Министерство здравоохранения Омской области Тарский филиал бюджетного образовательного учреждения «Медицинский колледж»

advertisement
1
Министерство здравоохранения Омской области
Тарский филиал
бюджетного образовательного учреждения
«Медицинский колледж»
ДИАЛОГ КУЛЬTURЫ
И
CULТУРА ДИАЛОГА
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
Тара, 2014г.
2
Предисловие
«…все тонкости и вся глубина проблем
межъязыковой и межкультурной коммуникации
становятся
особенно
наглядными
при
сопоставлении иностранных языков с родными и
чужой культуры со своей родной, привычной…»
С.Г. Тер-Минасова
Как
известно,
человек
не
просто
воспринимает и познает мир, он живет в нем, в
результате чего «в его языке находит выражение
не только объективная реальность, но и сам
человек
как
познающий
жизнь
субъект»
[Ковалева, с.54].
Данное пособие представляет собой набор
картинок
с
содержимым,
а
лингвокультурологическим
также
размышления
автора
пособия на тему межкультурного диалога.
Лингвокультурологический
материал
взят
автором из социальной сети facebook, и условно
3
разделен
на
несколько
секторов:
translating,
multicultural, wisdom, catcha и др.
Данное пособие рассчитано на студентов
всех
специальностей
и
преподавателей,
интересующихся межкультурной коммуникацией
и владеющих русским и английским языками.
Представленный лингвокультурологический
материал будет усвоен читателем в зависимости от
его лингвокультурного опыта.
Результатом знакомства с данным пособием
должно
стать
расширение
лингвокультурного
опыта читателя и общего кругозора.
4
Решите задачу
Если вы решили задачу, то можете приступать к
следующим заданиям.
5
Translating
Задание:
Переведите
предложения
на
картинках.
PS:
Помните,
что
«национально
специфичные лексические единицы не могут быть
дословно переведены даже через объяснительный
перевод, так как нахождение полного эквивалента
для передачи данных понятий невозможно…»
[Лагоденко, с.17].
6
Трудная задачка!
Правда?
7
Catcha
√ yes
√ no
8
Multicultural
Любой русский
сразу вспомнит
замечательную
«Сказку о
мертвой царевне
и семи
богатырях» А.С.
Пушкина.
А кто помнит
сказку
«Schneewittchen
» (Белоснежка)
братьев Гримм?
What nationality
you are?
9
Wisdom
Не правда ли?
Согласны?
10
get positive!
so, pick up!
11
option or
choice?
lıe or trust
12
mother
daughter
1
or
2
13
Игра слов
типичная
ошибка
русскоязычных
носителей
warriorworrier
переведите
на
английский
язык и
шутки не
получится
14
Богат наш язык
переведите на
английский
язык
1)пойдет на
шашлыки
2)пойдет на
шашлыки
Как
правильно
назвать этот
вид спорта?
15
Лакунарные единицы
В
каждом
называемые
языке
лакунарные
можно
найти
единицы,
так
которые
невозможно перевести. Лакуны как «национальноспецифические элементы культуры, нашедшие
соответствующее отражение в языке носителей
этой культуры, которые либо полностью не
понимаются, либо недопонимаются носителями
иной культуры и языка в процессе коммуникации»
[Томашева, с. 49].
Какая
английская
фразеолог
ическая
единица
здесь
указана?
16
Какая
русская
фразеологи
ческая
единица
здесь
указана?
непереводи
мая русская
единица
из ряда
«авось,
небось и
как-нибудь»
(А.Д.
Шмелев)
17
Только у русских
Зыкрыто.
Наверное…
Зыкрыто.
Совсем закрыто.
18
все по
закону!
no
comments!
19
no
comments!
20
Just for fun
21
22
23
а знаете
ли вы,
что…
грамотный
платит
меньше
24
25
social net
26
Диалог культур. Some thoughts.
В следующем разделе методического пособия
предлагаются некоторые размышления автора на тему
диалога культур. Особое значение в диалоге культур
имеет сказочный жанр как особый культурный код,
свойственный
и
понятный
национальности,
особого
языка,
людям
одной
известного
всем
представителям данного сообщества. Термин «сказка»
(«folktale»)
часто
используется
как
термин,
описывающий «many forms of oral narratives, from jokes
and anecdotes to lengthy adventure tales» [Encyclopedia of
World Mythology and Legend, с.13].
Сказки можно рассматривать как сценарии для
различных
жизненных
ситуаций,
прослеживается в следующей статье:
что
хорошо
27
Мифология сказочного героя в фольклоре и
современности
(сравнение
на
материале
русской и американской лингвокультур).
Мифологическое
ощущение
жизни
не
истончается, не убывает, поскольку каждый раз
возрождается. Об этом свидетельствует развитие
жанра сказки с правремени до наших дней.
Подразумевая достаточно широкий диапазон
разговора о сказке, мы фокусируем своё внимание
на сказке волшебной в силу её мифологической
природы.
Волшебная
беспрецедентный
двух
сказка
пример
действительностей:
человеческой,
являет
собой
взаимопроникновения
мифологической
мифологического
сознания
и
и
бытийного, житейского. Тем самым волшебная
сказка
рождает
тонкую
преобразует человека
сферу,
которая
и
в героя. Такое схождение
двух действительностей актуально не только для
фольклорного мироощущения, поскольку является
28
непреходящей ценностью человеческого бытия.
Именно в нём укоренён вопрос о предназначении
человека и смысле его жизни. Волшебной сказкой
проницаемость
идеального
и
материального
визуально, вещественно обозначена. Современная
инициация
составляет
действительности
то
же
качество
(взаимопроникновение
идеального и материального) уже посредством
другой знаковой системы.
Сказочный герой не покидает современной
действительности
любого
времени
и
любого
этнического пространства. Как в русской, так и в
американской
литературе
существует
сказочная
литературная традиция, которая актуализируется и
преобразуется
каждой
эпохой,
поколением,
«сегодняшним» культурным днём. Научное изучение
фольклора началось ещё в XIX веке. Изучением
народных сказок занимались такие учёные как А. Н.
Афанасьев, братья В. и Я. Гримм, Т. Бенфей, И.
29
Поливка, А. Н. Веселовский, Э.Тэйлор, А. Лэнг и
многие другие. В настоящее время сказка становится
предметом
изучения
лингвофольклористики,
лингвокультурологии, этнолингвистики, когнитивной
лингвистики. Исследовательский интерес устремлён
к
фольклору
как
этнокультурному
феномену
(И.А. Разумова), а также языку фольклора (П.Г.
Богатырев), фольклорной рифме (А.А. Петрова) и пр.
Отдельные фольклорные концепты рассматривались
в работах Е.Б. Артеменко, О.В. Волощенко, С.Г.
Воркачева, В.Е. Добровольской, М.Н. Заметалиной,
С.А. Кошарной и других ученых.
Сказка, как известно, обрела своего автора,
тем самым превратилась в литературный жанр,
причём любимый, как русской, так и американской
литературой. Интересно, что современный сказочный
герой не только не утратил своей мифологической
природы, а утвердился в литературном высказывании
своей целью - проявить и завоевать это звание героя,
30
пройти обряд
таинству
инициации, стать приобщенным к
жизни.
