Аконит. Научные исследования

advertisement
Аконит
Aconite
Monkshood, Fu Zi, Ativish
Научные исследования
Противовоспалительные и противораковые деятельности этанольный экстракт маятниковой
аконит корень in vitro.
Маятниковая аконит корень традиционно используется для лечения различных воспалительных
патологий, таких как ревматизмом, раны, боль и опухоли в Китае. В данном исследовании
противовоспалительного и противоопухолевого действия и механизм сырой этанол, экстракт
маятниковой аконит корень (EPMR) были оценены и исследованы in vitro.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ:
Цитотоксические эффекты EPMR на различных опухолевых линиях клеток определяли с помощью
МТТ-метода. Апоптоз клеток и морфологии клеточного ядра были оценены с помощью Hoechst 33258
окрашивание. Кроме того, оксид азота (NO) в крови и внутриклеточного окислительного стресса в
перитонеальных макрофагов определяли для дальнейшего выяснения механизмов действия.
Результаты:
Данные показали, что EPMR может привести к серьезным зависимости от дозы токсичности на три
вида опухолевых клеток. Кроме того, EPMR отображается очевидно, противовоспалительное влияние
на ЛПС-индуцированную мышь перитонеальных макрофагов в дозе 4 - 200 мкг/мл. Результаты
продемонстрировали терапевтический потенциал Маятниковой Аконит корень на рака и
воспалительных заболеваний.
Вывод:
Наши результаты указывают на то, что EPMR обладает противовоспалительными и
противораковыми свойствами, предполагая, что маятниковая аконит корень может быть полезна,
противоопухолевым и противовоспалительным реагента в клинике.
Asian Pac J Cancer Prev. 2013;14(6):3569-73.
Anti-inflammatory and anticancer activities of ethanol extract of pendulous monkshood root in vitro.
Huang XJ1, Ren W, Li J, Chen LY, Mei ZN.
Author information
1College

of Pharmacy, South-Central University for Nationalities, Wuhan, China.
[email protected]
Abstract
AIM:
Pendulous monkshood root is traditionally used for the treatment of several inflammatory pathologies
such as rheumatisms, wounds, pain and tumors in China. In this study, the anti-inflammatory and
anticancer activities and the mechanism of crude ethanol extract of pendulous monkshood root (EPMR)
were evaluated and investigated in vitro.
MATERIALS AND METHODS:
The cytotoxic effects of EPMR on different tumor cell lines were determined by the MTT method. Cell
apoptosis and cell nucleus morphology were assessed by Hoechst 33258 staining. Moreover, nitric oxide
(NO) levels and intracellular oxidative stress in peritoneal macrophages were determined to further
elucidate mechanisms of action.
RESULTS:
The data showed that EPMR could produce significant dose-dependent toxicity on three kinds of tumor
cells. Furthermore, EPMR displayed obvious anti- inflammatory effects on LPS-induced mouse peritoneal
macrophages at the dosage of 4 - 200 μg/mL. The results demonstrated the therapeutic potential of
Pendulous Monkshood Root on cancer and inflammatory diseases.
1
CONCLUSION:
Our results indicate that EPMR has anti-inflammatory and anticancer properties, suggesting that
pendulous monkshood root may be a useful anti-tumor and anti-inflammatory reagent in the clinic.
Противоопухолевая активность полусинтетических производных Aconitum алкалоидов.
Мы недавно синтезирован из аконитином серия препаратов in vitro и in vivo противоопухолевой
свойств, среди которых-бис - [O-(14-benzoylaconine-8-ил)]suberate (BBAS) был самым активным (Eur J
Med Chem 2012; 54: 343). В настоящей работе мы использовали NCI панели 60 человеческих
опухолевых клеточных линий для выявления наиболее чувствительных клеточных линий и
препаратов с сопоставимыми цитотоксичность профилей. GI50 значения BBAS колебалась между 0.12
и 6,5 мкм. Активность была выше, чем в среднем для лейкемии и клеточных линиях меланомы,
особенно SK-MEL-5 и SK-MEL-28, COLO-205 и HT-29 (колоректальный рак) и MDA-MB-468 (груди) рак
клеточные линии. Мы оценили корреляцию между GI50 из BBAS и тех, 125 антипролиферативное
соединений с различными механизмами действия, с помощью бонферрони для множественных
испытаний, и мы наблюдали, как высоко значимая корреляция с GI50s из nitrosoureas. Интересно,
BBAS цитотоксичность обратно коррелирует с уровнем экспрессии MGMT (p = 0,009), фермент,
который участвует в ремонте nitrosourea-индуцированных повреждений ДНК. Однако, не
обнаружено корреляции с выражением 102 других генов, участвующих в репарации ДНК.
Противоопухолевая активность была протестирована на иммунодефицитных мышах с подкожно
xenografted COLO-205, HT-29, MDA-MB-468, SK-MEL-5 и SK-MEL-28 клеточных линий. На 10 мг/кг,
наблюдалось значительное уменьшение размера опухоли с T/C значения 41 % и 43 % для COLO-205 и
SK-MEL-28 клеточных линий, соответственно. Препарат был менее активен на HT-29 и SK-MEL-5 и
неактивные на MDA-MB-468 ксенотрансплантатов. Клеточный цикл исследований показал,
накопление BBAS-обработанных клеток в G2/M фазе, после лечения у 20 мкм. Взятые вместе, наши
результаты позволили идентифицировать потенциально новый класс противоопухолевых агент
отображение механизм действия связан, nitrosoureas.
Invest New Drugs. 2014 Feb;32(1):60-7. doi: 10.1007/s10637-013-9986-z. Epub 2013 Jun 13.
Antitumor activity of semisynthetic derivatives of Aconitum alkaloids.
Chodoeva A1, Bosc JJ, Lartigue L, Guillon J, Auzanneau C, Costet P, Zurdinov A, Jarry C, Robert J.
Author information
1Institut Bergonié, INSERM U916, Université Bordeaux Segalen, 229 cours de l'Argonne, 33076,

Bordeaux, France.
Abstract
We recently synthesized from aconitine a series of drugs with in vitro and in vivo antitumor properties,
among which bis[O-(14-benzoylaconine-8-yl)]suberate (BBAS) was the most active (Eur J Med Chem 2012;
54: 343). In the present work, we used the NCI panel of 60 human tumor cell lines to identify the most
sensitive cell lines and drugs with comparable cytotoxicity profiles. GI50 values of BBAS ranged between
0.12 and 6.5 μM. Activity was higher than average for leukemia and melanoma cell lines, especially SK-MEL5 and SK-MEL-28, for the COLO-205 and HT-29 (colorectal) and MDA-MB-468 (breast) cancer cell lines. We
evaluated the correlation between the GI50 of BBAS and those of 125 antiproliferative compounds with
various mechanisms of action, using Bonferroni correction for multiple testing, and we observed a highly
significant correlation with the GI50s of nitrosoureas. Interestingly, BBAS cytotoxicity was inversely
correlated with the expression levels of MGMT (p = 0.009), an enzyme involved in the repair of nitrosoureainduced DNA damage. However, no correlation was found with the expression of 102 other genes involved
in DNA repair. Antitumor activity was tested on immunodeficient mice with subcutaneously xenografted
COLO-205, HT-29, MDA-MB-468, SK-MEL-5 and SK-MEL-28 cell lines. At 10 mg/kg, there was a significant
reduction in tumor size with T/C values of 41 % and 43 % for COLO-205 and SK-MEL-28 cell lines,
respectively. The drug was less active on HT-29 and SK-MEL-5 and inactive on MDA-MB-468 xenografts. Cell
cycle studies showed an accumulation of BBAS-treated cells in G2/M phase after treatment at 20 μM.
Together, our results allowed the identification of a potentially new class of anticancer agent displaying a
mechanism of action related to that of nitrosoureas.
2
Иммунологические реакции в H22 пересадить мышей, перенесших Aconitum coreanum
полисахарид лечения.
В этом исследовании, полисахарид (ACP-a1), с молекулярной массой 3,2×10(5)да, был успешно
очищен и идентифицирован из корней Aconitum coreanum (Lèvl.) Rapaics. Газовая хроматография (GC)
анализ показал, что ACP-a1 был в основном состоит из β-d-маннозы и β-d-глюкозы в молярном
соотношении 1,2:3.5. Последствия ACP-А1 на рост опухоли и иммунной функции были оценены в
гепатомы H22 подшипник мышей. Результаты показали, что ACP-А1 значительно ингибирует рост
гепатомы H22 пересаженных мышам и длительного выживания время H22 опухоли-подшипник
мышей. Кроме того, вес тела, периферические белых клеток крови (WBC), индекс тимуса и селезенки
индекс H22 опухоли-подшипник также были улучшены после ACP-a1 лечения. Кроме того, ACP-a1
может стимулировать секрецию цитокинов в сыворотке крови H22 опухоли-подшипник мышей, таких
как IL-2, TNF-α и IFN-γ. Взятые вместе, наши результаты указывают на то, что ACP-a1 ингибирует рост
опухоли in vivo, по крайней мере, частично через повышение иммунного ответа организма-хозяина,
и, кажется, быть безопасным и эффективным, как роман агент с иммуномодулирующей активностью
для использования в противоопухолевой терапии.
Int J Biol Macromol. 2013 Apr;55:295-300. doi: 10.1016/j.ijbiomac.2013.01.011. Epub 2013 Jan 31.
Immunological response in H22 transplanted mice undergoing Aconitum coreanum polysaccharide
treatment.
Li H1, Sun M, Xu J, Li H, Zang M, Cui Y.
Author information
1Department of Hepatopancreatobiliary Surgery, Second Affiliated Hospital of Harbin Medical

University, Harbin 150086, PR China.
Abstract
In this study, a polysaccharide (ACP-a1), with a molecular weight of 3.2×10(5)Da, was successfully purified
and identified from the roots of Aconitum coreanum (Lèvl.) Rapaics. Gas chromatography (GC) analysis
indicated that ACP-a1 was mainly composed of β-d-mannose and β-d-glucose in a molar ratio of 1.2:3.5.
The effects of ACP-a1 on the tumor growth and immune function were assessed in hepatoma H22 bearing
mice. Results showed that ACP-a1 significantly inhibited the growth of hepatoma H22 transplanted in mice
and prolonged the survival time of H22 tumor-bearing mice. Besides, the body weight, peripheral white
blood cells (WBC), thymus index and spleen index of H22 tumor-bearing were also improved after ACP-a1
treatment. Furthermore, ACP-a1 could promote the secretion of serum cytokines in H22 tumor-bearing
mice, such as IL-2, TNF-α and IFN-γ. Taken together, our results indicate that ACP-a1 inhibits tumor growth
in vivo at least partly via improving immune responses of host organism, and seems to be safe and effective
as a novel agent with immunomodulatory activity for the use of anti-tumor therapy.
[Эффект aconiti lateralis radix praeparata и taraxaci herba по китайской медицине признаков и
симптомов, индуцированных уретаном легких рак у мышей].
Изучение китайской медицины (см) признаки и симптомы уретан-индуцированной легких рак у
мышей, и наблюдать эффект Aconiti Lateralis Radix Praeparata и Taraxaci Herba на симптомы опухоли у
мышей и прогресса.
Метод:
Мышей внутрибрюшинно вводили уретан два раза в неделю в течение последовательно пять
недель, чтобы установить легких рак модели. Изменения в своей внешности, температуры тела и
ушной раковины микроциркуляции наблюдались в канцерогенного процесса. См признаки и
симптомы уретан-индуцированной легких рак у мышей оценивали энергетического метаболизма,
эритроцитарной АТФ emzymatic деятельности и hemorrheological индекс. В ходе опухолевой модели
был наведен, Aconiti Lateralis Radix Praeparata и Taraxaci Herba были использованы для лечения
мышей и наблюдать их влияние на симптомы опухоли у мышей и прогресса.
3
Результат:
Во уретановые использовался, чтобы побудить легких рак, мышей постепенно становятся холод,
лень, сгорбившийся, с понижением температуры, цианоз в ушные раковины и хвост. Между тем, их
метаболизм энергии и эритроцитарной АТФ ферментативная активность снижается, а вязкость
цельной крови и эритроцитарной агрегированный показатель увеличился. Taraxaci Herba показал
влияние на повышение выше симптомы и признаки, но не было никакого эффекта на опухолевые
прогресса. Aconiti Lateralis Radix Praeparata показал влияние на снижение вышеперечисленных
симптомов и признаков и предотвращения опухолевой прогрессии.
Вывод:
Мышей с уретан-индуцированной легких, рак см показать признаки и симптомы замораживания с
холодной застой крови. Лечение Aconiti Lateralis Radix Praeparata может облегчить симптомы и
признаки у мышей и предотвращения опухолевой прогрессии.
Zhongguo Zhong Yao Za Zhi. 2012 Oct;37(20):3097-101.
[Effect of aconiti lateralis radix praeparata and taraxaci herba on Chinese medicine signs and symptoms
of urethane-induced lung cancer in mice].
[Article in Chinese]
Sun T1, Du GJ, Zhang YP, Li JH, Liu WJ, Wang YY.
Author information
1Drug Research Institute, Pharmaceutical College of Henan University, Kaifeng 475001, China.

Abstract
OBJECTIVE:
To study Chinese medicine (CM) signs and symptoms of urethane-induced lung cancer in mice, and
observe the effect of Aconiti Lateralis Radix Praeparata and Taraxaci Herba on symptoms in mice and tumor
progress.
METHOD:
The mice were intraperitoneally injected with urethane twice a week for consecutively five weeks to
establish a lung cancer model. The changes in their appearance, body temperature and auricle
microcirculation were observed in carcinogenic process. CM signs and symptoms of urethane-induced lung
cancer in mice were evaluated with energy metabolism, erythrocytic ATP emzymatic activity and
hemorrheological index. During the tumor model was induced, Aconiti Lateralis Radix Praeparata and
Taraxaci Herba were used to treat the mice and observe their effect on symptoms in mice and tumor
progress.
RESULT:
During urethane was used to induce lung cancer, the mice had gradually become chill, lazy, hunched,
with reduction in temperature, cyanosis in auricle and tail. Meanwhile, their energy metabolism and
erythrocytic ATP enzymatic activity reduced, whereas their whole blood viscosity and erythrocytic
aggregate index increased. Taraxaci Herba showed an effect on enhancing above symptoms and signs but
had no effect on tumor progress. Aconiti Lateralis Radix Praeparata showed an effect on reducing above
symptoms and signs and preventing tumor progress.
CONCLUSION:
Mice with urethane-induced lung cancer show CM signs and symptoms of congealing cold with blood
stasis. The treatment with Aconiti Lateralis Radix Praeparata can alleviate symptoms and signs in mice and
prevent tumor progress.
Роль измеряем перевозчиков по перевозке сильнодействующих ядовитых аконитином,
mesaconitine, hypaconitine, и их гидролизаты, как определено в культивируемых клетках Caco-2 и
трансфицированных MDCKII клеток.
Aconitum алкалоидов, в том числе аритмия (AC), mesaconitine (мА), hypaconitine (га), являются
высокотоксичными. Их гидролизаты, например benzoylaconine (BAC), benzoylmesaconine (BMA),
benzoylhypaconine (BHA), aconine, и mesaconine, значительно менее токсичен. Измеряем
перевозчиков, в том числе и P-гликопротеина (P-gp), breast cancer resistance protein (BCRP), и
4
multidrug resistance-associated protein изоформа 2 (MRP2), выступать в качестве первой линии
обороны и играют ключевую роль в токсичности профилактики. Целью настоящего исследования
было определить роль измеряем перевозчиков в перевозке Aconitum алкалоиды с использованием
культивируемых Caco-2, MDR1-MDCKII и BCRP-MDCKII клеток. Двунаправленный транспорт проб
Aconitum алкалоиды были выполнены с или без P-gp (циклоспорин A и верапамил), BCRP (Ko143) и
MRP2 (MK571) ингибиторы. Истечения соотношения (Er) переменного тока, мА, га и в клетках Caco-2,
были 34.6±4.2, 29.7±2.1, и 15,6±2.1, соответственно; BAC, БМА, и BHA были приблизительно 4, и
aconine и mesaconine были равны 1. Er значения переменного тока, мА, га и в MDR1-MDCKII и BCRPMDCKII клеток были достоверно выше, чем у родительских MDCKII клеток. Взятые вместе результаты
Er значения и внутриклеточных сумм в присутствии ингибиторов, P-gp и BCRP были задействованы в
транспортном переменного тока, мА и га, и MRP2, возможно, транспорта переменного тока, мА, га,
BAC, БМА и BHA.
Toxicol Lett. 2013 Feb 4;216(2-3):86-99. doi: 10.1016/j.toxlet.2012.11.011. Epub 2012 Nov 28.
The role of efflux transporters on the transport of highly toxic aconitine, mesaconitine, hypaconitine,
and their hydrolysates, as determined in cultured Caco-2 and transfected MDCKII cells.
Ye L1, Yang X, Yang Z, Gao S, Yin T, Liu W, Wang F, Hu M, Liu Z.
Author information
1Department of Pharmaceutics, School of Pharmaceutical Sciences, Southern Medical University,

Guangzhou 510515, China.
Abstract
Aconitum alkaloids including aconitine (AC), mesaconitine (MA), hypaconitine (HA), are highly toxic. Their
hydrolysates, such as benzoylaconine (BAC), benzoylmesaconine (BMA), benzoylhypaconine (BHA), aconine,
and mesaconine, are considerably less toxic. Efflux transporters, including P-glycoprotein (P-gp), breast
cancer resistance protein (BCRP), and multidrug resistance-associated protein isoform 2 (MRP2), act as a
first line of defence and play key roles in toxicity prevention. The aim of the present study was to determine
the role of efflux transporters in the transport of Aconitum alkaloids using cultured Caco-2, MDR1-MDCKII
and BCRP-MDCKII cells. Bidirectional transport assays of the Aconitum alkaloids were performed with or
without P-gp (cyclosporine A and verapamil), BCRP (Ko143) and MRP2 (MK571) inhibitors. The efflux ratios
(Er) of AC, MA, and HA in Caco-2 cells were 34.6±4.2, 29.7±2.1, and 15.6±2.1, respectively; those of BAC,
BMA, and BHA were approximately 4, and those of aconine and mesaconine were equal to 1. The Er values
of AC, MA, and HA in MDR1-MDCKII and BCRP-MDCKII cells were significantly higher than those in parental
MDCKII cells. Taken together the results of Er values and intracellular amounts in the presence of inhibitors,
P-gp and BCRP were involved in the transport of AC, MA and HA; and MRP2 might transport AC, MA, HA,
BAC, BMA and BHA.
[Снижение оксалиплатин, связанных с нейротоксичности администрации Keishikajutsubuto(РТ18)и порошкообразные обработанный корень аконита].
Оксалиплатин (L-OHP)является важным химиотерапевтический препарат для лечения
колоректального рака. Периферическая нейропатия наблюдалась у 90% больных, которые получали
L-OHP.Neuropathy часто приводит к прекращение лечения или снижение качества жизни(КЖ).
Наиболее эффективным способом сокращения нейропатии является введением L-OHP. Чтобы
уменьшить нейропатии, мы назначали Keishikajutsubutou(РТ-18)с пудрой обработанный корень
аконита(TJ-3023), и мы отчет эффект этих соединений. Испытуемые составили 11 пациентов с
метастатическим колоректальным раком. L-OHP(85mg/м2)вводили как часть FOLFOX6(10
пациентов)или FOLFOX7(1 пациент)режим. Все пациенты имели опытных нейропатии. Мы назначали
TJ-18(7,5 г)и T-3023(1 г). После 2-х недель, TJ-3023 доза была увеличена до 2 г для нон-респондеров.
Реакция оценивалась по Нейротоксичности критерии DEBIOPHARM. Снижение нейропатия
наблюдалась в 5 случаях(45,5 процента ). Среди 6 пациентов, у которых ноги и руки, почувствовал,
как теплая, снижение нейропатия наблюдалась у 5(83,3% ).
Gan To Kagaku Ryoho. 2012 Nov;39(11):1687-91.
[Reduction in oxaliplatin-related neurotoxicity by the administration of Keishikajutsubuto(TJ-18)and
5
powdered processed aconite root].
[Article in Japanese]
Yamada T1, Kan H, Matsumoto S, Koizumi M, Sasaki J, Tani A, Yokoi K, Uchida E.
Author information
1Dept. of Surgery, Nippon Medical School.

Abstract
Oxaliplatin (L-OHP)is an important chemotherapeutic drug for the treatment of colorectal cancer.
Peripheral neuropathy was observed in 90% of patients who received L-OHP.Neuropathy often results in
the discontinuation of treatment or a decrease the quality of life(QOL). The most effective method for
reducing neuropathy is the discontinuation of L-OHP. To reduce neuropathy, we administered
Keishikajutsubutou(TJ-18)with powdered processed aconite root(TJ-3023), and we report the effect of
these compounds. The subjects comprised 11 patients with metastatic colorectal cancer. LOHP(85mg/m2)was administered as part of the FOLFOX6(10 patients)or FOLFOX7(1 patient)regimen. All
patients had experienced neuropathy. We administered TJ-18(7.5 g)and T-3023(1 g). After 2 weeks, the TJ3023 dose was increased to 2 g for nonresponders. The response was evaluated according to the
Neurotoxicity Criteria of DEBIOPHARM. Reduction in neuropathy was observed in 5 cases(45.5% ). Among 6
patients whose feet and hands felt warm, reduction in neuropathy was observed in 5(83.3% ).
Human ether-a-go-go-related gene блокаторов канала и его Структурный анализ для разработки
лекарственных препаратов.
The human ether-a-go-go-related gene (hERG) K+ источник белка, в основном, выражается в сердца и
нервной системы и ее блокада номера-сердечно-сосудистые препараты пролонгированного
действия привели к тахикардии и внезапной смерти. В настоящем обзоре мы сосредоточились
физико-химических свойств, ответственных за hERG блокирование активности структурно различных
соединений. Отчетные научно-исследовательских работ показал, что гидрофобность на ван-дерВаальса (vdW) поверхности молекул (вызвали из ароматического кольца), необходимые для hERG
блокирующей активностью наряду с топологическими и электронные свойства. В quinolizidine
алкалоиды (натуральные продукты), такие как oxymatrine, sophoridine, sophocarpine и matrine нести
общую молекулярную структуру O=C=N-C-C-C-N, который обладал положительной ионотропных
эффект и hERG блокирующей активностью. Acehytisine гидрохлорид (ранее названный Guangfu базе)
был выделен из корня Aconitum coreanum (Levl.), это антиаритмического препарата в IV фаза
клинических исследований. В изохинолинового алкалоида, neferine (Nef) индуцирует зависящей от
концентрации уменьшение амплитуды тока (IC50 = 7.419 мм). Большинство из этих природных
продуктов соединений содержат номера-гибкий ароматических структур, но и у значимой
деятельности
благодаря
наличию
оптимального
гидрофобность.
Последние
научноисследовательские работы показали, что Еаг и каналы hERG выражаются различные рака клеточных
линий и тканей. Еаг канал показал онкогенным потенциалом в то время как каналы hERG связаны с
более агрессивными опухолями и роль в посредничестве вторжения. Этот обзор сделан вывод, что
рассмотрение физико-химических свойств, необходимых для hERG блокирующей активностью
поможет разработать новые препараты с меньшей кардиотоксичности.
Curr Drug Targets. 2013 Jan 1;14(1):102-13.
Human ether-a-go-go-related gene channel blockers and its structural analysis for drug design.
Narayana Moorthy NS1, Ramos MJ, Fernandes PA.
Author information
1REQUIMTE, Departamento de Quimica e Bioquimica, Faculdade de Ciencias, Universidade do Porto,

687, Rua do Campo Alegre, 4169-007 Porto, Portugal. [email protected]
The human ether-a-go-go-related gene (hERG) is a K+ channel protein mainly expressed in the heart and
the nervous systems and its blockade by non-cardiovascular acting drugs resulted in tachycardia and
sudden death. In this present review, we have focused the physicochemical properties responsible for the
hERG blocking activity of structurally different compounds. The reported research works showed that the
hydrophobicity on the van der Waals (vdW) surface of the molecules (aroused from the aromatic ring)
6
necessary for the hERG blocking activity along with topological and electronic properties. The quinolizidine
alkaloids (natural products) such as oxymatrine, sophoridine, sophocarpine and matrine carry the common
molecular structure of O=C=N-C-C-C-N that possessed positive ionotropic effect and hERG blocking activity.
Acehytisine hydrochloride (previously named Guangfu base A) was isolated from the root of Aconitum
coreanum (Levl.), is an anti-arrhythmic drug in phase IV clinical trial. The isoquinoline alkaloid, neferine
(Nef) induces a concentration-dependent decrease in current amplitude (IC50 of 7.419 MM). Most of these
natural product compounds contain non-flexible aromatic structures but have significant activity due to the
presence of optimum hydrophobicity. Recent research works revealed that Eag and hERG channels are
expressed by a variety of cancer cell lines and tissues. The Eag channel showed an oncogenic potential while
hERG channels are associated with more aggressive tumors and have a role in mediating invasion. This
review concluded that the consideration of physicochemical properties necessary for the hERG blocking
activity will guide to develop novel drugs with less cardiotoxicity.
Противоопухолевые эффекты 5-фторурацила в сочетании с потеплением и сбрасывая холодную
мокроту формулы по правам молочной железы.
Исследовать противоопухолевых эффектов потепления и сбрасывая холодную мокроту формуле (,
WRCP), китайский медицинский смеси, состоящей из водных вытяжек из Aconitum carmichaeli,
Ризома, bolbostemmatis, Phytolacca acinosa, Panax notoginseng, и Гекко swinhonis Gūenther, в
сочетании с 5-фторурацилом (5-FU) на человека молочной железы in vivo.
Методы:
Семьдесят два Nu/Nu мышам привит MDA-MB-231 молочной железы клетки были
рандомизированы в контрольную группу, 5-FU группа, высокие дозы WRCP (hWRCP) группа средней
дозы WRCP (mWRCP) группы, низкие дозы WRCP (lWRCP) группы, или комбинацию mWRCP и 5-FU
группы в 1:1:1:1:1:1 соотношения. Медикаментов было начато на следующий день после
имплантации опухоли. Контрольной группе вводили ежедневно с нормальным солевым раствором
(Н.С.) внутрибрюшинно; 5-FU группы вводили с 5-фу (30 мг/кг внутрибрюшинно каждый третий день,
всего 7 процедур; hWRCP группы, mWRCP группы и lWRCP группы получали ежедневно в дозах 5, 1 и
0,2 г/кг WRCP, соответственно, путем перфузии желудка; сочетанием группы, получавших 5-фу плюс
mWRCP на те же графики, что и выше. Все лечение длилось в течение 22 дней. Объем опухоли,
опухоли вес, коэффициент ингибирования опухолевых вес, некроз размере опухоли, орган индекса и
изменения массы тела у мышей nude были измерены.
Результаты:
Сочетание групповой и hWRCP группа имела значительно меньшие объемы опухоли (580±339
мм(3) и 587±249 мм(3) по сравнению с 1055±234 мм(3), соответственно), снижение веса опухоли
(0.42±0,29 г и 0,52±0,29 г против 0,80±0,15 г, соответственно), и выше некроза опухоли цены (на 22,7%
и 25,6% против 9,4%соответственно) по сравнению с контрольной группой (все <0.05). Аналогичные
изменения были обнаружены в 5-фу, mWRCP, и lWRCP групп по сравнению с контрольной группой, но
не были статистически значимыми, за исключением опухоли вес для 5-FU группы. Сочетание
групповой и hWRCP группа имела значительно меньшие объемы опухоли по сравнению с 5-фу group
(778±202 мм(3), Как <0.05). В комбинированной группе был самый высокий коэффициент
ингибирования опухоли (47.7%), затем следуют hWRCP группы (35.2%) и 5-FU группы (28.3%). 5-FU
группы имели более низкую массу тела увеличить (1.37±2.06 г против 5.60±0.72 г, <0,05) и нижний
индекс селезенки (4.064±на 1,774 мг/10 г по сравнению с 5.294±1.796 мг/10 г) по сравнению с
контрольной группой, тогда как комбинация группа отменила изменения в 5-FU группе с массой тела
увеличение 3.52±1.80 г (P <0,05) и селезенки индекс 7.036±1.599 мг/10 г (P <0,05). Селезенки индексы
в hWRCP, mWRCP, и IWRCP группы были значительно выше, чем в 5-FU группы (P <0,01 или P<0,05).
Никаких существенных различий в массе тела изменения наблюдались в WRCP групп по сравнению с
контрольной группой, P>0,05).
7
Вывод:
Лечение сочетание WRCP и 5-фу был более эффективным в ингибировании роста опухоли, чем
любой агент в одиночку и может иметь дополнительное преимущество в улучшении общего
состояния и иммунитета у мышей с человеческой молочной железы клеточных имплантатов.
Chin J Integr Med. 2012 Aug;18(8):599-604. doi: 10.1007/s11655-011-0878-9. Epub 2011 Dec 8.
Anticancer effects of 5-fluorouracil combined with warming and relieving cold phlegm formula on
human breast cancer.
Wang XL1, Ma F, Wu XZ.
1Zhong-Shan-Men In-patient Department, Tianjin Medical University Cancer Institute and Hospital,

Key Laboratory of Cancer Prevention and Therapy, Tianjin 300171, China.
To investigate the anticancer effects of warming and relieving cold phlegm formula (, WRCP), a Chinese
medical mixture composed of the aqueous extracts of Aconitum carmichaeli, Rhizoma bolbostemmatis,
Phytolacca acinosa, Panax notoginseng, and Gekko swinhonis Gūenther, combined with 5-fluorouracil (5FU) on human breast cancer in vivo.
METHODS:
Seventy-two Nu/Nu mice inoculated with MDA-MB-231 breast cancer cells were randomized into the
control group, 5-FU group, high-dose WRCP (hWRCP) group, medium-dose WRCP (mWRCP) group, lowdose WRCP (lWRCP) group, or combination of mWRCP and 5-FU group in a 1:1:1:1:1:1 ratio. Drug
administration was commenced on the day following tumor implantation. The control group was injected
daily with normal saline (N.S.) intraperitoneally; the 5-FU group was injected with 5-FU at 30 mg/kg
intraperitoneally every third day for a total of 7 treatments; the hWRCP group, mWRCP group and lWRCP
group received daily doses of 5, 1, and 0.2 g/kg of WRCP, respectively, by gastric perfusion; and the
combination group was treated with 5-FU plus mWRCP on the same schedules as above. All treatments
lasted for 22 days. Tumor volume, tumor weight, inhibition rate of tumor weight, necrosis rate of tumor,
organ index, and change in body weight of nude mice were measured.
RESULTS:
The combination group and the hWRCP group had significantly smaller tumor volumes (580±339 mm(3)
and 587±249 mm(3) versus 1055±234 mm(3), respectively), lower tumor weights (0.42±0.29 g and
0.52±0.29 g versus 0.80±0.15 g, respectively), and higher tumor necrosis rates (22.7% and 25.6% versus
9.4%, respectively) as compared with the control group (all <0.05). Similar changes were found in the 5-FU,
mWRCP, and lWRCP groups when compared with the control group but were not statistically significant,
except for the tumor weight for the 5-FU group. The combination group and the hWRCP group had
significantly smaller tumor volumes compared with the 5-FU group (778±202 mm(3), both <0.05). The
combination group had the highest tumor inhibition rate (47.7%), followed by the hWRCP group (35.2%)
and 5-FU group (28.3%). The 5-FU group had a lower body weight increase (1.37±2.06 g versus 5.60±0.72 g,
<0.05) and a lower spleen index (4.064±1.774 mg/10 g versus 5.294±1.796 mg/10 g) as compared with the
control group, whereas the combination group reversed the changes in the 5-FU group with the body
weight increase of 3.52±1.80 g (P <0.05) and spleen index of 7.036±1.599 mg/10 g (P <0.05). The spleen
indices in the hWRCP, mWRCP, and IWRCP group were all significantly higher than that in the 5-FU group (P
<0.01 or P<0.05). No significant differences in body weight change were observed in WRCP groups
compared with the control group P>0.05).
CONCLUSION:
The treatment combination of WRCP and 5-FU was more effective in the inhibition of tumor growth than
either agent alone and may have potentially additional benefit in improving the general condition and
immunity of the mice with human breast cancer cell implants.
[Эффект и механизм Aconitum vaginatum на пролиферацию, инвазию и метастазирование в
человеческой карциномы легкого А549 клеток].
Для изучения влияния и механизм Aconitum vaginatum на пролиферации, инвазии и
метастазировании аденокарциномы легких человека А549 клеточных линий.
Методы:
А549 клеток обрабатывали Aconitum vaginatum в различных концентрациях, и разделить на 4
группы: Aconitum vaginatum 0.01, 0.1, 1 мг/мл группы и контрольной группы, соответственно. МТТ8
теста был использован для оценки клеточной пролиферации, миграции и инвазии (с матригеля) тест
был проведен в transwell палаты; желатин zymography была выполнена на оценку воздействия
Aconitum vaginatum на матриксных металлопротеиназ (ММП)-2, ММП-9.
Результаты:
Aconitum vaginatum выставлены зависящей от концентрации ингибирующего на пролиферации и
инвазии клеток А549. Aconitum vaginatum было также обнаружено, что снижение активности ММП-2,
ММП-9 в концентрации-галлата (P < 0,05).
Вывод:
Aconitum vaginatum может препятствовать пролиферации, инвазии и метастазировании
аденокарциномы человека А549 клеточных линий, механизм может быть кончиной ММП-2, ММП-9
деятельности.
Zhong Yao Cai. 2010 Dec;33(12):1909-12.
[Effect and mechanism of Aconitum vaginatum on the proliferation, invasion and metastasis in human
A549 lung carcinoma cells].
[Article in Chinese]
Xu XF1, Chen YH, Wang J, Liao JJ, Wu JH.
Author information
1Department of Pharmacy, The People's Hospital of Yunyang, Shiyan 442000, China.

[email protected]
Abstract
OBJECTIVE:
To study the effects and mechanism of Aconitum vaginatum on proliferation, invasion and metastasis of
human lung adenocarcinoma A549 cell lines.
METHODS:
A549 cells were treated with Aconitum vaginatum at different concentrations, and divided into 4 groups:
Aconitum vaginatum 0.01, 0.1, 1 mg/mL groups and control group, respectively. MTT assay was used to
evaluate cell proliferation; migration and invasion (with matrigel) assay was conducted in the transwell
chamber; gelatin zymography was performed to evaluated the impacts of Aconitum vaginatum on matrix
metalloproteinase (MMP)-2, MMP-9.
RESULTS:
Aconitum vaginatum exhibited a concentration-dependent inhibitory on proliferation and invasion of
A549 cells. Aconitum vaginatum was also found to decrease the activity of MMP-2, MMP-9 in a
concentration-dependent manner (P < 0.05).
CONCLUSION:
Aconitum vaginatum can inhibit the proliferation, invasion and metastasis of human adenocarcinoma
A549 cell lines, the mechanism maybe deceasing MMP-2, MMP-9 activity.
Два новых амидных алкалоидов по борьбе с лейкемией деятельности от Aconitum taipeicum.
Два новых амидных алкалоиды, назвали 3-изопропил-tetrahydropyrrolo [1,2-a] пиримидин2,4(1H,3H)-Дион (1) и 1-ацетил-2,3,6-triisopropyl-tetrahydropyrimidin-4(1Н)-один (2), выделенных из
корней Aconitum taipeicum. Их химические структуры были охарактеризованы на основе MS, 1D - и 2D
ЯМР. В борьбе с лейкемией деятельности соединений были также протестированы. Результаты
показали, что соединения выставлены более значительного роста клеток ингибирующей
деятельности в отношении HL-60 клеток, чем адриамицин, с IC(50) 1,1 ± 0,03 мкг/мл и 1,6 ± 0.07
мкг/мл соответственно. Кроме того, два соединения показали противоопухолевую деятельность в
отношении клеток линии к562.
Fitoterapia. 2010 Dec;81(8):1091-3. doi: 10.1016/j.fitote.2010.07.005. Epub 2010 Jul 6.
Two new amide alkaloids with anti-leukaemia activities from Aconitum taipeicum.
Xu Y1, Guo ZJ, Wu N.
9
Author information
1Faculty of Pharmacy, Medical College of Xi'an Jiaotong University, Xi'an 710061, People's Republic of

China.
Abstract
Two new amide alkaloids, named 3-isopropyl-tetrahydropyrrolo [1,2-a] pyrimidine-2,4(1H,3H)-dione (1)
and 1-acetyl-2,3,6-triisopropyl-tetrahydropyrimidin-4(1H)-one (2), were isolated from the roots of Aconitum
taipeicum. Their chemical structures were characterized on the basis of MS, 1D- and 2D NMR. The antileukaemia activities of the compounds were also tested. The results indicated that the compounds
exhibited more significant cell growth inhibitory activities against HL-60 cells than adriamycin, with the
IC(50) of 1.1 ± 0.03 μg/mL and 1.6 ± 0.07 μg/mL respectively. In addition, two compounds showed antitumor activities against K562 cells as well.
Механизм изучения Aconitum-индуцированной нейротоксичности в PC12 клетках: привлечение
высвобождение дофамина и окислительного повреждения.
С Aconitum широко используется как важный компонент традиционной китайской медицины.
Однако, это может привести к нейротоксичности, и механизм до конца не выяснено. Настоящее
исследование с целью изучить потенциал дофаминергической нейротоксичности из Aconitum и его
механизм. Мы обнаружили, что Aconitum значительно вызывали высвобождение дофамина из
культивируемых клеток PC12 и от ядра accubens мышей. Эти результаты показывают, что Aconitum
может оперативно триггера выделения дофамина как in vitro, так и in vivo. Aconitum экспозиция
индуцированная активными формами кислорода с образованием снижение супероксиддисмутазы и
глутатионпероксидазы. Кроме того, PC12 клеток подавляется пролиферация и апоптоз смерти был
обнаружен после Aconitum лечения, но этот эффект может быть подавлены с помощью
антиоксидантов. Эти результаты показывают, что Aconitum может повредить PC12 клеток
посредством механизма окислительного стресса. В заключение, наши результаты указывают на то,
что Aconitum может вызвать высвобождение дофамина из дофаминергических нейронов;
избыточного внеклеточного дофамина могут создавать напряжения на клеточной антиоксидантной
системы и индуцируют апоптоз нейрона.
Neurotoxicology. 2010 Dec;31(6):752-7. doi: 10.1016/j.neuro.2010.06.005. Epub 2010 Jun 30.
Mechanism study of Aconitum-induced neurotoxicity in PC12 cells: involvement of dopamine release
and oxidative damage.
Zhao Y1, Bu Q, Zhou Y, Lv L, Yan G, Chen B, Wang L, Cen X.
Author information
1State Key Laboratory of Biotherapy and Cancer Center, West China Hospital, West China Medical

School, Sichuan University, Chengdu, China.
Abstract
The Aconitum has been widely used as an important component in traditional Chinese medicine.
However, it can cause neurotoxicity, and the mechanism has not been fully elucidated. The present study
aimed to investigate the potential dopaminergic neurotoxicity of Aconitum and its mechanism. We found
that Aconitum significantly evoked dopamine release from cultured PC12 cells and from the nucleus
accubens of mice. These results show that Aconitum can promptly trigger dopamine release both in vitro
and in vivo. Aconitum exposure induced reactive oxygen species formation with the decrease of superoxide
dismutase and glutathione peroxidase. Moreover, PC12 cells proliferation was inhibited and apoptotic
death was detected after Aconitum treatment, but this effect could be attenuated by antioxidants. These
findings suggest that Aconitum can damage PC12 cells through oxidative stress mechanism. In conclusion,
our results indicate that Aconitum can evoke dopamine release from dopaminergic neurons; excessive
extracellular of dopamine can then create stresses on cellular antioxidant systems and induce neuron
apoptosis.
"Структура-активность " отношения между Aconitum C20-diterpenoid производных алкалоида и
10
рост подавляющей деятельности неходжкинская лимфома клеток раджи и человеческих
гемопоэтических стволовых/прогениторных клеток.
Противоопухолевых свойств новых производных, приготовленные из Aconitum C(20)-diterpenoid
алкалоид, который демонстрируют наименьшую токсичность среди Aconitum алкалоиды, были
исследованы в неходжкинская лимфома клеток линии Raji-клеток. Два романа Aconitum C(20)diterpenoid производных алкалоида, 11-м-Trifluorometylbenzoyl (Мб)-pseudokobuisne и 11-Anisoyl (а)pseudokobusine, показал значительное угнетающее воздействие и их 50% ингибирующей
концентрации 2,2 мкг/мл и 2,4 мкг/мл против раджи клеток, соответственно. Оба соединения имеют
такую же структуру, за исключением функциональной группы в C-11 позиция. Одним из активных
соединений, 11-Мб-pseudokobusine, четко ингибировал фосфорилирование внеклеточной сигналрегулируемой
киназы,
индуцированных
усиленной
фосфатидилинозитол
3-киназой
фосфорилирования и привело к последующим накоплением G1 и/или суб-G1 фазы в клетках раджи.
Кроме того, без существенных угнетающее воздействие на рост человеческих CD34(+)
гемопоэтических стволовых/прогениторных клеток (HSPC) наблюдали 11-Мб-pseudokobusine которая
показала сильное подавление активности на рост клеток раджи, а 11-как-pseudokobusine также
показали значительно угнетающее действие на рост HSPC. Поэтому atisine Тип структуры,
характерный C(20)-diterpenoid алкалоиды играет очень важную роль в фармакологических свойств. В
частности, C-11 остатки являются важным компонентом для противоопухолевые свойства и низкая
токсичность для кроветворения.
Invest New Drugs. 2011 Feb;29(1):1-8. doi: 10.1007/s10637-009-9327-4. Epub 2009 Sep 26.
Structure-activity relationships between the Aconitum C20-diterpenoid alkaloid derivatives and the
growth suppressive activities of Non-Hodgkin's lymphoma Raji cells and human hematopoietic
stem/progenitor cells.
Hazawa M1, Takahashi K, Wada K, Mori T, Kawahara N, Kashiwakura I.
Author information
1Department of Radiological Life Sciences, Hirosaki University Graduate School of Health Sciences,

66-1 Hon-cho, Hirosaki, Aomori, 036-8564, Japan.
Abstract
The anti-tumor properties of novel derivatives prepared from Aconitum C(20)-diterpenoid alkaloid, which
show the least toxicity among the Aconitum alkaloids, were investigated in the Non-Hodgkin's lymphoma
cell line Raji cells. Two novel Aconitum C(20)-diterpenoid alkaloid derivatives, 11-m-Trifluorometylbenzoyl
(Mb)-pseudokobuisne and 11-Anisoyl (As)-pseudokobusine, showed significant suppressive effects and their
50% inhibitory concentrations were 2.2 μg/ml and 2.4 μg/ml against Raji cells, respectively. Both
compounds have the same structure except for a functional group in the C-11 position. One of the active
compounds, 11-Mb-pseudokobusine, clearly inhibited the phosphorylation of extracellular signal-regulated
kinase, induced enhanced phosphoinositide 3 kinase phosphorylation and led to the subsequent
accumulation of G1 and/or sub G1 phase in Raji cells. In addition, no significant suppressive effects on the
growth of human CD34(+) hematopoietic stem/progenitor cells (HSPC) were observed by 11-Mbpseudokobusine which showed a strong suppressive activity on the growth of Raji cells, whereas 11-Aspseudokobusine also a showed significantly suppressive effect on the growth of HSPC. Therefore, the
atisine type structure characteristic of C(20)-diterpenoid alkaloids plays a very important role in the
pharmacological properties. In particular, the C-11 residues are an important component for the anti-tumor
properties and for the lower toxicity to hematopoiesis.
Подавляющие эффекты новых производных, приготовленные из Aconitum алкалоидов на рост
опухоли.
Мало информации пока не сообщалось о антипролиферативным свойствами Aconitum алкалоидов
в отношении опухолевых клеток человека, несмотря на их интенсивное токсичности. В настоящем
исследовании, противоопухолевыми свойствами и сенсибилизирующим действием излучения были
исследованы различные типы новых производных, приготовленные из Aconitum алкалоиды.
Противоопухолевые свойства были исследованы в отношении человеческих опухолевых клеточных
11
линий, A172, А549, HeLa и раджи, соответственно, роста клеток, клоногенетическое исследование,
клеточный цикл распределения клеточного цикла, связанных молекул и gammaH2AX выражение.
Новых соединений, производных от C(20)-diterupenoid алкалоиды показали значительно угнетающее
действие во всех клеточных линиях. В отличие от природных C(19)-norditerpenoid алкалоидов и их
производных показал, либо никакого эффекта, либо лишь незначительное влияние. Одним из
соединений, также показал, radiosensitizing свойств клеток А549. Эти эффекты не связаны ни
клеточного цикла, распределение, усиление апоптоза или gammaH2AX выражение. Роман
производных, приготовленные из Aconitum алкалоиды, но не природные алкалоиды, ясно показал,
анти-пролиферативной активности в человеческих опухолевых клеточных линиях.
Invest New Drugs. 2009 Apr;27(2):111-9. doi: 10.1007/s10637-008-9141-4. Epub 2008 Jun 13.
Suppressive effects of novel derivatives prepared from Aconitum alkaloids on tumor growth.
Hazawa M1, Wada K, Takahashi K, Mori T, Kawahara N, Kashiwakura I.
Author information
1Department of Radiological Life Sciences, Hirosaki University Graduate School of Health Sciences,

66-1 Hon-cho, Hirosaki, 036-8564, Japan.
Abstract
Little information has so far been reported regarding the antiproliferative properties of Aconitum
alkaloids against human tumor cells despite of their intense toxicities. In the present study, the antitumor
properties and radiation sensitizing effects were investigated by various types of novel derivatives prepared
from Aconitum alkaloids. The antitumor properties were investigated against human tumor cell lines, A172,
A549, HeLa and Raji, respectively, by a cell growth, a clonogenic assay, cell cycle distribution, cell cycle
related molecules and gammaH2AX expression. The novel compounds derived from C(20)-diterupenoid
alkaloids showed a significantly suppressive effect in all cell lines. In contrast, natural C(19)-norditerpenoid
alkaloids and their derivatives showed either no effect or only a slight effect. One of the compounds also
showed radiosensitizing properties on A549 cells. These effects are not related to either the cell cycle
distribution, the enhancement of apoptosis or the gammaH2AX expression. Novel derivatives prepared
from Aconitum alkaloids, not but natural alkaloids, clearly showed anti-proliferative activity in human
tumor cell lines.
Сравнительное изучение противоопухолевой эффективности aonitine-содержащего агента ВС1
против асцитные и солидной формы карциномы Эрлиха.
Изучение противоопухолевой активности conitine-содержащего агента ВС1 in vivo.
Методы:
BC1 водного раствора вводили per os мышам подшипник асцитическая или твердые формы
карциномы Эрлиха. Противораковый эффект BC1 назначают per os оценивали по показателям
торможения роста опухоли и продолжительность жизни экспериментальных животных.
Результаты:
BC1 не посмотреть противоопухолевой активности в случае асцитные формы карциномы Эрлиха. В
то же время лечение с BC1 привели в 77,3% ингибирование роста солидной формы карциномы
Эрлиха (p < 0,05).
Вывод:
BC1 активен in vivo против опухоли и ангиогенез-зависимых роста.
Exp Oncol. 2007 Dec;29(4):317-9.
Comparative study of anticancer efficacy of aonitine-containing agent BC1 against ascite and solid
forms of Ehrlich's carcinoma.
Dasyukevich OI1, Solyanik GI.
1RE Kavetsky Institute of Experimental Pathology, Oncology and Radiobiology, NAS of Ukraine, Kyiv,

Ukraine.
To study anticancer activity of conitine-containing agent BC1 in vivo.
12
METHODS:
BC1 water solution was administered per os to mice bearing ascite or solid form of Ehrlich's carcinoma.
Anticancer effect of BC1 administered per os was evaluated by the indexes of tumor growth inhibition and
average life span of experimental animals.
RESULTS:
BC1 didn't show anticancer activity in the case of ascite form of Ehrlich's carcinoma. At the same time
treatment with BC1 resulted in 77.3% growth inhibition of solid form of Ehrlich's carcinoma (p < 0.05).
CONCLUSION:
BC1 is active in vivo against tumor with angiogenesis-dependent growth.
Влияние водных экстрактов из Aconitum carmichaeli, Ризома, bolbostemmatis, Phytolacca acinosa,
Panax notoginseng и Gekko swinhonis Gūenther на Bel-7402 клеток.
Для изучения противоопухолевой активности китайских медицинских смеси, WRCP (потепление и
сбрасывать холодная Флегма), на гепатокарциномой Bel-7402 клеток.
Методы:
Отпечатки пальцев WRCP, которые были в составе водных вытяжек из Aconitum carmichaeli, Ризома,
bolbostemmatis, Phytolacca acinosa, Panax notoginseng и Gekko swinhonis Гюнтер, и аритмия, которая
может быть изолирована от Aconitum carmichaeli и имеют потенциальную токсичность, были
определены высокого давления жидкостной хроматографии. Bel-7402 клетки выращивали в
присутствии WRCP, как(2)O(3) или all-транс-ретиноевой кислоты (ATRA). Клеточную пролиферацию и
жизнеспособность определяли по трипановым синим пятном. Апоптоза и клеточного цикла Bel-7402
клетки были обнаружены методом проточной цитометрии. Морфологические и ультраструктурные
изменения были определены в соответствии с оптической и электронной микроскопии. Секрецию
Альфа-фетопротеина и альбумина был обнаружен с помощью радиоиммуноанализа.
Результаты:
Среднее качество аконитином 1.15 +/- 0.10 микрогр за 7,5 г экстрактов. WRCP может подавлять
пролиферацию и жизнеспособность Bel-7402 клеток. Процент апоптоза клеток и S-фазы клеток
увеличилось на WRCP-обработанных клетках. Лечение с WRCP, Bel-7402 клеток показал,
ультраструктурные особенности дифференциации. Альфа-фетопротеин секреции снизилась, в то
время как альбумин повышенной секреции (P < 0,001, P < 0,001, соответственно) заметно в WRCPобработанных клетках.
Вывод:
WRCP может влиять на пролиферацию, дифференцировку и апоптоз Bel-7402 клеток. Он может
арестовать клеток в S фазе и имеет сильную цитотоксичность на Bel-7402 клеток.
World J Gastroenterol. 2007 May 21;13(19):2743-6.
Effects of aqueous extracts of Aconitum carmichaeli, Rhizoma bolbostemmatis, Phytolacca acinosa,
Panax notoginseng and Gekko swinhonis Gūenther on Bel-7402 cells.
Yan ZC1, Chen D, Wu XZ, Xie GR, Ba Y, Yan Z.
Author information
1Tianjin Medical University Cancer Institute and Hospital, Ti Yuan Bei, Huan Hu Xi Road, He Xi

