54,
55).
Таким
образом,
повышение
концентрации
атерогенных
липопротеидов в циркулирующей крови может вызываться: 1) снижением
скорости их выведения из крови в печень; 2) повышением скорости их
синтеза; 3) нарушением метаболизма липопротеидов в плазме крови,
включая образования аномальных модифицированных липопротеидов.
Наряду с нарушением обмена холестерина наблюдается нарушение со
стороны фосфолипидов. При экспериментальном атеросклерозе у кроликов
содержание в крови холестерина увеличивается в 9 раз, а фосфолипидов
только трехкратно (21, 22). Имеются немногочисленные данные об
исследовании в мембранах клеток при атеросклерозе. Так, в мембранах
эритроцитов
наблюдается
коэффициента
при
увеличение
атеросклерозе
(3,
холестерин/фосфолипидного
44)
и
перераспределение
фосфолипидных фракций при коронарном атеросклерозе (4).
Липидный обмен тесно связан с обменом углеводов. Взаимосвязь
обмена углеводов и липидов четко выявляется в экспериментальных работах,
посвященных
холестерина
моделированию
оказывает
атеросклероза.
значительное
Введение
влияние
на
ряд
экзогенного
показателей
углеводного обмена, изменение которых, в свою очередь, сказываются на
процессах липидного обмена.
К.И. Цинзадзе и соавт. (32) наблюдали при кормлении кроликов в
течении четырех месяцев холестерином снижение содержание гликогена в
клетках печени вплоть до полного исчезновения. В дальнейшем было
установлено,
что
расстройство
предшествует
развитию
гликогенообразовательной
гиперхолестеринемии
и
функции
экспериментального
атеросклероза у кроликов (32).
Напротив, другие авторы (67) отметили повышение содержания
гликогена в печени кроликов, получавших холестерин в дозе 200-300 мг/кг
веса в течение 5-60 дней (причем это повышение было пропорционально
продолжительности введения холестерина). По
характеру гликемических
кривых у подопытных животных было выявлено повышение толерантности
по отношению к гипогликемическому действию инсулина. Снижение
интенсивности гликолиза отмечено в ряде тканей (печень, почки, мозг)
животных с экспериментальным холестериновым атеросклерозом (14, 35,).
Манта и сотрудники (68) в тканях кроликов с экспериментальным
холестериновым
атеросклерозом
обнаружили
снижение
активности
гексокиназы, глюкозо-6-фосфатазы, альдолазы. Эти же авторы (15) отмечали
увеличение содержания пировиноградной кислоты в крови кроликов после
45 – дневного кормления холестерином.
Снижение активности дегидрогеназы, глюкозо-6-фосфата в тканях
аорты и печени кроликов, получавших 20 % - ный раствор холестерина в
подсолнечном масле обнаружила А.С.Алексеева (1). К.В.Слободкина (28)
наблюдала
повышение
интенсивности
пентозо-фосфатного
превращения углеводов в печени кроликов
пути
с экспериментальным
атеросклерозом.
Повышение
активности
дегидрогеназы,
глюкозо-6-фосфата
было
обнаружено в тканях печени, коркового вещества почки и мозга кроликов с
экспериментальным холестериновым атеросклерозом (23).
Отмечены изменения активности транскетолаз и скорости утилизации
пентоз в тканях кроликов, носящие волнообразный характер (19). По мнению
М.Г.Крицман
каталитическую
и
А.С.Кониковой
функцию
(12)
многих
холестерин
ферментов,
активно
в
том
меняет
числе
пентозофосфатного пути превращения углеводов, причем активность
транкетолазы повышается в результате непосредственного индуцирующего
действия холестерина.
Исследования, проведенные на кафедре биохимии Куйбышевского
мединститута, позволяют предполагать ведущую роль углеводов в механизме
возникновения и развития экспериментального атеросклероза (25, 26),
причем, конкретным и главным звеном нарушения обмена веществ являются,
по-видимому, изменения в активности ферментов, участвующих в обмене
альфа-глицерофосфата.
При
экспериментальном
атеросклерозе
обнаруживается снижение альфа-глицерофосфатдегидрогеназной активности
(24); в альфа-глицерофосфатдегидрогеназе, выделенной из скелетной мышцы
кролика с экспериментальным атеросклерозом, изменено число фракций и
содержание белка в них, что позволяет предположить количественную
перестройку субъединиц в молекуле фермента (7).
Имеются данные, указывающие на изменения первичной структуры этого
фермента при экспериментальном атеросклерозе (13).
Длительная нагрузка с холестерином вызывала повышение активности
гексокиназы,
фосфофруктокиназы,
альдолазы,
глюкозо-6-
фосфатдегидрогеназы и 6-фосфоглюконатдегидрогеназы в эритроцитах
кроликов, а также увеличение содержания диоксиацетонфосфата, альфаглицерофофсфата, пирувата и лактата (27).
При экспериментальном атеросклерозе отмечено (31) угнетение в печени
аэробного превращения пировиноградной кислоты (наряду со снижением
окисления субстратов цикла Кребса).
У
здоровых
людей
хорошо
сбалансировано
равновесие
между
количеством холестерина, всасываемого в кишечнике, синтезируемого в
тканях и выводимого из
организма. Если в пище содержится много
холестерина, то его уровень в крови временно повышается, при этом синтез
холестерина в организме снижается. При голодании весь холестерин
синтезируется в тканях. Роль пищевого холестерина и диеты в атерогенезе
показано Н.Н.Аничковым и его последователями на животных. У кроликов в
ответ на поступление холестерина и триглицеридов печень прекращает
синтезировать
антиатерогенные
апо-А-содержащие
липопротеиды
и
усиленно вырабатывает бета-ЛОНП, богатые эфирами холестерина и апо-Е.
Поэтому реакцию травоядных кроликов на животные жиры и холестерин
можно
рассматривать
нефизиологические
как
стимулы
неадекватную
защитную
(9,
47).
10,
40,
реакцию
на
Эпидемиологические
исследования заставили признать, что нынешняя довольно стандартная
пищевая диета, существующая в высокоразвитых странах, является одной из
причин
массового
распространения
атерогенных
нарушений
обмена
липопротеидов и развития в последующем атеросклероза (46, 50, 51, 54, 56,
60, 65, 66).
В опытах на животных и в наблюдениях за больными с коронарными
шунтами
было
установлено,
что
при
концентрации
180-200
мг/дл
сохраняется нулевой баланс холестерина в сосудистой стенке.
Если
концентрацию холестерина в плазме крови снизить ниже 200 мг/дл, то
начинается
выход
холестерина
из
клеток
сосудистой
стенки.
При
концентрации холестерина более 200 мг/дл часть ЛПНП начинает
откладываться в интиме сосудов. Конечно, в каждом отдельном случае
вопрос о том, быть или не быть атеросклерозу, зависит от большого числа
средовых,
пищевых,
чувствительность,
так
генетических
и
факторов,
резистентность
к
определяющих
атеросклерозу.
как
Поэтому
современная гиполиподемическая терапия - это симптоматическое лечение,
когда корригируется не первопричина (молекулярный деффект в клетках), а
биохимический симптом – концентрация холестерина в ЛПНП (81, 82).
Любое лечение больных атеросклерозом начинается с диеты, поскольку
пищевые нарушения в системе липопротеидов сильно распространены среди
населения (36, 38, 40, 46, 73). В связи с этим интенсивно изучается роль
пищевого холестерина в происхождении атерогенных дислипопротеидемий.
Как и ожирение, атерогенные дислипопротеидемии в ряде случаев возникает
в результате того, что количество потребляемых калорий
превышает
потребности организма в АТФ. Попытки рассматривать атеросклероз, как
ответную реакцию на хроническую «интоксикацию» холестерином возникли
из расчетов ежедневной потребности организма человека в триглицеридах и
холестерине (38, 40, 69, 73). Расчеты показывают, что для насыщения клеток
холестерином через ЛПНП – рецепторы требуются на порядок меньшие
концентрации ЛПНП, чем существующий уровень частиц в кровотоке.
В настоящее время выделяют следующие основные группы препаратов,
применяемые при атеросклерозе:
А) ингибиторы всасывания пищевого холестерина;
Б) стимуляторы синтеза желчных кислот;
В) ингибиторы синтеза холестерина;
Г) «ловушки» кислородных радикалов и окислительно - модифицированных
ЛПНП
Д) аналоги фиброевой кислоты и другие ингибиторы и корректоры
гипертриглицеридемий;
Е) стимуляторы обратного транспорта холестерина и синтеза ЛПВП;
Ж) ангиотропные вещества, блокирующие рост бляшек и стимулирующие их
частичную регрессию (20, 36, 38, 46, 48, 49, 50).
Секвестранты желчи особенно эффективны, когда имеет место
снижение интенсивности вывода атерогенных липопротеидов в печени (58).
Поэтому секвестранты желчных кислот широко используются для лечения
гетерозигот с семейной гиперхолетеринемией и в случае диетарной
гиперхолестеринемии, когда избыток холестерина в клетках печени тормозит
рецепторный катаболизм ЛПНП (58, 60, 65, 66, 78).
Фибраты. Механизм действия безафибрата и других производных
фиброевой кислоты на метаболизм печени сложен, ведет к множественным
перестройкам обмена веществ в гепатоцитах (19, 70, 81, 82). На первый план
выступает торможение синтеза всех апобелков, секреция апо-В и апо-Е содержащих ЛПОНП (11, 36). Хотя препараты и блокируют синтез
холестерина на 30-50%, это не сопровождается значительной активизацией
рецепторного катаболизма ЛПНП. Безафибрат встраивается в молекулу
липопротеидов и меняет их функциональные свойства. Фибраты индуцируют
пролиферацию пероксисом (41, 42, 46, 49, 52) и таким путем они
стимулируют окисление жирных кислот в пероксисомах и митохондриях и,
соответственно, уменьшается синтез триглицеридов,
синтез и секреция
ЛПОНП клетками печени.
Антиоксиданты являются ловушкой активных форм кислорода и
поэтому оказывают защитное действие на клетки. Одновременно они
блокируют образование модифицированных липопротеидов,
как в
кровотоке, так и в тканях.
Ингибиторы эндогенного синтеза холестерина. Подлинная революция
в лечении ускоренного атеросклероза произошла после открытия нового
класса препаратов, синтезируемых некоторыми видами грибов. Эти вещества
(мокалины) избирательно блокируют образование в клетках мевалоновой
кислоты из ацетата. Мишенью их действия являются два фермента – ОМГредуктаза и синтетаза (5, 49, 57, 79) У человека мевалоновая кислота и
изопреноиды расходуются главным образом на синтез одного продукта –
холестерина. Поскольку около 75% холестерина в организме человека
синтезируется ежедневно из ацетата, очевиден их огромный потенциальный
резерв как гиполипидемических агентов (38, 39, 43, 45).
В
кардиологии
наибольшую
активность
получили
3
препарата:
ловастатин, симвастатин, правастатин, флувастатин, церивастатин (5, 49, 65,
71), которые применяются в медицинской практике, для коррекции
атерогенных дислипопроотеидемий.
Но длительный прием этих препаратов приводит к возникновению у
больных некоторых побочных явлений таких как: миозиты, боль в животе,
запоры, метеоризм; тошнота, диарея, панктреатит, рвота, гепатит, желтуха. В
сыворотке
крови
наблюдается
устойчивое
повышение
активности
трансаминаз, щелочной фосфотазы, КФК, гамма - глутаминтранспептидазы.
Также отмечено побочное влияние на нервную систему: головная боль,
головокружение,
мышечные
судороги,
парестезии,
периферическая
нейропатия.
Цель исследования:
Поиск и разработка нового растительного
лекарственного экстракта
для профилактики и лечения атеросклероза.
Задачи исследования:
1. Выявление
гиполипидемического,
антиоксидантного
и
мембраностабилизирующего действия экстрактов, выделенных из
растений, произрастающих в Узбекистане, в опытах in vivo.
2. Изучение
экстракта,
антиатеросклеротического
действия
выделенного
пажитника
из
плодов
растительного
пряморогого
(Trigonella orthoseras K), при экспериментальном холестериновом
атеросклерозе у кроликов.
3. Изучение фармакологической безвредности экстракта, выделенного
из плодов пажитника пряморогого (Trigonella orthoseras K).
Объект исследования:
750 белых беспородных крыс-самцов весом 180-200 г., 25 кроликовсамцов весом 2,5 – 2,9 кг, сыворотка и эритроцитарная масса крови больных.
Предмет исследования:
Экспериментальный холестериновый атеросклероз, липидный спектр
крови, перекисное окисление липидов, антиоксидантная система, экстракт из
семян овса и плодов пажитника пряморогого, морфология крови.
Ключевые слова:
Экстракты, липопротеиды, эритроциты, мембраны, перекисное окисление
липидов (ПОЛ), холестерин, гиперлипидемия, гомеостаз, экспериментальный
атеросклероз, триглицериды, гиполипидемические препараты, морфология
крови, эндотоксемия, среднемолекулярные пептиды.
Материал и методы исследования
Первую серию экспериментов проводили на 659 белых-беспородных
крысах самцах. Экстракты растений вводили перорально в дозе 10 мг/кг
массы тела, в течение 5 дней. На шестые сутки воспроизводили модель
эндогенной гиперлипидемии путем 24 часового голодания животных без
ограничения потребления воды (Мещерская К.А., Сонина Г.П., 1972) и
этаноловую гиперлипидемию путем перорального введения 50 % ного
этилового спирта в дозе: первый день опыта 2 г/кг, на второй день – 4 г/кг, на
третий день – 6 г/кг массы тела (Леонтьева Т.П., Рыженков В.Е., 1979). Затем
животных забивали путем декапитации. Исследования проводились на
сыворотке крови и эритроцитарной массе. Определяли концентрацию общего
холестерина, триглицеридов, холестерина липопротеидов высокой плотности
ферментативным методом на автоанализаторе “DAYTONA” фирмы Randox
(Великобритания), содержание общих липидов колориметрическим методом,
c использованием набора «Lachema» (Чехия), концентрацию церулоплазмина
определяли по методу Ravin, а также определяли
степень перекисного
гемолиза эритроцитов.
Вторую серию экспериментов проводили на кроликах – самцах весом
2,2 – 2,6 кг. Экспериментальный холестериновый атеросклероз создавали по
общепринятому методу Аничкова С.С. и Халатова Н.Н. путем кормления
10% масляным раствором холестерина в дозе 200 мг/кг массы тела,
ежедневно, в течение 90 дней. Животные были разделены на 3
экспериментальные группы: 1-группу составили интактные животные, во
вторую группу входили контрольные животные, которых в течение 3 месяцев
кормили холестерином. 3-группу составили животные, которым вместе с
холестерином ежедневно вводили перорально экстракт, выделенный из
плодов пажитника пряморогого, в дозе 30 мг/кг массы тела (лечебнопрофилактическая группа). Животных забивали путем декапитации под
легким эфирным наркозом. В сыворотке крови исследовали липидный
спектр. Печеночную ткань обрабатывали смесью хлороформ-метанол в
соотношении 1:20, после получения липидов изучали в них содержание
холестерина,
триглицеридов,
Концентрацию
общего
общих
холестерина,
липидов
и
фосфолипидов.
триглицеридов,
холестерина
липопротеидов высокой плотности, глюкозы, С-реактивного белка, молочной
и пировиноградной кислот, АЛТ, АСТ определяли ферментативным методом
на
автоанализаторе
“DAYTONA”
фирмы
Randox
(Великобритания),
содержание общих липидов определяли колориметрическим методом, c
использованием набора «Lachema» (Чехия), а концентрацию фосфолипидов
по методу Зильверсмита и Дэвиса. Содержание липопротеидов низкой и
очень низкой плотности расчитывали по формуле Фредриксона. Уровень
МДА определяли методом Андреевой А.И. и соавт., ДК и ТК - по методу
Гаврилова В.Б., Гавриловой А.Р. Содержание гликогена в сердечной и
печеночной тканях определяли по методу Kerr, Le Baron.
