Особенности Индийско-Пакистанского противостояния».

advertisement
Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»
Факультет мировой экономики и мировой политики
Отделение «международные отношения»
Кафедра мировой политики
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
На тему «Особенности Индийско-Пакистанского противостояния»
Студент группы № 470
Саморукова Д. А.
Руководитель ВКР
Доктор наук Лунев С.И.
Москва, 2013
2
Оглавление
Введение…………………………………………………………………………..2
Глава 1. Объект исследования. Предыстория конфликта. Причины и
предпосылки индо-пакистанского конфликта………………………………………..8
1.1. Характеристика объекта исследования: география, экономика,
этническая структура населения………………………………………………………8
1.2. Предыстория конфликта: Индия на пути к свободе…………...11
1.3. Раздел Британской Индии……………………………………….16
Глава 2. Первый этап индо-пакистанского конфликта……………………….21
2.1. Первая Кашмирская война (1947-1948): причины, ход, основные
итоги…………………………………………………………………………………….21
2.2 Индо-Пакистанская война 1965 года……………………………27
Глава 3. Второй этап индо-пакистанского конфликта – война 1971 года.
Индо-пакистанский конфликт и основание государства Бангладеш……………….33
Глава 4. Современный этап конфликта: 80-е годы XX века – 2012 г………..39
4.1. Конфликт из-за ледника Сиачен………………………………...40
4.2. Учения «Брэсстэкс»: игра с огнем……………………………….43
4.3. Каргильская война………………………………………………...45
4.4.
В
третьем
тысячелетии:
современные
эпизоды
индо-
пакистанского противостояния………………………………………………………..47
4.4.1. Военная тревога 2001-2002 годов: несостоявшаяся война..47
4.4.2. Военная угроза 2008 года: холодная война по-индийски…50
Заключение……………………………………………………………………….52
Список использованной литературы и источников……………………….…..55
3
Новое и новейшее время вошли в историю человечества как эпоха мировых
войн. Начиная с Семилетней войны, особенностью многих конфликтов государств
стало одновременное развитие событий на разных концах света. Апогеем этих
процессов, несомненно, следует считать Первую и Вторую мировую войны. К
счастью, по мнению большинства политологов, такие войны навсегда отошли в
прошлое – к такому выводу политологическая наука пришла еще с выходом работ
Ганса Моргентау1. Действительно, новая мировая война маловероятна, т.к. в
условиях распространения ядерного оружия и самого широкого членства в
«Ядерном
клубе»,
ключевым
этапом
этой
войны,
несомненно,
станет
использование обеими сторонами своего ядерного потенциала. Но если каждая
война имеет своей целью (для любого из участников) достижение своих
геополитических или экономических целей, то в условиях ядерного конфликта,
скорее всего, цель не будет достигнута никем, т.к. складывается реальная
возможность уничтожения человечества. Важно, что две главных и старейших
ядерных державы – Российская Федерация и Соединенные Штаты Америки,
обладают кроме всего прочего и системами оружия «мертвой руки» типа
«Периметр», т.е. ядерный удар по ним неотвратимо повлечет за собой гибель
человеческой цивилизации2.
Все эти факторы позволяют нам с облегчением
говорить о том, что перспективу мировой войны следует оценить как
незначительную.
Однако в настоящее время на этом фоне значительно возросла роль
локальных и региональных конфликтов. Крушение Ялтинско-Потсдамской
системы мира со сломом социалистического лагеря на рубеже 1980-1990-х
обострило новые очаги напряженности3, при том, что сама эта система в своих
недрах и на разных этапах своего становления сама породила множество таких
очагов. Однако если старые «горячие точки» были плоть от плоти той системы
(Вьетнам, Корея, Афганистан, Ангола, ряд более мелких конфликтов), и поражение
Демидов А.И., Федосеев А.А. Основы политологии. М., 1995. С. 64.
Thompson, N. Inside the Apocalyptic Soviet Doomsday Machine // Wired, 21.9.2009. Американская система
“Operation looking glass” («Зеркало») известна значительно менее.
3
Никифоров К.В. Геополитический аспект Югославского кризиса // Югославия ХХ век: очерки
политической истории. М., 2009. С. 359.
1
2
4
лагеря СЭВ-ОВД сняло многие вопросы, связанные с ними, то остальные
конфликты вспыхнули с новой силой. Карабах, Приднестровье, Чечня, Абхазия,
Югославия,
Восточная
Африка
–
все
это
примеры
того,
насколько
дестабилизирующими и опасными могут быть конфликты, ограниченные
локальными территориальными рамками. Именно это и обуславливает особую
актуальность рассмотрения локальных конфликтов на современном этапе развития
мировой политической системы.
Значительная часть межгосударственных и межнациональных конфликтов в
истории человечества, начиная с ее самых ранних периодов, имеет религиозную
подоплеку, выраженную в той или иной степени. И если для европейских стран,
для христианской ойкумены, религиозные войны ушли в прошлое еще в XVII веке
- после подписания Вестфальского мирного договора 1648 г. (определенная
религиозная компонента сохранялась во время походов Наполеона и в сюжетах
противостояния европейских стран с Османской империей, но определяющими
здесь эти мотивы не были), то для стран, население которых исповедует другие
конфессии,
религиозное
противостояние,
отяжеленное
противостоянием
собственно межнациональным, является трагической частью повседневной
реальности. Соотношение национального и религиозного в разных конфликтах
всегда разное, однако, религиозная компонента всегда обостряет их до предела.
Как видно на примере противостояния сербов и боснийских мусульман, сербов и
хорватов, религиозные противоречия могут ввергнуть в пучину войны даже
разделенные части одного народа4. Но когда сходятся два народа, исповедующих
разные
религии,
конфликт
характеризуется
особой
ожесточенностью
и
протяженностью. Современная история российского государства знает примеры
двух чеченских войн, в которых идеологическим базисом противостояния России
была теория «джихада»
- священной войны против неверных, т.е. войны
мусульман против христиан, воспринятая населением в трактовке радикального
Мартынова М.Ю. Религиозный фактор в югославском конфликте // Балканский кризис: народы и политика.
М., 1998. С. 56.
4
5
ваххабитского течения в исламе5. Таким образом, для историков современности и
политологов нашей страны особенно актуально изучение религиозных конфликтов.
Однако для того, чтобы названные факторы особенно актуального для
современного состояния науки исследования проявились наиболее ярко, надо
тщательно подойти к выбору региона исследования. Рассматривая регионы мира с
точки зрения актуальности для геополитики России, нельзя не обратить внимание
на Южную Азию. В ключе геополитической концепции «Большой Центральной
Азии6» эта территория, в границы которой включается Кашмир, Пакистан,
небольшая часть Индии –
территории к северу, вплоть до среднеазиатских
государств-бывших республик СССР, становится ареной противостояния между
Россией и США. Как известно, США включили ее в сферы своих интересов именно
в 1992 году7, после крушения СССР, что не может не свидетельствовать о ее
прямой связи с геополитической концепцией правопреемницы Советского Союза –
России. Не случайно, именно для выхода к этим территориям Российская империя
вела невероятно сложную, обременительную и долговременную «Большую игру» в
Центральной Азии8 с Великобританией вплоть до самой революции 1917 года.
Роль России и ее оппонентов в отдельных моментах истории региона будет
рассмотрена ниже, стоит лишь заметить, что мы считаем подтвержденной
актуальность рассмотрения региональных конфликтов, имеющих религиозную
подоплеку, связанных с Южной Азией. Все эти положения, собранные воедино,
обуславливают
особую
актуальность
исследования
индо-пакистанского
конфликта.
Итак, темой нашего исследования является конфликт Индии и Пакистана
второй половины XX – начала XXI века. Объектами нашего исследования
являются собственно Индия и Пакистан, а предметом – их взаимоотношения во
всей их сложности и неоднозначности. Географические рамки исследования
обусловлены локализацией конфликта и ограничены территориями Индии и
Российский Кавказ. Книга для политиков / Под ред. В.А. Тишкова. М., 2007. С. 257.
Улунян А.А. «Большая Центральная Азия»: Геополитический проект или внешнеполитический
инструмент? (http://www.geopolitics.ru/2012/10/bolshaya-centralnaya-aziya-geopoliticheskij-proekt-ilivneshnepoliticheskij-instrument/). Режим доступа – открытый.
7
Там же.
8
Хопкирк П. Большая Игра против России. Азиатский синдром. М., 2004. С. 6-7.
5
6
6
Пакистана, с преимущественным рассмотрением событий, связанных с регионом
спорных территорий Джамму и Кашмира. Хронологические рамки нашего
исследования
могут
быть
условно
ограничены
1947
годом,
как
датой
провозглашения независимости Индии и территориального раздела доминиона
Британская Индия. Однако по нашему глубокому убеждению, подобное
исследование бессмысленно без характеристики подоплеки конфликта, его
предыстории и причин, которые, естественно, остаются за пределами формальных
хронологических рамок исследования.
Что касается методологии исследования, то мы постараемся совместить
хронологический и проблемный подходы. Хронологический необходим для
анализа динамики развития конфликта, а проблемный – для более четкой
концентрации
фокуса
исследования
на
группах
проблем,
связанных
с
изложенными ниже аспектами исследования.
Целью нашей работы будет полноценный историко-политологический анализ
индо-пакистанского конфликта с момента его начала до современного этапа. Для
достижения поставленной цели мы выдвигаем следующие задачи:
1. Характеристика предыстории конфликта с особо выделенным анализом
причин и предпосылок конфликта.
2. Характеристика начального этапа конфликта до окончания первой индопакистанской войны.
3. Характеристика второго этапа конфликта (до окончания второй индопакистанской войны).
4. Характеристика третьего этапа конфликта (до начала 1990-х годов).
5. Характеристика современного этапа конфликта (до конца 2008 года).
Из используемых источников особенно значимыми были официальные
документы, так или иначе связанные с рассматриваемыми событиями; и
законодательные и подзаконные акты, задающие основные координаты
правового поля, в рамках которого развивался конфликт.
7
Следует отметить особенную важность в контексте данной работы
сочинений Н. Макиавелли, К. Маркса, М. Вебера, А. Тойнби, в которых
заложены методологические основы исследования исторического процесса,
причинно-следственных связей, логики развития системы политических
отношений, включая политическое и военное взаимодействие между
государствами.
Мы обратили внимание и на работы отечественных авторов,
затрагивающие
ключевые
проблемы
социально-экономического
и
политического развития двух стран (см. работы А. Д. Богатурова, М. Ф.
Видясовой, А. Д. Воскресенского, В. В. Наумкина, М. С. Мейера, А. В.
Меликсетова, В. Г. Растянникова, Н. А. Симония, Л. А. Фридмана, М. А.
Чешкова, Г. И. Чуфрина, В. Л. Шейниса, Г. К. Широкова, В. И. Яшкина и
др.), глобального уровня межгосударственных отношений (Г. А. Арбатова, В.
В. Журкина, М. С. Капицы, А. А. Кокошина, В. А. Кременюка, В. П. Лукина,
С. Л. Тихвинского и др.), теории международных отношений (Ф. М.
Бурлацкого, А. А. Галкина, В. И. Гантмана, П. А. Цыганкова, М. А.
Хрусталева и др.).
Работы отечественных авторов по острым вопросам политической
стратегии южноазиатских стран характеризуются богатейшим эмпирическим
материалом, достигнутым исследованиями огромной фактической базы,
глубоким пониманием проблем современной политики на Индийском
субконтиненте
При работе с научной литературой необходимо учитывать два фактора,
несомненно, оказывавшие влияние на объективность того или иного
источника этого типа. С одной стороны, это время написания работы, с
другой стороны – место ее написания и господствовавший там политический
режим.
В условиях жесточайшего политического давления, отечественные
индологи еще в советский период смогли добиться формирования целостного
понимания конфликта, роли и места в нем разных его составляющих.
8
Полезны и интересны работы таких исследователей,, как Л. Б. Алаев, А. Г.
Володин, А. Е. Грановский, Б. И. Клюев, Э. Н. Комаров, Г. Г. Котовский, А.
А. Куценков, П. В.Куцобин, С. И. Лунев, А. И. Чичеров, Ф. Н. Юрлов.
Большую помощь в написании диссертации оказали также исследования
советских пакистанистов (В. Я. Белокреницкого, Ю. В. Ганковского, И. В.
Жмуйды, С. Н. Каменева, С. Ф. Левина, В. Н. Москаленко). Из работ, в
которых изучаются внешнеполитические проблемы, следует особо выделить
труды В. Я. Белокреницкого, С.И. Лунева, В. Н. Москаленко, Т. Л. Шаумян и
других.
В целом советская историография характеризовалась значительным объемом
литературы, в которой затрагивалась тема индо-пакистанского конфликта. К
сожалению,
в
большинстве
исследований,
эта
тема
затрагивалась
«по
касательной», в связи с персоналиями Махатмы Ганди, Индиры Ганди или
Джавахарлала Неру. Вторым господствующим направлениям исследования были
краткие очерки, содержащие анализ узловых проблем истории стран с древнейших
времен до ХХ века. По Индии такие работы выпускались неоднократно, наиболее
авторитетным было издание начала 1970-х годов9. Хотя такие исследования и
нельзя считать монографическими, они помогают составить общее впечатление об
объекте исследования и характере происходивших там процессов. Само собой, во
всех процессах советская историография искала социально-экономическую
подоплеку. Попытка вписать конфликт в контекст прогресса общества от
феодального к буржуазному, делается, например, в работе, посвященной
взаимосвязи религии и политики на Индийском субконтиненте10. Переходный
период в развитии историографии, связанный с перестройкой, отмечается отходом
от марксистских догм, снятием табу на исследование тем, связанных с понятием
нации и национального. В этом контексте попытка проследить соотношение
понятий этнического и государственного в Индии делается в монографии А.А.
Антонова К.А., Бонгард-Левин Г.М., Котовский Г.Г. История Индии. М., 1973
Микаелян Н.Г. Общественно-политическое движение и религиозная традиция в Индии и Пакистане. М.,
1989.
9
10
9
Празаускаса11. Наконец, только с полным избавлением от пут марксистколенинской методологии, можно связать появление работ, изучающий чисто
религиозную подоплеку индо-пакистанского противостояния12. Наконец, к новым
направлениям в историографии можно отнести монографическую характеристику
отдельных этапов и даже эпизодов конфликта. Это направление является, как нам
кажется, одним из наиболее продуктивных, т.к. именно на примере каждого
конкретного события можно увидеть расстановку сил на синхроническом срезе,
что не всегда позволяют сделать более широкие исследования13. К важным
новшествам современной российской историографии следует отнести и появление
исследований, посвященный истории Пакистана как отдельного государства, а не
как части Британской Индии или Доминиона Индии14.
Автор стремилась учитывать и достижения науки стран Южной Азии
(в первую очередь Индии) и Запада (в первую очередь США), тем более что
за рубежом вышло значительное количество публикаций по различным
аспектам темы исследования.
Многие эти работы, характеризуясь сильными положительными
сторонами, также (как и труды советских авторов) не свободны от
стереотипов и идеологической «заточенности». По всей видимости, именно
исследования
на
внешнеполитическую
тематику
характеризуются
наибольшей конъюнктурной заданностью, влияющей на интерпретацию
событий. Ряд американских авторов, принадлежа к т. н. "официальному",
государственному направлению, пытаются оправдать действия «Большого
Сэма» по поддержке Пакистана ссылками на необходимость ответа на
"агрессивные" действия СССР и Индии, якобы проводившей "просоветский"
внешнеполитический курс. В данных работах, как правило, отсутствует
объективный
анализ
национальных
интересов
Индии
и
Советского
Союза/России, зато много рассуждений об «общечеловеческих ценностях» и
интересах демократии.
Празаускас А.А. Этнос, политика и государство в современной Индии. М., 1990
Клюев Б.И. Религия и конфликт в Индии. М., 2002.
13
Черешнева А.А. Августовская революция 1942 года. М., 2007.
14
Белокреницкий А.В. История Пакистана. М., 2008.
11
12
10
Идеологическая
"заангажированность"
отличает
и
многие
исследования пакистанских ученых, отражающих скорее сиюмитнутноконъюнктурные политические взгляды на внешнюю политику своих
правительств как необходимую "защиту" от Индии, чьи действия неизменно
расцениваются как экспансионистские и насильственные.