District, Tianjin, 300060, China.
Abstract
AIM:
To investigate the anticancer activity of a chinese medical mixture, WRCP (warming and relieving Cold
Phlegm), on hepatocarcinoma Bel-7402 cells.
METHODS:
Fingerprints of WRCP, which were composed of aqueous extracts of Aconitum carmichaeli, Rhizoma
bolbostemmatis, Phytolacca acinosa, Panax notoginseng and Gekko swinhonis Guenther, and aconitine,
which could be isolated from Aconitum carmichaeli and have the potential toxicity, were identified by high
pressure liquid chromatography. Bel-7402 cells were grown in the presence of WRCP, As(2)O(3) or all-transretinoic acid (ATRA). Cell proliferation and viability were determined by trypan blue stain. Apoptosis and cell
cycle of Bel-7402 cells were detected by flow cytometry. Morphologic and ultrastructural variations were
13
determined under optic and electronic microscopy. The secretion of alpha-fetoprotein and albumin was
detected by radioimmunoassay.
RESULTS:
The average quality of aconitine is 1.15 +/- 0.10 microg per 7.5 g extracts. WRCP could suppress the
proliferation and viability of Bel-7402 cells. The percentage of apoptosis cells and S phase cells increased on
WRCP-treated cells. Treated with WRCP, Bel-7402 cells showed ultrastructural features of differentiation.
The alpha-fetoprotein secretion decreased while the albumin secretion increased (P < 0.001, P < 0.001,
respectively) markedly in WRCP-treated cells.
CONCLUSION:
WRCP can affect the proliferation, differentiation and apoptosis of Bel-7402 cells. It can arrest cells in S
phase and has strong cytotoxicity to Bel-7402 cells.
Нарушения равновесия между клеточной репликации, роста, дифференцировки и апоптоза пользу
роста предраковый и опухолевых поражений печени. Наблюдается снижение гибели клеток и
усилению клеточной пролиферации в ГЦК[6]. WRCP подавляли пролиферацию Bel-7402 клеток в дозе
- и время-зависимым образом. Даже в концентрации 75 мг/л, WRCP ингибирует пролиферацию и
жизнеспособность Bel-7402 клетки сильно. Поскольку ячейки были арестованы WRCP в S-фазе, мы
пришли к выводу, что WRCP подавляли пролиферацию Bel-7402 клеток путем ингибирования
репликации ДНК. Кроме того, WRCP индуцированный апоптоз Bel-7402 клеток. Процент апоптоза
клеток была 35,9% - Bel-7402 клеток после лечения с WRCP в концентрации 250 мг/л.
Развитию злокачественных новообразований в результате изменение нормального процесса
дифференцировки клеток[7]. Индукции терминальной дифференцировки в опухолевых клетках
представляет собой возможные терапевтические стратегии для лечения ГЦК. Ретиноиды и
соединений, участвующих в витамин А метаболический путь известно, что дифференциацияиндуцирующих агентов с hypoproliferative эффекты. Хотя почти 95% пациентов с острой
промиелоцитарной лейкемии (APL) подвергаются полной ремиссии при лечении all-трансретиноевой кислоты (ATRA), влияние ретиноидов на большинстве опухолей разочаровывает[8,9].
Исследования с использованием ретиноидов показал снижение на 20% во втором развитие опухоли у
пациентов, которых лечили с помощью чрескожной инъекции алкоголя[10]. Ретиноиды используются
в профилактике второй развития опухоли после первичной резекции или абляции[11,12].
Дифференцировка клеток включает морфологические вариации и функционального созревания.
Bel-7402 клеток показали аномальные особенности круглой формы видел под оптической
микроскопии, но измененные клетки шпинделя форму после воздействия WRCP. Кроме того, WRCPобработанных клетках показали, ультраструктурные особенности лучше дифференцировки, такие как
обильные гетерохроматина, бедные euchromatin и низким nucleo-цитоплазматического
соотношения. AFP признан злокачественного фенотипа белок человеческих клетках гепатомы.
Наоборот, ALB-это белок, который вырабатывается зрелых гепатоцитов. AFP секреции снизилась, в то
время как ALB секреции заметно увеличилась в WRCP-обработанных клетках. Эти результаты
позволяют предположить, что WRCP может индуцировать дифференцировку в человеческой
гепатомы Bel-7402 клеток. Мы протестировали влияние Gekko сульфатированных полисахаридов на
пролиферацию, апоптоз и дифференцировку Bel-7402 клеток одновременно, и обнаружил, что Гекко
сульфатированные полисахариды подавил индуцированной пролиферации и дифференциации Bel7402 клеток, но токсичность была незначительной[13]. Таким образом Gekko сульфатированных
полисахаридов может быть основной состав WRCP, которые индуцируют дифференцировку ГЦК.
Опухоль клеточного цикла заболевания, аномальные интерфейс высокого распространения, низкой
дифференцировки и апоптоза блок. WRCP мог сделать опухолевые клетки возобновить нормальный
интерфейс механизма путем подавления пролиферации, индуцирование дифференцировки и
индукции апоптоза.
Гепатокарциномой является одним из наиболее часто встречающихся раковых заболеваний в
мире. Однако, несколько эффективных химиотерапевтических средств для этого заболевания не
разработаны. Гепатокарциномой клетки могут сопротивляться химиотерапевтических агентов,
особенно выражая multi-drug resistance gene[3,4]. Кроме того, многие гепатокарциномой клеток в
G0/Г1 фазы, которые нечувствительны к цитотоксин[14]. В этом исследовании, соотношение G0/Г1 фаза
14
клетки 57,9%. WRCP может подавлять жизнеспособность Bel-7402 клеток значительно. Выжившие
клетки были высокопарными, и обильные vacuolations произошло в цитоплазме. Эти результаты
показали, что WRCP было сильное цитотоксическое действие в Bel-7402 клеток. Однако, WRCP
существенно отличается от химиотерапевтических агентов, потому что он может развивать свою
цитотоксичность путем регуляции клеточного цикла. WRCP увеличилось S-фазе клеток и снижение
G0/Г1 фаза клетки. Коэффициенты G0/Г1 фаза клетки и S-фазы клетки 57.9% и 28,6%, соответственно в
отрицательной контрольной группе. После получавших 250 мг/л WRCP, что на 49,4% клеток
находились в г0/Г1 фазы и 37,8% клеток в S фазе. Поэтому, WRCP может усилить ее цитотоксическое
действие на опухолевые клетки путем регуляции клеточного цикла.
В заключение, WRCP может эффективно ингибировать пролиферацию, апоптоз и дифференцировку
и ареста клеток в S-фазе в человеческой гепатокарциномой клеток. Кроме того, WRCP имел сильную
цитотоксичность в гепатокарциномой клеток. Возвращению аномальное биологическое действие
карцинома может усилить ее цитотоксическое действие. Эти результаты указывают на то, что WRCP
имеет потенциальную ценность развития дополнительного терапии против рака. Однако,
идентификация активных соединений и точный механизм остается быть дополнительно
исследованы.
DISCUSSION
Disturbances of the equilibrium between cellular replication, growth, differentiation and apoptosis favor
the growth of preneoplastic and tumoral lesions in the liver. There is decreased cell death and increased cell
proliferation in HCC[6]. WRCP suppressed the proliferation of Bel-7402 cells in a dose- and time-dependent
manner. Even at a concentration of 75 mg/L, WRCP inhibited the proliferation and viability of Bel-7402 cells
strongly. Because cells were arrested by WRCP at S phase, we inferred that WRCP suppressed the
proliferation of Bel-7402 cells through inhibiting the replication of DNA. Furthermore, WRCP induced the
apoptosis of Bel-7402 cells. The percentage of apoptosis cells was 35.9% in Bel-7402 cells after treatment
with WRCP at concentration of 250 mg/L.
The development of malignancies can result from the change of the normal process of cell
differentiation[7]. The induction of terminal differentiation in tumor cells represents a possible therapeutic
strategy for HCC. Retinoids and compounds involved in the vitamin A metabolic pathway are known to be
differentiation-inducing agents with hypoproliferative effects. Although almost 95% of patients with acute
promyelocytic leukemia (APL) undergo complete remission when treated with all-trans-retinoic acid (ATRA),
the effect of retinoids on most tumors is disappointing[ 8,9]. A study using retinoid showed a 20% reduction
in the second tumor development in patients who had been treated with percutaneous alcohol
injection[10]. Retinoids have been used in the prevention of second tumor development after initial tumor
resection or ablation[11,12].
Cell differentiation includes the morphologic variation and functional maturation. Bel-7402 cells showed
abnormal features with a round shape seen under optical microscopy, but cells changed to spindle shape
after exposure to WRCP. In addition, WRCP-treated cells showed ultrastructural features of better
differentiation, such as abundant heterochromatin, poor euchromatin and low nucleo-cytoplasmic ratio.
AFP is recognized as a malignant phenotype protein of human hepatoma cells. On the contrary, ALB is a
protein secreted by mature hepatocytes. The AFP secretion decreased while the ALB secretion increased
markedly in WRCP-treated cells. These results suggest that WRCP could induce the differentiation in human
hepatoma Bel-7402 cells. We tested the effects of Gekko sulfated polysaccharides on the proliferation,
apoptosis and differentiation of Bel-7402 cells simultaneously, and found that Gekko sulfated
polysaccharides suppressed the proliferation and induced differentiation of Bel-7402 cells, but the toxicity
was negligible[13]. Thus Gekko sulfated polysaccharides may be the main compound of WRCP, which induce
differentiation of HCC. Tumor is a cell cycle disease that has the abnormal interface of high proliferation,
low differentiation and apoptosis block. WRCP could make tumor cells renew the normal interface
mechanism by suppressing proliferation, inducing differentiation and inducing apoptosis.
Hepatocarcinoma is one of the most frequently occurring cancers worldwide. However, few effective
chemotherapeutic agents for this disease have not been developed. Hepatocarcinoma cells can resist
chemotherapeutic agents especially by expressing multi-drug resistance gene[3,4]. In addition, many
hepatocarcinoma cells are in G0/G1 phase, which are insensitive to cytotoxin[14]. In this study, the ratio of
15
G0/G1 phase cells is 57.9%. WRCP could inhibit the viability of Bel-7402 cells significantly. The survived cells
were tumid, and abundant vacuolations occurred in cytoplasm. These results demonstrated that WRCP had
a strong cytotoxic effect in Bel-7402 cells. However, WRCP is significantly different from chemotherapeutic
agents, because it could enhance its cytotoxicity by cell cycle regulation. WRCP increased the S phase cells
and decreased the G0/G1 phase cells. The ratios of G0/G1 phase cells and S phase cells are 57.9% and 28.6%,
respectively in negative control group. After treated with a 250 mg/L WRCP, 49.4% of the cells were in
G0/G1 phase and 37.8% of the cells were in S phase. Therefore, WRCP may enhance its cytotoxic effect in
tumor cells through cell cycle regulation.
In conclusion, WRCP could effectively inhibit proliferation, induce apoptosis and differentiation and arrest
cells in S phase in human hepatocarcinoma cells. In addition, WRCP had a strong cytotoxicity in
hepatocarcinoma cells. The reversion of the abnormal biological action of carcinoma may enhance its
cytotoxic effect. These results indicate that WRCP has the potential value of development of supplementary
therapies against cancer. However, the identification of the active compounds and the exact mechanism
involved remains to be further investigated.
[Противоопухолевый эффект аконит полисахарид с адриамицин долго циркулирует
термочувствительные липосомы и механизм его].
Соблюдать синергетическое действие аконит полисахарид (MPS) и адриамицин (ADM) давно
циркулирующих термочувствительные липосомы (ALTSL) в адресности терапии для H22 опухолиподшипник мышей и изучить механизм.
Методы:
На противоопухолевую активность оценивали с помощью опухоль весом в качестве индекса. Жизнь
пролонгации ставка мышей было рассчитано по времени выживания опухоли-подшипник мышей.
Убийца активности НК-клеток и лимфоцитов, коэффициент трансформации, были выявлены ЛДГрелиз анализа и МТТ колориметрии, соответственно. Апоптоз опухолевых клеток и выражений, р53,
Fas, Fas-L и каспазы-3, были проанализированы с помощью проточной цитометрии. Выражения для
Ил-2 мРНК и ил-12 мРНК в лимфоцитах селезенки определяли методом от-ПЦР. Патологических
изменений опухоли, сердца, печени и почек, тканей опухоли-подшипник мышей наблюдались под
световым микроскопом.
Результаты:
По сравнению с адриамицин липосомы группы, противоопухолевый эффекты были улучшены в
(MPS+ALTSL) группа, ингибирующая рост опухоли курс до 80.4%. Выживание время опухолиподшипник мышей в ALTSL и (MPS+ALTSL) групп была значительно увеличена по сравнению с ADM
group (P<0,01). Убийца активности НК-клеток было выше в ALTSL, чем в группе НС и ADM групп, и был
самым высоким в (MPS+ALTSL) группы. На скорость трансформации лимфоцитов (MPS+ALTSL) группа
была заметно увеличена (P<0,01) по сравнению с ADM group. Результат от-ПЦР показал, что
выражения " Ил-2 мРНК и ил-12 мРНК в лимфоцитах в adriamycin давно циркулирующие липосомы
(ALCL) группы были значительно выше, чем в ADM group. Выражения Ил-2 мРНК и ил-12 мРНК была
значительно выше (MPS+ALTSL) группе, чем в ALTSL группы. Патологическая экспертиза указала, что в
(MPS+ALTSL) группы, больше лимфоцитов и моноцитов были найдены в ткани опухоли.
Вывод:
ALTSL может повысить противоопухолевый эффект и уменьшить побочные эффекты (например,
цитотоксичность) адм. Депутаты в сочетании с ALTSL может повысить убийца активности НК-клеток и
трансформации т-клеток, поддерживая их синергический противоопухолевый эффект.
Xi Bao Yu Fen Zi Mian Yi Xue Za Zhi. 2006 Jul;22(4):458-62.
[Anti-tumor effect of monkshood polysaccharide with adriamycin long circulating temperaturesensitive liposome and its mechanism].
[Article in Chinese]
Dong LF1, Zhang YJ, Liu JS, Song SX, Hou J, Lu ZJ.
Author information
1Experiment Animal Department, Hebei Medical University, Shijiazhuang 050017, China.

16
To observe the synergic action of monkshood polysaccharide (MPS) and adriamycin (ADM) long
circulating temperature-sensitive liposome (ALTSL) in targeting therapy for H22 tumor-bearing mice and
explore the mechanism.
METHODS:
The anti-tumor activity was evaluated by using the tumor's weight as an index. The life prolongation rate
of mice was calculated according to the survival time of the tumor-bearing mice. The killer activity of NK
cells and the lymphocyte transformation rate were detected by the LDH release assay and MTT colorimetry,
respectively. The apoptosis of tumor cells and the expressions of p53, Fas, Fas-L and caspase-3 were
analyzed by flow cytometry. The expressions of IL-2 mRNA and IL-12 mRNA in spleen lymphocytes were
determined by RT-PCR. The pathologic changes of tumor, heart, liver and kidney tissues of the tumorbearing mice were observed under light microscope.
RESULTS:
Compared with the adriamycin liposome group, the anti-tumor effects were enhanced in (MPS+ALTSL)
group with tumor growth inhibitory rate up to 80.4%. The survival time of the tumor-bearing mice in ALTSL
and (MPS+ALTSL) groups was significantly prolonged compared with the ADM group (P<0.01). The killer
activity of NK cells was higher in ALTSL group than in the NS and ADM groups, and was highest in
(MPS+ALTSL) group. The lymphocyte transformation rate of (MPS+ALTSL) group was markedly increased
(P<0.01) as compared with the ADM group. The result of RT-PCR indicated that the expressions of IL-2
mRNA and IL-12 mRNA in lymphocytes in the adriamycin long circulating liposome (ALCL) group were
significantly higher than those in the ADM group. Expressions of IL-2 mRNA and IL-12 mRNA was much
higher in (MPS+ALTSL) group than in ALTSL group. The pathological examination indicated that in
(MPS+ALTSL) group, more lymphocytes and monocytes were found in tumor tissue.
CONCLUSION:
ALTSL can increase the anti-tumor effect and decrease the side-effects (such as the cytotoxicity) of ADM.
MPS combined with ALTSL can enhance killer activity of NK cells and transformation of T cells, supporting
their synergic anti-tumor effect.
In vitro цитотоксичность norditerpenoid алкалоидов.
Сорок три norditerpenoid алкалоидов, выделенных из Aconitum, Delphinium и Консолида видов
были оценены на предмет их цитотоксического воздействия на опухолевые клеточные линии CT26
(мышиной аденокарциномы толстой кишки), SW480 (аденокарциномы толстой кишки человека),
HeLa (аденокарциномы шейки матки человека), SkMel25 (меланомы человека) и SkMel28 (человека,
злокачественная меланома) с несколькими механизмы множественной лекарственной устойчивости
и не опухолевых клеток линии CHO (китайского хомяка яичник клеток). Neoline (5), 8-Omethylcolumbianine (6), 1,14-diacetylcardiopetaline (9), 18-O-demethylpubescenine (13), 14deacetylpubescenine (14), pubescenine (15), 14-deacetylajadine (25), lycoctonine (26), browniine (28),
delphatine (29), dehydrotakaosamine (34), и ajadelphinine (37) выставлены селективной
цитотоксичности по отношению к раковым незлокачественных клеток. Некоторые из этих
соединений оказали необратимое влияние на SW480 (5, 15, 25, 26, 34), HeLa (15, 34, 37) и SkMel25 (15
и 34) клеточных линий. Для того, чтобы получить представление о механизме необратимое
цитотоксическое действие этих соединений мы сравнили жизнеспособность клеток с помощью 3-(4,5dimethylthiazol-2-yl)-2,5-дифенил-tetrazolium bromide (MTT) и кислой фосфатазы (AP) методы. Наши
результаты показывают, что эффекты этих соединений может быть связано с ингибированием
выработки АТФ.
Z Naturforsch C. 2006 Jan-Feb;61(1-2):11-8.
In vitro cytotoxicity of norditerpenoid alkaloids.
de Inés C1, Reina M, Gavín JA, González-Coloma A.
Author information
1Centro de Ciencias Medioambientales, CSIC Serrano 115-dpdo., 28006 Madrid, Spain.

Forty-three norditerpenoid alkaloids isolated from Aconitum, Delphinium and Consolida species have
been evaluated for their cytotoxic effects on the tumor cell lines CT26 (murine colon adenocarcinoma),
17
SW480 (human colon adenocarcinoma), HeLa (human cervical adenocarcinoma), SkMel25 (human
melanoma) and SkMel28 (human malignant melanoma) with several multidrug resistance mechanisms and
the non-tumor cell line CHO (Chinese hamster ovary cells). Neoline (5), 8-O-methylcolumbianine (6), 1,14diacetylcardiopetaline (9), 18-O-demethylpubescenine (13), 14-deacetylpubescenine (14), pubescenine
(15), 14-deacetylajadine (25), lycoctonine (26), browniine (28), delphatine (29), dehydrotakaosamine (34),
and ajadelphinine (37) exhibited selective cytotoxicity to cancerous versus non-cancerous cells. Some of
these compounds had an irreversible effect on SW480 (5, 15, 25, 26, and 34), HeLa (15, 34, and 37) and
SkMel25 (15 and 34) cell lines. In order to gain insights into the mechanism of irreversible cytotoxic action
of these compounds we compared the cell viability by means of the 3-(4,5-dimethylthiazol-2-yl)-2,5diphenyl-tetrazolium bromide (MTT) and the acid phosphatase (AP) methods. Our results suggest that the
effects of these compounds could be related to the inhibition of ATP production.
Противоопухолевый гомеопатические композит "Canova метод" не генотоксического для
лимфоцитов человека in vitro.
Canova метод (см) - это гомеопатический препарат показан для лечения пациентов с раком и для
патологий, которые включают депрессию иммунной системы, таких, как СПИД. Этот продукт состоит
из гомеопатических разведений Aconitum napellus, Arsenicum album (мышьяк триоксид), Брионии
Альба, Lachesis muta яд и Туя occidentalis. Он стимулирует иммунную систему путем активации
макрофагов. Активированные макрофаги стимулируют лимфоциты таким образом, что они
увеличивают их цитотоксическое действие в ответ на опухолевый рост или инфекции. Учитывая, что
см стимулирует и ускоряет активность макрофагов и лимфоцитов, мы оценили генотоксические
эффекты, индуцированные в лимфоцитах человека лечение с гомеопатического лекарства in vitro.
Структурных и числовых хромосомных аберраций были забиты для оценки индуцированной
генотоксические эффекты, а вариации в митотический индекс был рассмотрен в качестве монитора
для индуцированной клеточной токсичности. Лимфоциты культивировали в течение 24, 48 или 72 ч в
следующей окончательной концентрации лекарственного композитный см: 4, 8 и 12%. Процедуры с
см не влияет на митотических индексов, а также не провоцировать хромосомных аберраций, по
сравнению с необработанными контролями. Не было никакой цитотоксичности или генотоксичности
на хромосомном уровне.
Genet Mol Res. 2003 Jun 30;2(2):223-8.
The anticancer homeopathic composite "Canova Method" is not genotoxic for human lymphocytes in
vitro.
Seligmann IC1, Lima PD, Cardoso PC, Khayat AS, Bahia MO, Buchi Dde F, Cabral IR, Burbano RR.
Author information
1Laboratório de Citogenética Humana, Centro de Ciências Biológicas, Universidade Federal do Pará,

Belém, PA, Brasil.
Abstract
The Canova Method (CM) is a homeopathic medicine indicated for the treatment of patients with cancer
and for pathologies that involve a depressed immune system, such as AIDS. This product is composed of
homeopathic dilutions of Aconitum napellus, Arsenicum album (arsenic trioxide), Bryonia alba, Lachesis
muta venom and Thuya occidentalis. It stimulates the immune system by activating macrophages. Activated
macrophages stimulate the lymphocytes so that they increase their cytotoxic action in response to tumoral
growth or infection. Given that the CM stimulates and accelerates the activity of macrophages and
lymphocytes, we evaluated genotoxic effects induced in human lymphocytes treated with this homeopathic
medication in vitro. Structural and numerical chromosomal aberrations were scored for the assessment of
induced genotoxic effects, while the variation in mitotic index was considered as a monitor for induced
cellular toxicity. The lymphocytes were cultivated for 24, 48 or 72 h in the following final concentrations of
the medicinal composite CM: 4, 8 and 12%. Treatments with the CM did not affect mitotic indexes, nor did
they provoke chromosomal aberrations, when compared with untreated controls. There was no cytotoxicity
or genotoxicity at the chromosomal level.
18
[Экстракции, очистки и установление анти-гепатомы активных принципов, по целенаправленной
подготовке radix Aconiti Kusnezoffii].
Добыча, очистка, фармакологических экспериментов и химический анализ anti-гепатомы активных
принципов Radix Aconiti Kusnezoffii изучены. Результаты показывают, что лекарственное сырье Radix
Aconiti Kusnezoffii эффективны для ингибирования гепатомы, и активные принципы в основном
состоит из ядовитого эфира алкалоидов. Печень адресности системы доставки будет первым
выбором для его анти-гепатомы подготовки и эффективного компонента AY3a подходит для
подготовки целевых микросфер.
Zhongguo Zhong Yao Za Zhi. 1997 Nov;22(11):667-71, 703.
[Extraction, purification and ascertainment of anti-hepatoma active principles for targeted preparation
of radix Aconiti Kusnezoffii].
[Article in Chinese]
Huang Y1, Hou S, Xie R, Zhuang Z, Wang F, Zhong N.
Author information
1School of Pharmacy, West China University of Medical Sciences, Chengdu 610041.

Abstract
The extraction, purification, pharmacological experiments and chemical analysis of anti-hepatoma active
principles of Radix Aconiti Kusnezoffii have been studied. The results show that the medicinal material Radix
Aconiti Kusnezoffii is efficacious in inhibiting hepatoma, and the active principles are mainly made up of
poisonous ester alkaloids. The liver targeting delivery system will be the first choice for its anti-hepatoma
preparation, and the effective component AY3a is fit for the preparation of targeted microspheres.
[Активность цитоплазматических протеиназ из печени крыс в Heren карциномы в процессе роста
опухоли и лечение лекарственными травами].
Динамика кислых и нейтральных протеиназ общее изменение активности ферментов в гепатоцитах
postnuclear фракции в крысах, страдающих от Heren карциномы был исследован. Было установлено,
что в опухолевых развитие активности ферментов уровень как в кислых и нейтральных протеиназ
увеличилось в 2,6 раза. Этот натуральный препарат из трав (календула (calendula officinalis L.),
Echinacea purpurea L.), лук-порей, humilis L., Aconitum moldavicum Hacq.) нормализует как активность
исследованных ферментов и коэффициентов веса печени больных животных. Химический
лекарственный препарат, 5,6-benzcumarine-5-урацила, нормализует деятельность нейтральный
цитоплазматического протеиназ и снижает уровень протеолитической активности кислых ферментов
по сравнению с контрольной группой животных, а также увеличение печени весовых коэффициентов.
Ukr Biokhim Zh. 2000 May-Jun;72(3):91-4.
[Activity of cytoplasmic proteinases from rat liver in Heren's carcinoma during tumor growth and
treatment with medicinal herbs].
[Article in Ukrainian]
Marchenko MM1, Kopyl'chuk HP, Hrygor'ieva OV.
Author information
1Yu. Fedkovich Chernivtsi State University, Ukraine.

Abstract
The dynamics of the acid and neutral proteinases general enzymes activity change in the hepatocytes
postnuclear fraction in the rats suffering from the Heren's carcinoma was investigated. It was determined
that in the tumor development of the enzyme activity level of both the acid and neutral proteinases
increased 2,6-fold. The natural preparation of the herbs (Calendula officinalis L., Echinacea purpurea L.,
Scorzonera humilis L., Aconitum moldavicum Hacq.) normalizes both the activity of the investigated
enzymes and coefficients of the liver weights of the sick animals. The chemical medicinal preparation 5,6benzcumarine-5-uracil normalizes the activity of the neutral cytoplasmatic proteinases and reduces the
level of the proteolytic activity of the acid enzymes in comparison with the control group of the animals as
well as increases of the liver weight coefficients.
19
Фармакологические эффекты китайского растения аконит (fuzi) на сердечно-сосудистую систему.
Fuzi (аконит, Radix Aconiti praeparata), широко используемый в китайской травой, играет важную
роль в сердечно-сосудистой системе. В основном это выражается, Fuzi, кардиотонический эффект, его
защитный эффект на клетках миокарда и ее влияние на частоту сердечных сокращений и ритма,
артериального давления и гемодинамики. В этой статье, Фармакологические эффекты и
соответствующие механизмы Fuzi (аконит) и его активных компонентов на сердечно-сосудистую
систему пересматриваются.
J Tradit Chin Med. 2012 Sep;32(3):308-13.
Pharmacological effects of Chinese herb aconite (fuzi) on cardiovascular system.
Zhao D1, Wang J, Cui Y, Wu X.
Author information
1Guang'anmen Hospital, China Academy of Chinese Medical Sciences, Beijing 100053, China.

Abstract
Fuzi (aconite, Radix Aconiti praeparata), a widely used Chinese herb, plays a significant role in the
cardiovascular system. This is mainly reflected by Fuzi's cardiotonic effect, its protective effect on
myocardial cells, and its effect on heart rate and rhythm, blood pressure, and hemodynamics. In this article,
the pharmacological effects and the corresponding mechanisms of Fuzi (aconite) and its active components
on cardiovascular system are reviewed.
Aconitum в традиционной китайской медицине: ценный препарат или непредсказуемый риск?
Aconitum видов использовались в Китае в качестве основного препарата в традиционной китайской
медицине (ткм) за 2000 лет. Обзор клинического применения Aconitum, их фармакологических
эффектов, токсичности и детоксикации меры, трава-трава взаимодействий, клинических табу,
знаменитые травяные формулы, традиционные и современные травяные методов обработки данных
на основе широкого круга литературы расследований служить в качестве примера для изучения
междисциплинарного последствия растительные компоненты ткм. Токсикологические риск
неправильного использования Aconitum остается очень высоким, особенно в таких странах, как
Китай, Индия и Япония. Токсичность Aconitum в основном происходит от диэфир дитерпеновых
алкалоидов (DDAs), в том числе аритмия (AC), mesaconitine (мА) и hypaconitine (га). Их можно
разложить на меньше или нетоксичные производные через китайские традиционные методы
обработки (Paozhi), которые играют важную роль в детоксикации. С помощью Paozhi, три основные
формы обрабатываемых аконит -- yanfuzi, heishunpian и baifupian -- может быть получена
(CPCommission, 2005). Кроме того, некоторые новые методы обработки были разработаны в Китае,
таких как давление пара. Текущее развитие пальцев анализов, в частности ВЭЖХ, поставил хорошую
основу для проведения надлежащего контроля за качеством проведения ткм сырой травы и их
готовой продукции. Таким образом, ограничение на максимальный уровень DDA содержание
Aconitum является крайне желательным в целях обеспечения клинической безопасности и низкой
токсичности в отвары. Недавно разработанная ВЭЖХ методов добились точного и одновременного
определения и количественной оценки DDA контент интересный.
J Ethnopharmacol. 2009 Oct 29;126(1):18-30. doi: 10.1016/j.jep.2009.07.031. Epub 2009 Aug 3.
Aconitum in traditional Chinese medicine: a valuable drug or an unpredictable risk?
Singhuber J1, Zhu M, Prinz S, Kopp B.
Author information
1Department of Pharmacognosy, University of Vienna, Vienna, Austria.

Abstract
Aconitum species have been used in China as an essential drug in Traditional Chinese Medicine (TCM) for
2000 years. Reviewing the clinical application of Aconitum, their pharmacological effects, toxicity and
detoxifying measures, herb-herb interactions, clinical taboos, famous herbal formulas, traditional and
current herbal processing methods based upon a wide range of literature investigations serve as a case
study to explore the multidisciplinary implications of botanicals used in TCM. The toxicological risk of
improper usage of Aconitum remains very high, especially in countries like China, India and Japan. The
20
toxicity of Aconitum mainly derives from the diester diterpene alkaloids (DDAs) including aconitine (AC),
mesaconitine (MA) and hypaconitine (HA). They can be decomposed into less or non-toxic derivatives
through Chinese traditional processing methods (Paozhi), which play an essential role in detoxification.
Using Paozhi, the three main forms of processed aconite -- yanfuzi, heishunpian and baifupian -- can be
obtained (CPCommission, 2005). Moreover, some new processing techniques have been developed in China
such as pressure-steaming. The current development of fingerprint assays, in particular HPLC, has set a
good basis to conduct an appropriate quality control for TCM crude herbs and their ready-made products.
Therefore, a stipulation for a maximum level of DDA content of Aconitum is highly desirable in order to
guarantee the clinical safety and its low toxicity in decoctions. Newly developed HPLC methods have made
the accurate and simultaneous determination and quantification of DDA content interesting.
Аконит (Аконит, Fu Zi)
В мире лекарственных трав, нет ничего, как аконит, который также известен как Аконит или Fu Zi. С
одной стороны он настолько ядовит, что неправильное использование может привести к
человеческим паралич дыхания, остановка сердца и даже смерть; с другой стороны, это столь
необходима в медицине, что многочисленные травники, от медицинского мудрец Zhang Zhongjing
современным TCM мастеров, считает, что он может воскрешать даже мертвых. В современной
клинике, аконит корень, широко используемых в лечении острого инфаркта миокарда,
индуцированной шок, гипотония, ишемическая болезнь сердца, ревмокардит, и множество других
недугов. Согласно статистике, частота aconites, используемые в 500 известных китайских травяных
формул 13.20%. Что сказать, эта трава является такой важной составной частью ткм, что там не надо
было ходить вокруг него, если вы хотите узнать, как TCM лечит тяжелых и неизлечимых заболеваний.
Так, может аконит убить вас? Для чего он используется?
Что такое аконит?
С точки зрения ткм (традиционной китайской медицины), аконит трава относится к
обрабатываемой дочь корень Aconitum carmichaeli Debx. или Aconitum carmichaelii syn. A. fischeri, в
семействе лютиковые (Ranunculaceae). Она имеет некоторые другие распространенные имена, в том
числе Radix Aconiti Lateralis, шлем цветок, Aconit, Radix Aconiti Lateralis Praeparata, Aconiti Tuber,
подготовленный дочерью общий корень Аконит, Aconitum napellus, Radix Aconiti Praeparata, Аконит
клубня, Aconitum Angustifolium, подготовленный корень Аконита, Aconitum kusnezoffi, подготовлен
общий Аконит дочь корень, Wolfsbane, и так далее. И клубневидные матери корень известен как
Wutou (с боковой корень) или Тянь Сюн (только корневой клубень дочь без root). Общепризнанно,
они немного отличаются в эффективности из-за они происходят из различных частей лекарственных.
Потому что разные обработки средних принят и технологии, применяемые, сырье аконита,
называется Ni Fu Zi, могут быть сделаны в трех разных сортов - Hei Shun Pian (обработанный боковой
корень Aconitum carmichaelii Debx), Ян Fuzi (соленые подготовленный корень Аконита), и бай-фу Pian
(белый аконит дочь корень).
Аконит растение это многолетнее травянистое растение от 60 до 120 см в высоту. 2 клубневидные
корни обычно клей, от веретенообразной до обратнояйцевидных, и с темно-коричневой кожи.
Культивируемые виды поставляется с полнотелого ветвь корня в диаметре 5см. Стебли прямостоячие
или слегка наклонной, голые, в нижней части и покрыты рассеянными прижато-опушенные в верхней
части. Листья очередные, кожистые, с ручкой. Соцветия кистевидные метелки, с прижато-опушенные
на позвоночном столбе. Луковицы продолговатые, с поперечными жилками и указал стойких стиль.
Цветет в июне-июле, а плоды с июля по август.
Основные химические составляющие включают аконитином, mesaconitine, hypaconitine,
talalisamine, higeramine или demethylcoclaurine, coryneine хлорид, isodelphinine, бензоил mesaconitine,
neoline, fuziline, beiwutine, karakoline, deoxyaconitine, fuzitine, songorine, урацил, jiangyouaconitine,
neojiangyouaconitine, salsolinol, и так далее.
Аконит преимущества
В настоящее время он широко используется в гомеопатических лекарств с целью укрепления
надпочечников и почек. И он может использоваться во многих целях, как аконит добавки, настойки,
21
эфирные масла, мази, таблетки, порошка, таблеток, чая, экстракт и многое другое. Поскольку аконит
известен как “королева ядов” в древних греков, почему люди по-прежнему рискуют своими
жизнями, чтобы повернуть этот смертельный яд для пользы здоровью? Вот аконит механизм
действия.
Современные Фармакологические действия аконита
1. Кардиотонический эффект. Отвар и других растворимых в воде частей показали сильное
кардиотоническое действие на сердце лягушки, жабы и теплокровных животных, неважно, что они
находятся в нормальных или аварийных состояний;
2. Профилактика фибрилляции желудочков. Нормального бутилового спирта добычи, этанол,
экстракт и водный экстракт иметь профилактический эффект, чтобы хлороформ-индуцированной
желудочковой аритмии у мышей;
3. Противовоспалительный эффект. Это может значительно ингибировать крыса voix pedis отека,
индуцированного яичный белок, каррагинан, формальдегид и многое другое. Более того, он может
по-прежнему уксусной кислоты ингибируют индуцированный чрезмерной проницаемости
капилляров, формирование гранулем, и адъювант-индуцированного артрита;
4. Анальгетической активностью. Mesaconitine, аконитином и hypaconitine имеют
обезболивающее действие;
5. Анти-старения. Недавние исследования показали, что это может повысить антиоксидантную
способность, и, таким образом, замедлить старение.
Традиционное гомеопатическое средство aconite
Общепризнанно, что это едкий и сладкий вкус и горячих и токсичных свойств. Она охватывает
меридианы сердца, почек и селезенки. Основные функции спасают от краха путем восстановления
Ян, тонизирующий огонь и помогая Ян, и сбрасывать ревматизм озноб и боли. Его главное
предназначение-и показаниям Ян истощение индуцированного распада, слабый пульс и холодные
конечности, Эд (эректильная дисфункция), холодной матки, crymodynia в сердце и брюшной полости,
дефицит холодной рвота, понос и затяжной дизентерии, chill отек, Ян-дефицит внешней инфекции,
ветра-холода-сырости типу артралгии, спинной фурункул, кожи и внешних заболеваний, и многое
другое. Рекомендуется аконит дозировка составляет от 3 до 9 г в виде отвара.
Когда дело доходит до препарата аконит, одна вещь, которую следует упомянуть, является Shen
Huo пай (огонь, дух школы) и его представитель-практиков, таких как Чжэн Цинь-(основатель Shen
Huo школы из Сычуани), Wu Pei-Хен, Чжу Вэй Чжу, Тан бу-ци, ли КЭ, и так далее. Благодаря их
усилиям, корень аконита использует доведен до кульминации. Как результат, это растение живет до
его славы в качестве первого ведущего травы для восстановления yang, чтобы спасти пациента от
краха благодаря травники " по-настоящему впечатляющих достижений. Как вы знаете, аконит доза не
должна превышать 9 грамм из-за его повышенной токсичности, согласно традиционной китайской
медицине словарь. Однако, огонь, дух школы считает, что " из коробки " и часто раздвигает границы
до целых десятков грамм, если не больше, чем сто. Удивительно, такие большие дозы аконита не
убить, но вывести умирающего к жизни. В свою очередь эта трава помогает им установить значение
сердечника и образуют уникальный TCM школы.
1. Fu Zi Li Zhong Tang. Оно происходит от Qi Xiao Liang Fang (эффективные и хорошие рецепты). Он
предназначен в первую очередь для селезенки-почек-дефицит Ян, холод-сырость в эпигастральной и
абдоминальной области холодной боли, жидкий стул и понос и др. Другие растительные
ингредиенты Ren Shen (женьшень), бай Чжу (белая Atractylodes), Gan Jiang (сушеный корень имбиря),
и Zhi Gan Cao (мед жареный корень солодки).
2. Gancao Fu Zi Tang. Это из " Шан Хань лунь (на урон холодом) и в основном сформулирована при
артрите усугубляются холодной и любые другие боли в суставах, вызванные сочетанием патогенных
ветра, холода и сырости. Другие крупные растения имеют корень солодки, белого Atractylodes, и Gui
Zhi (корица Twig).
3. Fu Zi Gui Zhi Tang. Эта формула, на урон от холода, используется в основном для Яниндуцированного дефицита синдром артралгии. Два других трав веточку корицы и Лакрицы.
4. Фу Гэн Цзы Ми Тан. Этот рецепт приходит от Jin Gui Yao Lue (эфирные рецепты золотой сундук). И
это важно для живота полнота и вздутие из-за дефицита-холода в селезенке и желудке и воды и
22
сырости хранения. Остальные травы включают Ban Xia (Pinellia корневище), Солодка, Da Zao (Jujube), и
ген ми (рис).
5. Хуэй Ян Цзи Цзю Тан. Эта формула исходит из Шан лю Хань Шу " (приложение лечения
Лихорадочных заболеваний). Это является эффективным для холодных конечностей, отвращение к
холоду, Свернувшись калачиком на кровати, боль в животе сопровождается рвотой и диареей, и
слабые глубоко отсталых импульса или pulselessness. Остальные жизненно важные трав, как
женьшень, Rou Gui (высушенной коры корицы), сушеный имбирь, и так далее.
Потенциал аконит побочные эффекты и противопоказания
Аконит корень содержит множество аконитином соединений, которые обладают сильной
токсичностью, в частности, проявляющийся в виде сердечной токсичности. Так, неблагоприятные
реакции и аконит взаимодействия часто сообщается. Однако, токсичность аконита будет существенно
снижен после гидролиза. В аконитином структура принадлежит дитерпеновых алкалоидов. Что
сказать, она поставляется с кураре-подобным эффектом, которые могут блокировать нервномышечную передачу и аконитином эффект, который проявляется в виде аритмии, гипотензия,
гипотермия, угнетение дыхания, паралич мышц и центральной нервной системы. Большие дозы
сырой аконит алкалоиды могут вызвать системные и паралич дыхания симптомы в виде
разнообразных животных, которые, скорее всего, покажет, как остановка дыхания до
кровообращения. Аконит отравления, в основном, происходит из-за ошибочного еды,
индивидуальные различия, или неосторожное лекарства, например передозировки, неправильного
отвар или совместимости, и так далее. Смерть в тяжелых случаях может наблюдаться. Таким
образом, использование аконита должны быть строго обработана, приготовлена, и используется на
основе предписанной дозировке. И общие аконит антидотов относятся рвотное в начале отравления,
стимулятор дыхания (симптом паралича дыхания), атропин (для симптомы медленный, слабый
пульс), и лидокаин (для желудочковой аритмии).
TCM мудрый, корень аконита, не должны использоваться во время беременности и в случае
нехватка инь и Ян в избытке. Кроме того, это растение является несовместимым Ban Xia (Pinellia
корневище), Gua Lou (Trichosanthes фрукты), Bei Mu (Рябчик лампы), Bai Lian (Radix Ampelopsis
Japonicae), и бай цзи (Bletilla корневище).
Aconite (Monkshood, Fu Zi)
In the world of medicinal herbs, there is simply nothing like aconite, which is also known as Monkshood
or Fu Zi. On the one hand it is so poisonous that improper use can cause human respiratory paralysis,
cardiac arrest, and even death; on the other hand it is so indispensable medicinally that numerous
herbalists, from medical sage Zhang Zhongjing to modern TCM masters, believes that it can even resurrect
the dead. In modern clinic, aconite root is commonly used in the treatment of acute myocardial infarction
induced shock, hypotension, coronary heart disease, rheumatic heart disease, and a variety of other
ailments. According to statistics, the frequency of aconites used in 500 known Chinese herbal formulas is
13.20%. That’s to say, this herb is such an important integral part of TCM that there’s no getting round it if
you want to learn how TCM treats severe and incurable diseases. So, can aconite kill you? What is it used
for?
What is aconite?
From the perspective of TCM (Traditional Chinese medicine), aconite herb refers to the processed
daughter root of Aconitum carmichaeli Debx. or Aconitum carmichaelii syn. A. fischeri, in the family
Ranunculaceae. It has some other common names, including Radix Lateralis Aconiti, Helmet Flower, Aconit,
Radix Aconiti Lateralis Praeparata, Aconiti Tuber, Prepared daughter root of Common Monkshood,
Aconitum napellus, Radix Aconiti Praeparata, Monkshood Tuber, Aconitum Angustifolium, Prepared Aconite
Root, Aconitum kusnezoffi, Prepared Common Monkshood Daughter Root, Wolfsbane, and so on. And the
tuberous mother root is known as Wutou (With lateral root) or Tian Xiong (only root tuber without
daughter root). It is generally acknowledged they are slightly different in efficacy due to they come from
different medicinal parts. Because different processing medium adopted and techniques applied, the raw
aconite, called Ni Fu Zi, can be made into three different varieties – Hei Shun Pian (the processed lateral
root of Aconitum carmichaelii Debx), Yan Fuzi (Salted Prepared Aconite Root), and Bai Fu Pian (white
aconite daughter root).
23
Aconite plant is a perennial herb, 60 to 120cm in height. 2 tuberous roots are usually adhesive, from
fusiform to obovate, and with dark brown skin. Cultivated species comes with corpulent branch root in
diameter of 5cm. Stems are erect or slightly inclined, glabrous in the lower part and covered with scattered
appressed pubescence in the upper part. Leaves are alternate, leathery, and with a handle. Inflorescence is
racemose panicles, with appressed pubescence on rachis. Follicles are oblong, with transverse veins and
pointed persistent style. It flowers from June to July and fruits from July to August.
Main chemical constituents include aconitine, mesaconitine, hypaconitine, talalisamine, higeramine or
demethylcoclaurine, coryneine chloride, isodelphinine, benzoyl mesaconitine, neoline, fuziline, beiwutine,
karakoline, deoxyaconitine, fuzitine, songorine, uracil, jiangyouaconitine, neojiangyouaconitine, salsolinol,
and so on.
Aconite benefits
Nowadays it is commonly used in homeopathic remedies for the purpose of strengthening adrenals and
kidneys. And it can be consumed in many ways, like aconite supplement, tincture, essential oil, ointment,
pills, powder, tablets, tea, extract, and more. Since aconite is known as “the queen of poisons” in ancient
Greeks, why people still risk their lives to turn to this deadly poison for health benefits? Here is the aconite
mechanism of action.
Modern pharmacological actions of aconite
1. Cardiotonic effect. Its decoction and other water-soluble parts showed strong cardiotonic effect to the
heart to frogs, toads, and warm-blooded animal no matter they are in normal or failure states;
2. Ventricular fibrillation prevention. Its normal butyl alcohol extraction, ethanol extract and aqueous
extract have a preventive effect to chloroform-induced ventricular fibrillation in mice;
3. Anti-inflammatory effect. It can significantly inhibit rat voix pedis swelling induced by egg whites,
carrageenan, formaldehyde, and more. What’s more, it can still inhibit acetic acid induced excessive
capillary permeability, formation of granuloma, and adjuvant-induced arthritis;
4. Analgesic activity. Mesaconitine, aconitine and hypaconitine have analgesic effects;
5. Anti-aging effects. Recent studies showed that it can enhance the antioxidant capacity, and thus slow
down aging.
Traditional aconite homeopathic remedy
It is generally acknowledged that it is acrid and sweet in flavor and hot and toxic in properties. It covers
meridians of heart, kidney, and spleen. Basic functions are rescuing from collapse by restoring yang,
tonifying fire and helping yang, and relieving rheumatism chills and pains. Its main uses and indications are
yang depletion induced collapse, faint pulse and cold extremities, ED (erectile dysfunction), cold of uterus,
crymodynia in heart and abdomen, deficiency-cold vomiting, diarrhea and lingering dysentery, chill edema,
yang-deficiency external infection, wind-cold-dampness type of arthralgia, dorsal furuncle, skin and external
diseases, and more. Recommended aconite dosage is from 3 to 9 grams in decoction.
When it comes to aconite drug, one thing has to be mentioned is Huo Shen Pai (Fire Spirit School) and its
representive practitioners, such as Zheng Qin-An (the founder of the Huo Shen school from Sichuan), Wu
Pei-heng, Zhu wei-ju, Tang Bu-qi, Li ke, and so on. Because of their efforts, aconite root uses has been
brought to a climax. As a result, this herb lives up to its fame as The First Leading Herb for restoring yang to
rescue patient from collapse thanks to the herbalists’ really impressive attainments. As you know, the
aconite dose shouldn’t exceed 9 grams due to its highly toxic, according to the Traditional Chinese Medicine
Dictionary. However, Fire Spirit School thinks out of the box and frequently extends the limits to a
whopping dozens of grams, if not more than one hundred. Surprisingly such large dose of aconite didn’t kill
but bring the dying back to life. In turn this herb helps them establish the core value and form a unique TCM
school.
1. Fu Zi Li Zhong Tang. It comes from Qi Xiao Liang Fang (Effective and Good Prescriptions). It is primarily
designed for spleen-kidney-yang deficiency, cold-dampness epigastric and abdominal cold pain, loose stools
and diarrhea, etc. Other herbal ingredients are Ren Shen (Ginseng), Bai Zhu (White Atractylodes), Gan Jiang
(Dried Ginger Root), and Zhi Gan Cao (Honey Fried Licorice Root).
2. Gancao Fu Zi Tang. It is from Shang Han Lun (On Cold Damage) and basically formulated for arthritis
aggravated by cold and any other joint pains caused by the combination of pathogenic wind, cold, and
damp. Other major herbs include Licorice Root, White Atractylodes, and Gui Zhi (Cinnamon Twig).
24
3. Fu Zi Gui Zhi Tang. This formula, from On Cold Damage, is mainly used for yang-deficiency induced
arthralgia syndrome. Other two herbs are Cinnamon Twig and Licorice.
4. Fu Zi Geng Mi Tang. This prescription comes from Jin Gui Yao Lue (Essential Prescriptions of the Golden
Coffer). And it is an important one for abdominal fullness and distention due to deficiency-cold in spleen
and stomach and water and dampness retention. The rest herbs include Ban Xia (Pinellia Rhizome), Licorice,
Da Zao (Jujube), and Geng Mi (Rice).
5. Hui Yang Ji Jiu Tang. This formula comes from Shang Han Liu Shu (Supplement of Treatment of Febrile
Diseases). It is an effective one for cold limbs, aversion to cold, curled up on the bed, stomachache
accompanied with vomiting and diarrhea, and weak deep retarded pulse or pulselessness. The rest vital
herbs are Ginseng, Rou Gui (Dried Cinnamon Bark), Dried Ginger, and so on.
Potential aconite side effects and contraindications
Aconite root contains a variety of aconitine compounds, which have a strong toxicity, in particular
manifesting as cardiac toxicity. So, the adverse reaction and aconite interactions are often reported.
However, aconite toxicity would be greatly reduced after the hydrolysis. The aconitine structure belongs to
diterpene alkaloids. That’s to say, it comes with curare-like effect that can block neuromuscular
transmission and aconitine effect that is manifested as arrhythmia, hypotension, hypothermia, respiratory
depression, muscle paralysis and central nervous system dysfunction. Large doses of crude aconite alkaloids
can cause systemic and respiratory paralysis symptoms in a variety of animals, which are likely to show as
respiratory arrest prior to circulation disorders. Aconite poisoning mainly comes from mistakenly eating,
individual differences, or careless medication, for example overdose, improper decoction or compatibility,
and so on. Death may occur in severe cases. Therefore, the use of aconite should be strictly processed,
cooked, and used based on the prescribed dosage. And general aconite antidotes include emetic in early
poisoning, respiratory stimulant (for symptom of respiratory paralysis), atropine (for symptoms of slow,
weak heartbeat), and lidocaine (for ventricular arrhythmia).
TCM wise, aconite root should not be used during pregnancy and in case of yin deficiency and yang
excess. In addition, this herb is incompatible to Ban Xia (Pinellia Rhizome), Gua Lou (Trichosanthes Fruit),
Bei Mu (Fritillaria Bulb), Bai Lian (Radix Ampelopsis Japonicae), and Bai Ji (Bletilla Rhizome).
Токсикологические механизмы Aconitum алкалоидов.
Токсические эффекты Aconitum алкалоиды, как известно, влияют, главным образом, центральной
нервной системы, сердца и мышечных тканей. Их токсикологические механизмы могут включать
взаимодействие с вольтаж-зависимых Na+ каналов, модуляции высвобождении нейротрансмиттеров
и соответствующих рецепторов, продвижение перекисного окисления липидов и индукции апоптоза
клеток в сердце, печени или других органов. Из них, механизм взаимодействия с вольтаж-зависимых
Na+ каналов достаточно хорошо известны, а другие факторы остаются неясными и требуют
дальнейшего исследования. Этот обзор посвящен токсикологические механизмы Aconitum
алкалоидов.
Pharmazie. 2006 Sep;61(9):735-41.
Toxicological mechanisms of Aconitum alkaloids.
Fu M1, Wu M, Qiao Y, Wang Z.
Author information
1Medicine School and Department of Biological Sciences and Biotechnology, Tsinghua University,

Beijing, People's Republic of China.
Abstract
The toxic effects of Aconitum alkaloids are known to affect mainly the central nervous system, heart and
muscle tissues. Their toxicological mechanisms may involve interaction with voltage-dependent Na+
channels, modulation of neurotransmitter release and related receptors, promotion of lipid peroxidation
and induction of cell apoptosis in heart, liver or other organs. Of them, the mechanism of interaction with
voltage-dependent Na+ channels is quite well known, but the other factors are still unclear, and need to be
further studied. This review focuses on the toxicological mechanisms of Aconitum alkaloids.
25
Последствия Aconitum алкалоидов на центральную нервную систему.
Препараты Aconitum корни используются в китайской и японской медицине для болеутоляющее,
противоревматическое и неврологические показания. Последний всплеск использования
фитопрепарата, полученных из традиционной китайской медицины, а также растущие опасения о
возможных токсических эффектов этих соединений вдохновили большое исследование механизмов,
с помощью которых определенные Aconitum алкалоидов может действовать на центральную
нервную систему. Фармакологические эффекты препаратов Aconitum корни объяснить несколькими
diterpenoid алкалоидов. Главный алкалоид этих растений-это аритмия, высокотоксичных diterpenoid
алкалоид, который, как известно, подавляют инактивации потенциалзависимых Na+ - каналов путем
привязки к нейротоксин 2 сайта связывания Альфа-субъединицы канала белка. В этой статье
фармакология несколько структурно связанных Aconitum алкалоиды выделены и их терапевтическая
vs токсический потенциал обсуждается. Нейрохимические и нейрофизиологические исследования
будут рассмотрены с упором на эффекты алкалоидов в регионах мозга, которые были замешаны в
боль передачи и генерации эпилептической активности. С учетом химической структуры Aconitum
алкалоиды, а также их механизм действия, подразделение на три группы, становится очевидным: в
первую группу входят такие алкалоиды, которые обладают высокой токсичностью из-за двух Эстер
boundings на дитерпены скелет. Члены этой группы активации потенциалзависимых натриевых
каналов, уже на потенциал покоя и тормозят норадреналина. Активация натриевых каналов и, как
следствие, чрезмерной деполяризации с окончательной inexcitability и подавление боли передачи
счета для их антиноцицептивной свойства. Вторая группа состоит из менее токсичных monoesters,
которые, как было показано, обладают сильным антиноцицептивной, антиаритмические и
antiepileptiform свойств обусловлено блокадой вольтаж-зависимых натриевых каналов.
Электрофизиологические исследования выявили использовать-зависимое угнетение нейрональной
активности этих алкалоидов. Они, кажется, конкурентные антагонисты I группа-алкалоиды. Третья
группа Aconitum алкалоиды не хватает эфира боковой цепи в молекуле. Токсичность заметно
снижается по сравнению с двумя другими группами. Они не влияют на нейрональную активность, но
сообщается, антиаритмические действия, предполагая, что они могут иметь разные сходства
различных подтипов Альфа-субъединицы Na+ - канал в мозг и сердце.
Prog Neurobiol. 1998 Oct;56(2):211-35.
The effects of Aconitum alkaloids on the central nervous system.
Ameri A.
Author information

Institute of Pharmacy and Pharmacology of Natural Compounds, University of Ulm, Germany.
Abstract
Preparations of Aconitum roots are employed in Chinese and Japanese medicine for analgesic,
antirheumatic and neurological indications. The recent surge in use of phytomedicine derived from
traditional Chinese medicine as well as increasing concerns about possible toxic effects of these compounds
have inspired a great deal of research into the mechanisms by which certain Aconitum alkaloids may act on
the central nervous system. The pharmacological effects of preparations of Aconitum roots are attributed
to several diterpenoid alkaloids. The main alkaloid of these plants is aconitine, a highly toxic diterpenoid
alkaloid which is known to suppress the inactivation of voltage-dependent Na+ channels by binding to
neurotoxin binding site 2 of the alpha-subunit of the channel protein. In this article the pharmacology of
several structurally related Aconitum alkaloids is highlighted and their therapeutic vs toxic potential is
discussed. Neurochemical and neurophysiological studies will be reviewed with emphasis on the effects of
the alkaloids in regions of the brain that have been implicated in pain transmission and generation of
epileptic activity. Considering the chemical structure of the Aconitum alkaloids as well as their mechanism
of action, a subdivision in three groups becomes obvious: the first group comprises such alkaloids which
possess high toxicity due to two ester boundings at the diterpene skeleton. The members of this group
activate voltage-dependent sodium channels already at resting potential and inhibit noradrenaline
reuptake. Activation of sodium channels and in consequence excessive depolarization with final
26
inexcitability and suppression of pain transmission account for their antinociceptive properties. The second
group comprises less toxic monoesters which have been shown to possess strong antinociceptive,
antiarrhythmic and antiepileptiform properties due to a blockade of the voltage-dependent sodium
channel. Electrophysiological studies have revealed a use-dependent inhibition of neuronal activity by these
alkaloids. They seem to be competitive antagonists of the group I-alkaloids. The third group of Aconitum
alkaloids are lacking an ester side chain in the molecule. Toxicity is markedly reduced when compared with
the two other groups. They fail to affect neuronal activity, but are reported to have antiarrhythmic actions
suggesting that they may have different affinities to various subtypes of the alpha-subunit of the Na+
channel in brain and heart.
Aconitum содержанием алкалоидов и высокая токсичность аконит настойка.
Хотя патентованных лекарственных средств и отвар обработанные корни аконита являются
наиболее широко используемыми, настойка счетов для подавляющего большинства аконит
отравлений в Китае, указывая, что он гораздо более токсичен, чем другие препараты. Аконит
настойка часто самостоятельно приготовить дома и сырье аконита растения или корни часто
используются. Даже если обработанные корни аконита использовались, чтобы сделать настойку,
сумма Aconitum алкалоидов сильно варьируется, в зависимости от достаточности переработки и
контроля качества. Aconitum алкалоиды эффективно растворяют в спирте. По этим причинам,
настойка содержит очень высокие концентрации Aconitum алкалоидов. Несмотря на его высокую
внутренней интоксикации, передозировки аконит настойка пользователями была общей. Тяжелые
аконит отравление может быть осложнена фатальных желудочковых тахиаритмий и асистолии.
Общественность должна быть неоднократно предупреждали об опасности принимать аконит
настойка ртом.
Forensic Sci Int. 2012 Oct 10;222(1-3):1-3. doi: 10.1016/j.forsciint.2012.02.026. Epub 2012 Apr 1.
Aconitum alkaloid content and the high toxicity of aconite tincture.
Chan TY.
Author information

Division of Clinical Pharmacology, Department of Medicine and Therapeutics, Faculty of Medicine,
The Chinese University of Hong Kong, Prince of Wales Hospital, Shatin, New Territories, Hong Kong, China.
[email protected]
Abstract
Although proprietary medicines and decoction of processed aconite roots are the most widely used,
tincture accounts for the great majority of aconite poisoning cases in China, indicating that it is much more
toxic than other formulations. Aconite tincture is often self-prepared at home and raw aconite plants or
roots are often used. Even if processed aconite roots were used to make the tincture, the amount of
Aconitum alkaloids is highly variable, depending on the adequacy of processing and quality control.
Aconitum alkaloids dissolve efficiently in alcohol. For these reasons, tincture contains very high
concentrations of Aconitum alkaloids. Despite its high intrinsic toxicity, overdose of aconite tincture by the
users has been common. Severe aconite poisoning can be complicated by fatal ventricular tachyarrhythmias
and asystole. The public should be repeatedly warned of the danger of taking aconite tincture by mouth.
[Advance в исследованиях на Aconitum традиционной китайской медицины в токсикокинетика и
metabonomics].
Aconitum как некий общий традиционной китайской медицины, содержит несколько биологически
активных веществ, с очень высокой лекарственное значение, но высокая токсичность. Его основные
токсичные ингредиенты аконитином, mesaconitine и hypaconitine, которые также эффективные
ингредиенты. Следовательно, безопасность его клинического применения вызвала широкий
резонанс. С постоянным углублением разработки лекарств исследования, люди хотят узнать о его
токсическом механизма и закономерностей его возникновения и развития ее токсикологии, так и в
научной и рациональной оценки его безопасности. Поэтому, токсикокинетика и metabonomics
27
постепенно становятся важным содержанием нового препарата оценки. В ходе разработки препарата
производительности, оно имеет решающее значение для установления научной, объективной и
стандартизированной Aconitum оценки безопасности системы и правильно оценить и использовать
его токсичность. Обобщив исследования по metabonomics и токсикокинетика из Aconitum наркотиков
в последние годы, авторы предложили усилить исследования по Aconitum препарата оценки
безопасности и создания научной и стандартизованной оценки безопасности системы как можно
скорее, для того, чтобы сделать национальным достоянием более полезным.
Zhongguo Zhong Yao Za Zhi. 2014 Jun;39(11):1972-5.
[Advance in studies on Aconitum traditional Chinese medicines in toxicokinetics and metabonomics].
[Article in Chinese]
Ma TY, Yu TF, Li SM, Li G.
Abstract
Aconitum, as a kind of common traditional Chinese medicine, contains multiple biological active
substances, with a very high medicinal value but high toxicity. Its major toxic ingredients are aconitine,
mesaconitine and hypaconitine, which are also efficient ingredients. Therefore, the safety of its clinical
application has aroused wide attention. With the constant deepening of drug development studies, people
want to learn about its toxic mechanism and the regularity of its emergence and development of its
toxicology, so as to make a scientific and rational assessment for its safety. Therefore, toxicokinetics and
metabonomics have gradually become important content in the new drug assessment. During the
development of drug performance, it is crucial to establish a scientific, objective and standardized Aconitum
safety evaluation system and correctly assess and utilize its toxicity. Having summarized studies on
metabonomics and toxicokinetics of Aconitum drugs in recent years, authors proposed to strengthen the
studies on Aconitum drug safety assessment and establish a scientific and standardized safety evaluation
system as soon as possible, in order to make the national treasure more useful.
Противоопухолевый эффект и механизм taipeinine, новый C19-diterpenoid алкалоид из Aconitum
taipeicum, на HepG2 человека гепатоцеллюлярной карциномы клеточной линии.
Исследовать, является ли taipeinine (JNQ2), С19-diterpenoid алкалоид, приготовленные из корней
Aconitum taipeicum, имеет противораковые эффекты на гепатоцеллюлярной карциномы (ГЦК) и
изучение его возможных противоопухолевых механизмов.
Методы:
JNQ2 деятельности были оценены по правам ГЦК клеточной линии (HepG2) , пролиферативной
анализа клеточного цикла анализа, анализ апоптоза, клеточной инвазии анализа и вестерн-блот
анализа.
Результаты:
Противоопухолевая активность испытания показали, что JNQ2 ингибирует пролиферацию клеток
HepG2 в дозо - и время-зависимым образом и заблокировали клеточного цикла в G1/S фазе. Высокая
дозировка JNQ2 индуцированной значительный апоптоз опухолевых клеток. Инвазивность клеток
HepG2 была также ингибируется JNQ2. Механизм JNQ2 противоопухолевый эффект на молекулярном
уровне был, был, вероятно, регуляция белкового экспрессии вах и Каспазы-3 и экспрессирован в
экспрессии белков Bcl-2 и CCND1.
Вывод:
Наши исследования показывают, что JNQ2 имеет противоопухолевый эффект на клетки HepG2 и это
потенциальный реагент для лечения ГЦК, которая заслуживает дальнейшего изучения.
J BUON. 2014 Jul-Sep;19(3):705-12.
The antitumor effect and mechanism of taipeinine A, a new C19-diterpenoid alkaloid from Aconitum
taipeicum, on the HepG2 human hepatocellular carcinoma cell line.
Zhang H1, Guo Z, Han L, You X, Xu Y.
Author information
1School of Pharmacy, Health Science Center, Xi'an Jiaotong University, Xi'an 710061, China.