В
третьей
серии
экспериментов
изучали
фармакологическую
безопасность длительного применения экстракта, выделенного из плодов
пажитника пряморогого. Исследовали острую и хроническую токсичность
экстрактов на кроликах и крысах в опытах in vivo. Для этого животным
перорально вводили раствор экстракта в различных дозах в течение 1-го и 3х месяцев. Все животные были разделены на 4 группы. 1-я группа получала
дистиллированную воду в объёме, соответствующем объёму препарата
(контроль); 2-я группа получала препарат в дозе 3,0 мг/кг (пажитник
пряморогий), разведенный в 2 мл дистиллированной воды; третья группа
получала препарат в дозе 30 мг/кг в таком же объёме, 4-я группа получала
препарат в дозе 60 мг/кг в таком же объёме, как и животные предыдущих
групп. Препарат вводили ежедневно перорально 1 раз в день утром до
кормления в течение 1-го и 3-х месяцев.
Исследовали картину периферической крови животных на первый и
третий месяцы введения экстракта. Кровь брали из кончика хвоста и краевой
вены уха кроликов. В крови подсчитывали число эритроцитов, лейкоцитов,
эозинофилов, лимфоцитов, определяли содержание гемоглобина и скорость
оседания эритроцитов (СОЭ). Также определяли содержание общего белка,
глюкозы, АЛТ, АСТ, мочевины, креатинина в сыворотке крови на
автоанализаторе “DAYTONA” фирмы Randox (Великобритания), содержание
среднемолекулярных пептидов по методу Н.И. Габриэльян и соавт. Оценка
степени эндотоксемии проводилась с помощью парамецийного теста, где
была использована чистая культура Paramecium caudatum, время гибели
которой, при смешивании с сывороткой крови опытных животных
свидетельствует о степени токсичности сыворотки (Пафомов Г.А. и соавт.).
Статистическую обработку полученных результатов проводили с
помощью стандартных методов вариационной статистики с применением tкритерия Стьюдента для оценки достоверности различий с использованием
программы Eхsel-2000 на компьютере фирмы IBM PC. Средние величины
представлены в виде М+m (средняя + средняя ошибка средней).
Новизна полученных результатов
По результатам проведенного первичного скрининга 105 экстрактов,
выделенных из растений, произрастающих в Республике Узбекистан,
в
опытах in vivo на наличие гиполипидемического, антиоксидантного и
мембраностабилизирующего действия был отобран растительный экстракт из
плодов Trigonella orthoseras K (пажитника пряморогого).
Были получены результаты, свидетельствующие о положительном
влиянии экстракта из плодов пажитника пряморогого на липидный и
углеводный обмен, состояние ПОЛ и АОС, функциональное состояние
печени при экспериментальном атеросклерозе.
Исследования,
посвященные
изучению
фармакологической
безопасности экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого,
показали, что применение его в течение 1, 2 и 3-х месяцев практически не
влияет
на
функциональное
состояние
иммунной,
выделительной,
детоксицирующей систем организма, а также на моторно-эвакуаторную
функцию ЖКТ и не вызывает существенных изменений в картине
периферической крови и основных биохимических показателей животных, а
также не приводит к эндотоксемии.
Практическая значимость
Результаты исследований дадут возможность разработать препараты на
растительной основе для лечения и профилактики атеросклероза, что
позволит снизить риск развития ОИМ и других сердечно-сосудистых
осложнений, позволит сократить число госпитализаций, инвалидность и
смертность.
Результаты
проведенных
исследований
показали,
что
длительное применение экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого, приводит к улучшению показателей липидного обмена при
экспериментальном холестериновом атеросклерозе. Полученные результаты
могут быть предпосылкой для изучения механизмов гиполипидемического
действия экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого.
Исследования,
посвященные
изучению
фармакологической
безопасности длительного применения экстракта из пажитника пряморогого,
показали абсолютную безвредность данных экстрактов, так как не были
выявлены существенные
периферической
изменения в гомеостазе организма и в картине
крови,
в
функциональном
состоянии
иммунной,
выделительной, детоксицирующей систем организма, а также в моторноэвакуаторной функции ЖКТ.
Поскольку себестоимость растительных экстрактов крайне невысока,
применение их в качестве гиполипидемического средства может быть
экономически
выгодным,
и
результаты
конкурентноспособными на мировом рынке.
исследований
могут
быть
Диссертация содержит: 76 страниц, 32 таблицы и 83 источника литературы.
Результаты исследования
3.3.1. Выявление перспективных растительных экстрактов на наличие
гиполипидемического, антиоксидантного и мембраноcтабилизирующего
свойства на модели эндогенной гиперлипидемии.
Проведенные исследования выявили ряд существенных изменений в
липидном
спектре
крови
при
экспериментальной
эндогенной
гиперлипидемии (таблица 1). Полученные результаты свидетельствуют о
том, что при эндогенной гиперлипидемии уровень общего холестерина и
триглицеридов в сыворотке крови составляет 1,84 + 0,15 ммоль/л и 1,03 +
0,05 ммоль/л, соответственно, что на 71,9 % и 43,1 % выше по сравнению с
интактными животными (1,07 + 0,03 ммоль/л и 0,73 + 0,041 ммоль/л).
Таблица
1.
Скрининг
растительных
экстрактов
на
наличие
гиполипидемического эффекта при эндогенной гиперлипидемии
Наименование
экстракта
Интактная группа
Контрольная группа
Plantago lanceolata (R)
Rosa canina (Bk)
Cratalgus songarica (R)
Cynodon dactulon (R)
Prunus sogdiana (R)
Rosa canina (R)
Crataegus pontica (L)
Iuniperus zeravshanica
(Fr)
Cynodon dactulon (O)
Rosa canina (Fr)
Picnomon acarna (O)
Alhagi pseudalhagi (R)
Rosa canina (L)
Prunus sogdiana (Fr)
ОХС
Ммоль/л
ТГ
Ммоль/л
ХС ЛПВП
ммоль/л
ОЛ
г/л
1,07+0,03
1,84+0,15
1,69±0,15*
1,59±0,25*
1,56±0,13*
1,90±0,61*
1,55±0,26*
1,65±0,14*
1,55±0,2*
1,32±0,25
0,72+0,041
1,03+0,05
1,03±0,12*
1,08±0,05*
1,11±0,19*
1,07±0,12*
0,97±0,12*
0,94±0,1*
1,06±0,06*
0,96±0,03*
0,6+0,077
0,47+0,033
0,39±0,04*
0,35±0,08*
0,35±0,06*
0,33±0,11*
0,39±0,03*
0,37±0,11*
0,4±0,08*
0,39±0,09*
4,35+0,17
6,61+0,26
7,35±0,18*,**
7,28±0,49*
8,07±0,17*,**
5,82±0,31
8,34±0,96*,**
5,3±0,22
7,68±0,65*,**
7,3±0,72*
1,43±0,32
1,63±0,2*
1,91±0,11*
1,84±0,16*
1,78±0,06*
1,83±0,16*
1,07±0,05*
0,92±0,09*
0,96±0,13*
1,01±0,09*
0,95±0,13*
0,95±0,15*
0,35±0,05*
0,45±0,01*
0,43±0,05*
0,48±0,08
0,44±0,04
0,44±0,08
5,9±0,6
5,89±0,39
6,97±0,91*
7,46±0,75*,**
7,79±0,96*,**
7,43±0,9*,**
Chenopodium album (Fr)
Rubus caesius (L)
Chenopodium album (R)
Amaranthus retroplexus
(L)
Prunus sogdiana (L)
Amaranthus retroplexus
(St)
Amaranthus retroplexus
(Fr)
Prunus sogdiana (Bk)
Prunus sogdiana (R)
Prunus sogdiana (O)
Pheum Fedtshenokovi (F)
Atraphaxis pyrifolia (Bk)
Atraphaxis pyrifolia (St)
Atraphaxis pyrifolia (R)
Amygdalis spinosissima
(S)
Cerasus erythrocapra (L)
Trigonella orthoseras K
Amygdalis bucharica (L)
Trifolium pratense (F)
Amygdalis bucharica
(Bk)
Pheum Fedtshenokovi (L)
Amygdalis bucharica (L)
Trifolium repens (O)
Solidago dahurica Kitag
(O)
Acroptilon repens
( L)Op.(O)
Melandrium turkestanicus
(Rgl)Vved (R)
Inula helenium (R)
Artemisia vulgaris h. (O)
Berberis integerrima
(Bge) (Fr)
Juniperus turkestanica
Kom (L)
Solonum nigra h. (Fr)
Solidago dahurica kitag ®
Melandrium turkestanicus
(Rgl)Vved (O)
1,96±0,23*
1,77±0,13*
1,99±0,2*
1,9±0,04*
1,07±0,02*
0,89±0,09
0,94±0,05*
1,01±0,04*
0,42±0,06
0,45±0,09
0,38±0,02*
0,35±0,06*
5,37±0,85
7,3±1,4*
6,3±0,39*
6,74±0,97*
1,72±0,15*
1,78±0,15*
0,89±0,1
0,89±0,07
0,47±0,09
0,41±0,07
7,23±2,08*
5,23±1,15
1,74±0,12*
0,9±0,06
0,49±0,17
6,94±1,17*
1,85±0,11*
1,95±0,11*
1,68±0,14*
1,86±0,19*
1,89±0,1*
1,96±0,28*
2,14±0,08*
1,75±0,05*
0,98±0,05*
1,01±0,08*
0,97±0,14*
0,98±0,11*
1,06±0,09*
1,04±0,04*
0,89±0,08
0,95±0,18*
0,47±0,08
0,48±0,07
0,47±0,07
0,43±0,07
0,45±0,02
0,51±0,1
0,39±0,11*
0,43±0,06
5,42±1,35
5,9±1,59*
7,32±0,59*
5,54±1,41
5,26±0,5
6,08±0,55*
7,79±1,03*
6,32±1,1*
1,86±0,12*
1,24±0,06**
1,97±0,23*
1,88±0,04*
1,87±0,2*
0,96±0,06*
0,73±0,08**
1,04±0,19*
0,94±0,11*
0,86±0,08
0,35±0,03*
0,49±0,05**
0,35±0,04*
0,43±0,03
0,43±0,11
7,89±0,69*
4,91±0,13**
6,89±0,96*
5,87±1,35
4,22±0,57**
1,72±0,1*
1,65±0,18*
1,81±0,17*
1,72±0,1*
0,93±0,06*
0,9±0,17
0,94±0,09*
0,96±0,08*
0,42±0,02
0,45±0,04
0,46±0,02
0,45±0,08
4,87±0,89**
7,47±0,86*
6,48±1,0*
7,4±0,49*
1,73±0,06*
0,95±0,07*
0,36±0,03*
6,458±0,8*
1,72±0,14*
0,94±0,07*
0,46±0,04
7,55±0,79*
1,81±0.1*
1,87±0,03*
1,71±0,12*
1,03±0,11*
0,98±0,04*
0,93±0,1*
0,45±0,02
0,37±0,06*
0,35±0,06*
7,42±1,26*
7,75±1,67*
7,89±0,94*
1,01±0,1**
0,72±0,05**
0,56±0,03
4,59±0,22**
2,0±0,21*
1,77±0,14*
1,9±0,06*
0,98±0,11*
0,98±0,12*
0,98±0,08*
0,42±0,06
0,4±0,02*
0,42±0,06
5,28±1,39
6,51±1,31*
5,09±1,73
Acroptilon repens (F)
Trifolim pratense h.(F)
Cousinia saawertziwii
Regel (O)
Anaphalis Velutina
Krasch (O)
Astragalus sp. (O)
Berberis oblonga (Rgl)
Schneid ®
Hieracium procerum Fr ®
Stachys betoniciflora
rupr. ®
Acantholimon erythraeum
Bge (A)
Pulicaria salviifolia
Bunge (R)
Psoralea drupacea Bunge
(S)
Trifolim pratense h.(O)
Melandrium turkestanicus
(Rgl)Vved (Fr)
Artemisia vulgaris h. (R)
Descurania Sophia (L)
Schur (Fr)
Xantium strumarium h.
(St)
Conum maculatum h. (St)
Cortusa turkestanica
A.Los (O)
Tanasetopsis mucronatun
S kovalev (O)
Xantium strumarium h.
(S)
Herniaria glabra h. (O)
Leonurus
turkestanicusV.Krecr et
Kupr (O)
Arctium tomentisum Mill
(R)
Ziziphora pedicillate Parii
et Vved (R)
Solidago dahurica Kitag
(F)
1,85±0,14*
1,67±0,05*
1,92±0,11*
0,83±0,06
1,01±0,09*
1,05±0,21*
0,35±0,07*
0,42±0,06
0,44±0,06
5,1±0,95
7,03±1,2*
7,09±0,49*
1,87±0,13*
0,94±0,06*
0,43±0,02
4,96±0,98**
1,75±0,08*
1,84±0,05*
1,12±0,05*
0,96±0,03*
0,44±0,06
0,39±0,01*
7,68±0,34*
6,29±0,48*
1,83±0.16*
1,84±0,11*
0,92±0,11*
0,96±0,2*
0,46±0,07
0,46±0,04
6,98±1,31*
4,96±1,49**
1,0±0,07**
0,79±0,06**
0,55±0,05**
4,64±0,48**
1,76±0,06*
1,02±0,1*
0,45±0,09
7,85±2,16*
1,78±0,18*
1,01±0,2*
0,47±0,03
7,91±1,43*
1,74±0,06*
1,91±0,13*
0,99±0,09*
1,1±0,17*
0,41±0,05
0,38±0,07*
6,48±0,48*
5,48±0,57
1,91±0,1*
0,98±0,08**
1,13±0,25*
0,73±0,06**
0,43±0,05
0,53±0,04**
6,94±0,37*
4,39±0,39**
1,78±0,17*
0,85±0,07
0,45±0,04
7,8±0,27*
1,78±0,16*
1,81±0,09*
0,91±0,05*
0,89±0,06
0,44±0,05
0,38±0,04*
6,56±0,49*
6,2±1,0*
1,85±0,18*
0,9±0,06*
0,5±0,1
6,43±0,1*
1,79±0,08*
0,81±0,1
0,37±0,09*
7,8±0,3*
1,76±0,13*
1,88±0,09*
0,84±0,05
0,91±0,1*
0,37±0,04*
0,44±0,12
7,98±1,04*
6,57±0,91*
1,76±0,18*
1,1±0,04*
0,46±0,07
4,57±0,87**
1,74± 0,12*
0,93±0,11*
0,39±0,07*
8,38±1,2*
1,7±0,14*
0,93±0,1*
0,47±0,03
7,2±0,6*
Hierasiun procerum Fr
(O)
Solonum nigra h. (St)
Agrimonia asiatica Ius
(R)
Xantium strumarium
h.(R)
Cortusa turkestanica A.