Относительна научная значимость большинство работ индийских
авторов, выступающих с левых позиций. Обычно эти исследования касаются
советско-индийских отношений (интересно указать, что в Индии наибольшее
количество работ по вопросам взаимоотношений страны с отдельными
государствами анализирует именно советско-индийское сотрудничество),
являютс пропагандистскими и грешат многочисленными искажениями
фактов и теоретическими огрехами.
Стоит отметить: в целом для большинства индийских ученых, которые
пишут по проблемам индийско-пакистанских отношений, характерно
огромное заметное недоверие к внешнеполитическим курсам США и Китая,
повышенная лояльность к советской активности. Эти авторы обычно не
доходят до критического анализа внешней политики Индии в регионе и мире
и оправдывают силовые действия индийских правительств необходимостью
защищать национальные интересы Республики.
Встречаются и работы, написанные с прозападных позиций. Можно
отметить там и растущий ресентиментный национализм, однако в контексте
данного исследования нам совершенно необходим содержащийся там
фактический материал для восстановления событийной истории названных
нами процессов.
Хотелось бы особо выделить работы индийских специалистов, в
которых содержится научный анализ высокого профессионального уровня.
Один из ведущих индийских политологов - Бхабани Сен Гупта, в
монографиях
и
статьях
которого
исследуются
различные
аспекты
внешнеполитического курса Индии, политики мировых держав в регионе
политического
контекста
советско-афганского
конфликта,
системы
11
межгосударственных
отношений
в
Южной
Азии.
Подобным
же
разносторонним специалистом зарекомендовал себя В. П. Датт, чья
фундаментальная монография "Внешняя политика Индии" использовалась
нами в русском переводе. К классическим по данной теме следует отнести и
работу
С.
Мансингх
рассматриваются
дипломатический
"Стремление
вопросы
и
Индии
к
национальных
военно-политический
власти",
в
которой
интересов
Индии,
инструментарий
внешней
политики Республики, ее взаимоотношения с Пакистаном.
Серьезный анализ подходов Индии к деятельности международных и
региональных организаций содержится в работах У. С. Баджпаи, Б. Н. Кауля,
К. Субраманиама, Б. Чэллани, Г. В. Чоудхури.
Среди западных исследователей в первую очередь выделяются фигуры
американских специалистов С. Коэна, Л. Роуза и Р. Хардгрейва, которые
прослеживают взаимосвязь внутренней и внешней политики стран Южной
Азии,
систему
их
взаимоотношений,
глобальные
измерения
межгосударственных отношений в регионе, подходы Индии к деятельности
региональных и международных отношений. Весьма основательны и
классические труды американских ученых В. Барндса и Н. Палмера.
Большую помощь в работе над темой оказала печать. Советская и
российская пресса содержит богатый фактический материал. В то же время
аналитических статей в российских СМИ было опубликовано крайне мало (в
этом плане позитивно выделяется «Независимая газета»). Особым значением
для нас отмечена индийская и пакистанская периодическая печать, где
детально освещаются различные аспекты изучаемого конфликта. Нам они
полезны по двум причинам: как собственно источники, и как материалы
аналитики, т.к. мы будем работать только с периодикой, посвященной
международным отношениям.
12
Глава 1. Объект исследования. Предыстория конфликта. Причины и
предпосылки индо-пакистанского конфликта.
1.1. Характеристика объекта исследования: география, экономика, этническая
структура населения.
Регион исследования – спорная территория Кашмир. На территории Индии
расположен штат Джамму и Кашмир, который находится на северо-западе
полуострова Индостан. Относительно небольшая территория
(222236 кв. км)
характеризуется наличием шести ярко-выраженных природных районов. Югозапад региона связан с небольшой частью Пенджабской долины, территория
которой представлена неплодородными почвами, почти совершенно непригодными
для земледелия. С постепенным повышением средней абсолютной высоты
территории над уровнем моря, к северо-западу регион переходит в отроги
Предгималаев и хребет Пир-Панджал – т.н. Малые Гималаи. Основное же
население и инфраструктура Кашмира сосредоточено в Кашмирской долине –
котловине, ограниченной Пир-Панджалом и Главным Гималайским хребтом.
Длина долины достигает 200 километров, ширина – до 40 километров. Высота
днища котловины – 1 600 метров над уровнем моря. На дне котловины имеются
озера, наиболее значительные – Вулар и Дар. Здесь же протекает река Джелам,
важным портом на которой является крупнейший город штата Джамму и Кашмир –
Сринагар. На востоке, ограниченное горными странами Гималаи и Каракорум,
тянется большое нагорье Ладакх, известное более как Малый Тибет – территория
необитаемая и изученная до сих пор недостаточно. К Кашмиру отностится часть
территории Каракорума, второй по средней высоте горной системы в мире.
Высочайшая точка – «гора-убийца» К2 (местное название Чогори), высотой 8611
метров. Крайний восток – пустынное плато Аксай-чин15.
Экономическое развитие данной территории при всем желании нельзя
назвать успешным. Специфически земледельческий регион, область нашего
15
Pakistan // Enciclopaedia Brittanica. London, 1978. Ch. 17, p. 511.
13
исследования, и по сей день остается ориентированной на сельское хозяйство.
Пожалуй, единственными промышленно значимыми сферами занятий населения
являются деревообработка и шелководство. Причем деревообработка имеет
местную экзотическую специфику: здесь производятся биты для игры в крикет –
кашмирские ивовые биты. На кустарном уровне также производятся ковры и шали.
Экспорт же продукции сельского хозяйства намного значительнее и разнообразнее.
По разным оценкам экспертов, сюда следует относить яблоки, ячмень, вишню,
кукурузу, просо, апельсины, рис, персики, груши, шафран, сорго, овощи, пшеницу.
Столь
большие
объемы
сельскохозяйственного
экспорта,
по
мнению
экономических обозревателей, дают право судить о значительном экономическом
прогрессе
16
. К сожалению, свежих данных о совокупном объеме экспорта нам
получить не удалось, однако несколько лет назад при сохранении положительной
динамики он составлял 230 692 076 долларов США в год17. В то же время, из-за
крайне тяжелого ландшафта, гористой пересеченной местности, развитие
экономики претерпевает здесь даже большие трудности, нежели на остальной
территории Индии. Несомненно, именно поэтому исследуемая нами местность
является одним из главных получателей субсидий из Нью-Дели. Так, если верить
влиятельнейшему американскому агентству Standard & Poors, то в 2005 году только
по линии Банка Джамму и Кашмира в регион поступило 369 миллионов долларов18.
По мнению аналитиков, постоянная напряженность и нестабильность
приводят к падению популярности туристических визитов в Джамму и Кашмир.
Тем не менее, весьма посещаемыми остаются религиозные святыни Джамму и
буддийские
монастыри
Ладака.
Местечко
Гульмарг
предагает
самым
обеспеченным гостям поля для гольфа, расположенные на самой большой высоте
над уровнем моря в мире. Что касается транспортной инфраструктуры, то НьюДели реализует амбициозный проект Кашмирской железной дороги, в который
вложено уже более 2,5 млрд долларов США, частью из бюджета Индии, частью из
средств инвесторов.
16
Demand for Mercedes in Jammu going up: Merc dealer // The Economic Times, 10.2.2008.
Kashmir, the economy looks up // The Economic Times, 18.6.2007.
18
http://www.standardandpoors.com/indices/sp-500. Режим доступа - открытый.
17
14
Что касается этнорелигиозной картины на современном этапе, то и здесь
штат считается уникальным в своей стране. Дело в том (и это сыграет ключевую
роль в нашем исследовании), что только в этом штате большинство населения
исповедует ислам. В большинстве изданий (даже авторитетный интернет-дайджест
CIA World Factbook даёт статистику с опорой на итоги переписи населения,
которая прошла в Индии в 2001 году19) количественные данные по соотношению
мусульман и индуистов приводятся весьма устаревшие. Именно поэтому в данной
работе мы считаем, что имеет смысл обратиться к первоисточнику – материалам
последней переписи населения Индии 2011 года, что является одним из аспектов
научной новизны нашего исследования.
Итак, по итогам переписи было установлено, что в Джамму и Кашмире
проживает 3 005 349 индуистов, 6 793 240 мусульман, 207 154 сикха, 113 737
буддистов, 20 299 христиан, 2 518 джайнов, 97 представителей редких местных
верований, 1256 атеистов20.
Это свидетельствует о том, что соотношение
мусульман и индуистов здесь приблизительно может быть оценено в 67 и 30
процентов населения соответственно. Если брать отдельно Кашмирскую долину, то
здесь мусульман 97 процентов. Вместе с тем, по оценкам экспертов ЦРУ США, из
Джамму и Кашмира в последние годы бежало 507 000 индуистов по состоянию на
2012 год. Таким образом, имеет смысл говорить о том, что наблюдается
значительный перевес мусульманского населения, в особенности – в Кашмире. Что
касается этнолингвистической картины, то здесь выделяется четверка наиболее
популярных языков – хинду, бенгали, телугу, маратхи. Все это представляется нам
совершенно
точным
доказательством
глубинности
истоков
конфликта,
коренящихся в религиозной картине края.
Пакистанская часть Кашмира – Азад Кашмир (Свободный Кашмир) де-факто является частью Пакистана, будучи признанной Исламабадом
независимым государством. Граничит с современным индийским штатом
Джамму и Кашмир на востоке. Административный центр — город
19
20
https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/in.html
http://www.censusindia.gov.in/Census_Data_2001/Census_Data_Online/Social_and_cultural/Religion.aspx
15
Музаффарабад. Азад Кашмир занимает территорию в 11 639 км² с
населением приблизительно 4,5 млн чел. В территории Азад Джамму и
Кашмир входит 3 региона: Мирпур, Музаффарабад и Пунч.
Северная часть Азад Кашмира представляет низшую часть Гималаев,
включая пик Джамгарх (4,734 м). Долины регионы имеют плодородную
почву, дожди идут и летом, и зимой (что чрезвычайно важно для Южной
Азии). Средний уровень осадков превышает 1400 мм в год.
Практически все население Азад Кашмира является мусульманами.
Официальным языком является урду (как и во всем Пакистане), но
кашмирцы говорят преимущественно на пахари, панджаби, кашмири,
гуджури (диалект языка раджастхани), пушту (язык пуштунов).
Основой
экономики
остается
сельское
хозяйство.
Развиты
традиционные домашние промыслы. В целом экономика пакистанской части
Кашмира уступает индийской.
1.2. Предыстория конфликта: Индия на пути к свободе.
Южная Азия по праву может считаться одним из первых мест зарождения
цивилизации на земле. Благодаря плодородию земель, мягкому климату и обилию
рек, производящее хозяйство в нашем регионе уходит в глубь тысячелетий.
Археологические
исследования
показывают,
что
в
рамках
Мергархской
раннеземледельческой культуры оно ведется в регионе с 7 тысячелетия до н.э.
Однако первой серьезной цивилизацией древности, которая поставила эти
территории на один уровень цивилизационного развития с Древним Египтом и
Месопотамией, является Индская Хараппская цивилизация. Ее особенностью
является преобладание мелкой пластики над момнументальным искусством,
характерным для Египта и Месопотамии. Археологические раскопки позволяют
говорить и о необычно широком круге внешнеполитических и торговых контактов:
изделия цивлизации Хараппа (Мохенджо-Дара) находят от Ставрополья до
Шумера и Аравии. Следующим этапом в развитии государства здесь была
16
Ведийская цивилизация, которая и придала индийской культуре традиционную
индуистскую основу, выработала язык санскрит. С VI века до н.э. эта территория
вступила в период своеобразной “феодальной раздробленности”: в южной части
Индостана
сложилось
множество
небольших
королевств
и
республик
-
Маханджанападов21. В III веке до н.э. произошло первое объединение Индии под
руководством Чандрагупты Маурьи. Первый же расцвет буддийской культуры
здесь связан с царствованием Ашоки (273-232 до н.э.). Он разработал эффективную
систему
провинциального
и
городского
управления,
проводил
активую
религиозную политику, отмеченную широким буддийским прозелитизмом от
Средиземного моря до Тихого океана22. В результате свержение его династии,
Индия стала ареной государственного становления эллинистических государств,
имевших скифский, греческий, парфянский компонент, а позже – Кушанской
империи. Именно Кашмиру было суждено стать плацдаромом наступления на
Индию кочевников-саков, основавших там Индо-скифское царство в I в. до н.э.
Самым мошной и процветающей державой в мире Индия стала в эпоху династии
Гупта (4-6 века).
Новым
этапом
индийской
государственности
стали
мусульманские
завоевания. Известно, что походы аабов сюда предпринимались еще с Мединского
периода развития ислама, однако полноценно закрепиться здесь под знаменами
ислама удалось только афганским правителям Газневидам. В 1100 году Масуд
Газневид переносит в Лахор свою резиденцию. С 1206 по 1526 год Индия
находится под властью суннитского государста Делийского султаната. Честь его
основания принадлежит династии Гуридов. Государство было настолько сильным,
что впервые сплотило миллионы индицев и смогло сначала отразить нашествие
монголов, а затем пережить экспансию Тимура (Тамерлана), захватившего Дели в
конце XIV века. Эпоха султаната пережила несколько подъемов, последний из
которых связан с династией Лоди в XV веке. Конец же истории султаната
положили
21
22
удары
династии
Великих
Моголов
под
предводительством
Reddy K. Indian History. New Delhi, 2003. P. 107.
Антонова К.А., Бонгард-Левин Г.М., Котовский Г.Г. История Индии. М., 1973. С. 112.
17
среднеазиатского правителя Бабура, пришедшего сюда из Афганистана. Период
расцвета государства пришлось на период правления Акбара (1556-1605).
Главными достижениями его царствования был мир и веротерпимость. Он отменил
досаждавший многим налог на немусульман (джизью), разрешал обсуждение
догматов Корана, строил и оберегал храмы различных конфессий23.
Распад этого великого государства начинается в двадцатые годы XVIII века.
Сначала оно терпит крах под ударами перса Надир-шаха, затем в середине XVIII
века происходит афганское завоевание под предводительством Ахмад Шаха
Дуррани. Однако в итоге государство снова оказывается под властью индусской
династии Маратхов. Последние Великие Моголы уже не покидают район Дели,
живут там на положении почетных пленников – английских пенсионеров24. Именно
с этого периода начинается самая трагическая страница в истории Индии –
европейская колонизация. Основными игроками здесь были Португалия (с начала
XVI века, Малабарское побережье, район Гоа), Нидерланды (Мадрасский берег,
Цейлон),
Франция
(Пандишери).
Однако
главным
игроком
здесь
была
Великобритания. Британская Ост-Индская компания, созданная в 1600 году в
противовес голландцам, в 1611 году уже приобрела торговое агентство, а в 1632
году – торговую факторию. Вероятно, необходимо пояснение: фактория, по сути –
государство в государстве, она экстерриториальна и подчиняется законам той
страны, которая ее отправила. Однако первое полноценное территориальное
приобретение британцы в Индии относят к 1689 году, когда была основан пост
генерал-губернатора Индии. Весьма взвешенная и подробная характеристика тех
событий представлена в классическом исследовании Джеймса Милла25. К тому
времени Португалия, переживавшая внутренние кризисы, перестала быть
серьезным конкурентом за главенство в регионе – роль такового отошла к
Франции. И если до середины XVIII века две метрополии еще уживались, то на
фронтах Семилетней войны они сошлись за рынки сбыта. Еще до войны Англия
отбила важнейший центр торговли и промышленности Мадрас. Благодаря
История Древнего Востока. Под ред. Ладынина И.М. М., 2007, с. 432.
История стран Азии и Африки. М., 1979. Т.2, с. 213.
25
Mill, J. The history of British India. In 3 vol. London, 1817. Vol. 3, p. 445.
23
24
18
деятельности настоящего колониального короля сэра Роберта Клайва (1725-1774),
экспансия Британии в Индии достигла размеров первой колониальной империи26.
Деятельность последующих генерал-губернаторов Уоррена Гастингса и Чарльза
Корнуоллиса в основном была отмечена попытками лавирования между местными
группами сил и создания видимости участия туземных элит в управлении Индией.