28
Abstract
PURPOSE:
To investigate whether taipeinine A (JNQ2), a C19-diterpenoid alkaloid prepared from the roots of
Aconitum taipeicum, has anticancer effects on hepatocellular carcinoma (HCC) and to study its probable
anticancer mechanisms.
METHODS:
JNQ2 activities were assessed on human HCC cell line (HepG2) by proliferative assay, cell cycle arrest
assay, apoptosis analysis, cell invasion assay and Western blot analysis.
RESULTS:
The antitumor activity tests showed that JNQ2 inhibited the proliferation of HepG2 cells in a dose- and
time-dependent manner and blocked the cell cycle at the G1/S phase. High dosage of JNQ2 induced
significant apoptosis of tumor cells. The invasiveness of HepG2 cells was also inhibited by JNQ2. The
mechanism of JNQ2 antitumor effect at the molecular level was presumed to be the upregulation of the
protein expression of Bax and Caspase-3 and the downregulation of the protein expression of Bcl-2 and
CCND1.
CONCLUSION:
Our study suggests that JNQ2 has anticancer effects on HepG2 cells and it is a potential reagent for the
treatment of HCC that merits further investigation.
Отзыв на фитохимии, фармакологии и токсикологии исследования Aconitum.
Ряд видов, относящихся к травяной род Aconitum хорошо известны и популярны для их целебные
свойства в индийской, вьетнамской, корейской, японской, тибетской и китайской системы медицины.
Он является ценным лекарственным а также непредсказуемый токсичных материалов. Поэтому
крайне важно понимать и контролировать потенциальных токсичных трав из этого рода. В этом
обзоре, ethnomedicinal, фитохимии, фармакологии, structure activity relationship и токсикологии
исследования Aconitum были представлены добавьте к знаниям для их безопасного применения.
ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ:
В общей сложности около 76 всех аконит видов, произрастающих в Китае и прилегающих Дальнем
Востоке и в азиатских странах используются для различных медицинских целей. Основные
ингредиенты аконит видов алкалоидов, флавоноидов, свободных жирных кислот и полисахаридов. В
клубневидные корни рода Aconitum часто применяется при различных заболеваниях, таких как
ревматизм, боли в суставах и некоторые эндокринные расстройства. Он стимулирует кончик
сенсорных нервных волокон. Эти клубни Aconitum используются в травяных лекарственных средств
только после обработки. Остается по-прежнему высоким токсикологические риски неправильного
применения лекарственных Aconitum. Кардио-и нейротоксичности этой травы являются
потенциально смертельными. Многие аналитические методы были зарегистрированы для
количественной и качественной характеристики Aconitum.
Реферат:
Aconitum - это растение имеет большое значение в традиционной медицине в целом и в ткм, в
частности. Большое внимание следует поставить на Aconitum из-за его узкого терапевтического
диапазона. Однако, Aconitum's токсичность может быть снижена с использованием различных
техник, и тогда польза от его фармакологической активности. Новые методы, подходы и технологии
должны быть разработаны для химического и токсикологического анализа с целью улучшения его
качества и безопасности.
J Pharm Pharmacol. 2014 Sep 22. doi: 10.1111/jphp.12310. [Epub ahead of print]
A review on phytochemistry, pharmacology and toxicology studies of Aconitum.
Nyirimigabo E1, Xu Y, Li Y, Wang Y, Agyemang K, Zhang Y.
Author information
1Tianjin State Key Laboratory of Modern Chinese Medicine, School of Traditional Chinese Materia

Medica, Tianjin University of Traditional Chinese Medicine, Tianjin, China; Rwanda Standards Board, Kigali,
Republic of Rwanda.
29
Abstract
OBJECTIVES:
A number of species belonging to herbal genus Aconitum are well-known and popular for their medicinal
benefits in Indian, Vietnamese, Korean, Japanese, Tibetan and Chinese systems of medicine. It is a valuable
drug as well as an unpredictable toxic material. It is therefore imperative to understand and control the
toxic potential of herbs from this genus. In this review, the ethnomedicinal, phytochemistry, pharmacology,
structure activity relationship and toxicology studies of Aconitum were presented to add to knowledge for
their safe application.
KEY FINDINGS:
A total of about 76 of all aconite species growing in China and surrounding far-east and Asian countries
are used for various medical purposes. The main ingredients of aconite species are alkaloids, flavonoids,
free fatty acids and polysaccharides. The tuberous roots of genus Aconitum are commonly applied for
various diseases such as rheumatic fever, painful joints and some endocrinal disorders. It stimulates the tip
of sensory nerve fibres. These tubers of Aconitum are used in the herbal medicines only after processing.
There remain high toxicological risks of the improper medicinal applications of Aconitum. The cardio and
neurotoxicities of this herb are potentially lethal. Many analytical methods have been reported for
quantitatively and qualitatively characterization of Aconitum.
SUMMARY:
Aconitum is a plant of great importance both in traditional medicine in general and in TCM in particular.
Much attention should be put on Aconitum because of its narrow therapeutic range. However, Aconitum's
toxicity can be reduced using different techniques and then benefit from its pharmacological activities. New
methods, approaches and techniques should be developed for chemical and toxicological analysis to
improve its quality and safety.
Обезболивающее активность дитерпеновых алкалоидов из Aconitum baikalensis.
Мы по сравнению болеутоляющее деятельности отдельных алкалоидов, извлеченные из Байкала
аконит (Aconitum baikalensis): napelline, hypaconitine, songorine, mesaconitine, 12-epinapelline N-оксид.
Обнаруженные анальгетической активностью, была сравнима с метамизол натрия. Механизмы
анальгезии были разные в дитерпеновых алкалоидов различной структуры. В антиноцицептивной
эффект atisine алкалоиды (12-epinapelline N-оксид, songorine) был naloxonedependent и реализуется
через опиоидные рецепторы модуляции.
Bull Exp Biol Med. 2014 Aug;157(4):488-91. doi: 10.1007/s10517-014-2598-6. Epub 2014 Aug 12.
Analgesic activity of diterpene alkaloids from Aconitum baikalensis.
Nesterova YV1, Povet'yeva TN, Suslov NI, Zyuz'kov GN, Pushkarskii SV, Aksinenko SG, Schultz EE, Kravtsova
SS, Krapivin AV.
Author information
1E. D. Goldberg Research Institute of Pharmacology, Siberian Division of the Russian Academy of

Medical Sciences, Tomsk, Russia, [email protected]
Abstract
We compared analgesic activities of individual alkaloids extracted from Baikal aconite (Aconitum
baikalensis): napelline, hypaconitine, songorine, mesaconitine, 12-epinapelline N-oxide. The detected
analgesic activity was comparable to that of sodium metamizole. The mechanisms of analgesia were
different in diterpene alkaloids of different structure. The antinociceptive effect of atisine alkaloids (12epinapelline N-oxide, songorine) was naloxonedependent and realized via opioid receptor modulation.
Общее алкалоиды Aconitum tanguticum защиты от липополисахарид-индуцированного острого
повреждения легких у крыс.
Aconitum tanguticum широко используется как средство от инфекционных заболеваний в
традиционной тибетской медицины в Китае. Общее алкалоиды Aconitum tanguticum (TAA) являются
основными активными компонентами Aconitum tanguticum и были продемонстрированы, чтобы быть
30
эффективным в подавлении воспаления. Нашей целью было изучение защитного действия ТАА на
острое повреждение легких (ALI), индуцированной липополисахаридом (LPS) у крыс.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ:
ТАА была добыта в 95% этанола и очищенной в хлороформе. После вакуумной сушки, ТАА порошок
растворяли в диметилсульфоксиде. Взрослых самцов крыс Sprague-Dawley были случайным образом
разделены на шесть групп. Крысам дексаметазона (DXM, 4 мг/кг) или TAA (60 мг/кг, 30 мг/кг) до
инъекции LPS. В PaO2and PaO2/FiO2 значения, легких, мокрый/сухой (W/D) соотношение веса и
гистологические изменения в легочной ткани были измерены. В-клеток, концентрации белка,
фактора некроза опухоли-α (ФНО-α), интерлейкин-6 (IL-6) и интерлейкин-1β (IL-1β) в жидкости
бронхоальвеолярного лаважа (BALF)и миелопероксидазы (MPO) деятельность в легочной ткани
определяли на 6, 12 или 24 ч после LPS лечения. Кроме того, NF-κ B активации в легочной ткани
анализировали с помощью вестерн-блот.
Результаты:
В Али крыс, ТАА значительно снижается легких W/D ratio и возросло значение PaO2 или PaO2/FiO2
на 6, 12 или 24 ч после LPS вызов. ТАА также снижение общей концентрации белка и общего
количества клеток, нейтрофилов и лимфоцитов в BALF. Кроме того, ТАА снизился MPO активности в
легких и ослабленных гистологические изменения в легких. Кроме того, ТАА угнетал концентрации
TNF-α, IL-6 и IL-1β в BALF на 6, 12 или 24 ч после LPS лечения. Дальнейшее исследование показало, что
ТАА значительно ингибирует NF-κ B активации в легочной ткани.
Выводы:
В настоящем исследовании доказано, что ТАА выставлены мощное защитное влияние на ЛПСиндуцированную Али у крыс через его противовоспалительной активности.
J Ethnopharmacol. 2014 Sep 29;155(3):1483-91. doi: 10.1016/j.jep.2014.07.041. Epub 2014 Aug 4.
The total alkaloids of Aconitum tanguticum protect against lipopolysaccharide-induced acute lung
injury in rats.
Wu G1, Du L2, Zhao L2, Shang R1, Liu D2, Jing Q2, Liang J3, Ren Y4.
Author information
1Key Laboratory of New Animal Drug Project of Gansu Province, Key Laboratory of Veterinary

Pharmaceutics Discovery, Ministry of Agriculture, Lanzhou Institute of Animal Science and Veterinary
Pharmaceutics Science, Chinese Academy of Agricultural Sciences, Lanzhou, Gansu 730050, PR China.
2Key Laboratory of Pharmacology and Toxicology of Traditional Chinese Medicine of Gansu Province,

Gansu University of Traditional Chinese Medicine, 35 Dingxi Road, Chengguan District, Lanzhou, Gansu
730000, PR China.
3Key Laboratory of New Animal Drug Project of Gansu Province, Key Laboratory of Veterinary

Pharmaceutics Discovery, Ministry of Agriculture, Lanzhou Institute of Animal Science and Veterinary
Pharmaceutics Science, Chinese Academy of Agricultural Sciences, Lanzhou, Gansu 730050, PR China.
Electronic address: [email protected]
4Key Laboratory of Pharmacology and Toxicology of Traditional Chinese Medicine of Gansu Province,

Gansu University of Traditional Chinese Medicine, 35 Dingxi Road, Chengguan District, Lanzhou, Gansu
730000, PR China. Electronic address: [email protected]
Abstract
ETHNOPHARMACOLOGICAL RELEVANCE:
Aconitum tanguticum has been widely used as a remedy for infectious diseases in traditional Tibetan
medicine in China. The total alkaloids of Aconitum tanguticum (TAA) are the main active components of
Aconitum tanguticum and have been demonstrated to be effective in suppressing inflammation. Our aim
was to investigate the protective effects of TAA on acute lung injury (ALI) induced by lipopolysaccharide
(LPS) in rats.
MATERIALS AND METHODS:
TAA was extracted in 95% ethanol and purified in chloroform. After vacuum drying, the TAA powder was
dissolved in dimethyl sulfoxide. Adult male Sprague-Dawley rats were randomly divided into six groups.
31
Rats were given dexamethasone (DXM, 4 mg/kg) or TAA (60 mg/kg, 30 mg/kg) before LPS injection. The
PaO2and PaO2/FiO2 values, lung wet/dry (W/D) weight ratio and histological changes in lung tissue were
measured. The cell counts, protein concentration, tumor necrosis factor-α (TNF-α), interleukin-6 (IL-6) and
interleukin-1β (IL-1β) in bronchoalveolar lavage fluid (BALF), and myeloperoxidase (MPO) activity in lung
tissue were determined at 6, 12 or 24 h after LPS treatment. In addition, the NF-κ B activation in lung tissue
was analyzed by western blot.
RESULTS:
In ALI rats, TAA significantly reduced the lung W/D ratio and increased the value of PaO2 or PaO2/FiO2 at
6, 12 or 24 h after LPS challenge. TAA also reduced the total protein concentration and the number of total
cells, neutrophils or lymphocytes in BALF. In addition, TAA decreased MPO activity in the lung and
attenuated histological changes in the lung. Furthermore, TAA inhibited the concentration of TNF-α, IL-6
and IL-1β in BALF at 6, 12 or 24 h after LPS treatment. Further study demonstrated that TAA significantly
inhibited NF-κ B activation in lung tissue.
CONCLUSIONS:
The current study proved that TAA exhibited a potent protective effect on LPS-induced ALI in rats through
its anti-inflammatory activity.
Aconitum псевдо-laeve var. erectum тормозит рецептора активатора ядерного фактора каппа-B
лиганд-индуцированной osteoclastogenesis через c-Fos/ядерный фактор активированных T-клеток,
цитоплазматические 1 сигнальный путь и предотвращает липополисахарид-индуцированной
потери костной массы у мышей.
Aconitum псевдо-laeve var. erectum (APE) был широко показан в фитотерапии иметь
терапевтический эффект на воспалительные заболевания. Однако, нет свидетельств о том, может ли
экстракт APE участвует в биологическом процесс обмена веществ в костной ткани, в частности,
резорбционную-опосредованной костной резорбции. В этом исследовании мы подтвердили, что
администрация APE мог бы восстановить нормальную скелетных условия в мышиной модели
липополисахарида (LPS)-индуцированной потери костной массы за счет снижения рецептора
активатора ядерного фактора каппа-B лиганда (RANKL)/osteoprotegerin (ОПГ) отношение и
резорбционную количество. Затем мы исследовали влияние APE на RANKL-индуцированное
формирование и функцию остеокластов, чтобы выяснить молекулярные механизмы, лежащие в ее
основе. APE подавлено формирование тартрат-упорный кислой фосфатазы (TRAP)-позитивных клеток,
а также костно-рассасывающее активность зрелых остеокластов. Кроме того, APE ослабляется
ядерный фактор активированных T-клеток, цитоплазматические 1 (NFATc1) и c-Fos, не затрагивая
начале сигнального пути osteoclastogenesis. Впоследствии, APE значительно downregulated
экспрессии различных генов исключительно выраженные в остеокластов. Эти результаты
показывают, что обезьяна восстанавливает LPS-индуцированной потери костной массы через
снижение в сыворотке RANKL/OPG отношение, и тормозит резорбционную дифференциации и
функции, предполагая, обещание APE как потенциальное лекарство от различных резорбционнуюассоциированные заболевания костей.
Molecules. 2014 Aug 5;19(8):11628-44. doi: 10.3390/molecules190811628.
Aconitum pseudo-laeve var. erectum inhibits receptor activator of nuclear factor kappa-B ligandinduced osteoclastogenesis via the c-Fos/nuclear factor of activated T-cells, cytoplasmic 1 signaling
pathway and prevents lipopolysaccharide-induced bone loss in mice.
Baek JM1, Kim JY2, Cheon YH3, Park SH4, Ahn SJ5, Yoon KH6, Oh J7, Lee MS8.
Author information
1Department of Anatomy, School of Medicine, Wonkwang University, Iksan, Jeonbuk 570-749, Korea.

[email protected]
Abstract
Aconitum pseudo-laeve var. erectum (APE) has been widely shown in herbal medicine to have a
therapeutic effect on inflammatory conditions. However, there has been no evidence on whether the
extract of APE is involved in the biological bone metabolism process, particularly osteoclast-mediated bone
32
resorption. In this study, we confirmed that the administration of APE could restore normal skeletal
conditions in a murine model of lipopolysaccharide (LPS)-induced bone loss via a decrease in the receptor
activator of nuclear factor kappa-B ligand (RANKL)/osteoprotegerin (OPG) ratio and osteoclast number. We
then investigated the effect of APE on the RANKL-induced formation and function of osteoclasts to
elucidate its underlying molecular mechanisms. APE suppressed the formation of tartrate-resistant acid
phosphatase (TRAP)-positive cells, as well as the bone-resorbing activity of mature osteoclasts.
Furthermore, APE attenuated nuclear factor of activated T-cells, cytoplasmic 1 (NFATc1) and c-Fos without
affecting any early signal pathway of osteoclastogenesis. Subsequently, APE significantly downregulated the
expression of various genes exclusively expressed in osteoclasts. These results demonstrate that APE
restores LPS-induced bone loss through a decrease of the serum RANKL/OPG ratio, and inhibits osteoclast
differentiation and function, suggesting the promise of APE as a potential cure for various osteoclastassociated bone diseases.
1. Введение
С быстрым старением общества, метаболических костных заболеваний, включая остеопороз,
пародонтит, болезнь педжета, ревматоидный артрит, стали серьезные проблемы со здоровьем [1].
Этих, остеопороз, ведущий к ухудшению скелетного состояния, напрямую связанные с чрезмерным
резорбционную костной резорбции деятельности, и особенно часто у женщин в постменопаузе [2,3].
Таким образом, различные были проведены исследования с целью выявления новых
терапевтических агентов для лечения остеопороза, предназначенных для функций двух основных
специфических типов клеток костной ткани: резорбции старой кости остеокластов и формирование
новой кости, остеобласты.
Модулировать дифференцировку многоядерные кости исчезли остеокластов, индукция несколько
ранних сигнальных каскадов, которые зависят от рецептора активатора ядерного фактора каппа-B
лиганда (RANKL)-ранг оси, является обязательным [4,5,6]. Активация этих сигнальных путей-которые
состоят из митоген активированной протеинкиназы (MAPKs), состоящий p38, c-Jun N-терминальной
киназы (JNK)и внеклеточной сигнал-регулируемой киназы (ERK), а также NF-B, Akt, и фосфолипазы Cγ2
(PLCγ2)-как c-Fos и ядерный фактор активированных T-клеток, цитоплазматические 1 (NFATc1), в
качестве двух основных транскрипционных факторов osteoclastogenesis, перемещают в ядре
резорбционную прекурсоров [7,8,9,10]. После этого, выражение резорбционную специфических
маркерных генов, в том числе резорбционную-связанных рецепторов (Оскар), тартрат-упорный
кислой фосфатазы (TRAP), Atp6v0d2, катепсин K, а также, резорбционную стимулирующее
трансмембранного белка (OC-штамп), дендритных клеток специфических трансмембранных белков
(DC-штамп), рецептора кальцитонина (CTR), и матрица metallopeptidase 9 (ММП-9)-это в конце концов
добился того, чтобы развивать характеристика остеокластов посредством взаимодействия между cFos и NFATc1 [10,11,12,13,14,15]. Ранее, как c-Fos и NFATc1 было доказано, что решающую роль в
резорбционную формирования и дифференциации. c-Fos, который является компонентом
транскрипции белкового комплекса AP-1 сотрудничает с NFATc1-член транскрипции NFAT семьипутем связывания промотора область специфических генов в целях регулирования osteoclastogenesis.
Показано, что c-Fos-/- мышей отображения osteopetrotic явление, вследствие обесценения активности
остеокластов [16]. Более того, эктопическая экспрессия NFATc1 эффективно индуцирует костного
мозга, макрофаги (BMMs) дифференцироваться в зрелые остеокласты, несмотря на отсутствие RANKL
[10]. Потому что ключевую роль этих факторов транскрипции, важно регулировать активации как cFos и NFATc1 в лечении костных заболеваний, таких как остеопороз.
На основе предыдущих исследований, которые выявили потенциальную ценность природных
растений в профилактике остеопороза [17,18], мы выбрали этанол, экстракт Aconitum псевдо-laeve
var. erectum (APE) с помощью анализа с ловушкой окрашивание. Ранее, APE, продемонстрировало
Фармакологическое действие на циркуляцию крови и воспаления [19,20]. Однако, нет никаких
доказательств того, что он имеет терапевтический эффект в отношении костной ткани. В настоящем
исследовании мы продемонстрировали ингибирующее влияние и механизм действия APE на RANKLиндуцированной osteoclastogenesis, а также in vivo эффект APE в мышиной модели липополисахарида
(LPS)-индуцированной костные эрозии.
33
4. Выводы
APE восстановлены LPS-индуцированной костной эрозии в мышиной модели и выяснилось, что
лежащие в ее основе механизм APE ингибирование резорбционную дифференциации и кости
исчезли деятельности через прямой инактивации как c-Fos и NFATc1, не влияя на различные RANKLиндуцированной ранних сигнальных путей, таких как MAPKs и кальция сигнализации. Следовательно,
это первая демонстрация анти-резорбционную активность APE на разрушение костей, предполагая
потенциал обещание APE в качестве агента против кости-зависимых заболеваний, включая
остеопороз.
1. Introduction
With a rapidly aging society, metabolic bone disorders including osteoporosis, periodontitis, Paget’s
disease, and rheumatoid arthritis have become major health problems [1]. Of these, osteoporosis, leading
to the deterioration of skeletal condition, is directly associated with excessive osteoclast bone resorption
activity and is particularly common in postmenopausal women [2,3]. Therefore, various studies have been
undertaken to identify novel therapeutic agents for the treatment of osteoporosis, targeting the functions
of two main specific types of bone cells: resorption of old bone by osteoclasts and formation of new bone
by osteoblasts.
To modulate the differentiation of multinucleated bone resorbing osteoclasts, the induction of several
early signaling cascades, which are dependent on the receptor activator of nuclear factor kappa-B ligand
(RANKL)-RANK axis, is required [4,5,6]. By activating these signaling pathways—which consist of mitogen
activated protein kinases (MAPKs) comprising p38, c-Jun N-terminal kinase (JNK), and extracellular signalregulated kinase (ERK), as well as NF-κB, Akt, and phospholipase Cγ2 (PLCγ2)—both c-Fos and nuclear factor
of activated T-cells, cytoplasmic 1 (NFATc1), as two main transcription factors of osteoclastogenesis,
translocate into the nucleus of osteoclast precursors [7,8,9,10]. Thereafter, the expression of osteoclastspecific marker genes—including osteoclast-associated receptor (OSCAR), tartrate-resistant acid
phosphatase (TRAP), Atp6v0d2, cathepsin K, as well as, osteoclast stimulatory transmembrane protein (OCSTAMP), dendritic cell-specific transmembrane protein (DC-STAMP), calcitonin receptor (CTR), and matrix
metallopeptidase 9 (MMP-9)—is finally induced to develop characteristic osteoclasts via interaction
between c-Fos and NFATc1 [10,11,12,13,14,15]. Previously, both c-Fos and NFATc1 were proven to have a
critical role in osteoclast formation and differentiation. c-Fos, which is a component of the transcription
protein complex AP-1 cooperates with NFATc1—a member of the transcriptional NFAT family—by binding
to the promoter region of specific genes in order to regulate osteoclastogenesis. It has been demonstrated
that c-Fos−/− mice display the osteopetrotic phenomenon, owing to the impairment of osteoclastic activity
[16]. Moreover, the ectopic expression of NFATc1 efficiently induces bone marrow macrophages (BMMs) to
differentiate into mature osteoclasts despite of the absence of RANKL [10]. Because of the pivotal role of
these transcription factors, it is important to regulate the activation of both c-Fos and NFATc1 in the
treatment of bone-related diseases, such as osteoporosis.
Based on previous research, which identified the potential value of natural plants in the prevention of
osteoporosis [17,18], we selected the ethanol extract of Aconitum pseudo-laeve var. erectum (APE) using
analysis with TRAP staining. Previously, APE has been demonstrated to have pharmacological effects on
blood circulation and inflammation [19,20]. However, there is no evidence that it has any therapeutic
effects in relation to bone metabolism. In the present study, we demonstrated the inhibitory effect and
mechanism of action of APE on RANKL-induced osteoclastogenesis, as well as the in vivo effect of APE in a
murine model of lipopolysaccharide (LPS)-induced bone erosion.
4. Conclusions
APE restored LPS-induced bone erosion in a murine model and it was revealed that its underlying
mechanism was APE inhibition of osteoclast differentiation and bone resorbing activity through direct
inactivation of both c-Fos and NFATc1, without affecting various RANKL-induced early signaling pathways,
such as MAPKs and calcium signaling. Consequently, it is the first demonstration of the anti-osteoclast
activity of APE on bone destruction, suggesting the potential promise of APE as an agent against bonerelated disorders, including osteoporosis.
34
[Химические составляющие из всего растения Aconitum tanguticum (III)].
Девятнадцать соединений были изолированы от всего растения Aconitum tanguticum с помощью
различных хроматографических методов и их структур определяли с помощью спектрального
анализа (1D, 2D-ЯМР и МС) и сравнение с литературными данными. Эти соединения были
идентифицированы как 5-hydroxymethy фурфурола (1), 5-acetoxymethyl фурфурола (2), pyrrolezanthine
[5-гидроксиметил-1-[2-(4-гидроксифенил) -этил] -1H-пиррола-2-карбальдегида] (3), lichiol B (4),
фталиевая кислота дибутилфталат эфира (5), 3, 4-дигидрокси phenylethanol (6), 3, 4-дигидрокси
phenylethanol глюкозид (7), салидрозид (8), p-окси phenylethanol (9), p-hydroxybenzoie кислоты,
глюкозид (10), p-гидроксибензойной кислоты (11), gastrodin (12), 1-(3, 4-Литвинов В.П. синтез
замещенных) -1, 2-этандиол (13), п-гидрокси-бензальдегида (14), п-гидрокси-ацетофенона (15), 3, 4дигидрокси-фенил этил ацетат (16), syringic альдегид (17), этил-бета-D-fructopyranoside (18), и pгидроксибензойной кислоты метиловый эфир (19). Соединения 3 и 4 были изолированы от
Ranunculaceae семьи в первый раз, и соединений 2, 6 и 9-19 были изолированы от Aconitum рода
впервые, и соединений 1 и 5 были изолированы от вида впервые.
Zhongguo Zhong Yao Za Zhi. 2014 Apr;39(7):1163-7.
[Chemical constituents from whole plants of Aconitum tanguticum (III)].
[Article in Chinese]
Li YR, Li C, Wang ZM, Yang LX.
Abstract
Nineteen compounds were isolated from the whole plants of Aconitum tanguticum by various of
chromatographic techniques and their structures were determined through spectral analysis (1D, 2D-NMR
and MS) and comparison with the literature data. These compounds were identified as 5-hydroxymethy
furfural (1), 5-acetoxymethyl furfural (2), pyrrolezanthine [5-hydroxymethyl-1-[2-(4-hydroxyphenyl) -ethyl] 1H-pyrrole-2-carbaldehyde] (3), lichiol B (4), phthalic acid dibutyl ester (5), 3, 4-dihydroxy phenylethanol (6),
3, 4-dihydroxy phenylethanol glucoside (7), salidroside (8), p-hydroxy phenylethanol (9), p-hydroxybenzoie
acid glucoside (10), p-hydroxybenzoic acid (11), gastrodin (12), 1-(3, 4-dimethoxyphenyl) -1, 2-ethanediol
(13), p-hydroxy benzaldehyde (14), p-hydroxy acetophenone (15), 3, 4-dihydroxy phenyl ethyl acetate (16),
syringic aldehyde (17), ethyl beta-D-fructopyranoside (18), and p-hydroxybenzoic acid methyl ester (19).
Compounds 3 and 4 were isolated from the Ranunculaceae family for the first time, and compounds 2, 6
and 9-19 were isolated from the Aconitum genus for the first time, and compounds 1 and 5 were isolated
from the species for the first time.
RG-II Тип полисахарид, очищенная от Aconitum coreanum снимает липополисахаридиндуцированного воспаления путем ингибирования NF-B сигнального пути.
Корейский mondshood корень полисахариды (KMPS), изолированных из корней Aconitum coreanum
(Lévl.) Rapaics показали, противовоспалительной активностью, которая сильно зависит от их
химической структуры и конформаций цепи. Однако, механизмы противовоспалительный эффект
этих полисахаридов до сих пор не выяснены. RG-II полисахарид (KMPS-2E, МВт 84.8 кда) был
изолирован от KMPS и его химическая структура характеризовалась FT-ИК-и ЯМР-спектроскопии,
газовой хроматографии-масс-спектрометрии и высокоэффективной жидкостной хроматографии.
Костяк KMPS-2E состоял из единиц [→6) -β-D-Galp (1→3)-β-L-Rhap-(1→4)-β-D-GalpA-(1→3)-β-D-Galp(1→] с боковой цепью →5)-β-D-Арап (1→3, 5)-β-D-Арап (1→ присоединенные к магистрали через O-4
(1→3,4)-L-Rhap. T-β-D-Galp подключен к магистрали через O-6 - (1→3,6)-β-D-Galp остатков и T-β-D-Ara
подключен к концу группы каждой цепи. Противовоспалительные эффекты KMPS-2E и основные
механизмы, с помощью липополисахарида (ЛПС)-стимулированных RAW 264.7 макрофагов и
каррагинан-индуцированного задние лапы отеки были исследованы. KMPS-2E (50, 100 и 200 мкг/мл)
ингибирует (iNOS), TLR4, фосфо-NF-B-p65 выражение, фосфора-IKK, фосфора-IκB-α выражения, а также
деградации IκB-α и экспрессии генов воспалительных цитокинов (TNF-α, IL-1β, iNOS и IL-6) при
посредничестве NF-B сигнальных путей в макрофаги. KMPS-2E также ингибирует ЛПСиндуцированную активацию NF-B, как анализируется electrophorectic mobility shift assay (EMSA) в
35
зависимости от дозы образом, и уменьшается NF-B ДНК-связывающим сродством к 62.1% при 200
мкг/мл. У крыс, KMPS-2E (200 мг/кг) может значительно ингибировать каррагинан-индуцированный
отек лапы как ибупрофен (200 мг/кг) в течение 3 ч после однократной пероральной дозы. Результаты
указывают на то, что KMPS-2E является перспективным трава-производный препарат против острого
воспаления.
PLoS One. 2014 Jun 13;9(6):e99697. doi: 10.1371/journal.pone.0099697. eCollection 2014.
A RG-II type polysaccharide purified from Aconitum coreanum alleviates lipopolysaccharide-induced
inflammation by inhibiting the NF-κB signal pathway.
Li X1, Jiang J2, Shi S3, Bligh SW4, Li Y2, Jiang Y2, Huang D2, Ke Y2, Wang S3.
Author information
1Teaching Experimental Center, Shanghai University of Traditional Chinese Medicine, Shanghai,

China; The MOE Key Laboratory for Standardization of Chinese Medicine, Institute of Chinese Materia
Medica, Shanghai University of Traditional Chinese Medicine, Shanghai, China.
4Department of Complementary Medicine, Faculty of Science and Technology, University of

Westminster, Westminster, United Kingdom.
Abstract
Korean mondshood root polysaccharides (KMPS) isolated from the root of Aconitum coreanum (Lévl.)
Rapaics have shown anti-inflammatory activity, which is strongly influenced by their chemical structures
and chain conformations. However, the mechanisms of the anti-inflammatory effect by these
polysaccharides have yet to be elucidated. A RG-II polysaccharide (KMPS-2E, Mw 84.8 kDa) was isolated
from KMPS and its chemical structure was characterized by FT-IR and NMR spectroscopy, gas
chromatography-mass spectrometry and high-performance liquid chromatography. The backbone of KMPS2E consisted of units of [→6) -β-D-Galp (1→3)-β-L-Rhap-(1→4)-β-D-GalpA-(1→3)-β-D-Galp-(1→] with the
side chain →5)-β-D-Arap (1→3, 5)-β-D-Arap (1→ attached to the backbone through O-4 of (1→3,4)-L-Rhap.
T-β-D-Galp is attached to the backbone through O-6 of (1→3,6)-β-D-Galp residues and T-β-D-Ara is
connected to the end group of each chain. The anti-inflammatory effects of KMPS-2E and the underlying
mechanisms using lipopolysaccharide (LPS)-stimulated RAW 264.7 macrophages and carrageenan-induced
hind paw edema were investigated. KMPS-2E (50, 100 and 200 µg/mL) inhibits iNOS, TLR4, phospho-NF-κBp65 expression, phosphor-IKK, phosphor-IκB-α expression as well as the degradation of IκB-α and the gene
expression of inflammatory cytokines (TNF-α, IL-1β, iNOS and IL-6) mediated by the NF-κB signal pathways
in macrophages. KMPS-2E also inhibited LPS-induced activation of NF-κB as assayed by electrophorectic
mobility shift assay (EMSA) in a dose-dependent manner and it reduced NF-κB DNA binding affinity by
62.1% at 200 µg/mL. In rats, KMPS-2E (200 mg/kg) can significantly inhibit carrageenan-induced paw edema
as ibuprofen (200 mg/kg) within 3 h after a single oral dose. The results indicate that KMPS-2E is a
promising herb-derived drug against acute inflammation.
Введение
Воспаление выгодно при общении с потенциальными вредные агенты и местные повреждения
тканей, в том числе при попадании в организм бактерий, вирусов, патогенных микроорганизмов, а
также ущерба, причиненного физических и химических факторов [1], [2]. Однако, неконтролируемой
воспалительной реакции могут предрасполагать к развитию различных заболеваний человека,
включая рак [3], [4]. Администрирование провоспалительных медиаторов и цитокинов, таких как
оксид азота, TNF-α, интерлейкин-1β (IL-1β)и интерлейкина-6 (IL-6) для человека может вызвать
покраснение, припухлость, жар и боль, а также разрушение ткани, шок и, иногда, смерть [5]-[7].
Макрофаги оказывают положительное влияние на устойчивость организма к различным инфекциям и
раку. Они высвобождение цитокинов, таких как IL-1β и TNF-α, связанные с обоих внешних и
внутренних воспалительных путей, стимулирующих клетки секретируют IL-6, интерлейкин-8 (IL-8)и
молекул адгезии, активации ядерного фактора B (NF-B). NF-B-важный фактор транскрипции, который
эффективно индуцирует экспрессию различных цитокинов, молекул адгезии и ферментов, которые
регулируют воспалительные cascade [8], [9]. Основным NF-B активация путь предполагает запуск tollподобные рецепторы (TLRs). Эти TLRs выступать в качестве первичных датчиков, которые
обнаруживают широкое разнообразие микробных компонентов и выявить врожденные иммунные
36
реакции. При стимуляции с различными лигандами TLR, NF-B выпускается в ядро и активирует многие
провоспалительных медиаторов [10], [11].
Корейский mondshood корень измельченные корни Aconitum coreanum (Lévl.) Rapaics, известный
китайской традиционной медицине называют " guanbaifu’ [12]. Он был использован для лечения
различных расстройств на протяжении веков, таких как кардиалгия, искажение лица, эпилепсии,
мигрени, головокружения, столбняка, инфантильные судороги, и ревматоидный артрит [13], [14].
Фармакологические исследования показали, что корейский mondshood экстракт корня может быть
использовано для лечения аритмий, и оказывает обезболивающее и воспалительные явления [15].
Предыдущие фитохимических исследований по этой травы выделили ряд биологически активных
компонентов, таких как алкалоиды, ситостерин, органические кислоты [16]. В низкомолекулярных
химических составляющих А. coreanum были хорошо изучены. Однако, высокой молекулярной
массой компонентов, таких как полисахариды редко были изучены. Исследования показали, что
пероральное введение А. coreanum стволовые полисахаридов, в частности ингибирует рост опухоли и
увеличивает выживаемость опухолевых-подшипник мышей [17]. Однако, ни одно исследование было
сосредоточено на химических структур и противовоспалительная активность полисахаридов из
Aconitum coreanum (Lèvl.). Таким образом, в настоящем исследовании поставлена цель выявить и
проанализировать химический состав однородной полисахарид в корнях А. coreanum и изучение
противовоспалительной активности с помощью LPS-индуцированной RAW 264.7 клетки и каррагинаниндуцированного задние отек лапы у крыс. Базовые механизмы противовоспалительных эффектов
были изучены в основном на NF-B сигнальных путей.
Обсуждение
А. coreanum стволовые полисахаридов были зарегистрированы для их ингибирования роста
опухоли[17]. Монтаж свидетельствуют о том, что воспаление является важным фактором риска
развития опухолей. Воспаления, стимулировать развитие опухоли не только путем усиления
пролиферации опухолевых клеток и индуцирует повреждение ДНК, но также стимулирует
ангиогенеза и ремоделирования тканей[50]. Противоопухолевый эффект полисахаридов может быть
частично из-за его противовоспалительных свойств. Воспаление может играть важную роль в
онкогенез [50]. В этом исследовании мы исследовали противовоспалительной активности и лежащие
в ее основе механизмы изолированной RG-II Тип полисахарида KMPS-2E от корней Aconitum
coreanum (Lévl.) Rapaics. Обширная характеристика структуры KMPS-2E наглядно показал, что
позвоночник состоит из гала, Галь и Rha остатков с молекулярной массой 84.802 кда.
Индуцируемая No-синтаза (iNOS) является одним из основных воспалительных посредника,
которая участвует в патогенезе воспаления. INOS в макрофагах является индуцированная LPS и,
следовательно, приводит к перепроизводству, которое имеет решающее значение в патогенезе
различных воспалительных заболеваний. Не действует как нейромедиатор, сосудорасширяющее, и
регулятор иммунной системы в различных тканях в физиологических концентрациях. Однако,
увеличение экспрессии iNOS и выделению большого количества оксида азота может стать причиной
таких заболеваний, как ревматоидный артрит, хронический гепатит, фиброз легких. Таким образом,
ингибирование экспрессии iNOS в макрофагах могут быть использованы для лечения заболеваний,
связанных с повышенной продукции оксида азота.
Выявить механизмы, с помощью которых KMPS-2E тормозит iNOS деятельности, мы определили ли
NF-B необходимо для стимуляции iNOS и цитокинов. Для подтверждения ингибирующего эффекта
KMPS-2E на NF-B активации, мы рассмотрели дозозависимое снижение фосфо-NF-B-p65 белка в RAW
264.7 макрофагальных клеток. Мы протестировали влияние полисахарида на NF-B сигнал активации.
В этом исследовании мы использовали ЛПС активировать NF-B через TLR4. После активации p65 NF-Bсубъединица диссоциирует от своего ингибирующего белка IkB-α и translocates из цитоплазмы в
ядро, где он активирует транскрипцию специфических генов-мишеней, таких как iNOS и IL-1β [51],
[52]. Результаты показали, что KMPS-2E доза-зависимо ингибирует ЛПС-индуцированной экспрессии
Гена IL-1β, IL-6, TNF-α, и iNOS. Вестерн-блот анализ показал, что полисахарид ингибирует ЛПСиндуцированного белка экспрессии iNOS, фосфо-NF-B-Р65, фосфо-IKK и TLR4. IκBα фосфорилирования
и последующей деградации IκBα в индуцированной LPS клеток были заторможены KMPS-2E. Кроме
того,EMSA анализа показали, что KMPS-2E ингибирует NF-B ДНК-связывающая активность. Эти
37
результаты показывают, что полисахарид ингибирует экспрессию воспалительных цитокинов при
посредничестве NF-B сигнальных путей.
Вывод
KMPS-2E, RG-II полисахарид, из корней Aconitum coreanum (L·vl) Rapaics имеет следующую
структуру: костяк состоял из единиц [→6) -β-d-Galp (1→3)-β-l-Rhap-(1→4)-β-d-GalpA-(1→3)-β-d-Galp(1→] с боковой цепью →5)-β-d-Арап (1→3, 5)-β-d-Арап (1→ присоединенные к магистрали через O-4 (1→3,4)-l-Rhap. T-β-d-Galp подключен к магистрали через O-6 - (1→3,6)-β-d-Galp остатков и T-β-d-Ара
подключен к концу группы каждой цепи. Мы доказали, что KMPS-2E оказывает значительное
противовоспалительное действие, используя как in vivo, так и in vitro моделей. KMPS-2E тормозит
экспрессии iNOS в зависящей от концентрации образом. Подавляет экспрессию воспалительных
цитокинов при посредничестве NF-B сигнальных путей в макрофаги. Кроме того, KMPS-2E имеет
цитотоксичность до 200 мкг/мл. Поэтому, RG-II типа полисахаридов, таких как KMPS-2E, внесет
значительный вклад в развитие романа, природный противовоспалительный агент.
Introduction
Inflammation is beneficial when dealing with potential injurious agents and local tissue damage, including
invading bacteria, viruses, pathogens, and damage caused by physical and chemical factors [1], [2].
However, uncontrolled inflammatory reactions can predispose to various human diseases, including cancer
[3], [4]. Administering proinflammatory mediators and cytokines such as nitric oxide, TNF-α, interleukin-1β
(IL-1β), and interleukin-6 (IL-6) to humans can cause redness, swelling, fever and pain as well as tissue
destruction, shock and, occasionally, death [5]–[7]. Macrophages have a positive effect on resistance to
various infections and cancer. They release cytokines such as IL-1β and TNF-α that are associated with both
the extrinsic and intrinsic inflammatory pathways, enabling cells to secrete IL-6, interleukin-8 (IL-8), and
adhesion molecules, by activating nuclear factor κB (NF-κB). NF-κB is an important transcription factor that
efficiently induces expression of a variety of cytokines, adhesion molecules, and enzymes that regulate the
inflammatory cascade [8], [9]. A major NF-κB activation pathway involves triggering toll-like receptors
(TLRs). These TLRs act as primary sensors that detect a wide variety of microbial components and elicit
innate immune responses. Upon stimulation with various TLR ligands, NF-κB is released into the nucleus
and activates many proinflammatory mediators [10], [11].
Korean mondshood root is the crushed roots of Aconitum coreanum (Lévl.) Rapaics, a well-known
traditional Chinese medicine called ‘guanbaifu’ [12]. It has been used to treat various disorders over
centuries, such as cardialgia, facial distortion, epilepsy, migraine headaches, vertigo, tetanus, infantile
seizures, and rheumatoid arthritis [13], [14]. Pharmacological studies have demonstrated that Korean
mondshood root extract can be used to treat arrhythmias, and has analgesic and inflammatory effects [15].
Previous phytochemical studies on this herb have isolated several bioactive components, such as alkaloids,
sitosterol, and organic acids [16]. The low-molecular-weight chemical constituents of A. coreanum have
been well-investigated. However, high-molecular-weight components such as polysaccharides have rarely
been explored. Research has demonstrated that oral administration of A. coreanum stem polysaccharides
specifically inhibits tumor growth and extends the survival time of tumor-bearing mice [17]. However, no
study has focused on chemical structures and anti-inflammatory activity of polysaccharides from Aconitum
coreanum (Lèvl.). Therefore, the present study aims to isolate and analyze the chemical structure of a
homogenous polysaccharide in the roots of A. coreanum and study its anti-inflammatory activity using LPS
induced RAW 264.7 cell and carrageenan-induced hind paw edema in rats. The underlying mechanisms of
the anti-inflammatory effects were explored mainly on the NF-κB signaling pathways.
Discussion
A. coreanum stem polysaccharides have been reported for their inhibition in tumor growth[17].
Mounting evidence suggest that inflammation is an important risk factor for tumorigenesis. Inflammation
promote tumor development not only through enhancing proliferation of tumor cell and inducing DNA
damage, but also stimulates angiogenesis and tissue remodeling[50]. Anti-tumor effect of polysaccharides
might be partially due to its anti-inflammatory properties. Inflammation can play an important role in
tumorigenesis [50]. In this study, we investigated anti-inflammatory activity and its underlying mechanisms
of an isolated RG-II type polysaccharide KMPS-2E from roots of Aconitum coreanum (Lévl.) Rapaics. The
38
extensive characterization of the structure of the KMPS-2E clearly demonstrated that the backbone is
composed of GalA, Gal and Rha residues with a molecular weight of 84.802 kDa.
Inducible nitric oxide synthase (iNOS) is a major inflammatory mediator that contributes to the
pathogenesis of inflammation. The iNOS in macrophages is induced by LPS and consequently leads to NO
overproduction, which is crucial in the pathogenesis of a variety of inflammatory diseases. NO acts as a
neurotransmitter, vasodilator, and immune regulator in a variety of tissues at physiological concentrations.
However, increased iNOS expression and the release of large amounts of nitric oxide can cause diseases
such as rheumatoid arthritis, chronic hepatitis, and pulmonary fibrosis. Therefore, inhibiting iNOS
expression in macrophages may be used to treat diseases related to increased nitric oxide production.
To identify mechanisms by which KMPS-2E inhibits iNOS activity, we determined whether NF-κB is
necessary for the stimulation of iNOS and cytokines. To confirm the inhibitory effect of KMPS-2E on NF-κB
activation, we examined the dose-dependent decrease in phospho-NF-κB–p65 protein in RAW 264.7
macrophage cells. We tested the effects of the polysaccharide on the NF-κB activation signal. In this study,
we used LPS to activate NF-κB via TLR4. Once activated, the p65 NF-κB subunit dissociates from its
inhibitory protein IkB-α and translocates from the cytoplasm to the nucleus where it triggers the
transcription of specific target genes such as iNOS and IL-1β [51], [52]. The results have showed that KMPS2E dose-dependently inhibits the LPS-induced gene expression of IL-1β, IL-6, TNF-α, and iNOS. Western blot
analysis revealed that the polysaccharide inhibits LPS-induced protein expression of iNOS, phospho-NF-κB–
p65, phospho-IKK and TLR4. IκBα phosphorylation and subsequent IκBα degradation in LPS induced cells
were inhibited by KMPS-2E. In addition,EMSA analysis have shown that KMPS-2E inhibits NF-κB DNAbinding activity. These findings suggest that the polysaccharide inhibits the expression of inflammatory
cytokines mediated by the NF-κB signal pathways.
Conclusion
KMPS-2E, a RG-II polysaccharide, from the roots of Aconitum coreanum (L·vl) Rapaics has the following
structure: the backbone consisted of units of [→6) -β-d-Galp (1→3)-β-l-Rhap-(1→4)-β-d-GalpA-(1→3)-β-dGalp-(1→] with the side chain →5)-β-d-Arap (1→3, 5)-β-d-Arap (1→ attached to the backbone through O-4
of (1→3,4)-l-Rhap. T-β-d-Galp is attached to the backbone through O-6 of (1→3,6)-β-d-Galp residues and Tβ-d-Ara is connected to the end group of each chain. We proved that KMPS-2E has significant antiinflammatory effects using both in vivo and in vitro models. KMPS-2E inhibits iNOS expression in a
concentration–dependent manner. It inhibits the expression of inflammatory cytokines mediated by the NFκB signal pathways in macrophages. Moreover, KMPS-2E has no cytotoxicity up to 200 µg/mL. Therefore, a
RG-II type polysaccharide, such as KMPS-2E, will contribute significantly to the development of a novel,
natural anti-inflammatory agent.
Комплементарной и альтернативной медицины (CAM) использовать в итальянской детской
когорты пациентов головная боль: верхушка айсберга.
Использование дополнительных альтернативной медицины (CAM) в детской популяции
значительно повышается, особенно для боли и хронических состояний, как показали
эпидемиологические исследования в Европе и в США. В нашем исследовании, CAM использовался в
76 % пациентов когорты из 124 детей, пострадавших от головной боли (возраст 4-16 лет; 67% женщины; 70 % мигрень без ауры, 12 % мигрень с аурой, 18 % интенсивного головной боли по
данным IHS критерии) последовательно набраны в детской головная боль University Center. CAM был
использован в качестве профилактического лечения в 80 % случаев. Основные причины для
обращения CAM были: желание избежать хронического употребления наркотиков, связанные с их
побочными эффектами, желание комплексный подход, сообщили о неэффективности традиционной
медицины, и более подходящий детей склонность к CAM, чем Фармакологические соединения.
Женский пол, молодой возраст, мигрень без ауры, родителей, высших учебных статус, материнской
использование CAM и другие сопутствующие хронические заболевания, коррелируют с CAM
использования (p < 0,05). 73 % пациентов выбрали CAM также для лечения других заболеваний (т.е..
аллергии, колит, астма, бессонница, мышечные-scheletric расстройств и дисменорея). Тем самым
предполагается, CAM были: растительные лекарственные средства (64%), например, валерианы,
39
гинкго билоба, Boswellia serrata, Vitex agnus-castus, страстоцвет, липы, витамины/минералы, БАД
(40%), магния, 5-Hydroxytryptophan, витамин В6 или В12, поливитамины соединений; Гомеопатия (47
%) с Silicea, Ignatia Amara, Pulsatilla, Aconitum, Nux Vomica, Calcarea phosphorica; физические методы
лечения (45%), такие как Аюрведический массаж, шиацу, остеопатия; йога (33 %); акупунктура (11 %).
CAM-часто интегрированы с обычными уход-был авто -, установленном в 30 % случаев,
предложенные номера-врач в 22 %, терапевта в 24 % и педиатр в 24 %. Обоих врачей общей практики
и неврологов были, в основном, не знают своих пациентов CAM использования. В заключение
неврологов должны запросить для CAM использовать и быть готовым узнать о CAM терапии или
непосредственно взаимодействовать с CAM квалифицированных экспертов в целях координации
интегративный подход к здоровью, а особенно необходимые в педиатрической головная боль
пациентов и их родителей. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы исследовать безопасность
и эффективность CAM в детской головной боли, поскольку возможные побочные лекарство для
обычных фармакологических подхода.
Neurol Sci. 2014 May;35 Suppl 1:145-8. doi: 10.1007/s10072-014-1756-y.
Complementary and alternative medicine (CAM) use in an Italian cohort of pediatric headache patients:
the tip of the iceberg.
Dalla Libera D1, Colombo B, Pavan G, Comi G.
Author information
1"Hildebrand" Clinic, Neurological Rehabilitation Center, Rehabilitative Day-Hospital for Headache,

