Dov Shmotkin, Happiness in the Face of Adversity: Reformulating

advertisement
1
Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»
Факультет социологии
Кафедра методов сбора и анализа социологической информации
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
На тему
«Факторы счастья:
межстрановое сравнение»
Студент группы № 433
Данилова Наталья
Владимировна
Руководитель ВКР
Профессор кафедры МСиАСИ
факультета социологии
к. н. Шмерлинг
Дмитрий Семенович
Консультант
Доцент факультета социологии,
PhD Сводер Кристофер Скотт
Москва, 2013
2
Оглавление
Введение....................................................................................................................................................... 3
Глава 1. Концепт счастья как интегральный показатель качества жизни ............................................ 8
1.1 Концепции счастья. Сравнительный обзор .................................................................................... 8
1.2 Факторы, влияющие на счастье (субъективное благополучие) .................................................. 15
1.3 Счастье в перспективе урбанизации и миграции ......................................................................... 23
Глава 2. Способы измерения и толкования «уровня счастья» .............................................................. 29
2.1 Методические аспекты оценки уровня счастья ............................................................................ 29
2.2 Подходы к измерению счастья в экономических и социальных науках ................................ 31
2.3 Индексный метод измерения счастья ........................................................................................... 34
Глава 3. Проверка поставленных гипотез ............................................................................................... 38
3.1 Тестирование гипотез на индивидуальном уровне. ..................................................................... 38
3.2
Тестирование гипотез на межстрановом уровне .................................................................... 63
3.3 Построение типологии стран на основании межстрановых различий во влиянии
детерминант уровня счастья ................................................................................................................ 74
Заключение ................................................................................................................................................ 79
Приложение 1. Оценка влияния факторов счастья в различных странах ........................................... 81
Приложение 2. Нормированное ранжирование коэффициентов регрессионных моделей различных
стран по степени влияния ......................................................................................................................... 87
Список использованной литературы. ...................................................................................................... 88
3
«Что такое счастье - это каждый понимал по-своему.
Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить,
много трудиться и крепко любить
и беречь эту огромную счастливую землю,
которая зовется Советской страной»
А. Гайдар «Чук и Гек», 1939
Введение
Руут Веенховен, один из крупнейших современных исследователей счастья говорит о
том, что уровень счастья, который демонстрируют люди, наряду с уровнем здоровья и
благосостояния является одним из важных измеряемых показателей того, насколько данное конкретное общество пригодно и комфортно для жизни людей1. Идея расчета уровня
Gross-national happiness с начала 1970х набирает все больший вес и в последние годы используется как глобальный показатель для оценки качества жизни, являющийся более
универсальным и объективным, чем экономические показатели ВВП и инфляции.
Колебание общего уровня счастья населения может выступать в качестве индикатора
успешности или провальности многих государственных решений и действий. Согласно
исследованиям особенно серьезно на данный показатель влияют меры социальной политики государства. Поскольку именно они выстраивают оптимальную структуру, в идеале
позволяющую каждому из граждан найти собственную нишу эмоционально и психологически комфортного существования вне зависимости от социального статуса. В случае если
проводимая политика неэффективна, определенные группы населения ощущают социальную депривацию и уровень их эмоционального комфорта, а значит и счастья падает.
Следовательно, основная цель политики, проводимой по отношению к населению как
на государственном, так и на муниципальном уровне заключается в нивелировании депривирующих моментов для различных групп населения. Верификация этих моментов
ярко проявляется на уровне географического и административного размещения людей.
Разные типы населенных пунктов представляют определённый доступ к социальным, экономическим и культурным возможностям, позволяют поддерживать разнообразные стили
и уровни жизни. При этом малые поселения, очевидно, предоставляют меньший набор
альтернатив своим жителям, чем большие города, что может послужить основанием для
возникновения депривации, и вследствие снижения уровня счастья. Классическая теория
урбанизации, напротив, указывает на то, что переселение в крупные города влечет за собой разрыв социальных связей, деперсонализацию, ощущение одиночества и многие дру1
Veenhoven R. Happiness in nations: Subjective appreciation of life in 56 nations 1946-1992. // World Database of
Happiness. 1993. Vol. 44. No. 6. Р.124.
4
гие явления, логичным образом ведущие к понижению уровня счастья городских жителей
относительно сельских.
Гипотеза о большей депривированности жителей малых городов подтверждается данными WVS и некоторых других исследований. Однако данные результаты не могут трактоваться однозначно в силу нескольких причин. Во-первых, во многих из этих исследований счастье отождествляется с субъективным благополучием, что носит скорее экономический, чем социологический характер. Во-вторых, остается не ясным, является ли урбанистический фактор важным сам по себе, или за ним стоит ряд других факторов, сочетание которых повышает или понижает уровень счастья горожан.
Понимание реальной расстановки сил в данной ситуации необходимо для выстраивания грамотной и эффективной социальной политики, позволяющей сделать оба эти типа
привлекательными для жизни и комфортными для людей, вне зависимости от их социального и экономического статуса.
Предыдущие исследования, посвященные изучению уровня счастья разных групп
населения, опирались на эквивалентность понятий субъективного благополучия и счастья.
Однако сравнительно недавние концептуальные работы показали различие между этими
понятиями. В ходе данного исследования мы проверим влияние интересующего нас фактора именно на уровень счастья, как эмоционального и психологического феномена, поскольку, согласно исследованиям психологов данная рамка восприятия является первичной и во многом влияет на оценку человеком собственной жизни.
На данный момент не ясно, существенно ли различие в уровне счастья среди жителей
больших и малых городов. Также не известным остается, какой из типов населенных
пунктов создает более комфортную среду для включения в нее вновь прибывших, в том
числе иммигрантов. Является ли данный фактор определяющим их успешную интеграцию, либо существуют внешние, более значимые факторы, такие как национальность, сохранение культурной и этнической идентичности, аутентичных ценностей.
Суть исследовательской проблемы, поставленной в данной работе заключается в следующем. На индивидуальном уровне нас интересует исследование влияния места проживания (типа населенного пункта) и статуса мигранта (относительно коренных жителей) на
уровень счастья человека. Существует недостаток информации о том, насколько значимы
данные факторы, насколько велико их влияние, являются ли они определяющими или
разница в уровне счастья объясняется другим набором факторов, связанным с этнической
принадлежностью и аутентичными ценностями. Дополнительно нас интересует также исследование влияния таких социодемографических характеристик как возраст, пол и уровень образования в контексте выбранных факторов.
5
На межстрановом уровне наш проект будет нацелен на поиск страновых особенностей
поведения уровня счастья и факторов, выбранных для моделей на индивидуальном
уровне, и построение типологии стран на основании степени комфортности для обитателей малых и больших городов, мигрантов и коренных жителей, (измеренной через оценку
уровня счастья). Далее данная типология будет соотнесена с типологией стран на основании распространенных ценностей (измеренных по опроснику Шварца) и проанализирована на предмет сходства. Таким образом мы попытаемся ответить на вопрос о том, определяется ли выявленное нами межстрановое распределение уровня счастья ценностями или
существуют другие, более значимые факторы.
Ключевым понятием нашей работы является «счастье». Мы определяем его, как эмоциональную оценку человеком собственной жизни на протяжении длительного периода
времени и его персональное моральное восприятие происходящих с ним событий. Данное
понятие является комплиментарным, но не тождественным субъективному благополучию
и удовлетворенностью жизнью2.
Эмпирическим объектом нашего исследования выступает население России и европейских стран старше 15 лет, представленное репрезентативной выборкой. Теоретический
объект представляет собой субъективный саморепрезентативный уровень счастья, измеренный по 11-ти бальной шкале по опроснику Шварца. Предметом нашего исследования
являются факторы, связанные с субъективным саморепрезентативным уровнем счастья.
Основная цель данной работы заключается в том, чтобы выявить факторы, влияющие на уровень счастья в различных странах, измеренный в рамках European Social Survey по расширенному
опроснику Шварца.
Исследование проводится на основании European Social Survey – данных волны 2010
года (волна выбрана на основании актуальности данных, полноты опросника и охвата
стран). Основным исследовательским методом является анализ вторичных данных. В качестве основного метода анализа данных предполагается использовать регрессионное моделирование.
В рамках достижения данной исследовательской цели мы ставим перед собой ряд задач:
1. Изучить влияние фактора проживания в больших и малых городах на уровень
счастья на индивидуальном уровне;
2. Изучить влияние фактора проживания в больших и малых городах на уровень
счастья на межстрановом уровне;
3. Изучить влияние фактора иммиграционного статуса на уровень счастья на индивидуальном уровне;
2
Raibley J. Happiness is not Well-Being //Journal of Happiness Studies. 2012. Vol. 13. No. 6. P. 1113.
6
4. Изучить влияние фактора иммиграционного статуса на уровень счастья на межстрановом уровне;
5. Выявить значимые социально демографические факторы, влияющие на уровень
счастья на индивидуальном уровне (в контексте факторов места жительства и
миграционного статуса);
6. Выявить значимые социально демографические факторы, влияющие на уровень
счастья на межстрановом уровне (в контексте факторов места жительства и миграционного статуса);
7. Построить типологию стран на основании степени влияния различных факторов
на уровень счастья;
В рамках данного проекта мы выдвигаем ряд исследовательских гипотез, которые
звучат следующим образом:
1. Уровень счастья жителей маленьких городов выше вследствие более низких
притязаний и гомогенности среды в данных типах поселений;
2. Уровень социальной дифференциации в малых городах ниже, чем в больших.
Вследствие этого уровень счастья в больших городах ниже, чем малых;
3. Уровень счастья в больших городах детерминируется доступом к возможностям:

Люди, имеющие больший доступ к ресурсам имеют также более высокий
уровень счастья;

Люди, имеющие ограниченный доступ к ресурсам, имеют в среднем более низкий уровень счастья;
4. Мультикультурность в больших городах проявляется в большей степени, чем в
малых;
5. Уровень счастья мигрантов в больших городах выше, чем в малых, так как среда более разнообразна с культурной точки зрения и позволяет лучше адаптироваться, чем в больших;
6. И в крупных, и в малых городах распределение уровня счастья имеет Uобразный характер наивысшей точкой в среднем возрасте (30-40 лет), в связи с
тем, что уровень одновременно и человеческого, и материального капитала в
этот период достигает наибольшего уровня: в малых городах распределение в
большей степени скошено в сторону более старшего возраста, а в крупных- в
сторону молодого;
7. Существует различие в межстрановом распределении уровня счастья среди жителей больших и малых городов;
7
8. Существует различие в межстрановом распределении уровня счастья среди людей с разным миграционным статусом;
9. Возраст является значимым фактором влиянием на уровень счастья как на индивидуальном, так и на межстрановом уровне;
8
Глава 1. Концепт счастья
как интегральный показатель качества жизни
1.1 Концепции счастья. Сравнительный обзор
Вопросы счастья неизменно волновали мыслителей и философов еще со времен античности. За всю человеческую историю было создано огромное количество трудов и выведен ряд теорий, пытающихся постичь суть счастья и найти пути, которые могут привести человека к нему. Осмыслить счастье пытались еще создатели самых первых памятников письменной литературы: упанишад, Вед, «Поучений Птаххетена», религиозных книгах и многих других произведениях. В них представлялись своеобразные инструкции, которые должны были уберечь человека от бед и разочарований и сделать его счастливым.