Поэтому
интерес
нашего
исследования сконцентрирован на обряде инициации
героя современной сказочной действительности. В
1923 г. Поль Сентив в книге «Сказки Перро и
параллельные
гипотезу
карнавал)
о
рассказы»
ритуальной
некоторых
высказал
основе
сюжетов
любопытную
(инициации
и
европейской
волшебной сказки.
Принимая во внимание авторитетное научное
свидетельство
о том, что «волшебные народные
сказки помогают формировать основные жизненные
сценарии, которые потом используются людьми на
протяжении всей жизни» [Щурик,2007,С.149], мы
констатируем: обряд инициации героя в сказках
народных и современных непременно связан с
важнейшими
человека.
этапами
В
жизненного
сравнении
пути
фольклорной
волшебной сказки и современной открывается
31
неизменность значения инициации героя, ее
неумолимый смысл.
Нужно отметить, что граница между сказкой
литературной и сказкой авторской подвижна. Часто
обработка народных сказок превращает их в полной
мере в сказки авторские. Также следует помнить, что
принцип обработки зависит не только от авторского
намерения,
но
и
от
того,
какой
аудитории
предназначается текст. Нас интересуют волшебные
сказки, в которых мифологическая инициация героя
сохранила
свой
изначальный
смысл.
По
свидетельству Е.М. Мелетинского, «инициация —
ритуальный эквивалент мифа и архаических
форм сказки, а свадьба — развитой волшебной
сказки. Конечная сказочная цель — свадьба —
сопоставима и со свадебным обрядом в целом.
В
результате
непременно
статус»
сказочной
повышает
свадьбы
свой
[Мелетинский,1976].
герой
социальный
Сказка
с
ее
32
интересом к судьбе личности широко использует
мифологические мотивы, сопряженные с ритуалами
посвятительного типа. Эти мотивы отмечают вехи на
пути
героя
героичности.
и
становятся
Поэтому
не
символами
самой
удивительно,
что
волшебная сказка обязана посвятительным ритуалам
рядом важнейших символов, мотивов, сюжетов.
Мифологическая
природа
героя
воплощается
и
сказкой литературной. Материалом к сравнению
послужили сказочные высказывания
русской
и американской лингвокультур.
Сказка «Царевна лягушка», действительно,
русская по своей природе одновременно отлична от
большинства русских народных сказок. Типичный,
с первого взгляда, для русского сказочного эпоса
герой – третий сын своего отца Иван оказывается
много более лиричным, нежели чем его сказочные
собратья. Изначально он
покорен, не ленив, не
труслив и сердцем не беден, поскольку Иван не
33
противоречит
воле
отца,
без
промедления
выполняет его указание, не страшится идти к болоту
за стрелой и принимает лягушку как свою невесту.
Именно этот замечательный факт и свидетельствует
в нем будущего героя, он принял случай как
высшую
волю
и
не
воспротивился
ей.
Так
открывается особенная, мифологическая, а не
социальная природа героя. Стрелы старших братьев
Ивана
отправляются на боярский и купеческий
двор, и два сына своего отца таким образом
социализируются,
женившись
на
боярыне
и
купчихе. Третий же сын остается вне общества, его
женитьба на лягушке, скорее исключает его из
социума, чем утверждает в нем. Ему предстоит
узнать себя, проявить свою мужскую волю и
отправиться в путь за своей любимой, чтобы понастоящему
обрести
испытания,
доказывает
ее.
свою
Он
претерпевает
силу,
оставаясь
милосердным, получает поддержку на своем пути,
34
развенчивает
злые
чары,
побеждает
врага,
становится героем и обретает радость в своем
сердце – любимую и преданную ему жену.
Так
свершается
посвящение,
инициация
открывается
его
героя,
его
особенное
содержание, лирическое и эпическое одновременно.
Он выше своих братьев предназначением, именно
поэтому
ему
достается
такая
жена,
и
он
отвоевывает, подтверждает свое право превозмочь
чародейство над ней. Иван не просто сказочный
персонаж, он призванный, его образ находится на
пересечении сказочных координат, в той тонкой
области, где небо и земля, мифология и земная
летопись взаимно проницательны. Сюжет этого
героя заставляет задуматься о предназначении
жизни.
Его
путь
от
свадьбы
ритуальной,
условленной к свадьбе истинной, сущностной - это
становление любовью, продиктованное случаем, то
есть
не
собственной
волей,
а божественной.
35
Мотивация
этого
героя
отличается
чистой
природой.
Особенность этого сказочного сюжета, его
сложный состав, обрамление двумя свадьбами,
наиболее
сказочных
В.Я.Проппа
зримы,
очевидны
функций
[Пропп,
по
в
исследовании
известной
1998].
методике
Воспользуемся
предложенной им классификацией и определим
формулу сюжета «Царевны лягушки».
I. отлучка. Один из членов семьи отлучается из
дома.
II. запрет. К герою обращаются с запретом.
III. нарушение запрета. Запрет нарушается.
IV. выведывание. Антагонист пытается произвести
разведку.
В сказку вступает новое лицо, которое может быть
названо антагонистом героя (вредителем). Его роль
- нарушить покой счастливого семейства, вызвать
какую-либо беду, нанести вред, ущерб
36
V. выдача. Антагонисту даются сведения о его
жертве.
VI. подвох. Антагонист пытается обмануть свою
жертву, чтобы овладеть ею или ее имуществом.
VII. пособничество. Жертва поддается обману и тем
невольно помогает врагу.
VIII. вредительство. Антагонист наносит одному из
членов семьи вред или ущерб. Эта функция
чрезвычайно
важна,
так
как
ею
собственно
создается движение сказки. Отлучка, нарушение
запрета, выдача, удача обмана подготовляют эту
функцию, создают ее возможность или просто
облегчают ее. Поэтому первые семь функций могут
рассматриваться как подготовительная часть сказки,
тогда как вредительством открывается завязка.
IX. Беда или недостача сообщается, к герою
обращаются с просьбой или приказанием, отсылают
или отпускают его.
37
X.
Искатель
соглашается
или
решается
на
противодействие.
XI. отправка. Герой покидает дом.
XII. первая функция дарителя. Герой испытывается,
выспрашивается, подвергается нападению и пр., чем
подготовляется получение им волшебного средства
или помощника.
XIII. Герой реагирует на действия будущего
дарителя.
XIV.
получение
волшебного
средства.
В
распоряжение героя попадает волшебное средство.
XV.
Герой
переносится,
доставляется
или
приводится к месту нахождения предмета поисков.
XVI.
борьба. Герой и антагонист вступают в
непосредственную борьбу.
XVII. клеймение, метка. Героя метят.
XVIII. победа. Антагонист побеждается.
XIX. Начальная беда или недостача ликвидируется.
XX. Герой возвращается.
38
XXI. Герой подвергается преследованию.
XXII.
Герой
спасается
от
преследования
(определение - спасение,
XXIII. неузнанное прибытие. Герой неузнанным
прибывает домой или в другую страну.
XXIV. Ложный герой предъявляет необоснованные
притязания.
XXV. трудная задача. Герою предлагается трудная
задача.