Via Crodolo 18, 6614, Brissago, Switzerland, [email protected]
Abstract
The use of complementary alternative medicine (CAM) in paediatric populations is considerably
increased, especially for pain and chronic conditions, as demonstrated by epidemiological surveys both in
Europe and in the USA. In our study, CAM was used in 76 % patients of a cohort of 124 children affected by
headache (age 4-16 years; 67 % female; 70 % migraine without aura, 12 % migraine with aura, 18 % tensive
headache according to IHS criteria) consecutively recruited at a Pediatric Headache University Center. CAM
was used as preventive treatment in 80 % cases. The main reasons for seeking CAM were: the wish of
avoiding chronic use of drugs with their related side effects, the desire of an integrated approach, the
reported inefficacy of conventional medicine, and a more suitable children disposition to CAM than to
pharmacological compound. Female gender, younger age, migraine without aura, parents' higher
educational status, maternal use of CAM and other associated chronic conditions, correlated with CAM use
(p < 0.05). 73 % patients chose CAM also to treat other diseases (i.e. allergies, colitis, asthma, insomnia,
muscle-scheletric disorders and dysmenorrhoea). The most assumed CAM were: herbal remedies (64 %)
such as Valeriana, Ginkgo biloba, Boswellia serrata, Vitex agnus-castus, passion flower, Linden tree;
vitamins/minerals supplements (40 %) with magnesium, 5-Hydroxytryptophan, vitamin B6 or B12,
Multivitamin compounds; Homeopathy (47 %) with Silicea, Ignatia Amara, Pulsatilla, Aconitum, Nux Vomica,
Calcarea phosphorica; physical treatment (45 %) such as Ayurvedic massage, shiatsu, osteopathy; yoga (33
%); acupuncture (11 %). CAM-often integrated with conventional care-was auto-prescribed in 30 % of the
cases, suggested by non-physician in 22 %, by the General Practitioner in 24 % and by paediatrician in 24 %.
Both general practitioners and neurologists were mostly unaware of their patients' CAM use. In conclusion,
neurologists should inquire for CAM use and be prepared to learn about CAM therapies or to directly
interact with CAM trained experts, in order to coordinate an integrative approach to health, as especially
required in paediatric headache patients and their parents. Further studies are required to investigate
safety and efficacy of CAM in pediatric headache, as a possible side-medicine to conventional
pharmacological approach.
Аритмия-индуцированный Са2+ перегрузки вызывает аритмии и вызывает апоптоз через p38
MAPK сигнального пути в крыс.
Аритмия является основным биологически активных diterpenoid алкалоид с высоким содержанием
производных от травяных aconitum растения. Новые доказательства того, указывает на то, что
потенциалзависимых Na(+) каналы имеют решающую роль в кардиотоксичность аконитином.
40
Однако, никакие отчеты доступны на роль Ca(2+) в отравлении аконитином. В этом исследовании мы
изучили важность патологических Ca(2+) сигнализации при отравлении аконитином in vitro и in vivo.
Мы обнаружили, что Ca(2+) перегрузки приводят к ускоренному бьется в ритм взрослой крысы
желудочковых миоцитов и причиной аритмии в сознательном свободно передвигающихся крыс.
Исследовать эффекты аритмия, на повреждение миокарда, мы выступали на цитотоксичность :
методы анализа в неонатальных крыс желудочковых миоцитов (NRVMs), а также измеренного уровня
лактатдегидрогеназы в питательную среду NRVMs и деятельности сыворотке крови
кардиоспецифических ферментов у крыс. Результаты показали, что аритмия в результате
повреждений миокарда и снижение NRVMs жизнеспособность доза-зависимо. Для подтверждения
pro-apoptotic эффекты, мы провели flow cytometric обнаружения, сердечной гистологии,
просвечивающей электронной микроскопии и terminal deoxynucleotidyl transferase-mediated dUTPбиотин nick end labeling анализа. Результаты показали, что аритмия, стимулированного апоптоза
время-зависимо. Выражение анализ Ca(2+) обработка белков показал, что аритмия, способствовали
Ca(2+) перегрузка через регуляцию экспрессии Ca(2+) обработки белков. Анализу экспрессии апоптозсвязанных белков показало, что про-апоптозного белка выражение было upregulated, и
антиапоптозных белков BCL-2 выражение было downregulated. Кроме того, увеличение
фосфорилирования MAPK членов семьи, особенно P-P38/P38 соотношение было найдено в
сердечных тканях. Следовательно, наши результаты показывают, что аритмия значительно усугубляет
Ca(2+) защита от перегрузки и причины аритмии и, наконец, способствует развития апоптоза через
фосфорилирование Р38 митоген-активированной протеинкиназы.
Toxicol Appl Pharmacol. 2014 Aug 15;279(1):8-22. doi: 10.1016/j.taap.2014.05.005. Epub 2014 May 17.
Aconitine-induced Ca2+ overload causes arrhythmia and triggers apoptosis through p38 MAPK signaling
pathway in rats.
Sun GB1, Sun H1, Meng XB1, Hu J2, Zhang Q2, Liu B2, Wang M1, Xu HB3, Sun XB4.
Author information
1Key Laboratory of Bioactive Substances and Resources Utilization of Chinese Herbal Medicine,

Ministry of Education, Institute of Medicinal Plant Development, Chinese Academy of Medical Sciences &
Peking Union Medical College, Beijing, 100193, PR China.
2Academy of Chinese Medical Sciences of Jilin Province, Changchun, Jilin 130021, PR China.

Abstract
Aconitine is a major bioactive diterpenoid alkaloid with high content derived from herbal aconitum
plants. Emerging evidence indicates that voltage-dependent Na(+) channels have pivotal roles in the
cardiotoxicity of aconitine. However, no reports are available on the role of Ca(2+) in aconitine poisoning. In
this study, we explored the importance of pathological Ca(2+) signaling in aconitine poisoning in vitro and in
vivo. We found that Ca(2+) overload lead to accelerated beating rhythm in adult rat ventricular myocytes
and caused arrhythmia in conscious freely moving rats. To investigate effects of aconitine on myocardial
injury, we performed cytotoxicity assay in neonatal rat ventricular myocytes (NRVMs), as well as measured
lactate dehydrogenase level in the culture medium of NRVMs and activities of serum cardiac enzymes in
rats. The results showed that aconitine resulted in myocardial injury and reduced NRVMs viability dosedependently. To confirm the pro-apoptotic effects, we performed flow cytometric detection, cardiac
histology, transmission electron microscopy and terminal deoxynucleotidyl transferase-mediated dUTPbiotin nick end labeling assay. The results showed that aconitine stimulated apoptosis time-dependently.
The expression analysis of Ca(2+) handling proteins demonstrated that aconitine promoted Ca(2+) overload
through the expression regulation of Ca(2+) handling proteins. The expression analysis of apoptosis-related
proteins revealed that pro-apoptotic protein expression was upregulated, and anti-apoptotic protein BCL-2
expression was downregulated. Furthermore, increased phosphorylation of MAPK family members,
especially the P-P38/P38 ratio was found in cardiac tissues. Hence, our results suggest that aconitine
significantly aggravates Ca(2+) overload and causes arrhythmia and finally promotes apoptotic development
via phosphorylation of P38 mitogen-activated protein kinase.
Терапевтический эффект Radix Aconiti и экстракты Астрагала на моделях экспериментальных
41
брадикардия животных.
В antibradycardia влияние экстракта РАЭ (Radix Aconiti и Астрагал) на брадикардию животных
моделях были оценены. Брадикардия крысиной модели было вызвано амиодарон или пропранолол,
и синдром слабости синусового узла (СССУ) кролик модели индуцированного химического
воздействия на поверхность синусового узла. Сердца цены на животных моделях были рассчитаны по
данным ЭКГ. Значение китайско-предсердной проводимости время (ССХТ) и скорректировать время
восстановления синусового узла (CSNRT) SSS кролик модели были измерены с помощью
многоканальных физиологических диктофон. Поток крови из аорты и коронарных дьявольского
давления нормального сердца крысы in vitro измеряли. Обращения с РАО может увеличить ЧСС
брадикардии животных, индуцированных амиодарон, пропранолол, или SSS кролик модель
значительно. Лечение с РАЭ мог уменьшение стоимости ССХТ и CSNRT СНО кролик модель. Кроме
того, обращения с РАО может увеличить поток крови из аорты и коронарных и может уменьшить
дьявольский давление нормальное сердца крысы in vitro. RAE имеет пульса-нарастающий эффект,
который может иметь отношение к его решению autorhythmicity синусового узла и улучшения
китайско-мерцательная проводящей функции. Кроме того, РАЭ могли бы смягчить сердца
кровоснабжения и улучшения сердечной функции.
Pak J Pharm Sci. 2014 May;27(3):439-44.
Therapeutical effect of Radix Aconiti and Astragalus extracts on models of experimental bradycardia
animal.
Hong L1, Juanjuan Z1, Xiaoxiang Z1, Wei W2.
Author information
1School of Biology and Food Engineering, Hefei University of Technology, Hefei, China.

Abstract
The antibradycardia effect of extract of RAE (Radix Aconiti and Astragalus) on bradycardia animal models
were evaluated. Bradycardia rat model was induced by amiodarone or propranolol, and sick sinus syndrome
(SSS) rabbit model was induced by chemical stimulation on surface of sinus node. The heart rates of the
animal models were calculated according to ECG recording. The value of sino-atrial conduction time (SACT)
and correcting sinus node recovery time (CSNRT) of SSS rabbit model were measured by multi-channel
physiological recorder. The blood flow of aorta and coronary the diabolic pressure of normal rat hearts in
vitro were measured. Treatment with RAE could increase the heart rate of bradycardia animals induced by
amiodarone, propranolol, or SSS rabbit model significantly. Treatment with RAE could decrease in the value
of SACT and CSNRT of SSS rabbit model. Moreover, treatment with RAE could increase the blood flow of
aorta and coronary and could decrease diabolic pressure of normal rat hearts in vitro. RAE has heart-rateincreasing effect, which might be related to its ameliorating the autorhythmicity of sinus node and
improving the sino-atrial conductive function. Moreover, RAE could ameliorate cardiac blood supply and
enhance cardiac function.
Противовоспалительная активность дитерпеновых алкалоидов из Aconitum baikalense.
Мы по сравнению с противовоспалительной активностью отдельных дитерпеновых алкалоидов,
выделенных из Aconitum baikalense (napelline, songorine, hypaconitine, mesaconitine, 12-epinapelline Nоксид) в условиях острого воспаления разного генеза. Проверенных веществ показали высокую
антиэкссудативный активность, сравнимую с диклофенак натрия. В отличие от нестероидных
противовоспалительных препаратов, дитерпеновых алкалоидов не оказывал никакого ulcerogenic
эффект.
Bull Exp Biol Med. 2014 Mar;156(5):665-8. doi: 10.1007/s10517-014-2421-4. Epub 2014 Mar 30.
Anti-inflammatory activity of diterpene alkaloids from Aconitum baikalense.
Nesterova YV1, Povetieva TN, Suslov NI, Zyuz'kov GN, Aksinenko SG, Pushkarskii SV, Krapivin AV.
Author information
1Research Institute of Pharmacology, Siberian Division of the Russian Academy of Medical Sciences,

Tomsk, Russia, [email protected]
42
Abstract
We compared anti-inflammatory activity of individual diterpene alkaloids isolated from Aconitum
baikalense (napelline, songorine, hypaconitine, mesaconitine, 12-epinapelline N-oxide) under conditions of
acute inflammation of different genesis. The tested substances showed high antiexudative activity
comparable with that of sodium diclofenac. Unlike nonsteroidal anti-inflammatory drugs, diterpene
alkaloids exerted no ulcerogenic effect.
Ингибирующее влияние на аюрведических растений, увеличения предстательной железы,
индуцированных у крыс.
Аюрведа рекомендует несколько растений и растений для подготовки условия, урогенитальных
расстройств, как за своих принципов.
Задачи:
Аюрведические растения Тамала (Cinnamomum tamala); Daruhalad (Berberis aristata); Ativish
(Aconitum heterophyllum) изучены механизмы гиперплазии предстательной железы, индуцированных
у крыс.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ:
Увеличение предстательной железы вызывали в кастрированных крыс путем инъекции
тестостерона s.c. в течение 21 дня и одновременно растения были дозированной перорально
ежедневно. На день 22 крысы были принесены в жертву и простата была удалена; вес и объем
предстательной железы измеряли; гистопатология выполняется. Воспаление моделировали путем
введения каррагинана в крысу задние лапы и торможения изучали путем измерения отека лапки
крысы в разные моменты времени.
Результаты:
Тамала показали значительный эффект, где она снижена увеличение предстательной железы и
улучшение гиперпластических изменений, а Daruhalad и Ativisha не показывают какого-либо
значимого воздействия. Все они показали мягкой и умеренной противовоспалительной активностью.
Вывод:
Исследование приходит к выводу, что Тамала может пригодиться в предстательной расстройство в
силу того, подавление андрогенов механизмов в предстательной и регулирования медиаторов
воспаления в простате. Daruhalad и Ativisha не показали никакого эффекта в этой модели увеличения
предстательной железы, а противовоспалительный эффект, может предложить один из полезные
свойства, когда входит в различные составы.
Pharmacognosy Res. 2014 Apr;6(2):127-32. doi: 10.4103/0974-8490.129031.
Inhibitory effects by ayurvedic plants on prostate enlargement induced in rats.
Dumbre RK1, Kamble MB2, Patil VR1.
Author information
1Department of Pharmacognosy, TVES's Loksevak Madhukarrao Chaudhari College of Pharmacy,

Faizpur, Maharashtra, India.
2Department of Pharmacognosy, Rajgad Dyanpeeth's College of Pharmacy, Bhor, Pune, Maharashtra,

India.
Ayurveda recommends several plants and plant preparation for conditions of urogenital disorders as per
its principles.
OBJECTIVES:
Ayurvedic plants Tamala (Cinnamomum tamala); Daruhalad (Berberis aristata); Ativish (Aconitum
heterophyllum) were studied for mechanisms of prostatic hyperplasia induced in rats.
MATERIALS AND METHODS:
Prostatic enlargement was induced in castrated rats by testosterone injection s.c. for 21 days and
simultaneously plants were dosed orally daily. On day 22 rats were sacrificed and prostate was removed;
weight and volume of prostate was measured; histopathology performed. Inflammation was induced by
injecting carrageenan in rat hind paw and inhibition was studied by measuring rat paw oedema at different
time points.
43
RESULTS:
Tamala showed significant effect where it reduced prostatic enlargement and improved hyperplastic
changes, while Daruhalad and Ativisha did not show any significant effect. All of them showed mild to
moderate anti-inflammatory activity.
CONCLUSION:
Study concludes that Tamala may benefit in prostate disorder by virtue of inhibition of androgen
mechanisms in prostate and modulating inflammatory mediators in prostate. Daruhalad and Ativisha did
not show any effect in this model of prostate enlargement while the anti-inflammatory effect may propose
one of the useful properties when included in various formulations.
Доброкачественная гиперплазия предстательной железы-заболевание сложное, где различные
механизмы, ведущие к увеличению ткани и задержка мочи. Возрастной гормональный дисбаланс
тестостерона/эстрогена и активности тестостерон и дигидротестостерон после привязки к сотовой
андрогенные рецепторы набор сложных вторичных реакций, что сигнал ячейки для производства
факторов роста, в результате чего гиперпластический рост предстательной железы. Большое
количество 5-Альфа редуктазы, активность ферментов, которые превращают тестостерон в
дигидротестостерон (активная форма андрогенов в простатит) в предстательной железе, а также
обилие эстроген-рецепторов, ответственных за ДГПЖ простаты.[7,8,9,10,11,12,13,14]
Экзогенный тестостерон ускорить рост незрелый предстательной железы, кастрация до полового
созревания предстательной железы, предотвращает развитие и тестостерона администрации
взрослых кастрированных самцов крыс приводит к железу вырасти до нормальных размеров.[15]
кастрация взрослых самцов крыс приводит обширный атрофия предстательной железы при индукции
апоптоза, в основном, из вентральной простаты эпителиальных клеток.[16] Далее администрация
тестостерона экзогенно для кастрированных крыс вызвало подавление апоптоза и препятствует
атрофии эпителиальных клеток. Финастерид, ингибитор 5α-редуктазы, фермента, снижается
тестостерон-индуцированной гиперплазии предстательной железы у крыс. Тамала в дозе 270 мг 540
мг/кг показал хорошую дозу ответ на уменьшение размеров простаты и улучшения
гиперпластических изменений, вызванных тестостерона. Daruhalad и Ativish не показывают какихлибо существенное влияние на снижение предстательной железы и гиперплазии индуцированного
тестостероном. Результаты свидетельствуют о анти-андрогенной активности и ингибирование
пролиферативных процессов в предстательной железе.
Воспаление предстательной железы является важным фактором, влияющим на рост и развитие
предстательной железы симптомы. Воспалительных медиаторов, секретируемых гиперплазии
стромальных клеток, опосредующих низкого уровня, совокупное увеличение пролиферации и
эпителиальных и стромальных клеток, что характеризует возрастные развития ДГПЖ. Активация CD4+
лимфоцитов, специфический антиген простаты (PSA) и начала про-воспалительных процессов,
наличием факторов роста и цитокинов, аутоиммунных механизмов в простате, окислительного
стресса и оксида азота (NO) и другие кислорода, присутствие Кокс (Cycloxygenase) деятельность
приводит к активации гиперпролиферативных путей, простаты. ЦОГ-2 ингибирование, как
сообщается, увеличение апоптотической активности клеток предстательной железы человека в ткани
ДГПЖ.[17,18,19,20,21,22]
Использование каррагинана в качестве раздражающего агента, чтобы побудить крыса лапу
воспаление введен зимний et. al.[23] и является одним из самых популярных методов тестирования
на наркотики и оценки противовоспалительной терапии.[23,24] Каррагинан считается, что в
результате действия локально выпустил несколько медиаторов последовательно, как гистамин,
серотонин и брадикинин в начальной стадии (0-1 ч), и увеличение продукции простагландинов путем
активации циклооксигеназы-2 и высвобождение оксида азота в поздней стадии (1-6 ч).[25] Мягкий
противовоспалительной активностью показано порошок Тамала, Daruhalad и Ativish в каррагинаниндуцированный отек лапы крыс свидетельствует ингибирования ЦОГ и Простагландина механизмов,
которые являются одним из факторов, повлиявших на рост простаты.
Вывод
В исследовании делается вывод, что Тамала может пригодиться в предстательной расстройство в
силу того, подавление андрогенов механизмов в предстательной железе, а также модуляции
44
медиаторов воспаления в простате. Хотя Daruhalad и Ativish важны Аюрведические препараты,
включенные в многих составах или использовать по отдельности во многих связанных с ней
расстройств, то они оказываются неэффективными в этой модели, а их мягкое
противовоспалительное свойство может пригодиться при использовании в качестве компонента
рецептуры.
DISCUSSION
Benign prostatic hyperplasia is a complex disease where various mechanisms are leading to enlargement
of tissue and retention of urine. Age-related hormonal imbalance of testosterone/estrogen and activity of
testosterone and dihydrotestosterone after binding to cellular androgen receptors set complex secondary
reactions that signal the cell to produce growth factors resulting in hyperplastic growth of prostate. High
amounts of 5-alpha reductase enzyme activity that convert testosterone to dihydrotestosterone (active
form of androgen in prostate) in prostate as well as abundance of estrogen receptor are responsible for
BPH prostates.[7,8,9,10,11,12,13,14]
Exogenous testosterone accelerate the growth of an immature prostate, castration prior to puberty
prevents prostatic development and testosterone administration to castrated adult male rat causes the
gland to grow to normal size.[15] Castration of adult male rats causes extensive atrophy of prostate with
induction of apoptosis, majorly of the ventral prostate epithelial cells.[16] Further administration of
testosterone exogenously to castrated rats caused suppression of apoptosis and prevents epithelial cell
atrophy. Finasteride, an inhibitor of 5α-reductase enzyme, reduced the testosterone-induced prostatic
hyperplasia in rats. Tamala at doses of 270 mg and 540 mg/kg showed good dose response in reducing
prostate size and improving hyperplastic changes induced by testosterone. Daruhalad and Ativish did not
show any significant effect in reducing prostate enlargement and hyperplasia induced by testosterone. The
results are indicative of anti-androgenic activity and inhibition of proliferative processes in prostate.
Prostatic inflammation represents an important factor in influencing prostatic growth and progression of
symptoms. Inflammatory mediators secreted by prostatic stromal cells is mediating low level, cumulative
increase in proliferation of both epithelial and stromal cells that characterizes age-related development of
BPH. Activation of CD4+ lymphocytes, prostate-specific antigen (PSA) and initiation of pro-inflammatory
processes by presence of growth factors and cytokines, autoimmune mechanisms in prostate, oxidative
stress by Nitric Oxide (NO) and other oxygen species, presence of COX (Cycloxygenase) activity leads to
activation of hyperproliferative pathways in prostate. COX-2 inhibition is reported to increase apoptotic
activity in prostatic cell in human BPH tissue.[17,18,19,20,21,22]
The use of carrageenan as an irritant agent to induce rat paw inflammation introduced by Winter et.
al.[23] and is one of the most popular methods for drug testing and evaluation of anti-inflammatory
therapies.[23,24] Carrageenan is believed to result from the action of locally released several mediators
sequentially like histamine, serotonin and bradykinin in the initial phase (0-1 h), and an increase in the
production of prostaglandins through the activation of cyclooxygenase-2 and release of nitric oxide in the
later phase (1-6 h).[25] Mild anti-inflammatory activity shown by powder of Tamala, Daruhalad and Ativish
in carrageenan-induced paw edema in rat is indicative of inhibition of Cox and Prostaglandin mechanisms,
which are one of the factors in the growth of prostate.
CONCLUSION
The study concludes that Tamala may benefit in prostate disorder by virtue of inhibition of androgen
mechanisms in prostate as well as modulation of inflammatory mediators in prostate. Although Daruhalad
and Ativish are important Ayurvedic drugs included in many formulations or used individually in many
related disorders, they are found to be ineffective in this model while their mild anti-inflammatory property
may benefit when used as component of formulation.
Антисекреторные и antimotility деятельности Aconitum heterophyllum и ее значение в лечении
диареи.
Корни растения Aconitum heterophyllum (ЭАГ), которые традиционно используются для лечения
истерии, инфекции дыхательных путей, диспепсия, боль в животе, сахарный диабет, понос. Таким
образом, настоящее исследование было предпринято, чтобы определить механизм, участвующих в
анти-диарейных активности корней A. heterophyllum.
45
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ:
Ant-диарейные активность этанольного экстракта на 50, 100 и 200 мг/кг p.o. оценивалась
выведение с фекалиями и касторовое масло-индуцированной диареи моделей, в то время как
оптимизированная доза, то есть 100 мг/кг p.o. в дальнейшем была подвергнута небольшой
кишечнике, накопление в кишечном соке, PGE₂-индуцированной enteropooling и опорожнение
желудка теста. Для выяснения возможного механизма, различных биохимических параметров и
Na(+), K(+) концентрации в кишечном соке были также определены. Далее, антибактериальная
активность экстракта вместе с его стандартизации с использованием аконитином в качестве маркера
с помощью ВЭЖХ было проведено.
Результаты:
Результаты изображены значимые (P < 0,05) снижение нормального кала на выход на 100 и 200
мг/кг p.o. экстракта после 5-й и 7-й час лечения. Касторовое масло-индуцированной диареи модель
продемонстрировала потолка эффект при дозе 100 мг/кг p.o. с защитой 60.185% от поноса. ЭАГ при
100 мг/кг p.o. также показал значительную активность в малом кишечнике, скопление жидкости, и
PGE₂-индуцированной enteropooling моделей, которые также восстанавливаются измененные
биохимические показатели и предотвратить Na(+) и K(+) убыток. Экстракт с 0.0833% w/w аконитином
изобразил потенциал антибактериальная активность экстракта против микробов, замешанных в
понос.
Вывод:
Исследование пришло к заключению, антисекреторных и antimotility эффект A. heterophyllum,
которая опосредует через оксида азота путь.
Indian J Pharmacol. 2014 Jan-Feb;46(1):82-7. doi: 10.4103/0253-7613.125182.
Antisecretory and antimotility activity of Aconitum heterophyllum and its significance in treatment of
diarrhea.
Prasad SK, Jain D, Patel DK, Sahu AN, Hemalatha S.
Author information

Department of Pharmaceutics, Indian Institute of Technology, Banaras Hindu University, Varanasi,
Uttar Pradesh, India.
Abstract
AIM:
The roots of the plant Aconitum heterophyllum (EAH) are traditionally used for curing hysteria, throat
infection, dyspepsia, abdominal pain, diabetes, and diarrhea. Therefore, the present study was undertaken
to determine the mechanism involved in the anti-diarrheal activity of roots of A. heterophyllum.
MATERIALS AND METHODS:
Ant-diarrheal activity of ethanol extract at 50, 100, and 200 mg/kg p.o. was evaluated using fecal
excretion and castor oil-induced diarrhea models, while optimized dose, that is, 100 mg/kg p.o. was further
subjected to small intestinal transit, intestinal fluids accumulation, PGE₂-induced enteropooling and gastric
emptying test. To elucidate the probable mechanism, various biochemical parameters and Na(+), K(+)
concentration in intestinal fluids were also determined. Further, antibacterial activity of extract along with
its standardization using aconitine as a marker with the help of HPLC was carried out.
RESULTS:
The results depicted a significant (P < 0.05) reduction in normal fecal output at 100 and 200 mg/kg p.o. of
extract after 5th and 7th h of treatment. Castor oil-induced diarrhea model demonstrated a ceiling effect at
100 mg/kg p.o. with a protection of 60.185% from diarrhea. EAH at 100 mg/kg p.o. also showed significant
activity in small intestinal transit, fluid accumulation, and PGE₂-induced enteropooling models, which also
restored the altered biochemical parameters and prevented Na(+) and K(+) loss. The extract with 0.0833%
w/w of aconitine depicted a potential antibacterial activity of extract against microbes implicated in
diarrhea.
Введение
Aconitum heterophyllum Стены ex Royle (Ranunculaceae), широко известный как Atis, - это
многолетнее травянистое растение, распределенных по умеренной части западных Гималаев
простирается от Кашмира до Кумаона.[1] традиционно растение применяют в лечении истерии,
46
инфекции дыхательных путей, диспепсия, боль в животе, сахарный диабет и считается ценным
жаропонижающее, nervine тоник особенно в борьбе с дебильным после малярии и в hemoplageia.[2]
водный экстракт корня (5-10 мл) назначают традиционные целители, два раза в день в течение 7-28
дней в хронической лихорадки и диареи.[3] Phytoconstituents сообщили в растение содержит
алкалоиды heteratisine, heterophyllisine, heterophylline, heterophyllidine, atidine, isoatisine hetidine,
hetsinone, benzoylheteratisine, аконитином и аконитовая кислота.[1] Фармакологические оценок на
заводе есть жаропонижающее, болеутоляющее, противогрибковое, противомикробное,
инсектицидное, brime креветки цитотоксическая, противовирусная, гиполипидемическое, antdiabetic
и иммуностимулятор деятельности и используется для лечения заболеваний нервной системы,
органов пищеварения, ревматизма и лихорадки. Алкалоиды mesaconitine и 3 acetylaconitine были
зарегистрированы для их потенциальной противовоспалительной активностью.[2,4] завод был ранее
сообщалось, ant-диарейные деятельности.[5] другое исследование оправдано экономически
эффективной заменой корни A. heterophyllum с Cyperus rotundus Л. В лечение диареи с помощью
касторового масла-индуцированной диареи модель в швейцарских мышей-Альбиносов.[6] однако,
исследования, выполненные на одной животной модели не дают ясного представления о механизме
задействованы. Таким образом, настоящее исследование было предпринято, чтобы определить
механизм, участвующих в Ант-диарейные активности корней A. heterophyllum с помощью различных
животных моделях и различных биохимических показателей.
Обсуждение
Настоящее исследование было проведено, чтобы определить вероятный механизм участвует
позади ant-диарейные деятельности A. heterophyllum с помощью различных моделей. Острая
пероральная токсичность исследование ЭАГ показал выписку, чтобы быть в безопасности до 2 г/кг не
проявляет никаких признаков токсичности, то есть либо поведенческих или неврологические.
Настоящее исследование четко выявило значительное снижение экскреции скорость кал у крыс,
получавших с ЭАГ, которое предполагает antimotility и антисекреторные свойства экстракта.[8]
Результаты касторовое масло-индуцированной диареи показал задержкой диарея, снижение
частоты продувки и снижение понос десятки крыс, который был поддержан рассчитанных процентов
защиты. Исследования показали, что, касторовое масло вызывает снижение кишечной абсорбции Na +
и K+ и уменьшается Na+, K+ Атфазная активность в тонком кишечнике и толстой кишки через его
активный метаболит, который, ricinolic кислоты, в результате изменения проницаемости
электролита.[22,23] таким образом, из результатов, можно предположить, что, ЭАГ оказывают
ингибирующее действие на секрецию ricinolic кислоты.[9] ЭАГ также показали значительное
сокращение кишечника объем жидкости, как показано с помощью касторового маслаиндуцированной кишечника, скопление жидкости исследование и ЭПГ2-индуцированной
enteropooling теста, а также предотвратить НС+ и K+ убыток от тела. Поэтому, ЭАГ может внести свой
вклад в возобновление и расширение НС+ и K+ Атфазы, в результате чего улучшается водноэлектролитного поглощения, который предотвращает излишнюю жидкость накапливаться.[21] ЭАГ
также показали значительное ингибирование в PI в касторовое масло-индуцированной подвижности
теста, которые могут быть отнесены к снижению пропульсивной кишечной движение из-за
антисекреторные, как действие.[24]
Экстракт показал торможения в касторовое масло опосредованное высвобождение NO, который
стимулирует высвобождение простагландинов клеток толстой кишки; это может помочь в борьбе
выраженность диспепсических состоянии и может также предотвратить nitrosative и окислительного
стресса.[22,24] результаты также изображен значительное оживление наблюдалось от углеводов
потери, которые могут выступать в качестве средства хранения и транспортировки энергии,[25] и
показали значительное увеличение уровня белка и ДНК, обосновывающие клеточный
пролиферативный эффект экстракта. Результаты также изображен восстановление антиоксидантного
статуса крыс, которые могут выступать как фактором в лечении диареи.[22]
Корни растения, как сообщается, обладают алкалоиды, углеводы в качестве основных
составляющих, в то время как фенолы, флавоноиды, дубильные вещества и сапонины представлены
в значительном количестве.[2] алкалоиды были зарегистрированы ранее для их потенциальных antдиарейные деятельности[22,26] в то время как углеводы считаются потенциальным источником
47
энергии, обеспечивая защиту от ранения, инфекции и детоксикации организма от посторонних
веществ.[25] фенолов и флавоноидов были зарегистрированы для ant-диарейные деятельности, в
основном, из-за их антиоксидантных и бесплатно антирадикальное деятельности.[22] Дубильные
вещества вызывают денатурацию белков, который производит белок tannates. Эти белковые tannates
сделать слизистые оболочки кишечника, более устойчивых и уменьшения секреции.[23] литературы
показал, что, растений, содержащих аритмия наиболее важных ингредиента в традиционной
китайской травяной медицины и используются в Восточной Азии для лечения простуды,
ревматоидный артрит, кожные раны, депрессия, диарея, паралич сердца.[27] Аконитином, как
сообщили в корни A. heterophyllum - диэфир-дитерпены типа aconitum алкалоида, которые были
ранее сообщалось, антибактериальным, обезболивающим, противовоспалительным, местным
обезболивающим, противовоспалительным и антиноцицептивной свойства.[21,28], следовательно,
потенциал ant-диспепсические и антибактериальная активность A. heterophyllum может быть из-за
кумулятивного эффекта количественно аритмия, или аритмия, типа алкалоидов, которые могут
сыграть решающую роль в лечении патогенных понос. Исследования показали, что патогенные
микроорганизмы играют важную роль в возникновении диареи.[18] среди них E. coli считается
наиболее распространенным, влияющие около 2-5% в развитых и 14-17% в развивающихся странах.
Другие важные причинные микроорганизмы включают Campylobacter jejuni, Salmonella typhi, Shigella
dysenteriae и Yersinia enterocolitica.[29] наши результаты продемонстрировали потенциал
антибактериальной активностью, для которых было характерно ингибирование роста бактерий, в том
числе лиц, ответственных за понос.
Вывод
В заключение ant-диарейные активности корней A. heterophyllum может быть отнесена к
антисекреторных и анти-enteropooling типа эффект как результат реактивации Na+ и K+ Атфазная
активность, опосредованная через нет пути. ЭАГ вызывает либо уменьшение слизистой оболочки или
увеличение секреции слизистой поглощения, что позволяет кал стать иссушенной, таким образом,
сдерживая ее движения через двоеточие. Выше активность была поддержана, с потенциальной
антибактериальной активностью. Таким образом, настоящее исследование оправдывает
использование корни A. heterophyllum в лечении диареи.
Introduction
Aconitum heterophyllum Wall ex Royle (Ranunculaceae), commonly known as Atis, is a perennial herb
distributed over temperate parts of western Himalaya extending from Kashmir to Kumaon.[1] Traditionally,
the plant is used in curing hysteria, throat infection, dyspepsia, abdominal pain, diabetes and is considered
as a valuable febrifuge, nervine tonic especially in combating debility after malaria and in hemoplageia.[2]
Aqueous extract of the root (5-10 mL) is prescribed by traditional healers, twice a day for 7-28 days in
chronic fever and diarrhea.[3] Phytoconstituents reported in plant includes alkaloids heteratisine,
heterophyllisine,
heterophylline,
heterophyllidine,
atidine,
isoatisine
hetidine,
hetsinone,
benzoylheteratisine, aconitine and aconitic acid.[1] Pharmacological evaluations on the plant include
antipyretic, analgesic, antifungal, antimicrobial, insecticidal, brime shrimp cytotoxic, antiviral,
hypolipidemic, antdiabetic and immunostimulant activities and is used to treat diseases of nervous system,
digestive system, rheumatism and fever. The alkaloids mesaconitine and 3 acetylaconitine have been
reported for their potential anti-inflammatory activity.[2,4] The plant has previously been reported to have
ant-diarrheal activity.[5] Another study justified the cost-effective substitution of roots of A. heterophyllum
with Cyperus rotundus L. in treatment of diarrhea using castor oil-induced diarrhea model in Swiss Albino
mice.[6] However, study performed on single animal model does not give a clear idea about the mechanism
involved. Therefore, the present study was undertaken to determine the mechanism involved in the antdiarrheal activity of roots of A. heterophyllum using different animal models and various biochemical
parameters.
Discussion
The present investigation was carried out to determine the probable mechanism involved behind the antdiarrheal activity of A. heterophyllum using different models. The acute oral toxicity study of EAH showed
the extract to be safe up to 2 g/kg showing no signs of toxicity, that is, either behavioral or neurological. The
48
present study clearly revealed a significant reduction in excretion rate of feces in rats treated with EAH,
which suggests an antimotility and antisecretory property of extract.[8]
The results from castor oil-induced diarrhea showed a delay in onset of diarrhea, decrease in frequency
of purging and reduced diarrhea scores of treated rats, which was supported by the calculated percent
protection. Studies have reported that, castor oil causes an reduction in intestinal absorption of Na+ and K+
and decreases Na+, K+ ATPase activity in the small intestine and colon through its active metabolite, that is,
ricinolic acid resulting in changes of electrolyte permeability.[22,23] Thus, from the results it may be
presumed that, EAH have an inhibitory effect on secretion of ricinolic acid.[9] EAH also showed a significant
reduction in intestinal fluid volume as demonstrated through castor oil-induced intestinal fluid
accumulation study and PGE2-induced enteropooling test, while it also prevented the Na+ and K+ loss from
body. Therefore, EAH may contribute in reactivation and enhancement of Na + and K+ ATPase activity,
resulting in improvement of water and electrolyte absorption, which prevents excessive fluid to
accumulate.[21] EAH also showed a significant inhibition in PI in castor oil-induced motility test, which may
be attributed to a reduction in intestinal propulsive movement due to an antisecretory like action.[24]
The extract showed an inhibition in castor oil mediated release of NO, which promotes release of
prostaglandins by colonic cells; this may help in controlling the severity of diarrheal condition and may also
prevent from nitrosative and oxidative stress.[22,24] Results also depicted a significant recovery observed
from carbohydrate loss, which may act as a means of storing and transporting energy,[25] and showed a
significant increase in the level of protein and DNA justifying cellular proliferative effect of the extract. The
results also depicted restoration of antioxidant status of treated rats, which may act as a contributing factor
in treatment of diarrhea.[22]
The roots of the plant have been reported to posses alkaloids, carbohydrates as major constituents while
phenols flavonoids, tannins and saponins are reported in considerable amount.[2] Alkaloids have been
reported previously for their potential ant-diarrheal activity,[22,26] while carbohydrates are considered to
be potential source of energy providing protection from wounding, infections and detoxification from
foreign substances.[25] Phenols and flavonoids have been reported for ant-diarrheal activity mainly due to
their antioxidant and free radical scavenging activities.[22] Tannins are known to cause denaturation of
proteins, which produces protein tannates. These protein tannates make intestinal mucosa more resistant
and reduce secretion.[23] Literatures have revealed that, plants containing aconitine are most important
ingredient in traditional Chinese herbal medicine and are used in East Asia for the treatment of cold,
rheumatoid arthritis, skin wounds, depression, diarrhea, and heart failure.[27] Aconitine, as reported in
roots of A. heterophyllum is a diester-diterpene type aconitum alkaloid, which have been previously
reported for its antibacterial, analgesic, antipyretic, local anesthetic, anti-inflammatory and antinociceptive
properties.[21,28] Therefore, the potential ant-diarrheal and antibacterial activity of A. heterophyllum could
be due to a cumulative effect of quantified aconitine or aconitine type alkaloids, which may play a critical
role in treatment of pathogenic diarrhea. Studies have reported that, pathogenic microorganisms play a
vital role in causing diarrhea.[18] Among them E. coli is considered to be most common one effecting
around 2-5% in developed and 14-17% in developing countries. The other important causative
microorganisms include Campylobacter jejuni, Salmonella typhi, Shigella dysenteriae and Yersinia
enterocolitica.[29] Our results demonstrated a potential antibacterial activity, which was characterized by
inhibition in growth of bacteria including those responsible for diarrhea.
Conclusion
In conclusion, the ant-diarrheal activity of roots of A. heterophyllum may be attributed to an
antisecretory and anti-enteropooling type effect as a result of reactivation of Na + and K+ ATPase activity
mediated through NO pathway. EAH causes either a decrease in mucosal secretion or increase in mucosal
absorption, which allows the feces to become desiccated thus retarding its movement through the colon.
The above activity was well supported with a potential antibacterial activity. Thus, the present study
justifies the use of roots of A. heterophyllum in treatment of diarrhea.
49
Новые diterpenoid алкалоидов из Aconitum coreanum и их антиаритмического воздействия на
сердечную натриевого тока.
Два новых diterpenoid алкалоиды, Гуань-фу базы J (GFJ, 1) и Гуань-фу база N (GFN, 2) наряду с
девятнадцати известных алкалоидов (3-21) были изолированы из корней Aconitum coreanum (Lèvl.)
Rapaics, который является сырьем нового утверждения анти-аритмии препарат "Acehytisine
гидрохлорид". Структуры выделенных соединений были установлены с помощью 1D, 2D ЯМРспектроскопических и химических методов. Все изоляты, полученные в настоящем исследовании
были оценены на предмет их ингибирующее влияние на блокирование желудочковой конкретных
натриевого тока при помощи всего-cell patch voltage-clamp technique. Среди этих соединений 21,
Гуань-фу базы S (GFS, 3) показала наибольший ингибирующий эффект с IC50 значения 3,48 мкм, и
только hetisine типа C20 diterpenoid алкалоиды показали многообещающие значения IC50 для
дальнейшего развития.
Fitoterapia. 2014 Apr;94:120-6. doi: 10.1016/j.fitote.2014.01.022. Epub 2014 Feb 4.
New diterpenoid alkaloids from Aconitum coreanum and their anti-arrhythmic effects on cardiac
sodium current.
Xing BN1, Jin SS2, Wang H1, Tang QF3, Liu JH1, Li RY1, Liang JY4, Tang YQ5, Yang CH6.
Author information
1School of Chinese Medicine, China Pharmaceutical University, 24 Tong Jia Xiang, Nanjing 210009,

People's Republic of China.
6Department of Biology, Georgia State University, Atlanta, GA 30303, USA. Electronic address:

[email protected]
Abstract
Two new diterpenoid alkaloids, Guan-Fu base J (GFJ, 1) and Guan-Fu base N (GFN, 2) along with nineteen
known alkaloids (3-21) were isolated from the roots of Aconitum coreanum (Lèvl.) Rapaics, which is the raw
material of a new approval anti-arrhythmia drug "Acehytisine Hydrochloride". The structures of isolated
compounds were established by means of 1D, 2D NMR spectroscopic and chemical methods. All isolates
obtained in the present study were evaluated for their inhibitory effects on blocking the ventricular specific
sodium current using a whole-cell patch voltage-clamp technique. Among these 21 compounds, Guan-Fu
base S (GFS, 3) showed the strongest inhibitory effect with an IC50 value of 3.48 μM, and only hetisine-type
C20 diterpenoid alkaloids showed promising IC50 values for further development.
Клиническая эффективность aconitum-содержащих традиционной китайской медицины для
диабетической периферической нейропатической боли.
Диабетическая периферическая нейропатия является распространенным хроническим
осложнением диабета. Рутинное клиническое руководство использует анальгетики для снятия боли в
сочетании с препаратами для нервных ремонт. Препараты часто не эффективен для случаев сильная
боль, и эти западные лекарства также имеют побочные эффекты. Мы отчет более эффективного
лечения диабетической периферической нейропатической боли с помощью высокой дозы
традиционной китайской медицины, aconitum (в том числе как основание аконит препараты и Radix
аконит kusnezoffii), в сочетании с Huangqi Guizhi уууу Тан (т.е., астрагал, Кассия twig, белый корень
пиона, и spatholobi). Для того чтобы добиться обезболивающего эффектов, мы увеличили
клинической дозы aconitum от 15 до 120 г. С aconitum был кипятят в течение 6-8 часов, и солодка
также используется, чтобы уменьшить потенциальную токсичность aconitum. В четырех
зарегистрированных случаев, пациентов с невропатической боли было значительно меньше, что и
ЭМГ-профиля также было улучшено с этой схемы лечения. Побочные реакции не были обнаружены в
ходе терапии. Таким образом, aconitum представляет собой перспективное и безопасное лечение
для благополучия пациентов и их диабетической периферической нейропатической боли. Будущее
контролируемых клинических исследованиях с использованием традиционных китайских
лекарственных средств, содержащих aconitum в лечении нейропатической боли являются
обоснованными.
50
Am J Chin Med. 2014;42(1):109-17. doi: 10.1142/S0192415X14500074.
Clinical efficacy of aconitum-containing traditional Chinese medicine for diabetic peripheral
neuropathic pain.
Feng L1, Liu WK, Deng L, Tian JX, Tong XL.
Author information
1Guang'anmen Hospital, China Academy of Chinese Medical Sciences, Beijing 100053, China.

Abstract
Diabetic peripheral neuropathy is a common chronic complication of diabetes. Routine clinical
management uses analgesics to relieve pain in combination with drugs for nerve repair. The drugs are often
not effective for the severe pain cases, and these western medications also have side effects. We report a
more effective treatment of diabetic peripheral neuropathic pain using a high dose of a traditional Chinese
medicine, aconitum (including both Radix aconite preparata and Radix aconite kusnezoffii), in combination
with Huangqi Guizhi Wuwu Tang (i.e., astragalus, cassia twig, white peony root, and spatholobi). In order to
achieve stronger analgesic effects, we increased the clinical dosage of aconitum from 15 to 120 g. The
aconitum was boiled for 6-8 hours, and licorice was also used to reduce potential toxicities of aconitum. In
the four reported cases, the patients' neuropathic pain was remarkably reduced and the EMG profile was
also improved with this treatment regimen. Adverse reactions were not observed during the therapy. Thus,
aconitum represents a promising and safe treatment for the well-being of patients and their diabetic
peripheral neuropathic pain. Future controlled clinical trials using traditional Chinese medicines containing
aconitum in treating the neuropathic pain are warranted.
Хондропротекторное деятельности детоксикация традиционной китайской медицины (Fuzi)
Aconitum carmichaeli Debx против тяжелой стадии артроза модель индуцированного моноiodoacetate.
Fuzi-это эффективный, но токсичный традиционной китайской медицины (ткм), полученных из
Aconitum carmichaeli. В нашем предыдущем исследовании, детоксикация Fuzi (d-Fuzi) была
изначально разработана не токсичен, но и значительную эффективность. Однако, является ли d-Fuzi
могут быть использованы для терапии остеоартроза (ОА), остаются неизвестными.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ:
Тяжелые OA модель была создана путем внутрисуставных моно-iodoacetate (MIA) раствор для
инъекций (1.25mg) в крыс, перорально получавших 2g/мл d-Fuzi в дозе 7 мл/кг массы тела в течение
28 дней. In vivo, суставной рентгенографических и гистопатологические анализы были выполнены
качественно оценить хондропротекторное действие d-Fuzi, следуют количественные измерения
плотности костной ткани и Mankin баллов. In vitro, такой эффект на жизнеспособность хондроцитов,
после МВД, нападение было оценено. Гибрид quadrupole time-of-flight mass spectrometry (QTOF MS)
была выполнена для химического анализа d-Fuzi.
Результаты:
d-Fuzi было показано, обладают хондропротективным деятельности на МВД-индуцированной OA
модели in vivo профилактики суставной дегенерации и уменьшения плотности костной ткани и
Mankin оценка, а также in vitro способствуя пролиферации хондроцитов и ингибирования MIAхондроцитов, индуцированных повреждений. В общей сложности 23 соединений были определены в
d-Fuzi, большинство из которых были выведены как нетоксичные производные алкалоидов аконита.
Выводы:
Это первый отчет о хондропротекторное действие и химического профиля d-Fuzi, изначально
открывая его большой анти-ОА потенциал и, тем самым, обеспечивая перспективных TCM кандидат
для терапии OA.
J Ethnopharmacol. 2014;151(1):740-4. doi: 10.1016/j.jep.2013.11.048. Epub 2013 Dec 4.
Chondroprotective activity of a detoxicated traditional Chinese medicine (Fuzi) of Aconitum carmichaeli
Debx against severe-stage osteoarthritis model induced by mono-iodoacetate.
Tong P1, Xu S2, Cao G3, Jin W4, Guo Y4, Cheng Y4, Jin H2, Shan L5, Xiao L2.
51
Author information
1Department of Orthopaedic Surgery, The First Affiliated Hospital of Zhejiang Chinese Medical

University, Hangzhou 310053, China; Institute of Orthopaedics and Traumatology, Zhejiang Chinese Medical
University, Hangzhou 310053, China.
ETHNOPHARMACOLOGICAL RELEVANCE:
Fuzi is an effective but toxic traditional Chinese medicine (TCM) derived from Aconitum carmichaeli. In
our previous study, detoxicated Fuzi (d-Fuzi) has been originally developed with no toxicity but significant
efficacy. However, whether d-Fuzi can be used for therapy of osteoarthritis (OA), remain unknown.
MATERIALS AND METHODS:
Severe OA model was established by intra-articular mono-iodoacetate (MIA) injection (1.25mg) into rats
and orally treated with 2g/ml d-Fuzi at a dosage of 7 ml/kg body weight for 28 days. In vivo, the articular
radiographic and histopathologic analyses were performed to qualitatively assess the chondroprotective
effect of d-Fuzi, followed by quantitative measurements of bone density and Mankin scores. In vitro, such
effect on chondrocyte viability after MIA attack was evaluated. Hybrid quadrupole time-of-flight mass
spectrometry (QTOF-MS) was performed for chemical analysis of d-Fuzi.
RESULTS:
d-Fuzi was demonstrated to possess chondroprotective activity on MIA-induced OA model by in vivo
preventing the articular degeneration and the reducing of bone density and Mankin score, as well as by in
vitro promoting the chondrocyte proliferation and inhibiting the MIA-induced chondrocyte damage. A total
of 23 compounds were identified in d-Fuzi, most of which were deduced as the non-toxic derivatives of
aconite alkaloids.
CONCLUSIONS:
This is the first report regarding chondroprotective effect and chemical profile of d-Fuzi, originally
revealing its great anti-OA potential and thereby providing a promising TCM candidate for OA therapy.
Новые алкалоиды из Aconitum taipaicum и их цитотоксическая активность.
Три новых аритмия типа C19-diterpenoid алкалоиды, taipeinines A-C (1-3), выделенных из корней
Aconitum taipaicum. Химические структуры этих трех соединений были созданы (1α,6α,8α,14α,16α)20-этил-8,14-дигидрокси-1,6,16-trimethoxy-4-(метоксиметил)-aconitane (1), (1α,6α,8α,14α,16β)-20этил-8,14-дигидрокси-1,6,16-trimethoxy-4-(метоксиметил)-aconitane (2) и (1α,6α,8α,14α,16α)-20-этил1,8,14-тригидрокси-6,16-диметокси-4-(метоксиметил)-aconitane (3), соответственно, на основе
спектроскопических анализов, в основном MS, 1D и 2D ЯМР. В цитотоксическая активность этих
соединений были также проанализированы, и результаты были весьма впечатляющими.
Nat Prod Res. 2014;28(3):164-8. doi: 10.1080/14786419.2013.861832. Epub 2013 Nov 29.
New alkaloids from Aconitum taipaicum and their cytotoxic activities.
Guo ZJ1, Xu Y, Zhang H, Li MY, Xi K.
Author information
1a Faculty of Pharmacy, Medical College of Xi'an Jiaotong University , Xi'an 710061 , P.R. China.