Los (F)
Artemisia vilgaris L.(F)
Chamenerium
angustibolium (L) Scop
(R)
Stachyopsys oblongata
M. Popet Vved (O)
Stachys betoniciflora
Rupr (F)
Ziziphora pedicillate Parii
et Vved (St)
Spiraea pilosa Franch
(O)
Acroptilon repens (R)
Solonum nigra h. (R)
Phragmites communis
Trin (St)
Cortusa turkestanica A.
hos (R)
Trigonella pamirica
Boriss (A)
Astragalus sp. (R)
Trifolium pratense L. (R)
Solonum nigra h. (L)
Pulicaria salviibolia
Binge (St)
Phragmites communis
Tren (L)
Phragmites communis
Trin (R)
Oberna beechen (L)
Ikonn (Fr)
Agrimonia ariatica Ius (L)
Serophularia umbrosa
Dumort (St)
1,56±0,06*
0,91±0,06*
0,37±0,18*
6,17±0,51*
1,91±0,08*
1,83±0,05*
0,98±0,13*
0,92±0,12*
0,44±0,03
0,33±0,07*
7,45±0,82*
6,41±1,24*
1,82±0,06*
0,91±0,11*
0,34±0,07*
5,29±1,3
1,99±0,08*
1,04±0,14*
0,52±0,06
5,88±1,44
1,67±0,04*
1,82±0,13*
0,93±0,06*
1,04±0,12*
0,42±0,06
0,4±0,17*
6,5±0,21*
6,91±0,51*
1,84±0,05*
0,9±0,09*
0,51±0,1
8,02±0,79*
1,9±0,18*
1,0 ±0,1*
0,54±0,15**
6,11±0,82*
1,73±0,1*
0,96±0,11*
0,49±0,08
7,56±0,82*
1,93±0,05*
0,94±0,11*
0,38±0,05*
7,83±1,02*
1,65±0,12*
1,78±0,16*
1,89±0,07*
0,84±0,04
1,03±0,1*
1,14±0,09*
0,36±0,07*
0,52±0,08
0,51±0,1
7,39±1,3*
6,01±1,1*
6,78±0,23*
1,8±0,03*
0,86±0,08*
0,4±0,02*
4,29±0,97**
1,0±0,12**
0,76±0,74**
0,54±0,08
4,54±0,57**
1,86±0,17*
1,73±0,13*
1,79±0,2*
1,49±0,17
0,98±0,13*
0,98±0,24*
0,96±0,15*
0,69 ±0,1**
0,34±0,08*
0,42±0,11
0,41±0,05
0,4±0,04*
7,53±0,76*
7,98±0,62*
6,7±0,41*
5,84±1,46
1,75±0,6*
0,94±0,1*
0,45±0,16
5,94±1,29
1,69±0,16*
0,98±0,15*
0,41±0,08
6,24±1,0*
1,68±0,15*
0,78±0,06**
0,46±0,08
7,69±0,51*
1,83±0,13*
1,91±0,1*
1,07±0,13*
1,07±0,06*
0,44±0,05
0,32±0,08*
8,33±0,39*
7,19±1,13*
Serophularia umbrosa
Dumort (O)
Siderities montana L (St)
Phlomis olgae Rgl (R)
Serratula alatavica c.A.M.
(F)
Serratula alatavica
c.A.M.(O)
Inula helenium L (F)
Psoralea drupacea Bunge
(R)
Inula helenium L (L)
Phlomis sewerzowii Rgl
(O)
1,69±0,13*
0,85 ±0,18
0,54±0,15**
8,04±0,7*
1,89±0,12*
1,01±0,1**
1,83±0,11*
0,94±0,1*
0,74±0,07**
1,03±0,16*
0,43±0,06
0,54±0,06**
0,38±0,07*
6,01±0,73*
4,5±0,22**
4,84±0,52**
1,89±0,08*
0,97±0,08*
0,37±0,07*
7,15±0,68*
1,66±0,04*
1,77±0,2*
0,95±0,13*
0,96±0,17*
0,43±0,04
0,45±0,11
7,6±1,18*
8,99±0,4*
1,8±0,19*
1,38±0,17*
1,06±0,08*
0,96±0,16*
0,43±0,1
0,47±0,01
7,05±1,09*
6,24±0,5*
Примечание: достоверное отличие Р<0,05 * - от интактной группы; ** - от контрольной
группы
Содержание холестерина липопротеидов высокой плотности, напротив,
снижалось на 21,7 % и составило 0,47 + 0,033 ммоль/л против 0,6 + 0,036
ммоль/л. Эндогенная гиперлипидемия привела к повышению уровня общих
липидов сыворотки крови на 52,0 %, что составило 6,61 + 0,26 г/л, у
животных интактной группы аналогичный показатель составлял 4,35 + 0,17
г/л.
В последние годы появилось много работ, свидетельствующих о важной
роли процессов перекисного окисления липидов в этиологии и патогенезе
атеросклероза. Известно, что контроль за процессами ПОЛ в организме
осуществляют антиоксидантные системы (АОС). Одним из главных
антиоксидантов сыворотки крови является церулоплазмин. В связи с этим
было целесообразно изучить влияние исследуемых экстрактов на уровень
церулоплазмина.
Изучение антиоксидантной системы показало, что при
экспериментальной
эндогенной
гиперлипидемии
содержание
церулоплазмина в сыворотке крови снизилось в 1,2 раза по сравнению с
животными интактной группы (таблица 2). Так, уровень церулоплазмина в
интактной и контрольной группах составил
1,38 мг/дл, соответственно.
16,82 + 2,24 мг/дл
и 13,08 +
Снижение уровня антиоксидантов в
организме приводит к увеличению аутоокисления липидов мембран
эритроцитов, что снижает их устойчивость к гемолизу. В связи с этим, нами
был изучен перекисный гемолиз эритроцитов в эритроцитарной массе. При
эндогенной
гиперлипидемии
наблюдалась
тенденция
к
повышению
перекисного гемолиза эритроцитов: в интактной группе данный показатель
составил 13,87 + 0,66 %, а в контрольной 16,18 + 0,12%.
Таблица 2. Скрининг растительных экстрактов на наличие
антиоксидантного и мембраностабилизирующего эффекта при
эндогенной гиперлипидемии
Наименование экстракта
Интактная группа
Контрольная группа
Plantago lanceolata (R)
Rosa canina (Bk)
Cratalgus songarica (R)
Cynodon dactulon (R)
Prunus sogdiana (R)
Rosa canina (R)
Crataegus pontica (L)
Iuniperus zeravshanica (Fr)
Cynodon dactulon (O)
Rosa canina (Fr)
Picnomon acarna (O)
Alhagi pseudalhagi (R)
Rosa canina (L)
Prunus sogdiana (Fr)
Chenopodium album (Fr)
Rubus caesius (L)
Chenopodium album (R)
Amaranthus retroplexus (L)
Prunus sogdiana (L)
Amaranthus retroplexus (St)
Amaranthus retroplexus (Fr)
Prunus sogdiana (Bk)
Prunus sogdiana (R)
Prunus sogdiana (O)
Pheum Fedtshenokovi (F)
Atraphaxis pyrifolia (Bk)
Atraphaxis pyrifolia (St)
Церуло
плазмин
Мг/100мл
16,82+2,24
13,08+1,38
11,75±2,19*
13,69±3,3
10,96±2,84*
12,82±2,35*
8,4±1,74*,**
8,91±1,39*
10,17±2,69*
12,37±3,48*
17,37±3,7**
15,99±2,7**
15,89±2,38**
8,25±1,98*,**
10,59±1,59*
16,08±3,08**
14,19±2,26
6,73±2,34*,**
13,15±2,01*
9,46±1,99*
10,98±2,0*
13,72±3,48*
6,72±1,81*,**
12,8±2,95*
13,3±1,54
9,45±2,18*
6,89±2,92*,**
6,36±1,31*,**
6,56±1,15*,**
ПГЭ
%
13,87+0,66
16,18+0,12
15,4±0,11
14,0±0,08
16,0±0,1
12,13±0,1
13,2±0,13
14,9±0,1
15,2±0,13
17,1±0,1
18,1±0,09*
17, 0±0,11
13,1±0,21
13,2±1,05
14,7±1,0
17,0±0,15
18,3±0,71*
19,2±0,12*
14,3±0,45
13,3±0,6
18,1±0,92*
17,0±0,71
14,3±0,19
15,3±0,21
18,0±1,3*
17, 0±0,43
13,2±0,47
15,0±0,53
13,7±0,79
Atraphaxis pyrifolia (R)
Amygdalis spinosissima (S)
Cerasus erythrocapra (L)
Trigonella orthoseras K
Amygdalis bucharica (L)
Trifolium pratense (F)
Amygdalis bucharica (Bk)
Pheum Fedtshenokovi (L)
Amygdalis bucharica (L)
Trifolium repens (O)
Solidago dahurica Kitag (O)
Acroptilon repens ( L)Op.(O)
Melandrium turkestanicus (Rgl)Vved (R)
Inula helenium (R)
Artemisia vulgaris h. (O)
Berberis integerrima (Bge) (Fr)
Juniperus turkestanica Kom (L)
Solonum nigra h. (Fr)
Solidago dahurica kitag ®
Melandrium turkestanicus (Rgl)Vved (O)
Acroptilon repens (F)
Trifolim pratense h.(F)
Cousinia saawertziwii Regel (O)
Anaphalis Velutina Krasch (O)
Astragalus sp. (O)
Berberis oblonga (Rgl) Schneid ®
Hieracium procerum Fr ®
Stachys betoniciflora rupr. ®
Acantholimon erythraeum Bge (A)
Pulicaria salviifolia Bunge (R)
Psoralea drupacea Bunge (S)
Trifolim pratense h.(O)
Melandrium turkestanicus (Rgl)Vved (Fr)
Artemisia vulgaris h. (R)
Descurania Sophia (L) Schur (Fr)
Xantium strumarium h. (St)
Conum maculatum h. (St)
Cortusa turkestanica A.Los (O)
Tanasetopsis mucronatun S kovalev (O)
Xantium strumarium h. (S)
Herniaria glabra h. (O)
Leonurus turkestanicusV.Krecr et Kupr (O)
Arctium tomentisum Mill (R)
8,73±4,59*
7,89±1,6*
10,62±1,48*
15,46±1,04**
6,31±2,17*,**
10,62±1,84*
14,53±2,89
11,72±1,84*
11,52±3,26*
7,71±1,49*
12,44±1,69*
6,48±1,71*,**
14,31±4,31
13,9±2,7
8,24±1,18*
14,1±3,13
15,03±2,59**
16,88±1,31**
15,02±3,88**
7,5±1,27*
8,0±2,77*
13,51±1,34
6,07±1,93*,**
14,71±2,16
9,67±2,02*
10,35±1,85*
12,49±3,59*
9,58±0,6*
14,55±1,96
14,62±1,69
15,57±1,49
8,32±2,85*
8,84±2,65*
13,47±1,84
15,79±1,95
17,37±2,51**
13,47±3,42
9,68±3,0*
14,9±2,61
18,1±5,48**
13,4±3,55
11,85±1,52*
11,62±2,92*
17,2±0,42
12,3±0,24
14,2±0,73
15,0±0,15
13,7±0,79
19,2±0,71*
14,2±0,48
17,9±1,24
15,0±0,15
18,4±0,13
12,3±0,72
17,2±0,49
12,3±0,73
15,0±0,28
16,3±0,39
14,4±0,47
17,2±0,78
15,0±0,43
12,3±0,47
17,4±0,78
13,9±0,49
14,2±0,17
15,3±0,79
17,3±0,48
14,3 ±0,48
14,7±0,79
12,3±0,47
17, 3±0,13
18,4±0,49*
18,2±0,74*
20,5±0,95*
14,2±0,24
12,3±0,71
11,7±0,83
17,3±0,49
12,9±0,55
11,8±0,67
16,2±0,79
17,8±0,97
13,2±0,42
10,0±0,85
11,2±1,35
12,1±0,67
Ziziphora pedicillate Parii et Vved (R)
Solidago dahurica Kitag (F)
Hierasiun procerum Fr (O)
Solonum nigra h. (St)
Agrimonia asiatica Ius (R)
Xantium strumarium h.(R)
Cortusa turkestanica A. Los (F)
Artemisia vilgaris L.(F)
Chamenerium angustibolium (L) Scop (R)
Stachyopsys oblongata M. Popet Vved (O)
Stachys betoniciflora Rupr (F)
Ziziphora pedicillate Parii et Vved (St)
Spiraea pilosa Franch (O)
Acroptilon repens (R)
Solonum nigra h. (R)
Phragmites communis Trin (St)
Cortusa turkestanica A. hos (R)
Trigonella pamirica Boriss (A)
Astragalus sp. (R)
Trifolium pratense L. (R)
Solonum nigra h. (L)
Pulicaria salviibolia Binge (St)
Phragmites communis Tren (L)
Phragmites communis Trin (R)
Oberna beechen (L) Ikonn (Fr)
Agrimonia ariatica Ius (L)
Serophularia umbrosa Dumort (St)
Serophularia umbrosa Dumort (O)
Siderities montana L (St)
Phlomis olgae Rgl (R)
Serratula alatavica c.A.M. (F)
Serratula alatavica c.A.M.(O)
Inula helenium L (F)
Psoralea drupacea Bunge (R)
Inula helenium L (L)
Phlomis sewerzowii Rgl (O)
7,8±0,69*
12,84±1,61*
10,5±3,06*
9,48±11,13*
9,33±0,15*
9,33±2,15*
6,65±1,88*,*
11,6±1,71*
7,16±2,11*
8,63±2,84*
11,37±2,17*
17,58±2,28**
12,63±2,47*
10,10±2,11*
5,79±1,01*,**
15,2±0,66
14,2±2,92
20,74±1,11*.**
13,4±2,11
15,72±2,54
15,07±2,24
7,09±1,26*
5,64±1,19*,**
8,83±1,85*
7,38±2,02*
16,69±2,45**
8,25±2,2*
7,86±1,93*
12,21±1,66*
16,54±1,87**
7,62±3,53*
12,36±1,59*
12,12±1,75*
12,11±1,96*
5,82±1,73*,**
11,24±3,41*
19,7±1,43
14,7±0,81
15,6±0,67
12,6±0,24
13,6±0,42
14,7±0,81
11,8±0,3
17,3±0,67
18,3±0,95
12,4±0,79
17,1±1,24
18,9±0,29*
17,0±1,23
18,4±0,45*
12,5±0,17
17,6±0,79
18,8±0,97*
13,4±0,48
15,5±0,57
18,7±0,49*
14,3±0,74
14,7±0,85
16,3±0,23
12,4±0,43
12,4±0,75
18,3±0,13*
11,9±0,47
10,9±0,49
18,0±0,12*
17,1±0,18
16,3±0,94
12,4±0,17
13,1±0,74
12,4±0,19
17,3±0,89
16,6±0,62
Примечание: достоверное отличие Р<0,05 * - от интактной группы; ** - от контрольной
группы
Первичный скрининг растительных экстрактов показал, что самым
мощным гиполипидемическим и антиоксидантным
экстракты следующих
растений:
листья
эффектом обладают
Juniperus
turkestanica Kom,
надземная часть Acantholimon erythraeum Bge, плоды Descurania Sophia (L)
Schur, надземная часть Trigonella pamirica Boriss, плоды Trigonella orthoseras
K, корни Phlomis olgae Rgl. Так, экстракт из листьев Juniperus turkestanica
Kom снижал концентрацию общего холестерина и триглицеридов в
сыворотке крови на 45,7 % и 30,1 % по сравнению с контролем, а содержание
холестерина липопротеидов высокой плотности повышал на 19,1 %. Под
влиянием данного экстракта наблюдалось снижение общих липидов в 1,4
раза и повышение содержания церулоплазмина на 15,0 %. Экстракт из
листьев
Juniperus turkestanica Kom на степень перекисного гемолиза
эритроцитов практически не влиял.
Экстракт, выделенный из надземной части Acantholimon erythraeum
Bge по своему эффекту был аналогичен с экстрактом из листьев
Juniperus
turkestanica Kom.
Растительные экстракты, выделенные из плодов Descurania Sophia (L)
Schur и надземной части Trigonella pamirica Boriss, снижали концентрацию
общего холестерина и триглицеридов в сыворотке крови на 46,7 % , 45,7 %
и 29,1 %, 28,2 % по сравнению с контролем, соответственно, а содержание
холестерина липопротеидов высокой плотности повышали на 12,8 % и
14,9%,
соответственно.
Под
влиянием
вышеуказанных
экстрактов
наблюдалось снижение общих липидов на 33,6 % и 31,3 % и повышение
содержания церулоплазмина в 1,2 и 1,6 раза, соответственно. Степень
перекисного гемолиза эритроцитов под влиянием этих экстрактов не
изменялась.
Экстракты из плодов Trigonella orthoseras K и корней Phlomis olgae Rgl.
способствовали
холестерина,
достоверному
триглицеридов
снижению
и
повышению
общих
липидов,
содержания
общего
холестерина
липопротеидов высокой плотности и церулоплазмина в сыворотке крови.
Изменения
перекисного
гемолиза
эритроцитов
были
статистически
недостоверны.