XXVI. решение. Задача решается.
XXVII. узнавание. Героя узнают. Он узнается по
отметке,
по
клейму
(рана,
звезда)
или
по
переданному ему предмету (колечко, полотенце).
XXVIII.
Ложный
герой
или
антагонист
изобличается. Эта функция большей частью связана
с предыдущей.
XXIX. Герою дается новый облик. Новый облик
дается
непосредственно
помощника.
волшебным
действием
39
XXX. наказание. Враг наказывается.
XXXI. свадьба. Герой вступает в брак и воцаряется.
Итак, сказка начинается именно с первой
функции – отлучки героя из дома, но, сразу же, и
заканчивается функцией последней – тридцать
первой- свадьбой. В. Я. Пропп в подробном своем
исследовании – комментарии сказочных функций
изложил правила, по которым они работают:
последующие функции в исходном перечислении не
могут опережать предыдущие. Руководствуясь этим
правилом, мы обнаруживаем как бы два сюжета в
одной сказке: первый – минимальный и статичный,
а второй – развернутый, исполненный внутренной
динамикой, что подтверждает наше предположение
о
неоднозначном
составе,
цикличности
этого
сюжета
становления
героя,
сюжета.
Вот
формула
второго цикла: II, III, VIII, IX, X, XI, XII, XIII, XIV,
XV, XVI, XVIII, XIX, XXXI.
40
Последняя свадьба носит не ритуальный
характер, а чувственный, герой увенчан любовью
своей
жены.
Интересно,
что
промежуточные
функции между двадцатой и тридцать первой, не
задействованные в становлении героя, оказываются
воплощенными его женой. Ее сюжет начинается
именно
с
подвергается
возвращения
в
мир
преследованию,
людей,
отец
она
мужа
испытывает ее, ставит нелегкие задачи, она решает
их и оказывается узнанной; другие невестки, как
лжегерои, вредят ей. Допустим единственную
оговорку - она женщина - героиня, но под стать
герою. Вот формула ее сюжета: XX, XXI, XXII,
XXIII, XXIV, XXV, XXVI, XXVII, XXVIII, XXIX,
XXX. Последняя функция осуществляется не самой
героиней, а ее мужем. Так эти две дороги – ее и его,
образуют единый сюжет мужчины и женщины.
Сказки народов Америки, как известно,
отличаются своей собирательностью, поскольку
41
Америка
является
страной
эмигрантов.
В
американском фольклоре бытуют сказки коренных
американцев, а именно эскимосов и индейцев,
сказки
афро-американцев
поселенцев.
Наиболее
и
сказки
чётко
«белых»
мифологическое
мироощущение проявляется в сказках эскимосов и
индейцев.
Эти
сказки
носят
онтологический
характер, характер Энума Элиш и рассказывают нам
о том, как был создан мир, как живые существа
адаптировались к жизни в этом мире, например,
сказки How the Snakes Acquired Their Poison, The
Hopi
Creation
исследования
of
the
World.
мифологической
Однако,
для
составляющей
сказочного героя, нам нужен сам герой, как таковой,
поэтому
пестрящий
обозревая
американский
разнообразием,
мы
фольклор,
фокусируем
внимание на сказках «белых» поселенцев, а именно,
нас
заинтересовала
сказка
мексиканского
происходения «The Gypsy Queen». Эта сказка
42
интересна двумя моментами. Она отрывает один из
сюжетов европейской сказок, а именно, сюжет так
называемой «The Pursued Maiden» , преследуемой,
гонимой девушки. К тому же,
«Царевне-лягушке»
герой
в ней, как и в
осуществляет
свое
становление именно благодаря предначертанной
связи со своей героиней.
Взаимодействие героя и его возлюбленной
носит сакральный характер, их мотивации, действия
дополняют,
проницают,
рождают
друг
друга.
Инициация героя происходит в борьбе за любовь.
Сама же возлюбленная принадлежит к волшебному,
не
земному
миру,
но
сила
чувства
юноши
притягивает ее к человеческой действительности
настолько, что она посвящает себя ему и, как будто,
проходит на земле инициацию – посвящение
любовью. Так, вновь мы наблюдаем героев в
пространстве, где время преобразуется вечностью.
43
Герой сказки – принц, равно как и герой
русской народной сказки, не противится воле
свыше. Принц осознаёт, что он достиг a marriageable
age, т.е. возраста, когда ему нужно жениться, стать
мужчиной и, осознавая, что он должен пройти
определённый путь к своему становлению: «… he
told his parents, "I want to marry the most beautiful
woman in the whole world. Therefore, I am going to
journey all over the world until I find her." И здесь
вступает в действие первая функция – отлучка:
«…The prince left the palace and traveled…».
Так открывается особая мифологическая
природа героя, он знает, что должен пройти обряд
инициации,
которого
а
заключительным
является
свадьба.
этапом
Итак,
этого
принц
отправляется в путешествие и приходит к месту
встречи с его будущей женой, его приводят сюда
высшие силы, он случайно видит три апельсина –
мы можем
проследить эту мифологическую
44
случайность: «…he came to a fountain where he
stopped to take a drink. As the youth bent over to drink,
he saw reflected in the water three oranges. Looking up,
he saw three large and beautiful fruits on the branch of
an orange tree…».
Интересно, что методика морфологического
анализа сказки
В.Я.Проппа оказалась абсолютно
приемлемой и к сказке американской.
Сказочная формула «The Gypsy Queen»: I, IV, V, VI,
VII, IX, X, XI, XII, XIII, XIV, XV, XVI, XVII, XVIII,
XIX, XX, XXI, XXII, XXIII, XXIV, XXV, XXVI,
XXVIII, XXX, XXXI. – такова, однако, функции IXXXIV
присутствуют
в
сюжете
героя,
но
осуществляются не им, поскольку принц является
изначально пассивным персонажем. Он находит
свою будущую жену в одном из трех апельсинов, не
замечая дальнейшей колдовской подмены своей
суженой на цыганку, принимает ситуацию как
должную, везёт в замок лженевесту и женится на
45
ней.
Таким
образом,
проходит
его
ложная
инициация. Функции IX- XXIV осуществляются
героиней и лишь опосредованно касаются героя.
Интересно,
что
настоящая
инициация
принца
инициируется его заколдованной, превращенной в
голубя, возлюбленной. Согласно сказочному канону
наша героиня, разумеется, красива, красивее, чем
девушки из двух других апельсин «…And from the
orange sprang a maiden, much more beautiful than the
other two…».
Сюжет героини подвижный, динамичный,
так как именно она принимает на себя вред
антагониста.
Эта
функция
–
функция
VIII.
(Вредительство) очень важна, так как данная
функция обуславливает динамику сюжета, и именно
отсутствие этой функции в сюжете героя-принца
позволило нам говорить о пассивности героя.
Героиня,
действительно,
активна,
она
сама
отправляется на поиски своего утраченного мужа и
46
находит его.
В сказке же «Царевна лягушка»
плененная царевна являет собой смысл пути героя,
становится его стимулом, своей скованностью
пробуждает в нем желание действовать. Это, хоть и
эпизодическое
почувствовать
наблюдение,
ментальное
отличие
позволяет
гендерных
функций героя и героини русской и американской
сказочной действительности.