Abstract
Three new aconitine-type C19-diterpenoid alkaloids, taipeinines A-C (1-3), were isolated from the roots of
Aconitum taipaicum. The chemical structures of these three compounds were established as
(1α,6α,8α,14α,16α)-20-ethyl-8,14-dihydroxy-1,6,16-trimethoxy-4-(methoxymethyl)-aconitane
(1),
(1α,6α,8α,14α,16β)-20-ethyl-8,14-dihydroxy-1,6,16-trimethoxy-4-(methoxymethyl)-aconitane
(2)
and
(1α,6α,8α,14α,16α)-20-ethyl-1,8,14-trihydroxy-6,16-dimethoxy-4-(methoxymethyl)-aconitane
(3),
respectively, on the basis of spectroscopic analyses, mainly MS, 1D and 2D NMR. The cytotoxic activities of
these compounds were also assayed, and the results were quite impressive.
52
[Оценки на обезболивающее, отхаркивающее и противокашлевое воздействие совместимый
использование radix Aconiti cocta и Рябчик cirrhosa или Рябчик thunbergii].
Изучить обезболивающее, отхаркивающее и противокашлевое воздействие совместимый
использование Radix Aconiti Cocta и Рябчик cirrhosa или thunbergii F. с различными сопоставления
отношение или доза у мышей.
Метод:
Два фактора, семь-уровень равномерный метод проектирования был принят соблюдать
обезболивающее, отхаркивающее и противокашлевое воздействие перорального применения с двух
отваров в сочетании крыс, с частотой тело торсионы, индуцированных уксус, выделение фенола
красного в трахеи и частоту кашля, как индексы. Значительные соответствия пропорций и доз были
собраны для проверки.
Результат:
Влияние на частоту тела торсионы: комбинированный отваров может эффективно снизить частоту
тела торсионы. По данным регрессионного анализа, Radix Aconiti Cocta и Ф. cirrhosa имел
синергетический эффект, который был развернут с соотношением 1: 1. 1: 1 в сочетании отвар сыграл
не последнюю роль в снижении частоты тела торсионы с суммарной дозе более 5 гр x кг(-1). Эффект
на секрецию феноловый красный в трахеи. Комбинированный отваров может эффективно увеличить
секрецию феноловый красный в трахеи. По данным регрессионного анализа, Radix Aconiti Cocta и
thunbergii F. было антагонизма, которое было развернуто в соотношении 1: 1, и свести к минимуму
суммарной дозе не менее 10 гр x кг(-1) и соотношении 5: 1 между thunbergii F. и Radix Aconiti Cocta.
Влияние на частоту кашля. Комбинированный отваров может эффективно уменьшить частоту кашля.
По данным регрессионного анализа, Radix Aconiti Cocta и Ф. cirrhosa было антагонизма, которое было
развернуто в соотношении более чем 1: 5 и меньше, чем 10: 1. Нет взаимодействия между Radix
Aconiti Cocta и Ф. thunbergii. Thunbergii F. может уменьшить частоту кашля, принимая во внимание,
Radix Aconiti Cocta показали никакого эффекта.
Вывод:
Совместимый применение Radix Aconiti Cocta и Ф. cirrhosa могло бы усилить анальгетический
эффект Radix Aconiti Cocta и уменьшить отхаркивающее и противокашлевое воздействие. Ф. cirrhosa,
которые различаются в зависимости от соответствия соотношения и дозы. Совместимый применение
Radix Aconiti Cocta и thunbergii F. показано, не влияет на противокашлевым эффектом. Ф. thunbergii.
Это исследование предоставляет экспериментальной базой для углубленного исследования
комбинированного воздействия Radix Aconiti Cocta и Рябчик--два из восемнадцати несовместимых
пар.
Zhongguo Zhong Yao Za Zhi. 2013 Aug;38(16):2706-13.
[Valuation on analgesic, expectorant and antitussive effects of compatible use of Aconiti radix cocta and
Fritillaria cirrhosa or Fritillaria thunbergii].
[Article in Chinese]
Tan SF1, Liu CF, Wang CS, Wang DH, Zhang YQ, Lin N.
Author information
1Institute of Chinese Materia Medica, China Academy of Chinese Medical Sciences, Beijing 100700,

China. [email protected]
Abstract
OBJECTIVE:
To study the analgesic, expectorant and antitussive effects of the compatible use of Aconiti Radix Cocta
and Fritillaria cirrhosa or F. thunbergii with different matching ratio or dose in mice.
METHOD:
The two-factor, seven-level uniform design method was adopted to observe the analgesic, expectorant
and antitussive effects of the oral administration with the two combined decoctions in rats, with frequency
of body torsions induced by acetum, secretion of phenol red in tracheas and frequency of coughs as
indexes. Significant matching proportions and doses were collected for verification.
53
RESULT:
The effect on the frequency of body torsions: The combined decoctions could effectively reduce the
frequency of body torsions. According to a regression analysis, Aconiti Radix Cocta and F. cirrhosa had the
synergistic effect, which was maximized with a ratio of 1: 1. The 1: 1 combined decoction played the least
role in reducing the frequency of body torsions with a total dose of more than 5 g x kg(-1). The effect on the
secretion of phenol red in tracheas. The combined decoctions could effectively increase the secretion of
phenol red in tracheas. According to a regression analysis, Aconiti Radix Cocta and F. thunbergii had the
antagonism, which was maximized at the ratio of 1: 1, and minimized with a total dose of less than 10 g x
kg(-1) and a ratio of 5: 1 between F. thunbergii and Aconiti Radix Cocta. The effect on the frequency of
coughs. The combined decoctions could effectively reduce the frequency of coughs. According to a
regression analysis, Aconiti Radix Cocta and F. cirrhosa had the antagonism, which was maximized at the
ratio of more than 1: 5 and less than 10: 1. There was no interaction between Aconiti Radix Cocta and F.
thunbergii. F. thunbergii could reduce the frequency of coughs, whereas Aconiti Radix Cocta showed no
effect.
CONCLUSION:
The compatible application of Aconiti Radix Cocta and F. cirrhosa could enhance the analgesic effect of
Aconiti Radix Cocta and reduce the expectorant and antitussive effects of F. cirrhosa, which vary according
to different matching ratio and dose. The compatible application of Aconiti Radix Cocta and F. thunbergii
shows no effect on the antitussive effect of F. thunbergii. This study provides experimental basis for indepth studies on the combined effect of Aconiti Radix Cocta and Fritillaria--two of eighteen incompatible
pairs.
В борьбе с артритом эффекты Aconitum vilmorinianum, народной фитотерапии на юго-западе
Китая.
Radix Aconiti (AC) и Aconiti Kusnezoffii Radix (АК) - это два традиционных китайских лекарств, обычно
используемых для лечения боли в суставах и артрита. На юго-западе Китая, Huangcaowu (AV), корень
Aconitum vilmorinianum Kom., уже давно используется как местный заменитель этих трав для
обезболивания и борьбы с воспалением. Однако, в борьбе с артритом эффекты не были
исследованы.
ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ:
Исследовать борьбе с артритом эффекты Huangcaowu (AV).
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ:
Моно-артрит в SD крыс моделировали путем одностороннего внутрисуставных инъекций Freund
полного адъюванта. Физиологический раствор вводили в контралатерального коленного сустава.
Семьдесят пять процентов этанола экстракты AV (10 мг/кг/день и 100 мг/кг/день), AC (100 мг/кг/день)
и АК (100 мг/кг/сут) вводили крысам в устной желудочный зонд в течение 14 последовательных дней
(день -6 день 7) в то время как артрит был наведен на седьмой день (день 0). В борьбе с артритом
эффекты трав были оценены путем измерения аллодинию, отек, гиперемия и проницаемость
сосудистой коленных суставов.
Результаты:
AV (10 мг/кг/день и 100 мг/кг/день), AC (100 мг/кг/день) и АК (100 мг/кг/день) подавлено
совместными аллодинию. AV (10 мг/кг/день и 100 мг/кг/день) и АК (100 мг/кг/день) значительно
снижается присоединяются отек и гиперемия в то время как AC (100 мг/кг/день) не было. AV (100
мг/кг/день) ослабляется проницаемость сосудов, в то время как AC (100 мг/кг/день) и АК (100
мг/кг/день) улучшения не показали.
Выводы:
Huangcaowu (AV) значительно улучшили аллодинию, отек, гиперемия и сосудистой проницаемости
в артроз коленных суставов. Он показал высочайший борьбе с артритом эффектов, среди трех
протестированных Aconitum трав.
J Ethnopharmacol. 2013 May 2;147(1):122-7. doi: 10.1016/j.jep.2013.02.018. Epub 2013 Feb 22.
54
The anti-arthritic effects of Aconitum vilmorinianum, a folk herbal medicine in Southwestern China.
Li M1, He J, Jiang LL, Ng ES, Wang H, Lam FF, Zhang YM, Tan NH, Shaw PC.
Author information
1State Key Laboratory of Phytochemistry and Plant Resources in West China (CUHK), Institute of

Chinese Medicine, The Chinese University of Hong Kong, Shatin, NT, Hong Kong, PR China.
Abstract
ETHNOPHARMACOLOGICAL RELEVANCE:
Aconiti Radix (AC) and Aconiti Kusnezoffii Radix (AK) are two traditional Chinese medicines commonly
used to treat joint pain and arthritis. In Southwestern China, Huangcaowu (AV), the root of Aconitum
vilmorinianum Kom., has long been used as a local substitute for these herbs for analgesia and antiinflammation. However, its anti-arthritic effects have not been investigated.
AIM OF STUDY:
To investigate the anti-arthritic effects of Huangcaowu (AV).
MATERIALS AND METHODS:
Mono-arthritis in SD rats was induced by unilateral intra-articular injection of Freund's complete
adjuvant. Physiological saline was injected in the contralateral knee. Seventy five percent ethanol extracts
of AV (10 mg/kg/day and 100 mg/kg/day), AC (100 mg/kg/day) and AK (100 mg/kg/day) were administered
to rats by oral gavage for 14 consecutive days (Day -6 to Day 7) while arthritis was induced at the seventh
day (Day 0). The anti-arthritic effects of the herbs were assessed by measuring allodynia, swelling,
hyperaemia and the vascular permeability of the knee joints.
RESULTS:
AV (10 mg/kg/day and 100 mg/kg/day), AC (100 mg/kg/day) and AK (100 mg/kg/day) suppressed joint
allodynia. AV (10 mg/kg/day and 100 mg/kg/day) and AK (100 mg/kg/day) significantly reduced join swelling
and hyperaemia while AC (100 mg/kg/day) did not. AV (100 mg/kg/day) attenuated vascular permeability
while AC (100 mg/kg/day) and AK (100 mg/kg/day) showed no improvement.
CONCLUSIONS:
Huangcaowu (AV) significantly improved allodynia, swelling, hyperaemia and vascular permeability in
arthritic knee joints. It showed the highest anti-arthritic effects among the three tested Aconitum herbs.
Гиполипидемическое действие метанола доля Aconitum heterophyllum стены ex Royle и механизм
действия в диета вызванных ожирением крыс.
Aconitum heterophyllum находится под угрозой исчезновения Гималайских растений, включенных в
"lekhaneyagana," фармакологической классификации упомянутых в Чарака "Charakasamhita", что
означает уменьшить лишний жир. Подземная часть растения используется для лечения таких
заболеваний, как расстройства нервной системы, лихорадка, диарея, ожирение и др. В настоящем
исследовании, мы отчетности с гиполипидемическим действием метанола доля A. heterophyllum.
Метанольного экстракта A. heterophyllum была перорально в диета вызванных ожирением крыс.
После четырех недель лечения, пробы крови были собраны для оценки сывороточных липидов и
лецитин-холестерин acyltransferase (LCAT). Печень была собрана для анализа ГМГ-КоА-редуктазы
(HMGR). В фекальных образцах были также собраны оценить кала на содержание жира. A.
heterophyllum лечения заметно снижен уровень общего холестерина, триглицеридов и
аполипопротеина в концентрации в сыворотке крови. Оно также показало положительный эффект
(увеличение) в сыворотке крови уровня холестерина липопротеинов высокой плотности (ХС-ЛПВП) и
аполипопротеина А1 концентрации. С другой стороны, A. heterophyllum лечения опустил HMGR
деятельности, которая способствует снижению эндогенного синтеза холестерина, а также
активированный LCAT, помогая повышения ХС-ЛПВП. Увеличение кала на содержание жира также
указание гиполипидемическое действие A. heterophyllum. Значительное гиполипидемическое
действие A. heterophyllum может быть связан с его способностью ингибировать HMGR деятельности и
блок кишечника всасывание жиров. Увеличение ХС-ЛПВП может быть связано с его способностью
активировать LCAT фермента.
J Adv Pharm Technol Res. 2012 Oct;3(4):224-8. doi: 10.4103/2231-4040.104713.
55
Hypolipidemic effect of methanol fraction of Aconitum heterophyllum wall ex Royle and the
mechanism of action in diet-induced obese rats.
Subash AK1, Augustine A.
Author information
1Department of Biotechnology and Microbiology, Thalassery Campus, Kannur University, India.

Abstract
Aconitum heterophyllum is an endangered Himalayan plant included in "lekhaneyagana," a
pharmacological classification mentioned by Charaka in "Charakasamhita" which means reduce excess fat.
The subterranean part of the plant is used for the treatment of diseases like nervous system disorders,
fever, diarrhea, obesity, etc. In the present study, we are reporting the hypolipidemic effect of methanol
fraction of A. heterophyllum. The methanol extract of A. heterophyllum was orally administered in dietinduced obese rats. After four weeks treatment, blood samples were collected for the estimation of serum
lipids and lecithin-cholesterol acyltransferase (LCAT). Liver was collected for the assay of HMG-CoA
reductase (HMGR). The fecal samples were also collected to estimate the fecal fat content. The A.
heterophyllum treatment markedly lowered total cholesterol, triglycerides and apolipoprotein B
concentrations in blood serum. It also showed positive effects (increase) on serum high-density lipoprotein
cholesterol (HDL-c) and apolipoprotein A1 concentrations. On the other hand, A. heterophyllum treatment
lowered HMGR activity, which helps to reduce endogenous cholesterol synthesis and also activated LCAT,
helping increase in HDL-c. An increase in fecal fat content is also an indication of the hypolipidemic effect of
A. heterophyllum. The significant hypolipidemic effect of A. heterophyllum may be linked to its ability to
inhibit HMGR activity and block intestinal fat absorption. The increase in HDL-c may be linked to its ability to
activate LCAT enzyme.
Введение
Ожирение является переизбыток веса тела для определенного возраста, пола, и высота из-за
дисбаланса между потреблением энергии и ее расходом. Она остается важной глобальной
проблемой
общественного
здоровья
из-за
его
растущей
распространенностью,
распространяющемуся на все пола, возраста, национальности, расы.[1] Aconitum heterophyllum Стены
ex Royle (семейство: лютиковые (Ranunculaceae) - это исчезающих видов растений, которые обычно
известны как “Ativisha” в Аюрведе и используется в индийской системы лекарственных средств.[2]
подземной части здания (корень) этого растения используется в различных аюрведических
препаратов для лечения расстройства пищеварения, расстройства нервной системы, лихорадке,
диарее, ревматизме, диспепсии, кашле, а также как вяжущее и противодиабетических.[2-4] растение
богато дитерпеновых соединений, как алкалоиды, флавоноиды, дубильные вещества, сапонины,
сахара.[5,6] завод, как сообщается, обладают противогрибковыми,[7] цитотоксических,
противовирусное, противовоспалительное,[8] и иммуно-стимулирующими свойствами.[9-11] A.
heterophyllum традиционно используется для контроля ожирения и включены в “lekhaneyagana,”
фармакологической
классификации,
указанных
в
Charakasamhita.[12]
механизм
за
гиполипидемическим эффектом A. heterophyllum было неизвестно. В этом исследовании, мы
отчетного возможный механизм гиполипидемического эффекта A. heterophyllumиспользуя диетуиндуцированной ожирением крыс в качестве модели. Диета-индуцированной ожирением крысам
перорально с метаноловый экстракт A. heterophyllum в течение 4 недель, и уровень липидов в
сыворотке крови и Кале были контролироваться.
Обсуждение
Повышенный уровень т-c, тг и ХС-ЛПНП результаты в три раза увеличивается риск ожирения и
сердечно-сосудистых заболеваний.[24,25] высокий уровень триглицеридов повышение атерогенной
фракции ХС-ЛПВП и ХС-ЛПНП. Более того, недавние исследования показали, что триглицериды
являются независимо, связанных с ишемической болезнью сердца.[26] LDL-c транспорте
триглицеридов и холестерина в тканях, но избыток ХС-ЛПНП могут проникнуть внутренней
артериальной стенки и привести к развитию атеросклеротических поражений.[24,27] высокие уровни
HDL-c может снизить индивидуальный риск развития сердечных заболеваний.
A. heterophyllum традиционно используется для лечения ожирения, который входит в
“lekhaneyagana,” фармакологической классификации упомянутых в Чарака “Charakasamhita”, что
56
означает уменьшить лишний жир.[12] механизм против ожирения деятельности этого завода было
неизвестно. В нашем исследовании пероральный прием A. heterophyllum метанольная фракция
уменьшается вес тела значительно и смог снизить сыворотке T-c, тг, ХС-ЛПНП и ЛПОНП-c уровнях по
сравнению с high-fat модель управления крыс. Снижение TG уровне является перспективным
результатом, как большинство анти-hypercholesterolemic наркотики были не в состоянии снизить
уровень триглицеридов.[26] HDL-c уровень в A. heterophyllumобращению группы были повышены, что
может снизить риск развития сердечных заболеваний. ХС-ЛПВП переносит холестерин из тканей в
печень для выведения из организма. Аналогичные результаты наблюдались в Напряжениямиферментированные экстракты сои на крысах, кормили с высоким содержанием жиров и холестерина
в рационе.[28] значительное увеличение кала на содержание жира в A. heterophyllum получавших
экстракт групп указывает на то, что лечение может блокировать кишечника всасывание жиров и
снижают уровень холестерина в крови.[29]
HMGR является скорость-лимитирующим ферментом в пути биосинтеза холестерина. Ингибируя
HMGR фермента приводит к блоку в формировании мевалоната и, таким образом, синтез
холестерина. В A. heterophyllum лечение показано существенное снижение HMGR деятельности,
который блокирует биосинтез холестерина. Кроме того, потенциально токсичных прекурсоров
образуются, когда путь заблокирован. Эти делают HMGR перспективной мишенью для разработки
лекарств для снижения уровня холестерина.[25,30] LCAT-это фермент, который катализирует
образование эфиры холестерина на ЛВП и способствует созреванию частицы ЛПВП в плазме крови и
способствует обратного транспорта холестерина. Некоторые исследования показывают, что
увеличение ХС-ЛПВП связано с уменьшением коронарного риска. Отсутствие нормальных
этерификации холестерина ухудшает формирование зрелой HDL частиц и приводит к быстрому
катаболизма циркулирующих apoA1. LCAT способствует созреванию частицы ЛПВП в плазме крови и
способствует обратного транспорта холестерина, поддерживая градиент концентрации для
распространения сотовой unesterified холестерина к HDL-c.[31] A. heterophyllum лечение может
активировать LCAT и тем самым увеличение HDL-c уровней.
В крови служат для активации ферментов, важных в метаболизме липопротеинов и опосредуют
связывание липопротеинов низкой плотности на поверхности клеток рецепторы. Apo A1 является
основным белковым компонентом ЛПВП-c, который помогает выведению избытка холестерина из
экстра-печеночной ткани. Apo B, присутствующих в LDL-c, - лиганда касается усвоению холестерина.
Повышенный уровень апо B и низким apo A1 уровни указывают на повышенный риск сердечнососудистых заболеваний даже при T-c и ХС-ЛПНП в норме.[32] A. heterophyllum в результате лечения
значительное увеличение апо А1 и снижение апо-B уровнях. Снижение apoB/apo A1 коэффициент
показывает, анти-атерогенных потенциал A. heterophyllum извлечь.
В меру наших знаний, механизм гиполипидемического деятельности A. heterophyllum не были
изучены до сих пор. В данном исследовании мы предполагаем, что чем выше гиполипидемическим
эффектом A. heterophyllum может быть из-за комбинированного воздействия HMGR торможения, что
приводит в подавление эндогенного биосинтеза холестерина и блокирование кишечника всасывание
жиров. Увеличение apo A1 уровень и LCAT деятельности поддержка прирост ХС-ЛПВП уровнях. С
другой стороны, снижение Апо-B уровень отвечает за снижение уровня ХС-ЛПНП.
Вывод
Администрация A. heterophyllum экстракт смог снизить сыворотке T-c, тг и ХС-ЛПНП уровнях. Кроме
того, A. heterophyllum способствует улучшению липидного HDL-c уровень. Из результатов, мы можем
предположить, что изменение липидного профиля, A. heterophyllum обусловлено ингибированием
HMGR и активации LCAT ферментов. Экстракт был также в состоянии блокировать кишечника
всасывание жиров, что помогает снизить уровень холестерина. Основываясь на этом наблюдении,
оно может быть осознано, что A. heterophyllum метанольная фракция экспонатов потенциал
гиполипидемическое действие. Эти результаты представляют собой действительные Научные основы
лечебного применения A. heterophyllum и действительную поддержку “lekhaneya” действие экстракта
указанных в Чарака samhitha.
57
INTRODUCTION
Obesity is the overabundance of body weight for a particular age, sex, and height due to the imbalance
between energy intake and its expenditure. It remains a major global public health issue because of its
increasing prevalence, cutting across all sex, age-groups, ethnicity, or race.[1] Aconitum heterophyllum Wall
ex Royle (Family: Ranunculaceae) is an endangered plant species which is commonly known as “Ativisha” in
Ayurveda and used in Indian System of Medicines.[2] The subterranean part (root) of this plant is used in
various ayurvedic preparations for treating digestive disorders, nervous system disorders, fever, diarrhea,
rheumatism, dyspepsia, cough, and also as astringent and antidiabetic.[2–4] The plant is rich in compounds
like diterpene alkaloids, flavonoids, tannins, saponins, and sugars.[5,6] The plant has been reported to
possess antifungal,[7] cytotoxic, antiviral, anti-inflammatory,[8] and immune-stimulant properties.[9–11] A.
heterophyllum is traditionally used to control obesity and included in “lekhaneyagana,” a pharmacological
classification mentioned in Charakasamhita.[12] Mechanism behind the hypolipidemic effect of A.
heterophyllum was unknown. In this study, we are reporting the possible mechanism of hypolipidemic
effect of A. heterophyllum, using diet-induced obese rats as model. The diet-induced obese rats were orally
administered with the methanol extract of A. heterophyllum for a period of 4 weeks and the lipid level in
blood serum and feces were monitored.
Discussion
The elevated level of T-c, TG, and LDL-c results in three-fold increased risk of obesity and cardiovascular
diseases.[24,25] High triglyceride levels increase the atherogenicity of HDL-c and LDL-c. Moreover, recent
studies showed that triglycerides are independently related to coronary heart disease.[26] The LDL-c
transport TG and cholesterol to the tissues, but excess LDL-c may permeate the inner arterial wall and result
in development of atherosclerotic lesions.[24,27] High levels of HDL-c can lower an individual's risk of
developing heart disease.
A. heterophyllum is traditionally used for the treatment of obesity, which is included in “lekhaneyagana,”
a pharmacological classification mentioned by Charaka in “Charakasamhita” which means reduce excess
fat.[12] The mechanism of anti-obesity activity of this plant was unknown. In our study, the oral
administration of A. heterophyllum methanol fraction reduced the body weight significantly and was able to
reduce serum T-c, TG, LDL-c, and VLDL-c levels compared to high-fat model control rats. The reduction in TG
level is a promising result as most of the anti-hypercholesterolemic drugs were not able to reduce
triglycerides levels.[26] HDL-c level in A. heterophyllum-treated groups was enhanced which can lower a risk
of developing heart diseases. HDL-c transports cholesterol from the tissues to the liver for removal from the
body. Similar results were observed in Monascus-fermented soybean extracts in rats fed with a high fat and
cholesterol diet.[28] A significant increase in fecal fat content in A. heterophyllum extract-treated groups
indicates that the treatment can block intestinal fat absorption and reduce blood cholesterol level.[29]
HMGR is the rate-limiting enzyme in the cholesterol biosynthesis pathway. Inhibiting HMGR enzyme leads
to a block in the formation of mevalonate and thereby cholesterol synthesis. The A. heterophyllum
treatment shows a substantial decrease in HMGR activity, which blocks the cholesterol biosynthesis.
Furthermore, no potential toxic precursors are formed when pathway is blocked. These make HMGR a
promising target to develop drugs to reduce cholesterol levels.[25,30] LCAT is an enzyme that catalyzes the
formation of cholesteryl esters on HDL and by that promotes maturation of HDL particles in plasma and
facilitates reverse cholesterol transport. Several studies show that an increase in HDL-c is associated with a
decrease in coronary risk. Lack of normal cholesterol esterification impairs the formation of mature HDL
particles and leads to rapid catabolism of circulating apoA1. LCAT promotes maturation of HDL particles in
plasma and facilitates reverse cholesterol transport by maintaining a concentration gradient for the
diffusion of cellular unesterified cholesterol to HDL-c.[31] A. heterophyllum treatment could activate LCAT
and thereby increased the HDL-c levels.
Apolipoproteins serve to activate enzymes important in lipoprotein metabolism and mediate the binding
of lipoproteins to cell-surface receptors. Apo A1 is the main protein component of HDL-c, which helps in the
removal of excess cholesterol from extra-hepatic tissues. Apo B, present in LDL-c, is the ligand concerned
with the uptake of cholesterol. Elevated levels of apo B and low apo A1 levels indicate an increased risk of
cardiovascular disease even when T-c and LDL-c levels are normal.[32] The A. heterophyllum treatment
58
resulted in notable increase in apo A1 and decrease in apo B levels. The decrease in apoB/apo A1 ratio
shows the anti-atherogenic potential of A. heterophyllum extract.
To the best of our knowledge, the mechanism of hypolipidemic activity of A. heterophyllum was not
studied till date. In the present study, we suggest that the higher hypolipidemic effect of A. heterophyllum
might be due to the combined effect of HMGR inhibition, which results in suppression of endogenous
cholesterol biosynthesis and blocking the intestinal fat absorption. The increase in apo A1 level and LCAT
activity support for the increment in HDL-c levels. On the other hand, drop down of Apo B level is
responsible for the reduction of LDL-c.
CONCLUSION
The administration of A. heterophyllum extract was able to reduce serum T-c, TG, and LDL-c levels.
Furthermore, A. heterophyllum helps to improve lipid HDL-c level. From the results, we can presume that
the change in lipid profile by A. heterophyllum is due to the inhibition of HMGR and the activation of LCAT
enzymes. The extract was also able to block intestinal fat absorption which helps to reduce cholesterol
level. Based on this observation, it can be comprehended that the A. heterophyllum methanol fraction
exhibits potential hypolipidemic activity. These results constitute a valid scientific groundwork for the
medicinal application of A. heterophyllum and a valid support for “lekhaneya” action of extract mentioned
in Charaka samhitha.
Фазы I исследования фармакокинетики и фармакодинамики higenamine в здоровой китайской
тематики.
Для изучения фармакокинетики, фармакодинамики и безопасности higenamine, активный
ингредиент корень Аконита, у здоровых китайских добровольцев.
Методы:
Десять пациентов получали непрерывное внутривенное вливание higenamine в постепенно
нарастающих доз от 0,5 до 4,0 мкг·кг(-1)·min(-1), каждая доза была дана в течение 3 мин. Образцы
крови и мочи были собраны в определенное время точки для измерения концентрации higenamine.
Фармакодинамика оценивалась путем измерения субъекта сердечного ритма. Нелинейной
смешанной эффект моделирования с помощью программы Phoenix NLME, была использована для
моделирования концентрация в плазме-время профили и частоту сердечных сокращений.
Результаты:
Пик концентрации (C(max)) higenamine колебалась от 15,1 до 44,0 нг/мл. Период полураспада
higenamine был 0.133 ч (диапазон, 0.107-0.166 h), а площадь под концентрации-время Кривой (AUC),
экстраполированная до бесконечности, было 5.39 НГ·ч·мл(-1) (в диапазоне 3.2-6.8 НГ·ч·мл(-1)). Объем
распределения (V) - 48 л (диапазон, 30.8-80.6 л). Общий клиренс (CL) был 249 л/ч (диапазон, 199-336
л/ч). В течение 8 ч, что на 9,3% (в диапазоне 4.6%-12.4%) higenamine была восстановлена в моче.
Фармакокинетика higenamine был успешно описывается с помощью двух-купе модели с
нелинейными оформления. В фармакодинамических модель, частота сердечных сокращений,
касающиеся плазменные концентрации препарата с помощью простого прямого действия модели с
исходными. E(0), E(max)и EC(50) были 68 уд. / мин, 73 bpm и 8,1 мкг/л, соответственно.
Вывод:
Higenamine есть желательно фармакокинетические и фармакодинамические характеристики.
Результаты дают важную информацию для будущих клинических исследований на higenamine.
Acta Pharmacol Sin. 2012 Nov;33(11):1353-8. doi: 10.1038/aps.2012.114. Epub 2012 Oct 22.
A phase I study on pharmacokinetics and pharmacodynamics of higenamine in healthy Chinese
subjects.
Feng S1, Jiang J, Hu P, Zhang JY, Liu T, Zhao Q, Li BL.
Author information
1Clinical Pharmacology Research Center, Peking Union Medical College Hospital, Chinese Academy of

Medical Science, Beijing, China.
59
Abstract
AIM:
To investigate the pharmacokinetics, pharmacodynamics, and safety of higenamine, an active ingredient
of Aconite root, in healthy Chinese volunteers.
METHODS:
Ten subjects received continuous, intravenous infusion of higenamine at gradually escalating doses from
0.5 to 4.0 μg·kg(-1)·min(-1), each dose was given for 3 min. Blood and urine samples were collected at
designated time points to measure the concentrations of higenamine. Pharmacodynamics was assessed by
measuring the subject's heart rate. A nonlinear mixed-effect modeling approach, using the software
Phoenix NLME, was used to model the plasma concentration-time profiles and heart rate.
RESULTS:
Peak concentrations (C(max)) of higenamine ranged from 15.1 to 44.0 ng/mL. The half-life of higenamine
was 0.133 h (range, 0.107-0.166 h), while the area under concentration-time curve (AUC), extrapolated to
infinity, was 5.39 ng·h·mL(-1) (range, 3.2-6.8 ng·h·mL(-1)). The volume of distribution (V) was 48 L (range,
30.8-80.6 L). The total clearance (CL) was 249 L/h (range, 199-336 L/h). Within 8 h, 9.3% (range, 4.6%12.4%) of higenamine was recovered in the urine. The pharmacokinetics of higenamine was successfully
described using a two-compartment model with nonlinear clearance. In the pharmacodynamic model, heart
rates were related to the plasma drug concentrations using a simple direct effect model with baseline. The
E(0), E(max), and EC(50) were 68 bpm, 73 bpm and 8.1 μg/L, respectively.
CONCLUSION:
Higenamine has desirable pharmacokinetic and pharmacodynamic characteristics. The results provide
important information for future clinical studies on higenamine.
Введение
Стресс визуализация перфузии миокарда широко используется метод неинвазивной оценки
заболевания коронарной артерии (CAD), особенно для пациентов, которые не могут осуществлять.
Пациентов с коронарной артерии закупорка может показать минимальное или отсутствие симптомов
во время отдыха. Тем не менее, симптомы и признаки сердечной болезни могут быть раскрыты
путем обнажая сердце осуществлять - или лекарственно-индуцированный стресс. В настоящее время,
наиболее популярные препараты для фармакологического стресс-тесты regadenoson, дипиридамол и
добутамин1,2,3, но эти препараты часто вызывают побочные эффекты и не могут быть использованы в
некоторых пациентов4,5,6.
Higenamine является активным ингредиентом Корень Аконита, который используется в китайской
травяной медицины (рис. 1). Higenamine было показано, стимулируют сердечную βадренорецепторов, вазодилатации и анти-агрегации тромбоцитов через α-адренорецепторов
взаимодействия и может представлять новый агент для фармацевтических стресстестирования7,8,9,10,11. Кроме того, higenamine была хорошо переносится среди здоровых китайских
подданных в клиническом испытании, в котором сообщалось, что высокий безопасной дозе 24
мкг/кг12.
На сегодняшний день фармакокинетические и фармакодинамические профиль higenamine не
сообщается в организме человека. Здесь мы сообщаем первые клинические испытания, проводимые
для оценки фармакокинетики и фармакодинамики higenamine в здоровой китайской тематики.
Обсуждение
После внутривенного введения 22.5 мкг/кг higenamine, имею в виду накопительное
восстановление higenamine с мочой в течение 8 ч составила 9,3%, что указывает на то, что почки не
было крупных ликвидации маршрута. Средний клиренс и почечный клиренс были 249 и 22,9 л/ч,
соответственно, которые также показали, что печень играет более важную роль в ликвидации
higenamine. А высокий печеночный кровоток был примерно 1.35 л/мин для здорового субъекта во
время отдыха13-почечного клиренса higenamine был более чем 220 л/ч, указывая, что метаболизм
higenamine должен быть дополнительно выяснены. Средний период полувыведения higenamine был
8.0 мин. Тридцать минут (примерно 4 полураспада) после приема, 94% higenamine выбыл из тела.
ЧСС испытуемых также возвращается к исходным 30 мин после инфузии была завершена. Тот факт,
60
что higenamine быстро выводятся из организма очень полезно для развития этого агента для
использования в фармацевтической стресс-тестирования.
Интегрированный фармакокинетические и фармакодинамические модели higenamine необходимо
учитывать связь между воздействием и реакцией, и обеспечит потенциально полезную информацию
для дальнейших клинических исследований и higenamine фармакотерапии. Простое прямое
воздействие с базовой моделью, в которой ЧСС повышается с увеличением higenamine концентрации
в плазме, была использована для точного описания фармакокинетических и фармакодинамических
отношения. В ответ на higenamine, ЧСС резко увеличилось, происходящих в пределах 2 мин после
введения препарата. В EМакс и ЕС50 были 73 bpm и 8,1 мкг/л, соответственно. Для другого препарата
стресс-тест, regadenoson, который был одобрен US Food and Drug Administration, было проведено
исследование на здоровых мужчин в Шотландии, и EМакс и ЕС50 76 bpm и 12,3 мкг/л, соответственно14.
Эти результаты показывают, что фармакологическая стресс-эффект higenamine и regadenoson на пульс
похож.
В дозе 22,5 мг/кг, средняя CМакс из higenamine составил 31,3 мкг/л. на основе следующего
уравнения, E=E0+EМакс*C/(EC50+C), средняя максимальная ЧСС-126 bpm, который был менее, чем 80%
целевой пульс (220 bpm-возраст). Таким образом, более высокие дозы higenamine должна быть
проверена в будущих клинических исследованиях. Анализ фармакокинетических данных после
введения высокой дозы higenamine может также улучшить оценки насыщаемый
фармакокинетические параметры.
В отношении неблагоприятных последствий, связанных с изучением наркотиков, CМакс и AUC0-∞
темы были 15.1 мкг/л и 3,2 НГ·ч·мл-1соответственно, в то время как CМакс и AUC0-∞ у всех испытуемых
колебалась от 15,1 до 44.0 мкг/л и 3,2 6,8 НГ·ч·мл-1, соответственно. Таким образом, негативное
влияние не было связано с воздействием препарата.
Higenamine не вызвать значительное изменение систолического артериального давления (средний
исходный уровень был 109 мм рт. ст., а максимальная-130 мм рт. ст. на 15 мин postdose), но
незначительное снижение диастолического давления не наблюдалось (средний исходный уровень
был 67 мм рт. ст., минимальный-51 мм рт. ст. на 11 мин postdose).
Тема демографии не обнаружено влияния на фармакокинетические и фармакодинамические
профиль higenamine. Однако, следует отметить, что только несколько предметов с ограниченной
диапазоны возраст, рост и вес значения были включены в это исследование, поэтому
дополнительных исследований, в том числе пожилых и более тяжелые предметы должны быть
рассмотрены.
В резюме, внутривенного введения 22.5 мкг/кг higenamine хорошо переносился у здоровых
китайских добровольцев. Два отсека фармакокинетические модели был успешно установлен на
higenamine концентрация в плазме-время данных, и насыщаемый фармакодинамические модели
адекватно описаны увеличение ЧСС после введения препарата.
Introduction
Stress myocardial perfusion imaging is a widely used technique for the noninvasive evaluation of
coronary artery disease (CAD), especially for patients who cannot exercise. Patients with coronary artery
blockages may show minimal or no symptoms during rest. However, symptoms and signs of heart disease
may be unmasked by exposing the heart to exercise- or drug-induced stress. Currently, the most popular
drugs for pharmacologic stress tests are regadenoson, dipyridamole and dobutamine 1,2,3, but these drugs
commonly cause adverse effects and cannot be used in some patients4,5,6.
Higenamine is an active ingredient of Aconite root, which is used in Chinese herbal medicine (Figure 1).
Higenamine has been shown to stimulate the cardiac β-adrenoceptor, vasodilation and anti-platelet
aggregation through α-adrenoceptor interaction and could represent a new agent for pharmaceutical stress
testing7,8,9,10,11. Moreover, higenamine was well tolerated among healthy Chinese subjects in a clinical trial,
which reported that the highest safe dose was 24 μg/kg12.
To date, a pharmacokinetic and pharmacodynamic profile of higenamine has not been reported in
humans. Here, we report the first clinical trial conducted to evaluate the pharmacokinetics and
pharmacodynamics of higenamine in healthy Chinese subjects.
61
Discussion
Following intravenous administration of 22.5 μg/kg higenamine, the mean cumulative recovery of
higenamine in the urine within 8 h was 9.3%, which indicates that the kidney was not the major elimination
route. The mean clearance and renal clearance were 249 and 22.9 L/h, respectively, which also suggest that
the liver plays a more important role in the elimination of higenamine. While the highest hepatic blood flow
was approximately 1.35 L/min for a healthy subject during rest 13, the non-renal clearance of higenamine
was more than 220 L/h, indicating that the metabolism of higenamine needs to be further elucidated. The
mean half-life of higenamine was 8.0 min. Thirty minutes (approximately 4 half-lives) after administration,
94% of higenamine was eliminated from body. The heart rate of the subjects also returned to baseline 30
min after the infusion was completed. The fact that higenamine is quickly eliminated from the body is very
helpful for the development of this agent for use in pharmaceutical stress testing.
An integrated pharmacokinetic and pharmacodynamic model of higenamine is necessary to address the
relationship between exposure and response, and would provide potentially useful information for further
clinical studies and higenamine pharmacotherapy. A simple direct effect with a baseline model, in which
heart rate increased with increasing higenamine plasma concentrations, was used to accurately describe
the pharmacokinetic and pharmacodynamic relationship. In response to higenamine, the heart rate
increased rapidly, occurring within 2 min after drug administration. The Emax and EC50 were 73 bpm and 8.1
μg/L, respectively. For another stress test drug, regadenoson, which was approved by US Food and Drug
Administration, a study was conducted on healthy male subjects in Scotland, and the Emax and EC50 were 76
bpm and 12.3 μg/L, respectively14. These results suggest that the pharmacologic stress effect of higenamine
and regadenoson on the heart rate is similar.
At a dose of 22.5 μg/kg, the average Cmax of higenamine was 31.3 μg/L. Based on the following equation,
E=E0+Emax*C/(EC50+C), the average maximum heart rate was 126 bpm, which was less than 80% of the
target heart rate (220 bpm–age). Thus, a higher dose of higenamine should be tested in future clinical
studies. The analysis of pharmacokinetic data following administration of a higher dose of higenamine
might also improve the estimation of saturable pharmacokinetic parameters.
In regard to the adverse effect related to the study drug, the Cmax and AUC0–∞ of the subject were 15.1
μg/L and 3.2 ng·h·mL−1, respectively, while the Cmax and AUC0–∞ from all subjects ranged from 15.1 to 44.0
μg/L and 3.2 to 6.8 ng·h·mL−1, respectively. Therefore, the adverse effect was not related to exposure to the
drug.
Higenamine did not cause a significant change in systolic blood pressure (the mean baseline was 109
mmHg, while the maximum was 130 mmHg at 15 min postdose), but a slight decrease in diastolic blood
pressure was observed (the mean baseline was 67 mmHg, while the minimum was 51 mmHg at 11 min
postdose).
Subject demographics were not found to influence the pharmacokinetic and pharmacodynamic profile of
higenamine. However, it should be noted that only a few subjects with limited ranges of age, height and
bodyweight values were included in this study; therefore, additional studies including older and heavier
subjects should be considered.
In summary, intravenous administration of 22.5 μg/kg higenamine was well-tolerated in healthy Chinese
volunteers. A two-compartment pharmacokinetic model was successfully fitted to the higenamine plasma
concentration-time data, and a saturable pharmacodynamic model adequately described the increase in
heart rate after drug administration.
Антидепрессивной активностью дитерпеновых алкалоидов Aconitum baicalense Turcz.
Курс лечения с дитерпеновых алкалоидов Aconitum baicalense у мышей снижение времени
иммобилизации в хвост испытаний подвески и производил антиэкссудативный эффект в мышиной
модели серотонин-индуцированной отек. В тесте " открытое поле", применение алкалоидов не
изменение общей двигательной активности, ориентации и исследовательское поведение и
эмоциональные реакции животных. Экспериментальные данные показывают, что дитерпеновых
алкалоидов Aconitum baicalensis экспонат антидепрессивные свойства, возможно, из-за модуляции
чувствительность к серотонину.
62
Bull Exp Biol Med. 2011 Aug;151(4):425-8.
Antidepressant activity of diterpene alkaloids of Aconitum baicalense Turcz.
Nesterova YV1, Povetieva TN, Suslov NI, Semenov AA, Pushkarskiy SV.
Author information
1Laboratory of Phytopharmacology, Institute of Pharmacology, Siberian Division of Russian Academy

of Medical Sciences, Tomsk, Russia. [email protected]
Abstract
Course treatment with diterpene alkaloids of Aconitum baicalense in mice reduced the time of
immobilization in the tail suspension test and produced an antiexudative effect in mouse model of
serotonin-induced edema. In the open field test, application of alkaloids did not change the total motor
activity, orientation and exploratory behavior, and emotional reactions of animals. Experimental data
suggest that diterpene alkaloids of Aconitum baicalensis exhibit antidepressant properties, possibly due to
modulation of sensitivity to serotonin.
Антиоксидант и иммунологические деятельности водорастворимых полисахаридов из Aconitum
kusnezoffii Reichb.
Aconitum kusnezoffii Reichb., один из самых ранних зафиксированных токсичных видов рода
Aconitum, был использован в качестве традиционной китайской медицины и лечебной диеты на
протяжении последних 2500 лет для лечения сердечной недостаточности застой, невралгии,
ревматизме, подагре и др. В настоящей работе, четыре водорастворимых полисахаридных фракций,
выделенных из клубней A. kusnezoffii Reichb. были изучены антиоксидантные и иммунологические
деятельности впервые. In vitro антиоксидантной анализы показали, что доля WKCP-было заметно
очистки мероприятий по DPPH радикала, гидроксил-радикал, супероксид-анион, H(2)O(2) и selfокисление 1,2,3-phentriol, двухвалентного Иона-хелатирующие способности и снижении мощности.
Кроме того, in vivo иммунологического анализа, что выставлены фракций WKCP-и WKHP могли бы
более существенно повысить селезеночной на пролиферацию лимфоцитов и макрофагов фагоцитоз,
чем у других фракций. Таким образом, водорастворимые полисахариды из A. kusnezoffii Reichb.,
особенно WKCP-A, есть потенциал, чтобы быть изучены как новые природные антиоксиданты и
иммуностимуляторы для использования в функциональных пищевых продуктов или лекарств.
Int J Biol Macromol. 2011 Nov 1;49(4):580-6. doi: 10.1016/j.ijbiomac.2011.06.017. Epub 2011 Jun 21.
Antioxidant and immunological activities of water-soluble polysaccharides from Aconitum kusnezoffii
Reichb.
Gao T1, Ma S, Song J, Bi H, Tao Y.
Author information
1Key Laboratory of Adaptation and Evolution of Plateau Biota, Northwest Institute of Plateau Biology,

Chinese Academy of Sciences, Xining, Qinghai Province, PR China.
Abstract
Aconitum kusnezoffii Reichb., one of the earliest recorded toxic species of genus Aconitum, has been
used as traditional Chinese medicine and medicinal diet over the last 2500 years to treat heart failure
congestion, neuralgia, rheumatism and gout, etc. In the present paper, four water-soluble polysaccharide
fractions isolated from the tubers of A. kusnezoffii Reichb. were studied the antioxidant and immunological
activities for the first time. In vitro antioxidant assays indicated that fraction WKCP-A had noticeable
scavenging activities on DPPH radical, hydroxyl radical, superoxide anion, H(2)O(2) and self-oxidation of
1,2,3-phentriol, ferrous ion-chelating ability and reducing power. Moreover, the in vivo immunological
assay exhibited that fractions WKCP-A and WKHP could more significantly enhance splenic lymphocyte
proliferation and macrophage phagocytosis than other fractions. Therefore, the water-soluble
polysaccharides from A. kusnezoffii Reichb., especially WKCP-A, have the potential to be explored as novel
natural antioxidants and immunostimulating agents for using in functional foods or medicine.
Противоопухолевой и иммуностимулирующей активности водорастворимых полисахаридов из
63
Radix Aconiti, Radix Aconiti Lateralis и Radix Aconiti Kusnezoffii.
В настоящем исследовании, водорастворимых полисахаридов Radix Aconiti, Radix Aconiti Lateralis и
Radix Aconiti Kusnezoffii, были извлечены и поделена на четыре доли каждого материала. FT-IR и
химических анализов, указанных водорастворимых полисахаридов из трех материалов были в
основном состоят из крахмала, некрахмальных типа Альфа-D-глюканов и пектиновых полисахаридов
с разной молекулярной массой дистрибутивов и моносахарид состав коэффициенты.
Противоопухолевая анализа показали, что все номера-крахмал Тип полисахаридных фракций имели
хорошую противоопухолевую активность и ингибирование роста опухоли коэффициенты были 37.2470.42%. В частности, ингибирование коэффициенты пектиновых полисахаридов были более 60%.
Кроме того, иммунологические тесты с использованием Циклофосфамида (Cy), индуцированной
иммуносупрессии мышей, в том числе фагоцитоз макрофагов, NK-клеточной активности,
конканавалин а (ConA)-индуцированных т-клеточной пролиферации, липополисахарид (LPS)индуцированной B-клеточной пролиферации, количественные гемолиз эритроцитов барана (SRBC) и
динитро-fluorobenzene (DNFB)-индуцированное гиперчувствительностью замедленного типа (DTH)
ответ анализов, выставил, что все номера-крахмал типа полисахаридов, особенно пектиновых
полисахаридов фракции, не только замечательный иммуностимулирующий деятельности, в том
числе неспецифический иммунитет, клеточный иммунитет, гуморальный иммунитет, но также может
восстановить противоопухолевый препарат-подавленной иммунной функцией. Таким образом,
полисахариды из Aconitum видов может быть удобно использована, чтобы быть хорошим
иммуностимулирующим модификаторов и имели потенциал для применения в противоопухолевой
терапии.
Nat Prod Commun. 2010 Mar;5(3):447-55.
The antitumor and immunostimulating activities of water soluble polysaccharides from Radix Aconiti,
Radix Aconiti Lateralis and Radix Aconiti Kusnezoffii.
Gao T1, Bi H, Ma S, Lu J.
Author information
1School of Life Sciences, Northeast Normal University, Changchun 130024, PR China.

Abstract
In the present study, the water-soluble polysaccharides of Radix Aconiti, Radix Aconiti Lateralis and Radix
Aconiti Kusnezoffii, were extracted and fractionated into four fractions of each material. The FT-IR and
chemical analyses indicated the water-soluble polysaccharides of the three materials were all mainly
composed of starch, non-starch type alpha-D-glucans and pectic polysaccharides with different molecular
weight distributions and monosaccharide composition ratios. The antitumor assay showed that all the nonstarch type polysaccharide fractions had good antitumor activities, and the tumor growth inhibition ratios
were 37.24-70.42%. Specifically the inhibition ratios of pectic polysaccharides were over 60%. Moreover,
the immunological tests using the Cyclophosphamide (Cy) induced immunosuppressive mice, including
phagocytosis of macrophage, NK cell activity, concanavalin A (ConA)-induced T-cell proliferation,
lipopolysaccharide (LPS)-induced B-cell proliferation, quantitative haemolysis of sheep red blood cells
(SRBC) and dinitro-fluorobenzene (DNFB)-induced delayed-type hypersensitivity (DTH) response assays,
exhibited that all the non-starch type polysaccharides, especially the pectic polysaccharide fractions, not
only had remarkable immunostimulating activities including nonspecific immunity, cellular immunity and
humoral immunity, but also could restore the antitumor drug-suppressed immune function. Therefore, the
polysaccharides from Aconitum species might be conveniently exploited to be good immune stimulating
modifiers and had the potential to apply in the tumor therapy.
На антиоксидантный и противовоспалительный эффекты caffeoyl производные от корней
Aconitum koreanum р. Раймонд.
Деятельности руководствоваться фракционирования Aconitum koreanum экстракт корня (RAK),
традиционной медицины в Корее, предоставляемой четыре caffeoyl производные кофейной кислоты
(1), 4,5-dicaffeoylquinic кислоты (2), 3,5-dicaffeoylquinic кислоты (3) и 3,5-dicaffeoylquinic кислоты
метиловый эфир (4). Чтобы оценить антиоксидантные и противовоспалительные эффекты этих
64
соединений, их 1,1-дифенил-2-picrylhydrazyl (DPPH) антирадикальное деятельности и способности
ингибировать оксида азота (NO) производства в липополисахарида (ЛПС)-стимулированных RAW
264.7 были рассмотрены. И белка и уровни мРНК индуцибельной синтазы окиси азота (iNOS) и
циклооксигеназы-2 (ЦОГ-2) в LPS-стимулированных клеток HaCaT также были количественно с
помощью вестерн-блоттинга и обратной транскрипции-полимеразной цепной реакции (RT-PCR).
Соединений (1-4) показали мощный DPPH антирадикальное и не тормозящее деятельности по
сравнению с позитивным контролем (L-аскорбиновая кислота и N(G)-monomethyl-L-аргинина (LNMMA), соответственно). Кроме того, эти соединения доза-зависимо ингибирует выражений iNOS и
COX-2, а также их уровни мРНК.
Biol Pharm Bull. 2009 Dec;32(12):2029-33.
The anti-oxidative and anti-inflammatory effects of caffeoyl derivatives from the roots of Aconitum
koreanum R. RAYMOND.
Park KH1, Park M, Choi SE, Jeong MS, Kwon JH, Oh MH, Choi HK, Seo SJ, Lee MW.
1College of Pharmacy, Chung Ang University, Seoul 156-756, South Korea.