Все
остальные
экстракты
не
обладали
гиполипидемичским,
антиоксидантным и мембраностабилизирующим действием, либо проявляли
недостаточную эффективность или были эффективны не во всех изучаемых
параметрах.
3.3.2. Оценка гиполипидемической, антиоксидантной и
мембраностабилизирующей эффективности растительных экстрактов
при этаноловой гиперлипидемии.
Первичный
скриннинг
105
экстрактов
на
наличие
гиполипидемического, антиоксидантного и мембраностабилизирующего
действия при этаноловой гиперлипидемии показало, что при данной модели
гиперлипидемии происходят изменения в липидном спектре крови (таблица
3). Этаноловая гиперлипидемия приводит к повышению уровня ОХС и ТГ
на 75,6% и 72,1%, соответственно по сравнению с животными интактной
группы. Содержание ХС ЛПВП снижалось на 39,1% и составило 0,28 + 0,04
ммоль/л против 0,46 + 0,9 ммоль/л. Данная модель привела к повышению
концентрации общих липидов сыворотки крови на 49,6 %, что составило
6,3±0,43 г/л, у интактных животных аналогичный показатель составлял
4,21±0,36 г/л.
Изучение АОС показало, что этаноловая гиперлипидемия приводит
к снижению содержания церулоплазмина на 35,6 % по сравнению с нормой.
Так, уровень церулоплазмина в интактной и контрольной группах составил
16,0±0,66
мг/дл
и
10,3±0,9
мг/дл,
соответственно.
Этаноловая
гиперлипидемия привела к незначительному повышению перекисного
гемолиза эритроцитов: в группе интактных животных данный показатель
составил 11,3±0,8 %, а в контрольной 17,1±0,8 %.
Таблица 3. Скрининг растительных экстрактов на наличие
гиполипидемического эффекта при этаноловой гиперлипидемии
Наименование
экстракта
Интактная группа
Контрольная группа
ОХС
Ммоль/л
ТГ
Ммоль/л
ХС ЛПВП
ммоль/л
ОЛ
г/л
0,99±0,07
1,74±0,1
0,68±0,09
1,17±0,16
0,46±0,9
0,28±0,04
4,21±0,36
6,3±0,43
Plantago lanceolata ®
Rosa canina (Bk)
Cratalgus songarica ®
Cynodon dactulon ®
Prunus sogdiana ®
Rosa canina ®
Crataegus pontica (L)
Iuniperus zeravshanica
(Fr)
Cynodon dactulon (O)
Rosa canina (Fr)
Picnomon acarna (O)
Alhagi pseudalhagi ®
Rosa canina (L)
Prunus sogdiana (Fr)
Chenopodium album (Fr)
Rubus caesius (L)
Chenopodium album (R)
Amaranthus retroplexus
(L)
Prunus sogdiana (L)
Amaranthus retroplexus
(St)
Amaranthus retroplexus
(Fr)
Prunus sogdiana (Bk)
Prunus sogdiana (R)
Prunus sogdiana (O)
Pheum Fedtshenokovi (F)
Atraphaxis pyrifolia (Bk)
Atraphaxis pyrifolia (St)
Atraphaxis pyrifolia (R)
Amygdalis spinosissima
(S)
Cerasus erythrocapra (L)
Trigonella orthoseras K
Amygdalis bucharica (L)
Trifolium pratense (F)
Amygdalis bucharica
(Bk)
Pheum Fedtshenokovi (L)
Amygdalis bucharica (L)
Trifolium repens (O)
1,96±0,28*
1,85±0,11*
1,75±0,05*
1,83±0,16*
1,72±0,15*
1,91±0,11*
1,78±0,15*
1,55±0,2*
0,94±0,1*
0,92±0,09*
1,07±0,02*
0,89±0.07
0,98±0,11*
0,9±0,06*
1,04±0,04*
1,07±0,19*
0,28±0,02*
0,23±0,03*
0,28±0,02*
0,29±0,02*
0,25±0,04*
0,27±0,04*
0,25±0,03*
0,26±0,04*
10,47±0,86*
6,94±1,17*
8,26±0,5*
8,9±1,59*
7,22±0,57*
7,4±0,49*
8,4±1,74*
12,37±3,48*
1,69±0,15*
1,8±0,03*
1,65±0,12*
1,84±0,1*
1,96±0,2*
1,78±0,2*
1,84±0,1*
1,69±0,2*
1,91±0,1*
1,75±0,1*
0,94±0,09*
0,94±0,1*
1,03 ±0,2*
0,97±0,1*
0,95±0,1*
0,96±0,2*
0,98±0,2*
0,96±0,1*
0,98±0,15*
0,78±0,1
0,24±0,03*
0,19±0,04*
0,2±0,03*
0,26±0,02*
0,32±0,05
0,24±0,07*
0,26±0,06*
0,25±0,09*
0,32±0,1
0,24±0,06
7,84±0,52*
5,97±1,03
5,7±0,89
7,8±0,25*
7,01±0,92*
5,77±0,41
5,94±0,74
6,18±0,87*
7,13±0,24*
5,36±0,85
1,66±0,04*
1,38±0,17*
0,98±0,1*
0,85±0,2
0,29±0,08*
0,25±0,06*
6,01±0,55*
6,29±1,1*
1,89±0,1*
0,94±0,1*
0,28±0,05*
7,33±0,2*
1,8±0,2*
1,79±0,2*
1,69±0,15*
1,55±0,3*
1,63±0,2*
1,89±0,1*
1,73±0,1*
1,9±0,2*
0,98±0,1*
1,07±0,1*
1,02±0,1*
0,86±0,075
1,0±0,1*
1,04±0,1*
0,99±0,15*
1,04±0,1*
0,2±0,02*
0,34±0,06
0,33±0,06
0,2±0,05
0,3±0,04
0,24±0,08*
0,29±0,08*
0,3±0,04
7,34±0,6*
7,06±0,69*
9,0±0,23*
9,6±0,57*
9,9±1,13*
8,4±1,69*
10,1±0,67*
10,3±0,38*
1,8±0,01*
1,14±0,089**
1,75±0,1*
1,68±0,2*
1,83±0,1*
1,13±0,2*
0,74±0,05**
1,35±0,22*
1,13±0,006*
1,02±0,12*
0,25±0,09*
0,41±0,02**
0,3±0,1
0,25±0,026*
0,27±0,062*
9,4±0,91*
4,7±0,13**
7,9±1,2*
9,6±0,46*
9,9±1,2*
1,91±0,1*
1,7±0,1*
1,79±0,2*
0,8±0,07
1,12±0,06*
0,93±0,12*
0,24±0,01*
0,21±0,04*
0,2±0,05*
9,3±0,43*
10,6±0,55*
8,4±1,17*
Solidago dahurica Kitag
(O)
Acroptilon repens (
L)Op.(O)
Melandrium turkestanicus
(Rgl)Vved (R)
Inula helenium (R)
Artemisia vulgaris h. (O)
Berberis integerrima
(Bge) (Fr)
Juniperus turkestanica
Kom (L)
Solonum nigra h. (Fr)
Solidago dahurica kitag ®
Melandrium turkestanicus
(Rgl)Vved (O)
Acroptilon repens (F)
Trifolim pratense h.(F)
Cousinia saawertziwii
Regel (O)
Anaphalis Velutina
Krasch (O)
Astragalus sp. (O)
Berberis oblonga (Rgl)
Schneid ®
Hieracium procerum Fr ®
Stachys betoniciflora
rupr. ®
Acantholimon erythraeum
Bge (A)
Pulicaria salviifolia
Bunge (R)
Psoralea drupacea Bunge
(S)
Trifolim pratense h.(O)
Melandrium turkestanicus
(Rgl)Vved (Fr)
Artemisia vulgaris h. (R)
Descurania Sophia (L)
Schur (Fr)
Xantium strumarium h.
(St)
Conum maculatum h. (St)
1,9±0,11*
1,05±0,2*
0,19±0,01*
10,8±1,29*
1,84±0,16*
1,12±0,1*
0,22±0,034*
10,5±0,89*
1,9±0,04*
0,79±0,17
0,2±0,029*
10,1±1,74*
1,78±0,15*
1,95±0,11*
1,74±0,12*
1,0±0,2*
1,02±0,1*
0,96±0,2*
0,28±0,06*
0,24±0,06*
0,17±0,04*
11,1±0,63*
10,4±0,44*
9,5±1,39*
1,48±0,06*
0,97±0,1*
0,27±0,02*
5,63±0,3
1,75±0,05*
1,96±0,28*
1,95±0,11*
0,91±0,06*
0,89±0,1*
0,84±0,06*
0,37±0,04
0,19±0,02*
0,28±0,06*
10,4±1,01*
10,6±0,61*
11,0±1,21*
1,86±0,12*
1,72±0,1*
1,63±0,38*
0,91±0,1*
0,98±0,1*
0,93±0,1*
0,27±0,03*
0,26±0,077*
0,23±0,022*
9,1±1,19*
10,5±1,26*
8,9±0,2*
1,65±0,18*
0,91±0,1*
0,28±0,035*
9,9±0,69*
1,73±0,1*
1,87±0,03*
1,07±0,067*
0,98±0,1*
0,19±0,016*
0,29±0,032*
8,6±0,62*
8,7±1,59*
2,0±0,2*
1,9±0,06*
0,9±0,087*
0,97±0,14*
0,27±0,078*
0,28±0,022*
9,7±1,29*
7,9±0,56*
1,73±0,12*
1,1±0,01*
0,28±0,04*
6,1±0,4*
1,73±0,1*
1,02±0,12*
0,31±0,04
9,2±1,15*
1,7±0,1*
1,01±0,09*
0,18±0,026*
7,4±0,49*
1,85±0,1*
1,75±0,1*
0,84±0,14
1,0±0,11*
0,25±0,034*
0,31±0,07*
10,5±0,49*
10,6±0,48*
1,87±0,1*
1,76±0,27*
1,03±0,13*
1,1±0,16*
0,27±0,035*
0,25±0,026*
10,2±1,14*
6,4±0,65*
1,78±0,2*
1,08±0,27*
0,23±0,026*
8,9±0,62*
1,75±0,1*
1,03±0,078*
0,21±0,03*
9,9±0,46*
Cortusa turkestanica
A.Los (O)
Tanasetopsis mucronatun
S kovalev (O)
Xantium strumarium h.
(S)
Herniaria glabra h. (O)
Leonurus
turkestanicusV.Krecr et
Kupr (O)
Arctium tomentisum Mill
(R)
Ziziphora pedicillate Parii
et Vved (R)
Solidago dahurica Kitag
(F)
Hierasiun procerum Fr
(O)
Solonum nigra h. (St)
Agrimonia asiatica Ius
(R)
Xantium strumarium
h.(R)
Cortusa turkestanica A.
Los (F)
Artemisia vilgaris L.(F)
Chamenerium
angustibolium (L) Scop
(R)
Stachyopsys oblongata
M. Popet Vved (O)
Stachys betoniciflora
Rupr (F)
Ziziphora pedicillate Parii
et Vved (St)
Spiraea pilosa Franch
(O)
Acroptilon repens (R)
Solonum nigra h. (R)
Phragmites communis
Trin (St)
Cortusa turkestanica A.
hos (R)
1,67±0,05*
0,9±0,082*
0,27±0,067*
10,8±0,68*
1,65±0,07*
0,96±0,09*
0,3±0,075
7,1±0,53*
1,47±0,32*
0,95±0,04*
0,24±0,038*
7,6±0,53*
1,45±0,31*
1,46±0,18*
0,81±0,86*
0,95±0,044*
0,21±0,012*
0,26±0,044*
7,8±0,84*
8,6±0,82*
1,54±0,2*
0,96±0,044*
0,3±0,085
7,7±0,73*
1,86±0,03
0,95±0,11*
0,24±0,045*
7,9±0,55*
1,72±0,15*
0,95±0,05*
0,32±0,071
6,6±0,59*
1,76±0,05*
1,0±0,12*
0,34±0,043
9, 0±0,15*
1,68±0,22*
1,5±0,16*
0,88±0,044
1,02±0,06*
0,3±0,018
0,23±0,035*
8,4±0,63*
6,8±1,49*
1,85±0,11*
0,97±0,08*
0,3±0,09
6,5±0,6*
1,68±0,23*
1,01±0,08*
0,32±0,07
6,4±0,5*
1,83±0,18*
1,63±0,35*
0,98±0,11*
1,04±0,07*
0,23±0,03*
0,3±0,041
7,5±1,04*
7,3±0,23*
1,73±0,15*
1,04±0,15*
0,26±0,056*
7,0±0,31*
1,85±1,33*
0,96±0,057*
0,3±0,075
7,0±0,17*
1,92±0,09*
0,93±0,1*
0, 23±0,018*
5,3±0,075
1,73±0,16*
0,98±0,052*
0,19±0,018*
6,4±0,87*
1,94±0,1*
1,91±0,02*
1,62±0,21*
0,97±0,071*
1,01±0,051*
1,0±0,094*
0,28±0,04*
0,32±0,11
0,3±0,024
6,2±0,4*
7,4±1,07*
6,9±0,29*
1,53±0,31*
1,1±0,053*
0,21±0,057*
8,0±0,46*
Trigonella pamirica
Boriss (A)
Astragalus sp. (R)
Trifolium pratense L. (R)
Solonum nigra h. (L)
Pulicaria salviibolia
Binge (St)
Phragmites communis
Tren (L)
Phragmites communis
Trin (R)
Oberna beechen (L)
Ikonn (Fr)
Agrimonia ariatica Ius (L)
Serophularia umbrosa
Dumort (St)
Serophularia umbrosa
Dumort (O)
Siderities montana L (St)
Phlomis olgae Rgl (R)
Serratula alatavica c.A.M.
(F)
Serratula alatavica
c.A.M.(O)
Inula helenium L (F)
Psoralea drupacea Bunge
(R)
Inula helenium L (L)
Phlomis sewerzowii Rgl
(O)
Trigonella orthoseras K
1,58±0,01*
0,96±0,054*
0,24±0,075*
6,9±0,76*
1,62±0,21*
1,78±0,087*
1,85±0,13*
1,75±0,05*
0,96±0,14*
0,93±0,039*
1,13±0,038*
1,02±0,1*
0,31±0,029
0,23±0,058*
0,21±0,015*
0,27±0,067*
7,2±0,55*
7,1±1,31*
7,3 ±2,57*
6,1±1,18*
1,77±0,17*
1,01±0,082*
0,16±0,015*
8,2±0,57*
1,76±0,7*
1,03±0,2*
0,31±0,1
10,6±1,1*
1,81±0,22*
1,18±0,15*
0,32±0,02
9,8±1,0*
1,74±0,12*
1,78±0,17*
0,9±0,1*
1,05±0,13
0,31±0,1
0,3±0,04
8,43±1,0*
8,63±0,6*
1,92±0,17*
0,98±0,34*
0,3±0,07
9,87±0,8*
1,85±0,13*
1,86±0,05*
1,89±0,14*
0,85±0,05
1,11±0,09*
0,99±0,1*
0,25±0,04*
0,36±0,035
0,3±0,03*
8,43±1,0*
10,17±1,0*
8,41±1,6*
1,81±0,12*
0,89±0,1
0,23±0,04*
10,14±1,13*
1,91±0,24*
1,86±0,16*
0,77±0,1
1,01±0,1*
0,28±0,01*
0,25±0,04*
11,3±0,6*
8,9±1,1*
1,89±0,09*
1,8±0,35*
0,92±0,14*
0,97±0,06*
0,29±0,05*
0,3±0,08
8,1±0,8*
8,3±0,9*
1,01±0,15**
0,69±0,06**
0,42±0,04**
4,3±0,35**
Примечание: достоверное отличие Р<0,05 * - от интактной группы; ** - от контрольной
группы
Проведение
первичного
скрининга
на
модели
этаноловой
гиперлипидемии показало, что не все ранее выявленные активные экстракты
при
эндогенной
гиперлипидемии
свойствами. Так, экстракт из листьев
обладали
Juniperus
гиполипидемическими
turkestanica Kom обладал
мощным гиполипидемическим эффектом при эндогенной гиперлипидемии, а
при этаноловой гиперлипидемии имело место лишь тенденция к снижению
ОХС, ТГ и ОЛ, на ХС ЛПВП он практически не влиял. Под влиянием
данного экстракта наблюдалось повышение уровня церулоплазмина на 54,4%
и
незначительное
снижение
перекисного
гемолиза
эритроцитов
по
сравнению с контролем (таблица 4). Экстракты, полученные из надземной
части Acantholimon erythraeum Bge, плодов Descurania Sophia (L) Schur на
липидный спектр крови практически не влияли. Однако при введении этих
экстрактов животным наблюдалось достоверное повышение церулоплазмина
крови. Оба экстракта не имели достоверного влияния на перекисный гемолиз
эритроцитов. Экстракт из надземной части Trigonella pamirica Boriss обладал
слабым гиполипидемическим эффектом при этаноловой гиперлипидемии.