Следует также заметить, что функции XXVII
– XXXI оказываются действенными благодаря
активизации нашего пассивного героя. С этого
момента ожидается настоящая инициация героя,
что-то бессловесное подсказывают ему чувство к
прилетающей в сад голубке, своим прикосновением
он расколдовывает любимую: «The prince fell in love
with the little dove. He took the bird in his hands and
began stroking its head. Feeling the pin in the dove's
head, he jerked it out. Immediately the dove changed
back into the maiden of the orange…». Функция
47
XXXI.(свадьба) теперь осуществляется, знаменуя
собой истинную инициацию героя.
Интересно рассмотреть сказочного героя во
времени, каков он
в современной сказочной
действительности, меняется ли его нахождение,
становится ли он сугубо фантазийным, или
по-
прежнему остается в точке пресечения человеческой
действительности
и
мифологии.
В
качестве
материала для нашего исследования мы выбрали
сценарий к мультипликационной сказке «Шрек»,
написанный по мотивам авторской сказки. История
об уродливом зеленом огре началась с маленькой
сказки американского детского писателя Уильяма
Стейга. Впервые сказка «Шрек» была опубликована
в 1990 году, за 10 лет до появления мультфильма.
Сюжет сказки «Шрек» напоминает нам
традиционный сюжет о красавице и чудовище.
Герой сказки - Шрек живёт в одиноком домике на
болоте, ведёт размеренную жизнь одиночки, чем,
48
вроде бы, весьма доволен. Для того, чтобы его не
беспокоили местные жители, он расставляет перед
жилищем устрашающие таблички, но иногда ему
всё же приходится отбивать атаки селян, которые
относятся к нему, как к обычному великанулюдоеду. Всё же его покой нарушают fairy things
(сказочные герои), изгнанные лордом Фаркуадом из
королевства Дюлок. Шрек решается им помочь,
однако лишь для того, чтобы cнова остаться
наедине с самим собой в своих владениях. Его
любовь к одиночеству не показная, и в то же время
вынужденная. Действительно – кто же захочет
дружить с уродливым монстром, тем более –
полюбить его? Однако, по мере развития сюжета, у
Шрека
появляются
друзья,
он
влюбляется
в
прекрасную принцессу.
Можно сказать, что внешняя динамика
сюжета служит отражением внутреннего изменения,
преобразования героя. В этой сказке, равно как и в
49
фольклорных,
инициации
героя
способствуют
помощники, в особенности его друг – Осёл, а также
его любимая - Фиона. Шрек начинает ощущать себя
героем с появлением в жизни друга. Принцесса
Фиона не обращает внимания на уродливость
Шрека, поскольку она сама подверглась заклятию, и
каждую ночь превращается в такое же уродливое
существо. Эта обратимость роднит Фиону и Шрека,
между ними устанавливается связь, которая не
зрима, не очевидна, однако внутренне ощутима
героями.
Сказка заканчивается свадьбой Шрека и
Фионы, она венчает собой инициацию героя.
Подготавливается свадьба с момента, когда герой
обретает
друга,
современную
дружбы,
и
что
сказку,
качественно
отличает
открывающую
таинство
влюбляется
в
принцессу.
Шрек,
почувствовав радость дружбы и любви, совершает
геройский поступок – он решается пойти в замок и
50
на глазах всего народа признаться Фионе в любви.
Таким образом, Инициация героя происходит в
борьбе за любовь, и он получает в награду свою
жену.
Сюжет данной сказки представляет собой
некий конгломерат сюжетов разных европейских
сказок: мы узнаём деревянную куклу Пиноккио и
Красную Шапочку с Волком, трёх медведей,
пряничного человечка и многих других персонажей,
знакомых нам с детства. В этой сказке, также как и в
фольклорной, ощущается предопределённость связи
героя с его любимой, сакральный смысл их встречи.
Эта
предопределённость
показана
в
самой
структуре сказки, мы наблюдаем ситуацию «сюжет
в сюжете». Сказка начинается с некой исходной
ситуации, которая представляет собою важный
морфологический
элемент
сюжетосложения,
упоминание о принцессе Фионе предшествует
самому герою традиционным каноном «принцесса в
51
заточении»: «Once upon a time there was a lovely
princess. But she had an enchantment upon her of a
fearful sort which could only be broken by love's first
kiss. She was locked away in a castle guarded by a
terrible fire-breathing dragon. Many brave knights had
attempted to free her from this dreadful prison, but none
prevailed. She waited in the dragon's keep in the highest
room of the tallest tower for her true love and true love's
first kiss…». Наш герой Шрек читает в книге о
принцессе, и не догадывается о том, что она
уготована ему свыше: «… Like that's ever gonna
happen. What a load of …».
Интересно,
рассматриваемых
отсутствующие
что,
сказках,
в
сюжете
как
и
в
некоторые
героя
ранее
функции,
выполняются
героиней, она же является дарителем в сказке. Она
помогает герою обрести себя и стать мужчиной.
Сюжет героини начинается с длительной отлучки из
дома: родители заперли её в замок, где она,
52
охраняемая
огнедышащим
драконом,
должна
дожидаться своего суженого. Таким образом, судьба
принцессы
уже
определена
высшими
силами.
Отметим, что некоторые функции не нашли своего
осуществления в данной сказке, однако, можно
предположить, что они воплотятся в следующих
историях о знаменитом зелёном огре по имени
Шрек.
Интересно, что во всех трёх сказках героини
принадлежат к волшебной, небесной сфере:
неземные
красавицы
выполняют
три
свое
предназначение – ждут суженого: одна – в болоте,
вторая – в апельсине, а третья – в замке. Вместе с
тем, и наблюдение за тремя сказочными героями
позволяет
констатировать
мифологическую,
божественную природу их сказочного сюжета, все
трое проходили инициацию любовью, каждого
любовь преобразила и высветила как героя.
53
Содержательное сходство сюжетов трёх
сказок обнаруживается скорее не в фабульном
построении, а во взаимопроникновении функций,
действий
героя
и
героини,
в
осуществлении
мужского и женского сюжета посредством друг
друга. При этом мужское и женское содержание, его
ролевая нагрузка явно отличается в русской и
американской лингвокультурах.
Итак,
двуязыковая
межкультурный
увидеть
сказочный
единство
действительность,
диалог
человеческого
позволяет
бытия
и
индивидуальное его воплощение в жизни этноса.
Список использованной литературы:
1. Мелетинский Е. М. Поэтика мифа/ Е.М.
Мелетинский. – М.: Наука.- 1976.-407с.
2. Пропп В.Я. Морфология «волшебной» сказки /
В.Я. Пропп. - Москва: Лабиринт.- 1998. - 111с.
3.
Щурик
Н.В.
Опыт
лингвосемиотического
анализа народной волшебной сказки: на материале
54
британских и русских народных волшебных
сказок / Н.В. Щурик : дисс. на соискание степени
к.ф.н.- Иркутск. -2007. -184с.
4. Native American folktales / edited by Thomas A.
Green.
-
GREENWOOD
PRESS
Westport,
Connecticut • London.-2009. - 168 р.