Activity guided fractionation of Aconitum koreanum root extract (RAK), a traditional medicine in Korea,
afforded four caffeoyl derivatives, caffeic acid (1), 4,5-dicaffeoylquinic acid (2), 3,5-dicaffeoylquinic acid (3)
and 3,5-dicaffeoylquinic acid methyl ester (4). In order to evaluate the anti-oxidative and anti-inflammatory
effects of these compounds, their 1,1-diphenyl-2-picrylhydrazyl (DPPH) radical scavenging activities and
abilities to inhibit nitric oxide (NO) production in lipopolysaccharide (LPS)-stimulated RAW 264.7 were
examined. And the protein and mRNA levels of inducible nitric oxide synthase (iNOS) and cyclooxygenase-2
(COX-2) in LPS-stimulated HaCaT cells were also quantified by Western blotting and reverse transcriptionpolymerase chain reaction (RT-PCR). Compounds (1-4) showed potent DPPH radical scavenging and NO
inhibitory activities as compared with positive controls (L-ascorbic acid and N(G)-monomethyl-L-arginine (LNMMA), respectively). Also, these compounds dose-dependently inhibited the expressions of iNOS and
COX-2 as well as their mRNA levels.
Изоляции и структурных характеристик иммуностимулирующим полисахарид из fuzi, Aconitum
carmichaeli.
Водорастворимый полисахарид, названный как FPS-1 был выделен из fuzi, корень Aconitum
carmichaeli Debx. горячей водой, экстракции, анионообменные и гель-проникающей хроматографии и
протестированы для его фармакологической активности. Его структурные характеристики были
исследованы методом ИК-Фурье, ВЭЖХ, ЯМР-спектроскопия, анализ метилирования и GLC-Ср. на
основании полученных данных, FPS-1 было установлено, что Альфа-(1-->6)-d-глюкан, вес-средний
молекулярный вес около 14,000Da. В глюкан сильно разветвленные, с одной глюкозы в C-3 позиции
каждые четыре остатков, в среднем, вдоль основной цепи. В иммунофармакологических
исследований, FPS-1 показал мощное стимулирующее воздействие на мышиных пролиферацию
лимфоцитов, индуцированную конканавалин А или липополисахарида как in vitro, так и in vivo, а
также на splenocyte выработку антител.
Carbohydr Res. 2006 Mar 20;341(4):485-91. Epub 2006 Jan 9.
Isolation and structural characterization of an immunostimulating polysaccharide from fuzi, Aconitum
carmichaeli.
Zhao C1, Li M, Luo Y, Wu W.
1Institute of Integrated Traditional Chinese and Western Medicine, Zhongshan Medical College, Sun

Yat-sen University, Guangzhou 5100800, PR China.
A water-soluble polysaccharide named as FPS-1 was isolated from fuzi, the root of Aconitum carmichaeli
Debx. by hot-water extraction, anion-exchange and gel-permeation chromatography and tested for its
pharmacological activities. Its structural characteristics were investigated by FTIR, HPLC, NMR spectroscopy,
methylation analysis and GLC-MS. Based on the data obtained, FPS-1 was determined to be an alpha-(1->6)-d-glucan, with a weight-average molecular weight of about 14,000Da. The glucan is highly branched
with a single glucose at the C-3 position every four residues, on average, along the main chain. In
immunopharmacological studies, FPS-1 showed potent stimulating effects on murine lymphocyte
65
proliferation induced by concanavalin A or lipopolysaccharide both in vitro and in vivo as well as on
splenocyte antibody production.
Болеутоляющий эффекты обрабатываются Aconiti tuber в ТПП-нейропатическая крыс.
Нейропатическая боль часто рефрактерной к обычной терапии боли и, таким образом, требует
поиска эффективных лекарственных препаратов. Мы оценили, если обрабатываются Aconiti tuber
(PAT), традиционной Восточной фитотерапии, который использовался как болеутоляющее, снимает
нейропатической боли у крыс хронический сужение травмы (ТПП) модели. Десяти до 14 дней после
CCI в правой задней лапой, шесть групп крыс перорально получали плацебо, или ПЭТ по 0,5, 1, 2, 3,
или 5 г/кг. Дополнительные группы получили устные PAT, 2 г/кг, после предварительного
внутрибрюшинного налоксон; внутрибрюшинного ни-binaltorphimine (norBNI); или интратекальное
norBNI. В качестве показателей механическую аллодинию и тепловую гипералгезию, давление пороге
лапу вывода (PWT) в ответ на линейно возрастающее давление и задержка лапать вывода (PWL) в
ответ лучистого тепла, были измерены до и после введения препарата. Оральный PAT доза-зависимо
увеличилось PWT и PWL, которая снизилась из-за ТПП. Рост PWT и PWL путем устного ПЭТ были
заторможены внутрибрюшинного и интратекальный norBNI: выборочный каппа-опиоидных
рецепторов антагонист, но не путем внутрибрюшинного налоксон. Эти результаты показывают, что
устные PAT может облегчить механическую аллодинию и тепловую гипералгезию, доза-зависимо,
через спинной каппа-опиоидных рецепторов механизмов в крысу ТПП модели нейропатической
боли.
J Ethnopharmacol. 2006 Feb 20;103(3):392-7. Epub 2005 Sep 23.
Pain-relieving effects of processed Aconiti tuber in CCI-neuropathic rats.
Xu H1, Arita H, Hayashida M, Zhang L, Sekiyama H, Hanaoka K.
Author information
1Department of Anesthesiology, Graduate School of Medicine, The University of Tokyo, 7-3-1 Hongo,

Bunkyo-ku, Tokyo 113-8655, Japan.
Abstract
Neuropathic pain is often refractory to conventional pain therapies and thus requires exploration of
effective drugs. We evaluated if processed Aconiti tuber (PAT), a traditional oriental herbal medicine that
has been used as an analgesic, relieves neuropathic pain in the rat chronic constriction injury (CCI) model.
Ten to 14 days after CCI in the right hind paw, six groups of rats received oral placebo, or PAT at 0.5, 1, 2, 3,
or 5 g/kg. Additional groups received oral PAT, 2 g/kg, after pretreatment with intraperitoneal naloxone;
intraperitoneal nor-binaltorphimine (norBNI); or intrathecal norBNI. As indicators of mechanical allodynia
and thermal hyperalgesia, the pressure threshold of paw withdrawal (PWT) in response to linearly
increasing pressure, and latency to paw withdrawal (PWL) in response to radiant heat, were measured
before and after drug administration. Oral PAT dose-dependently increased PWT and PWL, which had been
decreased due to CCI. The increases in PWT and PWL by oral PAT were inhibited by intraperitoneal and
intrathecal norBNI: a selective kappa-opioid receptor antagonist, but not by intraperitoneal naloxone. These
results indicate that oral PAT can alleviate mechanical allodynia and thermal hyperalgesia, dosedependently, via spinal kappa-opioid receptor mechanisms in a rat CCI neuropathic pain model.
[Эффект аконита торт, разделенных на прижигание Guanyuan (CV 4) и Days (GV 4) на функцию
щитовидной железы у больных аит].
Исследовать влияние на функцию щитовидной железы у больных тиреоидит Хашимото лечение с
аконита торт, разделенных прижигание и вариант лучше, лечебно-оздоровительные программы.
Методы:
Восьмидесяти пяти случаях были произвольно разделены на прижигание группа (42 больных) и
западные лекарства группы (43 случая). На прижигание группы лечили аконит торт, разделенных
прижигание терапии с acupoints двух групп [(1) Danzhong (CV-17), Чжунвань (CV-12), Guanyuan (CV-4);
(2) Dazhui (GV 14), Shenshu (BL 23), Days (GV 4)] кроме того, и орального введения 25 микрогр Euthyrox
каждый день. Западные лекарства группы перорального введения 25 микрогр Euthyrox каждый день.
66
Показатели функции щитовидной железы до и после лечения и клинического эффекта сравнивались
между двумя группами.
Результаты:
Клинические Итого эффективная ставка и эффективная ставка функции щитовидной железы были
25.0% (10/40), 87.5% (35/40) в прижигание группы, соответственно, 7.53% (3/40) и 57,5% (23/40) в
Западной лекарства группы, значимых различий между двумя группами (P < 0.05). Содержание в
сыворотке индекс свободного тироксина (FT4), значительно возросло в прижигание группы после
лечения (р < 0,01); содержание в сыворотке сверхчувствительных тиреотропин (ТТГ) в прижигание
группы был ниже, чем у западных медикаментов группы, и содержание FT4 в сыворотке и
свободного трийодтиронина (FT3) были выше, чем у западных медикаментов группы, но без
существенных различий (р > 0,05).
Вывод:
Аконит торт, разделенных на прижигание Guanyuan (CV 4) и Days (GV 4) в сочетании с пероральным
приемом Euthyrox могут улучшить клинические симптомы и функцию щитовидной железы у больных
аит, это лучше, чем простой пероральное введение Euthyrox.
Zhongguo Zhen Jiu. 2012 Feb;32(2):123-6.
[Effect of aconite cake-separated moxibustion at Guanyuan (CV 4) and Mingmen (GV 4) on thyroid
function in patients of Hashimoto's thyroiditis].
[Article in Chinese]
Xia Y1, Xia MZ, Li Y, Liu SM, Ju ZY, He JS.
Author information
1College of Acupuncture-Moxibustion and Massage, Shanghai University of TCM, Shanghai 201203,

China.
Abstract
OBJECTIVE:
To explore the effects on thyroid function in patients of Hashimoto's thyroiditis treated with aconite
cake-separated moxibustion and option the better therapeutic program.
METHODS:
Eighty-five cases were randomly divided into a moxibustion group (42 cases) and a western medication
group (43 cases). The moxibustion group was treated by aconite cake-separated moxibustion therapy with
acupoints of two groups [(1) Danzhong (CV 17), Zhongwan (CV 12), Guanyuan (CV 4); (2) Dazhui (GV 14),
Shenshu (BL 23), Mingmen (GV 4)] alternatively and oral administration of 25 microg Euthyrox everyday.
The western medication group was oral administration of 25 microg Euthyrox everyday. Indices of thyroid
function before and after treatment and clinical effect were compared between two groups.
RESULTS:
The clinical total effective rate and effective rate of thyroid function were 25.0% (10/40), 87.5% (35/40) in
moxibustion group respectively, 7.53% (3/40) and 57.5% (23/40) in western medication group, with
significant differences between two groups (both P < 0.05). Content of serum free thyroxine index (FT4)
increased significantly in the moxibustion group after treatment (P < 0.01); content of serum supersensitive
thyrotropin (S-TSH) in the moxibustion group was lower than that of western medication group, and
contents of serum FT4 and free triiodothyronine (FT3) were higher than those of western medication group,
but with no significant differences (all P > 0.05).
CONCLUSION:
Aconite cake-separated moxibustion at Guanyuan (CV 4) and Mingmen (GV 4) combined with oral
administration of Euthyrox can improve clinical symptoms and thyroid function in patients of Hashimoto's
thyroiditis, which is better than simple oral administration of Euthyrox.
67
Одновременное использование традиционной китайской медицины (si-ni-tang) для лечения
септического шока у пациентов: протокол исследования рандомизированное контролируемое
испытание.
Хотя есть и постоянно обновляется и рекомендации по управлению сепсис, таких как "пережить
сепсис Campaign: international guidelines for management тяжелого сепсиса и септического шока",
смертность все еще высока. Si-ni-tang, средство документально в Shanghan лун, медицинский
коллекция из Древнего Китая, используется для лечения больных с сепсисом и септическим шоком. С
помощью хорошо продуманной клинических испытаний, мы готовы исследование эффективности
параллельного использования этого средства в восстановление этих пациентов гемодинамический
статус, или "Ян-ци".
МЕТОДЫ/ДИЗАЙН:
Пациентов, госпитализированных в нашем медицинском интенсивной терапии с диагнозом "
септический шок, который определяется как персистирующей гипотензии, индуцированной
сепсисом, несмотря адекватной инфузионной терапии, имеют право на участие. Включение критерии
включают: Возраст от 20 до 85 лет, Условия встречи определение септического шока, использование
vasopressors в течение 24 часов поступающих на обучение, и использование назогастрального зонда
для кормления. Записавшихся пациентов которые случайным образом распределены либо в Си-nitang группе или группе плацебо. Рецепт испытаний препаратов (si-ni-tang/плацебо) составляет 2,25 г 4
раза в день в течение 7 дней или до удара сторно (если шок разворот происходит менее чем за 7
дней). Данных, в том числе Продолжительность vasopressor настой, пола, возраста, сопутствующих
заболеваний, APACHE II score, предсказал смертности, ICU смертности, ICU Продолжительность
пребывания, Госпитальная летальность, Продолжительность пребывания больницы, источником
сепсиса и культуры результаты, собранные для последующего анализа.
Обсуждение:
Si-ni-tang состоит из обработанных Zingiber officinale, Glycyrrhiza uralensis, и Aconitum carmichaeli.
Zingiber officinale и Glycyrrhiza uralensis обнаружена возможность снижения провоспалительных
цитокинов производства, ингибировать lipopolisaccharide-индуцированной активации макрофагов и
функции, и для снижения бактериальной нагрузки и подавления острого и хронического воспаления.
Aconitum carmichaeli известно, vasopressor деятельности, и положительный Хроно-и инотропный
эффекты. Как это средство имеет потенциальную пользу в лечении септического шока у пациентов,
мы разработали двойное слепое, проспективное, рандомизированное контролируемое испытание, и
хотел бы опубликовать результаты и выводы позже.
Trials. 2011 Aug 24;12:199. doi: 10.1186/1745-6215-12-199.
Simultaneous use of traditional Chinese medicine (si-ni-tang) to treat septic shock patients: study
protocol for a randomized controlled trial.
Chen HC1, Chen WC, Lin KH, Chen YH, Lo LC, Lee TC, Hsia TC, Wang CH, Wu SH, Hsu HW, Chang YJ, Huang
YC, Ku TH, Horng MH.
Author information
1Graduate Institute of Integrated Medicine, College of Chinese Medicine, China Medical University,

Taichung, Taiwan.
Abstract
BACKGROUND:
Even though there are continually upgraded recommendations for managing sepsis, such as "Surviving
Sepsis Campaign: international guidelines for management of severe sepsis and septic shock", mortality is
still high. Si-ni-tang, a remedy documented in Shanghan Lun, a medical collection from ancient China, is
used for treating patients with sepsis and septic shock. Using a well-designed clinical trial, we are eager to
survey the effectiveness of the concurrent use of this remedy in restoring these patients' hemodynamic
status, or "Yang Qi".
METHODS/DESIGN:
Patients admitted to our medical intensive care units with the diagnosis of septic shock, defined as
persistent hypotension induced by sepsis despite adequate fluid resuscitation, are eligible for participation.
The inclusion criteria include: age from 20 to 85 years, conditions meeting the definition of septic shock, use
68
of vasopressors within 24 hours of entering the study, and use of a nasogastric tube for feeding. The
enrolled patients are randomly allocated either to the si-ni-tang group or the placebo group. The
prescription of the trial drugs (si-ni-tang/placebo) is 2.25 grams 4 times a day for 7 days or till shock reversal
(if shock reversal occurs in less than 7 days). Data, including duration of vasopressor infusion, gender, age,
co-morbidities, APACHE II score, predicted mortality, ICU mortality, ICU length of stay, hospital mortality,
hospital length of stay, source of sepsis, and culture results, are collected for the following analysis.
DISCUSSION:
Si-ni-tang is composed of processed Zingiber officinale, Glycyrrhiza uralensis, and Aconitum carmichaeli.
Zingiber officinale and Glycyrrhiza uralensis are found to have the ability to reduce pro-inflammatory
cytokine production, to inhibit lipopolisaccharide-induced macrophage activation and function, and to
lessen the bacterial load and suppress acute and chronic inflammation. Aconitum carmichaeli is known to
have vasopressor activity, and positive chronotropic and inotropic effects. As this remedy has a potential
benefit in treating septic shock patients, we designed a double-blind, prospective, randomized controlled
trial and would like to publish the results and conclusions later.
Септический шок, обычно вызывается бактериальной инфекцией, тяжелой системной
воспалительной следствие, ведущих к полиорганной дисфункции. Как и в случае с острым инфарктом
миокарда, инсульта и нейротравмы, лечение руководство для тяжелого сепсиса и септического шока
в начальный период была разработана. Хотя рекомендации по лечению постоянно
модернизируются, смертность от сепсиса и септического шока в реанимации по-прежнему высок.
Много средств, с помощью трав или традиционной китайской медицины были доказаны, чтобы быть
потенциальными адъювантной терапии в лечении сепсиса и септического шока.
Si-Ni-Tang состоит из обработанных Zingiber officinale, Glycyrrhiza uralensisи Aconitum carmichaeli.
Zingiber officinale экстракт обнаружено, что способность ингибировать провоспалительные
цитокины[3] и lipopolisaccharide-индуцированной активации макрофагов и функции[4], и для
снижения бактериальной нагрузки и подавления острого и хронического воспаления[5]. Glycyrrhiza
uralensis выписка считается также обладают противовоспалительными свойствами и снижения
липополисахарид-индуцированной провоспалительных цитокинов секреции[6-8]. "Fuzi", боковых
корневых клубней обработанных Aconitum carmichaeli, применяется для лечения боли, артрит,
кардиогенный шок, ревматизм и др., в традиционной китайской медицине. Аконит корни
используются только после обработки и процедура может гидролизовать алкалоидов аконита в
менее токсичные и нетоксичные производные[9]. Аконит корни могут содержать coryneine хлорида и
higenamine, и обладают vasopressor активность и положительный Хроно-и инотропный
эффекты[10,11]. Без сомнения, "Fuzi", Aconitum carmichaeli, является критическим фактором в
средство, Si-Ni-Tang.
Каждый компонент Si-Ni-Тан считается полезным для септического шока у пациентов, как описано
выше. Однако, наиболее важные теории китайской медицины рецепт, что существует руководства,
координации, вспомогательных и руководящих эффект в средство компонента. Возможно, точное
пользу и эффект препарата комбинация идти дальше того, что мы уже знаем. Только через
добросовестно выполненных исследований и положительных результатов мы можем push китайской
медицины на сцену. И опять же, в интересах людей и пациентов с септическим шоком-это всегда
конечная цель нашего исследования. Клиническое испытание проводится сейчас. Если существуют
какие-либо выводы в ближайшем будущем, мы хотели бы опубликовать их позже.
Discussion
Septic shock, usually caused by bacterial infection, is a severe systemic inflammatory consequence
leading to multi-organ dysfunction. As with acute myocardial infarction, stroke and multiple trauma,
treatment guidance for severe sepsis and septic shock in the initial period has been developed. Even though
treatment recommendations are continually upgraded, mortality from sepsis and septic shock in the
intensive care units is still high. Many remedies using herbal or traditional Chinese medicine have been
proven to be potential adjuvant therapies in the treatment of sepsis and septic shock.
Si-Ni-Tang is composed of processed Zingiber officinale, Glycyrrhiza uralensis, and Aconitum carmichaeli.
Zingiber officinale extract is found to have the ability to inhibit pro-inflammatory cytokines[3] and
lipopolisaccharide-induced macrophage activation and function[4], and to reduce the bacterial load and
69
suppress acute and chronic inflammation[5]. Glycyrrhiza uralensis extract is also considered to have antiinflammatory properties and reduce lipopolysaccharide-induced pro-inflammatory cytokine secretion[6-8].
"Fuzi", the lateral root tuber of processed Aconitum carmichaeli, is used for treating pain, arthritis,
cardiogenic shock, rheumatism, etc., in traditional Chinese medicine. Aconite roots are used only after
processing and the procedure can hydrolyze aconite alkaloids into less toxic and non-toxic derivatives[9].
Aconite roots may contain coryneine chloride and higenamine, and possess vasopressor activity and
positive chronotropic and inotropic effects[10,11]. Without a doubt, "Fuzi", Aconitum carmichaeli, is the
critical factor in the remedy, Si-Ni-Tang.
Each component of Si-Ni-Tang is considered to be beneficial to septic shock patients, as described above.
However, the most important theory of the Chinese medicine prescription is that there is a leading,
coordinating, auxiliary and guiding effect in the remedy component. Perhaps, the exact benefit and effect of
the drug combination go beyond what we already know. Only via conscientiously performed studies and
positive outcomes can we push Chinese medicine onto the stage. And again, benefiting people and patients
with septic shock is always the ultimate goal of our research. The clinical trial is being conducted now. If
there are any conclusions in the near future, we would like to publish them later.
[Аконит в гомеопатии купирования послеоперационной боли и возбуждение у детей].
Несмотря на то, что современные методы обезболивания и улучшения использования
наркотических средств, сочетание боли, возбуждение, иногда упорствует в recovery-номер. Aconit,
кажется, подходящее гомеопатическое лечение в данном случае. Чтобы прописать в нем следующие
условия должны быть объединены: насилие и suddeness напряженно добиться интенсивного и тоски.
В исследование были включены 50 детей с такими симптомами; было проведено двойное слепое,
детям давали либо плацебо, либо Aconit. Aconit эффективна у детей в послеоперационном
возбуждение с 95% хороших результатов. Обычно это указано в подобных исследованиях, что эффект
плацебо является высокой и может достигать цены выше, чем 30%. Aconit-это удивительное
Лекарство, если его правильно установленном, как много для безотлагательности его действия по
своей эффективности. Это средство имеет место в recovery-номер и должны быть в каждой врача
аварийной ситуации. Фундаментальные исследования могли бы указать, как средство работает и
может быть открыть для себя другие молекулы эффективен при стрессах.
Pediatrie. 1990;45(7-8):465-6.
[Aconite in homeopathic relief of post-operative pain and agitation in children].
[Article in French]
Alibeu JP1, Jobert J.
1Département d'anesthésie-réanimation, CHU de Grenoble, France.