Такой инструментальный подход к изучению счастья сохранялся достаточно долго.
Из всего массива трудов мыслителей древности можно выделить два основных взгляда на
достижение счастья. Первый из них – путь аскетизма. Его сторонниками выступали ранние стоики, христиане, философы древней индии. Вполне очевидно, что счастье, воспринимаемое ими как добродетель, достигалось путем ограничения собственных потребностей. Второй, напротив, представляет гедонизм, а вместе с ним и всесторонне удовлетворение потребностей души и тела, как ключ к счастью. К VI веку до н.э. появилось также и
представление о принципе золотой середины, как о доктрине, необходимо приводящей к
счастью. В буддистской философии распространена идея о том, что состояние сознание
определяет то, насколько счастлив человек. Иными словами, будет счастлив тогда и только тогда, когда будет считать себя таковым. В даосской системе мышления счастье было
напрямую связанно с представлением «серединном пути», позитивным отношением ко
всем жизненным событиям. Любопытным является тот факт, что многие из этих взглядов
нашли свое отражение в современных научных доктринах счастья из области психологии,
социологии и экономики, притерев ряд изменений.
Первая парадигма, на которую мы обратим свое внимание в рамках рассмотрения
современных концепций счастья – теории целей и потребностей3. Данные теории говорят
о том, что счастье может быть достигнуто только в том случае, если потребность будет
удовлетворена, если человек придет к своей цели. Теория потребностей говорит о наличии
у человека врожденных и приобретенных потребностей. Некоторые из них он осознает –
некоторые нет. В теории целей речь идет, напротив, об осознанном селективном отноше3
Сыровежкин А. А. ТЕОРИЯ СЧАСТЬЯ ДЛЯ ОБЩЕСТВА ПОТРЕБЛЕНИЯ //Молодёжь и наука: Сборник
материалов VIII Всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых учёных, посвященной. – 2012. С. 4
9
нии к желаниям, выбору определенных целей для достижения, именно тех, которые сделают человека счастливым. Здесь нельзя забывать о конфликте мелких и глобальных желаний, так как он может сделать достижения счастья принципиально невозможным для
человека. Краткие периоды счастья от текущих задач часто неспособны покрыть общую
неудовлетворенность от затягивания выполнения глобальных планов. Другой препон для
достижения счастья в данной парадигме лежит в недостатке человеческих ресурсов для
достижения поставленных целей, (например, в том случае, если поставленный порог был
изначально слишком высок).
Идея второй парадигмы, рассматриваемой нами в рамках данного обзора, лежит в
достижении счастья через соблюдение баланса боли и наслаждения в жизни человека4. В
рамках данной группы теорий любая потребность человека прямым образом вызвана недостатком чего-либо. Соответственно, чем выше общая неудовлетворенность жизнью, тем
больше счастья компенсаторно приносит удовлетворение потребностей. Более того, отмечается и симметричная контрастная способность человека переживать эмоции – чем сильнее он способен ощущать счастье, тем также более выражено несчастным он может себя
почувствовать. Наконец, в пользу данной теории говорит и разница в уровне положительных и отрицательных эмоций в зависимости от персонального значения того или иного
события в жизни человека.
В рамках другого подхода – теорий деятельности – счастье определяется как некий
продукт, сопутствующий человеческой деятельности. Здесь мы встречаем принципиально
другой подход к счастью – оно воспринимается не как цель или конечное достижение, а
как процесс. Американский профессор психологии М. Чиксентмихайи пишет о том, что
удовлетворение от деятельности достигается только в том случае, если индивидуальные
способности соответствуют способностям, необходимым для выполнения данной деятельности5. Ощущение счастья возникает именно тогда, когда дело, которым занимается
человек не слишком сложно и не слишком просто для него, когда он находит его увлекательным и интересным.
Еще один блок теорий о счастье основывается на навыке ассоциативного мышления у человека6. Важную роль здесь играет феномен обусловленного вызывания эмоций.
Согласно данному подходу ощущение счастье формируется из цепочки ассоциаций и восGuidi M. E. L. Jeremy Bentham’s Quantitative Analysis of Happiness and its Asymmetries //Handbook on the
Economics of Happiness, 2007, P. 68-94.
5
Буякас Т. М. О феномене наслаждения процессом деятельности и условиях его возникновения (по работам
М. Чиксентмихайи) //Вестник МГУ. 1995, С. 53-61.
6
Сысоева Т. А. Влияние эмоционального состояния на мнемические процессы: эффект конгруэнтности //С
69 Социальный интеллект: Теория, измерение, исследования/Под ред. ДВ Люсина, ДВ Ушакова.—М.: Изд
во «Институт психологии РАН», 2004.176 с.(Труды Института психологии РАН). 2004, С. 89.
4
10
поминаний, которые вызывает сам человек в связи с тем или иным событием. В случае
привычки к формированию позитивных групп воспоминаний человек воспринимает
большее количество событий в своей жизни, как приятные, и, соответственно, чаще чувствует себя счастливым. Еще одним способом повышения индивидуального уровня счастья считается контроль над негативными мыслями и сознательные попытки уменьшить
их. Сторонники данной парадигмы говорят даже о своеобразной привычке быть счастливым, которая состоит в априорном ожидании грядущих событий, как позитивных.
Еще одна теория, описывающая феномен счастья, говорит о его относительности.
Р. Веенховен7 характеризует ее суть следующим образом. Согласно данной парадигме
уровень счастья человека зависит скорее не от объективного благополучия, а от сравнительного субъективного положения по отношению к другим людям. Исходя из этого, понятие счастья с исследовательской точки зрения кажется достаточно бесполезным, с одной стороны, так как не соотносится в полной мере с объективными показателями благополучной жизни, и с другой – слишком уклончатым и половинчатым – в силу постоянного
изменения стандартов счастья у самого человека. Именно поэтому, несмотря на соответствие здравому смыслу и логике, на практике данная теория редко ложится в основу научных и эмпирических изысканий.
Согласно мнению Р. Веенховена8, при том, что на индивидуальном уровне каждый
из нас улучшает свою жизненную ситуацию, чтобы стать счастливее, на обобщенном,
коллективном – люди все-таки нуждаются в наличии государства и ожидают от него гарантий юридической и социальной безопасности, экономического благополучия, для того,
чтобы максимизировать собственный комфорт и сделать собственную жизнь более удовлетворительной.
Из вышесказанного логичным образом следует, что, в рамках данного подхода,
оценка уровня счастья «в целом» складывается из двух компонентов: непосредственно
уровня субъективного ощущения благополучия/удовлетворенности жизнью и соотношения себя с различными параметрами и принятыми оценками успешности, благополучности и состоятельности. В качестве аффективной составляющей (гедонического уровня
счастья) выступает позитивный опыт человека – все, что приносит ему удовольствие; в
качестве когнитивной - насколько его достижения и свершения оцениваются другими,
какими он сам их считает, каким образом они ранжируются в обществе вокруг него.
В рамках социально-экономической литературы саморефлексивная оценка уровня
счастья также именуется как «удовлетворенность жизнью» и «субъективное благополу7
8
Veenhoven R. Is happiness relative? //Social Indicators Research. 1991. Vol. 24. No. 1. P. 2
Там же.
11
чие»9. Последняя формулировка понятия встречается наиболее часто. Она описывает то,
как человек оценивает собственную жизнь. Данная оценочная величина может отражать
как непосредственно суждения о восприятии жизни, так и персональное соотношение позитивного и негативного в восприятии вещей в целом (пресловутые пессимисты и оптимисты). Само по себе «субъективное благополучие» является сложным конструктом, содержащим в себе как когнитивные, так и аффективные компоненты10. Термины «удовлетворенность» и «счастье» появляются в литературе, когда речь идет о «благополучии» в
общем, как о некоем уровне или значении, без выделения каждого отдельного слоя элементов11.
Распространенное базовое определение счастья в социальных и экономических исследованиях приводится голландским ученым Руутом Вееннховеном, руководителем
World Database of Happiness и основателем Journal of Happiness Studies. Он описывает
данное явление, как «степень, с которой индивид оценивает общее состояние своей жизни, как положительное»12. Иными словами – насколько человеку нравится та жизнь, которой он живет. Непосредственно термин «счастье» является эквивалентом термина «субъективное благополучие», отсылающего исследователя к психологической и эмоциональной стороне вопроса, наряду со всеми остальными. Иными словами, счастье характеризует отношение человека к собственной жизни, ее субъективное восприятие.
Другой принципиальный подход к определению счастья лежит в его разграничении
с субъективным благополучием. Одной из знаковых работ, посвященных феномену счастья и его соотношения с понятием благополучия, является книга Дэвида Хэйборна «The
pursuit of unhappiness: The elusive psychology of well-being»13. В данной работе он настаивает на том, что счастье не может быть ассоциировано с удовольствием, поскольку последнее слишком призрачно и расплывчато в своих психологических эффектах. Удовлетворенность жизнью также в полной мере понятию счастья не соответствует, поскольку
она относится к оценке всей жизни в целом. К тому же, счастье, безусловно, является продолжительным состоянием, а оценивают свою жизнь люди чаще всего на данный конкретный момент, при чем эти оценки крайне подвержены влиянию ситуативных факторов.
Д. Хэйборн же, напротив, выдвигает идею о том, что счастье должно расцениваться
строго в качестве эмоционального феномена. Иными словами, счастье по его мнению
9
Shmotkin D., Happiness in the Face of Adversity: Reformulating the Dynamic and Modular Bases of Subjective
Well-Being Review of General 2005, Vol. 9, No. 4. P. 291–325
10
Diener, E., Subjective well-being. Psychological Bulletin, 1994 No. 95. P. 542–575.
11
Veenhoven, R. Questions on happiness: Classical topics, modern answers, blind spots. In F. Strack, M. Argyle, &
N. Schwarz (Eds.), Subjective well-being: An interdisciplinary perspective (P. 7–26). Oxford, England: Pergamon
Press, 1991
12
Veenhoven R. Is happiness relative? //Social Indicators Research. 1991. Vol. 24. No. 1. P. 3
13
Haybron D. M. The pursuit of unhappiness: The elusive psychology of well-being. OUP Oxford, 2008. P. 85 – 90
12
определяется общим эмоциональным состоянием человека на протяжении определенного
периода жизни (с. 109). Автор полагает, что счастье в данном понимании соотносится с
благополучием с двух сторон. С одной, высокий уровень счастья представляется достаточно надежным индикатором того, что жизнь человека протекает хорошо. С другой, подлинная ценность счастья проявляется в его существенном вкладе в самонаполнение эмоциональной части человеческой жизни. Важность счастья определяется тем, что природа
каждого человека бесспорно носит эмоциональный характер, в большей или меньшей степени. Хайборн утверждает, что эта эмоциональная часть состоит из набора предустановок
о необходимости быть счастливым при определенных обстоятельствах. Однако счастье
может выступать в качестве формы наполнения жизни только в том случае, если оно не
зависит от ценностей, привитых человеку в ходе сторонних манипуляций, ложных убеждений и аффективных состояний. Такое неаутентичное счастье не является материалом
для самозаполнения, так как не отражает реальной сущности человека, его стремлений и
чувств, хотя и приносит определенное удовольствие.