В 1857 году вспыхнуло восстание сипаев – туземных легионеров Англии, поевропейски обученных, снаряженных и вооруженных. Продолжавшееся 3 года, оно
привело к серьезным изменениям в стране. Индия отошла от Ост-Индской
компании непосредственно Британии. Кроме того, для формирования лояльной
Британии элиты были созданы в 1857 году три университета по образу и подобию
Лондонского – в Калькутте, Мадрасе и Бомбее. Однако долгое время спустя это
дало Англии прямо противоположные итоги. Сформировалась национальная
патриотическая интеллигенция, которая главной своей целью сделала свержение
ненавистного британского гнета. В 1885 году создается партия «Индийский
национальный конгресс». Любопытно, что основана эта партия была при
непосредственном содействии Алана Октавиана Юма (1829-1912), британского
колониального управляющего. Изначально цели выглядели вполне безобидными
для Англии – лишь увеличить долю образованных индусов в практическом
управлении страной. Однако, как свидетельствовал один из первых ключевых
деятелей ИНК, Гопал Кришна Гокхале, «…индус никогда не основал бы
Индийский
национальный
конгресс.
Заслуга
его
основания
полностью
принадлежит англичанам27». В Индийском национальном конгрессе сразу
оформились
два
институционально,
ключевых
составив
течения
две
–
к
фракции.
1907
году
Первые
они
были
оформились
сторонниками
радикального обновления, с выходом на свержение британского господства, на
достижение полной независимости Индии. Их группировка называлась Гарам Дал,
во главе ее стоял Б.Г. Тилхак. Их политическими и идеологическими оппонентами
были представители Нарам Дал во главе с упомянутым выше Г.К. Гокхале. В
26
27
Keay, J.The Honourable Company—A History of the English East India Company. London, 1991. Р. 269.
Sitaramayya, B. P.The History of the Indian National Congress. London, 1935. P. 134.
19
первые годы ХХ века авторитет в организации в большей степени перешел к
группировке Тилхака28. Тем не менее, именно в рамках умеренного крыла снискал
себе популярность будущий реформатор Мохандас Карачманд Ганди (1869-1948),
получивший народное имя «Махатма» - «Великая душа». Его «сатьяграха» –
философия ненасилия – легла в основу идеологии «несотрудничества» с
колониальными властями. Его сторонники препятствовали деятельности заводов,
владельцами которых были поработители, срывали их политическую деятельность.
Ганди возглавил ИНК, но покинул его в 1934 году, разошедшись по идейным
причинам с прочими лидерами партии. С большим трудом он единственный раз в
жизни отказался от своей философии ненасилия – когда в видах будущей
независимости Индии, он согласился на участие его страны во Второй мировой
войне. Известно, что Махатма Ганди умолял Гитлера не начинать мировой войны,
а по свидетельствам Джавахарлала Неру, Ганди принял решение о согласии на
вступление Индии в войну с огромной внутренней болью29. Тем не менее, именно
этот шаг открыл последний этап пути к обретению Индией независимости, ее
разделу, а значит – и к индо-пакистанскому конфликту.
Что касается собственно конфликта, то нельзя умолчать и о еще одной
тенденции в общественно-политической жизни Индии второй четверти XX века –
мусульманском религиозном движении. Всеиндийская мусульманская лига была
создана еще в 1906 году, за девять лет до прибытия в страну Махатмы Ганди. Ее
основателем был Мухаммад-шах Ага-хан III. Эта небольшая поначалу организация
боролась сразу против двух врагов – англичан и господствующей группировки
индуистов, которых они обвиняли в диктате и навязывании мусульманам чуждых
им политических решений. Именно в рамках этой организации и вызрела идея
Пакистана – государства, мусальманское население которого должно выйти из
состава Индии, которой руководят индусы. Своеобразный манифест движения был
провозглашен одним из его лидеров, сэром Мухаммедом Икбалем «Я бы хотел
увидеть Пенджаб, Хибер Пахтункхва, Синдх и Белуджистан собранными воедино.
Bevir M. Theosophy and the Origins of the Indian National Congress // Berkeley Previously Published Papers, №
1, 2003.
29
Неру Дж. Открытие Индии. М., 1955. С. 611.
28
20
Самоуправление в рамках Великобритании или жизнь без нее – не столь важно, но
консолидация северо-западных территорий мусульманской Индии должна быть
целью каждого мусульманина30». Так, был задан вектор на формирование
обособленной территории индийских мусульман – Пакистана. Последующие
события лишь наращивали глубину противоречий, что позволяет нам выделить их
в отдельный раздел нашего исследования.
1.3. Раздел Британской Индии
В собственно пакистанском аспекте раздела Индии и последующих событиях
нельзя не отметить особую роль Мухаммада Али Джинны (1876-1948). Смелый и
ловкий юрист, поначалу он боролся за самоуправление и расширение прав Индии
совместно с индусами. Более того, до 1920-х годов его позиции были весьма
умеренными, он находился в лагере Тилака. Проявляя недюжинные способности к
лавированию, он сумел уверить англичан в своей полной лояльности, будучи
одним
из
лидеров
Движения
в
поддержку
халифата
–
радикальной
панисламистской организации. Как бы то ни было, к 1935 году он стал
представителем бомбейских мусульман в Центральной законодательной ассамблее
Индии. 22-24 марта 1940 года был принят исторический документ – Лахорская
резолюция31. На сессии Всеиндийской мусульманской лиги в Лахоре Джинна
говорил о том, насколько, по его мнению, далеко зашли различия в историческом
пути развития индуистской и мусульманской частей доминиона Индия. Он заявлял:
«Мусульмане являются нацией с точки зрения любого определения нации». В
резолюции же главными являются следующие слова: «Ни один конституционный
план, не учитывающий географических и религиозных границ, не будет приемлем
для мусульман…Поскольку мусульмане преобладают на северо-востоке, там
должны быть созданы суверенные и независимые государства». Этот документ
может считаться отправной точкой политической практики теории «двух наций» 30
Speeches and Statements of Mukhamed Ikbal. Ed. A.R. Nariq. Lahore, 1973. P. 131.
http://storyofpakistan.com/lahore-resolution/. Текст Лахорской резолюции приводится в сокращении. Режим
доступа – открытый.
31
21
индуистов и мусульман. Идеологи этой теории уверены, что ислам и индуизм в
нашем случае – не религиозные системы, а четкие критерии выделения двух
совершенно разных наций. Возможно, теория так бы и осталась сугубо бумажными
выкладками для одних и мечтой всей жизни для других, если бы не Вторая мировая
война.
Само собой, Невилл Чемберлен объявил войну Германии, не спрашивая ни
мусульман Индии, ни собственно индуистов. Отчасти это было предсказуемо:
Чемберлен тогда не мог предположить, что европейские дела могут как-то
затронуть отдаленную колонию империи. Однако после провала фашистской
Германии в битве под Москвой в конце 1941 – начале 1942 года, ее союзница –
Япония – отказалась нападать на СССР. Но ее руководство и в мыслях не держало
выход из системы «оси». Именно поэтому весь свой недюжинный потенциал,
накопленный в годы правления милитаристского правительства при императоре
Хирохито (1901-1989), Япония направила на Индию. Английское правительство
прекрасно понимало, насколько ненадежным участком фронта будет Индия при
малейшей интенсификации боевых действий - и насколько еще менее надежной
станет она, когда там усилятся антианглийские настроения. К тому же, британская
индийская армия была очень крупной (2,5 млн человек), что делало положение в
Индии особенно важным. В Индию отправляется миссия сэра Стэнфорда
Криппса32. Посулы Великобритании были весьма и весьма велики: свободные
выборы после войны, статус доминиона с независимыми выборами, возможность
выхода из доминиона, защиту национальных меньшинств. В итоге Криппс уехал ни
с чем: отчасти из-за сопротивления и недоверия местных индуистов и мусульман,
отчасти из-за хитроумных интриг недолюбливавшей его местной английской
колониальной администрации33. Однако его явно неудачная поездка донесла до
населения Индии две важные идеи, можно сказать – Англия в тяжелой ситуации
раскрыла две карты. Во-первых, стало ясно, что очень скоро Британия будет
уходить с Индийского субконтинента, во-вторых – что сделано это будет лишь
32
33
Jajal A. . The Sole Spokesman: Jinnah, the Muslim League and the Demand for Pakistan. Cambridge, 1985. P. 47.
Gupta S.R. New Light on the Cripps Mission // India Quarterly. Vol. 28, ch. 1. Pp 69-74.
22
после войны34. В условиях такого соблазна, обостренных результатом неумеренных
инициатив военного времени, здесь развернулось массовое движение за полную
независимость. В мировую историографию оно вошло как “Quit India Movement”, а
в советскую и российскую – как Августовское движение. Суть этого движение в
том, что в 1942 году Индийский национальный конгресс провозгласил своей целью
переход к полной независимости от Великобритании в рамках движения
«гражданского
неповиновения».
Вождем
движения
был
Махатма
Ганди,
выступивший в парке в Бомбее с пламенной речью о национальном освобождении
8 августа 1942 года. Сразу после этого по стране прокатилась война арестов, была
даже идея насильственного вывоза Ганди в Африку35, однако, неосуществленная. В
принципе, перипетии этих событий не имели бы прямого отношения к тематике
нашего исследования, если бы не один факт. В столь важный для Британской
Индии момент, мусульманские лидеры отказались поддержать Августовское
движение. Джинна призывал всех мусульман сотрудничать с англичанами, идти
добровольцами в индийские военные и паравоенные формирования36. Как мы
считаем, такой политикой он достигал сразу четырех целей. Во-первых, на данном
этапе он убеждал англичан в своей полной лояльности, попутно повысив свой
авторитет в их глазах. Во-вторых, он дал понять лидерам индусов, что они не
являются для него авторитетами, что очень скоро он может перейти к
самостоятельной внешней и внутренней политике. В-третьих, он стал собирать
вокруг себя большое число союзников, формально проявив себя патриотом, подняв
население на защиту родной земли. В-четвертых, именно добровольческие отряды,
о которых было сказано выше, составили военизированную основу будущего
мусульманского движения. В целом, исследователи отмечают значительный рост
численности Мусульманской лиги, который уже позволил ей овладеть контролем
над территориями Синдха, Бенгалии и северо-западной границы Британской
Индии37. Так или иначе, восстание было подавлено, но отдельные его вспышки,
34
Brown J. Modern India. The making of an Asian Democracy. London, 1999. P. 328.
Fisher D. The Proudest Day: India's Long Road to Independence. Norton, 1998. P. 329
36
Wolpert S. Jinnah of Pakistan. N.Y., 1984. Pp 209 -215.
37
Syed N.А. Origins of Muslim consciousness in India: a world-system perspective. London, 1991. P. 213.
35
23
связанные с голодом в Бенгалии, отмечались и до конца 1943 года38. Фактически,
из Второй мировой войны Индия и Пакистан вышли уже абсолютно разными, с
разным пониманием насущных целей государственного строительства и методов
их достижения.
Тем не менее, вплоть до последнего дня колониального владычества, в
Англии сохранялись сторонники того, что создавать два государства на руинах
Индии не следует. Так, известно, что в 1946 году Кабинетом министров был
разработан план децентрализованного государства на основе компромисса между
Мусульманской
лигой
и
Индийским
национальным
конгрессом.
Он
предусматривал минимизацию полномочий центра, существенную автономию
провинций. Однако Джавахарлал Неру отверг план строительства государства без
единого центра, а потом и Джинна вернулся к требованиям независимого
мусульманского государства39. Планам взаимовыгодного примирения было не
суждено сбыться.
Лейбористский кабинет Клемента Эттли (1883-1967) был весьма четко
ориентирован на коренные преобразования в Индии. Именно поэтому, когда Эттли
посла провала Лондонского соглашения пришел к выводу о том, что политика
Уэйвелла на посту вице-короля не принесет должных результатов в этом
направлении, он задумался об организационных выводах. Так, вице-королем в
Индии стал лорд Маунтбеттен Бирманский, вступивший в должность 24 марта
1947 года. Попутно было провозглашено обещание сделать Индию независимой до
июня 1948 года. 3 июня был предложен знаменитый «План Маунтбеттена»,
предусматривавший следующие условия обретения независимости Индией:
1. Разделение общин Пенджаба и Бенгалии будет осуществляться по
решению простого большинства каждой из религиозных групп
2.Вопрос о Сидхе будет решен на его усмотрение.
3. Судьба северо-западной границы и отдельных областей Бенгалии будет
решена местными референдумами.
38
Dyson, T., Maharatna A. Excess mortality during the Great Bengal Famine: A Re-evaluation' in The Indian
Economic and Social History Review, Vol 28, No. 3, 1991. P. 11-12.
39
Wolpert, S. A New History of India. N.Y., 1990.
24
4. Индия будет признана независимой к 15 августа 1547 года.
5. Бенгалия сможет отделиться, как только захочет.
6. Для урегулирования всех вопросов создается пограничная комиссия.
Небольшим
княжествам,
таким
образом,
предоставили
возможность
самоопределения лишь в рамках Индии или Пакистана40 (без проведения
референдума, а на основе решения князя). Граница между двумя новыми
государствами
устанавливалась
по
так
называемой
линии
Рэдклиффа
–
демаркационной линии, названной по имени сэра Джона Рэдклиффа (1899-1977).
Не лишним будет в качестве источника проанализировать и сам текст Акта о
независимости Индии41. Пункт 1 статьи 1 гласит: „В Индии появляются два
незвисимых доминиона – Индия и Пакистан“. Территориальное разделение,
конституированное пунктами 1-3 статьи 2, предусматривало, что к Пакистану
отходит Восточная Бенгалия, Западный Пенджаб, Синд, Белуджистан; Бенгалия
при этом разделяется на западную и восточную. Будущее Силхета и СевероВосточной границы подлежит урегулированию на референдумах. Пенджаб отныне
делится на Восточный Пенджаб и Западный Пенджаб. Процес проведения границ
проходит под контролем специально назначаемых генерал-губернаторов, власть
которых ограничена Актом об управении Индией 1935 года,. Специальная статья
посящена отказу монарха Великобритании от власти и отвественности за
происходящее
в
упоминаемых
территориях.
Оговаривался
и
процесс
законотворчества и формирования армии в двух государствах. 3 июня 1947 года
Маунтбеттен, Неру, Джинна и лидер сикхов Балдев Сингх выступили с коммюнике
на радио, а 4 июня данный текст был объявлен на пресс-конференции. 15 августа
суверенитет Великобритании над Индией перестал существовать как реалия
международного права. В каждом государстве оставался генерал-губернатор42: в
Индии свою деятельность на этом посту продолжил лорд Маунтбеттен
Бирманский, в Пакистане правдами и неправдами добился этого поста Мухаммед
Али Джинна. Важным в политической системе новых государств стали и посты
40
Sankar G. Jawaharlal Nehru, a biography. Paris, 1991. P. 193.
http://www.legislation.gov.uk/ukpga/Geo6/10-11/30#IDA3KLY. Режим доступа: открытый.
42
Stein B. Arnold, D. A History of India, 2010, P. 359
41
25
премьер-министров, которые отошли, соответственно, к Джавахарлалу Неру и
Ликат Али-Хану.
Глава 2. Первый этап индо-пакистанского конфликта.
2.1. Первая Кашмирская война (1947-1948): причины, ход, основные итоги.
Главная предпосылка столкновения на первом этапе конфликта – а во многом
и по сей день – заложена в пункте 4 статьи 2 Акта о независимости 1947 года. Там,
с учетом сложнейшей этнополитической обстановки в ряде регионов, говорилось,
что Британия, отказываясь от суверенитета в т.н. «княжествах» (princely states), в
соответствии с принципом о праве наций на самоопределение, который стал
частью системы международного права с появлением доктрины «Четырнадцати
пунктов» Вудро Вильсона43, предоставляет право этим княжествам самим решить
вопрос о присоединении к Индии или Пакистану. Одним из таких states был
Джамму и Кашмир, в котором руководство на тот момент осуществлял махараджа
Хари Сингх. Он стоял перед нелегким выбором: ему доподлинно было известно,
что большинство населения вверенной ему территории исповедует ислам и желает,
таким образом, присоединиться к Пакистану. По оценкам современных ученых,
мусульман в Джамму и Кашмире было 77 процентов, а 2/3 экономических и
торговых связей приходилось на долю мусульманского региона Пакистана Западного Пенджаба. Однако сам Сингх был индуистом и тяготел к другому
центру притяжения. Тем временем, сразу после публикации топографических
приложений к Акту о независимости Индии 17 августа 1947 года, на северо-западе
Индийского субконтинента начались волнения. В Пунче и Мирпуре они приняли
характер настоящей мусульманской революции: восстание угрожало перекинуться
даже на земли, присоединенные к Индии. Основной движущей силой движения
были пуштуны – ираноязычное афганское племя. С территории современной
провинции Хайбер-Пахтунква (до 2010 г. – Северо-западная пограничная
43
Unger I. These United States. N.Y., 2007. P. 561.