PS:
Необходимо
сказать,
что
сказка
«Шрек»
интересна не только с мифологической стороны, но и
с лингвокультурологической. Сказка «Шрек» это
великолепный пример диалога культур. Читайте
далее…
СКАЗКА В КОНТЕКСТЕ ДИАЛОГА
КУЛЬТУР
Проблеме «диалога культур» посвящены работы
по философии (В.С. Библер, Г.Д. Гачев, М.М.
55
Бахтин, Ю.Г. Нигматуллина и др.) и по методике
преподавания литературы (М.В. Черкезова, Г.М.
Гогиберидзе, М.Г. Ахметзянов, С.А. Зинин и др.).
«Диалог культур» рассматривается ими как процесс
«творческого
понимания»
разных
культур
во
времени и в пространстве, как столкновение и
соотнесение
различных
творческих
индивидуальностей, художественных точек зрения.
Л.А. Камалова понимает «диалог культур» как
переключение в другую культуру без отчуждения от
родной. «Диалог культур» рассматривается как
процесс «творческого понимания» культуры, когда
чужая культура только в глазах другой культуры
раскрывает себя полнее и глубже [Камалова, с.18].
Основные
идеи
концепции
диалога
культур
разработаны М.Б. Бахтиным и продолжены в
работах В.С. Библера. Диалог, понимаемый в идее
культуры, - это не диалог различных мнений или
56
представлений, это - всегда диалог различных
культур...» [Библер, с.299].
В данной статье мы рассматриваем сказочную
действительность как диалог культур и в качестве
материала
для
нашего
исследования
мультипликационную сказку «Шрек», сценарий к
которой написан по мотивам авторской сказки. В
этой сказке, несомненно, отражаются ценности
американской культуры, однако она хорошо знакома
российскому зрителю. Сказка «Шрек» являет собой
некий конгломерат сюжетов разных европейских
сказок, конгломерат разных культур, которые при
такой диалектической встрече «не сливаются и не
смешиваются, каждая сохраняет своё единство и
открытую целостность, взаимно обогащая друг
друга»
[Камалова,
с.
18].
Такое
осмысление
взаимодействия разных культур, по нашему мнению,
позволяет расширить социальный, нравственный,
эстетический
и
интеллектуальный
кругозор
57
человека, способного контактировать с другими
культурами, поскольку «в глубинной идее диалога
культур формируется новая культура общения.
Мышление и бытие другого человека не только
углублено в каждом из нас, оно - это иное
мышление, иное сознание, внутренне насущное для
нашего бытия» [Вострякова, с. 80].
Почему именно сказка? По мнению Н.Г. Елиной,
«…сказка общедоступный жанр, но именно она
оказывается одним из наиболее загадочных жанров»
[Риордан, с.9]. Сказка предполагает определённое
видение
мира,
определённые
типы
сюжетов,
действующих лиц, определённую чёткую структуру,
особую
стилистическую
форму
повествования»
[Риордан, с.10]. Необходимо сказать, что сценарий к
мультипликационной сказке «Шрек» написан по
мотивам авторской сказки. Для авторской сказки
характерна
превращение
повышенная
степень
персонажей
из
психологизма,
«знаков»
в
58
полнокровные «образы», и зачастую подчеркнутая
игра со сказочными клише [Веснина]. Авторскую
сказку отличает также «двойное бытование». За
редким
исключением
(в
тех
случаях,
когда
сочинение предназначается исключительно детской
аудитории)
авторская
сказка
имеет
несколько
уровней прочтения, а потому может по-разному
восприниматься взрослыми и детьми. Причем не
важно, какому читателю сказка адресована, о чем
свидетельствуют
превращение
два
равноценных
«взрослых»
книг
в
процесса:
«детские»
(Ш.Перро, Р.Р.Толкиен) и обратное движение – от
«детской»
книги
к
«взрослой»
(Л.Кэрролл)
[Веснина].
Интересно,
подчёркивает
что
сказка
вышесказанное:
«Шрек»
для
также
ребёнка,
не
знающего о существовании Красной шапочки или
Пиноккио, не знающего, чем знамениты три медведя
и пряничный человек, сказка «Шрек» кажется
59
просто красивым мультфильмом о зелёном смешном
великане. Даже взрослые люди могут по-разному
воспринимать эту сказку: к примеру, человек не
знакомый с немецким фольклором, не обратит
внимания на имя главного злодея в мультфильме
«Shrek forever» (вспомним, его зовут Rumpel
Stiltskin) – а здесь нам открывается диалог с
немецкой
культурой
(Rumpelstilzchen—
сказка
братьев Гримм о злом карлике, способном создавать
золото из соломы, спрядая её).
История об уродливом зеленом огре началась с
маленькой сказки американского детского писателя
Уильяма Стейга. Впервые сказка «Шрек» была
опубликована в 1990 году, за 10 лет до появления
мультфильма. Сюжет сказки «Шрек» напоминает
нам традиционный сюжет о красавице и чудовище.
Герой сказки - Шрек живёт в одиноком домике на
болоте, ведёт размеренную жизнь одиночки, чем,
вроде бы, весьма доволен. Для того, чтобы его не
60
беспокоили местные жители, он расставляет перед
жилищем устрашающие таблички, но иногда ему всё
же приходится отбивать атаки селян, которые
относятся к нему, как к обычному великанулюдоеду. Всё же его покой нарушают fairy things
(сказочные герои), изгнанные лордом Фаркуадом из
королевства Дюлок. Шрек решается им помочь,
однако лишь для того, чтобы cнова остаться наедине
с самим собой в своих владениях. Его любовь к
одиночеству не показная, и в то же время
вынужденная. Действительно – кто же захочет
дружить с уродливым монстром, тем более –
полюбить его? Однако, по мере развития сюжета, у
Шрека
появляются
друзья,
он
влюбляется
в
прекрасную принцессу, он борется за свою любовь
и, в конце концов, герои живут долго и счастливо.
Действительно,
традиционный
казалось
сказочный
бы,
перед
сюжет,
нами
однако
-
нас
интересует «cross-культурная» сторона этой сказки.
61
Уже
самое
начало
сказки
обращает
нас
к
традиционному сказочному канону «принцесса в
заточении»: «Once upon a time there was a lovely
princess. But she had an enchantment upon her of a
fearful sort which could only be broken by love's first
kiss. She was locked away in a castle guarded by a
terrible fire-breathing dragon. Many brave knights had
attempted to free her from this dreadful prison, but none
prevailed. She waited in the dragon's keep in the highest
room of the tallest tower for her true love and true love's
first kiss…» [Shrek]. Это общеевропейский сюжет.
Диалог с английской культурой происходит
благодаря узнаванию персонажей из английских
народных сказок «the gingerbread man» (или русская
народная сказка «колобок»), «the story of the three
bears», «the three little pigs». В сказке «Шрек»
присутствует персонаж Magic Mirror. Волшебные
зеркала иногда встречаются в русской книжности,
фольклоре и народных верованиях. В народных
62
сказках
волшебное
зеркальце
покажет,
что
происходит где-то в другом месте, или расскажет
всю правду, как в русской версии сказки о
Белоснежке (Сказка о спящей царевне). Белоснежка
Snowhite, присутствующая в сказке «Шрек», - немка
по
происхождению,
француженка.