Дэнис МакМанус в своем обзоре данной книги (журнал Phylosophy, Октябрь
2009)14 выделяет три спорных, с его точки зрения, пунктов, освещенных в данной работе.
Первый состоит в том, что эмоциональная природа человека не обязательно заключается в
достижении счастья при определенных обстоятельствах, поскольку это совершенно выводит из игры весь остальной спектр эмоций и слишком упрощает и унифицирует человеческую натуру. Второй обращен к Хайборновскому отказу от суъективизма, хотя его подход
к определению счастья автоматически вносит элемент такового в его теорию. В противном случае может сложиться ощущение, что понятие счастья, как эмоционального состояния идет в разрез с ощущением от жизни, ее восприятием. Наконец, третий связан с самонаполнением и аутентичностью счастья, а именно тем фактом, что неаутентичное счастье не может наполнять эмоциональную жизнь человека. МакМанус поднимает вполне
резонный вопрос о том различает ли человек реальные условия, при которых он должен
быть счастлив и те, что были ему внушены каким либо образом, и где на самом деле пролегает граница между ними.
Другой тезис, который кажется нам важным и напрямую относящимся к нашей работе, поднимает еще один обозреватель работы Хайборна, Анна Александрова 15. Одним
из центральных, по ее мнению, заключений книги является идея о том, что уровень сча-
14
15
Denis McManus, New books review, Philosophy, 2009, Vol. 84. No. 04. P. 624-629
Александрова А. Обзор книги Haybron D. M. The pursuit of unhappiness: The elusive psychology of wellbeing.//URL:[http://journals.cambridge.org/action/displayFulltext?type=1&fid=6563332&jid=EAP&volumeId=25&i
ssueId=03&aid=6563324] . Проверено 20.05.2013.
13
стья и благополучия человека будет расти с повышением вариантов для выбора в его жизни. А. Александрова в корне не согласна с этим, поскольку люди не всегда могут осознавать все возможные варианты, рассматривать их, как подходящие, в конце концов, распоряжаться ими наиболее разумным, с точки зрения повышения уровня счастья, образом.
Данное противоречие плотно связанно с одной из наших базовых исследовательских гипотез, тестирующей различие уровня счастья у мигрантов в больших и малых городах.
Мы предполагаем, что в мегаполисах мигранты будут счастливее отчасти из-за большего
спектра возможностей выбора деятельности и образа жизни. В этом свете теория Д. Хайборна представляется нам крайне интересной.
Еще одна серьезная попытка провести концептуальное различие между понятиями
счастья и благополучия предпринимается в одной из работ Джейсона Рэбли16. Во многом
она опирается на работу Хайборна: отчасти поддерживая ее, отчасти критикуя. Автор
апеллирует к нескольким основным аспектам. Первый из них относится к философским
доктринам счастья, а именно к разделению такового на эпизодическое, (или «ощущение
счастья», «гедония» в философской литературе), и счастье как некий атрибут личности.
Эпизодическое счастье возможно зафиксировать физиологически – на уровне измерения
гормональных и нейрологических показателей. Именно его описывает теория «объективного счастья» Каннемана17, работы Дэвиса18, Самнера19 и так далее. Данный вид счастья
крайне зависим от времени и событийных колебаний. Атрибутивное счастье более стабильно и гораздо хуже поддается операционализации и измерению.
Д. Рэбли пишет о том, что относительно понятия субъективного благополучия философы куда более единообразны в своей точке зрения: высокий уровень субъективного
благополучия наблюдается именно тогда, когда жизнь идет определенным образом хорошо для конкретного человека. При этом существует принципиальное различие между
оценкой жизни с точки зрения ее благополучности и ее эмоциональной оценкой. Последняя является необходимой, поскольку как высоко бы не оценивалось качество жизни человека со стороны, для него самого такая жизнь может быть невыносимой.
Еще одна проблема понятия благосостояния состоит в том, что оно напрямую связанно с отношениями прибыли-убытка: в том случае, если один человек оказал некую
услугу, принес пользу другому человеку, уровень его благосостояния возрос. Если наобо-
16
Raibley J. Happiness is not Well-Being //Journal of Happiness Studies. 2012. Vol. 13. No. 6. P. 1105-1129
Kahneman, D. Objective happiness. 1999. В книге Kahneman D., Diener E., Schwarz N. Well-being: The foundations of hedonic psychology. – Russell Sage Foundation Publications, 2003. P. 254
18
Davis W. A theory of happiness //American Philosophical Quarterly. Vol.14. No. 1. 1981. P. 111-120.
19
Sumner L. W. Welfare, happiness, and ethics. – Oxford University Press, USA, 1999. P.625
17
14
рот – второй пострадал от действий первого, то и уровень его благосостояния снизился20.
Также субъективное благополучие является чистым эквивалентом морального, этического
утилитаризма, рационального эгоизма, и как утверждает С. Дарвал, концептуально связанно с вопросами сконцентрированности на личности и заботы о ней 21. Более того, Д.
Хайборн22 описывает субъективное благополучие как прямой и достаточно четкий мотиватор для совершения тех или иных действий. Несмотря на все многообразие теорий благополучия: от девелопментализма Краута23 до теорий достижения целей Келлера24 и удовлетворенности жизнью Самнера25, - все они, в общем и целом, опираются на описанный
выше концепт субъективного благополучия.
Возвращаясь к работе Д. Рэбли, стоит отметить, что, с его точки зрения, и эпизодическое, и атрибутивное состояние счастья отличается от описанного выше концепта субъективного благополучия. Он отвергает распространенную точку зрения о том, что благополучие тесно связанно с эпизодическим счастьем26 при помощи примера связанного с
женщиной, больной синдромом Альцгеймера27. Несмотря на объективный низкий уровень
ее благополучия по всем критериям, ее сиделка характеризует ее как «одного из самых
счастливых людей, которых она когда-либо встречала». То есть уровень ее счастья явно
выше уровня ее субъективного благополучия. При помощи еще одного переходного случая – а именно примера использования антидепрессантов после потери любимого человека главой крупной корпорации он показывает, что при неизменном уровне благосостояния
может меняться и уровень атрибутивного, фонового счастья. Безусловно, связь между
этими понятиями присутствует, но они не являются единственными и значимыми детерминантами друг друга. И более того, друг другу не эквивалентны.
Тонким моментом, о котором не стоит забывать, является соотношение обоих категорий счастья и набирающей силу теории благосостояния, как процветания человека, связанной с осознанием и соответствием господствующим ценностям. Оба этих случая не
вписываются в полной мере в ее рамки. Кроме того, не стоит забывать, что счастье, в любом из его видов, может выступать как ценность само по себе либо служить основанием
для других ценностей и в таком виде влиять на благосостояние.
Bond E. J. ‘Good’and ‘Good for’: A Reply to Hurka //Mind. 1988. Vol. 97. No. 386. P. 279-280.
Darwall S. Welfare and rational care. – Princeton University Press, 2004.
22
Haybron D. M. The pursuit of unhappiness: The elusive psychology of well-being. OUP Oxford, 2008.
23
Kraut R. Two conceptions of happiness //The Philosophical Review. – 1979. – С. 167-197.
24
Keller S. Welfare as success //Noûs. – 2009. – Т. 43. – №. 4. – С. 656-683.
25
Sumner L. W. Welfare, happiness, and ethics. – Oxford University Press, USA, 1999. P. 431
26
Feldman F. What is this thing called happiness?. – OUP Oxford, 2010. P 386
27
Случай описан в книге Dworkin R. Life's dominion: an argument about abortion, euthanasia, and individual
freedom. – Vintage, 1994. P. 443
20
21
15
Итак, рассмотрев широкий спектр существующих толкований феномена счастья и
объясняющих его теорий, мы подходим к необходимости определить данное понятие в
рамках конкретного исследовательского проекта. Нам кажутся безусловно интересными
концепции Д. Хайборна и Д. Рэбли в свете того, что они разграничивают счастье и субъективное благополучие. Данное разделение соблюдается и в рамках опросника European
Social Survey, поскольку для удовлетворенности жизнью и для ощущения счастья предусмотрены два отдельных вопроса. Более того, структура опросника и сама формулировка
вопроса позволяет нам говорить о том, что в данной работе под термином «счастье» мы
будем понимать именно атрибутивное счастье в интерпретации Джеймса Рэбли. Таким
образом, под счастьем мы подразумеваем эмоциональную оценку человеком собственной
жизни на протяжении длительного периода времени и его персональное моральное восприятие происходящих с ним событий. Данное понятие является комплиментарным, но не
тождественным субъективному благополучию и удовлетворенностью жизнью.
1.2 Факторы, влияющие на счастье (субъективное благополучие)
Одним из самых главных, с прикладной точки зрения, аспектов изучения счастья
является поиск наиболее благоприятных условий для возникновения у людей этого ощущения. Он лежит в основании большого количества научных и политических дебатов. Несмотря на очевидную значимость для социальной политики, исследования непосредственно факторов, влияющих на счастье, (а не субъективное благополучие), не продвинулись
достаточно далеко на надындивидуальном уровне. Чрезмерно обобщая, можно сказать,
что исследования западных обществ создают следующий портрет счастливого человека. С
наибольшей вероятностью он проживает в экономически развитой стране с высоким
уровнем демократизации и свободы, скорее всего принадлежит к этническому большинству, состоит в браке и хорошо ладит с друзьями и родственниками. Велика вероятность,
что он здоров, физически активен, открыт различным идеям, ощущает контроль над своей
жизнью, ставит моральные и этические ценности над материальными28. Вряд ли столь генеральное описание пригодно для использования в реальной жизни и решения реальных
задач. Именно поэтому намного больший интерес представляют более специализированные исследования, детально описывающие тот или иной аспект.
Все большее количество работ подтверждает, что индивидуальный уровень счастья
во многом находится под влиянием генетических и биологических факторов. Неврологи
выяснили, что уровень так называемых «гормонов счастья» - допамина и сератонина, (ко28
Veenhoven, R. Questions on happiness: Classical topics, modern answers, blind spots. In F. Strack, M. Argyle, &
N. Schwarz (Eds.), Subjective well-being: An interdisciplinary perspective (P. 7–26). Oxford, England: Pergamon
Press, 1991 P. 18
16
торые тесно связаны с самореперзентативными показателями счастья), во многом определяется генетической предрасположенностью29. Данный вывод подтверждается результатами исследований уровня счастья среди генетически идентичных близнецов. Вне зависимости от того, воспитывались ли они вместе или раздельно, схож или различен их жизненный опыт, насколько отличается их текущая жизненная ситуация, данный вид близнецов, в отличие от двойняшек, неизменно показывал схожий уровень счастья 30. Влияние
генетического фактора на уровень счастья, таким образом, крайне велико. Важность данного вывода во многом обусловлена тем фактом, что предыдущие исследования счастья
показали, что за счет вариации доходов, сфер деятельности, различии в гендерной принадлежности объясняется крайне маленький процент дисперсии его уровня – лишь около
4%, в то время как за счет генетического фактора объясняется больше половины 31. Отсюда напрашивается вывод о том, что биологическая детерминанта является наиболее мощной и влиятельной.