26
территория) началось наступление мусульман на Джамму и Кашмир44. В
сложившейся столь непростой ситуации махараджа Сингх был вынужден
запросить помощи у руководства Индии.
Сохранилось его письмо Лорду Маунтбеттену, датированное 26 октября 1947
года45, в котором он умоляет лорда о помощи в связи с вторжением пуштун. Лорд,
который, по некоторым сведениям, планировал еще в начале года стать
губернатором и Индии и Пакистана не мог упустить такого случая отомстить
заносчивому Джинне. Маунтбеттен поставил свое условие: помощь будет оказана в
том случае, если Джамму и Кашмир присоединится к Индии. Спустя сутки, 27
октября Харри Сингх подписал исторический документ о присоединении к Индии
и переходе под власть ее генерал-губернатора и премьер-министра всей территории
своего княжества, а именно – Джамму, Кашмира, Северных территорий, Ладакха,
Транскаракорумского тракта и Аксай-Чина46. Пакистанская сторона явно не
ожидала такого решения, там рассматривали Хари Сингха как нелегитимного,
«британского» правителя. Вместе с тем сыграло свою роль в эскалации конфликта
и то, что Дуглас Грэйси, новый командующий вооруженным силами Пакистана,
отказался
подчиниться
приказу
своего
формального
главнокомандующего
Мухаммеда али Джинны. Он мотивировал это тем, что не имеет права обращать
оружие против территории, перешедшей к владениям британского лорда
(Маунтбеттена).
Вместе
с
этим
добровольцы
Ополчения
национальной
конференции Джамму и Кашмира поддержали Индийскую армию в ее первых
операциях против мусульман. Так началась Первая Кашмирская война.
Что примечательно, на первом этапе вторжения, в октябре 1947 года, армия
Пакистана формально помогала пуштунам лишь снаряжением и транспортом, а
костяк сил, напавших на Индию, составило именно афганское племенное
ополчение. Маршу мусульманских войск на Сринагар сопутствовали бесчинства
нападавших против мирного населения зоны конфликта. Афганцы, как это бывало
не раз, показали себя отличными солдатами, быстро заставив правительственные
44
Prasad, S.N.; Dharm Pal. History of Operations in Jammu and Kashmir 1947–1948. New Delhi, 1987, P. 418.
http://www.jammu-kashmir.com/documents/harisingh47.html. Режим доступа - открытый.
46
http://www.jammu-kashmir.com/documents/instrument_of_accession.html. Режим доступа - открытый.
45
27
войска отступать. Первым рубежом, который удалось захватить мусульманам,
стала линия Музафаррабад – Долем. Однако на втором этапе той войны - во время
боев за Кашмирскую долину 27 октября – Индия решила перейти к позиционной
системе обороны, грамотно выстроенной вокруг города Сринагар. Сюда авиацией
были переброшены снаряжение и солдаты, попутно с целью отвлечения
нападавших был проведен маневр силами соединений бронетехники. Внезапно, на
сторону мятежников перешли паравоенные соединения, связанные с территориями
Гилгита и Читраля. Правитель последней, Метхар Читраль, провозгласил свое
княжество присоединенным к Пакистану. Несмотря на это, главным достижением
этого этапа войны для индусов стала эффективная оборона Сринагара,
обеспечившая безопасность этой ключевой для данного региона базы.
Пакистанцы, осознав бесполезность атак на Сринагар, решили осуществить
прорыв южнее, по направлению на Мирпур. Внезапность этого маневра привела к
тому, что индусам пришлось срочно эвакуировать вставший на пути у восставших
гарнизон города Котли, располагавший большим количеством оружия и
боеприпасов. Мирпур был взят мусульманами 26 ноября 1947 года. По данным
индийской
стороны,
взятие
Мирпура
сопровождалось
многочисленными
эпизодами изнасилования женщин47. По данным современных английских ученых,
многих женщин в этот день заставили пройти голыми по рыночной площади
Мирпура48. Все же, Индия собирала свои силы к линии фронта непрерывно, но
достаточно медленно. Линия фронта приняла относительно стабильный вид во
время четвертого этапа войны, с 25 ноября 1947 года по 6 февраля 1948 года. К
основным событиям этого периода
следует отнести безуспешные действия
пакистанских войск, такие как нападения на Ношеру и Ури. Впрочем, мятежникам
удалось овладеть городом Джхангер и укрепиться в нем. Индии же удалось отбить
Чемб силами относительно небольшого отряда. Таким образом, к концу зимы 19471948 годов мы видим все основания говорить об определенном паритете в боевых
действиях.
47
Kabir, A.In S. G., Zoe B. Brigley T.. Feminism, Literature and Rape Narratives: Violence and Violation.
Routledge, 2005. P. 149
48
.Menon R ., Bhasin K.. Borders & boundaries : women in India's partition New Brunswick, NJ, 1998. P. 41.
28
С марта индийские войска переходят в массированное контрнаступление.
Индусам удалось отобрать у восставших города Джхангер и Раджаури. Но в самой
плодородной и экономически развитой территории неспокойного региона,
Кашмирской долине, мусульмане все еще безуспешно атаковали городок Ури.
Неожиданностью
для
индусов
стал
рейд
мусульманского
полувоенного
формирования добровольцев из города Гилгит на Скадру, что к северу от
Сринагара. Индийское весеннее наступление – с 1 по 19 мая 1948 года – стало
периодом перехода стратегической инициативы от пакистанцев к индусам.
Основными направлениями наступления стали западное и северо-западное. В то же
время, именно этот период характеризуется нарастание активного участия
регулярных пакистанских сил в конфликте, уже не маскируемого под поддержку
добровольцев. Индусы наступали на рубежи Ури - Титвейл и Кхаргил – Скарду,
достигнув значительного прогресса в этих направлениях. Между тем повстанцы из
Гилгита, отлично знакомые с условиями войны на высокогорье, прошли через
Гималаи, взяли Ле и подступили с севера к Каргилу. Однако на следующем этапе, с
мая по август 1948 года, фронт снова приобрел форму изгиба. Если индусы,
сосредоточив все силы, добились решительного наступления на район ГулябЭразе, то регулярная пакистанская армия вместе с мусульманскими повстанцами и
добровольцами из Гилгита взяли Скарду и оставили ее в глубоком тылу. Впервые
мусульмане смогли одержать победу не за счет пехотных частей, а за счет
грамотной артподготовки при штурме Скарду. После взятия этого города
высвободившиеся силы гилгитских партизан отправились на Ладакх.
Следующие события 1948 года в основном развивались в двух регионах –
Ладакхе и Пунче49. Военная операция в Ладакхе с 15 августа по 31 октября 1948
года была отмечена тем, что ее с полным правом можно отнести к войнам
современного типа. Там были задействованы все виды и рода войск, которыми
располагала Индия – от кавалерии до авиации, туда постоянно доставлялись
новейшие образцы оружия (легкие танки М3 «Стюарт» и М5, 3,7-дюймовые ружья
и др.), задействовались саперные подразделения из Мадраса. Благодаря широкому
49
Sen, M. G. L. P. Slender Was the Thread: Kashmir Confrontation 1947-48. New Delhi, 1969. P. 308.
29
использованию инженерных войск, на базе тропы для мулов было построено
настоящее шоссе в Зоджи Ла. Тем не менее, все, чего удалось добиться индусам,
сводилось к освобождению Ле в предгорьях Гималаев и укреплению рубежей
обороны Каргила50. В ближайший планах было осуществление марша на Скадру.
Именно девятый (по современной классификации) этап войны – с 1 по 26
ноября 1948 года принес Индии лидерство и стратегическую инициативу на всех
направлениях. Впервые с начала войны были повержены гилгитские партизанымятежники, которых удалось сбросить с гималайских перевалов. Стратегически
важным был и штурм перевала Зоджи Ла, с использованием танков, что было
прорывом для военного искусства конца сороковых годов.
Мудрый Джавахарлал Неру понял, что именно в этот момент, когда
стратегическая инициатива, позиционное и территориальное господство наконецто отошло к Индии, надо дать возможность вмешаться Организации Объединенных
Наций. Пакистан, стремясь использовать последний шанс, бросил все силы в
прорыв по направлению к дороге Ури-Пунч, что дало возможность осуществить
стратегический контроль над этим направлением. Перемирие, гарантированное
ООН, было объявлено 31 декабря 1948 года. Перемирие это регулировалось
резолюцией ООН от 13 августа 1948 года, в то время как полное ее вступление в
юридическую силу связано лишь с 5 января 1949 года. Анализ оригинального
текста
этой
резолюции
позволяет
говорить
о
том,
что
признавалось
территориальное status quo ante bellum51. Наиболее важная для политического
будущего Джамму и Кашмира часть 3 этой резолюции была не более чем
повторением отдельных положений многократно упоминаемого нами акта о
независимости 1947 года. Там говорилось, что будущее территории должно
решаться исключительно свободным волеизъявлением его граждан. Однако
небольшой перевес в сторону Индии все же создавался. Согласно части 2,
Пакистан был обязан отвести из зоны конфликта все свои подразделения: и
военные, и паравоенные, и связанные с ними разного рода партизанские. В то же
50
Sinha, Lt. Gen. S.K. Operation Rescue: Military Operations in Jammu & Kashmir 1947–49. New Delhi, 1977. P.
131.
51
https://www.mtholyoke.edu/acad/intrel/uncom1.htm. Режим доступа: открытый.
30
самое время Индии дозволялось поддерживать на этих территориях «минимальные
гарнизоны». Несмотря ни на что, в итоге Пакистан контролировал по грубым
оценкам две пятых Кашмира (Азад-Кашмир и Гилгит-Балтистан, около 85 793 кв.
км), включая пять из четырнадцати восьмитысячников. Индии же достались три
пятых Кашмира (индийские территории Джамму, Кашмирская долина, Ладакх,
около 101 387 кв. км), в которые входили наиболее плодородные и богатые земли.
Данные о пострадавших и погибших разнятся довольно сильно, но наиболее
взвешенные оценки говорят, что и в Индии, и в Пакистане было убито по 1 500
человек (по данным аналитической справки Конгресса США52). Индусов было
ранено 3 152, мусульман – 4 668. Таким образом, уже на этом этапе конфликта
имеет смысл говорить о приобретенном кровью и оружием территориальном
разделении Джамму и Кашмира.
2.2 Индо-Пакистанская война 1965 года
В противоположность войне 1947 года, обострение 1965 года возникло не из
открытого вторжения, а из многочисленных пограничных стычек. Не только штаты
Джамму и Кашмир были предметом пограничных территориальных споров между
враждующими державами. Так, к спорным территориям прилегала северная
оконечность индийского штата Гуджарат. Здесь находится большая болотистая
солончаковая пустыня Большой Качский Ранн. После раздела Индии (см. раздел
1.3.) территория также оказалась спорной, однако мусульманское движение здесь
было подавлено центральными властями Дели в 1956 году53. С начала января 1965
года здесь стали появляться пакистанские патрули, всю весну продолжались
обоюдные обстрелы постов. Обострение грозило интернализацией конфликта, в
лучшем случае – возобновлением внутреннего кровопролития. Именно это и
побудило премьер-министра Великобритании Гарольда Уилсона выступить в июне
1965 года с обрашением к Индии и Пакистану с требованием сесть за стол
переговоров и прекратить бессмысленную эскалацию насилия. Обе стороны вроде
52
53
http://lcweb2.loc.gov/cgi-bin/query/r?frd/cstdy:@field(DOCID+in0189). Режим доступа: открытый.
Brecher, M., Wilkenfeld, J. A study of crisis. Michigan , 1997. P.p. 171–172
31
бы приняли это обращение, и прекратили взаимные пограничные атаки. Однако
Пакистан вынашивал планы возврата этой территории себе. Президент Пакистана
генерал Аюб Хан считал, что Индия будет неспособна отразить молниеносное
нападение на небольшой район. С другой стороны, полагал он, вряд ли местное
население поддержит индийское центральное правительство: у Аюб Хана,
напротив,
имелись все сведения подозревать здесь недовольство. Стала
формироваться «пятая колонна», общий план действий против Индии получил
кодовое название «Операция Гибралтар». Однако многие агенты влияния
Пакистана были раскрыты населением Кашмира и переданы индийским силам54.
Военное разрешение конфликта, таким образом, осталось для обеих сторон
единственным приемлемым вариантом.
5 августа 1965 года пакистанские солдаты в количестве, по разным данным,
от 26 до 33 тысяч, переодетые мирными жителями Кашмира, перешли линию,
которую в 1970-х годах назовут «линией контроля». Индийским военным с самого
начала сопутствовал успех, и уже спустя 10 дней они отбросили интервентов.
Интересно, что расчет Аюб Хана на поддержку местных потерпел оглушительный
крах. Несмотря на это, к сентябрю Пакистану удалось овладеть территориями
Титваля, Ури и Пунча, а индусам – продвинуться на направлениях к перевалу
Хаджи-Пир, что в 8 километрах от границы Пакистанского Кашмира по
перемирию 1949 года. 15 августа 1965 года Индия нанесла удар по укреплениям
мятежников в Пакистане, в предместьях Музафаррабада. Пакистан стоял на грани
военной трагедии. Именно в этих условиях генерал Аюб Хан решил предпринять
операцию «Большой шлем».
План операции был незамысловатым – перерезать Акхнурский мост, лишив
второй по величине в данном регионе опорный пункт индусов – Джамму –
возможность автономно существовать и сражаться. Более подготовленные
тактически, вооруженные новыми танками и имевшие а активе фактор
внезапности, войска Пакистана 1-2 сентября одержали значительные победы. Но по
невыясненным до сих пор причинам, ночью 2 сентября отвечавший за операцию
54
Mankekar, D. R. Twenty two fateful days: Pakistan cut to size. Manaktalas, 1967. Рp. 62–63,
32
командир 12-й пакистанской дивизии генерал-майор Ахтар Хуссейн Малик был
смещен со своего поста. Выбор президента пал на командующего 7-й дивизией
генерал-майора Яхья Хана, переподчинение которому войск привело к задержке
наступления на сутки и утрате стратегической инициативы. 3 сентября
наступление возобновилось, но Индия, подтянувшая силы, сдержала его,
продолжая
концентрировать
контрнаступления. Спустя два
людей
и
средства
для
эффективного
дня Индия нанесла бомбовый авиаудар по
расположениям частей в Кашмире и Пенджабе, открыв, таким образом, второй
фронт. Это застало Пакистан врасплох: операция «Большой шлем» провалилась. 6
сентября Индия в ходе наступления оставила спорные территории в своем тылу и
пересекла линию Рэдклиффа, вторгшись на территорию Пакистана. Пакистан был
вынужден бросить наступление здесь и приступить к переброске войск в Пенджаб.
Попутно был предпринят отвлекающий и дезориентирующий рейд пакистанского
флота к Малабарскому
(западному) побережью Индии – операция «Дварка»
(«Сомнатх»). Хотя она и считается успешной для пакистанцев, все же, опираясь на
имеющиеся у нас данные, мы в данной работе можем характеризовать этот успех
не более чем как половинный. С одной стороны, по свидетельству ветерана
пакистанских ВВС, мусульманам удалось обстрелять город и даже вывести из
строя радар: стали более невозможными авианалеты на Карачи, первый по
численности населения город Пакистана, расположенный всего в 200 км от
Дварки55. Однако стратегическая цель – вывод в акваторию южной группировки
индийского флота вкупе с отвлечением части сухопутных сил, выполнена не была.
Тем временем Индия решила ударить по самому важному военному и
экономическому центру Пакистана, второму по численности населения городу
Лахор, предприняв серьезное наступление в Пенджабе. Это был триумф индийской
тактики. Пакистан располагал 220 танками М47 и М48 «Патон» и 44 танками М24
«Чаффи». У индусов всего было 135 танков «Шерман», «АМХ-13» и «Центурион».
Однако пакистанцы отправились навстречу наступлению на Лахор, не обеспечив
своих танкистов должной поддержкой пехотных соединений. Результат был
55
http://www.bharat-rakshak.com/IAF/History/1965War/Dwarka.html. Режим доступа: открытый.