Так под влиянием этого экстракта наблюдалось недостоверное снижение
ОХС, ТГ и ОЛ.
Таблица 4. Скрининг растительных экстрактов на наличие
антиоксидантного и мембраностабилизирующего эффекта при
этаноловой гиперлипидемии
Наименование экстракта
Интактная группа
Контрольная группа
Plantago lanceolata (R)
Rosa canina (Bk)
Cratalgus songarica (R)
Cynodon dactulon (R)
Prunus sogdiana (R)
Rosa canina (R)
Crataegus pontica (L)
Iuniperus zeravshanica (Fr)
Cynodon dactulon (O)
Rosa canina (Fr)
Picnomon acarna (O)
Alhagi pseudalhagi (R)
Rosa canina (L)
Prunus sogdiana (Fr)
Chenopodium album (Fr)
Rubus caesius (L)
Chenopodium album (R)
Церуло
Плазмин
Мг/100мл
16,0±0,66
10,3±0,9
14,1±3,13
8,24±1,18*
6,36±1,31*
6,31±2,17*
8,84±2,65*
8,63±2,84*
5,79±1,01*
7,8±0,69*
6,65±1,88*
6,1±1,14*
8,43±0,87*
8,1±2,2*
12,12±1,75*
11,2±3,4*
8,81±1,8*
7,86±1,9*
6,5±0,88*
ПГЭ
%
11,3±0,8
17,1±0,8
14,7±0,71
16,7±0,5*
14,9±1,22*
16,1±0,5*
15,0±1,3*
15,4±1,44*
15,6±1,22*
18,0±1,1*
15,7±1,6*
17,1±1,5*
12,8±1,3**
13,3±1,4
12,0±3,3**
13,4±0,9
15,2±1,2*
14,1±1,91
13,2±1,07
Amaranthus retroplexus (L)
Prunus sogdiana (L)
Amaranthus retroplexus (St)
Amaranthus retroplexus (Fr)
Prunus sogdiana (Bk)
Prunus sogdiana (R)
Prunus sogdiana (O)
Pheum Fedtshenokovi (F)
Atraphaxis pyrifolia (Bk)
Atraphaxis pyrifolia (St)
Atraphaxis pyrifolia (R)
Amygdalis spinosissima (S)
Cerasus erythrocapra (L)
Trigonella orthoseras K
Amygdalis bucharica (L)
Trifolium pratense (F)
Amygdalis bucharica (Bk)
Pheum Fedtshenokovi (L)
Amygdalis bucharica (L)
Trifolium repens (O)
Solidago dahurica Kitag (O)
Acroptilon repens ( L)Op.(O)
Melandrium turkestanicus (Rgl)Vved (R)
Inula helenium (R)
Artemisia vulgaris h. (O)
Berberis integerrima (Bge) (Fr)
Juniperus turkestanica Kom (L)
Solonum nigra h. (Fr)
Solidago dahurica kitag ®
Melandrium turkestanicus (Rgl)Vved (O)
Acroptilon repens (F)
Trifolim pratense h.(F)
Cousinia saawertziwii Regel (O)
Anaphalis Velutina Krasch (O)
Astragalus sp. (O)
Berberis oblonga (Rgl) Schneid ®
Hieracium procerum Fr ®
Stachys betoniciflora rupr. ®
Acantholimon erythraeum Bge (A)
Pulicaria salviifolia Bunge (R)
Psoralea drupacea Bunge (S)
Trifolim pratense h.(O)
Melandrium turkestanicus (Rgl)Vved (Fr)
7,6±1,65*
5,36±0,6*
10,9±1,4*
7,8±1,9*
9,7±1,08*
6,5±1,16*
9,4±2,28*
10,9±2,1*
15,3±0,56**
13,6±2,84*
15,9±1,88**
12,3±2,05*
5,5±0,81*
15,0±0,7**
10,8±1,8*
16,6±1,5**
13,9±1,96*
6,2±0,67*
10,7±0,97*
9,1±2,36*
6,9±1,22*
5,3±0,9*
7,9±1,46*
4,6±1,59*
7,2±1,46*
7,7±0,7*
15,9±0,8**
5,3±1,51*
6,98±1,61*
10,1±1,8*
7,2±2,61*
6,8±0,84*
5,6±1,46*
8,4±2,11*
8,9±1,77*
10,7±0,95*
8,6±2,05*
6,8±1,16*
15,6±0,9**
10,7±1,72*
11,6±2,97*
9,4±0,63*
6,4±2,4*
15,6±2,36*
14,3±2,0
14,6±2,9
14,4±1,9
15,0±2,2*
15,0±1,47*
14,7±0,87
13,4±0,55
14,5±1,45
14,5±1,68
14,5±0,3
16,6±0,87*
15,4±0,41*
11,9±1,2**
14,1±1,35
15,8±1,04*
15,8±0,82*
16,5±0,43*
15,9±0,81*
14,7±0,75
15,7±2,44*
13,5±1,87
13,3±1,06
14,1±0,83
14,1±0,87
16,3±1,06*
15,4±0,88*
15,7±1,11*
15,2±2,21*
15,6±0,5*
13,6±0,38
17,7±0,93*
11,0±0,75**
14,8±1,31
16,2±1,16*
14,8±2,18
16,2±0,97*
15,6±0,85*
17,4±0,45*
13,9±1,07
15,1±2,23*
16,1±1,33*
15,0±2,26*
Artemisia vulgaris h. (R)
Descurania Sophia (L) Schur (Fr)
Xantium strumarium h. (St)
Conum maculatum h. (St)
Cortusa turkestanica A.Los (O)
Tanasetopsis mucronatun S kovalev (O)
Xantium strumarium h. (S)
Herniaria glabra h. (O)
Leonurus turkestanicusV.Krecr et Kupr (O)
Arctium tomentisum Mill (R)
Ziziphora pedicillate Parii et Vved (R)
Solidago dahurica Kitag (F)
Hierasiun procerum Fr (O)
Solonum nigra h. (St)
Agrimonia asiatica Ius (R)
Xantium strumarium h.(R)
Cortusa turkestanica A. Los (F)
Artemisia vilgaris L.(F)
Chamenerium angustibolium (L) Scop (R)
Stachyopsys oblongata M. Popet Vved (O)
Stachys betoniciflora Rupr (F)
Ziziphora pedicillate Parii et Vved (St)
Spiraea pilosa Franch (O)
Acroptilon repens (R)
Solonum nigra h. (R)
Phragmites communis Trin (St)
Cortusa turkestanica A. hos (R)
Trigonella pamirica Boriss (A)
Astragalus sp. (R)
Trifolium pratense L. (R)
Solonum nigra h. (L)
Pulicaria salviibolia Binge (St)
Phragmites communis Tren (L)
Phragmites communis Trin (R)
Oberna beechen (L) Ikonn (Fr)
Agrimonia ariatica Ius (L)
Serophularia umbrosa Dumort (St)
Serophularia umbrosa Dumort (O)
Siderities montana L (St)
Phlomis olgae Rgl (R)
Serratula alatavica c.A.M. (F)
Serratula alatavica c.A.M.(O)
Inula helenium L (F)
9,4±2,4*
15,9±1,23**
8,6±0,33*
9,8±2,02*
6,8±1,22*
10,8±1,59*
9,6±1,29*
12,9±1,99*
12,4±3,76*
8,3±2,11*
9,9±1,53*
7,4±1,44*
12,1±2,65*
7,3±1,45*
5,9±2,09*
12,3±2,25*
7,7±1,36*
12,4±2,45*
8,5±1,75*
13,6±1,15
11,13±2,2*
12,2±1,66*
11,8±1,44*
11,6±0,82*
7,2±3,43*
6,3±1,4*
10,9±1,16*
11,0±2,31*
10,6±0,75*
6,2±0,39*
11,0±0,56*
12,5±2,0*
10,8±1,43*
13,5±2,9
9,4±2,2*
6,8±2,0*
13,5±2,6
11,9±2,12*
12,7±3,3
16,3±2,04**
10,2±2,3*
12,3±3,64*
11,3±1,47*
16,0±0,91*
16,3±0,71*
14,9±1,62
17,7±3,25*
12,9±0,75**
14,9±1,19
13,6±0,76
13,5±0,85
14,2±1,91
15,6±1,14*
11,9±0,53**
14,4±2,02
13,5±1,04
14,5±1,98
14,2±1,69
16,6±0,53*
16,1±1,07*
14,9±0,64
12,3±0,7**
14,5±1,65
13,7±0,98
16,6±1,73*
15,3±1,28*
17,4±1,12*
14,2±1,64
15,3±2,03*
16,7±1,54*
13,1±2,35
14,2±1,95
17,1±1,12*
16,3±2,66*
16,3±1,05*
14,3±0,37
16,5±1,65*
14,8±1,42
15,8±2,15*
16,0±2,38*
13,6±0,89
15,1±2,35*
16,4±1,69*
14,8±1,35
15,1±1,0*
15,1±2,5*
Psoralea drupacea Bunge (R)
Inula helenium L (L)
Phlomis sewerzowii Rgl (O)
Trigonella orthoseras K
9,8±1,68*
12,8±1,5*
12,7±4,89*
16,1±0,64**
14,2±1,47
14,1±1,0
14,1±1,03
11,9±1,1**
Примечание: достоверное отличие Р<0,05 * - от интактной группы; ** - от контрольной
группы
Из всех ранее выявленных активных экстрактов самым мощным
гиполипидемическим,
антиоксидантным
и
мембраностабилизирующим
свойствами обладал: Trigonella orthoseras K. Исследования этого экстракта
показали, что под влиянием эксракта из плодов Trigonella orthoseras K
нормализуется
липидный
спектр
крови,
улучшаются
показатели
антиоксидантной системы и перекисного гемолиза эритроцитов. По
результатам первичного скрининга растительных экстрактов на двух моделях
гиперлипидемии нами был выбран наиболее перспективный экстракт
Trigonella orthoseras K. для дальнейшего изучения его гиполипидемического
и антиатеросклеротического свойств.
3.3.2. Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого (Trigonella orthoseras K), на липидный обмен
при экспериментальном холестериновом атеросклерозе
При атеросклерозе, как в эксперименте, так и в клинике
практически нарушаются почти все виды обмена, однако самые серьезные
нарушения претерпевает обмен липидов. В связи с этим нами было изучено
влияние экстракта, выделенного
из плодов пажитника
пряморогого
(Trigonella orthoseras K), на липидный состав крови и печеночной ткани при
экспериментальном атеросклерозе.
Полученные
результаты
показали,
что
экспериментальный
холестериновый атеросклероз привел к изменению липидного спектра крови.
Так, содержание общего холестерина в сыворотке крови животных
контрольной группы составило 225,8 ± 11,28 мг/дл, что превышало на 298,2%
данный показатель животных интактной группы. Содержание триглицеридов
было
выше
на
215,4%
по
сравнению
с
нормой
(таблица
2).
Экспериментальный атеросклероз привел также к повышению холестерина
липопротеидов низкой и очень низкой плотности на 494,5% и 215,4%,
соответственно, и снижению холестерина липопротеидов высокой плотности
на 22,0%.
Таблица 2
Влияние экстракта, выделенного из на липидный cпектр плодов
пажитника пряморогого (Trigonella orthoseras K) крови кроликов при
экспериментальном атеросклерозе
Показатели
Группы
Интактная
Контрольная
Опытная
ОХС
56,7 ± 4,52
225,8 ± 11,28*
151,7 ± 6,31*,**
ТГ
26 ± 2,16
82,2 ± 4,26*
47,3 ± 3,94*,**
ХС ЛПВП
18,7 ± 1,73
14,2 ± 1,3
16,0 ± 2,07
ХС ЛПОНП
5,2 ± 0,43
16,4 ± 0,86*
9,5 ± 0,76*,**
32,8 ± 2,36
195,2 ± 9,12*
126,2 ± 3,48*,**
ХС ЛПНП
Примечание: показатели указаны в мг/дл; достоверное отличие Р<0,05 * - от
интактной группы; ** - от контрольной группы.
Исследование крови животных 3 группы, показало, что профилактика
атеросклероза экстрактом, выделенным из плодов пажитника пряморогого,
привела к снижению общего холестерина в сыворотке крови на 32,9% по
сравнению с контролем, и повышению на 167,5% по сравнению с
интактными животными. Содержание триглицеридов в сыворотке крови
животных этой группы снизилось на 42,4% по сравнению со 2-группой, и
повышению на 81,9% по сравнению с животными интактной группы. Под
влянием экстракта из плодов пажитника пряморогого наблюдалось некоторое
повышение содержания холестерина липопротеидов высокой плотности, но
эти изменения не имели достоверный характер. Наряду с положительным
влянием исследуемого эктракта на уровень ОХС, ТГ и ХС ЛПВП,
наблюдается значительное снижение и других фракций липидного спектра.
Так, длительное введение экстракта привело к снижению содержания ХС
ЛПНП и ХС ЛПОНП на 35,3% и 42,6%, соответственно, по сравнению с
показателями животных контрольной группы и повышению на 284,7% и
81,9%, соответственно, по сравнению с интактными животными.
Изучение липидного обмена в печеночной ткани показало, что при
экспериментальном атеросклерозе повышается концентрация холестерина
на 373 % по сравнению с интактными животными, что составила 12,3±0,72
мг/г ткани (таблица 3).
Содержание триглицеридов и фосфолипидов в контрольной группе в
среднем составило 6,9±0,31 мг/г ткани
и 11,2±0,49
мг/г ткани против
2,45±0,18 мг/г ткани и 8,7±0,26 мг/г ткани у животных интактной группы,
соответственно. Также было отмечено достоверное повышение общих
липидов в группе животных с экспериментальным атеросклерозом по
сравнению с интактными животными на 117% .
Таблица 3
Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого, на
липидный состав печеночной ткани кроликов при экспериментальном
атеросклерозе
Показатели
Группы
Интактная
Контрольная
Опытная
ХС, мг/г ткани
2,6±0,16
12,3±0,72*
9,1±0,46*
ТГ, мг/г ткани
2,45±0,18
6,9±0,31*
5,0±0,32*,**
ФЛ, мг/г ткани
8,7±0,26
11,2±0,49*
9,8±0,27
ОЛ, мг/г ткани
14,5±0,20
31,6±0,86*
25,1±0,73*
Примечание: достоверное отличие Р<0,05 * - от интактной группы; ** - от
контрольной группы
Исследование липидного обмена в печеночной ткани опытной группы,
показало, что профилактика атеросклероза экстрактом, выделенным из
плодов пажитника пряморогого, привела к снижению холестерина в печени
на 26,0 % по сравнению с контролем, и повышению на 250,0 % по сравнению
с интактными животными. Экстракт пажитника пряморогого способствовал
снижению также содержания триглицеридов, фосфолипидов и общих
липидов в печени животных. Так, уровень ТГ, ФЛ и ОЛ в печеночной ткани
животных опытной группы составил 5,0±0,32, 9,8±0,27 и 25,1±0,73 мг/г ткани
против 6,9±0,31, 11,2±0,49, 31,6±0,86 мг/г ткани в контрольной группе,
соответственно.