Однако Р. Инглхарт и Г. Клингманн в своей статье доказывают, что культурные и
исторические факторы также имеют весьма сильные позиции. Так, они отмечают, что
культурное разнообразие является феноменом, который практически не проявляется внутри одного сообщества, но явно заметно между несколькими. При этом исследования связи
генетики и счастья чаще всего проводятся в рамках одного сообщества/страны, где уровень счастья априори колеблется в некоторых пределах, свойственных данной стране. В
тот момент, когда происходит переход от внутристранового анализа к межстрановому,
влияние генетического и социокультурного факторов становится приблизительно равнозначным32.
Р. Инглехарт описывает страновые особенности в распределении уровня счастья,
основанные на историческом опыте сообществ и характеристиках их культуры, как сложившиеся и крайне устойчивые. Так, на протяжении 25 лет, рассматриваемых в данной
работе, датчане неизменно оставались самой счастливой нацией, в то время как португальцы, (включенные в исследование с момента вступления Португалии в Евросоюз), наиболее не удовлетворенной собственной жизнью33. При этом, паттерны, продемонстрированные странами в рамках European Barometer, повторяются и в рамках World Value
29
Hamer D. H. The heritability of happiness //Nature genetics. 1996. Vol. 14. No. 2. P. 125-126.
Lykken D., Tellegen A. Happiness is a stochastic phenomenon //Psychological Science. 1996. Vol. 7. No. 3. P.
186-189.
31
Inglehart R., Klingemann H. D. Genes, culture, democracy, and happiness //Culture and subjective well-being.
2000. P. 165
32
Согласно данным исследований Euro-Baromeer за 1973-1998, приведенным в статье Inglehart R., Klingemann H. D. Genes, culture, democracy, and happiness //Culture and subjective well-being. 2000. P. 165
33
Inglehart R., Klingemann H. D. Genes, culture, democracy, and happiness //Culture and subjective well-being. –
2000. P. 170
30
17
Survey. В связи с этим выдвигается гипотеза о том, что национальные культуры, как и индивиды, имеют некий базовый уровень счастья, который варьируется в зависимости от
текущих событий.
Существует ряд работ, доказывающих влияние климатических условий на культуру
нации и присущим ей способам выражения эмоций. Еще в 17 веке Де Вальт и Пелто
утверждали, что теплый климат формирует более свободные культуры, а более суровый –
более сдержанные и строгие34. Подобной точки зрения придерживался и Монтескье, поляризовавший различия между Севером, как холодным, сдержанным, рациональным и
Югом, как горячим, раскрепощенным, свободным, эмоциональным. Данное разделение в
последствие подвергалось многочисленной критике со стороны ученых, но сама идея влияния климата на интенсивность и характер проявления эмоций через культуру показала
удивительную устойчивость и регулярно применяется в исследованиях.
Интерес к изучению связи климатических условий и счастья особенно возрос в свете усугубившейся проблемы экологии. Исследование, проведенное в 2005 году Катрин
Рэданц и Дэвидом Мэддисоном, выявило, что климатическая составляющая действительно имеет серьезное влияние на уровень саморепрезентативного счастья, демонстрируемый
различными странами35. Значимыми оказались температурные показатели в самые жаркие
и холодные месяцы. Более высокая средняя температура в холодный сезон связывалась с
повышением уровнем счастья, а чрезмерно высокая средняя температура в теплый сезон –
с его понижением. Авторы исследования прогнозируют, что при потеплении наиболее повысится уровень счастья стран, расположенных в северных широтах, а южные страны,
напротив, понесут наибольший ущерб в рамках данного показателя.
Подобное исследование на российских данных выявила схожую зависимость36.
Уровень счастья жителей более холодных районов страны в среднем ниже, чем у жителей
районов с более теплым и мягким климатом. Повышение количества солнечных часов в
месяц также позитивно сказывается на данном уровне.
С точки зрения климатическо-экономической теории культуры поведение и самоощущение человека определяется за счет сочетания потребностей, обусловленных климатическими условиями, и набором ресурсов, зависящим от степени благосостояния государства37. В более богатых странах жители располагают большим количеством экономических и социальных ресурсов для адаптации к экстремальным погодным условиям, что
Triandis H. C. Individualism & collectivism. – Westview Press, 1995. P.53
Rehdanz K., Maddison D. Climate and happiness //Ecological Economics. 2005. Vol. 52. No. 1. P. 111-125.
36
Frijters P., Van Praag B. M. S. The effects of climate on welfare and well-being in Russia //Climatic Change.
1998. Vol. 39. No. 1. P. 61-81.
37
Fischer R., Van de Vliert E. Does climate undermine subjective well-being? A 58-nation study //Personality and
Social Psychology Bulletin. 2011. Vol. 37. No. 8. P. 1031-1041.
34
35
18
обуславливает достаточно высокий уровень их благополучия, как материального, так и
психологического. Исследование, проведенное в рамках данной теории Робертом Фишером и Эвертом Ван де Виертом, как и упомянутые ранее, подтвердило наличие влияния
климатической составляющей на благополучие человека, близкого по значимости к социальным факторам38. Авторы особенно выделяют влияние данной составляющей при учете
ценностных факторов: индивидуализма и коллективизма, ценности демократии, на которых мы остановимся подробнее далее.
В целом, изучение влияния ценностей на субъективное благополучие является еще
одной большой группой работ, исследующих связь культуры и уровня счастья. Часто такие работы ограничивают культуру рамками одной страны или нации. Несмотря на то, что
с точки зрения дизайна исследования это часто бывает оправданно, технически это не совсем верно, поскольку некоторые культурные переменные не изоморфны географическим
границам и простираются далеко за их пределы. Так, влияние католицизма или протестантизма, основ конфуцианства в азиатских странах невозможно четко привязать к государственным границам. На менее обобщенном уровне выделяются субкультуры в рамках отдельных наций, что приводит к появлению внутри них определенных культурных различий. Тем не менее, единицей анализа чаще всего выступает именно нация, проживающая в
рамках одного государства.
Исходя из элементарного «принципа удовольствия», высокий уровень счастья является положительным явлением, а уровень счастья – отрицательным. Однако представления об «идеальном» уровне эмоционального благополучия могут варьироваться от
культуры к культуре. Исследование, проведенное среди студентов в 41 стране, выявило
наличие корреляции между приемлемостью положительных эмоций и тем, как часто их
испытывает человек, согласно его субъективной оценке39. Для отрицательных эффект оказался не значимым, что навело исследователей на предположение о большей регулятивной силе норм относительно позитивных эмоций. В том же международном исследовании
было установлено, нормы, связанные с уровнем удовлетворенностью жизнью, изменяются
вслед за саморепрезентативным уровнем счастья респондента. Причем корреляция на
страновом уровне почти в два раза превышает корреляцию на уровне индивидуальном.
Иными словами, если представление о высоком уровне удовлетворенности жизнью является «идеальным» среди представителей данной нации, то и их субъективный уровень
счастья будет выше, и наоборот.
38
39
Там же.
Diener E., Lucas R. E. Explaining differences in societal levels of happiness: Relative standards, need fulfillment,
culture, and evaluation theory //Journal of Happiness Studies. 2000. Vol. 1. No. 1. P. 41-78.
19
Еще один аспект влияния культуры проявляется в непосредственном формировании представления о составляющих счастья и предопределении оценки непосредственного индивидуального субъективного опыта с точки зрения соответствия или несоответствия данному представлению. Луо Лу и Робин Гилмор утверждают, что различные культуры предписывают различные социально-приемлемые типы счастья (в своей работе они
рассматривают данный аспект в перспективе индивидуально-ориентированного и социально-ориентированного счастья), и, соответственно, различные условия, обуславливающие более высокий его уровень40. Авторы проводили сравнение индивидуалистской западной культуры и коллективистской восточной. Данная культурная дихотомия является
достаточно распространенной в рамках социально-экономических исследованиях, хотя на
протяжении нескольких десятилетий мы можем наблюдать достаточно сильное, агрессивное влияние западных индивидуалистских ценностей на восточную культуру. При этом
обратное влияние является куда более слабым и менее распространенным.
В одной из опубликованных ранее работ Луо Лу вместе с коллегами выяснили, что
ценности, тесно связанные с коллективистской культурой, такие как, например, «социальная интеграция» обуславливают более высокий уровень счастья среди коллективистов,
но не имеют подобного влияния в индивидуалистической культуре 41. С другой стороны,
показатель самооценки является крайне важным предиктором уровня счастья в индивидуалистских культурах, а в коллективистских же играет роль, эквивалентную гармоничности
взаимоотношений с другими людьми. Ценности и субъективный опыт, связанные с работой одинаково влияют на уровень счастья в обеих культурах.
Еще одно исследование счастья, проведенное на основании сравнения западной и
восточной культур выявило, что представители данных культур по разному оценивают
субъективный уровень счастья за отрезок времени42. Исследование дневников показало,
что удовлетворенность жизнью за неделю в целом у представителей западной культуры
значительно выше среднего показателя за семь дней, а у представителей восточной –
практически совпадает.
Кроме того, исследование культурных различий также обозначило еще один важный фактор, оказывающий влияние в рамках данной культурной дихотомии – ориентация
40
Lu L., Gilmour R. Culture and conceptions of happiness: Individual oriented and social oriented SWB //Journal of
Happiness Studies. 2004. Vol. 5. No. 3. P. 269-291.
41
Lu L., Gilmour R., Kao S. F. Cultural values and happiness: An East-West dialogue //The Journal of Social Psychology. 2001. Vol. 141. No. 4. P. 477-493.
42
Diener E., Oishi S., Lucas R. E. Personality, culture, and subjective well-being: Emotional and cognitive evaluations of life //Annual review of psychology. 2003. Vol. 54. No. 1. P. 403-425.
20
достижения/избегания. А. Ли, Дж. Аакер и У. Гарденер43 продемонстрировали в своей работе следующую связь: осмысление факта принадлежности к группе, (что является хронической коллективистской тенденцией), приводит к тому, что человек сосредотачивается
на негативных последствиях. В то время как сознание независимости ведет к фокусированию на позитивных последствиях.
Следующим фактором, относящимся к межстрановому уровню, является уровень
демократизации. Базовая гипотеза, выдвигаемая в относящийся к данному вопросу литературе, заключается в том, что с развитием демократии происходит улучшение условий
для удовлетворения нужд человека и его уровень счастья должен возрастать. Однако результаты исследований достаточно противоречивы. Часть из них – например, работы П.