а
Золушка
Деревянный
Cinderella
мальчик
-
Pinocchio
относит нас к итальянской сказке под названием
«История одной марионетки» (1881), и тут же мы
вспомним нашу русскую сказку «Золотой ключик,
или Приключения Буратино».
Замечательно, что в сказке « Шрек» пересекаются
не только сказочные координаты, но и временные –
в мультфильме мы видим фольклорных героев и
современных голливудских. К примеру,
говорящем
осле
(donkey)
мы
сразу
в
узнаём
знаменитого актёра Эдди Мёрфи, узнаём не только
по голосу за кадром, но и по характеристикам
персонажа, которого он озвучивает. Даже эти
63
выявленные
наблюдения
вполне
наглядно
доказывают уникальность сказки «Шрек» не только
с культурологической стороны, но её прозрачность
для диалога культур.
Таким образом, узнавая сказочные фольклорные и
авторские персонажи в сказке «Шрек», мы общаемся
с другими культурами, мы осуществляем диалог на
расстоянии, диалог вне времени. Разные персонажи
перекликаются в сказках разных культур, имея
разные имена, однако они всегда будут узнаваемы,
поскольку сказочный герой, появившись однажды,
будет присутствовать в сознании человека. Как нам
кажется,
межкультурный
сказочный
диалог
позволяет увидеть единство человеческого бытия и
индивидуальное его воплощение в жизни этноса.
Список литературы:
64
1. Библер В.С. От наукоучения - к логике культуры:
Два философских введения в двадцать первый век. М.: Политиздат, 1990. - 413 с.
2.
Веснина
Б.
Сказки
[Електронний
/Береника Веснина// Режим
ресурс]
доступа:
http://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/liter
atura/SKAZKA.html?page=0,9
3.
Вострякова
Ю.В.
Проблемы
познания
в
диалоговом пространстве современной культуры //
Философско-методологические проблемы науки и
техники. - Самара, 1998. - С. 78 - 81.
4. Камалова Л.А. Изучение русских народных сказок
в контексте "Диалога культур" в школах с родным
(нерусским) языком обучения Республики Татарстан
диссертация ... кандидата педагогических наук,
Казань, 2005, 222с.
5. Народные сказки британских островов. Сборник
/Сост. Дж. Риордан. – М.: Радуга, 1987. – На англ. яз.
– 368с.
65
6. Shrek: сценарий / [Электронный ресурс] // Режим
доступа:
http://eng-books.narod.ru/books4/book026.html
Как
известно,
культура
присутствует
в
сознании человека в виде так называемых «сгустков
культуры» - концептов (Ю.С. Степанов), ключевых
идей (А.Д. Шмелев). Есть концепты культурно
специфичные, например как концепт «душа» в
русской культуре и «ghost» (привидение) для
английской культуры. Однако есть универсальные
концепты, или понятия, такие как добро и зло. О них
пойдет речь в следующей статье.
КОНЦЕПТЫ «ДОБРО» И «ЗЛО» В
КУЛЬТУРНОМ АСПЕКТЕ
(на материале русских и английских народных
сказок)
Не зли других, и сам не злись,
66
Мы ж гости в этом бренном мире,
И если что не так, смирись.
Будь поумнее, улыбнись,
Холодной думай головой.
Ведь в жизни все закономерно,
Зло, излученное тобой,
К тебе вернется непременно…
Омар Хайям
Данная
статья
посвящена
вопросу
взаимодействия концептов «добро» и «зло» в
культурном аспекте. Как известно, на протяжении
всего существования человечества шла вечная
борьба между «добром» и «злом» и это нашло
отражение во всех сферах культурной жизни.
Эпиграф к статье был выбран не случайно. Идея,
которая он отражает, представляет собой, так
скажем,
диахронический
срез
существования
концептов «добро» и «зло» в культуре. В данной
статье концепт рассматривается как «сгусток
культуры в сознании человека» [10, с.40].
Известно, что человек, как личность, является
носителем национальных ценностей и «обладает
67
развитым мировосприятием прежде всего на
уровне иных лингвокультур» [3, с.29]. Именно
уровень «иных» лингвокультур, как нам кажется,
дает возможность расширить восприятие таких
универсальных
культурных
или
лингвокультурных
(С.Г. Воркачев) (см. [2])
концептов
и
культуре,
«добро»
потому
«зло»
что
в
«свою
собственной
культуру
мы
понимаем только тогда, когда сталкиваемся с
культурой иной» [12, с.41].
Концепты
«добро»
и
«зло»
приобретают
особое значение именно в контексте отношения
представителей одной культуры к миру, к себе и к
другим людям. Безусловно, в понимании добра и
зла человек, в первую очередь, исходит из личных
представлений и интересов, но существует и
общепринятое, стереотипное, понимание этих
двух ипостасей, в соответствии с которым добро –
это то, что заслуживает одобрения, а зло – то, что
68
подлежит осуждению. Если из концептов добро и
зло вычленить только национально-культурную
составляющую,
то
мы
получим
весьма
уникальный набор формальных и неформальных
правил, согласно которым принято жить в данном
сообществе [4, с.84].
В данной статье мы рассматриваем концепты
«добро» и «зло» на сказочном материале русской и
английской культуры, потому что сказочные
тексты
«проецируют
на
себя
определенный
национальный образ мира» [5,с.105.,цит по 6,
с.31.], и, к тому же, «все тексты культуры, вне
зависимости от особенностей их формы, строятся
на основе ценностных категорий» [9, с.4].
Вообще, взаимоотношение концептов «добро»
и «зло» в сказках традиционно проявляет в том,
что
добро
побеждает
зло.
Это
«аксиома»
примечательна и в русских и в английских сказках.
Хотя, казалось бы, в сказках про Ивана-дурака,
69
Емелю,
сидевшего
на
печи,
напрашивается
противоречие: если лень соотносится с концептом
«зло», то, как ленивые, глупые люди получают
богатство без труда? Но это противоречие не
искажает аксиому, потому что «внимание в этих
сказках акцентируется не на лени, или глупости, а
на душевных качествах героев: их простодушии,
незлобливости, открытости», а эти качества, в
свою очередь, являются проявление концепта
«добро». [4, с.85]. К тому же, по мнению С.Г.
Терминасовой, «…русские народные сказки —
«опасная» вещь. Они с раннего детства внушают
нам простую мысль, которая потом оборачивается
«загадочными» реакциями. Мысль действительно
очень простая: быть богатым — плохо, а быть
бедным — хорошо, потому, что в русских сказках
все богатые плохие, а все бедные хорошие.
Отсюда пренебрежительное отношение к любым
материальным
благам
как
типичная
70
характеристика
русского
сознания,
русской
культуры, совершенно непонятная и загадочная
для англоязычных культур» [11, с. 173].
Что
касается
взаимодействия
концептов
«добро» и «зло» в английской культуре, то, по
мнению
исследователей,
религиозное
мироощущение англичан, наложило отпечаток и
на их менталитет, что и привело к нравственному
индифферентизму, к безразличию в определении
добра
и
зла
концептуальном
[1,
с.6].