Таким образом, результаты проведенных исследований
показали, что
длительное применение экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого, приводит к снижению показателей липидного обмена в печени
при экспериментальном холестериновом атеросклерозе.
3.3.3. Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого (Trigonella orthoseras K), на углеводный обмен
при экспериментальном холестериновом атеросклерозе
Известно, что липидный обмен тесно связан с обменом углеводов.
Введение экзогенного холестерина оказывает значительное влияние на ряд
показателей углеводного обмена, изменения которых,
в свою очередь,
сказываются на процессах липидного обмена. В связи с этим было интересно
изучить влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого,
на углеводный обмен при экспериментальном атеросклерозе.
Проведенные исследования выявили ряд изменений в углеводном
обмене при атеросклерозе. Так, содержание глюкозы в сыворотке крови было
повышено на 20,9% по сравнению с нормальной величиной (таблица 4).
Наблюдалось достоверное повышение содержания молочной кислоты (МК)
на 47,4 %
и тенденция к повышению уровня пировиноградной кислоты
(ПВК) на 19,7%. При длительном пероральном введении экстракта,
выделенного
из
плодов
пажитника
пряморогого
(опытная
группа),
наблюдается тенденция к снижению изучаемых показателей углеводного
обмена в крови.
Таблица 4
Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого, на
показатели углеводного обмена в сыворотке крови кроликов при
экспериментальном атеросклерозе
Показатели
Группы
Интактная
Контрольная
Опытная
Глюкоза,
ммоль/л
4,55±0,20
5,5±0,22*
5,25±0,16*
МК, ммоль/л
1,9±0,22
2,8±0,12*
2,5±0,12*
ПВК, мкмоль/л
61,0±3,72
73,0±2,71*
67,0±3,60
Примечание: достоверное отличие Р<0,05 *-от интактной группы; **-от контрольной
группы
Изучение концентрации гликогена и активности гликолитического
распада углеводов показало, что при экспериментальном атеросклерозе
наблюдается достоверное снижение уровня гликогена и повышение
активности гликолиза в печеночной ткани кроликов на 35,5 % и 178,1 %,
соответственно, по сранению с нормой (таблица 5).
90 – дневное введение экстракта из плодов пажитника пряморогого
приблизило уровень гликогена и активность гликолиза в печеночной ткани
экспериментальных животных к нормальным значениям.
Таблица 5
Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого, на
показатели углеводного обмена в печеночной ткани кроликов при
экспериментальном атеросклерозе
Показатели
Группы
Интактная
Контрольная
Опытная
Гликоген, мг%
279,0±10,86
180,0±8,92*
213,0±8,20*
Гликолиз,
мкмоль лактата
за 1ч/г ткани
0,73±0,055
2,03±0,074*
1,48±0,173*,**
Примечание: достоверное отличие Р<0,05 *-от интактной группы; **-от контрольной
группы
Таким
образом,
полученные
результаты
свидетельствуют
о
положительном влиянии экстракта из плодов пажитника пряморогого на
липидный и углеводный обмены при экспериментальном атеросклерозе.
3.3.4. Оценка состояния перекисного окисления липидов и
антиоксидантной системы, а также функционального состояния печени
при экспериментальном атеросклерозе на фоне длительного
применения экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого
(Trigonella orthoseras K)
В последние годы появилось много работ, свидетельствующих о
важной роли процессов перекисного окисления липидов в этиологии и
патогенезе атеросклероза. Известно, что контроль за процессами ПОЛ в
организме осуществляют антиоксидантные системы (АОС). В связи с этим
было целесообразно изучить влияние экстракта, выделенного из плодов
пажитника пряморогого на уровень продуктов перекисного окисления
липидов и ферментов антиоксидантной системы.
Таблица 6
Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого на
продукты перекисного окисления липидов и уровень ферментов
антиоксидантной системы в сыворотке крови кроликов при
экспериментальном атеросклерозе
Показатели
Группы
Интактная
Контрольная
Лечебно-профилакт.
(пажитник)
МДА, нмоль/л
10,84±1,35
21,09±1,86*
14,37±0,78*,**
ДК, Е/мл
1,22±0,091
2,25±0,13*
1,72±0,112*,**
ТК, Е/мл
0,28±0,04
0,54±0,024*
0,40±0,029*,**
СОД
18,62±0,97
9,32±0,76*
14,36±0,70*,**
Каталаза
9,71±0,70
4,10±0,42*
6,72±0,24*,**
Примечание: достоверное отличие Р<0,05 *-от интактной группы; **-от контрольной
группы
Изучение
ПОЛ
и
антиоксидантной
системы
показало,
что
экспериментальный холестериновый атеросклероз приводит к значительному
увеличению продуктов перекисного окисления липидов. Так, содержание
малонового диальдегида было повышено в 1,95 раз, диеновых конъюгатов в
1,84 раза и триеновых конъюгатов в 1,93 раза по сравнению с показателями
животных интактной группы. Уровень СОД и каталазы, напротив, снизился в
2,0 и 2,37 раз по сравнению с нормой, соответственно. Длительная
профилактика экстрактом, выделенным из плодов пажитника пряморогого,
привела к достоверному снижению всех изучаемых показателей ПОЛ и
повышению ферментов АОС по сравнению с контролем (таблица 6).
Таким образом, результаты исследований показали, что экстракт,
выделенный из плодов пажитника пряморогого, приводит к нормализации
нарушенного перекисного окисления липидов при атеросклерозе и повышает
активность антиоксидантной системы организма.
Изучение влияния растительного экстракта, выделенного из плодов
пажитника
пряморогого,
на функциональное
состояние
печени
при
экспериментальном атеросклерозе показало, что атеросклероз у кроликов
приводит к значительным изменениям ферментов печени. Так, содержание
АЛТ и АСТ увеличилось в 3,2 и 2,3 раза, соответственно, а содержание Среактивного белка увеличилось в 7,4 раза по сравнению с аналогичными
показателями нормальной группы (таблица 7).
Таблица 7
Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого,
функциональное состояние печени кроликов при экспериментальном
атеросклерозе
Показатели
Группы
Интактная
Контрольная
Лечебно-профилакт.
(пажитник)
АлАт, U/l
16,2±1,66
51,3±5,3*
31,3±1,05*,**
АсАТ, U/l
13,7±1,38
31,8±5,78*
23,5±1,6*,**
С-РБ, мг/л
1,9±0,36
6,8±0,61*
3,7±0,77*,**
Примечание: достоверное отличие Р<0,05 *-от интактной группы; **-от контрольной
группы
Исследования по изучению влияния длительного применения экстракта
из плодов пажитника пряморогого на показатели печеночных ферментов и
СРБ при экспериментальном атеросклерозе показали, что профилактика
изучаемым экстрактом привела к достоверному снижению ферментов печени
и белка острой фазы.
3.3.5. Изучение фармакологической безвредности экстракта,
выделенного из плодов пажитника пряморогого (Trigonella orthoseras K)
Изучение некоторых показателей хронической токсичности
В связи с тем, что гиполипидемическая эффективность экстракта,
выделенного из плодов пажитника пряморогого, изучалась при его
использовании в течение 3 месяцев, нами были проведены исследования его
влияния на морфологическую картину крови, основные биохимические
показатели, степень эндотоксемии при 1- и 3-месячном его применении.
Таблица 8
Показатели состава периферической крови крыс, получавших экстракт
пажитника пряморогого в течение 1-го месяца (M±m; n=12; Р<0,05)
Показатели
1-я группа
2-я группа
3-я группа
4-я группа
Гемоглобин, г/л
132,4 ±2,29
133,0 ±2,45
133,0±3,11
135,6±2,58
Эритроциты, млн/куб.мм
6,1±0,46
6,24 ± 0,60
6,0 ± 0,5
6,22 ± 0,25
Тромбоциты, тыс.
620,2±28,03
621,8±35,1
613,2±43,8
627,2±25,46
Лейкоциты, млн/куб мм.
12,46±0,61
11,96±0,84
12,72±0,47
12,0±0,84
Палочкоядерные
2,8 ± 0,58
3,0 ± 0,32
2,4 ± 0,87
2,0 ± 0,55
Сегментоядерные
24,0± 0,47
22,8 ± 2,63
22,0 ± 2,92
26,2 ± 4,47
Эозинофилы
1,6 ± 0,4
2,4 ± 0,75
2,2 ± 0,49
1,8 ± 0,37
Моноциты
4,6 ± 0,75
4,0 ± 0,45
4,4 ± 1,36
4,6 ± 0,93
Базофилы
-
-
-
-
Лимфоциты
66,8 ± 2,69
67,8 ± 2,72
69,0 ± 2,55
65,4 ± 3,55
Цв. показатель
0,67 ± 0,06
0,66 ± 0,05
0,68 ± 0,06
0,66 ± 0,02
СОЭ мм/час
3,6 ± 0,24
3,8 ± 0,37
3,6 ± 0,24
3,6 ± 0,40
Примечание: 1 группа – контроль
2 группа – доза 3,0 мг/кг
3 группа – доза 30,0 мг/кг
4 группа – доза 60,0 мг/кг
Все животные были разделены на 4 группы по 5 крыс. 1-я группа
получала дистиллированную воду в объёме, соответствующем объёму
препарата (контроль); 2-я группа получала препарат в дозе 3,0 мг/кг,
разведенной в 2 мл дистиллированной воды; 3-я группа получала препарат в
дозе 30,0 мг/кг в таком же объёме, 4-я группа получала препарат в дозе 60,0
мг/кг в таком же объёме, как и животные предыдущих групп. Экстракт
вводили ежедневно 1 раз в день утром до кормления в течение 1-го и 3-х
месяцев перорально.
Результаты исследования морфологической картины периферической
крови у крыс приведены в таблицах 8 – 9. Как видно из данных в таблицах,
введение опытным крысам экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого, в течение 1-го и 3-х месяцев не приводило к существенным
изменениям формулы крови.
Таблица 9
Показатели состава периферической крови крыс, получавших экстракт
пажитника пряморогого в течение 3-х месяцев (M±m; n=12; Р<0,05)
Показатели
1-я группа
2-я группа
3-я группа
Гемоглобин, г/л
134,4±2,54
133,2±4,05
133,4±1,94
139,0±2,07
Эритроциты, 1012/л
6,1±0,50
6,1±0,17
6,2±0,45
6,3±0,38
Тромбоциты, тыс.
±
±
±
±
Лейкоциты, 109/л
12,58±0,86
12,66±0,72
13,16±0,80
12,84±0,90
Палочкоядерные
2,4±0,60
2,6±0,40
2,8±0,73
3,4±0,24
Сегментоядерные
22,2±4,23
25,8±5,08
25,2±5,42
18,4±3,20
Эозинофилы
3,2±0,58
2,0±0,63
2,6±0,60
3,0±0,55
Моноциты
5,0±1,14
5,2±1,20
5,6±1,03
4,8±0,73
Базофилы
-
-
4-я группа
-
-
Лимфоциты
67,6±3,99
64,4±4,65
63,8±4,92
70,4±3,42
Цв. показатель
0,68±0,06
0,66±0,014
0,65±0,04
0,676±0,057
СОЭ, мм/час
3,8±0,20
3,6±0,40
3,8±0,37
3,4±0,24
Примечание: 1 группа – контроль
2 группа – доза 3,0 мг/кг
3 группа – доза 30,0 мг/кг
4 группа – доза 60,0 мг/кг
При
детальном
анализе
выявляемые
изменения
в
количестве
гемоглобина, эритроцитов и лейкоцитов носили недостоверный характер, и
эти
изменения лежали в пределах физиологической
нормы
как для
контрольной, так и для опытной групп животных. Количество тромбоцитов
независимо от дозы вводимого
препарата изменялось в пределах
физиологической нормы и существенно не отличалось от показателей
контрольной группы. В составе лейкоцитарной формулы опытных животных
патологических изменений не обнаружено.
Важной характеристикой любого лекарственного средства является его
влияние (прямого или опосредованного) на показатели гомеостаза. Учитывая
это, изучали содержание общего белка, мочевины, глюкозы, АЛТ и АСТ
после 1-го и 3-х месяцев введения экстракта интактным животным.
Таблица 10
Влияние введения экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого, в течение 1-го месяца на основные биохимические
показатели сыворотки крови у интактных крыс
Показатели
1 группа
2 группа
3 группа
4 группа
Общий белок, г/л
54,6±1,94
54,2±1,93
53,4±1,12
55,4±2,06
Глюкоза, ммоль/л
3,64±0,25
3,66±0,40
3,82±0,36
3,52±0,20
АЛТ, Е/л
20,6±1,57
20,0±2,07
20,4±1,8
20,6±2,29
АСТ, Е/л
18,2±1,35
17,6±2,22
18,2±1,80
17,8±2,13
Мочевина, ммоль/л
5,0±0,71
5,4±0,51
4,6±0,75
4,6±0,68
Примечание: 1 группа – контроль
2 группа – доза 3,0 мг/кг
3 группа – доза 30,0 мг/кг
4 группа – доза 60,0 мг/кг
Как видно из таблиц 10 и 11, статистически значимых изменений со
стороны исследуемых показателей не выявлено, т.е. длительное введение
экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого, в течение 1-го и
3-х месяцев не повлияло на содержание общего белка, глюкозы, АЛТ, АСТ,
мочевины в сыворотке крови нормальных животных.
Таблица 11
Влияние введения экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого, в течение 3-х месяцев на основные биохимические
показатели сыворотки крови у интактных крыс
Показатели
1 группа
2 группа
3 группа
4 группа
Общий белок, г/л
54,4±2,65
55,6±2,08
53,2±2,22
56,4±2,31
Глюкоза, ммоль/л
3,28±0,28
3,07±0,21
3,52±0,40
3,34±0,29
АЛТ, Е/л
19,8±1,65
20,8±1,16
19,8±2,51
18,6±1,72
АСТ, Е/л
17,2±1,46
17,8±1,16
17,0±1,55
16,8±1,65
Мочевина, ммоль/л
5,2±0,66
5,2±0,58
5,4±0,40
5,4±0,51
Примечание: 1 группа – контроль
2 группа – доза 3,0 мг/кг
3 группа – доза 30,0 мг/кг
4 группа – доза 60,0 мг/кг
Для выяснения вопроса вызывает ли длительное применение
экстракта пажитника пряморогого эндотоксемию у животных, нами были
проведены исследования по изучению влияния экстракта на токсичность
сыворотки
крови
с
помощью
среднемолекулярных
пептидов
и
парамецийного теста.
Таблица 12
Влияние длительного применения в течение 1-го и 3-х месяцев
экстракта из плодов пажитника пряморогого на токсичность сыворотки
крови
Группы
СМП, усл. ед.
1 месяц
Интактная
3 месяца
0,247±0,004
ПТ, сек.
1 месяц
3 месяца
191,2±6,44
1-группа
0,246±0,007
0,248±0,005
195,8±6,92
190,4±8,59
2-группа
0,244±0,009
0,248±0,005
190,0±6,73
194,6±12,44
3-группа
0,243±0,003
0,262±0,026
195,0±6,23
190,2±12,7
4-группа
0,237±0,008
0,237±0,009
191,4±10,75
193,8±8,29
Результаты исследований показали, что смешивание сыворотки крови
крыс, получавших экстракт из плодов пажитника пряморогого в течение 1 и 3
месяцев со средой, содержащей парамеции, не влияет на продолжительность
жизни парамеций, что свидетельствует о том, что длительное применение
изучаемого
экстракта
не
приводит
к
эндотоксемии
(таблица
12).
Аналогичные результаты также получены при исследовании пептидов
средней молекулы, т.е. длительное применение экстракта из плодов
пажитника пряморогого не повышает содержание среднемолекулярных
пептидов, что ещё раз подтверждает отсутствие токсичности изучаемого
экстракта.