Шунца44 и Р. Веенховена45, говорит о наличии значительной прямой корреляции между
Freedom Home Democracy Index и саморепрезентативным уровнем счастья. Однако данная
корреляция становится незначительной в случае фиксации показателя национального
уровня доходов при расчетах. Р. Инглехарт и Г. Клингеман46, проводившие подобное исследование на данных World Values Survey также показали сомнительность столь простой
и линейной связи между демократией и уровнем счастья.
Упрощенное восприятие отношений дохода и уровня счастья также вызывает множество вопросов. Одни из самых ранних исследований47 показали, что увеличение дохода
может иметь положительный эффект на уровень удовлетворенности жизнью в краткосрочном периоде. Но в долгосрочном этот эффект довольно быстро пропадает за счет
привыкания человека к новой ситуации, и уровень счастья человека возвращается на
предыдущую равновесную точку. Подтверждением этому является тот факт, что уровень
счастья во многих странах сохраняется на одном уровне на протяжении уже нескольких
десятилетий, несмотря на их значительный экономический рост48. Более того, исследование, проведенное Р. Истерлином еще в 197449 году показало, что страны с различным
уровнем ВВП ну душу населения, (как крайние точки выборки для сравнения использова43
Lee A. Y. et al. The pleasures and pains of distinct self-construals: The role of interdependence in regulatory focus //Journal of personality and social psychology. 2000. Vol. 78. No. 6. P. 1122-1134.
44
Schyns P. Crossnational differences in happiness: Economic and cultural factors explored //Social Indicators Research. 1998. Vol. 43. No. 1-2. P. 3-26.
45
Veenhoven R. Freedom and happiness: A comparative study in forty-four nations in the early 1990s //Culture and
subjective well-being. World Database of Happiness. 2000. P. 257-288.
46
Inglehart R., Klingemann H. D. Genes, culture, democracy, and happiness //Culture and subjective well-being. –
2000. P. 165
47
В том числе Abramovitz M. The welfare interpretation of secular trends in national income and product //The
Allocation of Economic Resources: Essays in Honor of Bernard Francis Haley, Stanford University Press, Stanford. 1959. Vol. 1959. P. 1-22.
48
Dorn D. et al. Is it culture or democracy? The impact of democracy and culture on happiness //Social Indicators
Research. 2007. Vol. 82. No. 3. P. 505-526.
49
Easterlin R. A. Does economic growth improve the human lot? Some empirical evidence //Nations and households in economic growth. 1974. Vol. 125. P. 89-125.
21
лись Нигерия и Западная Германия), могут демонстрировать одинаковый средний уровень
удовлетворенности жизнью. С другой стороны, различия в экономическом статусе внутри
одной страны оказывают влияние на уровень счастья. Таким образом50, при учете дохода,
как фактора влияния корректно переходить с агрегированного на индивидуальный уровень.
Как уже упоминалось выше, не имеет смысла говорить о наличии линейной, прямой зависимости между уровнем дохода и уровнем счастья. Однако наличие более сложной взаимосвязи подтверждается некоторыми исследованиями. Так, в работе Майкла
МакБрайда, посвященной изучению связи дохода и счастья, определенного в терминах
притязаний, приводятся следующие выводы51. Во-первых, при неизменном доходе рост
потребительских притязаний неизменно ведет к понижению уровня счастья человека. Вовторых, завышенные ожидания относительно дохода и сравнение своего дохода с более
высокими доходами других негативно влияет на удовлетворенность жизнью, в то время
как текущий размер дохода сам по себе не оказывает такого влияния. Таким образом, медиаторами, через которые происходит влияние дохода на удовлетворенность жизнью являются ожидания индивида и ситуация социального сравнения.
Еще одним аспектом, неизменно привлекающим внимание исследователей, является связь уровня счастья и возраста. Большинство исследований проводится с использованием cross-sectional data, включающих в себя единовременный опрос различных людей
разных возрастов. В некоторых из них не обнаружено никакой связи между этими переменными52, другие говорят о наличии слабой положительной связи53, третьи обнаруживают наличие слабой обратной зависимости54, наконец, четвертые приводят выводы о существовании нелинейной связи с пиком удовлетворенности в 30-40 лет55. Вероятно, наиболее
влиятельные работы, посвященные данной теме за последнее десятилетие, принадлежат
авторству Д. Брендфлауэра и А. Освальда, которые установили наличие U-образной зависимости между возрастом и уровнем счастья. Первоначально их выводы относились с Великобритании и США56, но впоследствии были расширены на большее количество
D'Ambrosio C., Frick J. R. Subjective Well-Being and Relative Deprivation: An Empirical Link. – DIW Berlin,
German Institute for Economic Research, 2004. Vol. 449. No. 1351, P. 123-151
51
McBride M. Money, happiness, and aspirations: An experimental study //Journal of economic behavior & organization. 2010. Vol. 74. No. 3. P. 262-276.
52
DlENER E. D., Suh M. E. Subjective well-being and age: An international analysis //Annual Review of Gerontology and Geriatrics, Volume 17, 1997: Focus on Emotion and Adult Development. 1997. No. 9. P. 304–324
53
Hansson A., Hillerås P., Forsell Y. Well-being in an adult Swedish population //Social Indicators Research. 2005.
Vol. 74. No. 2. P. 313-325.
54
Chen C. Aging and life satisfaction //Social Indicators Research. 2001. Vol. 54. No. 1. P. 57-79.
55
Easterlin R. A. Life cycle happiness and its sources: Intersections of psychology, economics, and demography
//Journal of Economic Psychology. 2006. Vol. 27. No. 4. P. 463-482.
56
Blanchflower D. G., Oswald A. J. Well-being over time in Britain and the USA //Journal of Public Economics.
2004. Vol. 88. No. 7. P. 1359-1386.
50
22
стран57. Согласно их выводам, при прочих равных уровень удовлетворенности жизнью
типичного человека достигает своего минимума в среднем возрасте. Позднее данный вывод подвергался сомнению в связи с тем, что полученный результат может быть артефактом, вызванным набором включенных ковариат или использованием cross-sectional data и
вмешательством эффекта когорты.
Еще одной важной характеристикой связи между возрастом и уровнем счастья является ее культурная вариативность. В одном из недавних лонгитюдных исследований,
проводимом в Германии и Великобритании, были получены сходные результаты для обеих стран, а именно постепенное снижение уровня счастья с возрастом 58. Тем не менее,
между ними прослеживались значительные культурные различия в характере изменения
уровня счастья в течении жизненного цикла. Если в Германии удовлетворенность жизнью
оставалась достаточно стабильной на протяжении всей жизни человека и снижалась уже
после 70-ти лет, то в Британии уровень счастья достигал пика после среднего возраста, и
затем шел на спад. Данный вывод соответствует результатам проведенных ранее в данной
сфере исследований59.
Также большое количество работ было посвящено поиску связи гендера и колебания уровня счастья. Все они обнаружили лишь слабое различие в общей удовлетворенности жизнью между мужчинами и женщинами60. Как и в случае с возрастом, принадлежность к тому или иному полу влияет в большей степени косвенно, чем непосредственно.
Так, исследования, проведенные в Тайвани показали, что гендер в сочетании с возрастом
оказывают влияние на уровень счастья через социальную поддержку, оказываемую человеку61. Другое исследование, измерявшее счастье с использованием Oxford Happiness Inventory среди подростков, студентов и служащих в Кувейте, выявило, что в двух последних группах мужчины были удовлетворены жизнью значительно больше женщин62.
Еще одно исследование, также проводимое в Кувейте Ахмедом Абдель-Кхалеком,
было нацелено на поиск связи между счастьем религиозностью и здоровьем – как мен-
57
Blanchflower D. G., Oswald A. J. Is well-being U-shaped over the life cycle? //Social Science & Medicine. 2008.
Vol. 66. No. 8. P. 1733-1749.
58
Baird B. M., Lucas R. E., Donnellan M. B. Life satisfaction across the lifespan: Findings from two nationally representative panel studies //Social indicators research. 2010. Vol. 99. No. 2. P. 183-203.
59
Например, Clark A. E., Frijters P., Shields M. A. Relative income, happiness, and utility: An explanation for the
Easterlin paradox and other puzzles //Journal of Economic Literature. 2008. P. 95-144.
60
Например, Diener E., Diener M. Cross-cultural correlates of life satisfaction and self-esteem //Journal of personality and social psychology. 1995. Vol. 68. No. 4. – P. 653.
61
Lu L. et al. Personal and environmental correlates of happiness //Personality and Individual Differences. 1997.
Vol. 23. No. 3. P. 453-462.
62
Abdel-Khalek A. M. et al. Happiness in Kuwaiti samples //Derasat Nafsiyah [Psychological Studies]. 2003. Vol.
13. No. 4. P. 581-612.
23
тальным так и физиологическим63. Результаты, полученные при изучении группы студентов показали, что счастье во многом связано с психологическим здоровьем человека, в то
время как религиозность имеет значительно меньшее влияние на удовлетворенность жизнью. Субъективная же оценка физического здоровья позволяет объяснить крайне маленький процент изменения уровня счастья человека. Эти выводы справедливы как для юношей, так и для девушек.
На межстрановом уровне влияние здоровья, совместно с социальным капиталом, на
удовлетворенность жизни изучал Франк Эльгар и его коллеги. Их работа основывается на
выборке из WVS, включающей в себя 50 стран. Согласно представленным в статье «Social
capital, health and life satisfaction in 50 countries» результатам, социальный капитал повышает уровень счастья женщин в большей степени, чем мужчин, а также оказывает более
значимое влияние на людей старшего возраста. Также отдельно взятые физическое здоровье и капитал связанны с субъективной удовлетворенностью жизнью, но исключительно
на внутристрановом уровне.
Итак, в данном параграфе мы привели краткий обзор исследований, посвященных
поиску общих детерминант уровня счастья. В следующем мы более подробно остановимся на работах, фокусом которых стали миграционный и урбанистический аспекты объяснения колебаний в уровне счастья, что также является основным предметом научного интереса нашей работы.
1.3 Счастье в перспективе урбанизации и миграции
Тенденция к деурбанизации крупных городов и массовому переселению в пригороды становится все более очевидной в развитых странах. В июле 2008 газета Daily Telegraph опубликовала статью, в которой говорилось, что никогда еще желание людей покинуть большие города не было столь острым, а путь их отъезда лежит по тропе, проложенной их предками в обратном направлении два века назад.
Именно к этому периоду относится формирование классической урбанистической
теории. Процессы индустриализации, происходившие в Европе в 19 веке, привели к миграции огромных масс людей из сельской местности в города. Попытки понять природу
ситуации, объяснить происходящее, обнаружить причинно-следственные связи, предпринимаемые ведущими мыслителями того периода: Ф. Тённесом, Э. Дюркгеймом, Г. Зим-
63
Abdel-Khalek A. M. Happiness, health, and religiosity: Significant relations //Mental Health, Religion & Culture.
2006. Vol. 9. No. 1. P. 85-97.
24
мелем, М. Вебером - и сведенные воедино, стали основанием для классической теории урбанизации в том виде, в котором она известна нам64.