33
предсказуем и не заставил себя ждать: Пакистан потерял 92 танка против 30 у
индусов. Это было настоящее избиение – индусские пехотинцы уничтожали
беззащитные танки всеми доступными средствами – от ПТУРов (противотанковых
управляемых ракет) до ручных гранат и «коктейля Молотова»56. Это столкновение,
вошедшее в военную историю мира как Сражение при Ассал-Уттаре, стало самым
крупным и кровопролитным танковым сражением той войны. Итак,
путь для
индусов на Лахор был открыт, война подошла к своему ключевому этапу, точное
количество погибших в котором не известно и по сей день. Удар по Лахору
развивался индийцами с трех
плацдармы
Амритсар-Лахор,
направлений примерно равной важности. Это
Халра-Берки-Лахор
и
Хем-Каран-Касур.
Подразделения пакистанцев наступили на те же самые грабли: не было достигнуто
полноценное взаимодействие пехотинцев и танкистов. Напротив, у индусов
взаимодействие бронетехники и пехотных подразделений оказалось на высоте.
Лахор устоял лишь ценой беспрецедентных потерь, за счет мужества и героизма,
проявленного пакистанцами. По сей день 6 сентября в Пакистане является Днем
обороны в память обо всех погибших под стенами Лахора. Особенностью Индопакистанской войны 1965 года как части индо-пакистанского конфликта является
задействование новых видов войск – морской пехоты и воздушного десанта.
Окончание Лахорского сражения ознаменовало собой начало переговоров о
перемирии,
стартовавших
23
сентября.
Опыт
удачного
международного
вмешательства здесь продемонстрировал СССР. Именно по инициативе советской
стороны финальный раунд переговоров прошел в Ташкенте, столице тогдашней
Узбекской ССР. СССР был представлен на очень высоком уровне: модератором
переговоров выступил председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин
(1904-1980). Индию представлял премьер-министр Лал Бахадур Шастри, Пакистан
– Мухаммад Аюб Хан. Под давлением ООН, СССР и США, стороны были
вынуждены сесть за стол конструктивного диалога. 4 января 1966 года в Ташкенте
начался последний раунд обсуждения. Речь с самого начала велась только об одной
Стародымов Н.С. Боевая карьера М47: индо-пакистанский конфликт 1965 года // Техника и вооружение,
№ 7 (2000), сс. 47-50.
56
34
цели – довоенном status quo, прекращении огня и начале мирного сотрудничества.
По оценкам историков международных отношений, конференция прошла успешно.
По ее итогам была принята Ташкентская декларация, обозначившая собой
окончание этого этапа противостояния. Официальный сайт миротворческой
деятельности ООН позволяет современным исследователем знакомиться с ее
аутентичным текстом57. Она включала в себя четыре основных положения. Вопервых, индийская и пакистанская армия должны были отойти на места своего
довоенного базирования не позднее 25 февраля 1966 года. Во-вторых, индусы и
пакистанцы дали обязательство не вмешиваться более во внутренние дела друг
друга. В-третьих, в полном объеме возрождались дипломатические и торговые
отношения, все экономические связи. Наконец, оба лидера обязались работать
впредь вместе на благосостояние своих народов. Интересно, что уникальная по
своей взаимной выгоде декларация вызвала самые противоречивые оценки внутри
обществ подписавших ее стран. Так, индусы сразу поспешили ее раскритиковать за
очевидный просчет: ничего не было сказано в декларации о партизанской войне в
Джамму и Кашмире, т.е. связанными условиями соглашения считали себя
исключительно
комбатанты,
и
как
следствие
–
только
официальные,
подконтрольные столицам индийские и пакистанские вооруженные силы. А, как
читатель мог заметить, важнейшую роль в конфликте на всех его этапах играли
паравоенные партизанские формирования, которые не попали в правовое поле
декларации. Обструкции подверг и Пакистан своего президента за то, что тот не
смог отстоять завоеваний своих солдат. В Карачи и Исламабаде даже прошли
связанные с этим студенческие волнения, которые пришлось подавлять силой58.
Окончание конференции было омрачено трагедией – в Ташкенте от инфаркта умер
премьер-министр Индии Лал Бахадур Шастри. Само собой, в обстановке, когда
градус напряженности зашкаливал, это не могло не породить огромного множества
конспирологических теорий, усматривавших здесь «пакистанский след» или реже -
57
58
http://peacemaker.un.org/india-pakistan-tashkent-declaration66. Режим доступа: открытый.
Schoefild V. Kashmir in Conflict: India, Pakistan and the Unending War. London, 2003. P. 112.
35
«руку Москвы». Пожалуй, теория о том, что переговоры сорвали процесс великой
освободительной войны, оказалась весьма живучей именно в Пакистане.
Страны, как это бывало не раз, не спешили с четким выполнением взятых на
себя обязательств. Вместо этого, они принялись обвинять друг друга в провокациях
и приграничных инцидентах. Индусы насчитали таковых за первый месяц 585, а
пакистанцы – 460. 25 декабря вспыхнула небольшая стычка из-за деревеньки
Фазилка, когда Индия обвинила своих визави, что те «под шумок» Ташкентской
конференции «забыли» там свой гарнизон. Еще два инцидента в 1966-1967 году
были связаны со сбитыми самолетами, предположительно – шпионами. Одним
словом, хотя военных столкновений, подобных Лахорской битве или сражению
при Ассал-Уттаре больше не наблюдалось, напряженность оставалась весьма и
весьма сильной. Как показала история, это привело регион к новому военному
конфликту. Однако уже с Ташкентских переговоров в отношениях Индии и
Пакистана усилился тренд, который начался в середине 1950-х годов и которому
было суждено сыграть весьма и весьма важную роль в последовавшей истории
конфликта. Пакистан продолжал укреплять дружбу с США, а Индия – с СССР59.
Любопытно, что Индия сделала это в ущерб своей репутации извечного лидера т.н.
«движения неприсоединения», еще раз показав, насколько это движение было
далеко от идеалов подлинной нейтральности. Кроме того, именно последствия той
войны привели к набиравшей обороты гонке вооружения в двух странах.
Глава 3. Второй этап индо-пакистанского конфликта – война 1971 года.
Индо-пакистанский конфликт и основание государства Бангладеш.
Причины нового витка конфликта, как, наверное, и всех остальных, следует
искать в последствиях для отношений двух стран пресловутого Акта о
независимости 1947 года. Создавая государство Пакистан, этот акт включил в него
две,
разделенные географически индийской территорией части - Западный
Пакистан и восточный Пакистан (изначально Восточная Бенгалия). Как в
59
India and the United States estranged democracies, 1941–1991. N.Y., 2000. P. 36.
36
большинстве подобных ситуаций, властям молодого пакистанского государства не
удалось избежать диспропорции в политическом и экономическом развитии двух
частей. Тем более, фактически все органы управления и контроля были
сосредоточены на Западе, что не могло не стать причиной множества
несправедливостей.
Даже
оставляя
за
скобками
данной
работы
этнолингвистические и культурные различия, стоит привести лишь некоторые
статистические данные, которыми оперируют современные исследователи.
Сохранились отчеты о расходах государства на Восточный и Западный Пакистан.
За период с 1955 по 1970 год включительно на Западный Пакистан было
изасходовано 113 340 млн пакистанских рупий, а на Восточный - 45 930, т.е. если,
к примеру, на еду одному ребенку в Карачи государство выделяло 10 рупий, то в
Дакке или Силкхете – 4 рупии. Если взять то же сравнение по пятилетним
периодам, то в 1955-1960 годах Восточный Пакистан не получил и трети того, что
получил Западный60. Это, напомним, при фактически равной территории и
преобладании в населении на стороне Восточного Пакистана. Само собой, такое
положение дел не могло не привести страну к революции.
Общество, готовое к отделению от Пакистана еще со времен активности
Движения за статус бенгальского языка в начале 1950-х ждало лишь триггера.
Таковым выступил циклон Бхали, дожди и ураганы которого унесли в 1970 году
более полумиллиона жителей будущего Бангладеша. Поскольку Западный
Пакистан стихия затронула не в такой мере, реакция центральных властей была
скорее формальной, а даже и те меры, что были приняты, были осуществлены
грубо, без адресной помощи и не оказали никакого содействия в восстановлении
страны после страшной трагедии. Недовольство жителей вывело на политическую
арену Авами Лиг – массовую политическую партию, лидером которой был Шейх
Маджибур Рахман. Президент Пакистана Яхья Хан, известный еще со времен
Первой Кашмирской войны (см. раздел 2.1.) неоднократно сажал его в тюрьму, а
потом пытался уговорить его успокоить пакистанский народ. Само собой, Рахман
не мог бы этого сделать, даже если бы очень захотел. Тогда Яхья Хан решил
60
Reports of the Advisory Panels for the Fourth Five Year Plan 1970–75, Vol. I.
37
предпринять меры вооруженного воздействия – «закрутить гайки». 26 марта 1971
года
началась
широкомасштабная
военная
операция
«Прожектор»
по
установлению контроля над восточным Пакистаном, Рахман же был снова брошен
в тюрьму61. Так началась самая кровавая страница в истории Бангладеш – геноцид
бенгальцев. В Дакке было истреблено без всяких стратегических целей, в
интересах убийства ради убийства и запугивания населения – 200-300 тысяч
человек, а во всем Восточном Пакистане – до 3 миллионов (ряд экспертов, правда,
считает эту цифру завышенной на порядок). Главными целями нападения была
интеллигенция, в которой видели оплот оппозиции, и беженцы, стремившиеся
скрыться в Индии. Так, страна нашего исследования оказалась втянута в конфликт.
Накануне своего ареста Шейх Маджибур Рахман формально провозгласил
независимость Бангладеш и призвал каждого драться до тех пор, пока последний
солдат Пакистана не покинет территорию Бангладеш. Лидеры партии «Авами Лиг»
образовали «правительство в изгнании» в индийском городе Калькутта. Вновь
образованное правительство формально принесло присягу в городе Мужиб Нагар
округа Кустия Восточного Пакистана 14 апреля 1971 года, первым премьерминистром стал Таджуддин Ахмад. Таким образом, именно Индия стал первой
страной, которая поддержала независимость Бангладеш. 27 марта 1971 года
премьер-министр Индии Индира Ганди провозгласила полную поддержку
независимости Бангладеш. Индия очень быстро поняла, что пресечь геноцид
удастся, только нанеся прямой удар по Западному Пакистану, но никак не
предоставляя убежища миллионам беженцев. Так начало готовиться военное
наступление. Важным элементом этой акции должны были стать партизаны Мукти
бахини – добровольцы освободительного движения, вербовавшиеся в лагерях
беженцев в Восточной Индии. Попутно националистические движения оживились
и в Западном Пакистане. Они шли под лозунгом: «Сокруши Индию!». Формально,
легитимное основание у них было, как нам кажется, даже сильнее, чем у их
индийских визави: Ташкентская декларация провозгласила невмешательство двух
61
Siddiq S. Witness to Surrender. Oxford, 1978. Р.56.
38
сторон во внутренние дела друг друга, а признание Бангладеш как раз и было
нарушением этого принципа.
В ноябре 1971 года всем уже было понятно, что грядет война. Ждали лишь
зимы, чтобы погода высушила землю и снег закрыл перевалы Гималаев (ожидалась
интервенция со стороны Китая). К 23 ноября Пакистан под руководством Яхья
Хана был приведен в состояние полной боевой готовности, а в части было
сообщено время «Ч».
В воскресенье 3 декабря 1971 года около 17.45 по местному времени
пакистанские ВВС нанесли первый удар по Индии. Были подвергнуты
бомбардировке объекты на удалении до 200-480 км от границы. Первым делом,
индусы замаскировали мавзолей Тадж Махал, чтобы он не стал ориентиром для
налетов вражеских бомбардировщиков62. Это нападение, известное, как операция
«Чингисхан» и начало новую станицу в истории индо-пакистанского конфликта.
В этой войне совершенно новая роль была уготована флотам двух
государств. Использовались линкоры, миноносцы, подводные лодки. Пакистан
блокировал Бомбейский залив, однако в итоге был вынужден расстаться с более
чем третью своей совокупной морской мощи, по мнению местного ученого Тарика
Али63. Применительно к воздушным баталиями мы также имеем смысл говорить о
безоговорочной победе индицев. Она была достигнута, несмотря на то, что на
вооружении ВВС Пакистана стояли более совершенные самолеты западного
производства – Б-57 и С-130, нежели самолеты «Канберра» и Ан-12, которыми
располагала Индия. Большую роль в такой победе в воздухе сыграл значительно
более существенный успех Индии в бомбардировке аэродромов: так в Исламабаде
именно таким образом была уничтожена америкнско-канадская миссия. Если
говорить о сухопутных эпизодах той войны, то они в основном сводились к
спорадическим малозначительным приграничным вылазам пакистанцев, которые
всегда достойно отражались стражами индо-пакистанской границы. В последние
дни войны индийцам в результате смелого рейда удалось захватить у Пакистана
62
63
Bangladesh: Out of War, a Nation Is Born // Time Magazine, 20 December 1971. Р. 11.
Tariq A. Can Pakistan Survive? The Death of a State. London, 1983. P. 94.
39
территорию в 14 тысяч кв. км. в Кашмире, Пенджабе и Синдхе. На восточном
фронте всерьез заявили о себе уже упомянутые нами добровольческие части Мукти
бахини. На западном фронте и вовсе доходило до курьезного. В сражении при
Лонгевале 5—6 декабря одна-единственная рота 23-го батальона Пенджабского
полка успешно сдержала наступление усиленной 51-й пехотной бригады
Пакистана; значительную роль в этом сражении сыграла индийская истребительнобомбардировочная
авиация,
уничтожившая
большое
количество
техники
противника на подступах к Лонгевале. Пожалуй, Третья индо-пакистанская война
может служить едва ли не единственным в мировой истории эпизодом, когда
обороняющаяся сторона через неделю после начала войны применяла на чужой
территории элементы тактики блицкрига – молниеносной войны. Любопытным
эпизодом
войны
стала
капитуляция
генерал-лейтенанта
Ниязи,
военного
коменданта Восточного Пакистана, подчиненные которого сразу после подписания
сдачи в плен стали выкрикивать антипакистанские лозунги.
Весьма интересно будет проанализирвать и международную подоплеку
данного этапа противостояния. СССР с первых дней нового кризиса выразил
полную готовность поддерживать Бангладеш, т.к. видел в рождении нового
государства возможность для ослабления своих геополитических оппонентов в
регионе – США и Китая. Индия вступала в войну, ободренная заверениями СССР в
том, что, в случае первых попыток США и Китая интернационализировать
конфликт, СССР вмешается сразу же и окажет Индии все необходимое содействие.
В августе 1971 года был заключен индийско-советский договор о дружбе и
сотрудничестве, с наибольшей ясностью обозначивший отход Индии от позиций
Движения неприсоединения64. Cовременные политологи считают, что этот договор
был своего рода необходимой прелюдией к индийско-бангладешскому договору
следующего года. Американская же администрация в лице Ричарда Никсона и
Генри Киссинджера активно и всемерно поддерживала Пакистан, т.к. очень
боялась интервенции СССР в этот регион Азии. США не ограничивалась
дипломатической и гуманитарной поддержкой. В анналах внешнеполитических
64
Hanhimaki, J. M. The Flawed Architect: Henry Kissinger and American Foreign Policy, Oxford 2004. P. 211.
40
архивов США хранятся документы, свидетельствующие о том, что Ричард Никсон
требовал от Иордании отправить на помощь пакистанским ВВС все свои
реактивные самолеты – Ф-86, Ф-104 и Ф-565. Великобритания в район боевых
действий корабль «Орел». В ответ на это, по сведениям М-6, из Владивостока через
Японское море отправились к западному берегу Индии несколько субмарин с
ядерными боеголовками. Зато, к примеру, Китай, давний сторонник Пакистана, а с
1962 года – военный враг Индии, весьма и весьма прохладно отнесся к
предложению Никсона о мобилизации. Все, чем КНР смогла помочь Пакистану –
наложить вето на вступление Бангладеш в ООН. Тем не менее, мы не видим
причин говорить о том, что конфликт был в полной мере интернационализирован.
17 декабря 1971 года Индия объявила о прекращении огня. Это означало
прекращение войны, т.к. Пакистан уже совершенно не мог сопротивляться.