Таким образом, длительное (до 3-х месяцев) ежедневное пероральное
введение экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого, в дозах
3,0, 30,0 и 60,0 мг/кг массы тела у беспородных крыс половозрелого возраста
обоего
пола
не
вызывает
существенных
изменений
в
картине
периферической крови и основных биохимических показателей.
В ходе изучения безвредности экстракта, выделенного из плодов
пажитника пряморогого, исследовано изменение массы тела животных при
применении экстракта в дозах 30 и 100 мг/кг массы тела в течение 1, 2 и 3-х
месяцев.
Таблица 13
Влияние длительного применения экстракта, выделенного из
плодов пажитника пряморогого, на массу тела крыс
Группы
Исходный вес,
г
154,6±2,37
153,8±2,63
Вес через 1
месяц, г
175,8±1,88*
174,8±2,43*
Вес через 2
месяца, г
193,2±1,16*
192,6±0,93*
Вес через 3
месяца, г
203,6±0,93*
204,6±1,50*
Интактная
Экстракт
пажитника
пряморогого в дозе 30
мг/кг
Экстракт
пажитника
155,6±2,31
175,0±2,25*
193,0±1,22*
204,4±1,21*
пряморогого в дозе 100
мг/кг
Примечание: * - достоверность различий по сравнению с исходными Р<0,05.
Установлено увеличение массы тела интактных крыс через 1 месяц в
среднем на 13,7%, через 2 месяца - на 25% и через 3 месяца - на 31,7%, крыс,
получавших экстракт из плодов пажитника пряморогого в дозе 10 и 100 мг/кг
массы тела, через месяц на 13,7% и 12,5%, через 2 месяца -на 25,2% и 24%, и
через 3 месяца -на 33% и 31,4%, соответственно (таблица 13).
С целью изучения влияния экстракта, выделенного из пажитника
пряморогого, на детоксицирующую функцию печени нами была проведена
гексеналовая проба. Как известно гексенал метаболизируется в печени и
продолжительность его снотворного действия, в основном, зависит от
активности монооксигеназной системы гепатоцитов.
Как
показали
результаты
исследований,
продолжительность
гексаналового сна у крыс, получавших экстракт, выделенный из пажитника
пряморогого,
в течение 1-го, 2-х и 3-х месяцев составила 36,2±2,92,
36,4±3,78 и 38,2±3,67 минут, соответственно, против 37,8±3,45 минут в
интактной группе (таблица 14).
Таблица 14
Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого, на
длительность гексеналового сна
Группы
Интактная группа
Через
1 месяц введения
Через
2 месяца введения
Через
3 месяца введения
Продолжительность гексеналового сна, мин
минимальная
максимальная
средняя
28
46
37,8±3,45
28
40
36,2±2,92
29
49
36,4±3,78
29
47
38,2±3,67
Результаты исследования влияния экстракта, выделенного из плодов
пажитника
пряморогого,
на
выделительную
функцию
почек
при
однократном его введении в дозе 10 и 100 мг/кг представлены в таблице 15.
Они свидетельствуют об отсутствии каких – либо патологических изменений
со стороны суточного диуреза. Не выявлены изменения со стороны
содержания отдельных компонентов мочи: белка, мочевины и креатинина
(таблица 15).
Таблица 15
Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого, на выделительную функцию почек у крыс
Показатели
Интактная
Суточный
диурез,
мл/100 г массы
Белок, мг/мл
Мочевина, мг/мл
Креатинин, мг/мл
2,44±0,21
0,018±0,002
232,6±14,42
6028±428,56
Группы
Экстракт пажитника Экстракт пажитника
пряморогого в дозе пряморогого в дозе
10 мг/кг
100 мг/кг
2,86±0,16
2,72±0,18
0,019±0,003
246,2±17,49
6091,8±581,37
0,020±0,0025
238,2±17,85
5818,4±529,46
Таблица 16
Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого, на
тонус кишечника крыс
Показатели
Длина кишечника,
см
Длина кишечника,
заполненного углем,
см
Показатель
интенсивности
моторики, %
Интактная
группа
125,8±5,28
Через
Через
Через
1
месяц 2
месяца 3
месяца
введения
введения
введения
123,2±4,16
124,4±4,14
126,2±5,37
90,4±4,0
90,0±4,70
87,4±6,96
88,8±5,72
73,6±1,53
75,0±5,31
72,6±3,12
73,2±3,45
Исследования, посвященные изучению влияния экстракта пажитника
пряморогого, на эвакуаторную функцию кишечника показали, что при
длительном введении (1, 2 и 3 месяца) экстракта особых изменений в
моторике кишечника не происходит (таблица 16). Так, в норме длина
кишечника составила в среднем 125,8±5,28 см, а при введении экстракта в
течение 1, 2-х и 3-х месяцев 123,2±4,16, 124,4±4,14 и 126,2±5,37 см,
соответственно. Длина кишечника, заполненного углем, составила в норме
90,4±4,0 см, а в опытных группах 90,0±4,70, 87,4±6,96 и 88,8±5,72 см,
соответственно.
Таким образом, проведенные исследования показали, что экстракт,
выделенный
из
эвакуаторную
плодов
функцию
пажитника
кишечника.
пряморогого,
Это
не
подтверждается
увеличивает
тем,
что
интенсивность моторики практически не изменяется при длительном
применении изучаемого экстракта.
Таблица 17
Влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого, на иммунный ответ у интактных мышей
Группы
Интактная
Экстракт
пажитника
пряморогого в дозе 30
мг/кг
Экстракт
пажитника
пряморогого в дозе 100
мг/кг
Ядросодержащие клетки
селезенки, шт
186,2±9,05
Антителообразующие
184,6±9,76
2680±176,89
186,4±8,51
2640±203,60
2600±199,65
Исследовали влияние экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого, в разных дозах (30 и 100 мг/кг) на иммунный ответ у интактных
мышей. Результаты исследований показали, что количество ЯСКС и АОК в
селезенке
иммунизированных
мышей
регистрировалось
на
уровне
нормальных животных (таблица 17). Следовательно, применение экстракта
пажитника пряморогого не оказывает воздействия на иммунную систему
интактных мышей.
Таким образом, при изучении хронической токсичности экстракта,
выделенного из пажитника пряморогого, выявлено, что применение
экстракта в течение 1, 2 и 3-х месяцев практически на влияет на
функциональное состояние иммунной, выделительной, детоксицирующей
систем организма, а также на моторно-эвакуаторную функцию ЖКТ.
4. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ
В
борьбе
с
болезнью
препараты растительного
немаловажным
происхождения,
т.к.
подспорьем
они
являются
имеют
ряд
положительных характеристик:
1. малая частота побочных эффектов;
2. дешевизна сырья;
3. более мягкое воздействие на организм;
4. доступность.
Благодаря этому препараты растительного происхождения с успехом
применяются для профилактики и лечения различных заболеваний.
В связи с этим нами был проведен первичный скрининг большого
количества растительных экстрактов на наличие гиполипидемического,
антиоксидантного и мембраностабилизирующего свойства в опытах in vitro.
Первичный скрининг растительных экстрактов показал, что из 50
исследованных растений самым
антиоксидантным
сильным гиполипидемическим
эффектом обладает
и
экстракт, выделенный из плодов
пажитника пряморогого (Trigonella orthoseras K).
Все
остальные
экстракты
не
обладали
гиполипидемичским,
антиоксидантным и мембраностабилизирующим действием, либо проявляли
недостаточную эффективность или были эффективны не во всех изучаемых
параметрах.
Как известно, атеросклероз характеризуется гиперхолестеринемией,
гипертриглицеридемией и бетта-липопротеидемией (22). По Фредриксону,
они одновременно являются факторами риска. Липиды как нерастворимые в
воде соединения находятся в плазме крови и транспортируются в виде
липопротеидных комплексов. Липопротеиды плазмы крови охватывают
спектр частиц, отличающихся по составу, физическим свойствам и
функциям. Различают 4 основных класса липопротеидов: липопротеиды
высокой плотности, ЛПНП или бета – липопротеиды, липопротеиды очень
низкой плотности или пре-бета-липопротеиды и хиломикроны (20).
Все классы липопротеидов взаимосвязаны и непрерывно обмениваются
своими компонентами в процессе транспорта липидов к периферическим
тканям и с периферии в печень (47).
Считается, что неполярные триацилглицериды и эфиры холестерина
занимают сердцевину липопротеидных частиц, а относительно полярные
фосфолипиды,
свободный
холестерин
и
апопротеиды
образуют
поверхностный слой (20).
Распад
триацилглицеридов,
которыми
богаты
ЛПОНП
и
ХМ,
происходит с помощью липопротеидлипазы особенно интенсивно в
мышечной и жировой тканях. ХМ большинство своих триацилглицеридов
оставляют в периферических тканях, в то время как большая часть их
холестерина переносится в печень. При атеросклерозе состав и размеры, а
значит, и свойства липопротеидов, изменяются (22).
Аномальные атерогенные липопротеиды проникают в сосудистую
стенку целой частицей и накапливаются в ней (10).
Учитывая вышеизложенное, во второй серии данного исследования
изучался липидный обмен у кроликов с экспериментальным атеросклерозом,
а также влияние экстракта, выделенного
из из плодов пажитника
пряморогого (Trigonella orthoseras K), на липидный состав крови.
Результаты проведенных нами исследований показали, что длительное
применение экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого,
приводит
к
снижению
показателей
липидного
спектра
крови
при
экспериментальном холестериновом атеросклерозе. В частности, снижается
общий холестерин, ХСЛПНП крови и, в особенности, триглицериды и
ХСЛПОНП.
Так как нами не был изучен механизм гиполипидемического действия
экстракта, выделенного из плодов пажитника пряморогого, мы можем
предположить
несколько
вариантов
липидснижающего
эффекта
исследуемого экстракта.
Нами предполагается, что один из компонентов суммарного экстракта
плодов пажитника пряморогого или несколько его фракций в комбинации
встраиваются в клеточные мембраны и стимулируют отток из них
холестерина
в
кровь.
Возможно,
они
встраиваются
в
молекулу
липопротеидов и меняют их функциональные свойства. Таким образом,
экстракт
плодов
пажитника
пряморогого,
возможно,
индуцирует
пролиферацию пероксисом и тем самым стимулирует окисление жирных
кислот в периксисомах и митохондриях и, соответственно, уменьшается
синтез триглицеридов, синтез и секреция ЛПОНП клетками печени.
Другое
предположение
заключается
в
том,
что
по
подобию
секвестрантов желчи экстракт плодов пажитника пряморогого, возможно,
образует невсасываемые комплексы с желчными кислотами, что приводит к
усилению выведения желчных кислот из организма и их синтеза из
эндогенного холестерина, истощению запасов последнего в печени, при этом
уменьшается содержание холестерина и ЛПНП в сыворотке крови.
Еще одним из предполагаемых вариантов является, что в составе
суммарного
экстракта
плодов
пажитника
пряморогого
присутствуют
ненасыщенные жирные кислоты, которые снижают уровень холестерина в
крови.
Возможно, экстракт пажитника пряморогого ингибирует фермент 3гидрокси-3-метил-глутарил-кофермента А-редуктазы (ГМГ-Ко-А-редуктазы),
катализирующий
начальные
и
промежуточные
стадии
биосинтеза
холестерина (превращение ГМГ-Ко-А в мевалонат). Первичным местом
действия ингибиторов ГМГ-Ко-А-редуктазы является печень. Подавление
синтеза холестерина в печени ведет к увеличению “плотности” рецепторов
ЛПНП и катаболизма холестерина ЛПНП, возможно также некоторое
угнетение образования ЛПНП в результате уменьшения синтеза их
предшественников – ЛПОНП в печени. Ингибиторы ГМГ-Ко-А-редуктазы
снижают уровень холестерина ЛПНП и ЛПОНП, а также триглицеридов в
плазме крови, слегка повышая концентрацию антиатерогенных ЛПВП.
Известно, что свободные радикалы, образующиеся в организме
человека в процессе обмена веществ, являются высокоактивными и
нестабильными молекулами, которые легко окисляют ХС ЛПНП. В
результате образуются так называемые модифицированные «окисленные»
ЛПНП (54, 55, 60). Окисленные ЛП захватываются макрофагами, которые
при этом трансформируются в пенистые клетки, входящие в состав
атеросклеротических бляшек. Кроме того, модифицированные ЛПНП
вызывают повреждение сосудистого эндотелия, запуская целый каскад
патологических реакций со стороны сосудистой стенки. В норме процессы
перекисного окисления липидов слабо выражены. Они существенно
усиливаются при различных заболеваниях сердечно-сосудистой системы, в
частности, при атеросклерозе, являясь одним из важных этиологических
факторов, способствующих возникновению и прогрессированию заболевания
(78). Учитывая антиоксидантную активность экстракта плодов пажитника
пряморогого, мы можем предположить о его антиатеросклеротическом
действии.
В последние годы все большее признание получают лекарственные
средства
растительного
происхождения.
Преимуществом
препаратов,
производимых на растительной основе, является то, что биологически
активные вещества (действующее начало) растений более естественно
включаются в обменные процессы организма человека, чем синтетические
препараты. Следствием этого является лучшая переносимость, более редкое
развитие побочных эффектов и осложнений.
Малую частоту побочных явлений можно объяснить тем, что
растительное лекарство - это ценный биогенетически сложившийся
комплекс, включающий в себя активно действующие вещества, протеины,
эфирные
масла,
микроэлементы,
витамины
Существует мнение, что такой комплекс,
и
многое
другое.
сформировавшийся в живой
клетке,
имеет
большее
сходство
с
человеческим
организмом,
чем
изолированное химически чистое действующее вещество, поэтому оно легче
ассимилируется и дает меньше побочных эффектов.
Однако само по себе лекарственное средство не всегда бывает
абсолютно безопасным. Это обусловлено тем, что любое лекарственное
средство является чужеродным для человеческого организма агентом —
ксенобиотиком, с которым взаимодействуют все системы организма. В
результате
препарат,
оказывая
лечебное
действие,
может
вызвать
определенные нежелательные реакции.
В связи с вышесказанным для выяснения морфологических изменений,
возникающих в крови исследуемых животных при пероральном введении
разных доз экстракта пажитника пряморогого в условиях
хронического
эксперимента, нами изучалась морфологическая картина крови, основные
биохимические показатели и степень эндотоксемии.
Результаты
показали,
что
длительное
применение
экстракта,
выделенного из плодов пажитника пряморогого, в течение 1-го и 3-х месяцев
не приводит к существенным изменениям формулы крови. Выявляемые
изменения в количестве гемоглобина, эритроцитов, ретикулоцитов
лейкоцитов носили недостоверный характер, и эти
и
изменения лежали в
пределах физиологической нормы как для контрольной, так и для опытной
групп животных. Количество тромбоцитов, независимо от дозы вводимого
препарата, изменялось в пределах физиологической нормы и существенно не
отличалось от показателей контрольной группы. В составе лейкоцитарной
формулы опытных животных патологических изменений не обнаружено.
В условиях хронического эксперимента также не обнаружены
изменения основных биохимических показателей. Так, содержание глюкозы,
АЛТ, АСТ, мочевины, общего белка было в пределах нормальных значений.
Длительное применение экстракта пажитника пряморогого не привело
к
эндогенной
интоксикации,
о
чем
свидетельствуют
исследований содержания СМП и парамецийного теста.
результаты
Таким образом, экстракт пажитника пряморогого является абсолютно
безвредным
препаратом,
обладающим
гиполипидемическим,
антиоксидантным и мембраностабилизирующим эффектом.
5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
На основании проведенных исследований, можно заключить, что из
всех изученных нами растительных экстрактов (105) самым эффективным
препаратом,
обладающим
гиполипидемическим
и
антиоксидантным
свойством, является экстракт, выделенный из плодов пажитника пряморогого
(Trigonella orthoseras K).
Длительное применение экстракта, выделенного из плодов пажитника
пряморогого (Trigonella orthoseras K), приводит к нормализации липидного
обмена, нарушенного вследствие экспериментального атеросклероза.