В 1938 году Л. Вирт обобщил идеи этих ученых и создал теорию влияния городов
на субъективную удовлетворенность жизнью и социальные отношения65. Л. Вирт представлял города в качестве точек повышенной концентрации и плотности населения, чей
рост обусловлен массовой миграцией, формирующей заметную гетерогенность его обитателей. Следствием размера, плотности и гетерогенности становятся деперсонализация,
изоляция, снижение роли и степени участия в первичных группах, доминирование формальных организаций. Увеличение размера городов логически привело к увеличению количества социальных контактов, носящих все более деперсонифицированный, неглубокий, временный и инструментальный характер. Возрастающая плотность населения послужила толчком для учащения физических контактов, уменьшения личного пространства
в местах проживания, а также усилению как классовой, так и этнической сегрегации. Было
выяснено, что люди, не способные обеспечить себе безопасное существование в том или
ином районе, отличающимся профессиональной или этнической гомогенностью, были
наиболее склонны к девиантному и социально-опасному поведению. Наконец, общая гетерогенность населения индустриальных городов стала причиной повышенной важности
символизма и процесса визуального распознавания знаков в городском пространстве. Таким образом, проживание в том или ином районе внутри городской сегрегированной карты стало значимым атрибутом социального статуса.
Все это, вместе с повышенной формализацией всех институтов, (которая сама по
себе также явилась следствием подобного развития городов), неизбежно приводит к аномии, повышенному эмоциональному давлению на человека и психологическим перегрузкам. Вместе с богатым спектром возможностей для социальной мобильности и доступу к
обширным ресурсам большие индустриальные города несут в себе социальную изоляцию,
депривацию и ощущение неудовлетворенности жизнью.
Согласно данной теории имеет смысл предположить, что первоначально при переезде из сельской местности в город удовлетворенность жизнью возрастает, но под влиянием перечисленных факторов городской жизни начинает падать. Б. Берри и А. ОкуличКочщарин в своей работе решили проверить данную гипотезу на данных World Values
Survey66. База данных WVS включает в себя несколько десятков стран, приверженцев
64
Berry B. J. L. The human consequences of urbanisation: divergent paths in the urban experience of the twentieth
century. – Basingstoke : Macmillan, 1973. Vol. 3. P. 127
65
Wirth L. Urbanism as a Way of Life //American journal of sociology. 1938. Vol. 4. No. 2. P. 1-24.
66
Berry B. J. L., Okulicz-Kozaryn A. Dissatisfaction with city life: A new look at some old questions //Cities.
2009. Vol. 26. No. 3. P. 117-124.
25
христианства, ислама, конфуцианства, индуизма и других религий, обществ, сформировавшихся в различных культурных, исторических и природных условиях.
При оценивании в регрессионной модели всех стран, входящих в выборку WVS
влияния отрицательных факторов городской/сельской жизни выявлено не было. Однако,
при разделении стран на две группы – с высоким и низким ВВП на душу населения было
выяснено, следующее. В странах с более высоким уровнем ВВП, (более 10, 000$ на душу
населения), проживание в городских районах связано с более низким уровнем удовлетворенности жизнью, в то в время как проживание в сельских – с более высоким. Во второй
же группе стран ни место проживания, ни национальный доход, как таковой, не оказывает
статистически значимого влияния на уровень счастья.
Еще одна гипотеза, проверяемая авторами, была сформирована на основе работы
Ф. Чоэй, утверждавшего, что предпочтение сельского образа жизни свойственно англосаксонской культуре и не проявляется в европейских районах с латинскими корнями 67.
Действительно, рассчитанная модель на основании разделения стран по культурному происхождению показала, что для англо-саксонских стран проживание в сельской местности
оказывает положительный эффект на удовлетворенность жизнью, а для латинских влияние статистически незначимо. Пытаясь учесть региональные особенности, исследователи
также строили модели на пяти подгруппах стран: Латинской Америке, постсоветском
блоке, исламских странах, Азии и Африке. Только в азиатских странах место проживание
являлось значимым фактором – проживание в больших городах стойко ассоциировалось с
более высоким уровнем счастья. Таким образом, мы можем видеть, что классическая урбанистическая теория должна применяться с учетом множества других факторов – культурных, исторических, экономических и так далее.
Второй аспект, представляющий для нас исследовательский интерес – миграционный. Одним из основных стимулов, приводящих в движение потоки мигрантов как в европейские страны из вне, так и внутри самой Европы является поиск более комфортных и
экономически-выгодных условий для жизни. Однако существует достаточно оснований
полагать, что иммигранты, основной мотивацией которых является исключительно более
высокий заработок, могут быть разочарованны после переезда в страну с более высоким
уровнем благосостояния. Несмотря на то, что в абсолютных показателях их доход, безусловно возрастет, их относительный социальный статус в обществе обычно понижается,
особенно в свете того, что переезд в другую страну очень часто связан со сменой референтной группы, трудностями освоения нового языка, разрывом с семьей и страрым
67
Choay F. Urbanism, utopias and realities, Editions du Seuil. Oxford University Press. 1965. P. 562
26
окружением, и т.д.68 А связь дохода и счастья, как мы уже писали ранее, не является линейной и однозначной. Уровень счастья мигрантов во многом зависит от того, насколько
их ожидания совпадают с реальной ситуацией, которая складывается в их жизни после
миграции, в особенности, если ожидания были нереалистично высоки69.
Вопрос о том, не ошибаются ли в корне люди, отправляющиеся в материально
обеспеченные страны и районы в поисках лучшей жизни, является весьма провокационным и спекулятивным одновременно. Исследования внутренних мигрантов в Таиланде
показало, что в действительности они были меньше удовлетворены собственной жизнью
после миграции, чем до нее70. Оценить подобное влияние для международных мигрантов
не представляется возможным в рамках существующих баз данных, поскольку не одна из
них не представляет собой панельные данные, учитывающие удовлетворенность жизнью
мигрантов до и после миграции. А, значит, и оценить в полной мере, приводит ли международная миграция к повышению уровня счастья, не представляется возможным.
У. Скот и Р. Скот в 1989 году изучавшие удовлетворенность жизнью среди австралийских мигрантов выяснили, что последние считали себя более счастливыми, чем пять
лет назад. Однако данная тенденция не была их отличительной особенностью – большинство людей, проживающих в Австралии значительно дольше оценили свою текущую
жизнь так же71. Более того, оценивать свою жизнь выше, чем в любой из временных отрезков в прошлом является повсеместно распространенной формой восприятия человека
своего жизненного цикла72.
Одно из исследований на основании cross-sectional data было проведено Дэвидом
Брэтманом, изучавшим связь счастья и экономической миграции73. Согласно его результатам, влияние дохода на уровень счастья у мигрантов в США несколько выше, чем у коренного населения, хотя разница во влиянии достаточно мала. Однако иммигранты, при
фиксации прочих параметров, в целом показывают более низкий уровень счастья, чем коренные жители.
Bartram D. Economic migration and happiness: Comparing immigrants’ and natives’ happiness gains from income //Social Indicators Research. 2011. Vol. 103. No. 1. P. 57-76.
69
Vohra N., Adair J. Life satisfaction of Indian immigrants in Canada //Psychology & Developing Societies. 2000.
Vol. 12. No. 2. P. 109-138.
70
Jong G. F., Chamratrithirong A., Tran Q. G. For Better, For Worse: Life Satisfaction Consequences of Migration1
//International Migration Review. 2002. Vol. 36. No. 3. P. 838-863.
71
Scott W. A., Scott R. Adaptation of immigrants: Individual differences and determinants. – Oxford : Pergamon
Press, 1989. Vol. 18. P. 43-67
72
Hagerty M. R. Was life better in the “Good Old Days”? Intertemporal judgments of life satisfaction //Journal of
Happiness Studies. 2003. Vol. 4. No. 2. P. 115-139.
73
Bartram D. Economic migration and happiness: Comparing immigrants’ and natives’ happiness gains from income //Social Indicators Research. 2011. Vol. 103. No. 1. P. 57-76.
68
27
Отчасти данные результаты подтверждает и другое исследование, осуществленное
Л. Полгриин и Н. Симпсон, которые занимались изучением связи общего уровня счастья в
странах и направлений миграционных потоков на основании данных WVS и ряда баз данных по мигрантам74. Они выяснили, что миграция связана с повышением уровня счастья в
странах с низким средним уровнем счастья, и с понижением – в высоких, (вывод, полученный и Дэвидом Брэтманом).
Обращаясь к исследованиям на микроуровне, можно выделить несколько групп работ. Первая из них посвящена сравнению уровня счастья различных групп мигрантов
внутри одной страны. Так в 2007 году проводились исследования мигрантов, проживающих в Израиле75. В ходе них было выяснено, что высоко-образованные европейские иммигранты более удовлетворены жизнью, чем высоко-образованные иммигранты из стран
постсоветского пространства и малообразованные иммигранты из Эфиопии. Такое различие в уровне счастья среди иммигрантов, живущих в одной стране, может объясняться за
счет социальной интеграции, самоидентификации и мотивов иммиграции76.
Другая группа исследований указывает на то, что мигранты менее счастливы, чем
коренное население. На основании данных European Social Survey было выявлено, что в 12
из 13 западно-европейских стран иммигранты показывают более низкий уровень удовлетворенности жизнью, чем коренное население, (хотя различия иногда довольно малы)77.
Аналогичные результаты были получены и относительно мигрантов из Восточной Европы, которые значительно менее счастливы, чем многие коренные жители стран Западной
Европы. Интересным выводом данных исследований является то, что иммигранты более
удовлетворены состоянием социальных и политических условий, чем коренные жители,
при более низком уровне удовлетворенности жизнью в целом. Еще одно исследование,
также выполненное с использованием данных ESS М. Сафи показало, что подобный заниженный уровень счастья сохраняется как среди первого, так и среди второго поколения
иммигрантов78. Примечателен тот факт, что даже после 20 лет прибывания в стране сохраняется разница между иммигрантами и коренным населением, а второе поколение ми-
74
Polgreen L. A., Simpson N. B. Happiness and international migration //Journal of Happiness Studies. 2011. Vol.
12. No. 5. P. 819-840.
75
Amit K., Litwin H. The subjective well-being of immigrants aged 50 and older in Israel //Social indicators research. 2010. Vol. 98. No. 1. P. 89-104. И Amit K. Determinants of life satisfaction among immigrants from
western countries and from the FSU in Israel //Social indicators research. 2010. Vol. 96. No. 3. P. 515-534.
76
Amit K. Social integration and identity of immigrants from western countries, the FSU and Ethiopia in Israel
//Ethnic and Racial Studies. 2012. Vol. 35. No. 7. P. 1287-1310.
77
Baltatescu S. M. Subjective well-being of immigrants in Europe and their evaluation of societal conditions. An
exploratory study //European identity and free movement of persons in Europe. Oradea: University of Oradea Publishing House. 2005. P. 633
78
Safi M. Immigrants’ life satisfaction in Europe: Between assimilation and discrimination //European Sociological
Review. 2010. Vol. 26. No. 2. P. 159-176.
28
грантов является менее счастливым по отношению к первому. Это подтверждает наличие
долгосрочного влияния миграции на уровень счастья.