Despite the use of modern analgesic methods and an improved use of narcotics, the combination painagitation sometimes persists in the recovery-room. Aconit seems to be an appropriate homeopathic
treatment in this case. To prescribe it, the following conditions must be combined: violence and suddeness
of the stress bringing about intense and anguish. The study included 50 children with such symptoms; it was
carried out double-blind, the children being given either placebo or Aconit. Aconit proved to be effective for
children's postoperative agitation with 95% good results. It is usually stated in such studies that the placebo
effect is high and may reach rates higher than 30%. Aconit is an amazing cure when well prescribed, as
much for the speediness of its action as for its efficiency. This remedy has a place in the recovery-room and
should be in every physician's emergency case. The fundamental research could specify how the remedy
works and may be discover other molecules effective for stress.
Aconitum Napellus, Аконит
Аконит-это прекрасное средство от внезапной болезни, боли, простуды, кашля, ангины, гриппа, озноб
и лихорадка. Держите под рукой для быстрого восстановления после становится плохо после
воздействия изменения погоды, например, очень холодной или очень жаркой погоды, воздействие
сухого ветра или непогоды.
Аконит помогает при симптомы от внезапного шока, страха, испуга.
70
Аконит часто используется на ранних стадиях болезни, но также может быть использован для
прошлых травм, чтобы восстановить баланс.
Показания включают чувство опасения и волнения, и метаться в постели.
Страх и беспокойство, кажется, доминируют симптомы.
Жак Jouanny, доктор описывает, Аконит с этого описания, "лихорадка внезапным началом,
иногда из-за внезапного озноба. Кожа становится красной и сухой. Пациент интенсивно пить в
больших количествах холодной воды. Он беспокоился и волновался".
Другие Аконит симптомы : чихание, croupy кашель, горло, красные и опухшие.
Aconitum Napellus, или Аконит, из растения Аконит. Это растение использовалось в прошлом в
качестве яда для погружения стрелки. Аконит яд действует очень быстро на системы организма.
Лечение с гомеопатический принцип "подобное с подобным", Аконит используется в лечении
внезапного симптомы.
Гомеопатия-это уникальный превращения ядовитых и токсичных веществ в безопасных
лекарственных средств. Вибрационной медицины без побочных эффектов.
В Аконит простуды или головной боли не будет ползти вверх на вас. Аконит, keynote-это ребенок,
который играет одну минуту и затем очень болен следующий момент.
Вдруг красное лицо. Лицо бледнеет, когда рост; внезапное чихание; Croupy кашель; беспокойство,
появляется человек тревожно и испуганно.
Ли лечение с Аконита для лечения острых или хронических заболеваний, взгляд внезапно вызвать.
Использовать мой гомеопатическое мышление-способ мышления обратно в исходное стресс или
событие, которое произошло перед наступлением на хроническое состояние.
Аконит также известный как Aconitum Napellus и Аконит Nap. Аббревиатура Acon.
Keynote Симптомы Реферат:
Вдруг красное лицо. Лицо бледнеет, когда рост;
Внезапное чихание;
Croupy кашель;
Беспокойство, появляется человек тревожно и испуганно.
Лучше из: вечернее время и ночью, в теплом помещении
холодных ветров, лежа на пораженной стороне, музыка
Хуже: на открытом воздухе, лежа пота, перегрева
Аконит
Полезно для:
Ключевые Симптомы:
Внезапное насильственное начало, после воздействия холодного сухого
Лихорадка
ветра беспокойство
Страшные
Испуг
Плохие последствия испуга
В качестве первой помощи, чтобы уменьшить воспаление и снять боль
ТРАВМА ГЛАЗА
Царапина на роговице
ПРОБЛЕМЫ С ЗУБАМИ
Страх перед лечением
Хирургия
Страшное предчувствие
Первых стадиях простуды
Чихание и капает
Ясно, жарко, водянистые выделения из носа
Жжение, чувствительное горло
Простуды
Пульсирующая головная боль
Рев в ушах
Глаза чувствую, сухая, горячая и песчаных
Прочь свет
Глаза красные, воспаленные, слезятся
КАШЕЛЬ/КРУП
Первое средство для круп
71
EARACHE
Колики
Головная боль
ПРОБЛЕМЫ С
МОЧЕИСПУСКАНИЕМ
Постоянный короткий, сухой кашель
Внезапное начало в течение ночи, после воздействия холода, сухого ветра
Пробуждает вскоре после полуночи с тревогой и croupy, лающий кашель
Наружное ухо болезненные, опухшие, красные, горячие
Чувствительны к шуму
Обезумев от боли
Газ вверх и вниз
Интенсивная жажда холодной воды
Тяжелая, пульсирующая, распирающая боль
Ощущение полноты в лоб
Ощущение ленту вокруг головы
Чувствует, как если бы волосы были вырваны или встали дыбом
Головокружение, хуже расти и качая головой
Инфекции Мочевого Пузыря
Болезненное мочеиспускание
Тревожность в начале мочеиспускания
Моча скудная, горячий, красный
Внезапная задержка мочи от холода или испуга
Aconitum Napellus, Aconite
Aconite is an excellent remedy for sudden illness, aches, colds, coughs, sore throat, flu, chills and fever. Keep
on hand for quick recovery after becoming ill following exposure to weather changes, such as very cold or
very hot weather, exposure to dry winds or inclement weather.
Aconite helps with symptoms from sudden shock, fear, fright.
Aconite is often used during the early stages of an illness, but can also be used for past trauma to rebalance.
Indications include feeling apprehensive and agitated, tossing about in bed.
Fear and restlessness seem to dominate the symptoms.
Jacques Jouanny, M.D. describes Aconite with this description, "Fever of sudden onset,
sometimes due to a sudden chill. The skin is red and dry. The patient is intensely thirsty for large quantities
of cold water. He is restless and worried".
Other Aconite symptoms include sneezing, croupy cough, throat that is red and swollen.
Aconitum Napellus, or Aconite, is from the plant Monkshood. This plant has been used in the past as a
poison for dipping arrows. Aconite's poison acts very quickly on the systems of the body. Treating with the
homeopathic principle "similar with similar", Aconite is used in treating sudden symptoms.
Homeopathy is unique in turning poisonous and toxic substances into safe medicines. Vibrational medicine
without side effects.
An Aconite cold or headache won't creep up on you. Aconite's keynote is the child who's playing one minute
and then very sick the next moment.
Suddenly red face. Face pales when rising; Sudden sneezing; Croupy coughing; Restlessness, person appears
anxious & frightened.
Whether treating with Aconite for acute or chronic illness, look to a sudden cause. Use my Homeopathic
Thinking technique of thinking back to the original stress or an event that occurred before the onset on a
chronic condition.
Aconite also known as Aconitum Napellus and Aconite Nap. Abbreviation Acon.
Keynote Symptoms Summary:
Suddenly red face. Face pales when rising;
Sudden sneezing;
Croupy coughing;
Restlessness, person appears anxious & frightened.
Better from: evening time & night, warm room
cold winds, lying on affected side, music
72
Worse from: open air, lying down sweat, overheating
Aconite
Useful for:
FEVER
Key Symptoms:
Sudden violent onset, after exposure to cold, dry wind Restlessness
Fearful
FRIGHT
Bad effects of fright
As first-aid, to diminish inflammation and relieve pain
EYE INJURY
Scratch on cornea
DENTAL PROBLEMS
Fear of treatment
SURGERY
Fearful anticipation
First stages of common cold
Sneezing & dripping
Clear, hot, watery nasal discharge
Burning, sensitive throat
COLDS
Throbbing headache
Roaring in ears
Eyes feel dry, hot & sandy Averse to light
Eyes red, inflamed, watery
First remedy for croup Constant short, dry cough
COUGH/CROUP
Sudden Onset during night, after exposure to cold, dry winds
Wakens soon after midnight with anxiety & croupy, barking cough
External ear painful, swollen, red, hot
EARACHE
Sensitive to noise
Frantic with pain
Gas up and down
COLIC
Intense thirst for cold water
Heavy, throbbing, bursting pain Sensation of fullness in forehead
HEADACHE
Sensation of band around head Feels as if hair were pulled or stood on end
Dizziness, worse on rising & shaking head
Bladder Infections Painful urination
URINARY PROBLEMS Anxiety at start of urination Urine scanty, hot, red
Sudden retention of urine from chill or fright
Анальгетическая активность дитерпеновых алкалоидов аконита байкальского
Ю.В.Нестерова, Т.Н.Поветьева, Н.И.Суслов, Г.Н.Зюзьков, С.В.Пушкарский, С.Г.Аксиненко,
Э.Э.Шульц, С.С.Кравцова, А.В.Крапивин – 488
ФГБУ НИИ фармакологии им. Е.Д.Гольдберга СО РАМН, Томск
Проведено сравнительное исследование анальгетического действия отдельно выделенных алкалоидов
аконита байкальского (напеллин, гипаконитин, зонгорин, мезаконитин, N-окись 12-эпинапеллина).
Выявленная обезболивающая активность сопоставима с таковой у метамизола натрия. Обнаружены
различия в механизмах аналгезии разных по структуре дитерпеновых алкалоидов.
Антиноцицептивный эффект атизиновых алкалоидов (N-окись 12-эпинапеллина, зонгорин) является
налоксонзависимым и реализуется за счет влияния на опиоидные рецепторы.
Экспериментальное исследование анальгетической активности экстракта аконита Кузнецова
Автор: Крылова С.Г., Зориков П.С., Зуева Е.П., Разина Т.Г., Амосова Е.Н., Рыбалкина О.Ю.
Индекс УДК: 615.322:582.675.1:615.212.7 | Страницы: 38-40 | Полный
текст статьи. PDF файл | Открыть PDF
73
Аннотация:
Представлены результаты исследования анальгетической активности суммарного экстракта аконита
Кузнецова на моделях термического и химического воздействия. В тесте «горячая пластина» (Hot
plate) выявлен выраженный обезболивающий эффект суммы алкалоидов при внутрижелудочном
курсовом использовании. На модели химического раздражения брюшины (Abdominal constriction test)
фитопрепарат показал анальгетическую активность, сопоставимую с действием индометацина.
Экстракт аконита проявил смешанный тип рецепторного реагирования на моделях с различным
профилем болевого раздражения.
Ссылки на авторов:
С.Г. Крылова, Т.Г. Разина, Е.Н. Амосова
НИИ фармакологии имени Е.Д. Гольдберга СО РАМН (634028, г. Томск, пр-т Ленина, 3)
П.С. Зориков
Горнотаежная станция им. В.Л. Комарова ДВО РАН (692533, Приморский край, Уссурийский район,
с. Горнотаежное, ул. Солнечная, 26)
Е.П. Зуева, О.Ю. Рыбалкина
НИИ фармакологии имени Е.Д. Гольдберга СО РАМН (634028, г. Томск, пр-т Ленина, 3)
Национальный исследовательский Томский государственный университет (634050, г. Томск, пр-т
Ленина, 36)
Средство, обладающее регенеративной активностью
A61K36/714 ....Aconitum (борец, аконит)
Классы МПК:
A61P17/02 .для обработки ран, язв, ожогов, шрамов, келоидов или подобных
заболеваний
Зюзьков Глеб Николаевич (RU), Поветьева Татьяна Николаевна (RU), Семенов
Аркадий Алексеевич (RU), Жданов Вадим Вадимович (RU), Суслов Николай
Автор(ы):
Иннокентьевич (RU), Крапивин Александр Владимирович (RU), Нестерова
Юлия Владимировна (RU), Фомина Татьяна Ивановна (RU), Дыгай Александр
Михайлович (RU)
Федеральное государственное бюджетное учреждение "Научноисследовательский институт фармакологии" Сибирского отделения
Патентообладатель(и):
Российской академии медицинских наук (ФГБУ "НИИ фармакологии" СО
РАМН) (RU)
подача заявки:
11.03.2012
начало действия патента:
Приоритеты:
11.03.2012
публикация патента:
20.02.2013
Изобретение относится к фармакологии и клеточным технологиям, а именно к применению
зонгорина в качестве средства, обладающего регенеративной активностью. В основе развития
терапевтических эффектов средства лежит прямое стимулирующее действие алкалоида на
резидентные мезенхимальные клетки-предшественники и повышение выработки ростовых факторов,
стимулирующих прогениторные элементы, стромальными клетками микроокружения тканей.
Указанное изобретение оказывает стимулирующее влияние на регенерацию тканейИзобретение
относится к медицине, конкретно к фармакологии и клеточным технологиям.
Известно большое количество средств, обладающих регенеративной активностью (метилурацил,
солкосерил, облепиховое масло, натрия нуклеинат и др.) [1, 2].
74
Недостатком данных средств является зачастую их недостаточная эффективность [2].
Задачей, решаемой настоящим изобретением, является расширение арсенала средств, обладающих
выраженной регенеративной активностью.
Поставленная задача достигается применением зонгорина в качестве средства, обладающего
регенеративной активностью.
Новым в предлагаемом изобретении является использование в качестве средства, обладающего
регенеративной активностью, зонгорина.
Используемое оригинальное средство - зонгорин - разработано и получено ФГБУ «НИИ
фармакологии» СО РАМН (г. Томск) совместно с Национальным исследовательским Иркутским
Государственным Техническим Университетом (г. Иркутск) и представляло собой 0,00025% водный
раствор данного алкалоида. Зонгорин извлекался и идентифицировался из растительного сырья
(травы растений семейства лютиковых) в виде свободных оснований экстракцией стандартным
методом [3].
Полученные в последние годы сведения о свойствах и закономерностях жизнедеятельности
поли(мульти)потентных клеток-предшественников открыли возможность развития нового
направления в лечении многих заболеваний - клеточной терапии [4]. При этом наиболее
физиологичным подходом к решению задач регенеративной медицины является фармакологическая
стимуляция постнатальных эндогенных стволовых клеток (СК) [5]. Причем активация последних
может являться следствием как прямого воздействия фармакологических агентов на прогениторные
элементы, так и результатом стимуляции клеток микроокружения тканей, опосредованно
определяющей ускоренное течение репаративных процессов [5, 6].
Ранее нами было показано ускорение заживления ран кожи комплексными экстрактами и
алкалоидной фракцией живокости высокой [7]. При этом максимальный ранозаживляющий эффект
наблюдался при использовании суммы алкалоидов, среди которых доминирующим является элатин
[8]. В то же время с помощью метода тонкослойной хроматографии в алкалоидной фракции было
установлено содержание других алкалоидов, в том числе зонгорина. Зонгорин (C22H33NO3),
представляет собой гетероциклическое азотсодержащее органическое соединение растительного
происхождения. Чаще всего его извлекают из растений рода Аконит, хотя он встречается и в других
растениях [7, 9]. Он является типичным антидепрессантом [10], обладает слабым периферическим Ми Н-холинолитическим действием, адренопозитивным и центральным М-холинонегативным
эффектом. При этом влияние зонгорина на процессы регенерации тканей не изучено. Эксперимент
показал непредсказуемые результаты.
Факт применения зонгорина с достижением нового технического результата, заключающегося в
стимуляции регенерации тканей, для специалиста не является очевидным.
Новые свойства не вытекают явным образом из уровня техники в данной области и не обнаружены в
патентной и научно-технической литературе.
Предлагаемое изобретение может быть использовано в медицине.
Исходя из вышеизложенного, следует считать заявляемое техническое решение соответствующим
критериям: «Новизна», «Изобретательский уровень», «Промышленная применимость».
Эксперименты были проведены на 92 беспородных мышах-самцах. Животные получены из
питомника отдела экспериментального биомедицинского моделирования ФГБУ «НИИ
фармакологии» СО РАМН.
Исследования проводили в соответствии с правилами лабораторной практики (GLP), Приказом МЗСР
РФ № 708н от 23.08.2010 «Об утверждении правил лабораторной практики», Федеральным Законом
от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств», «Руководством по
75
экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ» (Москва,
2005).
Пример 1
Регенеративную активность предлагаемого средства и механизмы его действия изучали на модели
плоскостной кожной раны [11]. На депилированном участке спины у мышей под легким эфирным
наркозом вырезали лоскут кожи размером 10×10 мм. Для моделирования более длительного
заживления струп с экспериментальной раны регулярно (через сутки) снимали.
Предлагаемое средство получали из травы аконита байкальского и живокости высокой. Надземная
часть растений, собранная в период цветения в Иркутской области, измельчалась до размера частиц
менее 5 мм, обрабатывалась раствором карбоната натрия и подвергалась непрерывной экстракции
хлороформом в течение 5 суток. Хлороформный экстракт упаривали до небольшого объема и
тщательно экстрагировали 5% серной кислотой. Кислотную вытяжку подщелачивали карбонатом
натрия до рН 9-10 и последовательно экстрагировали сначала эфиром, затем хлороформом. Эфирный
экстракт упаривали досуха, растворяли в небольшом количестве эфира и хроматографировали на
дезактивированной окиси алюминия в системе гексан-ацетон (90 50%). Эфирорастворимую
фракцию подвергли дробной экстракции буферными растворами с увеличивающимися значениями
рН. Эфирный раствор, оставшийся после экстракции наиболее щелочным буфером, упаривали досуха
и хроматографировали на окиси алюминия в системе гексан-метанол до элюции зоноргина,
происходящей после выхода напелина. Вещество растворяли в дистиллированной воде до конечной
концентрации 0,00025%.
Полученное средство применяли наружно, начиная с первого дня после моделирования раны,
ежедневно в течение всего периода заживления. Раствор наносили в объеме 30 мкл. В качестве
средств сравнения использовали гель «Солкосерил» (Ай Си Эн Швейцария АГ, Швейцария) и
«Облепиховое масло» (ОАО Нижфарм, Россия), которые применяли по той же схеме и в
эквивалентном количестве, что и раствор зонгорина.
Критериями стимулирующего регенерацию действия служили средний диаметр раны и результаты
гистологического исследования биоптатов кожи мышей, полученных на 3, 5 и 15-е сутки из края
раневого дефекта. Биопсийные образцы раневого дефекта кожи окрашивали гематоксилин-эозином, В
каждом препарате оценивали: рельеф регенерата кожи, степень и характер инфильтрации, наличие и
выраженность отека, количество новообразованных сосудов, волосяных фолликулов и потовых
желез. Изучали такие патоморфологические процессы, как акантоз, гиперкератоз, дискератоз [12]. На
3-и и 5-е сут методом клонирования определяли содержание мезенхимальных клетокпредшественников (КОЕ-Ф) в раневой поверхности [13], а также методом колониеобразования в тестсистеме изучали продукцию гуморальных факторов стромальными клетками кожи
(колониеобразующую активность супернатантов адгезирующих клеток с раневой поверхности в
отношении КОЕ-Ф костного мозга) [13]. Кроме того, определяли прямое влияние зонгорина на КОЕФ. Для этого его вносили в культуру миелокариоцитов в концентрации 100 нМоль/мл, после чего на
7-е сут подсчитывали количество колоний [13]. Обработку результатов проводили методом
вариационной статистики с использованием t критерия Стьюдента и непараметрического U критерия
Манна-Уитни.
В ходе эксперимента заживление ран у контрольных животных отмечалось к 18 сут опыта.
Использование зонгорина способствовало значительному ускорению процессов регенерации.
Заживление дефекта в данном случае наблюдалось к 13 сут опыта, в то время как при применении
средств сравнения таковое отмечалось лишь к 16 сут. При этом в опытной группе (зонгорин) имело
место наиболее выраженное снижение размера ран. В данном случае величина исследуемого
параметра на 3, 5 и 7-е сут уменьшалась на 11%, 13% и 18% от контроля соответственно (табл.1).
Более того, зонгорин существенно увеличивал (на 86%) скорость заживления раны в начальные сроки
эксперимента, которая в период с 1 по 3-й сут составляла 0,69 мм/сут, а в контроле - 0,37 мм/сут.
При гистологическом исследовании на 3-й день после воздействия во всех группах на поверхности
76
раны обнаруживался лейкоцитарно-некротический слой, содержащий фибрин, под которым
находился тонкий слой грануляционной ткани с большим количеством клеточных элементов: в
основном нейтрофилов и макрофагов. Воспалительный процесс распространялся на нижележащий
слой поперечнополосатых мышц. Межмышечные прослойки были отечны и инфильтрированы
лейкоцитами. По краям раны отек и гиперемия дермы, разрастание эпидермиса, который содержал 810 слоев однородных, недифференцированных крупных клеток округлой формы и толстый роговой
слой. На 5-е сут новообразованный эпителий по краям раны представлял собой пласт клеток
неодинаковой толщины без вертикальной анизоморфности. Передний край эпителия был истончен и
в виде клина наползал на рану, а в грануляционной ткани отмечалось большое количество
капилляров, имеющих вертикальный ход. При этом наружное применение зонгорина и средств
сравнения существенно снижало лейкоцитарную инфильтрацию краев раны, дермы и нижележащих
тканей на 3-е сут опыта, но наиболее значимые изменения имели место при использовании
предлагаемого средства. Кроме того, лишь использование зонгорина увеличивало на 5-е сут
эксперимента количество фибробластов в слое грануляций, которые при этом образовывали
значительные по размеру тяжи клеток.
При этом анализ морфологических процессов, протекающих в области раневого дефекта кожи мышей
на 15-е сут, показал, что в контрольной группе имело место формирование неполноценного
регенерата. В подавляющем большинстве случаев поверхностный эпителий наблюдался не на всем
протяжении, встречались небольшие участки отслойки эпидермиса от дермы с наличием
субэпидермальных щелей, отмечалось резкое утолщение эпителиального пласта с нечеткой
дифференцировкой слоев и увеличение количества базального, зернистого и рогового слоев.
Внутриэпителиально обнаруживались нейтрофильные лейкоциты с формированием микроабсцессов,
наблюдались слабовыраженные явления акантоза, гипер- и дискератоза. Подлежащая ткань была
представлена созревающими грануляциями с умеренной гистиоцитарно-лейкоцитарной
инфильтрацией, явлением отека и очагами кровоизлияний в верхних слоях дермы. Во всех образцах в
прилежащей к зоне дефекта ткани отмечается малое количество волосяных фолликулов и потовых
желез. Регенерат кожи у животных контрольной группы характеризовался умеренным воспалением,
что привело к усиленной пролиферации эпителия, для которой характерны атипические разрастания и
изменения эпителия в виде акантоза, гипер- и дискератоза. Изучение гистоструктуры раневого
дефекта в группе животных, получавших терапию зонгорином, показал во всех случаях
формирование полноценного эпителизированного соединительнотканного рубца. В остальных
образцах (группы сравнения) эпителиальный слой был резко неравномерный, с утолщением в зоне
дефекта за счет клеток базального слоя. Подлежащая ткань - грануляционная, местами с очаговой
умеренной нейтрофильной инфильтрацией. В области, прилежащей к дефекту, во всех образцах ткани
отмечалось умеренное количество волосяных фолликулов и потовых желез. При этом количество
животных, у которых произошла полная эпителизация при использовании средств сравнения, было
значительно ниже, чем при применении предлагаемого средства, когда эпителизация наблюдалось в
100% случаев (табл.2).
Изучение механизмов регенеративного действия зонгорина выявило их выраженное влияние на
резидентные клетки-предшественники. Применение алкалоида сопровождалось существенным
увеличением числа КОЕ-Ф в раневой поверхности (табл.3). При этом значения данного показателя
были наиболее высокими на 3-е сут опыта.
Аналогичные по характеру изменения регистрировались при изучении интенсивности
дифференцировки родоначальных элементов. Зоноргин увеличивал индекс созревания (табл.4).
Причем возрастание данного показателя наблюдалось на фоне повышения продукции ростовых
факторов стромальными клетками кожи (табл.5). В то же время было выявлено и выраженное прямое
влияние данного алкалоида на прогениторные клетки. Внесение зонгорина в культуру
миелокариоцитов сопровождалось значительным увеличением выхода в метилцеллюлозной среде
числа КОЕ-Ф (табл.6). Изучение влияния средств сравнения на данные параметры не выявило
статистически значимых изменений их динамики (табл.3-6).
В целом, полученные результаты свидетельствуют о наличии выраженной регенеративной
активности у зонгорина. При этом в основе его терапевтического действия лежит активация функций
77
резидентных мезенхимальных предшественников (содержащих в своем составе, помимо стромальных
прекурсоров, мультипотентные (истинные) СК, способные дифференцироваться в эпителиоциты [6]),
связанная с прямым влиянием алкалоида на предшественники и повышением выработки ростовых
факторов стромальными клетками кожи. Выявленная специфика механизмов действия данного
алкалоида указывает на высокую перспективность разработки на его основе средства для
регенеративной медицины [6].
Вестник Российской Академии Медицинских Наук №11 2009
Ю. В. Нестерова1, Т. Н. Поветьева1, С. Г. Аксиненко1, Н. И. Суслов1, Н. Н. Гайдамович2, Ю. Г.
Нагорняк2, Е. В. Попова1, С. С. Кравцова2, Т. И. Андреева2
1
НИИ фармакологии СО РАМН, Томск; 2ГОУ ВПО Томский военно-медицинский институт;
3
Томский государственный университет
1
634028 Томск, пр. Ленина, 3; [email protected] 2634091 Томск, ул. Кирова, 49. 3634050 Томск, пр.
Ленина, 36
Сведения об авторах:
Ю. В. Нестерова — научный сотрудник лаборатории фитофармакологии, канд. мед. наук; Т. Н.
Поветьева — ведущий научный сотрудник лаборатории фитофармакологии, доктор биол. наук,
проф.; С. Г. Аксиненко — научный сотрудник лаб. фитофармакологии, канд. мед. наук; Н. И.
Суслов — руководитель лаборатории фитофармакологии, доктор мед. наук, проф.; Н. Н.
Гайдамович — начальник учебного отдела, канд. биол. наук, доц.; Ю. Г. Нагорняк —
преподаватель кафедры фармации, канд. биол. наук; Е. В. Попова — младший научный сотрудник
лаборатории фармакологии кровообращения, канд. биол. наук; С. С. Кравцова — доц. кафедры
органической химии, канд. хим. наук; Т. И. Андреева — зав. кафедрой фармации, канд. фарм. наук.
ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОТИВОВОСПАЛИТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ ЭКСТРАКТОВ,
ПОЛУЧЕННЫХ ИЗ РАСТЕНИЙ СИБИРИ
В результате экспериментальных исследований было показано, что водно-спиртовые экстракты из
алкалоидсодержащих (Aconitum baikalense, Aconitum septentrionale, Delphinium elatum L., Conium
maculatum) и салицинсодержащих растений подавляют развитие основных симптомов воспаления:
экссудацию, боль, лихорадку, не уступая по активности нестероидным противовоспалительным
средствам. Исследуемые вытяжки перспективны для создания на их основе новых эффективных
фармакологических препаратов для лечения различных воспалительных процессов, особенно с
выраженным болевым синдромом.
ПОВЕТЬЕВА Татьяна Николаевна
МЕХАНИЗМЫ АДАПТОГЕННОГО ДЕЙСТВИЯ ЛЕКАРСТВЕННЫХ РАСТЕНИЙ СИБИРИ
14.00.25 - фармакология, клшпгческая фармакология
АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук
Томск - 2002
Работа выполнена в научно-исследовательском институте фармакологии Томского научного центра
СО РАМН
Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор, Пашинский В. Г.
заслуженный деятель науки РФ
Официальные оппоненты:
78
доктор биологических наук, профессор доктор биологических наук, профессор доктор биологических
наук
Плотников М. Б. Замощина Т. А. Чердынцева Н. В.
Ведущая организация - Кемеровская государственная медицинская академия
Защита диссертации состоится «_»_2002 г. в_час.
на заседании диссертационного совета Д 001.031.01 при НИИ фармакологии ТНЦ СО РАМН по
адресу: 62402&, г.Томск, пр. Ленина,3.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НИИ фармакологии ТНЦ СО РАМН
Автореферат разослан « 9 »
2002 г.
Ученый секретарь диссертационного совета кандидат биологических наук
Амосова Е.Н.
... о О
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность проблемы
Проблема адаптации многогранна и комплексна, с ней связано понимание многих вопросов здоровья
и патологии человека. Общебиологическое явление адаптации заключается в диалектическом
взаимодействии организма с внешней средой, которым обеспечиваются стабильность и в то же время
изменчивость живых систем. Важное значение имеет способность организма поддерживать
определенный уровень устойчивости к воздействию разнообразных по своей природе факторов, в том
числе носящих экстремальный характер. В качестве своего результата адаптация может иметь
повышение или снижение устойчивости к адаптирующему фактору, сопровождающееся расширением
или сужением диапазона защитно-приспособительных возможностей организма [Меерсон Ф.З., 1986].
При рассмотрении механизмов, действующих в процессе приспособления, необходимо, по мнению
А.И. Воложина и Ю.К. Субботина (1987), кроме адаптивных реакций, включать компенсаторные
реакции. Процесс приспособления рассматривается как единство противоположных по действию
механизмов адаптации и компенсации. В современной литературе обсуждаются две качественно
отличающиеся друг от друга стратегии адаптации - резистентность и толерантность [Кулинский В.И.,
Ольховский И.А., 1992]. Показана широкая распространенность изоляции клеток, органов, систем от
регулирующих влияний не только при патологии, но и в норме [Хитров Н.К., 1998].
Создание безвредных, но эффективных средств, способных влиять на уровень адаптационных
возможностей - одна из ключевых проблем современной медицины. Этим требованиям в достаточной
степени отвечают препараты синтетического, растительного и животного происхождения, входящие в
так называемую группу «адаптогенов». С помощью этих средств организм можно ввести в особое
состояние, характеризующееся, с одной стороны, увеличением работоспособности, а с другой повышением устойчивости к весьма широкому кругу повреждающих факторов - состояние
неспецифической повышенной сопротивляемости (СНПС) [Лазарев Н.В. и др., 1959]. По
официальной классификации [Машковский М.Д., 1986] подобные препараты относят к средствам,
оказывающим возбуждающее влияние на центральную нервную систему. Активное изучение и поиск
«психостимуляторов-адаптогенов» привели к созданию целой группы таких средств. Это прежде
всего препараты растительного происхождения: настойки женьшеня, лимонника, аралии, экстракты
элеутерококка, левзеи, родиолы розовой [Дардымов И.В.,1976., Саратиков A.C., Краснов Е.А., 1987];
животного происхождения: пантокрин, рантарин [Брехман И.И. и др., 1968,1978], пантогран,
пантогематоген, пантовит.и другие препараты на основе продуктов пантового мараловодства [Суслов
Н.И. и др., 1997; Гольдберг Е.Д„.. Дыгай А.М. и др., 1997]. Относительная безвредность этих
природных средств . дает возможность доя широкого их использования. Тем не менее, прием
психостимуляторов-адаптогенов ограничен при гипертензии, возбуждении, бессон79
нице, кровоточивости, лихорадке [Венгеровский А.И., 1998]. Обращает на себя внимание и тот факт,
что даже типичные адаптогены (женьшень, элеутерококк, родиола) не являются универсальными, а
обладают определенной специфической избирательностью [Кириллов О.И., 1966; Дардымов
И.В.,1976; Суслов Н.И., 1995]. Исследования, проведенные в этом направлении, выявили наличие
адаптогенной активности и у более распространенных растений, не обладающих
психостимулирующей активностью. Впервые адаптогенами были названы такие фитопрепараты, как
сок подорожника, сок алоэ, настойка полыни, экстракт чаги бефунгин, отвар почек березы, мед и
смесь этих средств [Грибель Н.В., Пашинский В.Г., 1986]. О.Д. Барнаулов (1999) отмечает, что
способность повышать резистентность организма к повреждающим воздействиям является широко
распространенным свойством многих лекарственных растений, а не только группы классических
фитоадаптогенов. Четко адаптогенами были названы препараты из крапивы [Ратахина Л.В.,1990].
Таким образом, в последнее время появляются сведения об адаптогенном действии многих
природных средств. Однако часто встречаемый в литературе и всеми признанный термин
«адаптогены» пока не получил еще полного признания как самостоятельная единица в официальном
реестре лекарственных препаратов. Отсутствие классификации адаптогенов вносит определенную
сложность в понимание существа вопроса. На наш взгляд все довольно просто: есть процесс
приспособления организма к изменяющимся условиям окружающей среды, называемый адаптацией,
и есть средства, способствующие этому процессу, активизирующие защитно-приспособительные
механизмы организма - адаптогены. Именно поэтому для поиска препаратов такой группы
целесообразно учитывать, в первую очередь, природу экстремального воздействия, вызывающего
активацию определенных структур организма. В качестве повреждающего фактора для расширенного
фармакологического исследования мы выбрали гипоксию, поскольку приспособление организма к
гипоксии в начальном своем этапе происходит иначе, чем развитие адаптации к другим факторам
среды. Отличие состоит, прежде всего в том, что недостаток кислорода в среде, в противоположность
факторам, вызывающим двигательную активность, первично не действует на хеморецепторы, а
незаметно, исподволь вторгается во внутреннюю среду, приводя к гипоксемии и тем самым нарушает
гомеостаз [Меерсон Ф.З., 1981]. Г.А. Васильевым с соавт. (1985) подчеркивается особая
перспективность поисков дополнительных резервов адаптации в таких случаях, когда в патогенез
включается кислородная недостаточность с присущим ей "внутренним конфликтом" - свойством
блокировать те механизмы защиты, которые могли бы оказаться полезными. Цель исследования
Оценить роль растительных средств в снижении повреждающего воздействия острых и многократных
стрессорных реакций, выявить основные механизмы их компенсаторно-приспособительных реакций
на организм животных.
Задачи исследования:
1. Разработать адекватные модели для изучения острого и многократно повторяющегося стресса
(гипоксия, боль, алкоголь) и изучить нервно-психические и морфологические изменения, вызванные
стрессом у животных.
2. Исследовать корригирующее влияние растительных средств на пси-хо-эмоциональную сферу
животных на фоне стресса.
3. Изучить влияние растительных средств на соматическую сферу животных на фоне стресса.
4. Исследовать адаптационные реакции на клеточном, органном и орга-низменном уровне при
различных видах гипоксии и их коррекцию растительными средствами. Оценить корреляционные
связи как механизм действия фитопрепаратов
5. Получить практические сведения о фармакологической активности (антитоксической,
противовоспалительной, анальгетической, гастро-защитной, гепатопртекторной, противоопухолевой
активности и т.д.) растительных средств
Научная новизна
Впервые в условиях острых и многократных воздействий (гипоксия, воспаление, алкоголь) проведено
сравнительное изучение фармакологической активности различных растительных средств,
80
полученных из Arctium tomentosum Mill., Inula helenium L., Aconitum baikalense Stenb. Выявлены
общие закономерности их воздействий на организм экспериментальных животных, заключающиеся
именно в адаптивном характере их эффектов, сопоставимом с таковым у известных адаптогенов
родиолы розовой, левзеи софроловидной. При этом доказано, что достижение адаптации может
осуществляться различными путями (в частности, развитием толерантности или резистентности).
Впервые на клеточном, органном и организменном уровне исследован процесс развития адаптации к
гипоксическим воздействиям различного генеза и выявлен регулирующий, оптимизирующий эффект
растительных средств на этих уровнях организации.
Впервые на основе корреляционного анализа выявлено, что растительные средства способны
стимулировать толерантную или резистентную составляющие стратегии адаптации к гипоксии. В
частности, настойка аконита байкальского в большей степени сокращала число связей
(толерантность), настойка семянок лопуха - увеличивала (резистентность).
Впервые у аконита байкальского выявлены такие эффекты как антитоксический,
гепатопротекторный, ранозаживляющий, антигипоксический, антиамнестический, гастрозащитный; у
лопуха войлочного - антитоксический, антигипоксический, гастрозащитный, противоалкогольный,
антистрессорный, антиамнестический, ранозаживляющий, обезболивающий; у девясила высокого антистрессорный, антигипоксический, ранозаживляющий, обезболивающий, антиамнестический.
Научно-практическая ценность работы
1., На основании исследований из аконита байкальского получен препарат для лечения
пролиферативно-воспалительных дерматозов (псориаза), материалы по разработке представлены в
Фармакологический Комитет России. Часть данных по исследованию аконита байкальского
оформлены заявкой на изобретение № 2001121507 «Средство, обладающее противометастатической
активностью», приоритет от 31.07.01г.
2. Из различных растительных средств лопуха войлочного наиболее перспективными являются
настойка семянок, настойка листьев и сухой экстракт листьев. Часть данных по исследованию лопуха
войлочного оформлены заявками на изобретение. Получены патенты Российской Федерации №
2141332 от 20.11.99г. «Противоязвенное средство и способ его получения»; № 2146936 от
27.03.2000г. «Противоязвенное средство и способ его получения». Совместно с ТМУ, кафедрой
фармацевтической химии, проводятся комплексные исследования растительных средств, полученных
на основе лопуха войлочного, получен патент на изобретение №2171680 от 10.08.01г. «Способ
получения средства, обладающего противовоспалительной активностью».
3. Из фитопрепаратов девясила высокого наиболее перспективными являются настойка стеблей.
Часть данных по изучению фармакологической активности девясила высокого оформлены заявкой на
изобретение № 2000118371 «Способ получения анальгетического средства», получен приоритет от
10.07.00г. и положительное решение.
Апробация работы
Основные положения и результаты работы представлены на: 2-й Всесоюзной конференции
«Фармакологическая коррекция гипоксических состояний» (Гродно, 1991); 2-ом Всесоюзном
симпозиуме «Метастазирование злокачественных опухолей: новые подходы» (Киев, 1991);
Объединенном Пленуме патофизиологов Сибири и Дальнего Востока (Кемерово, 1994); 2-ом съезде
физиологов Сибири и Дальнего Востока (Новосибирск, 1995); 1-ом съезде Российского научного
общества фармакологов (Волгоград, Москва, 1995); Всероссийской научной конференции
«Экологозависимые состояния (биохимия, фармакология, клиника)» (Чита, 1998); Всесоюзных
научно-практических конференциях «Актуальные вопросы гастроэнтерологии» (Томск, 1996, 1997,
¡998); 1-ой Всероссийской конференции по ботаническому ресурсоведению (Санкт-Петербург, 1996);
Международном симпозиуме «Традиционная медицина: теоретический и практический аспект»
(Улан-Удэ, 1998), Российских национальных конгрессах «Человек и лекарство» (Москва, 1995; 1997,
1998, 2000, 2001); конференции, посвященной памяти профессора JI.H. Березниговской (Томск, 1996),
3-ем съезде физиологов Сибири и Дальнего Востока (Новосибирск, 1997); Conference "Теогу and
81
Practice of Cancer Prévention" (Vilnus, 1997); Международном совещании, посвященном памяти В.Г.
Минаевой «Физиолого-биохимические аспекты изучения лекарственных растений» (Новосибирск,
1998); Eight International Congress on Anti-Cancer Treartment (Paris, 1998); конференции, посвященной 15-летию НИИ фармакологии «Актуальные проблемы фармакологии и поиска новых
лекарственных препаратов» (Томск, 1999); на Межрегиональной конференции Сибири и Дальнего
Востока, посвященной 150 летию со дня рождения И.П. Павлова (Томск, 1999); на Международной
конференции «Поиск, разработка, внедрение новых лекарственных средств и организационных форм
фармацевтической деятельности» (Томск, 2000) и др. Публикации по теме диссертации
По теме диссертационной работы опубликовано 72 печатных работы. Структура и объем
дисстертации.
Работа изложена на 390 страницах машинописного текста. Состоит из общей характеристики работы,
обзора литературы, материалов и методов исследования, описания результатов исследования,
обсуждения результатов, выводов и указателя литературы, включающего 425 источников, из них 80
иностранных. Работа иллюстрирована 98 таблицами и 20 рисунками.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Эксперименты проведены на 2532 беспородных мышах обоего пола, 359 мышах линий СВА, C57BL6,
СВА х С57ВЬб массой 18 - 25 г, 511 беспородных крыс и 222 крыс линии Wistar, весом 200-250гр,
полученных из коллекционного фонда НИЛ экспериментального биомедицинского моделирования
ТНЦ СО РАМН (сертификат имеется). Содержание животных осуществлялось в соответствии с
правилами, принятыми Европейской Конвенцией по защите позвоночных животных, используемых
для экспериментальных и научных целей (г. Страсбург, 1986).
Объектами исследования явились 23 новых растительных средства, полученных на основе лопуха
войлочного (Arctium tomentosum Mill.), девясила высокого (Inula Helenium L.) и аконита байкальского
(Aconitum baikalense Stenb.). Настойки, настои, отвары лопуха войлочного приготовлены из корней,
листьев, семян, семянок (семена с семенной коробочкой) в соотношении 1:20. Сухие экстракты
корней и листьев лопуха войлочного готовились с использованием 70, 40, 25 % этанола и были
получены на кафедре фармацевтической химии Сибирского медицинского Университета. Настойки и
отвары корней, стеблей, листьев, семян девясила готовили в соотношении 1:10. Настойки получены
методом мацерации, в качестве извлекателя использовали 40% этанол. Настои и отвары готовили в
соответствии с требованиями Государственной фармакопеи XI издания (1989). Препараты из
надземной части аконита байкальского и аконита северного, готовили на 40% этаноле методом
мацерации в соотношении 1:10 и 1:50. Жидкий и сухой экстракты аконита байкальского получены на
кафедре технологии лекарственных средств Томского медицинского Университета. Настойка
аконита, бутанольная фракция и сумма алкалоидов получены в институте органической химии ВСФ
СО РАН, лаборатории природных соединений. Все водно-спиртовые экстракты перед введением
деалкоголизировали. В работе также использовались официнальные синтетические, природные и гомеопатические препараты: аллапинин, анальгин, арт-рофоон, бефунгин,
гастроцепин, индометацин, метилурацил, плантаглюцид, сок алоэ, а-токоферола ацетат,
фосфолюгель, 5-Фторурацил, экстракт бадана толстолистого, экстракт родиолы розовой, экстракт
левзеи софроловидной и др.
Противовоспалительное действие препаратов исследовали согласно «Руководству по
экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ» (Москва,
2000), Острую воспалительную реакцию у крыс и мышей вызывали субилантарным введением:
каррагенина - мышам 0,05 мл, крысам 0,1 мл 1% раствора; формалина - крысам 0,1 мл 2% раствора.
Про-лиферативное хроническое воспаление исследовали на модели «ватной» гранулемы у крыс.
Иммунное воспаление вызывали полным адьювантом Фрейнда (фирма изготовления ICN) - взвесь
БЦЖ в вазелиновом масле. Флогоген вводился однократно в дозе 0,1 мл в подушечку лап, под
плантарный апоневроз крысам. Для исследования анальгетического действия индуцировали
специфическую болевую реакцию - «корчи», путем внутрибрюшинного введения мышам 0,75%
82
уксусной кислоты или 0,85% нитрата серебра (0,1 мл/Юг массы тела). В работе использовали и
повторные инокуляции этих веществ. Анальгети-ческий эффект оценивали по уменьшению
количества корчей. Исследуемые препараты вводили как в профилактическом, так и лечебном
режиме, в зависимости от схемы опыта.
Исследование регенераторной активности фитопрепаратов изучали на модели заживления кожного
повреждения. На депилированом участке кожи спины у мышей под легким эфирным наркозом
вырезали лоскут кожи размером 10x10 мм. Для моделирования более длительного заживления струп с
экспериментальной раны регулярно (через сутки) снимали. Исследуемые препараты вводили
внутрежелудочно через зонд, ежедненвно, начиная с первого дня после нанесения раны и до
заживления. О ходе заживления судили по среднему диаметру раны и срокам полной грануляции и
эпителизации раневого дефекта.
Модели язвенных повреждений желудка. Аятиульцерогенную активность растительных средств
исследовали, используя различные модели экспериментального повреждения слизистой оболочки
желудка: нейрогенную, острую, субхроническую, хроническую, что позволяет объективно оценить их
фармакогёрапевтическую активность с учетом патогенетических факторов язвенной болезни
желудка. Фитопрепараты вводили внутрижелудочно курсом в течение пяти дней, а в день
язвообразования - в зависимости от модели язвооб-разования. За 24 часа до воздействия ульцерогена
животных лищали пищи при свободном доступе к воде. Учет язвенных повреждений проводили по
схеме, предложенной ЯМ. Хаджай и др., (1962). В каждой серии определяли общее количество язв,
степень изъязвления (число язв, приходящихся на одно животное) и индекс Паулса, как интегральный
показатель количества деструкции [Pauls F. etal., 1947].
Нейрогенное повреждение слизистой желудка индуцировали путем подвешивания мышей за шейную
складку на 22 ч. В течение 5 суток до иммобилизации животным per os вводили фитопрепараты.
Острое повреждение желудка вызывали, используя метод резерпинизации животных [Барнаулов О.Д.
и др., 1980]. После последнего введения исследуемых препаратов мышам внутрибрюшинно вводили
2,5 мг/кг резерпина, разведенного в воде для инъекций в количестве из расчета 0,3 мл на одно
животное, с последующим охлаждением до 7°С в течение двух часов.
Повреждение желудка по Shay et al. (1945) заключается в полной перевязке лигатурой пилорической
части желудка крыс на 24 ч до момента вскрытия животных. Оперативное вмешательство на
животных выполняли под легким эфирным наркозом.
Субхроническое повреждение слизистой оболочки желудка вызывали: внутримышечным введением
белым крысам 300 мг/кг бугадиона в виде взвеси на ацетоне через час после последнего ведения
фитопрепарата [Барнаулов О.Д. и др., 1980]; введением кислоты ацетилсалициловой по 128 мг/кг
белым крысам [Оболенцева Г.В. и др., 1972] внутрижелудочно в течение суток дважды с интервалом
в четыре часа. За один час до второго введения аспирина животные получали исследуемые препараты
[Оболенцева Г.В. и др.,1972; Djahauquiri В.,1973; Goshio S.,1979; Semple P. etal., 1975].
Хроническую ацетатную язву моделировали на крысах линии Wistar с исходной массой 200-250 гр по
Буданцевой С.И. (1973), Калиниченко А.А. (1973). Эффективность терапии оценивали по количеству
выживших животных, площади язв и индексу заживления.
Исследование влияния препаратов на моторно-эвакуаторную функцию желудочно-кишечного тракта.
Влияние растительных средств на гладкую мускулатуру желудочно-кишечного тракта изучали на
беспородных мышах методом «меток» [Koopman G.P. et al.,1977].
Исследование секреторной функции желудка проводили на крысах Wistar с легированным
привратником. Исследуемые препараты вводили курсом в течение 5 дней, последнее - за 1 час до
операции. За 24 часа до операции животных лишали птци при свободном доступе к воде. Через сутки
после операции определяли объем желудочного сока, измерение рН производили на интраоперационном ацидогастрометре (АГМИ - 01). По протеолитической активности оценивали
количественное содержание пепсина [Туголуков В.Н., 1966]. Общую кислотность желудочного сока и
содержание свободной соляной кислоты определяли титрационным методом Михаэлиса (1935).
83
Гепатозащитную функцию фитопрепаратов исследовали на модели токсического гепатита, который
вызывали внутрижелудочным введением крысам 1,25 мл/кг 50% раствора CCL( на оливковом масле
ежедневно в течение 4-х дней. За час до введения токсического вещества крысам опытных групп
внутрижелудочно вводили растительное средство. Спустя сутки после инъекций че-тыреххлористого
углерода животных забивали методом декапитации.
Для оценки функционального состояния печени использовали следующие биохимические тесты:
1. Активность ферментов аспартат- (АСАТ) и аланинаминотрансфераз (АЛАТ) определяли в
сыворотке крови по методу Reitman S. и Fraenkel S.
2. Активность щелочной фосфатазы определяли по методу Besstey О., Lowry О.
3. Молекулы средней массы (МСМ) определяли в сыворотке крови после осаждения белков
раствором трихлоруксусной кислоты с последующим центрифугированием и определением
абсорбции супернатанта. Детекцию МСМ в супернатанте проводили на спектрофотометре СФ-26 в
диапазрне волн 210нм, 230нм, 254нм, 290нм против контроля - дистилированная вода. Уровень МСМ
выражали в условных единицах оптической плотности.
В эксперименте использовали наборы реактивов фирмы «Лахема» ЧССР
Влияние на течение острого стресса Фитопрепаратов исследовали по изменению показателей в
поведенческой и соматической сферах у мышей через 15 минут после 22-часового подвешивания за
шейную складку. Выраженность стресса у иммобилизированных животных рассчитывали в баллах по
методу Ю.И. Добрякова (1978).
Ориентировочно-исследовательское поведение животных исследовали в «открытом поле»_[Вихляев
Ю.И. и др.1982].
Определение эмоциональной реакции животных проводили по методу l.Brady, W. Nauta (1953) в
модификации для мышей [Суслов Н.И., 1983].
Влияние на процессы обучения и памяти мышей исследовали при выработки у мышей условной
реакции пассивного избегания (УРПИ) [Буреш Я. и др. 1991; Шабанов П.Д .,1981], в норме и при
нарушении процессов памяти, вызванных гипоксической травмой, острой (5 мг/кг) и хронической
алкогольной интоксикацией. УРПИ вырабатывали через один час после гипоксии в термокамере (500
см3) до появления признаков терминальной стадии гипоксии. У животных фиксировали латентное
время перехода из светлой камеры в темную, время нахождения в темной камере и процент не
зашедших в темную камеру.
Исследование антигипоксической активности растительных средств. В процессе исследования
использовали ряд методик, позволяющих охарактеризовать в опытах на мышах антигипоксическую
активность исследуемых фитопрепаратов по общепринятым тестам: острая гипоксическая гипоксия
(помещение животных в индивидуальные термокамеры, объемом 500 мл) [Иванова И.А. и др.,1986];
острая гемическая гипоксия (NaN03, внутри-брюшинно, 180 мг/кг); острая тканевая гипоксия
(NaFe(CN)5N(>2Il20, внутрибрюшинно, 25 мг/кг) [Караев А.Л. и др., 1991]; острая циркуляторная
гипоксия (NaF, внутрибрюшинно, 60 мг/кг) [Шугаев В.А., 1984]. Многократную гипоксическую
гипоксию создавали путем помещения животных в гермообъем (500 мл) до первых судорог в течение
5 дней. Для моделирования многократной гемической гипоксии использовали два варианта
тренировки животных. Мышей исследовали после двухкратной либо подкожной (вариант 1), либо
внутрибрюшинной (вариант 2) ежедневной инъекции
нитрита натрия (NaNCh), в дозе 20 мг/кг, в течение четырех суток, на пятые сутки вводили
внутрибрюшинно летальную дозу гипоксанта по методу Н.Ф. Ива-ницкой, (1975), в нашей
модификации. Повторную тканевую гипоксию создавали путем внутрибрюшинного введения
животных изучали после однократного внутри брюшинного введения мышам раствора
нитропруссида натрия (NaFe(CN)5N0-2H20) в течение 4 дней - однократно по 1 мг/кг, на 5-й день - 25
мг/кг. Повторную циркуляторную гипоксию вызывали внутрибрюшинным введением фторида натрия
84
(NaF) в дозе 10 мг/кг, на 5-й день токсикант вводился в летальной дозе - 60 мг/кг. После гибели
животных вскрывали, определяли вес тимуса, селезенки, надпочечников в пересчете на 20-грамовую
мышь, подсчитывали среднее число эрозивных и геморрагических деструкций в слизистой желудка.
Об эффективности судили по продолжительности жизни мышей и проценту выживших животных
[Воронина Т.А., 1989].
Исследование влияния фитопрепаратов на острую и хроническую алкогольную интоксикацию. Для
исследования острой интоксикации мышам, однократно вводили 25% раствор этанола в широком
диапазоне доз: 12,5 г/кг; 10,0 г/кг; 7,5 г/кг; 5,0 г/кг; 2,5 г/кг [Буров Ю.В. с соавт., 1979]. Влияние
фитопрепаратов на продолжительность этанолового наркоза определяли путем введения мышам
этанола в дозе 5,0 г/кг. Настойку лопуха вводили предварительно, в день проведения эксперимента за 1 час до введения этанола. За критерий сна принимали способность животных сохранять боковое
положение [Буров Ю.В. с соавт., 1985]. Влияние фитопрепаратов на выживаемость мышей
определяли при введении им летальных доз этанола: 7,5; 10,0; 12,5 г/кг. Фитопрепараты вводили
предварительно в течение 5 суток и за 1 час до введения этанола. При введении мышам этанола в дозе
12,5 г/кг фиксировали продолжительность жизни.
Для исследования влияния фитопрепаратов на развитие толерантности к наркотическому эффекту
этанола животным вводили 25% раствор этанола внутрибрюшинно, ежедневно, в течение 10 суток
[Ходжиев П.А. с соавт., 1988] в дозе 5,0 г/кг. В первые сутки мышам вводили только этанол,
определяли исходную продолжительность сна животных. Введение настойки лопуха начинали со
вторых суток, за 1 час до алкоголя, в одно и то же время. Фиксировали длительность этанолового
наркоза, латентный период засыпания, изменение массы тела мышей.
Исследование противоопухолевой и антиметастатической активности фитопрепаратов. Перевивку
опухолей проводили стандартными, общеизвестными методами [Софьина З.П. и др., 1979]. Об
эффектности лечения судили по темпу роста опухоли и продолжительности жизни животных. Об
интенсивности развития метастатического процесса судили по среднему количеству гематогенных
субплевральных метастазов на одно животное в группе, частоте метастазирования опухолей, которую
вычисляли в процентах числа животных с метастазами к общему числу животных в группе, средней
массе лимфогенных метастазов, индексу ингибирования метастазирования. За метастазы
лимфосаркомы Плисса принимали лимфатические узлы массой 150 и
более мг. Цитотоксическое действие препаратов определяли in vitro, используя модифицированную
методику Шрека [Гладун Я.Д., 1968].
Определение показателей лимфоидных органов После извлечения тимуса и селезенки определяли
массу органов (мг) на торсионных весах ВТ-500. Для подсчета цитограмм из гомогенатов ткани
лимфоидных органов с аутологичной сывороткой (1:1) делали мазки, которые фиксировали 5 мин в
метаноле и окрашивали в течение 45 мин азурП-эозином по методу Нохта-Максимова. Подсчет
цитограмм осуществляли по стандартной методике [Лабораторные.., 1987] в расчете на 400 клеток,
классифицируя их в соответствии с современной номенклатурой клеток крови [Воробьев А.И. и др.
1987]. Показатели цитограммы выражали в относительных (%) единицах.
Кариоцитометрия. Диаметр ядер определяли с помощью окуляр-микрометра [Автандилов Г.Г., 1990].
Для морфометрии срезы надпочечников окрашивали гематоксилин-эозином, диаметр ядер с помощью
окуляр-микрометра измеряли в 30 клетках зоны у каждого животного, у 5 животных в каждой группе,
измеряли диаметр клеточных ядер клубочковой, пучковой, сетчатой и мозговой зон надпочечников
Обработка результатов экспериментов. Статистическую обработку полученных результатов
проводили путем расчета средней ( X ) и стандантной ошибки (т) . О достоверности различий судили
используя параметрический (критерий Стьюдента), в случае распределения близкого к нормальному,
и непараметрический (критерий Вилкоксона-Манна-Уитни) методы. Для сравнения результатов
экспериментов, где показатели выражались в долях, достоверность определяли с помощью метода
углового преобразования Фишера [Гублер Е.В., 1978]. Значимость различий считали достоверной при
Pt, Pu<0.05. Часть результатов обработаны на компьютере с использованием пакета прикладных
программ STATISTICA 5,0 FOR WINDOWS. Для корреляционного анализа использовали
85
коэффициент Пирсмана (параметрический) и коэффициент рангов К. Спирмена (непараметрический)
[Руководство..., 2000].
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ
Объектами нашего исследования были избраны широко используемые в народной медицине
лекарственные растения: лопух войлочный (Arctium tomento-sum Mill.), девясил высокий (Inula
Helenium L.) и аконит байкальский (Aconitum baikalense Stenb.). Они входят в прописи традиционной
медицины Тибета и часто встречаются в известных трактатах «Вайдурья-Онбо», «Чжут-Ши», «Атласе
тибетской медицины». Химический состав их представлен большим количеством биологическиактивных соединений, наличие которых предполагает широкий спектр их фармакологического
действия. Все три растения содержат флаванои-ды. В состав лопуха и девясила входят инулин,
эфирные масла, витамины (С, Е), фенолкарбоновые и высшие жирные кислоты. В лопухе большом
имеются лиг-наны, дубильные вещества. В девясиле найдены терпеноиды, кумарины [Растительные ресурсы СССР, 1998]. Из аконита байкальского выделены дитерпеновые алкалоиды:
напеллин, зонгорин, мезаконитин, гипаконитин и новый алкалоид ЬГ-окись 12-эпинапеллина. В
состав его входят как известные фенольные соединения: 7-0-а-Ь-рамнопиранозйды кемпферола и
кверцетина, р-Б-глюкопиранозид гидроксикоричной кислоты, 2-(3-метокси-4-гидро-ксифенил) этанол, дегидро-диконифериловый спирт, так и новый ацилированный гликозид чеканозид А.
[Семенов А.А., 1997; Жапова Ц., 1995].
Изучение лекарственных растений требует активного поиска адекватных моделей и методов
исследования, способных выявлять преимущество комплексных препаратов, их специфическую
особенность и уникальность. Экстремальные ситуации, многократные повреждающие воздействия,
требующие включения защитно-приспособительных реакций организма - вот те условия, в которых
природные вещества не уступают по своей активности синтетическим средствам и, зачастую,
превосходят их. Использование различных экстремальных воздействий в качестве моделей
повреждающего действия на организм экспериментальных животных, выявило антистрессорную
активность у всех исследуемых растительных средств. Нами показано, что и водные, и спиртовые
извлечения из всех частей лопуха войлочного и девясила высокого, а также настойка надземной части
аконита байкальского обладают выраженным анти-стрессорным действием при иммобилизации
животных. Наибольший эффект (разница в баллах по сравнению с контролем 3-7) проявили
растительные средства из лопуха (отвары семян, семянок; настой листьев; свежий сок корней;
настойки семян, корней, семянок и листьев), из девясила (отвары корней, стеблей,семян; настой
листьев; настойка листьев). Аналогично действовали известные психостимуляторы - экстракт
родиолы розовой (0,5 мл/кг) и экстракт лев-зеи сафроловидной (10,0 мл/кг). Настойка аконита
несколько слабее влияла на интегративный показатель стрессированности, но она оказывала
существенное протекторное действие на слизистую желудка в условиях иммобилизации.
Извлечения из лопуха и девясила, в наших исследованиях, увеличивали продолжительность жизни
мышей в условиях острой гипоксии гермообъема и облегчали процесс адаптации к ней, оказывая
благоприятное воздействие на внутренние органы животных, повреждённые гипоксической травмой.
Натрия оксибутират и экстракт родиолы розовой в условиях данной методики обнаружили эффект
при остром варианте, при этом синтетический препарат, в отличие от природного (родиолы), не
оказывал протекторного влияния на внутренние органы и увеличивал число эрозий в слизистой
желудка. Настойка аконита байкальского, также как и а-токоферола ацетат, не увеличивала резервное
время к пятому дню адаптации в условиях этой гипоксии, но предотвращала потерю веса животных,
характеристики внутренних органов были близки к фоновым данным, что отразилось на
интегративном показателе стрессированности (разница в баллах в сравнении с контролем - 5, у атокоферота ацетата - 2). Не исключено, что пятый день тестирования адаптации для этих препаратов
оказался небольшим сроком, чтобы сделать выводы о переходе «срочной» адаптации в
«долговременную», но вес животных и масса органов свидетельствовала
о нормальном физиологичном состоянии организма, что в дальнейшем могло реализоваться в более
выраженные результаты адаптации. С другой стороны, нами выявлены высокие отрицательные
коэффициенты корреляций между продолжительностью жизни и весом мышей, которые позволили
86
предположить, что увеличение резервного времени в контроле связано со значительной потерей
массы тела животных этой группы и этим, возможно, и объясняется более длительное нахождение в
термокамере, в то время как масса животных опытных групп практически оставалась на исходном
уровне и на 1 г их веса, естественно, приходилось меньше кислорода. Это могло свидетельствовать и
об анаболическом действии растительных препаратов, характерном для адапгогенов [Дардымов И.В.,
1976]. Кариометрический анализ надпочечников позволил нам заключить, что в контроле
многократные гипоксические воздействия приводили к гипоплазии клеточных ядер всех зон
надпочечников, что свидетельствовало о явном истощении функциональной активности этих желез,
несмотря на то, что их масса значительно увеличивалась. Видимо, в основе увеличения веса
надпочечников при многократной гипоксии гермообъема в очень жестких условиях (ежедневное
доведение животных до терминального состояния) лежат другие причины, такие, например, как
«набухание» зон за счет повышения кровенаполнения или увеличения интерцеллюлярной жидкости
[Васильев Г.А. и др., 1974]. В свете этого предположения можно рассматривать данные О.П.
Молодых с соавт. (1999), которые считают, что первостепенную роль в пространственной
реорганизации надпочечников при гипоксии играют сосудисто-паренхиматозные отношения.
Увеличение объемных и поверхностно-объемных отношений синусоидов к адренокортикоцитам
свидетельствует об усилении транскапиллярного обмена и может рассматриваться как адаптивнокомпенсаторная реакция на тканевом уровне. Исследуемые нами препараты, мы полагаем, в первую
очередь влияли на гормональный гомеостаз. Так настойка аконита увеличивала диаметр ядер
клубочковой и мозговой зон, т.е., видимо, стимулировала синтез минералкортикоидов и
катехоламинов. а-Токоферола ацетат, поскольку предотвращал гипоплазию ядер сетчатой зоны и
вызывал гиперплазию мозговой, вероятно, оказывал влияние на выход андрогенов и катехоламинов.
Поддержание высокого уровня катехоламинов в органах и тканях могло способствовать
поддержанию функциональной активности животных.
Другая гипоксия - гемическая, возникает в результате уменьшения кислородной емкости крови или
при снижении способности гемоглобина связывать, транспортировать и отдавать кислород. Это
состояние часто наблюдается при отравлении окисью углерода и при воздействии на организм
метгемогло-бинобразователей (нитриты). В наших исследованиях настойка девясила высокого,
оксибутират натрия и а-токоферола ацетат увеличивали время жизни животных в условиях острой
гемической гипоксии. Настойки семянок лопуха и отвары девясила высокого проявили существенный
эффект на адаптированных к гемической гипоксии животных. Все исследуемые средства защищали
внутренние органы от повреждения, вызванного многократной гипоксической травмой. Адаптация к
гемической гипоксии способствовало увеличению веса надпочечников. Показатели внутренних органов в большей степени приближались к показателям нормы
под действием вытяжек из девясила. Кариометрический анализ надпочечников показал, что
гемическое гипоксическое воздействие у неадаптированных животных вызывало изменения в
мозговой и сетчатой зоне надпочечников. Многократные гипоксические воздействия приводили к
еще большему увеличению ядер мозговой зоны. Растительные средства (настойки семянок лопуха,
стеблей девясила и аконита байкальского), в данном случае, устраняли гиперплазию клеточных ядер
мозговой части надпочечников, синтезирующих катехоламины. Диаметр ядер сетчатой зоны,
синтезирующей андро-гены, снижали (практически до уровня нормальных показателей) препараты
девясила и аконита. Препараты лопуха и аконита устраняли гиперплазию ядер пучковой зоны, в
которой происходит синтез глюкокортикоидов. Последнее время считают, что глюкокортикоиды
особенно необходимы при острых воздействиях, когда их уровень в крови значительно
увеличивается. При хронических воздействиях достигаемый уровень глюкокортикоидов может почти
не превышать значений нормы [Mikulaj L., Mitro А.,1973]. Но даже это незначительное превышение,
если оно происходит при хронизации процесса становится опасным, в виду, в частности,
катаболических эффектов глюкокортикоидов в организме. По мнению ряда авторов, период
наименьшей устойчивости животных к барокамерной [Агаджанян H.A., 1993] и натуральной [Закиров
Дж., 1975; Фролов В.А., Матыев Э, 1990] гипоксии совпадает с периодом соответствующего
насыщения крови и ткани надпочечников кортикостероидами.
В качестве другого повреждающего агента мы выбрали фтор, который способен воздействовать почти
на все важнейшие ферментные процессы, в том числе протекающие в нервной системе [Книжников
87
В.А. , 1975]. Отравления фтористым натрием относят к смешанной гипоксии. Под действием острого
воздействия развивается циркуляторная гипоксия, обусловленная высвобождением гистамина
[Бояринов Г.А. с соавт., 1986]. Спиртовые извлечения из девясила и аконита, натрия оксибутират
повышали продолжительность жизни мышей в условиях однократного острого воздействия,
уменьшая при этом отрицательные последствия стресса, вызванного интоксикацией NaF.
При более длительном приеме фторида натрия развивается тканевая гипоксия вследствие нарушения
утилизации кислорода тканями, при этом особенностью этой гипоксии, в отличие от действия
цианида, окиси углерода, натрия азида и анаэробных условий является то, что в этих условиях
возрастает степень окисления переносчиков дыхательной цепи. Кроме того, при интоксикации
фтором тормозится гликолиз, в то время как при других видах гипоксии анаэробное дыхание
возрастает [Шугаев В.А., 1984]. В условиях нашего эксперимента многократное воздействие
токсиканта приводило к увеличению времени жизни, но усугубляли стрессированность животных.
Натрия оксибутират, а также настойки корней и стеблей девясила облегчали адаптацию к данному
виду гипоксии и увеличивали продолжительность жизни мышей. Видимо, эти препараты способны
оказывать влияние на окислительно-восстановительные системы организма и стимулировать
анаэробное дыхание. Гипоксия, вызванная
фтористым соединением при многократном применении, приводила к сокращению в цитологическом
препарате селезенки содержания малых лимфоцитов и увеличивала число больших. Есть данные,
свидетельствующие, что в ранний период адаптации к гипоксии (3-5-й дни) происходит угнетение Тзвена иммунитета, которое выражается в снижении содержания в крови Е-РОК и их потенциальной
способности трансформироваться в бласты под влияние ФГА. Эти сдвиги сочетаются с возрастанием
содержания в плазме кортикостероидов [Ки-таев М.И., 1987; Миррахимов М.М. и др., 1987]. Под
действием исследуемых нами растительных средств процент малых лимфоцитов возрастал
практически до уровня нормы (кроме группы адаптированных мышей, получавших препарат лопуха),
а настойка аконита увеличивала и число больших лимфоцитов. Острая гипоксия снижала содержание
незрелых нейтрофильных клеток и эозинофилов. Адаптация к гипоксии увеличивала содержание
плазматических, макрофагаль-ных, эритроидных и апоптозных клеток. Показано, что апоптозная
гибель клеток, индуцированная различными эндогенными и экзогенными стимулами очень низкой
интенсивности, осуществляется по особой программе, способствующей элиминации
нежизнеспособных клеток, несущих критические структурные повреждения ДНК [Хавинсон с соавт.,
2000]. В.Н. Цыган (1995) выделяет следующие клеточные адаптационные реакции, направленные на
понижение напряжения кислорода при его дефиците: резистентность и апоптоз. Биологическая роль
апогггоза заключается в том, чтобы свести к минимуму общее ги-поксическое повреждение. С
общебиологической и эволюционной точки зрения апоптоз является достаточно консервативным
процессом и находится под строгим генетическим контролем [Хавинсон В.Х. с соавт., 2000].
Многократное введение фторида натрия приводило к усилению апоптозной табели клеток селезенки,
а исследуемые нами растительные средства (настойки семянок лопуха, стеблей девясила и аконита)
при сочетанном применении с гипоксантом способствовали уменьшению этого показателя, что, с
одной стороны, свидетельствует о снижении общего уровня гипоксического повреждения, а с
другой,- предполагает наличие у растительных средств способности влиять на тонкие генетическидетерминированные процессы в организме. Настойка стеблей девясила снижала диаметр ядер клеток
пучковой и мозговой зон надпочечников мышей, подвергнутых многократным интоксикациям
фторида натрия и устраняла гиперплазию ядер сетчатой зоны, вызванную многократным
гипоксическим воздействием, что предполагает ее регулирующее влияние на синтез
глюкокортикоидов, катехоламинов и андрогенов.
Известным агентом, способным индуцировать тканевую гипоксию является нигропруссид натрия
[Методические... 1991]. Антигипоксическое действие на этой модели при остром воздействии
проявили настойка аконита, водные извлечения из стеблей, листьев и семян девясила. При повторном
введении нит-ропруссида натрия антигипоксический эффект выявлен у натрия оксибутирата, настоек
лопуха войлочного, аконита байкальского; спиртовых вытяжек из корней, стеблей и листьев девясила.
Характерную для стресса гиперплазию надпочечников при тканевой гипоксии мы не наблюдали.
Гистотоксический характер
88
гипоксии, очевидно, оказывал повреждающее действие и на ткань этого органа. Кариометрический
анализ этих желез позволил проследить четкую закономерность: острое воздействие у
неадаптированных животных приводила к укрупнению ядер всех зон надпочечников, кроме мозговой,
где наблюдалась только тенденция. Адаптация к тканевой гипоксии способствовала некоторому
снижению этих данных, но высокая вариабельность показателей не позволяла выявить разницу ни с
фоном, ни с неадаптированными животными. Настойки девясила и аконита оказывали
стимулирующее действие на все зоны коры надпочечников, при этом вытяжка из аконита в большей
степени усиливала гиперплазию ядер клубочковой и пучковой зон (синтез минералкортикоидов и