Проведенные
исследования
безопасности экстракта, выделенного
по
изучению
фармакологической
из плодов пажитника пряморогого,
дают возможность заключить, что он не обладает токсическим воздействием
на животных и в отличие от других синтетических гиполипидемических
препаратов его длительное применение оказывает более мягкое воздействие
на организм с малой частатой побочных эффектов и характеризуется
доступностью и дешевизной сырья.
6. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Алексеева А.С. В кн.: Атеросклероз и тромбоз. М., 1964, с.10
2. Акопов И.Э. Важнейшие отечественные лекарственные растения и их
применение. – Ташкент: медицина, 1990. – 444с.
3. (Антонов А.С., Николаева М.А., Клюева Т.С. и др.) Antonov A.S., Nikolaeva
M.A.,
Klueva T.S. et al. Primary culture of endothelial cells from human
atherosclerotic aorta.
I.
Dentafication,
characteristics of two subpopulations of
morphologikal
and
ultrastructural
endotelial cells // Atherosclerosis. –
1986. – Vol. 59. – P. 1-19.
4. Боринский Ю.Р., Сидоренков Н.И. Сов. мед., 1975, № 10, с.143.
5. Бурбелло А.Т., Шабров А.В., Денисенко П.П. Современные лекарственные
средства. С- Петербург, Москва 2006, 895 с.
6. Гасилин В.С., Сидоренко Б.А. Стенокардия. – М.: Медицина, 1981. – 237 с.
7. Гельмиярова Ф.Н., Сидоренков И.В., Литвиненко Л.Т., Гулый М.Ф. Вопр.
Мед. хим. 1973, в. 5, с. 468.
8. Горбаченков Ф.Ф., Поздняков Ю.М. Хронические болезни миокарда:
дилатационные, гипертрофические, легочные. – М., 2005. – 241 с.
9. Иммунореактивность и атеросклероз/Под ред. А.Н. Климова. – Л.:
Медицина, 1986.–316 с.
10.Климов А.Н., Денисенко А.Д. О роли иммунных комплексов липопротеид
–антитело в атерогенезе//Успехи соврем. биол. – 1988.- Т. 106.- С. 279-289.
11. (Косых В.А., Подрез Е.А., Новиков Д.К. и др.) Kosykh V.A., Podrez E.A.,
Novikov D.K. et al.
Effect of bezafibrate on lipoprotein secrtion by cultured
human hepatocytes// Atherosclerosis. –
1987. – Vol. 68. – P. 67-76.
12. Крицман М.Г., Коникова А.С. Индукция ферментов в норме и патологии.
М., 1968.
13. Литвиненко Л.Т. и др. Вопр. мед. хим., 1977, в. 5, с. 638.
14. Лохвицкая А.Л. Дисс. Канд., Куйбышев, 1965.
15. Манта И. и др. Румыню мед. обозр., 1961, т.5, в. 1, с. 199.
16. Махмудов Б.Х. Принципы организации профилактических осмотров
населения по активному выявлению ишемической болезни сердца: (Метод.
рекомендации) / МЗ УзСССР, НИИ кардиологии, Ташкент, 1983ю- 19 с.
17.
Менликулов
П.Р.,
Мамутов
Р.Ш.
и
др.
Анализ
деятельности
кардиологической службы Узбекистана за 1997 год и пути её оптимизации. –
Ташкент, 1998.
18. Насыров Ш.Н., Собиров Дж. М. Ишемическая болезнь сердца (патогенез,
диагностика и лечение). – МЗ Руз. – Ташкент: Fan va texnologiya. 2005. – 363
с.
19. Озерова И.Н. Кардиология, 1967, в. 4, с. 47.
20.
Репин
В.С.
Современные
молекулярно
–
клеточные
основы
липопротеидной теории атеросклероза / ВНИИМИ. – М.,1987.
21. Репин В.С. Атеросклероз можно лечить // Природа. – 1988. - № 11. – С.
19-34.
22. Репин В.С., Антонов А.С., Преображенский С.Н. и др. Клеточные
механизмы атеросклероза // Бюлю ВКНЦ АМН СССР. – 1986. - № 1. – С. –
19-34.
23. Сидоренков И.В., Колпакова Т.И. Вопр. Мед. хим., 1967, в. 5, с. 535
24. Сидоренков И.В. Тр. КМИ, т. 94, 1975, с.3
25. Сидоренков И.В. В сб.: Проблемы медицинской энзимологии. М.,
«Медицина», 1970, с.130
26. Сидоренков И.В., Гельмиярова Ф.Н. Вопр. Мед хим. 1970, 16, с.250.
27. Сидоренков И.В. и др. Вопр. Сердечно-сосудистой патологии. Куйбышев,
1976, с. 11
28. Слободкина К.В. Мат.21 науч. сессии мединститута, Оренбург, 1964, с.
157.
29. Утепов Я.Ю. Атеросклероз у женщин. – Ташкент: Изд. Мед. Лит. Им. Абу
Али ибн Сино, 1995. – 199 с.
30. Утепов Я.Ю. Введение в нозологию. Номенклатура болезней. Диагноз:
текст лекций / Ташкентский Гос. Мед. Ин-т. – 1987. – 22 с.
31. Хаджиев К. Х., Чирко Ю.П. Мед. ж. Узбекистана, 1979, в. 2, с. 44
32. Цинцадзе К.И. и др. Тез. Докл. конф. по проблеме атеросклероза. Л., 1962,
с.58.
33. (Чазов Е. И., Репин В.С., Орехов А.Н. и др.) Chazov E.I., Repin V.S.,
Orekhov A.N. et al. hat has been learnt studying human arteries //Aterosclerosis
Rev. – 1986/ - Vol. 38 – P. 227-257
34. Шхвацабая И. К., Чазов Е.И., Мазур Н.А. Ишемическая болезнь сердца
//Руководство по кародиологии/ Под ред. Е.И.Чазова. – М.: Медицина, 1984.
– Т. 3 – С.5-145
35. Angelini G.D., Passani S.L., Breckenridge J.M., Newby A.C. Nature and
pressure dependence of damage induced by distension of human saphenous vein
coronary artery bypass grafts // Cardiovasc. Res. – 1987. – Vol. 21. – P. 902 – 907.
36. Assmann G/Lipid metabolism and atherosclerosis. – Stuttgart: Schattauer
Verlag, 1982. – 34 p.
37. Betz E., Fallier-Becker P., Fengerle I., Wolburg-Buchholz K. Value of cocultyres of vascular smooth muscle cells and endothelial cells for atherosclerosis
research// Biology of Arterial Wall: 8th Intern. Symp. Aterosclerosis. – Siena: CIC
Edizione Intern., 1988. – P. 72 – 78.
38. Brown V. W. Goldberg J.J., Ginsberg N.H. treatment of common lipoproteins
disorders // Progr. Cardiovasc . Dis. – 1984. – Vol. 27. – P. 1-20.
39. Brown M.S., Goldstein J.L. A receptor-mediated pathway for cholesterol
homeostasis // Science. – 1986. – Vol. 232. – P. 34 - 47
40. Bisgaier C.E., Glickman R.M. Intestinal synthesis, secretion, and transport of
Lipoproteins // Ann. Rev. Physiol. – 1983. – Vol. 45. – P. 625 – 636.
41. Blane G.F., Bogaievsky Y., Bonnefous F. Fenofibrate: influence on circulating
lipids and side-effects in medium and long-term clinical use // Pharmacological
control of Hyperlipidemia. 1986/Ed. P. Crepaldi J.R. Prous. – Science Publ. S.A. –
P. 187-216.
42. Baumgart E., Stegmeier K., Schmidt F. et al. Prolifiration of peroxisomes in
pericentral
hepatocytes of rat
liver after administration of a new
hypocholesteromic agent (BM 15766)// Lab. Invest. – 1987. – Vol. 56. – P.- 554564.
43. Bilheimer D.W., Grundy S.M., Brown M.S., Goldstein J.L. Mevinolim and
colistepol stimulate Receptor-mediated clearance of low density lipoprotein from
plasma in familial hypercholesterolemic heterizygotes// Proc.nat. Acad. Sci. –
1983. – Vol. 80. – P.4124 – 4128.
44. Cooper R.A.N. Engl. T. Med., 1977, v. 297, p.371
45. Cook G.A., Khan B., Неimberg M. Feedihg of lovastatin to rats increases the
activity of the hepatic mitochondral outer carnitine palmitoyltransferase//
biochem.biophys. Res. Commun. – 1988. – Vol. 150. – P. 1077-1082.
46. Domenick J.C., Oroz S. Anapproach to antiatherosclerotic pharmacology: lipid
metabolism and pathology//Proc. Int. Colloq. – New York – London, 1985. –
P.111 – 118.
47. Davidson N.O. Kollmer M.E., Glickman R.M. Apolipoprotein synthesis in rat
small intestine: regulation by dietary triglyceride and biliary lipid // J. Lipid Res. –
1986. – Vol. 27. – P. 30-39.
48. Elkan W. Coronary heart disease: economic aspects of prevention // Lipid Rev.
– 1988. Vol.2. – P. 825 – 836.
49. Endo A. HMG-CoA-reductase inhibitors // Drugs affecting lipid metabolism /
Eds D. Kritchevsky, W.L. Holmes, R. Paoletti. – Plenum Publ. Corporation. –
1985. – P. 295-308
50. Gotto A.M. Directions of athersclerosis research in the 1980th and 1990th //
Circulation. – 1984. – Vol. 70. (suppl. 3). – P. 11188 – 11194.
51. Grundy S.M. Dietary therapy for different forms of hyperlipoproteinemia //
Circulation. – 1987. – Vol. 76. – P. 2B-4B.
52. Gerondaes P., Alberti G.M., Agius L. Interactions of inhibitors of carnitine
palmitoyl-transferase I and fibrates in cultyred hepatocytes // Biochem. J. –
1988. – Vol. 253. – P. 169 – 173.
53. Illingworth D., Stein E., Knopp R. et al. A randomized multicenter trial
comparing efficacy of simvastatin and fluvastatin. J. Cardiovasc. Pharmacol.
Ther., 1996., 1 (1), 23-30
54. Havel R.J Treatment of hyperlipidemia: where do we stand? //Amer. J.Med.1982. – Vol. 73. – P. 301 – 304.
55. Hoeg J.M., Brewer H.B. Human lipoprotein metabolism and the liver //
Progress in liver diseases.-Grune znd statton Publ. House, 1986.-Vol. 8. – P. 5165.
56. Heider J. G. Agents which inhibit cholesterol esterification in the intestine and
their potential value in the treatment of hypercholesterolemia // Pharmacological
control of
hyperlipidemia/EDS Fears R., Levy R.I., Shepherd J., Packard C.J.
Miller N.E. – Barcelona: Prours, SA, 1986. - P. 423 – 438.
57. Hoeg J.M., Brewer H.B. 3-hydroxy-3-methylglutaryl-CoA-reductase inhibitors
in the treatment of hypercholesterolemia // J. Amer. Med. Ass. – 1987. – Vol. 258.
– P. 3532 – 3536.
58. Illingworth D.R., Bacon S. Hypolipidemic effects of HMG-CoA-reductase
inhibitors in patients with hypercholesterolemia // Amer. J.Cardiol. – 1987. – Vol.
60. – P. 33G-42G.
59. Keys A. Seven countries. A multivariate analysis of death and coronary heart
disease. – harvard University Press. 1980. – 147 p.
60. Lipoprotein metabolism and therapy of lipid disorders // Proc. Intern. Symp. –
Florence, 1982/Eds G. Crepaldi et al. – Amsterdam: Exceptra medica. – London:
Princeton, 1982. – 85 p.
61. Lowering blood cholesterol to prevent heart disease// J. Amer. Med. Ass. –
1985. – Vol. 293. – 2080 – 2086.
62. Luo C.C., Li W.H., Moore M.H., Chan L. Structure and evolution of the
apolipoprotein multigene family // J. mol. Biol. – 1986. – Vol. 187. – P. 325 –
341.
63. Lusis A.J. Genetic factors affecting blood lipoproteins: the candidate gene
approach// J. Lipid Res. – 1988. – Vol. 29. – P. 397 – 429.
64. Levy R.J. Drugs used in the treatment of hyperlipoproteinemia. Pharmaological
basis of therapeutics/Eds. A.G. Gilman, L.S. Goodman. – N.Y.: McMillan, 1980.
– P. 834 – 847.
65. Levy R.J. Drugs used in the treatment of hyperlipoproteinemias. What have we
learnt // Aterosclerosis/Eds. N.H. Fidge, P.J. Nestel. – N.Y.:Raven Press, 1986. –
Vol.2 - P.5 – 7.
66. Lipid research clinic program. The lipid research clinics coronary heart
disease// J. Amer.med. Ass. – 1984. – V ol. 251. – P.365 – 374
67. Marguie G. Agid R. Compt. Rend Soc.biol. 1967 (1968), 161, I, 2289.
68.. Manto S., Bedeleani D., Biczu O. Rev. Roumeine bioch., 1964, 1,11.
69. Monsalve M.V., Yong R., Jobbis. et al. D.A.polymorphisms of the gehe for
apolipoprotein B.
in patients with peripheral arterial disease // Athersclerosis. –
1988. – Vol. 70. – P. 123-129.
70. Monk J.P., Tidd P.A. Bezafibrate: a review // Drugs. – 1987. – Vol.33. – P. 539
– 576.
71. Mabuchi H., Fujita H., Michista I. et al. Effects of CS-514 (eptastatin) an
inhibitor of HMG-CoA-reductase on serum lipid and apolipoprotein levels in
heterozygous hypercholesterolemic patients treated by lowdensity lopoproteinapheresis//Aterosclerosis. – 1988. – Vol. 72. – P. 183-188.
72. Ose L., Scott R. and Study Group Simvastatin. – Fluvastatin double blind
comparison of efficacy and tolerabilite of simvastatin and fluvastatin in patients
with primary hypercholesterinemia. Clin. Drag. Invest, 1996, 10 (3), 127-138.
73. Packard C.J., Shepherd J. The hepatobiliary axis and lipoprotein metabolism.
Effects of bile acids sequestrants and ileal bypass surgery//J. Lipid Res. – 1982. –
Vol. 23. – P.1081-1098.
74. Recommendations for the treatment of hyperlipidemia in adults. AHA special
Report//Arteriosclerosis. – Vol. 4. – P.445a – 468a.
75. Stehbens W.E., Wierzbicki E. The relationship of hypercholesterolemia to
atherosclerosis with particular emphasis on familial hypercholesterolemia,
diabetes, nephrotic syndrome // Progr. Cardiovasc. Dis. – 1988. – Vol. 30. – P. 289
– 306.
76. Steinberg D. Cholesterol and cardiovascu.ar disease: current perspectives //
Circulation. – 1987. – Vol. 76. – P. 501-503.
77. Study Group, Europian Atherosclerosis Society: strategies for the prevention of
coronary heart disease: a policy statement of the Europian Atherosclerosis
Society//Europ. Heart J. – 1987. – Vol. 8- P. 77 – 88.
78. Shepherd J.C., Packard J., Bicker T.D. et al.
Cholestyramine promotes
reseptor-mediated LDL catabolism // New Engl. J. Med. – 1980. – Vol. 302.- P.
1219-1222.
79. Schaefer E.J., Anderson D.W., Zech l.A. et al.
Metabolism of HDL
subfractions and constituens in langier disease following the infusion of HDL// J.
Lipid Res. – 1981. – Vol. 22. – P. 217 – 224.
80. Shi F., Jouni Z.E., McNamara D.J. Atherosclerosis. – 1991. Vol. 91. P.217227.
81. Tobert J.A. new development in lipid-lowering therapy: the role of inhibitors of
hydroxymethylglutaryl-CoA-reductase// Circulation. – Vol. 76. – P.534-538.
82. Tyroler H.A. review of lipid-lowering clinical trials in relation to observational
epidemiological studies// Circulation.- 1987. – Vol. 76 - P. 515 – 522.
83. Marks V. Et al. Differential diagnosis by laboratory medicine 2002 Springer
Verlag pp. 234-240.
Скачать