На основании тех же данных (ESS) Клаудиа Сеник получила сходные результаты
для первого и второго поколения иммигрантов во Франции79. Помимо этого она так же
выяснила, что французские иммигранты, проживающие в других странах также менее
счастливы, чем другие европейские иммигранты. Также она выяснила, что гетерогенность
международных индикаторов счастья во многом имеет культурную и психологическую
природу, (наряду с очевидным влиянием прочих обстоятельств). Фактически, это означает, что ученой удалось выяснить степень зависимости личного уровня счастья иммигранта
от среднего уровня счастья в его стране.
Наконец, еще одна группа исследований сосредоточена на подтверждении того, что
иммигранты, выезжающие за пределы Европы менее счастливы, чем коренное население
принимающих стран. Одно из них – уже упомянутое выше исследование Дэвида Брэнтмана об иммигрантах в Америке80, в котором он выяснил, что коренное население Соединенных Штатов более счастливо, чем мигранты, и, в отличие от последних, их уровень
счастья не зависит от дохода. Его результаты подтверждают работы Кэтрин Амит81 и
Клаудии Сеник82, также показывающие наличие значимых различий в уровне счастья и
его детерминантах среди мигрантов в различных странах. В действительности, Д. Брэнтман в своей работе представляет убедительные доказательства того, что уровень счастья
американских мигрантов из малообеспеченных стран возрастает при увеличении дохода в
большей степени, чем у других групп мигрантов.
Senik C. The French unhappiness puzzle: The cultural dimension of happiness. – 2011. IZA Working Paper 6175.
// URL: [ http://www.iza.org/en/webcontent/publications/papers/viewAbstract?dp_id=6175] . Проверено
20.05.2013.
80
Bartram D. Economic migration and happiness: Comparing immigrants’ and natives’ happiness gains from income //Social Indicators Research. 2011. Vol. 103. No. 1. P. 57-76.
81
Amit K. Social integration and identity of immigrants from western countries, the FSU and Ethiopia in Israel
//Ethnic and Racial Studies. 2012. Vol. 35. No. 7. P. 1287-1310.
82
Senik C. The French unhappiness puzzle: The cultural dimension of happiness. – 2011. IZA Working Paper 6175.
// URL: [ http://www.iza.org/en/webcontent/publications/papers/viewAbstract?dp_id=6175] . Проверено
20.05.2013.
79
29
Глава 2. Способы измерения и толкования «уровня счастья»
2.1 Методические аспекты оценки уровня счастья
Философские дебаты и научные диспуты разворачивались не только на поле поиска определения счастья. Жаркие споры велись и относительно того, измеримо ли счастье в
принципе – и если да, то каким образом. В частности, исследователей интересовало, возможно ли действительно измерить счастье объективно при помощи опросников или мы
можем получить только субъективные показатели. Является ли анкета единственным методом измерения? Наконец, не ясным оставался вопрос о том, на самом ли деле имеют
представление о некотором уровне удовлетворенности/позитивного восприятия собственной жизни и являются ли их ответы на вопрос адекватным отражением данного представления. Руут Веенховен утверждает, что обширная масса эмпирических исследований, посвященных данным вопросам, позволяет данный момент во многом дать на них ответ83.
Во-первых, он указывает на то, объективное измерение в социальных науках отличается от такового в точных, а измерение уровня счастья никак не может быть эквивалентно, скажем, измерению температуры. Причина этого кроется в том, что реальное восприятие жизни лишь отчасти находит отражение в социальном поведении человека. Более
того, такие атрибуты счастья, как, скажем, радостный внешний вид, безусловно, встречаются чаще среди счастливых людей, но может быть зафиксирован и у несчастных. Даже
язык тела признается не самым надежным индикатором84. Поэтому наблюдение, как метод
измерения счастья, не столь надежно.
Другим методом является самооценка уровня личного счастья респондентом, выражающаяся в разного рода ответах на вопросы – как прямые, так и косвенные, в ходе
анонимного анкетирования или личного интервью. Несмотря на то, что валидность данного метода вызывала сомнения у многих ученых, эмпирические исследования показали, что
он достаточно надежен85. Один из описанных выше спорных моментов – а именно, наличие у респондентов собственного мнения относительно восприятия их жизни в целом, нивелируется за счет достаточно устойчивого распределения ответов людей относительно их
удовлетворенности жизнью, в том случае если они хотя бы отчасти привязаны к определенному временному промежутку, (например, неделе, как в исследовании П. Шэвера и
83
Veenhoven, R. Questions on happiness: Classical topics, modern answers, blind spots. In F. Strack, M. Argyle, &
N. Schwarz (Eds.), Subjective well-being: An interdisciplinary perspective (P. 7–26). Oxford, England: Pergamon
Press, 1991 P. 10
84
Noelle-Neumann E. Politik und Glück //Freiheit und Sachzwang. 1977. P. 208-262. (244)
85
Veenhoven, R. Questions on happiness: Classical topics, modern answers, blind spots. In F. Strack, M. Argyle, &
N. Schwarz (Eds.), Subjective well-being: An interdisciplinary perspective (P. 7–26). Oxford, England: Pergamon
Press, 1991. P. 11
30
Дж. Фридмана86), а типовые, одобряемые ответы, напротив, встречаются достаточно редко.
Также достаточно распространенным является стереотип о том, что люди представ-
ляют себя более счастливыми, чем они являются на самом деле, однако, подтверждения на
практике он не получает87.
Еще одним серьезным аспектом при оценке счастья является его подверженность
ситуативным влияниям – формулировке вопроса, настроению, погоде, утренним новостям
и так далее. Это один из немногих серьезных недостатков при оценке счастья, выявленный и подтвержденный в ходе множества эмпирических исследований. Тем не менее, как
показывает практика, данные смещения измерений выступают случайной ошибкой и, фактически, съедаются при больших объемах выборки88. Хотя существует и более систематическая ошибка измерения. Она обусловлена непосредственно формулировкой вопроса,
форматами ответа, особой последовательностью тем в интервью – иными словами, неграмотно разработанными исследовательскими инструментами. Согласно оценкам Эндрюса
и Уитни (с. 216)89 за счет данной ошибки объясняется до 50% разброса ответов в исследованиях о счастье. Можно назвать несколько причин столь высокой чувствительности изучаемого показателя к исследовательскому инструменту. С одной стороны, даже человек,
имеющий определенное представление о собственном уровне счастья не всегда способен
соотнести его с десятибалльной шкалой, а значит, и его ответы могут варьироваться даже
при постоянном уровне счастья. С другой, процесс анализа уже полученных результатов
также зависит от субъективного восприятия исследователем. Таким образом, мы получаем
риск двойного искажения данных.
Важным допущением, выступающим необходимым условием для масштабных исследований счастья, является предположение о сравнимости показателей уровня счастья
разных людей. Иными словами, насколько одинаковыми с точки зрения восприятия и
оценки счастья мы считаем людей? Данный вопрос является насколько неудобным,
настолько и важным для любого исследования. Более того, он является ключевым. Действительно ли швед или датчанин, при прочих равных стабильно показывающий более
низкий уровень счастья, чем грек или испанец, более несчастен? Или в силу культурных
или индивидуальных особенностей он более склонен отвечать сдержано? Намного более
86
Freedman J., Shaver P. What makes you happy-Questionnaire //Psychology Today. 1975. Vol. 9. No. 5. P. 66-72.
Veenhoven, R. Questions on happiness: Classical topics, modern answers, blind spots. In F. Strack, M. Argyle, &
N. Schwarz (Eds.), Subjective well-being: An interdisciplinary perspective (P. 7–26). Oxford, England: Pergamon
Press, 1991. P. 14
88
Strack F., Martin L. L. Thinking, judging, and communicating: A process account of context effects in attitude
surveys //Social information processing and survey methodology. 1987. P. 123-148.
89
Andrews F. M., Withey S. B. Social Indicators of Well-Being: Americans Perceptions of Life Quality. – Plenum
Publishing Corporation, 1976. P. 678
87
31
вероятным кажется, что ответ одного относится к другому с некоторой пропорцией, точный показатель которой вычислить кажется крайне затруднительным.
Данную проблему еще в 1955 году Джон Хэрсенуай90 поставил в рамках экономических исследований индивидуальной полезности разнообразных благ. Несмотря на то,
что контекст его работы несколько отличается от данного проекта, вопрос, поднятый им,
имеет к нему непосредственное отношение. Дж. Хэрсенуай охарактеризовал данное затруднение, как метафизичесское и предостерегал от использования саморепрезентативных
оценок для сравнительного анализа.
Усугубляет проблему сравнения еще и сам факт использования шкалы, ограниченной по минимальным и максимальным значениям, за пределы которых респонденты не
могут выйти. Особенно ярко данный аспект проявляется при выборе несколькими респондентами полярных, например, максимальных значений, поскольку, в реальности, о действительном соотношении их уровня счастья сказать невозможно ничего, кроме того, что
все они очень счастливы.
Тем не менее, при переходе от индивидуального уровня сравнения к групповому
большая часть описанных выше проблем уходит на второй план и становится, фактически,
не значимой.
2.2 Подходы к измерению счастья
в экономических и социальных науках
В экономико-социальных науках существует две основные традиции шкального
измерения счастья. Психологи подходят к оценке счастья количественным образом, полагая, что разница в оценке между отдельными значениями шкалы равны для разных респондентов, (например, 4 отличается от 5 настолько же, насколько и 8 от 9). В рамках экономических исследований данный подход к оценке счастья представляется ненадежным91.
Намного чаще встречается порядковая оценка уровня индивидуального счастья, при которой мы можем отследить только относительную зависимость, не отличающуюся единой
интерпретацией для всех респондентов.
Отсюда наиболее важными, первостепенными ненаблюдаемыми факторами являются индивидуальные особенности респондентов. Неоспоримым преимуществом количественной оценки уровня счастья является нивелирование временного эффекта при линейной спецификации модели. С другой стороны, большинство исследований в сфере экономики прибегают к моделям с латентными переменными, в которых изменение первичных
90
Harsanyi J. C. Cardinal welfare, individualistic ethics, and interpersonal comparisons of utility //The Journal of
Political Economy. 1955. Vol. 74. No.4 P. 309-321.
91
Ng Y. K. A case for happiness, cardinalism, and interpersonal comparability //The Economic Journal. 1997. Vol.
107. No. 445. P. 1848-1858.
32
переменных ведет к смещению оценочных результатов и заочному предположению об отсутствии влияния статичных факторов в экономическом анализе индивидуального уровня
счастья.
А. Феррер-и-Карбонел и П. Фрийтерс92 сравнили результаты различных моделей,
основанных как на «психологическом», так и на «экономическом» принципах. Их выводы
основываются на анализе результатов влияния переменных, встречающихся в подавляющем большинстве моделей: возраст, доход, наличие партнера, количество детей в домохозяйстве, состояние здоровья. Для того, чтобы снизить влияние других включенных в модели факторов авторы тестировали каждую из них на данных Немецкой СоциоЭкономической Панели (GSOEP) и корректировали сравниваемые параметры. Основным
выводом исследователей стало, что выбор того или иного вида модели приводит к небольшому различию, в то время как вневременные факторы, относящиеся к переменным
являются крайне важными при объяснении счастья.