Пожалуй, именно эта война имела идущие наиболее далеко последствия для всех
трех сторон конфликта, включая Бангладеш. Во-первых, она четко обозначила
лидерство Индии в регионе, т.к. война нанесла по Пакистану настолько
сокрушительный удар, что он остался далеко позади в социально-экономическом
плане. Между тем Индия отказалась от господства над Бангладеш, которое могло
быть значительным соблазном. Этот отказ, уважение к свободе молодого
государства был продемонстрирован на самом высоком уровне, в речи Индиры
Ганди, заявившей следующее: «Дакка теперь – свободная столица свободного
государства. Мы приветствуем народ Бангладеша в минуты его триумфа 66». Для
Пакистана же эта война ознаменовала полное поражение и стала символом
регресса в противостоянии с извечным врагом. 90 тысяч военнопленных томились
в индийских лагерях для интернированных. В стране катастрофически упало
доверие к власти, долгие годы убеждавшей в неизбежности крушения Индии. На
этом фоне люди перестали доверять и теории двух наций (см. Главу 1), не
удержавшей Бангладеш в лоне ислама. Деморализованный и напуганный, Яхья Хан
оставил пост президента. На этот пост 20 декабря 1971 года вступил Зульфикар
65
66
Burne, L. H. Chronological History of U.S. Foreign Relations: 1932–1988. Routledge, 2003. Р. 345.
India: Easy Victory, Uneasy Peace //Time Magazine, 27 December 1971
41
Али Бхутто, совмещавший эту должность с постом министра обороны. 16 декабря
1971 году миру был явлен обновленный маленький Пакистан, потерявший свои
восточные территории навсегда.
Бангладеш же стал независимым государством, четвертым по величине в
мусульманском мире, во главе с всенародным лидером президентом Муджибуром
Рахманом. Итогом этой воны в плане международно-правового урегулирования
стало Симлское соглашение от 2 июля 1972 года. Текст этого соглашения67 должен
быть проанализирован нами особенно внимательно, т.к. оно оказало значительное
влияние на дальнейшее развитие индо-пакистанского конфликта. Соглашение
закрепляло границы Джамму и Кашмира линией перемирия 1949 года. Отныне она
объявлялась «линией контроля», что, однако, не оказало большого влияния на
статус этих территорий как спорных. Серьезным внутренним противоречием
декларации является отказ от признания Линии контроля равной по международноправовому статусу государственной границе. В соглашении также не упоминается
от статусе военнопленных. Индия потом передаст их в рамках жеста доброй воли,
равно как и дарует амнистию и прощение 192 из них, обвиненных в преступлениях
против мирного населения Бангладеша. Этот процесс будет позже завершен
Делийским трехстороннем соглашении об интернировании и гражданском
урегулировании68. Спустя три года Зульфикар Бхутто публично извинится перед
населением Восточного Пакистана (Бангладеша) за военные преступления,
которые признает безоговорочно.
Глава 4. Современный этап конфликта: 80-е годы XX века – 2012 г.
В данной главе мы, руководствуясь целью построения полноценного
исследования проблем, имеющих непосредственную связь с современностью,
отступим от хронологического подхода в качестве основного, а будем исследовать
отдельные проблемные аспекты современного состояния кризиса.
67
68
http://www.kashmir-information.com/LegalDocs/SimlaAgreement.html. Режим доступа: открытый.
Singh S. India's Wars Since Independence. Delhi, 2009. Pp. 538.
42
4.1. Конфликт из-за ледника Сиачен.
Пожалуй, ни один эпизод этого бесконечного противостояния не показывает
с такой ясностью политизированность и зачастую бессмысленность вражды Индии
и Пакистана, как длящийся по сей день конфликт из-за ледника Сиачен.
Противоборство там началось 13 апреля 1984 года. С тех пор на этом леднике на
высоте свыше 6 000 метров оба государства держат свои гарнизоны. Что собой
представляет эта война, лучше всего может продемонстрировать статистика
безвозвратных потерь обоих армий. Один из двадцати безвозвратно ушедших
погибает от вражеской пули, 19 – умирают от непосильных условий службы,
обморожений или кончают жизнь самоубийством.
После того, как Китай приобрел у Пакистана долину Шаксгам в 1963 году,
Пакистан стал заявлять свои претензии на значительную часть территорий
западных предгорий горы-убийцы Чогори (К2) – самой труднодоступной вершины
на Земле. Ряд экспедиций на нее со стороны Пакистана, Китая и Индии получили
название орополитических, т.е. использующих особенности высокогорья для
достижения политических целей. При поддержке США еще в 50-60-е годы здесь
были проведены демаркационные работы для определения принадлежности
перевала Каракорум. Их результатом явилось вполне предсказуемое с учетом
позиции США в данном конфликте: отнесение 5 тыс. кв. км. данной территории к
Пакистану. Япония, будучи геополитическим союзником США, при поддержке
Пакистана отправила ряд экспедиций для обоснования претензий мусульманского
государства на районы вершин Терам Кангри и Терам Кангри II. Индия
последовательно оспаривала такие претензии, снаряжая собственные экспедиции и
делая их результаты достоянием общественности69.
Прологом к переходу конфликта в стадию обострения служила операция
индийских вооруженных сил «Мегхдоот», в ходе которой на ледник забрасывались
не спортсмены, а военные, три роты, суммарной численностью около 300 человек.
Операция стартовала 13 апреля 1984 года, ее целью было стратегическое овладение
указанным районом, с целью создания на его базе плацдарма индийского
69
The Coldest War // Outside magazine, 02.2003.
43
господства в регионе. В ходе операции были широко задействованы ВВС:
самолеты Ил-76, Ан-12 и Ан-32, вертолеты Ми-17, Ми-8 и «Читак». В ходе
подготовительной фазы был осуществлен захват Индией всех прилегающих
перевалов (Сиа Ла, Гьон Ла, Билафонд Ла) и близлежащих тоннелей. Операция,
беспрецедентная по сложности, была завершена индийцами блестяще. Все, что
оставалось Пакистану – отправить около 300 солдат защищать отроги Салтори, к
западу от территорий, присоединенных к Индии. По воспоминаниям бывшего
президента Пакистана Первеза Мушараффа, индийцы отобрали 2 600 кв.км.
территории70, по свидетельствам аналитиков журнала “Time71” – 2 300 кв. км.
Впрочем, чего было больше в этой операции – политики или идеологии – остается
спорным до сих пор.
Пакистан не собирался мириться с таким изменением его границ. В 1987 году
будущий президент Мушарафф в чине бригадного генерала организовывал первую
экспедицию с целью возвращения отторгнутых территорий. Если эта экспедиция
предсказуемо окончилась провалом, то в конце того же года Пакистан и вовсе
познал позор в политической борьбе за данный регион. Один из немногих важных
постов («Квад»), бывших под его контролем, был захвачен в одиночку
национальным героем Индии Банной Сингхом. Этот смельчак поднялся на
ледорубах по отвесной скале высотой 460 метров и захватил этот пост, который и
по сей день носит его имя и является самым высокогорным оборонительным
сооружением мира (6749 метров над уровнем моря). После этого инцидента глава
Пакистана Беназир Бхутто публично заявила военному коменданту этих
территорий, что рекомендует ему носить паранжу. Безуспешной оказалась и вторая
экспедиция, в 1989 году. Таким образом, высокогорная война осталась за Индией.
В девяностые годы попытки вернуть status quo стали предприниматься Пакистаном
едва ли не каждый год, несмотря на риск и огромную стоимость каждой из них.
Самые известные были проведены в 1990, 1995, 1996, 1999 годах. Экспедиция в
Синчан 1995 года была самым страшным провалом для Вооруженных сил
70
71
Musharraf P. In the Line of Fire: A Memoir. London, 2006. P. 68-69.
The Himalayas War at the Top Of the World // Time, 31.07.1989. Pp. 14-16.
44
Пакистана:
без
всяких
территориальных
приобретений
погибло
43
военнослужащих, зато в 1996 году был сбит индийский Ми-17.
С 2003 года на Синчане действует соглашение о прекращении огня. С этого
момента от нечеловеческих условий службы там погибло от 3 до 5 тысяч солдат по
разным оценкам. На поддержание гарнизонов на леднике в постоянной боевой
готовности Индия отдала уже 200 миллионов долларов, а Пакистан 300 миллионов.
К этой территории не раз было привлечено внимание лидеров государств.
Так, Беназир Бхутто ездила сюда довольно часто, а в 2005 году сюда приехал и
представитель Индии – премьер-министр Сингх. В 2007 году здесь побывал и
президент Индии Абдул Калам. Главнокомандующий вооруженными силами
Индии Капур привез сюда в 2008 году начальника генерального штаба США
генерала Джорджа Кейзи. В 2007 году независимая международная комиссия
пришла к выводу, что из 70 километров протяженности ледника, Пакистан едва
контролирует 24 километра72. Причем именно с пакистанскими солдатами связан
последний шокирующий по своей трагичности эпизод. 7 апреля 2012 года ранним
утром сход лавины на леднике унес жизни 129 пакистанских солдат (полный состав
штаба 6 Северного пехотного батальона) и 11 мирных жителей - гражданских
служащих военной базы. Погодные условия не позволили ничего сделать для
помощи погребенным заживо под лавиной.
Таким
образом,
что
касается
гималайского
аспекта
двустороннего
противостояния, то по состоянию на сегодняшний день первенство здесь
безоговорочно принадлежит Индии.
4.2. Учения «Брэсстэкс»: игра с огнем.
После победы в войне 1971 года индийская армия получила возможность
перейти
к
модернизации, чтобы и
дальше отвечать запросам
времени.
«Двигателем» данной модернизации, ее ключевым деятелем, стал Кришнавама
Сундарьи, генерал, командир подразделений пехоты в последнюю войну. В 1986
году он получил разрешение от Раджива Ганди на проведение широкомасштабных
72
India opens Siachen to trekkers //Times of India, 13.09. 2007. Р. 56.
45
учений для проверки новых образцов техники, авиации и средств связи. Эта
операция стала самой крупномасштабной учебной операцией для всех стран мира,
включая НАТО. Неслучайно местом проведения такого рода учений был избран
Раджастхан, провинция, прилегающая к Пакистану, в 100 километрах от
неспокойной границы. Главнокомандующий индийской армией открыто заявил,
что мобилизуется «вся Индия». Это не могло не вызвать небезосновательных
опасений в самых широких кругах пакистанской общественности. Впоследствии,
один из военных лидеров Индии, генерал-лейтенант Хун признал, что это были не
столько учения, сколько своего рода военные сборы перед четвертой войной с
Пакистаном.
На такую широкую мобилизацию Пакистан должен был ответить тем же. Это
не заставило себя ждать: уже скоро Пакистан стянул свои сухопутные войска «для
проведения учений» возле границ индийского Пенджаба. Корабли ВМФ
исламского государства стали появляться в южной части Аравийского моря,
демонстрируя морскую мощь державы. В середине января 1987 года обстановка
накалилась до предела, фактически обе армии были сосредоточены вдоль границ и
готовились напасть друг на друга. В одну из январских ночей 1987 года без
предупреждения посол Индии в Пакистане Сингх был вызван в Министерство
иностранных дел. Там его весьма жестко принял министр Нуррани, только что
вернувшийся с совещания у президента Уль-Хака. Нуррани заявил, что в случае
любых действий со стороны Индии, которые могут быть расценены как угроза
территориальному суверенитету Пакистана, Пакистан примет самые жесткие
меры73. Сингх спросил министра, означает ли это возможность нанесения ядерного
удара по Индии. Министр ответил, “it might be so74…”. Особый интерес ситуация
имела в связи с дискуссионным ядерным статусом Пакистана. Если у Индии уже
была ядерная бомба, или, по крайней мере, ее прототип – «Улыбающийся Будда»,
то на тему того, располагал ли подобным смертоносным оружием Пакистан,
оставалось только гадать по такого рода заявлениям. Очень скоро косвенно факт
73
74
Operation Brasstacks. The making of India's foreign policy. New Delhi, 2003. P. 272.
Возможно, так и будет (англ.)
46
наличия такового подтверил и президент Пакистана, заявив, что, если индийцы
пересекут границу Пакистана хоть на один дюйм, Пакистан тут же уничтожит все
их города. На борт стратегических бомбардировщиков Пакистана, по заверениям
местных военных специалистов, были подняты небольшие ядерные заряды для
превентивного удара. Мир стоял на пороге ядерной войны; в историю эти события
войдут как Ядерная угроза 1987 года.
Разрядка наступила спустя полтора месяца в начале марта того же года.
Индия и Пакистан договорились о выводе с территории Кашмира суммарно около
150 000 военнослужащих. Однако Индия внезапно отложила на неделю начало
последнего этапа переговоров для необычного дипломатического шага. Индусы
предложили лидерам Пакистана вместе понаблюдать за выводом войск. Этому
предществовал матч по крикету между сборными двух команд, на который в
Индию был приглашен в том числе и пакистанский президент Зия. По слухам,
именно здесь он напрямую пригрозил Индии ядерным ударом. Впрочем, потом,
когда разрядка наступила, и Зия, и Раджив Ганди, отказались подтвердить факт
беседы в таком тоне. Хотя, в пакистанской политологической традиции этот
момент навсегда останется попыткой со стороны Индии развязать Четвертую
Индо-пакистанскую войну, что, возможно, отчасти и не лишено оснований.
4.3. Каргильская война
Каргильскую войну с предыдущими событиями разделяет важное изменение
в международном положении. На рубеже восьмидесятых-девяностых годов пал
социалистический лагерь, система СЭВ и ОВД, а следовательно – система
международного взаимодействия, завязанная на СССР. Индия лишилась «большого
друга», поскольку правопреемница СССР – Российская Федерация в 1990-е годы
могла решать лишь свои внутренние проблемы, в том числе и территориальные. Ни
о какой поддержке в Индии речи не могло и быть. Напротив, Пакистан, своим
активнейшим участием в Афганской войне75, несомненно, помог в крушении
СССР, чем и заслужил доверие со стороны США. Таким образом, для Индии
75
Ляховский А., Забродин А. Тайны Афганской войны. М., 2009, с. 145.
47
внешнеполитическая конъюнктура серьезно осложнилась. В 1990-е годы вплоть до
самого конца индо-пакистанский конфликт выражался в основном в мелких
пограничных стычках, иногда – в вылазках боевиков, кашмирских сепаратистов,
поддерживаемых Исламабадом. Вторым фактором беспокойства и дестабилизации
было наличие у обоих стран ядерного оружия, испытания которого с большим
международным резонансом были проведены в 1998 году (первые свои испытания
Индия провела еще в 1974 г.). Чтобы снять напряженность, обеспокоившую все
международное сообщество, 21 февраля 1999 года была провозглашена Лахорская
декларация, двустороннее соглашение Индии и Пакистана о неиспользовании
ядерных зарядов и дальнейшем стремлении к вооружению. Безусловно, во многом
этот документ остался на бумаге, однако, он засвидетельствовал благие намерения
Наваза Шарифа и Атала Ваджпаи. Тем не менее, наличие такой декларации вовсе
не мешало Пакистану тренировать у себя на территории моджахедов с целью
последующей
заброски
на
территорию
Кашмира.
Совокупность
этих
противоречащих нормам международного права действий получила кодовое
название «Операция «Бадр». Ее конечной целью было овладение Пакистаном
контролем над стратегически важным сообщением Лахор-Кашмир, и, как
следствие, усиление давления на Индию с целью вывода ее войск с ледника Сиачен
(см. раздел 4.1). Генерал-лейтенант пакистанской армии Шахид Азиз подтвердил
факты таких приготовлений, но отверг идею о том, что в конфликте готовилось
участие моджахедов. Он настаивает на том, что там были исключительно
регулярные военные подразделения Пакистана76. Муссируется версия о том, что
главнокомандующий армией Пакистана Первез Мушарафф занимался всеми
приготовлениями помимо воли и без ведома Наваза Шарифа. Как нам кажется, эта
версия неправдоподобна, т.к. подтверждается только мемуарами самого Шарифа.
3 мая 1999 года пакистанские военнослужащие вторгаются на территорию
Каргила, спустя два дня туда направляется конвой вооруженных сил Индии. С мая
по июнь идут столкновения между индийцами и мусульманами. Индийцы снова
оказываются более успешными. 15 июня Билл Клинтон в телефонном разговоре
76
http://www.tribuneindia.com/2013/20130128/world.htm#6. Режим доступа: открытый.