Понятие
пространстве
«добра»
в
английской
народной сказки тесно связано с концептом
«Faith», (тематический класс «Faith» (Бережкова
Д.В.) см. [1]).
Как нам кажется, именно с концептом «Faith»
связано
представление
о
том,
что
«…зло,
излученное тобой, к тебе вернется непременно». И
все, что связано с этим концептом, не нужно
доказывать, потому что «Faith» «1.unquestioning
71
belief that does not require proof or evidence» [14,
с.503]. Причем концепт «Faith» (вера) следует
рассматривать в аспекте
superstition (суеверие).
Толковые словари приводят следующее значение
единицы
«суеверие»:
сверхъестественное,
предзнаменования,
«Вера
во
что-н.
таинственное,
в
приметы»
[7,
в
с.765];
«superstition, n, - « excessively credulous belief in
and reverence for the supernatural; a widely held but
irrational belief in supernatural influences, especially
as bringing good or bad luck» [13, с.753].
Проведённый
нами
анализ
русских
и
английских сказочных текстов позволяет говорить
о том, что в английских сказках, суеверие и
мифологическая связь с другим миром наиболее
ощутимы: во-первых, временем развития сюжета
многих английских сказок служит night или
evening, что не характерно для русских сказок, вовторых, сюжеты сказок таинственны и запутаны,
72
видимо, потому, что основаны на легендах и
мифах. К тому же, во многих английских сказках
потусторонний мир и мир реальный не только
соприкасаются, но и взаимодействуют (сказка
«Teig O`Kane and the Corpse» [8, с.245]). В
английских
сказках
персонажами
выступают
supernatural существа: fairies, pixies, boggarts,
ghosts, banshees, leprechauns, bargests и др.
Анализ
выделить
английских
интересный
сказок
факт.
позволил
Не
всегда
нам
зло,
совершенное человеком, возвращается именно к
нему
самому,
поколениях.
а
может
Этот
факт
отразиться
очень
на
его
хорошо
прослеживается в сказке «The legend of Pantannas».
Владелец фермы Пантанна не любил фей (fairies),
которые обитали на его полях и решил от них
избавиться. Феи ушли, не слышно их пения,
только “the most complete silence now reigned over
the farm of Pantannas…”.
73
Однажды, возвращаясь домой, он встретил a
wee being in the shape of a man, который сказал:
“Vengeance cometh, fast it approacheth”. Фермер
хотел исправить свою ошибку, но “the word of the
king has been given …and couldn`t be changed, the
vengeance was to take effect on the family”. Фермер
был очень опечален и ждал расплаты, однако
проклятие не пало на родившееся поколение и
фермер забыл о проклятии.
Прошло столетие, феи вновь вернулись на
поля, на ферме жило уже новое поколение.
Однажды, во время торжества по случаю свадьбы
одного из наследников, его звали Rhyderch
(Ридерх), перед гостями внезапно появилась
маленькая женщина и сказала: “ …I have been sent
to recount what is about to happen to this family. I
will tell thee this: a maiden`s heart is like a ship on the
coast unable to reach the harbour because the pilot has
been
lost”.
Сначала
гости
были
напуганы
74
произошедшим, но быстро забыли об этом. Ридерх
отправился провожать свою lady love Gwerfyl
(Гверфил). Это было путешествие, из которого он
так и не вернулся.
Время шло, родители Ридерха умерли, и об
исчезновении Ридерха быстро забыли. Только
один человек все еще ждал его, это была Гверфил:
“…Every morn, she might be seen, in all weathers,
hastening to the hilltop, with eyes full of tears, gazing
in any direction,…but in vain. …Death put an end to
all her hopes…”.
О Ридерхе больше некому было вспоминать,
время шло “…like smoke…”, однако, на самом
деле, Ридерх не исчез. В тот день, проводив
возлюбленную, он возвращался домой и услышал
музыку из
пещеры
и
остановился.
Музыка
становилась тише и он зашел в пещеру, чтобы
лучше слышать. Он слушал час или два, как ему
показалось, а когда вышел из пещеры, был уже
75
полдень. Он пошел домой, но местность казалось
ему странной, он побежал на ферму, открыл дверь
и зашел в дом. В доме все казалось не таким, как
было прежде, и он не знал старика, сидящего у
камина. Старик, удивленный появлением гостя,
спросил: «Кто так нагло врывается в мой дом?»
Ридерх не ответил сразу, он осознавал, что что-то
произошло и затем, тихо сказал: “ I am Rhyderch”.
Старик сказал: «Ридерх? Какой Ридерх? Я не знаю
никого с таким именем. Единственный Ридерх о
котором я когда-то слышал от моего дедушки,
исчез внезапно много столетий назад».Ридерх сел
на стул и зарыдал. Старик хотел его успокоить, но
как только он положил руку ему на плечо рыдающая фигура рассыпалась в пыль!.
Таким образом, мы видим, что свершенное зло
всегда возвращается, пусть даже не к самому его
исполнителю, но к его семье. Видимо, это связано
с большой значимостью семьи, как сплоченной,
76
цельной, единицы, для английской культуры.
Безусловно,
являются
концепты
«добро»
доминирующими
формирования
и
«зло»
факторами
морально-этических
норм
поведения во всех культурах. Приведенная в
качестве
примера
«вневременную»
сказка
показывает
и межкультурную значимость
высказывания О. Хайяма, взятого в качестве
эпиграфа к данной статье.
Мы полагаем, что в рамках данной статьи
достаточно четко иллюстрируется «суеверный»
характер взаимодействия концептов «добро» и
«зло» в английской культуре, просто потому, что
подобное явление отсутствует в русской культуре.
А само изучение концептов «добро» и «зло» в
аспекте культуры являет собой безграничную и
разностороннюю область для исследования.
Литература:
77
1.
Бережкова Д.В. «Понятие «добра» в
концептуальном
пространстве
английской
народной сказки: Автореф. дис…канд.филол.наук.
- М., 2011.-28с.
2. Воркачев С.Г. Постулаты лингвоконцептологии:
Антология
концептов.
-
Т.1.
-
Волгоград:
Парадигма, 2005. - С.11-13.
3.
Гальскова
Н. Д.
Современная
методика
обучения иностранным языкам: пособие для
учителя. - 2-е изд., перераб. и доп. – М.: АРКТИ,
2003. – 192 с.
4. Косиченко Е. Ф. Концепты «добро» и «зло» и их
отражение в прецедентных текстах (на материале
сказок)// Вестник МГЛУ. Выпуск 557, 2009. - С.
82-91.
5. Масленникова Е. М. Лакунарные разрывы в
диалоге культур: к пониманию сущности // Слово
и текст : психолингвистический подход :
сб. науч. тр..-Тверь: Твер. гос. ун-т, 2008. - Вып. 8.
78
- С. 100-107.
6.
Нечаева
Е.
национальный
Ф.
Языковое
менталитет
терминологии)//
(к
Вестник
сознание
и
вопросу
о
ВГУ.
Серия:
Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2009. - № 2. - С.31.
7. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка.
- изд.4-е, доп. -М., 2006. - 944с.