глю-кокортикоидов), а из девясила - сетчатой и мозговой (андрогены и катехолами-ны).
Обобщая проведенный анализ, можно заключить, что процесс адаптации в условиях гипоксий
различного генеза характеризуется начальной стрессовой реакцией и комплексом сдвигов. Влияние
растительных средств, в первую очередь, направлено на сохранение гормонального гомеостаза.
Регулирующий, экономизирующий характер этого воздействия очевиден: при сниженном
гормональном фоне (жесткая гипоксическая, тканевая гипоксии) - он, вероятно, увеличивается, при
повышенном (гемическая, циркуляторная) - снижается. Исследования на клеточном уровне позволили
выявить общее действие у природных препаратов - способность влиять на диаметр ядер мозговой
(синтез кате-холаминов) и сетчатой зон (синтез андрогенов) при гипоксиях различного гепе-за.
Катехоламины представляют собой пример наиболее древних адаптивных гормонов [В.В. Новицкий и
др.. 1997]. Они являются важнейшими регуляторами приспособительных реакций организма,
обеспечивают возможность быстрого и адекватного перехода организма из состояния покоя в
состояние возбуждения и позволяет ему длительное время находиться на этом уровне [Кассиль Г.Н. и
др., 1978]. Положительное действие их при гипоксии очевидно: они закономерно увеличивают
минутный объем сердца, вызывают мобилизацию гли-когенного резерва печени, липолиз и
увеличение содержание жирных кислот в крови и соответственно увеличивают приток кислорода и
субстратов окисления к тканям [Меерсон Ф.З., 1981]. Катехоламины являются гормонами и
медиаторами симпато-адреналовой системы, к которым относятся в первую очередь адреналин основной гормон мозгового слоя надпочечников и норадреналин -непосредственный предшественник
адреналина в надпочечниках [Кассиль Г.Н. и др., 1978]. Под влиянием чрезвычайных факторов
внешней среды гормональные механизмы регуляции энергетического обмена включаются почти
мгновенно. В стрессовых ситуациях выброс катехоламинов обеспечивает быструю и порою
неадекватную мобилизацию углеводных резервов организма [Панин Л.Е., 1978]. Показано, что
катехоламины в целом оказывают на иммунную систему активирующее влияние, которое особенно
выражено при стрессе [В.В. Новицкий и др.. 1997]. Сетчатая зона, входящая в состав коры
надпочечников, секретирует, как известно, такие андрогены как дегидроэпиандростерон (ДЭА) и
дегидроэпиандростерон-сульфат (ДЭФС), в количествах, значительно превышающих уровень ппококортикоидов и даже всех в совокупности стероидов (Ье{*гат 8., Ргепоу М,
1995]. Известно, что биосинтез белка и ДНК в клетках различных органов и тканей находится под
гормональным контролем, который осуществляется в первую очередь стероидными гормонами с
выраженным анаболическим действием [Панин Л.Е. и др., 2001]. Т.А. Обут (1997) считает, что ДЭА и
ДЭАС, а, следовательно, и секретирующая их сетчатая зона коры надпочечников играют важную
биологическую роль, заключающуюся в регуляции процессов обеспечения устойчивости организма к
хроническим стрессовым воздействиям и стресс-индуцируемым заболеваниям. Надпочечниковые
андрогены нужны организму для адаптации к хроническим воздействиям. Причем, если андрогены
нам известны, как гормоны, играющие особую роль в «видовой» адаптации, то андрогены
надпочечников важны в «индивидуальной» адаптации организма и в предупреждении развития
стресс-индуцируемых патологий при хронических воздействиях. Поскольку растительные средства
оказались способными влиять на диаметр клеточных ядер сетчатой зоны надпочечников, можно
предположить корригирующее их влияние и на секрецию эти гормонов.
Выявлены и специфические особенности действия растительных средств на функционирование
надпочечников при гипоксии. Так вытяжки лопуха и аконита на фоне этой патологии устраняли
гиперплазию ядер пучковой зоны, что в свою очередь предполагает их влияние на синтез гормонов в
этих клетках. Глюкокортикоиды играют ведущую роль в механизме переключения энергетического
обмена с «углеводного» типа на «жировой» [Панин Л.Е., 1978]. При действии чрезвычайных
89
раздражителей в организме развивается сложная цепь адаптационных реакций, как специфических,
так и неспецифических. Последние в значительной степени связаны с энергетическим обеспечением
первых. Ведущую роль в реализации неспецифических реакций организма играют кате-холамины и
глюкортикоиды. Однако они (в первую очередь глюкокортикоиды), обеспечивая развитие
резистентности организма, увеличивают катаболиче-ские процессы. Организм не может долго
существовать в таком «форсированном» режиме. Сокращение количества катехоламинов и
глюкокортикоидов в крови в фазу резистентности при одновременном более выраженном снижении
инсулина является целесообразным механизмом, который расширяет границы адаптационных
возможностей организма [Панин Л.Е., 1983]. Растительные средства, видимо, ускоряют этот процесс,
Вытяжка из девясила высокого и настойка аконита оказались способными снижать диаметр ядер
клубочковой зоны, синтезирующей минералкортикоидьг. По мнению В.Д. Слепушкина, В.Г.
Пашинского (1987), в организме наряду с классической гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой
системой (ГГНС) существует и эпиталямо-эпифарно-надпочечниковая система (ЭЭНС). В ряде
случаев ЭЭНС выступает антагонистом ГГНС, при чрезвычайных ситуациях она может заменить ее.
Можно, по-видимому, говорить, что ГТНС относится к первой линии обороны в случае агрессии,
тогда как ЭЭНС является второй линией, обеспечивающей стабилизацию гомеостаза. Определенная
роль в формировании фазы резистентности принадлежит и эпифизарно-надпочечниковой системе с выделением
повышенных количеств не только глюко-, но и минерал-кортикоидов. Длительная секреция
минералкортикоидов вызывает задержку натрия в организме, направленную на восстановление
объема циркулирующей крови. Нарушение водно-солевого обмена может привести к увеличению
объема содержимого черепа и повышению внутричерепного давления [Москаленко Ю.Е., 1992].
Регулирующее действие растительных средств синтеза минералкортикоидов, безусловно, может
привести к нормализации водного и электролитного обмена и в результате предотвратить отек мозга
и легких, часто развивающихся при гипоксических состояниях и являющихся причиной гибели особи.
Регулирующие, экономизирующее влияние растительных средств выявлено не только при
исследовании надпочечников, но и при анализе цитологических препаратов других «классических»
органов стресса - селезенки и тимуса, что является подверждением их участия в реализации имунного
процесса. Васильев Н.В. (1975) обратил внимание на то обстоятельство, что морфологические
изменения, происходящие на фоне иммунизации в гипоталамусе и эндокринных органах, полностью
совпадает с теми, какие имеют в ходе развития адаптационных синдромов, возникающих на фоне
воздействия на организм самых различных неантигенных факторов; это обстоятельство позволило
ему обосновать два положения, которые представляются принципиально важными: 1) иммуногенез
есть частный случай адаптогенеза; 2) иммунный ответ невозможен без развития общей
адаптационной реакции на организменном, системном и (или) клеточном уровнях. На фоне
гипоксических воздействий растительные средства, зачастую, нормализовали многие показатели
(эритроциты, лимфоциты, макрофаги, моноциты). Исключением, пожалуй, явились плазматические
клетки, количество которых, в ряде случаев, под действием растительных средств увеличивалось
выше фоновых показателей. Гипотетическим объяснением этого может быть следующее
предположение. Так, например, установлено, что в процессе адаптации к высотной гипоксии Т-звено
иммунитета устанавливается в течение месяца на фоновом уровне, а В-звено иммунитета
перестраивается на новый уровень функционирования, адекватный средовым условиям [Миррахимов
М.М., Китаев М.И. и др., 1987]. Не является ли увеличение плазматических клеток под действием
растительных средств результатом более быстрого перехода на другой уровень, способностью
ускорять процесс превращения «срочной» адаптации в «долговременную»? В иммунном процессе
принимают участие стволовые кроветворные элементы, Т-, В-лимфоциты и макрофаги [Unanue Е. R.,
1975]. Зависящее от дозы действие глюкокортикоидов обнаружено в отношении всех этих элементов.
Эти данные свидетельствуют о том, что начальная стадия развития гуморального иммунного ответа,
характеризующаяся взаимодействием макрофагов, Т- и В-лимфоцитов, является наи-. более
чувствительным к гормонам звеном иммунного процесса. По мнению Корневой Е.А. с соавт. (1978),
при реализации иммунного ответа в целом орга-
90
низме эти клетки представляют собой основные мишени действия физиологических концентраций
гормонов.
В настоящее время доказана роль стресса как главного или вспомогательного фактора язвенных
поражений слизистой желудка [Меерсон Ф.З., 1981]. Именно желудок, в сравнении с другими
отделами пищеварительного тракта, более чувствителен к экстремальным воздействиям [Крышепь
П.Ф. и др., 1977], что явилось основной причиной выбора его в качестве объекта исследования.
Иммобилизационный стресс мышей в наших исследованиях приводил к развитию эрозивных
поражений слизистой желудка. При гистологическом исследовании, судя по литературным данным,
этот деструктивный процесс захватывает весь слой желез до мышечной пластинки слизистой, при
этом наблюдается стаз эритроцитов и формирование микротромбов [Аксенов Т.А., 2000].
Растительные средства предохраняли животных от язвенных поражений желудка, но степень
активности у них была различна. Наиболее выражено гаст-розащитное действие у вытяжек из лопуха,
которое проявлялось в снижении количества язвенных повреждений слизистой желудка в 2-3 раза,
кроме того, снижалось число животных с деструкциями на 40-70%. При этом выявлено значительное
уменьшение гиперемии слизистой желудка. Высокие гастропротек-тивные свойства проявили такие
средства как настойка корней лопуха - противоязвенная активность - 7,3; настойка семян лопуха - 4,7;
отвар листьев лопуха - 4,0; настойка семянок лопуха - 3,7. Среди препаратов девясила наибольшей
противоязвенной активностью обладали настойка корней (3,5), стеблей (2,5), семян (2,3), листьев (1,9)
и отвар корней (2,0). Под действием настойки аконита в 3,6 раза снижалась степень изъязвления и в 3
раза уменьшалось количество животных с язвами; а противоязвенная активность соответствовала 10.
Под условным названием «репаранты» объеденено большое количество лекарственных средств,
которые по экспериментальным и клиническим данным способны ускорять процесс заживления
эрозийно-язвенных дефектов слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки. Из
растительных средств сюда включен алантон, получаемый из корней девясила (сумма
сесквитерпеновых лактонов) [Звартау Э.Э и Рысс Е.С., 1992]. Этот препарат рекомендован как
средство для ускорения заживления язв желудка и двенадцатиперстной кишки. Способность
исследуемых нами растительных средств стимулировать репаративную регенерацию, безусловно,
может вносить свой вклад в процесс более быстрого восстановления и слизистой желудка после
повреждения. Однако гастрозащитный эффект природных препаратов, вероятно, сопряжен и с
выявленной при кари-метрическом анализе способностью растительных средств регулировать
функциональную активность клеточных ядер надпочечников, продуцирующих гормоны. Известно,
что причиной язвенных поражений при стрессе является следующая цепь событий: стресс>вазоконстрикция в желудке->очаговая ишемия слизистой оболочки—»нарушение резистентности к
переваривающему действию желудочного сока. В крови значительно возрастает концентрация
катехолами-нов и изменяется их содержание во внутренних органах, куда они поступают в
результате адсорбционного эндоцитоза [В.В. Михайлов и др.,1998]. Защитная функция
простагландинов, при этом, определяется не только действием, ограничивающих вазоконстриктный
эффект катехоламинов, но и специфическим влиянием, связанным со стабилизацией клеточных
мембран [Меерсон Ф.З., 1984]. Одним из компонентов стресспротективных систем организма
является и мелатонин, синтез которого происходит в эпифизе и сетчатке глаза при участии
серотонин- и ариламинзависимой N-ацетилтрансфераз. Показано, что мелатонин способен оказывать
выраженное протскгивиое действие на слизистую оболочку желудка крыс и его патологические
эффекты опосредуются действием на гипофиз и супрахиазматическое ядро гипоталамуса [Перцов
С.С. и др., 1998]. Гипоталамо-лимбико-ретикулярные структуры, в которых возбуждение может
длительно циркулировать по замкнутым кругам, являются морфофунк-циональной основой
«застойного возбуждения», определяющего формирование при эмоциональном стрессе висцеральных
нарушений. В частности, одним из следствий эмоционального стресса является формирование язв
слизистой оболочки желудка [Судаков К.В. 1995, 1997]. Возможно, гастропротекторное действие
препаратов лопуха, девясила и аконита объясняется и их способностью снижать эмоциональную
реакцию, выявленную нами в условиях иммобилиза-ционного стресса. По мнению И.С. Заводской и
Е.В. Моревой (1981), гормональный фактор не имеет ведущего значения в развитии повреждений
стеши желудка в условиях стресса, вызванного чрезвычайным воздействием на организм. Тем не
менее, дискоординация нейрогормональных процессов, ведущая как к недостатку, так и избытку
гормонов в организме, может усиливать иные повреждающие воздействия на ткань стенки желудка.
91
Уменьшение уровня РНК, нарушение синтеза белка и резкий энергетический дефицит в нейрогенно
поврежденных тканях свидетельствуют, что в этих условиях происходит нарушение тесно связанных
между собой процессов-функционирования генетического аппарата, пластического обеспечения и
энергетического обмена. Регулирующая, оптимизирующая роль растительных средств в этой
ситуации, безусловно, оказывает весьма положительную роль, предотвращая тем самым
существенные нарушения в гомеостазе слизистой желудка.
Желудочно-кишечный тракт вовлекается в патологическую программу ответной реакции и при
гипоксии, поскольку известны описания острой горной язвы [Singh 1., 1971]. В своих
экспериментальных исследования при моделировании гипоксических состояний различного генеза
мы также наблюдали повреждение слизистой желудка. Природа гипоксического воздействия,
безусловно, влияла на степень повреждения. Наибольшее количество геморрагий вызывала
циркуляторная гипоксия. В большей степени вероятно, это связано с тем, что инокуляция фторида
натрия индуцировала многочисленные болевые «корчи», т.е. гипоксический процесс усугублялся
негативной эмоциональной реакцией. Препараты девясила проявили умеренную противоязвенную
активность, причём какой-либо закономерности в зависимости от разновидности стрессорного,
ульцерогенного фактора не прослеживалось. Настойки семянок и листьев лопуха войлочного и на
других моделях язвообразования
(резерпиновая, аспириновая, бутадионовая, ацетатная) проявили выраженное гастрозащитное
действие, в то время как настойка аконита байкальского оказалась способной снижать только
образование стрессорных язв. Предполагают, что ульцерогенные вещества (резирпин, бутадион)
оказывают однотипное отрицательное влияние на состояние тканевых энергетических процессов в
стенке желудка. В то же время, ни пептический, ни нервный фактор не играет существенной роли в
появлении тканевых деструкции при резорбтивном действии ульцерогенных веществ. Причиной
поражений желудка при их парентеральном введении, по мнению И.С. Заводской и Е.В. Моревой
(1981), является их повреждающее действие непосредственно на ткань желудочной стенки, в основе
которой - дискоординация процессов энергообразования, однотипное отрицательное влияние
химических реагентов на состояние тканевых энергетических процессов. В этой связи можно
предположить, что препараты лопуха в большей степени устраняют нарушение энергетического
обмена, вызванного как нейро-генным повреждением, так и резорбтивным действием химических
ульцерогенных веществ.
Экстремальные воздействия при помощи нейро-гуморальной регуляции мобилизуют экскреторную
функцию желудка как компенсаторный механизм организма, направленный на усиление выведения
шлаковых веществ [Гриднева В.И. и др., 1977]. Известно, что изменение объема желудочного сока
является одной из первых ответных реакций организма на действие раздражающих факторов.
Артериолы и капилляры желудка имеют богатую адренергическую иннервацию, представленными
нервами чревного сплетения. Большие дозы кате-холаминов и глкокортикоидов, регистрируемые при
действии стрессоров, изменяют кровоток в желудке и его кровообращение [Ивашкин В.Т., 1981],
оказывая тормозное влияние, через а-адренорецепторы, на выделение жидкой фазы желудочного сока
[Просекина Е.Ю., 2001]. Исследуемые препараты по-разному влияли на напряжение желудочного
сока. Растительные средства (настойка листьев и семянок лопуха, экстракт березового гриба чаги бефунгин) однозначно уменьшали агрессивность желудочного содержимого, в первую очередь за
счет снижения общей кислотности, в некоторых случаях - и свободной соляной кислоты, при
неизменном рН. Слабее в этом отношении оказалась настойка семянок лопуха - отмечена лишь
тенденция к снижению общей кислотности при возрастающем напряжении желудочной секреции, что
может являться адаптивной реакцией организма на повреждение. Важно подчеркнуть, что
фитопрепараты не угнетали протеолитическую активность сока. В то же время синтетический
препарат антацид фосфолюгель тотально угнетал и кислотообразующую, и пепсинсекретирующую
функцию слизистой при высоком уровне желудочной секреции. По литературным данным известно,
что активация ГГАКС, вызванная иммобилизационным стрессом, приводит к изменению
соотношения агрессивных и защитных свойств желудочного сока в сторону преобладания факторов
агрессии: снижается объем желудочного сока, увеличивается активность ионов водорода, возрастает
протеолитическая активность,
92
угнетается слизеобразование [Просекина Е, 2001]. Адаптивное действие растительных средств лопуха
на секрецию желудочного сока несомненно, однако структура показателей секреции под их влиянием
различна, что связано, вероятно, с различным составом биологически активных веществ в препаратах.
Способность настоек семянок лопуха и аконита байкальского существенно снижать уровень молекул
средней массы в сыворотке крови (данные получены нами при гепатите), к которым относятся такие
пептиды как вазопрессин, окситоцин, нейротензин, ангиотензин, АКТГ, глюкагон, кальцитонин,
эндорфины, энкефалины и др., предполагает влияние этих природных средств не только на процессы
катаболизма белков в организме, но и активное участие в сложной организации нейрогуморальной
регуляции. Работами ряда исследователей доказана рефлекторная природа и ведущая роль
симпатической нервной системы в развитии дистрофических процессов в тканях внутренних органов
в условиях чрезвычайного воздействия на организм. В реализации чрезвычайного воздействия
принимает участие медиаторный комплекс гипоталамуса, включающий адрено-, дофамиио-, холино-,
серотонино- и ГАМК-ергическую системы [Бульон В.В., 1995]. Известно, что активация
опиоидергической лимитирующей системы приводит к развитию адаптивных реакций со стороны
желудка в нервную и химическую фазы желудочного пищеварения, направленных на развитие
защитных свойств желудочного секрета. Ограничивая катаболиче-скую фазу стресса, эндогенные
опиоидные пептиды способствуют переходу адаптационной реакции в анаболическую фазу и
формированию более выраженной резистентности, Активация эндогенных опиоидов при стрессе
предохраняет стресс-реализующие системы от истощения и защищает органы мишени от
повреждений [Просекина Е.Ю., 2001].
Среди факторов защиты в патогенезе язвообразования в желудке и двенадцатиперстной кишке
существенную роль отводят расстройству периферического кровообращения и микроциркуляции в
слизистой оболочке этих органов. Будучи характерными для нарушения нейрогуморальной регуляции
сосудистого тонуса и воспаления, указанные нарушения приводят к тканевой гипоксии и ацидозу, что
в первую очередь, вызывает усиленное высвобождение и активацию медиаторов воспаления
(гистамина, серотонина, хининов и т.д.), в том числе медиаторов повреждения - лизосомальных
ферментов, активных форм кислорода, оксида азота, литического комплекса комплемента. В ряду
патогенетических механизмов развития язвенной болезни важное значение придается местной
гипоксии [Рябцев В.Г. и др., 1991]. Наличие антигипоксических свойства у растительных средств при
тканевой гипоксии, безусловно, является положительным моментом в гастрозащитном эффекте
растительных средств. Последнее время активно обсуждается в литературе роль оксида азота (N0) в
адаптационной защите. Полагают, что связана она не с прямым защитным действием N0, например,
способностью ограничивать выброс катехоламинов, обеспечивать нормальную трофику и моторику
желудка и ограничивать вазо-констрикцию артериол желудка, а со способностью N0 активировать
синтез протекторных белков Н8Р70, которые эффективно защищают органы от стрессорных повреждений и могут накапливаться при адаптации к стрессу [Меерсон Ф.З. , Малышев И.Ю.,
1993.] Кроме того показано, что N0 вовлечен в активацию экспрессии антиоксидантных ферментов и
стимулирует синтез простаг-ландинов, которые являются факторами антистрессорной защиты [Е.Б.
Мале-шок и др., 1998].
Вызванное введением ССЦ набухание гепатоцитов и сужение синусоидов рассматривается как
причина ишемии печеночной паренхимы. В этих условиях изменяется активность дегидрогеназных
систем, как анаэробного, так и аэробного путей энергообеспечения. Активность
сукцинатдегидрогеназы снижается через 24 ч после введения яда, и в то же время повышается её
активность в сыворотке крови [Алексеева И.Н., 1986]. У крыс по мере развития хронического
гепатита и цирроза в печени прогрессивно уменьшается напряжение кислорода. Это нарушение
связано с ингибированием сукцинатдегидрогеназы и цитохро-моксидазы [Кротова З.Г. и др.,
1977].Таким образом, антигипоксические свойства исследуемых нами растительных средств вполне
могли бы быть полезны и при развитии гепатита. Настойка аконита статистически достоверно
ингибиро-вала в сыворотке крови активность АЛАТ в 1,4 раза и АСАТ - в 1,3 раза по сравнению с
активностью при нелеченном хроническом СОд-гепатите. Видимо, мембраностабилизирующий
эффект в большей степени присущ настойке аконита байкальского. Настойка стеблей девясила и
настойка семянок лопуха практически не изменяли коэффициент де Ритиса при ССЦ-гепатите, а
настойка аконита - снижала его на 13%. Настойка девясила нормализовала только активность
93
щелочной фосфатазы (р>0,05 по сравнению с шггактным фоном), у настойки аконита обнаружена
тенденция к аналогичному действию. Настойка семянок лопуха не выявила гепатопротекторной
активности, но и не усугубляла патологический процесс, вызванный гепатотоксином. Гепатит
сопровождался накоплением в сыворотке крови молекул средней массы. Пристальное внимание
исследователей к этим олигопептидам объясняется высокой биологической активностью их
отдельных фракций, которые оказывают влияние на многие процессы жизнедеятельности: различные
звенья метаболизма, транспортные функции, эритропоэз, фагоцитозмикроциркуляцию и
лимфодинамику; обладают иммунодепрессивным, цитотоксическим, нейро- и психотропными
свойствами [Лурье Б.Л. и др., 1986]. Настойка аконита байкальского и настойка семянок лопуха
существенно снижали уровень молекул средней массы при токсическом гепатите. Хорошо известно,
что действующими веществами многих гепа-тозащитных средств являются флавоноиды, полифенолы
(широко представленные и в наших растениях), присутствие которых тормозит образование
продуктов липопероксидации, потенцируют функцию липидорастворимых и глу-татион-зависимых
антиоксидантов, нормализуют биоэнергетику, стабилизируют лизосомы в гепатоцитах; в условиях
хронического гепатита препятствуют синтезу гликозаминогликанов, образованию и созреванию
коллагена. Убедительно доказан факт наличия у фитопрепаратов, содержащих вещества феноль-ной
природы, общего молекулярного механизма в их действии, заключающегося в ингибировании свободнорадикального окисления липидов в биологических мембранах и
стабилизации последних. Кроме того, важным с теоретических позиций представляется выделение
доминирующих групп биологически активных веществ в сложных препаратах, участвующих
непосредственно в базисных биохимических реакциях, а также других природных соединений,
наличествующих в препаратах и реализующих свое действие на фоне базисной стабилизации
мембранных образований клеток [Николаев С.М., 1998].
На уровне ткани мы встречаемся с такими защитно-приспособительными реакциями организма как
воспаление и злокачественный рост. Хорошо известно, что классические адаптогены оказывают
влияние и на течение этих патологических процессов [О.И. Кириллов, 1966]. Для них характерна и
стимуляция регенерации [К.В. Яременко, 1989]. Эти свойства присущи и растительным средствам,
полученным из аконита байкальского, девясила высокого, лопуха войлочного. Воспалительный
процесс - генерализованная защитно-приспособительная реакция ткани. Процесс этот четко, хотя и
условно, подразделяют на несколько стадий [Чернух A.M., 1979]. Чтобы выяснить на какую из них
действуют препараты аконита, мы в своих исследованиях использовали модели экссудативного,
пролиферативного, иммунологического воспаления и модель репаративной регенерации.
Практически все исследуемые нами растительные средства проявили выраженное
противовоспалительное действие (снижали развитие отека, вызванного каррагенином, задерживали
образование гранулематозно-фиброзной ткани). Известно, что в каррагениновом воспалении
участвуют несколько медиаторов — гистамин, серотонин, кинины и простаглан-дины. Причем, на
этой модели наблюдаются три фазы выделения медиаторов: в первую очередь - гистамин, во-вторую кинины, в третью - простагландины. Простагландины ПГЕ2 являются посредниками поздней фазы
каррагенинового воспаления, уже через 3 часа потенцируют флогогенное действие других
медиаторов воспаления [Labrecqul et al., 1981]. Считается, что активация этой третьей фазы
воспаления зависит от включения системы комплемента [Чернух A.M., 1979]. Поскольку настойка
аконита более эффективна при введении ее через час после флогогена, а настойка семянок и листьев
лопуха через 1,5 часа, то, вероятно, противоотечное действие этих средств связано с влиянием на
синтез медиаторов поздней фазы (кининов, простагландинов, системы комплемента). Развитие
формалинового воспаления задерживала 10% настойка и алкалоидная фракция. Бутанольная фракция
проявила антифлогистическое действие на этой модели в более поздние сроки развития воспаления.
По мнению Lapieri С. е.а. (1959), ингибиторы формалинового отека нейтрализуют активные
глобулины. Вероятно, настойка аконита, его алкалоидное извлечение и в меньшей степени фенольные
соединения могут нейтролизовать активные глобулины, повышенное содержание которых характерно
для острого воспаления. Антипро-лиферативное действие на модели «ватной» гранулемы выявлено,
практически у всех исследуемых растительных средств. Существенную роль в патогенезе этого
воспаления принадлежит взаимодействию макрофагов и компонентов
94
комплемента [Чернух A.M., 1979]. Ведущее действие в формировании гранулемы играет метаболизм
сульфатированных гликозаминогликанов [Brettscheider I. et. al., 1976]. Не исключено, что
антипролиферативные свойства природных препаратов связаны с их влиянием на этот процесс.
Способность настойки аконита снижать выход гликопротеидов и нейтролизовать активные
глобулины вполне могла быть сопряжена с высоким антиметастатическим эффектом, т.к. известно,
что избыточный уровень протеазной активности и недостаточность ингибиторного звена в органахмишенях являются теми факторами, которые способствуют активации метастазирования [Вагнер В.П.
и др., 1987].
Заключительная стадия как острого, так и хронического воспаления - репа-ративная. Практически все
растительные средства ускоряли процесс заживления раны, но наиболее эффективный стимулятор
регенерации (модель «кожного лоскута») - настойка аконита: на 57% ускоряла сроки раневого
повреждения, на 22 и 21 %% - настойка семянок лопуха и настойка стеблей девясила. В действии
настойки аконита выявлена особенность: наличие существенной ре-паративной активности в
меньшей дозе и торможения - в большой. Известно, что флавоноиды в малых концентрациях
оказывают влияние на процессы репа-ративной регенерации, а в больших - обладают
цитотоксическим действием [Евсеенко Л.С., 1968]. Возможно, существенная стимуляция репарации в
малой дозе настойки аконита связана с присутствием в препарате фармакологически активной дозы
флавоноидов. Способность природных средств подавлять экссудацию так же может оказывать
влияние на этот процесс, поскольку известно, что заживление раны у животных происходит быстрее
на фоне ослабления экс-судативного компонента воспалительной реакции [В.А. Лавров с соавт.,
1998].
Важнейшим проявлением адаптации организма к стрессу является возникновение адекватной
поведенческой реакции на различные экстремальные факторы. В ответ на изменение среды животные
должны координировать и ориентировать свои движения по отношению к внешним стимулам [МакФарленд, 1988]. Иммобилизационный стресс в подавляющем большинстве случаев уменьшал
двигательную активность в «открытом поле» вплоть до обездвиживания, а в некоторых сериях,
наоборот, способствовал достоверному увеличению этого показателя. Растительные средства и на
организменном уровне выступали как регуляторы и экономизаторы: они восстанавливали угнетенную
стрессом двигательную активность и снижали увеличенную. Осуществляли они это, в первую
очередь, за счет регуляции горизонтальных перемещений, вертикальных стоек и норкового рефлекса,
являющихся показателями координации движений и исследовательского поведения. Причем, это
действие на поведенческие показатели было выявлено не только в условиях иммобилизационного
стресса. Так настойка семянок лопуха, а также настойки листьев, семян и особенно корней девясила,
экстракт родиолы розовой и пирацетам восстанавливали и измененную гипоксическим воздействием
двигательную активность. Иммобилизационный стресс широко применяется и как модель
эмоционального стресса у животных. [М.П. Давыдов и др., 1998]. Выраженность эмоциональных
реакций, определяемых методом Brody J., Nauta W. после стресс-подвешивания статистически
значимо уменьшалась в подавляющем большинстве серий экспериментов, вплоть до полной
ареактивности. Спиртовые и водные извлечения девясила и в большей степени спиртовые извлечения
лопуха в этих условиях повышали сниженную эмоциональную реакцию. Настойка семянок лопуха и
экстракт родиолы розовой нормализовали и эмоциональную реакцию, измененную гипоксической
гипоксией; при интоксикации низкой дозой этанола настойка лопуха войлочного сохраняла
эмоциональную реакцию у мышей. Известно, что большая роль в формировании адаптации
принадлежит гормонам и нейрогормонам стресса и, прежде всего, катехоламинам и
кортикостероидам, взаимодействие которых служит определяющим фактором поддержания гомеостаза. Данные литературы свидетельствуют о том, что кортиколиберин, активируя функцию
гипофизарно-адреналовой системы при стрессе, вносит существенный вклад и в формирование
адаптивной программы поведения, воздействуя на уровне гипоталамуса и экстрагипоталамических
структур, он усиливает реакцию тревоги у животных в том случае, если они способны реагировать на
новизну обстановки развитием стрессорной реакции с выделением в кровь кор-тикостероидных
гормонов [Е.В. Туркин и др., 1998]. Не исключено, что проти-вотревожное действие растительных
средств осуществляется благодаря способности влиять на медиаторное звено. Полученные нами
данные на органном и клеточном уровне, при исследовании развития адаптаций к гипоксиям
95
различного генеза, позволили предположить, что настойка семянок лопуха и настойка аконита
байкальского оказывают влияние на синтез глюкокортикоидов. Кортикостероидные гормоны по
механизму обратной связи могут изменять функциональное состояние нейронов неостриатума. У
адаптировавшихся к хроническому эмоциональному стрессу крыс происходит перестройка катехоламинового метаболизма в гипоталамусе, которое может определять повышение устойчивости
животных к эмоциональному стрессу [Судаков К.В., 1995]. Способность исследуемых нами
растительных средств в условиях стресса приводить гормональный гомеостаз (судя по
кариометрическим данным надпочечников) к фоновым данным, и в первую очередь влиять на
продукцию катехо-ламинов, может быть, и является главной причиной нормализации поведенческих
показателей. В настоящее время эмоциональному стрессу отводится большая роль в развитии стресссиндрома. Благодаря генерализованному распространению через соматическую и вегетативную
нервную систему, и гормональный гипоталамо-гипофизарный механизм, отрицательные эмоции
оказывают влияние практически на все ткани организма, формируя тем самым системные реакции
стресса. По мнению Судакова К.В. (1997), адаптационный синдром при стрессе отражает уже
вторичные соматовегетативные реакции на конфликтную ситуацию, а изменения в лимбикоретикулярных структурах мозга являются первичной реакцией на эмоциональный стресс. В таком
случае, способность растительных препаратов снимать негативные эмоциональные реакции,
вызванные экстремальными воздействиями вполне могут в последующем снизить глубину стресса и предотвратить тем самым многие нарушения в соматической сфере.
Будучи универсальной мерой ценности, значимости происходящих во внешней среде событий,
эмоции принимают самое непосредственнное участие в процессах обучения и памяти, в механизме
формирования новых навыков, новых условных рефлексов. С эмоциями неразрывно связан феномен
подкрепления [Симонов П.В., 1987]. С целью оценки влияния растительных средств на процессы
высшей деятельность мозга, на процессы обучения и памяти мы использовали реакцию пассивного
избегания электрокожного раздражения (УР-ПИ), основанную на норковом рефлексе [Буреш;
Трофимов С.С. и др., 1992;Лапин И.П. и др., 1991]. Амнезию навыка вызывали либо острой гипоксической травмой, либо алкогольной интоксикацией. Исследуемые нами настойки семянок лопуха
войлочного, девясила высокого и аконита байкальского, экстракт родиолы розовой и пирацетам
также оказывали защитное действие на мнестические процессы центральной нервной системы после
терминальных состояний, вызванных гипоксической травмой. Все они способствовали
восстановлению условного рефлекса пассивного избегания. Ф.З. Меерсон (1973, 1975, 1981), В.П.
Казначеев (1980) считают, что ведущая роль в развитии адаптации принадлежит центральной нервной
системе и ее высшему отделу - коре головного мозга. Вероятно, и механизм адаптогенного действия
исследуемых нами природных средств, в первую очередь, связан с ЦНС.
Молекулярно-клеточные механизмы действия этанола и гипоксии в некоторых аспектах сходны и
заключаются в ограничении электрон-транспортной функции дыхательной цепи на уровне первого
ферментного комплекса [Кор-неева A.A. и др., 1993]. Развитие специфических фармакологических и
токсикологических эффектов алкоголя зависит, в первую очередь, от активности эн-зиматических,
нейромедиаторных и гормональных систем организма, которые определяют поведение и реакцию
особи на вводимый алкоголь. Известно, что воздействие этанола может сопровождаться изменением
спонтанной двигательной активности. Этиловый спирт как в наших исследованиях, так и по данным
литературы [Лапин И.П. и др., 1991] оказывал повреждающее действие, в первую очередь, на
норковый рефлекс. Эти данные были получены нами как в условиях «открытого поля» (снижение
числа заглядываний в отверстия), так и в темно-светлой камере при вырабоке УРПИ. Увеличение
времени пребывания животных в светлом отсеке под влиянием этанола связывают с нарушением
механизма норкового рефлекса [Лапин И.П. и др., 1991]. По мнениюИ.В. Карповой (1992), если
учесть, что в регуляции двигательной активности важную роль играет нигростриарная система, то
действие алкоголя изменяет в первую очередь состояние ГАМКергической, а не дофаминергической
системы черной субстанции [Карпова И.В., 1992]. Извлечения из лопуха влияли на поведенческую
активность алкоголизированных животных, приводили спонтанную двигательную активность к
нормальным показателям, в основном за счет сохранения норкового рефлекса. Настойки корней и
семянок (1,5 мл/кг) лопуха, спо96
собствовали восстановлению условного рефлекса пассивного избегания у мышей после этаноловой
интоксикации. Под действием настойка семянок лопуха, условный рефлекс сохранялся в течение 21
суток наблюдения.
У растительных средства, полученных из девясила не выявлено антиалкогольного действия, а вот
извлечения из лопуха (настойки корней и семянок) увеличивали продолжительность жизни мышей
при воздействии летальных доз этанола и отодвигали сроки гибели животных, что свидетельствует об
антитоксическом действии природных средств. При интоксикации низкой дозой этанола настойка
корней лопуха войлочного оказалась способной сохранять эмоциональную реакцию у мышей.
Хроническое употребление алкоголя, как правило, описывают и характеризуют двумя главными
явлениями (процессами): развитием толерантности к этанолу и зависимостью. Хотя механизм
толерантности и способен поддержать высокую концентрацию этанола в крови без признаков
выраженной интоксикации, все же в этом случае организм расплачивается значительными
повреждениями тканей и органов, включая мозг, печень, поджелудочную железу, сердце, иммунную
систему [Шабанов П.Д., 1998]. Когда мы говорим о толерантности, то всегда имеем ввиду, что не
только центральная нервная система участвует в механизме ее формирования и поддержания, но и
другие системы органов, в первую очередь те, в которых алкоголь подвергается активному
метаболизму -печень, почки, кровь [ОосЬчя, 1997]. В наших исследованиях настойка семянок лопуха
при отравлении этанолом изменяла развитие толерантности к наркотическому эффекту этанола, судя
по уменьшению продолжительности сна и сокращению латентного времени засыпания, оказывала
антитоксическое действие, сохраняя массу тела и сокращая процент гибели животных.
Еще одним из ярких проявлений неспецифической адаптивной реакции организма на экстримальные
воздействия является снижение болевой чувствительности. Анальгетическая активность выявлена у
препаратов лопуха, девясила и аконита, причем как при однократном тестировании, так и при
многократном введении альгогена. Они сокращали количество «уксусных корчей», в генезе которых
основную роль играют образующиеся эндогенные кини-ны [Шварц Т.Я., 1981]. Под действием
настойки аконита повышалась устойчивость к повторной травме, вызванной нитратом серебра. Это в
свою очередь свидетельствует в пользу того, что анальгетические эффекты аконита опосредуются и
через центральные механизмы. Можно с уверенностью сказать, что одним из действующих веществ
этой активности является группа аконитинов (гипаконитин, мезаконитин), обезболивающий эффект
которых хорошо известен [НиовЫ Шкто е1 а1., 1979]. Механизмы, вызывающие снижение болевой
чувствительности, опосредуются гормонами гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальной системы,
одной из ключевых систем организма. Существует опиоидная и неопиоидная форма анальгезии, в
развитии поледней участвуют глюкокортикоиды [Богданов АН., Ярушкина Н.И., 2001]. Влияния
растительных средств на эти механизмы вполне реальны и мы уже не раз высказывали такие
предположения. Активация опиоидной системы может наблюдаться
и при пшоксическом шоке, которая приводит к значительным изменениям в содержании биогенных
аминов в тканях и активации перекисного окисления липидов [Антонова C.B. и др., 1997];
эндогенные лиганды опиоидных рецепторов участвуют в формировании адаптационной устойчивости
организма к гипоксии [Ускина Е В. и др., 1998].
Адаптацию к физической нагрузке мы осуществляли с помощью плавания. Наличие седативного
действия у растительных средств предполагает ингиби-цию и физической работоспособности. Однако
на модели принудительного плавания с грузом мы обнаружили, что аконит не только снижает, а даже
увеличивает работоспособность, при применении ее в некоторых дозах (3,0; 0,5; 0,1 мл/кг). Причем
исследование двигательной активности у этих животных перед плаванием свидетельствовало о
седативном проявлении препарата в больших дозах ( в том числе и в дозе 3,0 мл/кг). Успокаивающее
действие препарата не снижает работоспособности. Спиртовые и водные извлечения девясила и
экстракт родиолы розовой также оказывали еще более выраженное активирующее действие на
физическую работоспособность мышей при ежедневном 4-дневном плавании.
Описанные выше особенности действия исследуемых нами препаратов растительного происхождения
в первую очередь дают возможность оценить их роль и место в общем комплексе лечения и
профилактики того или иного заболевания, выработать принципы использования фитопрепаратов,
97
принципы проведения фитотерапии. Это - практическая сторона проблемы. А с теоретической точки
зрения выявленные особенности действия фитопрепаратов позволили сделать вывод, что эти
комплексные растительные средства являются адапто-генами. Они отвечают основным требованиям,
предъявляемые к средствам такого рода [Пашинский В.Г., Яременко К.В., 1983]. Тем не менее, по
воздействию на деятельность центральной нервной системы они отличаются от активаторов,
стимуляторов центральной нервной системы. Аконит байкальский, лопух войлочный и девясил
высокий в большей степени можно отнести к седа-тивным, успокаивающим средствам, поскольку,
растительные средства, полученные на их основе снижали двигательную активность мышей в
«открытом поле» после курсового введения. У настойки аконита байкальского выявлено и
анксиолитическое действие.
По нашему мнению, исследуемые нами растительные средства являются адагггогенами. Это их общее
и объединяющее действие. Широкий спектр фармакологической активности представлен как
общими, так и специфическими эффектами, характерными для конкретного растения (табл. 1).
Регулирующий, экономизирующий характер воздействия всех растительных средств выявлен как на
клеточном и органном, так и на организменном уровне (схема 1). Растительные средства, в первую
очередь, устраняют максимальные отклонения, вызванные стрессом как в ту, так и другую сторону,
нормализуют гормональный гомеостаз. Различного рода раздражители, и, прежде всего,
раздражители эмоциональной сферы (страх, боль, ярость) вызывают резкую активацию симпатического отдела ЦНС и повышенную секрецию адреналина. В нормальных условиях
жизнедеятельности организма повышение симпатической активности крови компенсируется
нарастанием активности парасимпатической, причем роль координатора этих функций играет
гипоталамус. Выраженные патологические состояния, в некоторых случаях с необратимым исходом,
могут возникать в тех случаях, когда организм в силу тех или иных причин не в состоянии
противопоставить одной какой-нибудь перевозбужденной системе систему, компенсирующую,
уравновешивающую активность первой [Кассиль Г.Н. и др., 1978].
Таблица 1 Фармакологическая активность Aconitum baikalense Stenb., Inula Helenium L., Arctium
tomentosum Mill._
Фармакотерапевтическое действие Аконит Девясил Лопух
Стресс-протективное + + + + +
Антигипоксическое + + + + + +
Противовоспалительное + + + + + + +
Ранозаживляющее + + + + + +
Анальгетическое + + + + + + +
Антитоксическое + + + + +
Гастрозащитное + + + + + +Гепатопротекторное + +
Седативное + + +
Антиамнестическое + + +
Анксиолитическое +
Антиалкогольное - + +
Моторно-эвакуаторное ++ + + + + +
Противоопухолевое и ан- + + ✓ ✓
98
тиметастатическое + + +
ПРИМЕЧАНИЕ: + - наличие эффекта; - - отсутствие эффекта; □ - не исследовано; V. по данным
литературы
Нормализация растительными средствами морфофункциональных изменений (вызванных, например,
гипоксией) в гормонпродуцирующих клетках в первую очередь в мозговой части надпочечников,
синтезирующих катехоламины, могут создать благоприятные условия для такой регуляции. Н.П.
Бехтерева (1976), подчеркивая сложность преодоления устойчивого патологического состояния,
связывает это прежде всего с тем, что компенсаторные гомеостатические реакции, отражающие
процесс адаптации организма, мобилизуются соответствующей матрицей долгосрочной памяти,
активирующейся при любой попытке изменить их. Представление о том, что адаптация - функция
эффективности работы центральных регуляторных систем и памяти [Ильюченок Р.Ю., 1979],
позволяет предположить, что одним из способов управления процессом адаптации растительными
средствами может быть путь направленного изменения регуляторной системы, определяющей формирование и воспроизведение следа памяти. Системные
структурные следы, т.е. памятные следы, составляют основу как простых, так и высших
адаптационных реакций организма, и в этом смысле память - основа адаптации [Меерсон Ф.3.,1981].
Меерсон Ф.З. (1981) считает, что на примере памяти мозга и высших адаптационных реакций
организма можно существенным образом конкретизировать концепцию, в соответствии с которой
роль стресса как неспецифического компонента адаптации состоит в том, что он потенцирует
формирование системного структурного следа, составляющего основу специфической адаптации
[Меерсон Ф.3.,1981]. Несомненным является то, что растительные средства ускоряют процесс
перехода «срочной» адаптации в «договременную» и тем самым предотвращают пагубные
последствия стресс-синдрома. Необходимое звено адаптации к гипоксии составляет активация
синтеза нуклеиновых кислот и белков. Именно эта активация обеспечивает формирование
структурного следа составляющего основу долговременного приспособления к этому фактору
[Меерсон Ф.З., 1981]. Наличие многих фармакологических эффектов у растительных препаратов
(стимуляция регенерации, гастрозащитные свойства, появление митозов в сплено-граммах и
томограммах, стимуляция морфофункциональной активности клеток, продуцирующих анаболические
стероиды в надпочечниках и т.д.) вполне может предполагать активирующее влияние их на синтез
нуклеиновых кислот и белков.
И все-таки, несмотря на общие адаптогенные свойства растительных средств, степень их
универсальности различна; каждый препарат обладает определенным спектром фармакологических
эффектов. Наиболее широк он у лопуха войлочного и меньше выражен ~ у аконита байкальского.
Однако сила эффекта, высокая степень корригирующего воздействия более присущи растительным
средствам аконита. Специфичность исследуемых фитопрепаратов выявлена и при исследовании
корреляционных связей, являющихся отражением уже не количественной, а качественной
характеристикой взаимодействий показателей состояния адаптированное™ организма к
стрессирующим воздействиям (рис. 1). В качестве экстремального фактора использовалось
гипоксическое воздействие. Всеобъемлющий характер этого типового патологического процесса,
сопровождающего практически все известные заболевания, определил особую аюуальность нашего
выбора. Прежде всего отметим, что адаптация организма относится к фундаментальным
общебиологическим явлениям и важнейшим результатом адаптации является выживаемость.
Благоприятное течение адаптации (увеличение резервного времени) при гипоксических состояниях
различного генеза (гемическая, тканевая, циркуляторная) достигалась в условиях увеличения
корреляционных связей тимуса (масса органа и показатели томограммы), их количество начинало
превалировать над показателями селезенки (масса органа и данные спленограммы) и надпочечников
(масса органа и кариометричеекие данные клеточных ядер различных зон надпочечников). Вероятно,
в условиях гипоксической тренировки и действия растительных средств, когда тимус принимает
Схема 1.
"активное участие", осуществляется более быстрое формирование долговременной адаптации.
Обращает на себя внимание тот факт, что именно это соотношение характерно для интактного
99
контроля. Однако выявились и различия в механизмах влияния растений на развитие защитноприспособительных реакций к стрессирующим воздействиям. Несмотря на различную природу
гипоксического воздействия, фитопрепараты проявили закономерное постоянство в формировании
общего количества корреляций в убывающей последовательности: лопух >девясил>аконит.
Некоторая общность действия в большей степени характерна для настоек лопуха и девясила, т.к. под
их влиянием возрастало число значимых корреляций, приходящихся на все показатели тимуса, но
вытяжка лопуха увеличивала их количество иногда и выше
Гемическая гипоксия
Положит.
Огрицат
Неадаптированные I I Адаптированные Г I Ад+лолух Ад+девясил ' Ад+акошг —♦—Икгакпше
Тканевая гипоксия
Неадаптированные Адаш-иро ванные СГПАд+лопух ЫттЛ Ад+девЯСИЛ ЕЗЗАд+аконет —•—
Интакгные
Положит.
Огрицат.
Цнркуляторная гипоксия
Всего Положит. Огрицат,
Рис. 1 Влияние растительных средств на число значимых коэффициентов корреляций между
анализируемыми параметрами при гипоксиях различного генеза
физиологической нормы, что зачастую расценивается как «жесткость» взаимодействия и,
следовательно, как напряжение регуляции функциональной системы. Настойка девясила и, в большей
степени настойка аконита, снижали общее число значимых связей, т.е. способствовали увеличению
автономности и саморегуляции, причем, в их корреляционных матрицах наблюдалось некоторое
увеличение отрицательных обратных связей, которые расцениваются как физиологические.
Следовательно, результирующий показатель адаптированности животных к экстремальному
воздействию (гипоксии) под влиянием различных растений (аконит, девясил, лопух) един, а пути к
этому результату могут быть различными. В современной литературе обсуждается наличие двух
качественно отличающихся друг от друга стратегий адаптации живых организмов - резистентности и
толерантности [Кулинский В.И., Ольховский И.А., 1992]. В процессе эволюции, кроме принципа
реагирования, сложился и другой принцип адаптации - принцип ареактивности, который, на первый
взгляд, кажется более далеким от состояния устойчивого равновесия, характерного для живого
[Гаркави Л.Х и др., 1990]. Н.К. Хитровым (1998) показана широкая распространенность изоляции
клеток, органов и систем от регулирующих влияний в норме и патологии. Не только "расширение"
нервных связей и гиперфункция, но и "сужение" нервных связей и гипофункция биологических
систем служат цели приспособления организм. В этой связи, используя результаты корреляционного
анализа, можно сделать вывод, что настойка аконита в условиях многократной гипоксии различной
природы в большей степени стимулирует толерантную стратегию адаптации, а настойка семянок
лопуха - резистентную; настойка стеблей девясила занимает промежуточное положение. В этом и
состоит их главное отличие и специфическая особенность адаптогенного действия.
1. Препараты аконита байкальского, девясила высокого и лопуха войлочного, как и родиолы розовой
обладают адаптогенными свойствами, повышают устойчивость организма к различным
повреждающим факторам. Выявлены общие закономерности их влияния на организм
экспериментальных животных, заключающиеся в адаптивном характере их воздействия.
100
2. Эффекты исследуемых фитопрепаратов соответствуют характеристикам, предъявляемым к
адаптогенным средствам: действие растительных средств неспецифично, т.к. фармакологическая
активность выявлена на различных видах стресса (иммобилизация, гипоксия, боль, интоксикация,
алкоголь, физическая нагрузка); для них характерна большая широта терапевтического действия
(противовоспалительное, ранозаживляющее, обезболивающее, га-строзащитное, гепатопротекторное,
антигипоксическое, противоалкогольное, антиамнестическое транквилизирующее,
противоопухолевое, антиметастатическое); нормализующее действие растительных средств не
зависит от направленности сдвигов (гипоксия - двигательная активность, онкология - регенерация);
действие фитопрепаратов тем более выражено, чем более
глубоки (до определенного предела) неблагоприятные сдвиги в организме: гипоксия однократная и
повторная (антигипоксический эффект существеннее при многократном воздействии);
обезболивающий эффект более выражен при повторной травме.
3. В механизмах адаптогенного действия исследуемых препаратов можно отметить структурные
(морфометрические показатели тимуса и селезенки, ка-риметрические данные надпочечников);
физиологические (выживаемость, язвообразование, воспаление), биохимические (ферменты,
молекулы средней массы); поведенческие (двигательная активность, эмоциональность, память,
работоспособность) аспекты.
4. На основе корреляционного анализа выявлено, что растительные средства способны стимулировать
толерантную или резистентную составляющие стратегии адаптации к гипоксии. В частности,
настойка аконита байкальского в большей степени сокращала число связей (толерантность), настойка
семянок лопуха их увеличивала (резистентность).
5. Растительные средства из аконита байкальского проявили антистрессорное (гипоксия);
противовоспалительное (острое, хроническое, иммунное воспаление): ранозаживляющее;
обезболивающее; гастрозащитное (нейрогенное язвообразование и вызванное гипоксией);
гепатопротекторное и антитоксическое (СС^); антигипоксическое (тканевая гипоксия);
транквилизирующее; противоопухолевое; антиметастатическое действие.
6. У растительных средств из лопуха войлочного обнаружено антистрессорное (иммобилизация,
гипоксия); противовоспалительное (острое, хроническое); ранозаживляющее; обезболивающее;
гастрозащитное (нейрогенная, резер-пиновая, аспириновая, хроническая ацетатаная язва и
индуцированная гипоксией); антитоксическое (ССЬ); антиалкогольное; антиамнестическое
(алкогольная и гипоксическая травма); противогипоксическое (гипоксическая, гемичекая, тканевая
циркуляторная) действие.
7. У природных препаратов девясила высокого выявлено антистрессорное (иммобилизация,
гипоксия); противовоспалительное (острое, хроническое); ранозаживляющее; анальгетическое;
гастрозащитное (нейрогенное язвообразование, язвы индуцированные гипоксией); антигипоксическое
(гипоксическая, гемическая, тканевая, циркуляторная); антиамнестическое (гипоксическая травма)
действие.
8. Наиболее оптимальной лекарственной формой аконита байкальского является 10% настойка травы;
лопуха войлочного - 10% настойки семянок, листьев; сухой экстракт листьев; девясила высокого 10% настойка стеблей девясила.
9. С учетом имеющихся сведений о механизмах развития патологических реакций при воздействии
различных повреждающих факторов и полученной информации о биологическом действии средств
растительного происхождения последние можно рассматривать как патогенетически обоснованный
компонент терапии и профилактики соответствующих заболеваний.
Попов С.С., Пашков А.Н., Шульгин К.К., Агарков А.А.
101
Объем: 5
стр.
Активность аконитатгидратазы и содержание цитрата у больных алкогольным
гепатитом при комбинированной терапии с эпифамином
Исследовано влияние эпифамина на активность маркерного фермента повреждения гепатоцитов —
гамма-глутамилтранспептидазы, а также активность аконитатгидратазы, являющейся критерием
прооксидантно-антиоксидантного баланса, и содержание цитрата в сыворотке крови больных
хроническим алкогольным гепатитом при проведении базисной терапии. Установлено, что при
комбинированной терапии с эпифамином происходило более выраженное снижение активности
гамма-глут... >>
Дата поступления: 26-05-2014, просмотров: 2 Наркология, 2014.-N 3.-С.50-54. Библ. 15 назв.
Нестерова Ю.В., Поветьева Т.Н., Суслов Н.И., Зюзьков Г.Н., Аксиненко С.Г.,
Пушкарский С.В., Крапивин А.В.
ПРОТИВОВОСПАЛИТЕЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ ДИТЕРПЕНОВЫХ
АЛКАЛОИДОВ АКОНИТА БАЙКАЛЬСКОГО
Объем: 5
стр.
Проведено сравнительное исследование противовоспалительной активности отдельно выделенных
дитерпеновых алкалоидов аконита байкальского (напеллин, зонгорин, гипаконитин, мезаконитин, Nокись 12-эпинапеллина) в условиях острого воспаления разного генеза. Показана высокая
антиэкссудативная активность тестируемых веществ, сопоставимая с активностью диклофенака
натрия. В отличие от нестероидных противовоспалительных препаратов ульцерогенный эффект у д...
>>
Дата поступления: 17-12-2013,
просмотров: 14
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 2013.-N
11.-С.611-615. Библ. 8 назв.
Таныгина Е.С., Попова Т.Н., Семенихина А.В., Крыльский Е.Д., Матасова Л.В.
ВЛИЯНИЕ 2,4-ДИМЕТОКСИФЕНИЛБИГУАНИДА НА
АНТИОКСИДАНТНЫЙ СТАТУС В СЕРДЦЕ И СЫВОРОТКЕ КРОВИ КРЫС
ПРИ ИНФАРКТЕ МИОКАРДА
Объем: 4
стр.
Введение 2,4-диметоксифенилбигуанида крысам с экспериментальным инфарктом миокарда
приводило к снижению активности маркерных ферментов цитолиза кардиомиоцитов в сыворотке
крови крыс, а также интенсивности свободнорадикального окисления, оцениваемой по величине
параметров биохемилюминесценции и активности аконитазы, активности супероксиддисмутазы и
каталазы в сердце и сыворотке крови по сравнению с патологией, что, видимо, связано с
уменьшением ст... >>
Дата поступления: 05-06-2013,
просмотров: 6
Химико-фармацевтический журнал, 2013.-N 4.-С.9-12.
Библ. 12 назв.
Зюзьков Г.Н., Жданов В.В., Удут Е.В., Мирошниченко Л.А., Лосев Е.А.,
Симанина Е.В., Чайковский А.В., Суслов Н.И., Поветьева Т.Н., Крапивин А.В.,
Нестерова Ю.В., Агафонов В.И., Минакова М.Ю., Ставрова Л.А., Данилец М.Г.,
Лигачева А.А., Трофимова Е.С., Иванова А.Н., Гольдберг В.Е., Рейхарт Д.В.,
Дыгай А.М.
Объем:
4 стр.
МЕХАНИЗМЫ СТИМУЛИРУЮЩЕГО РЕГЕНЕРАЦИЮ
ГЕМОПОЭТИЧЕСКОЙ ТКАНИ ДЕЙСТВИЯ НАПЕЛЛИНА В УСЛОВИЯХ
ЦИТОСТАТИЧЕСКОЙ МИЕЛОСУПРЕССИИ
На модели цитостатической миелосупрессии выявлены выраженные регенеративные эффекты
алкалоида напеллина, выделенного из аконита байкальского, в отношении гранулоцитарного ростка
кроветворения. Механизмами гемостимулирующего действия данного вещества является активация
функций гемопоэтических клеток-предшественников на фоне возрастания фидерной способности
102
стромальных элементов гемопоэзиндуцирующего микроокружения при снижении содержания в
костном... >>
Дата поступления: 20-05-2013,
просмотров: 15
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 2013.-N
4.-С.431-434. Библ. 13 назв.
Зюзьков Г.Н., Жданов В.В., Мирошниченко Л.А., Удут Е.В., Симанина Е.В.,
Ставрова Л.А., Агафонов В.И., Чайковский А.В., Минакова М.Ю., Поветьева
Т.Н., Суслов Н.И., Крапивин А.В., Нестерова Ю.В., Семенов А.А., Рейхарт Д.В., Объем:
Дыгай А.М.
4 стр.
МЕХАНИЗМЫ ГЕМОСТИМУЛИРУЮЩЕГО ДЕЙСТВИЯ
ДИТЕРПЕНОВЫХ АЛКАЛОИДОВ АКОНИТА БАЙКАЛЬСКОГО
На модели цитостатической миелосупрессии выявлены выраженные регенеративные
гемостимулирующие свойства смеси дитерпеновых алкалоидов аконита байкальского. Обнаружено,
что в основе их терапевтического действия лежит активация функций гемопоэтических клетокпредшественников на фоне возрастания фидерной способности стромального компартмента
гемопоэзиндуцирующего микроокружения и снижения содержания в костном мозге мезенхимальных
стволовых клеток. Од... >>
Дата поступления: 11-04-2013,
просмотров: 34
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 2013.-N
3.-С.327-330. Библ. 11 назв.
Сафонова О.А., Сливкин Д.А., Попова Т.Н., Суслина С.Н., Сливкин А.И.
АКТИВНОСТЬ АКОНИТАТГИДРАТАЗЫ И СОДЕРЖАНИЕ ЦИТРАТА В
Объем:
ТКАНЯХ КРЫС ПРИ ДЕЙСТВИИ ФАРМАКОЛОГИЧЕСКОГО СРЕДСТВА НА 5 стр.
ОСНОВЕ ПАНТОГАМА, ЯНТАРНОЙ КИСЛОТЫ И ХИТОЗАНА НА ФОНЕ
ИШЕМИИ/РЕПЕРФУЗИИ ГОЛОВНОГО МОЗГА
Показано, что введение фармакологического средства на основе пантогама, янтарной кислоты и
хитозана крысам с ишемией/реперфузией головного мозга сопровождается снижением в ткани мозга
соотношения лактат/пируват, отражающего баланс между анаэробными и аэробными
энергетическими процессами, по сравнению со значением при патологии. Отмечено возрастание
активности аконитазы - чувствительной мишени действия свободных радикалов, и снижение уровня
цитрат... >>
Дата поступления: 03-12-2012,
просмотров: 17
Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии,
2012.-N 9.-С.55-59. Библ. 20 назв.
Зюзьков Г.Н., Крапивин А.В., Нестерова Ю.В., Поветьева Т.Н., Жданов В.В.,
Суслов Н.И., Фомина Т.И., Удут Е.В., Мирошниченко Л.А., Симанина Е.В.,
Семенов А.А., Кравцова С.С., Дыгай А.М.
МЕХАНИЗМЫ РЕГЕНЕРАТОРНОГО ДЕЙСТВИЯ ДИТЕРПЕНОВЫХ
АЛКАЛОИДОВ АКОНИТА БАЙКАЛЬСКОГО
Объем: 5
стр.
На модели плоскостной кожной раны исследовали регенеративную активность дитерпе-новых
алкалоидов аконита байкальского. Выявлены выраженные ранозаживляющие эффекты зонгорина,
напеллина и гипаконитина. Обнаружено, что в основе их терапевтического действия лежит активация
функций резидентных мезенхимальных прогенитор-ных элементов. Развитие данного феномена
связано с прямым влиянием алкалоидов на предшественники и с повышением выработки ростовых
фак... >>
Дата поступления: 06-08-2012,
просмотров: 48
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 2012.-N
6.-С.823-827. Библ. 12 назв.
103
Нестерова Ю.В., Поветьева Т.Н., Суслов Н.И., Жданов В.В., Хричкова Т.Ю.,
Удут Е.В., Чайковский А.С., Гайдамович Н.Н., Андреева Т.И., Дыгай А.М.
РЕГЕНЕРАТОРНЫЕ СВОЙСТВА КОМПЛЕКСНОГО ЭКСТРАКТА И
ВЫДЕЛЕННЫХ ДЕТЕРПЕНОВЫХ АЛКАЛОИДОВ АКОНИТА
БАЙКАЛЬСКОГО
Объем: 5
стр.
Исследовали влияние комплексной вытяжки аконита байкальского на процессы репаративной
регенерации в условиях модели плоскостной кожной раны спины. Обнаружено ускорение сроков
репарации и формирование более полноценных регенератов кожи при назначении животным
настойки аконита байкальского. С помощью культуральных методов определяли влияние алкалоидов
аконита байкальского на функциональную активность предшественников фибробластов in vitro.
Показано... >>
Дата поступления: 21-03-2013,
просмотров: 7
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 2011.-N
10.-С.420-424. Библ. 15 назв.
Нестерова Ю.В., Поветьева Т.Н., Суслов Н.И., Семенов А.А., Пушкарский С.В.
АНТИДЕПРЕССАНТНАЯ АКТИВНОСТЬ ДИТЕРПЕНОВЫХ
АЛКАЛОИДОВ АКОНИТА БАЙКАЛЬСКОГО
Объем: 4
стр.
Курсовое назначение мышам дитерпеновых алкалоидов аконита байкальского способствовало
сокращению времени иммобилизации в тесте "подвешивание за хвост" и обеспечивало
антиэкссудативный эффект на модели серотонинового отека. В тесте "открытое поле" использование
алкалоидов не изменяло суммарную двигательную активность, ориентировочно-исследовательское
поведение и эмоциональную реакцию животных. Данные исследования позволяют говорить о том,
что дите... >>
Дата поступления: 18-03-2013,
просмотров: 13
Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 2011.-N
4.-С.406-409. Библ. 9 назв.
Панченко Л.Ф., Попова Т.Н., Сафонова О.А.
ВЛИЯНИЕ ФЕНИЛЭТИЛБИГУАНИДА И 2,4ДИМЕТОКСИФЕНИЛБИГУАНИДА НА ИНТЕНСИВНОСТЬ
СВОБОДНОРАДИКАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ, АКТИВНОСТЬ АКОНИТАЗЫ И
СОДЕРЖАНИЕ ЦИТРАТА В ТКАНЯХ КРЫС ПРИ ИШЕМИИ/РЕПЕРФУЗИИ
ГОЛОВНОГО МОЗГА
Объем:
5 стр.
Выявлено снижение параметров биохемилюминесценции, отражающих интенсивность
,свободнорадикальных процессов, и содержания продуктов пероксидного окисления липидов
относительно значений при патологии в тканях животных с ишемией/ реперфузией головного мозга,
которым вводили фенилэтилбигуанид и 2,4-диметоксифенилбигуанид. Установлено также, что при
этом в тканях крыс происходят возрастание активности аконитазы и снижение содержания цитрата
по сравнен... >>
Дата поступления: 12-01-2011,
просмотров: 10
Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии,
2010.-N 8.-С.35-39. Библ. 18 назв.
Золоедов В.И., Панченко Л.Ф., Пашков А.Н., Попова Т.Н., Попов С.С.,
Рахманова Т.И.
АКТИВНОСТЬ АКОНИТАЗЫ И СОДЕРЖАНИЕ ЦИТРАТА В КРОВИ
БОЛЬНЫХ С СИНДРОМОМ ТИРЕОТОКСИКОЗА ПРИ
КОМБИНИРОВАННОЙ ТЕРАПИИ С ЭПИФАМИНОМ
Объем: 4
стр.
Осуществлена оценка интенсивности свободнорадикальных процессов, активности аконитазы и
содержания цитрата в сыворотке крови больных с синдромом тиреотоксикоза при проведении
104
стандартного лечения и комбинированной терапии с эпифамином. Установлено, что на фоне
активизации процессов свободнорадикального окисления при синдроме тиреотоксикоза и
проведении традиционной терапии, включающей тиреостатики, происходит снижение активности
аконитазы, являющ... >>
Дата поступления: 11-10-2010,
просмотров: 24
Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической
химии, 2010.-N 6.-С.32-35. Библ. 8 назв.
Макеева А.В., Попова Т.Н., Сливкин А.И., Крыльский Д.В.
Объем:
8 стр.
ВЛИЯНИЕ ПРОИЗВОДНЫХ ГУАНИДИНА НА ИНТЕНСИВНОСТЬ
СВОБОДНОРАДИКАЛЬНОГО ОКИСЛЕНИЯ И АКТИВНОСТЬ АКОНИТАЗЫ
ПРИ ИШЕМИИ-РЕПЕРФУЗИИ ГОЛОВНОГО МОЗГА У КРЫС
Исследовано влияние некоторых производных гуанидина на интенсивность свободнорадикального
окисления и активность аконитазы при ишемии-реперфузии головного мозга у крыс. Выявлено, что
под воздействием N-(4-хлорбензоил)бензтиазол-2- илгуанидина, N-[имино(1-пиперидинил)метил]
гуанидина и N-[имино(4-мерфолинил)метил]гуанидина параметры биохемилюминесценции,
возрастающие при патологии мозга, изменялись в сторону нормы. Удельная активность аконитазы
сн... >>
Дата поступления: 18-02-2013, просмотров: Биомедицинская химия, 2009.-N 5.-С.643-650. Библ. 21
10
назв.
Арзамасцев Е.В., Терентьев А.А., Мальдов Д.Г., Бельков А.П., Ильичев А.В.,
Чубарова Г.Д., Лапшина М.А., Болтнева Н.П., Малиновская К.И.
Объем: 3
стр.
ТОКСИЧНОСТЬ И ПРОТИВООПУХОЛЕВОЕ ДЕЙСТВИЕ НАСТОЕК
АКОНИТА
Исследование токсического действия чистого аконитина и настоек аконита на культуру клеток HeLa
выявило незначительную подавляющую активность аконитина и весьма значительную (но
разнообразную) активность настоек аконита. При добавлении лаппаконитина, конкурентного
ингибитора аконитина, цитотоксическая активность настоек не приостанавливалась. Аконитин не
оказывал прямого противоопухолевого цитотоксического действия, и он не является основным
проти... >>
Дата поступления: 05-07-2010, просмотров: 30 Фармация, 2009.-N 2.-С.33-35. Библ. 8 назв.
Терентьев А.А., Мальдов Д.Г., Самылина И.А, Сорокина А.А., Бельков А.П.,
Ильичев А.В., Чубарова Г.Д.
РОЛЬ АЛКАЛОИДОВ В ПРОТИВООПУХОЛЕВОЙ АКТИВНОСТИ
НАСТОЙКИ АКОНИТА
Объем: 3
стр.
Растения рода аконит (Aconitum napellus, А. кагаkolicum, A. ficheri и A. anthora) издавна широко
использовались в народной медицине и гомеопатии. Аконит содержит следующие биологически
активные вещества: алкалоиды, терпеноиды (моно- ди-и три-), органические кислоты, фенольные
соединения. Особый интерес специалисты проявляют к действию на клетки опухолей алкалоидов
аконита. По-видимому, противоопухолевый эффект препаратов аконита определенным обра... >>
Дата поступления: 05-07-2010, просмотров: 57 Фармация, 2008.-N 4.-С.46-48. Библ. 6 назв.
Мальдов Д.Г., Самылина И.А, Бельков А.П., Ильичев А.В., Чубарова Г.Д.
ОПРЕДЕЛЕНИЕ АКОНИТИТА В ПРЕПАРАТАХ АКОНИТА
КАРАКОЛЬСКОГО
Объем: 3
стр.
Растения рода Aconitum со средних веков использовали в медицине как противопаразитарные,
противовоспалительные и противоопухолевые средства, причем последним свойством обладают
105
только ядовитые виды аконитов — Aconitum napellus, A. soongaricum и A. karakolicum. Из
полученного из них сырья приготавливают настойки, используемые в гомеопатии и народной
медицине для лечения опухолевых заболеваний. Разработаны методики качественного и
количественного о... >>
Дата поступления: 05-07-2010, просмотров: 21 Фармация, 2007.-N 6.-С.16-18. Библ. 12 назв.
Пашинский В.Г., Ветошкина Т.В., Нестерова Ю.В., Поветьева Т.Н.,
Гайдамович Н.Н., Пушкарский С.В.
Объем: 3
стр.
ДЕЙСТВИЕ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ИЗ АКОНИТОВ НА
РАЗВИТИЕ ХРОНИЧЕСКОГО ВОСПАЛЕНИЯ
Показано, что спиртовые извлечения травы аконита байкальского (Aconitum baica-lense Turz. ex
Rapaics); травы и корней аконита северного {Aconitum septentrionaleL.) обладают выраженной
противовоспалительной и антиэкссудативной активностью на модели фетровой грануломы.
Обнаружено нормализующее влияние исследуемых фитопрепаратов на некоторые биохимические
показатели крови, изменяющиеся при воспалении (общий белок, серомукоиды, фибриноген).
Дата поступления: 05-07-2010,
просмотров: 6
Экспериментальная и клиническая фармакология, 2006.-N 2.С.55-57. Библ. 7 назв.
Боровская Т.Г., Фомина Т.И., Пашинский В.Г., Суслов Н.И., Ветошкина Т.В.,
Дубская Т.Ю., Семенов А.А., Шерстобоев Е.Ю., Карпова Г.В., Поветьева Т.Н.,
Воронова О.Л., Абрамова Е.В., Лоскутова О.П.
ДОКЛИНИЧЕСКОЕ ТОКСИКОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ НАСТОЙКИ
АКОНИТА БАЙКАЛЬСКОГО (БАЯКОНА)
Объем: 3
стр.
Проведено доклиническое изучение безопасности баякона — лекарственного средства из аконита
байкальского для лечения пролиферативно-воспалительных дерматозов (псориаз). При однократном
введении крысам и мышам препарат отнесен к малоопасным веществам. Введение баякона в течение
3 мес в желудок крысам в дозах 0,25, 0,5 и 2,5 мл/кг вызывает ряд дозозависимых функциональных и
морфологических изменений. Препарат в дозе 2,5 мл/кг вызывает анемию легкой ... >>
Дата поступления: 05-07-2010,
просмотров: 32
Экспериментальная и клиническая фармакология, 2002.-N
3.-С.63-65
Самылина И.А, Погосов А.Г., Садыков В.М., Стреляева А.В., Чебышев Н.В
(Р
ИЗУЧЕНИЕ ОСТРОЙ ТОКСИЧНОСТИ ПРЕПАРАТА САДЛИН-СК-3
Объем: 3
стр.
В настоящее время в России и странах СНГ для получения новых препаратов из растительного сырья
стали использовать в качестве экстрагента очищенный авиационный керосин . Нами был изготовлен
препарат Садлин—СК-З (СК-3), представляющий собой керосиновое извлечение из корней аконита
(Aconitum napellus) в соотношении 1:10. В качестве экстрагента использован керосин ТС-1 ГОСТ
10227 (1986 г.), прошедший двухступенчатую очистку. Аконит широко используетс... >>
106
Скачать