48
советует Навазу Шарифу приступить к выводу войск из Каргила. Пока
пакистанские лидеры думали над предложением Клитона, индийцы весьма
успешно зачистили Кашмир и Каргил. С 5 по 11 июля пакистанская сторона
требовала переговоров, даже объявила о том, что начинает вывод войск из
Кашмира. Однако наученная горьким опытом Индия не торопилась отправляться за
стол переговоров, а решила выполнить поставленную руководством страны
стратегическую задачу. Лишь 14 июня, когда индийская армия начала брать
высоты в Баталике, Дели посчитал себя удовлетворенным. Было объявлено о
начале переговоров и перемирии. В свою очередь, Исламабад дискредитировал
себя не только перед лицом мирового сообщества и собственным народом, но и
перед теми, с кем пытался заигрывать фактически весь период своего участия в
индо-пакистанском конфликте. Его решение о выводе войск было осуждено
Международным
советом
джихада
–
организационным
центром
сети
террористических организаций, сражающихся в Джамму и Кашмире. По мнению
лидера этой организации, Саида Салахеддина (Мохаммеда Юсуф Шаха),
нормализация отношений Индии и Пакистана тогда пошла во вред интересам
Джамму и Кашмира77.
Последние боевые действия со стороны Индии велись 26 июля, когда был
восстановлен ее контроль над всей территорией к юго-востоку от Линии контроля
согласно Симлскому соглашению 1972 года. Этот день празднуется теперь как
День
Каргильской
победы.
Эта
война
обогатила
историю
конфликта
широкомасштабными использованием приемов информационного противостояния,
когда даже внутри одного государства – Пакистана – разные каналы и интернетресурсы освещали одни и те же события по-разному. Позже государство стало
оказывать давление на Пакистанские масс-медиа, что привело к массовому
недовольству и обвинениям в посягательствах на свободу прессы.
4.4. В третьем тысячелетии: современные эпизоды индо-пакистанского
противостояния
77
Normalization of Indo-Pak ties hurts Kashmir cause: Salahuddin // Arab news. 8.6.2012.
49
4.4.1. Военная тревога 2001-2002 годов: несостоявшаяся война.
Многие политологи обратили вимание на то, насколько заметным стало
потепление в отношениях между Индией и Пакистаном после победы первой в
Каргильской
войне.
Стали
возобновляться
экономические,
культурные,
человеческие связи. Однако все это оказалось кому-то совершенно невыгодно. 13
декабря 2001 года пятеро вооруженных мужчин совершили нападение на
индийский парламент и убили семерых служащих. Мы считаем, что, как минимум,
реальны три версии. Во-первых, это могли быть сепаратисты, связанные с
Международным советом Джихада (см. раздел 4.3.). Во-вторых, эта акция могла
быть организована и индийскими спецслужбами с целью оправдания дальнейшего
военного решения Кашмирского вопроса. В-третьих, это вполне могло быть и
стихийное нападение неполитической группы, возможно – неизвестных ранее
экстремистов. Однако, как бы то ни было, официальный Дели с первых дней после
трагедии поспешил обвинить во всем Исламабад78. Так, министр внутренних дел
Адвани на второй день заявил, что располагает конкретными сведениями
относительно роли в этом теракте соседнего государства. Масла в огонь подлил и
официальный отказ Пакистана заморозить счета и прекратить любую финансовую
активность двух террористических организаций на своей территории по запросу
компетентных органов Индии. Вместо этого, радикализовавшийся Пакистан стал
мобилизовывать свои войска. Генерал-майор Пакистана Рашид Куреши тут же
заявил о том, что все произошедшее – спектакль, разыгранный индийскими
спецслужбами для подавления движения за свободу в штате Кашмир79. В декабре
2001 года, несмотря на неоднократные устные и письменные обращения США и
ООН, Индия объявила величайшую мобилизацию со времен Третьей индопакистанской войны 1971 года, стянув фактически все свои войска в Кашмир и
Пенджаб.
Маневры
осуществлялись
под
кодовым
названием
«Операция
«Паракрам».
78
79
Parliament attack: Why didn't the bomb explode? Afzal Guru wonders // The Indian Express, 9.02.2013.
Pakistan forces put on high alert: Storming of parliament // Dawn, 15.12.2001.
50
В декабре 2001-январе 2002 года конфронтация привела к небывалой
концентрации войск вдоль границ. Индия выставила 500 тыс. человек, Пакистан
поставил под ружье 300 тысяч. На приграничные плацдармы стали стягиваться
баллистические ракеты. Именно к последним дням 2001 года относятся сообщения
об артиллерийских перестрелках и обычных для нашего сюжета пограничных
провокациях.
С
двойственным
заявлением,
мало
поспособствовавшим
урегулированию конфликта, обратился к телезрителям генерал Первез Мушарафф.
С одной стороны, он подчеркнул, что Пакистан боролся и всегда будет бороться с
экстремистами и террористами на всей своей территории. Но следующей фразой он
заявил, что Кашмир будет пакистанским80, что только Пакистан имеет на него
политические права.
Любопытно, что последний виток эскалации конфликта был спровоцирован
фактически таким же трагическим происшествием, что и его начало. 14 мая трое
вооруженных боевиков напали на военный городок поблизости от Джамму,
расстреляли 34 человека и ранили 47, большей частью – жен и детей индийских
солдат. Это событие вошло в историю как бойня в Калучаке. Не называя имен,
официальные лица Индии снова обвинили Пакистан. Спустя четыре дня был
выслан посол Пакистана в Индии, а уже 22 мая премьер-министр Индии велел всем
солдатам своей страны приготовиться к решающему сражению81. 24 мая Пакистан
провел прямо на границе серию из семи военных испытаний разных типов
вооружений, а в конце мая пакистанцам даже удалось сбить индийский вертолет.
Однако, оба лидера, и Ваджпаи, и Мушарафф, обвиняя друг друга в военной
напряженности, все же не оставляли надежды на мирное решение конфликта. К
сожалению,
попытка
международного
дипломатического
посредничества,
предпринятая президентом России В.В. Путиным, должного успеха не возымела.
Постепенно, конфликт стал остывать сам собой, с течением времени. В середине
октября 2002 года Индия постепенно стала демобилизовывать войска в районе
напряженности, такие же меры предпринял и Пакистан. Однако достичь
80
81
Musharraf declares war on extremism // BBC News, 12.02.2002.
Indian PM calls for 'decisive battle' over Kashmir // The Guardian, 22.05. 2002.
51
подписания письменного соглашения о прекращении огня удалось лишь в ноябре
2003 года. До этого все процессы урегулирования постоянно сопровождались
пограничными стычками, унесшими жизни более 3 000 солдат с обеих сторон.
Любопытно, что военная угроза 2001-2002 года гораздо дороже обошлась Индии,
нежели Пакистану и в чисто финансовом плане. Индия вложила около 4 млрд
долларов, а Пакистан всего 1,4 млрд. Именно в этом конфликте стороны отказались
от превентивного использования ядерного оружия. И Индия, и Пакистан заявили,
что первыми они не будут наносить ядерных ударов по чужой территории 82. Это
модно рассматривать как переход на новый уровень позиции обеих стран по
вопросу о неприменении ядерного оружия. Впрочем, пакистанский экономист Азиз
Сартрадж честно признался, что Пакистан тогда очень боялся санкций из-за своей
ядерной программы83.
4.4.2. Военная угроза 2008 года: холодная война по-индийски.
Причиной нового этапа развития индо-пакистанской напряженности на
современном этапе снова стал бессмысленный террористический акт против
мирного населения. 26-29 ноября 2008 года в Бомбее прогремели взрывы, убившие
166 человек и ранившие свыше 600. За этим стояла группировка «Лашкар-е-тайба»
- вооруженная исламистская группа, избравшая своей базой Пакистан. Сразу после
взрывов новый премьер-министр Индии Мамохан Сингх заявил в беседе с
сенатором Джоном МакКейном, что, если Пакистан не арестует срочно всех
причастных к этим терактам, Индия ударит по нему с воздуха 84. Уже в декабре
2008 года пакистанский министр иностранных дел Куреши заявил, что вся военная
мощь Пакистана готова для отражения любого нападения извне. Согласно
пакистанским источникам, Индия на рубеже 2008-2009 годов стала забрасывать
свои войска через границу провинции Раджастан. 23 декабря 2008 года
пакистанские вооруженные силы были приведены в состояние полной боевой
готовности. Впервые в дипломатической практике движение Талибан объявило
82
Musharraf refuses to renounce first use of nuclear weapons // Irish Examiner, 06.06.2002.
, Sartaj A. Between Dreams and Realities: Some Milestones in Pakistan’s History. Karachi, 2009. Р. 408.
84
McCain warns Pakistan of Indian air strikes // The Hindu, 07.12. 2008.
83
52
официально о готовности поддержать Пакистан в случае наступления острой фазы
конфликта. Но здравый смысл снова возобладал. 25 декабря руководство Индии
заявило, что в их стране «никто не хочет войны85». Несмотря на то, что Пакистан
явно не в полной мере поддержал почин своих индийских коллег, все же
телефонный разговор по «красному» телефону с целью предотвращения ядерной
войны между лидерами дух стран состоялся. Угроза отступила вновь.
Исламабад был вынужден провести спецоперации против боевиков
группировки "Лашкар-е-Тайба", в принадлежности к которой признался
террорист, оставшийся живым, и задержать ряд ее руководителей.
В июле 2011 г. в Дели приезжал министр иностранных дел Пакистана.
В ходе переговоров пакистанская сторона согласилась, что терроризм
продолжает угрожать миру и безопасности. Две стороны заявили о своем
стремление укреплять сотрудничество по борьбе с ним и расширять меры по
созданию атмосферы доверия, включая поощрение приграничной торговли.
Диалог продолжился на уровне заместителей министров иностранных дел,
внутренних дел и торговли. В январе 2012 г. в Индии побывал министр
нефти и естественных ресурсов Пакистана Асим Хуссейн, а в феврале
состоялся визит в Пакистан спикера Лок сабхи Мейры Кумар86. В апреле
2012 г. состоялся неофициальный визит президента Пакистана Асифа Али
Зардари (мужа Б. Бхутто, убитой в Пакистане 2009 г.). Во время встречи с
Манмоханом Сингхом стороны обсудили перспективы операции против
лидера Джамаат-уд-Давы Хафиза Сайида, который считается главным
организатором террористической операции в Бомбее; вопросы облегчения
жителям двух стран доступа к территории соседней страны и решения
территориальных проблем, возможности развития экономических связей87.
85
PM led N-Command meeting on Saturday // The Times Of India, 25.12.2008.
Ibid., pp. 13-14.
87
“The Hindu”. 09,04.2012.
86
53
Заключение.
По результатам проведенного исследования можно делать следующие
выводы:
1. В условиях современного мира особо актуальными являются исследования
региональных конфликтов, основанных на религиозных противоречиях. Между
тем, особую стратегическую важность для геополитической доктрины Российской
Федерации представляет собой регион Южной Азии. Именно этим и обусловлена
актуальность
изучения
проблематики,
связанной
с
индо-пакистанским
конфликтом.
2. Исследование данной проблемы представляется возможным лишь при
комплексной разработке разных типов источников, как то: монографии и прочие
исследования,
данные
периодики,
официально-документальные
источники,
документальные источники. Степень изученности темы в историографии следует
оценивать как высокую, однако в советской и российской исторической и
политологической науке интересующие нас события рассматривались зачастую
однобоко.
3. Территория объекта исследования – территории Джамму и Кашмир на
северо-западе Индии (гористая
местность,
характеризуется сложными природными условиями
нестабильный
климат)
при
наличии
серьезного
экономического потенциала. Однако его использование затрудняется постоянными
военными конфликтами. Этнолингвистическая картина региона исследования
является сложной, характеризуется чересполосным расселением мусульманского и
индуистского населения с преобладанием мусульманского.
4. Разделение Британской Индии на Индию и Пакистан, последовавшее как
результат обретения независимости имеет глубокие религиозные, политические и
лингвистические причины, выразившиеся в существовании разных доктрин
исторических
путей
мусульманского
и
индуистского
населения
Индии,
становлении двух национализмов, двух национально-культурных идеологий.
Важную роль в решении данной проблемы сыграла Вторая мировая война и
участие в ней Индии. Однако при проведении демаркационной границы была не
54
вполне учтена местная специфика, что привело к передаче Джамму и Кашмира
индуистам. Это и явилось прологом к конфликту и его основной причиной на
первом этапе.
5. Первая Кашмирская война 1947-1948 годов была вызвана нежеланием
Махараджи Джамму и Кашмира терять власть в штате на фоне ошибочного
отнесения его к Индии, а также субъективной позиции лорда Маунтбеттена.
Нападение осуществил Пакистан, однако Индии удалось взять большую часть
территорий под свой контроль. Граница между завоеваниями Индии и Пакистана
образца той войны долго время служила подобием государственной границы дух
молодых стран.
6. Война 1965 года была вызвана желанием Пакистана отобрать у Индии
территорию солончаков Большого Качского Ранна. Из-за важных стратегических
просчетов Пакистана, война окончилась для него снова неудачно. Вмешательство
СССР в конфликт в качестве дипломатического посредника значительно облегчило
процесс послевоенного мирного урегулирования, и одновременно обозначило
начал перехода Индии во внешнеполитическую орбиту СССР.
7. Война 1971 года была вызвана вмешательством Индии в процесс
обретения независимости государством Бангладеш. Из-за ошибочной политики в
области восточных провинций, Пакистан допустил значительные диспропорции в
распределении национального дохода между Западной и Восточной частью.
Индия,
желая
ослабления
своего
соперник,
активно
подержала
процесс
становления независимого Бангладеша, позже к этому процессу присоединился
СССР. Все попытки Пакистана вернуть утраченное успехом не увенчались.
8. Важнейшими эпизодами современного этапа конфликта являются
Сиаченский конфликт из-за господства на огромном леднике, инцидент с
учениями «Брэссекс», Каргильская война 1999 года. Все эти эпизоды
вызваны стремлением Пакистана пересмотреть существующее решение
Кашмирского вопроса в свою пользу, однако успеха не достигла ни одна из
них.
55
9. Индийско-пакистанские отношения занимают особое место в
системе международных отношений в Южной Азии и из-за наибольшего
политического, экономического и военного веса двух стран, и их
практически постоянного противостояния. С самого начала пакистанские
власти позиционировали индийское государство как своего основного
стратегического оппонента. Даже после поражения в войне 1971 г. и
образования Бангладеш Пакистан остается единственным потенциальным
военным соперником Индии в Южной Азии.
Общность истории не играет в индийско-пакистанских отношениях
такой позитивной роли, как во взаимоотношениях Индии с другими странами
Южной Азии. Чисто психологически в общественном сознании населения
двух стран соседнее государство имеет большую связь не с совместной
антианглийской борьбой, а с событиями, происходившими во второй половине ХХ в. При этом в Пакистане Дели воспринимается как центр, откуда
постоянно управляли пакистанскими территориями, а в Индии Пакистан
ассоциируется
с
местом,
через
которое
за
последнее
тысячелетие
осуществлялись бесчисленные набеги и завоевания (тюркские завоевателимусульмане в XI-XIV вв., монгольские орды в ХШ-XIV вв., войска Тимура в
XIV-XV вв., мусульманские захватчики из Средней Азии и Афганистана и т.
д.).
10. Пакистан, хотя и обладает лишь восьмой долей экономического,
территориального
и
демографического
потенциала
Индии,
является
достаточно мощной державой, и это дает пакистанским властям право
оспаривать доминирующие позиции южного соседа. Однако следует
отметить тяжелое экономическое положение Пакистана. За последнее время
произошло существенное снижение темпов роста, и страна, занимая 6-е
место в мире по численности населения, находится только на 28-м месте по
объему экономики, исчисленного по паритету покупательной способности, и
на 181-м месте по душевому доходу. Ситуацию резко обостряют острые
внутренние этно-конфессиональные конфликты (столкновения шиитов и
56
суннитов,
борьба
ираноязычных
белуджей
за
национальное
самоопределение, агрессивные действия пуштунов, расселившихся по
территории всего Пакистана, претензии выходцев из Индии – мухаджиров –
на признание их пятым основным этносом республики). Произошло резкое
усиление исламистского радикализма и экстремизма в стране. Многие
эксперты считают Пакистан «несостоявшимся государством» и ожидают его
распада на различные составные части. Именно Исламабад в свое время
создал афганское движение «Талибан», которое сейчас контролирует многие
районы, населенные пуштунами, на северо-западе Пакистана, куда многие
члены «Аль-Каиды» переместились из Афганистана. Нынешнее слабое
правительство практически не контролирует здесь ситуацию (хотя и влияние
более сильного правительства Первеза Мушаррафа – в 1999 – 2008 гг. - было
сведено к минимуму в этом регионе).