8. Риордан Дж. Народные сказки британских
островов. Сборник / Сост. Дж. Риордан.– М.:
Радуга, 1987. – На англ. яз. – 368с.
9. Софронова Л.А.
Категории и концепты
славянской культуры. Труды Отдела истории
культуры / отв. ред. Л.А. Софронова. - М.:
Институт славяноведения РАН, 2007. - 800с.
10. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской
культуры. Опыт исследования. - М.: Школа
«Языки русской культуры», 1997. -824с.
79
11. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная
коммуникация. - М.: Слово/Slovo, 2008. – 264 с.
12. Хроленко А.Т. Основы лингвокультурологии:
учебное пособие / Под ред. В.Д. Бондалетова. - 5-е
изд. - М.:Флинта Наука, 2009. - 184с.
13. The Concise Oxford English Dictionary. - Oxford
University Press, 2008. - 1007с.
14. Webster’s New World Dictionary of the American
Language.- Simon and Schuster Prentice Hall Press,
1984. – Р. 503.
Полагаю, что прочитав эту статью, каждый
вспомнил из своей жизни примеры воплощения
этого вселенского закона: «зло всегда возвращается
к тому, кто его послал».
Далее имеет смысл перейти от общекультурных
концептов к национальной специфике, отраженной в
пословицах.
East or west – home is best
80
What
are
the
proverbs?
According
to
dictionaries the proverbs are well known phrases or
sentences that give advice or say something that is
generally true. Before to discuss about any proverb we
have to remember that the proverb, as itself, is a
cultural unit, an item of folklore. To know more about
the language we teach or learn, in schoolbooks of
English the proverbs are traditionally given correlated
with the Russian language. By the words of russian
linguist S.G. Ter-Minasova, only comparison helps us
to see the difference and the peculiarity of both
languages. Of course, English proverbs and phrasal
units don`t have exact translation or correlation in
Russian, except some of them, for example, “as sly as
fox” – “хитрый как лиса”. This full correlation we
have because in both languages “a fox” symbolizes “a
slyness” or “cunning”.
81
But we can`t say the same about the proverb
“East or West- home is best”. In Russian, this unit is
translated as “В гостях хорошо, а дома лучше”, but
this is not “an exact equivalent”, this is “a near
equivalent” or “a literal translation”. Any proverb can
be considered as an illustration of living or a way of
thinking of a nation. In Russian translation there is an
accent on “hospitality” or “welcome”, which is a
typical feature of both cultures, English and Russian.
Indeed, the English are extremely hospitable nation.
But this proverb hides a point which generally is not
perceived by the Russians. All the point is in a spatial
orientation, in a lack of space.
The thing is that for an Englishman - who lives
in a small island bordered territory, who is forced to
restrict his space by building a 2-floored “space in
space” house with every room doored and lockable there is no big space or “large”, “vast” territory, to be
exact. This is a national specific feature of the English
82
culture. We can trace this typical feature in “a mirror
of nation” – the folktales. In every English folktale, a
hero always knows where exactly to go – to a nearest
village, to a neighbor, to a market – and gets there
very soon. And what we see in Russian folktales? A
hero goes “куда глаза глядят”, “за тридевять
земель”, and besides it takes him a long time to get
there: “долго ли, коротко ли шел Иван” and so on
and on. In Russian mentality there is no “restricted
space”, there is a vast space with no border and no
direction. East or west – for typically Russian
“широкой души” – no matter.
And what basically we have so far? The proverb
“East or West- home is best” is not “В гостях
хорошо, а дома лучше”, it is a kind of “cultural gap
when translating proverbs”. This proverb shows us a
very interesting and very clear difference between our
cultures, which can be seen only in comparison. This
“space restriction” influences all the life of The
83
English and causes and explaines their traditions, their
restraint and their firmness.
This proverbs doesn`t require a translation, it
requires a learning and understanding of an English
character, specific way of being and mentality.
84
Послесловие
Как говорилось в предисловии: результатом
знакомства с данным пособием должно стать
расширение лингвокультурного опыта читателя и
общего кругозора. Каждый читатель определяет
это
для
себя,
поскольку
нет
возможности
проверить это с помощью каких либо КОСов и
ФОСов.
Я полагаю, что после знакомства с данным
пособием, вам захочется посмотреть мультфильм
«Шрек» еще раз, и, я вас уверяю, вы увидите в нем
что-то новое.
Диалог культур это понятие абстрактное и
трудно объяснимое, нужно просто уметь видеть в
одной культуре элементы других культур. И тогда,
перед вами будет постоянно открываться что-то
новое. Как вы думаете, есть ли связь между
мультфильмом Шрек - 2 и фильмом «Охотники за
85
приведениями»? Оказывается, есть. Вспомните
момент, когда пекарь испек большого Пряничного
человека, и он ходил по городу. Буквально неделю
назад, я увидела этот же момент в фильме
«Охотники за привидениями-2», только там было
безобидное
привидение:
огромный
Зефирный
человек.
Я надеюсь, что данное пособие подскажет
вам, где искать этот диалог культур…
86
Список использованной литературы:
1. Зыкова, Е.В. Мифология сказочного героя в
фольклоре и современности (сравнение на
материале
русской
и
американской
лингвокультур) / Е.В. Зыкова // Гуманитарное
издание. Серия «Преемственность»: сб. научн.
тр./ Отв. ред. и сост. Н.Д. Федяев.- Омск:
ОмГПУ, 2011. - Вып. 12. - С.163-169.
2. Зыкова, Е.В. Сказка в контексте диалога
культур // Диалог культур - культура диалога:
лингвистические
и
социокультурные
парадигмы: сб. мат. регионального научн.практич. семинара с международным участием.
-
Омск:
Изд-во
АНО
ВПО
«Омский
экономический институт», 2012. - С.19-23.
3. Ковалева, Л.В. Национальное своеобразие
языковой
выраженных
объективизации
концептов,
фразеосочетаниями,
87
обозначающими реалии окружающей среды /
Л.В. Ковалёва // Вестник ВГУ,
«Лингвистика
и
Серия
межкультурная
коммуникация».- 2004.- № 1.- С. 54-60.
4. Лагоденко, Д.В. Культурно обусловленный
характер национально-языковой картины мира
/ Д.В. Лагоденко // Вестник МГОУ. Серия
«Лингвистика». - М.: Изд-во МГОУ. - 2008. № 2. - С.15-22.
5. Степанов, Ю.С. Константы. Словарь русской
культуры.
Опыт
исследования
/
Ю.С.
Степанов. – М.: Школа «Языки русской
культуры», 1997. -824с.
6. Тер-Минасова, С.Г. Язык и межкультурная
коммуникация
/
С.Г.
Терминасова.-
М.:
Слово/Slovo, 2008. – 264 с.
7. Томашева,
И.В. Понятие
«лакуна»
в
современной лингвистике. Эмотивные лакуны /
И.В. Томашева // Язык и эмоции: Сб. науч. тр. /
88
Отв.
ред.
В.И. Шаховский.
–
Волгоград:
Перемена, 1995. - С. 50-60.
8. Encyclopedia of World Mythology and Legend /
Anthony S. Mercatante & James R. Dow. - Third
Edition.- New York,2009. - 1124p.
Скачать