10. Более 40 лет происходит непрерывный процесс исламизации
Пакистана (естественно, с разной скоростью и перерывами). Религия играет
особую роль в Пакистане (не случайно реформация ислама носила в Индии
коммуналистский характер задолго до завоевания независимости), который
пытается всячески сохранить национальную индивидуальность перед лицом
Индии, доминирующей в Южной Азии (в том числе и в культурной сфере.
Пакистанский ученый Вахиз-уз-Заман указал: «Если арабы, турки, иранцы
откажутся от ислама, арабы все равно останутся арабами, турки — турками,
иранцы — иранцами. Но что останется от нас, если мы откажемся от
ислама?»88 Особое значение религиозного фактора привело к тому, что те
нормы индийской цивилизации, которые способствовали укреплению
демократии в Индии, постепенно переставали быть значимыми для
Пакистана.
Ислам, что в том числе означает «покорность», делает упор на
«коллективистское» развитие, тогда как для Индии свойственен «срединный»
путь – между индивидуализмом и коллективизмом. В Пакистане только за
88
57
1990-е годы гражданские правительства оказывались отстраненными от
власти 3 раза. Последний военный переворот произошел в 1999 г., и
правительство Первеза Мушаррафа находилось у власти практически
десятилетие. В целях внешней демократизации Вашингтон способствовал
приходу к власти в 2008 г. гражданского правительства, которое
ориентировано на США, но в Пакистане в современных условиях можно
говорить лишь о формальной демократии.
11. Особые опасения в этой связи вызывает наличие ядерных средств в
Пакистане, одном из главных покровителей исламистского экстремизма.
Атомное оружие появилось здесь в 1980-х годах, в 1998 г. были проведены
его официальные испытания. По мнению ряда военных экспертов, в стране
больше ядерных боеголовок, чем в Индии и Великобритании, и в 2011 г.
началось строительство четвертого завода по их производству. При этом в
Пакистане уже почти 40 лет произносятся слова, что пакистанское ядерное
оружие - «мусульманское» оружие. Основная власть в стране традиционно
принадлежала армии. Если в 1950-е гг. офицерский корпус был, пожалуй,
наиболее вестернизированным слоем, то с конца 1970-х гг. исламисты
постоянно усиливали свои позиции в армии, и сейчас значительная часть
вооруженных сил — убежденные фундаменталисты. Многие фанатичные
организации страны имеют своих людей среди лиц, работающих в ядерном
комплексе Пакистана, и могут получить доступ к ядерному оружию.
Нынешнее гражданское правительство пытается ограничить роль армии, но,
скорее всего, оно слишком слабо для выполнения данной задачи.
Пакистан предоставляет свою территорию для обучения исламских
боевиков и экстремистов. В Индии полагают, что существует единая
исламистская террористическая сеть в Пакистане и Афганистане (а ранее – и
в Центральной Азии), которая имеет общие базы и тренировочные лагеря,
полностью координирует свою деятельность и придерживается единой
тактики и стратегии. При этом Дели считает, что получившие специальную
подготовку в Пакистане и Афганистане мусульманские экстремисты
58
осуществляют террористическую деятельность в целом ряде стран, включая
Индию, а данный фронт полностью контролируется пакистанскими
властями. Индия пережила за последнее время немало атак пакистанских
исламистских террористов – от нападения на парламент в декабре 2001 г. –
до бойни в Мумбаи в декабре 2008 г.
12. Внешне самым жгучим противоречием между двумя странами
выглядит вопрос о принадлежности Кашмира. Но еще Дж. Неру отмечал, что
кашмирская проблема симптом, а не болезнь. Само заболевание - это
"ненависть Пакистана к Индии". Независимые исследователи постоянно
отмечают взаимную неприязнь, которая существует, к сожалению, отнюдь не
только на межгосударственном уровне.
Особенно негативно на двусторонние отношения влияет культурноцивилизационный фактор. В этой сфере отличия Индии и Пакистана существуют в наиболее опасной форме: определенная степень культурноцивилизационного сходства при наличии различных религий. В условиях
глобальной тенденции к усилению религиозного ревайвализма (можно
предположить, что этот процесс будет развиваться) противоречия между
Индией и Пакистаном могут лишь углубляться.
59
Список использованной литературы и источников
Акт о независимости Индии 1947 года
(http://www.legislation.gov.uk/ukpga/Geo6/10-11/30#IDA3KLY). Режим доступа –
открытый.
Ваджпаи А.Б. Индия на пути в будущее. Сборник речей и выступлений (март
1998-сентябрь 2001 г.) / Ваджпаи А.Б. - М.. Институт востоковедения РАН, 2001.
Неру Дж. Открытие Индии. М., 1955.
Сборник материалов всеиндийской переписи населения 2011 года.
http://www.censusindia.gov.in/Census_Data_2001/National_Summary/National_Summa
ry_DataPage.aspx. Режим доступа - открытый.
Ташкентская декларация 1966 года. (http://peacemaker.un.org/india-pakistantashkent-declaration66) . Режим доступа – открытый.
Лахорская резолюция (http://storyofpakistan.com/lahore-resolution/). Режим
доступа – открытый.
1. Русскоязычная литература.
Антонова К.А. История Индии. 2-е издание / Антонова К.А., Бонгард-Левин
Г.М., Котовский Г.Г. - М.: Мысль, 1979.
Белокреницкий В.Я. История Пакистана. М., 2008.
Белокреницкий В.Я.. Москаленко В.Н., Шаумян Т.Л. Южная Азия в мировой
политике. - М.: Международные отношения, 2003.
Демидов А.И., Федосеев А.А. Основы политологии. М., 1995.
Индия: Достижения и проблемы / Отв. ред.: А.А. Куценков, Ф.Н. Юрлов. М.: Институт востоковедения РАН, 2002.
Индия сегодня: справочно-аналитическое издание / Рук. – Шаумян Т.Л. – М.:
Ариаварта-Пресс, 2005.
История Древнего Востока. Под ред. Ладынина И.М. М., 2007
История стран Азии и Африки. М., 1979. Т.2
Клюев Б.И. Религия и конфликт в Индии. М., 2002.
60
Лунев С.И. Отношения Индии со странами Южной Азии // Индия 1987.
Ежегодник. М., 1988, с. 233-258.
Лунев С.И. Дипломатия в Южной Азии. М., “Наука”, 1993, С. 196.
Лунев С.И. Ведущие позиции Индии в системе международных отношений в
Южной Азии и ее противоборство с Пакистаном / Роль ключевых стран в
международных отношениях в 1990-е годы. М., 1995, с. 174-203.
Лунев С.И., Шахматов А.В. Индия: Политическое развитие и внешняя
политика. Информационные базы, экономика и финансы. М.: МГИМО (У) МИД
РФ, 2006. С. 191.
Лунев С.И. Международные отношения в Южной Азии // Современные
международные отношения / под ред. Торкунова А.В., Мальгина А.В.. – М.:
Аспент-пресс, 2012, с.240-266
Ляховский А., Забродин А. Тайны Афганской войны. М., 2009
Мартынова М.Ю. Религиозный фактор в югославском конфликте //
Балканский кризис: народы и политика. М., 1998.
Микаелян Н.Г. Общественно-политическое движение и религиозная
традиция в Индии и Пакистане. М., 1989.
Москаленко В. Н. Внешняя политика Пакистана (формирование и основные
этапы). - М., 1984.
Мукимджанова Р. М. Пакистан, Южная Азия и политика США. 60-е - начало
70-х годов. - М., 1974.
Мукимджанова Р. М. Пакистан и империалистические державы. 70-е - начало
80-х годов. - М., 1984.
Никифоров К.В. Геополитический аспект Югославского кризиса //
Югославия ХХ век: очерки политической истории. М., 2009
Пакистан в современном мире / Ред. коллегия – Каменев С.Н., Серенко И.Н.
– М.: Научная книга, 2005.
Празаускас А.А. Этнос, политика и государство в современной Индии. М.,
1990
Российский Кавказ. Книга для политиков / Под ред. В.А. Тишкова. М., 2007.
61
Сотников В. И. Ядерная проблема в индийско-пакистанских отношениях /
Сотников В. И. - М.: Научная книга, 2003.
Стародымов Н.С. Боевая карьера М47: индо-пакистанский конфликт 1965
года // Техника и вооружение, № 7 (2000)
Тимербаев Р. Проблемы распространения и нераспространения в Южной
Азии: состояние и перспективы/ Тимербаев Р., Шилин А., Федченко В. // Научные
Записки ПИР-Центра. - 2002. - №17. – 18 апреля.
Улунян А.А. «Большая Центральная Азия»: Геополитический проект или
внешнеполитический инструмент? (http://www.geopolitics.ru/2012/10/bolshayacentralnaya-aziya-geopoliticheskij-proekt-ili-vneshnepoliticheskij-instrument/). Режим
доступа – открытый.
Хопкирк П. Большая Игра против России. Азиатский синдром. М., 2004.
Черешнева А.А. Августовская революция 1942 года. М., 2007.
Чуфрин Г.И. Ядерный фактор как источник новых конфликтных ситуаций и
угроз национальной безопасности России на южном направлении / Чуфрин Г.И.,
Москаленко В.Н., Шаумян Т.Л. - М., 1994.
Шилин А. А. Стратегический баланс в Южной Азии / Шилин А. А. - М.:
Научная книга, 2004.
Южная Азия: конфликты и геополитика / Отв. ред. - Белокреницкий В.Я. -.
М., 1999.
2. Англоязычные источники
Bangladesh: Out of War, a Nation Is Born // Time Magazine, 20 December 1971
Bevir M. Theosophy and the Origins of the Indian National Congress // Berkeley
Previously Published Papers, № 1, 2003.
Brecher, M., Wilkenfeld, J. A study of crisis. Michigan , 1997.
Brown J. Modern India. The making of an Asian Democracy. London, 1999
Burne, L. H. Chronological History of U.S. Foreign Relations: 1932–1988.
Routledge, 2003
62
Chellaney B. Asian Juggernaut. The Rise of China, India and Japan. - New Delhi:
HarperCollins Publishers, 2006.
Demand for Mercedes in Jammu going up: Merc dealer // The Economic Times,
10.2.2008.
Dyson, T., Maharatna A. Excess mortality during the Great Bengal Famine: A Reevaluation' in The Indian Economic and Social History Review, Vol 28, No. 3, 1991.
Fisher D. The Proudest Day: India's Long Road to Independence. Norton, 1998.
India and the United States estranged democracies, 1941–1991. N.Y., 2000. P. 36.
India: Easy Victory, Uneasy Peace //Time Magazine, 27 December 1971
India opens Siachen to trekkers //Times of India, 13.09. 2007.
Indian PM calls for 'decisive battle' over Kashmir // The Guardian, 22.05. 2002
Gupta S.R. New Light on the Cripps Mission // India Quarterly. Vol. 28, ch. 1.
Hanhimaki, J. M. The Flawed Architect: Henry Kissinger and American Foreign
Policy, Oxford 2004.
Jajal A. . The Sole Spokesman: Jinnah, the Muslim League and the Demand for
Pakistan. Cambridge, 1985.
Kabir, A.In S. G., Zoe B. Brigley T.. Feminism, Literature and Rape Narratives:
Violence and Violation. Routledge, 2005
Kashmir, the economy looks up // The Economic Times, 18.6.2007.
Keay, J.The Honourable Company—A History of the English East India Company.
London, 1991
Mankekar, D. R. Twenty two fateful days: Pakistan cut to size. Manaktalas, 1967
McCain warns Pakistan of Indian air strikes // The Hindu, 07.12. 2008
Menon R ., Bhasin K.. Borders & boundaries : women in India's partition New
Brunswick, NJ, 1998.
Musharraf declares war on extremism // BBC News, 12.02.2002.
Musharraf P. In the Line of Fire: A Memoir. London, 2006.
Musharraf refuses to renounce first use of nuclear weapons // Irish Examiner,
06.06.2002.
Mill, J. The history of British India. In 3 vol. London, 1817. Vol. 3
63
Normalization of Indo-Pak ties hurts Kashmir cause: Salahuddin // Arab news.
8.6.2012.
Operation Brasstacks. The making of India's foreign policy. New Delhi, 2003
Pakistan forces put on high alert: Storming of parliament // Dawn, 15.12.2001.
Parliament attack: Why didn't the bomb explode? Afzal Guru wonders // The
Indian Express, 9.02.2013.
Pakistan // Enciclopaedia Brittanica. London, 1978. Ch. 17,
Panagariya A. India: The Emerging Giant. - New York: Oxford University Press,
2008.
PM led N-Command meeting on Saturday // The Times Of India, 25.12.2008.
Prasad, S.N.; Dharm Pal. History of Operations in Jammu and Kashmir 1947–
1948. New Delhi, 1987,
Reddy K. Indian History. New Delhi, 2003
Reports of the Advisory Panels for the Fourth Five Year Plan 1970–75, Vol. I.
Sankar G. Jawaharlal Nehru, a biography. Paris, 1991.
Sartaj A. Between Dreams and Realities: Some Milestones in Pakistan’s History.
Karachi, 2009.
Sen, M. G. L. P. Slender Was the Thread: Kashmir Confrontation 1947-48. New
Delhi, 1969
Siddiq S. Witness to Surrender. Oxford, 1978.
Singh S. India's Wars Since Independence. Delhi, 2009
Sinha, Lt. Gen. S.K. Operation Rescue: Military Operations in Jammu & Kashmir
1947–49. New Delhi
Sitaramayya, B. P.The History of the Indian National Congress. London, 1935.
Schoefild V. Kashmir in Conflict: India, Pakistan and the Unending War. London,
2003. P. 112.
Speeches and Statements of Mukhamed Ikbal. Ed. A.R. Nariq. Lahore, 1973.
Stein B. Arnold, D. A History of India, 2010, P. 359
Syed N.А. Origins of Muslim consciousness in India: a world-system perspective.
London, 1991.
64
Tariq A. Can Pakistan Survive? The Death of a State. London, 1983
The Coldest War // Outside magazine, 02.2003
The Himalayas War at the Top Of the World // Time, 31.07.1989. Pp. 14-16.
Р. 56.
Thompson, N. Inside the Apocalyptic Soviet Doomsday Machine // Wired,
21.9.2009.
Unger I. These United States. N.Y., 2007.
Wolpert, S. A New History of India. N.Y., 1990.
Wolpert S. Jinnah of Pakistan. N.Y., 1984.
3. Интернет-страницы
http://www.bharat-rakshak.com/IAF/History/1965War/Dwarka.html. Режим
доступа: открытый
http://www.censusindia.gov.in/Census_Data_2001/Census_Data_Online/Social_and_cult
ural/Religion.aspx
http://whttp://www.jammu-kashmir.com/documents/instrument_of_accession.html.
Режим доступа - открытый
.http://www.jammu-kashmir.com/documents/harisingh47.html. Режим доступа открытый.
http://www.kashmir-information.com/LegalDocs/SimlaAgreement.html. Режим
доступа: открытый.
http://lcweb2.loc.gov/cgi-bin/query/r?frd/cstdy:@field(DOCID+in0189). Режим
доступа: открытый.
http://www.legislation.gov.uk/ukpga/Geo6/10-11/30#IDA3KLY. Режим доступа:
открытый.
https://www.mtholyoke.edu/acad/intrel/uncom1.htm. Режим доступа: открытый.
http://peacemaker.un.org/india-pakistan-tashkent-declaration66. Режим доступа:
открытый.
ww.standardandpoors.com/indices/sp-500. Режим доступа - открытый.
65
http://storyofpakistan.com/lahore-resolution/. Текст Лахорской резолюции
приводится в сокращении. Режим доступа: открытый.
http://www.tribuneindia.com/2013/20130128/world.htm#6. Режим доступа:
открытый.
Скачать