Говоря о методологии оценки уровня счастья невозможно обойти стороной проблему правильной постановки вопроса в анкете. В социологической и психологической
традициях принято использовать вопросы о субъективной оценке собственного уровня
счастья респондентом. Подобные вопросы встречаются у Г. Кэнтрила93, Р. Лайкерта94, Н.
Брадбурна95 и других. В рамках European Social Survey (волна 2010), данный вопрос звучит следующим образом:
Учитывая все стороны Вашей жизни, насколько Вы счастливы? Для ответа
пользуйтесь, пожалуйста, карточкой. /ОТМЕТЬТЕ ОДНО ЧИСЛО/
0
1
2
3
Очень несчастливы
4
5
6
7
8
9
10
Очень счастливы
(88) Затрудняюсь ответить
Вопросы данного типа принято относить к вопросам об Общей Удовлетворенности
Жизнью (General Satisfaction questions)96. В рамках European Social Survey респонденту
предоставляется на выбор 11 числовых категорий с вербальной интерпретацией полярных
точек – «0» как «Очень несчастливы» и «10» как «Очень счастливы». Другими возмож92
Ferrer‐i‐Carbonell A., Frijters P. How Important is Methodology for the estimates of the determinants of Happiness? //The Economic Journal. 2004. Vol. 114. No. 497. P. 641-659.
93
Cantril H. The pattern of human concerns. – New Brunswick, NJ : Rutgers University Press, 1965. Vol. 4. No. 10.
P. 43-88
94
Likert R. A technique for the measurement of attitudes //Archives of psychology. – 1932. Vol. 140. P 55.
95
Bradburn N. M., Noll C. E. The Structure of Psychological Well-being. – Chicago: Aldine Publishing Company,
1969. Vol. 15. P.398
96
Ferrer‐i‐Carbonell A., Frijters P. How Important is Methodology for the estimates of the determinants of Happiness? //The Economic Journal. 2004. Vol. 114. No. 497. P. 641-659.
33
ными вариантами палитры ответов на данный тип вопроса могут выступать 7 или 5-ти категориальные шкалы с вербальными индикаторами или без них, (например, «очень счастлив-счастлив-чувствую себя нейтрально-отчасти несчастлив-очень несчастлив»). Вне зависимости от формы результатом данного измерения является категориальная оценка качества жизни человека.
Базовым допущением, позволяющим говорить о допустимости данного вопроса и
валидности данных, собранных таким образом, является представление о том, что респонденты разделяют одинаковое представление о состоянии счастья. Как бы ни казалось абсурдно данное предположение с точки зрения обывателя, результаты исследований психологов позволяют говорить о его правомерности.
С одной стороны, как показывают психологические изыскания, люди способны
распознавать и предсказывать широчайший спектр человеческих эмоций97, в том числе и
то, насколько удовлетворены или счастливы другие люди98. Спорным в данном случае является применение данного предположения к кросс-культурным коммуникациям. Существуют как теории, предполагающие наличие единого языка эмоций для людей вне зависимости от их культуры, (например, в работах Пола Экмана99), так и работы, указывающие на значительную роль культуры, (труды Эрли Хошчилда, Стивена Гордона и других100). Тем не менее, в рамках данного исследования мы будем придерживаться точки
зрения Пола Экмана о сравнительной универсальности эмоций, и, следовательно, счастья.
С другой стороны, исследование Б. Ван Праага показало101, что люди, принадлежащие к одной языковой среде разделяют в достаточной степени единое соизмерение
внутренних ощущений с абстрактной цифровой шкалой. Иными словами, они одинаковым образом оценивают определенные состояния человеческих эмоций относительно других, что делает общение между людьми возможным. Эти два допущения позволяют осуществлять дальнейший анализ на данных, собранных в подобной форме. И построение на
их основе регрессионных моделей.
Наконец, крайне важным и неоднозначным представляется момент сопоставимости
расстояний между различными делениями шкалы. То есть, для адекватного и грамотного
построения аналитических моделей необходимо, чтобы на абстрактной шкале респонден97
Diener E. et al. Subjective well-being: Three decades of progress //Psychological bulletin. 1999. Vol. 125. No. 2.
P. 276.
98
Sandvik E., Diener E., Seidlitz L. Subjective well‐being: The convergence and stability of self‐report and
non‐self‐report measures //Journal of Personality. 1993. Vol. 61. No. 3. P. 317-342.
99
Например, Экман П. Психология эмоций [Emotions Revealed: Recognizing Faces and Feelings to Improve
Communication and Emotional Life] / пер. с англ. В. Кузин. — СПб.: Питер, 2010. — 336 с.
100
Подробный обзор представлен в работе Peterson G., Cultural Theory and Emotions, Handbook of the Sociology of Emotions, Handbooks of Sociology and Social Research 2006, P. 114-134
101
Van Praag B. Ordinal and cardinal utility: an integration of the two dimensions of the welfare concept //Journal
of Econometrics. 1991. Vol. 50. No. 1. P. 69-89.
34
тов расстояние между двойкой и тройкой равнялось расстоянию между пятеркой и шестеркой и между девяткой и десяткой. Необходимость в этом обусловлена так же и потребностью в сглаживании тенденций к полярным ответам, в случае которых разница
между группой средних значений не велика. Существуют научные исследования, результаты которых свидетельствуют в пользу именно такой интерпретации расстояний между
делениями шкалы. Так, Н. Шварц102 утверждает, что в ходе заполнения вопросника респондент чаще всего пытается в первую очередь догадаться, что именно бы спрашивал у
них исследователь, разговаривай он с ним лично. Графическое изображение шкалы ответа
на вопрос в данном случае достаточно ясно формирует у респондента именно представление о равных расстояниях. Хотя в равной степени имеет право на существование и мнение
о том, что цифры на подобной шкале воспринимаются в порядковом формате и распознаются респондентами исключительно на уровне «больше-меньше»103, однако, мы будем
придерживаться точки зрения о равных расстояниях, изложенной выше.
При моделировании уровня счастья мы предполагаем учитывать подобную природу используемой нами в анализе переменной. Так как в рамках нашей базы данных переменная может принимать значения от 0 до 10, (11 различных градаций, расстояние между
которыми мыслится нами, как равное), мы имеем право принять ее в качестве интервальной и применять для моделирования модель линейной регрессии. В том случае, если бы
мы применяли в нашем анализе иной источник данных, включающих в себя меньшее количество градаций ответов по зависимой переменной – например, 5, как в Российском
Мониторинге Экономического положения и здоровья населения, или разница между ними
не считалась бы равной и осмысленной, мы применяли бы модели с множественным откликом, предсказывающие вероятность каждой из возможных градаций в виде функции
независимых факторов, применяющихся в анализе.
2.3 Индексный метод измерения счастья
Еще одним распространенным подходом к оценке счастья является индексный метод. Его основная идея заключается в создании кумулятивной оценки уровня счастья,
складывающейся из нескольких показателей, отражающих различные аспекты понятия,
выделенные в качестве важных в зависимости от исследовательского фокуса. Одним из
вариантов расчета индекса, предложенным Генеральной Ассамблеей ООН в 2006 году яв-
102
Schwarz N. What respondents learn from questionnaires: The survey interview and the logic of conversation
//International Statistical Review/Revue Internationale de Statistique. 1995. P. 153-168.
103
Там же.
35
ляется Всемирный Индекс Счастья (Happy Planet Index)104. В основе индекса лежат предположения об априорном желании человека прожить долгую жизнь, избавленную от страданий и лишений, нацеленности государственной деятельности на максимизацию благосостояния собственных граждан, включающую в себя разумное использование и охрану
окружающей среды. Из них и вытекают три основных компонента, используемых при вычислении индекса: субъективная удовлетворенность жизнью, ожидаемая продолжительность жизни и состояние окружающей среды, измеренное через размеры биологически
продуктивных территорий в расчете на одного человека. Иными словами основная цель
составления данного индекса заключается в том, чтобы оценить эффективность политики
государства в отношении природных ресурсов страны и благополучия собственного населения. Идея расчета данного показателя представляется нам, безусловно интересной, однако совершенно не соответствует тому пониманию счастья, которое мы используем в
рамках нашего проекта.
Другой способ рейтенгования стран по удовлетворенности жизнью был предложен
нобелевским лауреатом Даниэлем Канеманом. Источником данных для него является Gallup World Poll. В расчет включается ряд индексов, включающий: индексы личного здоровья, оптимизма, базовых нужд общества, гражданской вовлеченности, доверия к национальным институтам, развития молодежи, коррупции и несколько других. Как и в случае с
European Social Survey в основании исследования лежат национальные опросы с сохранением базового блока вопросов единым для всех стран. По результатам опроса определились три группы: страдающие, показывающие низкий уровень удовлетворенности, борющиеся, демонстрирующие средний уровень удовлетворенности, и преуспевающие - высоко удовлетворенные жизнью. Процентное соотношение данных групп и ложится в основу
ранжирования стран105.
Независимая частная инвестиционная компания Legatum Group из Великобритании
также проводит расчеты своего собственного «Индекса процветания» для 110 стран мира.
При расчете учитываются 79 параметров, входящих в 9 основных групп: здоровье, образование, личные свободы, безопасность, социальный капитал, управление, предпринимательство, экономика, управление106.
Еще один индекс, рассчитываемый международной организацией OCED (Organization for Economic Co-operation and Development) носит название «Better Life Index». Рей-
104
Abdallah S., Thompson S., Michaelson J., Marks, N., Steuer N. et al.The Happy Planet Index 2.0. New Economics Foun-dation. 2009. URL: [http://www.neweconomics.org/projects/happy-planet-index]. Проверено:
27.05.2013.
105
«Gallup World Poll» Gallup Media. URL: [https://worldview.gallup.com/default.aspx]. Проверено: 27.05.2013.
106
Legatum Institute «Legatum prosperity index». URL: [http://www.prosperity.com/prosperiscope/]. 27.05.2013.
36
тинг стран составляется по 11-ти параметрам: доход, жилье, работа, окружающая среда,
образование, баланс работы и отдыха, безопасность, удовлетворенность жизнью, вовлеченность в гражданскую активность, здоровье, сообщество. В базовой модели каждому из
субиндексов присвоен одинаковый вес107.
Принципиально иной подход к оценке счастья закладывается при построении так
называемой Map of Happiness. Индекс счастья здесь расчитывается на основании отношения числа людей, причисляющих себя к «очень счастливым», к количеству людей, определяющих себя как «совсем несчастные» (всего учитывается 4 возможные градации),
плюс 100. Показатель, таким образом может изменяться от 0 для самых несчастных до
200, описывающих самых счастливых. Уровень индекса в 100 баллов говорит о том, что
скорее всего в данной стране достигнута определенная равновесная точка – соответствие
количества несчастных и счастливых людей. Источниками для расчета Map of Happiness
послужили несколько баз данных: World Values Survey (1999 – 2009), European Values
Study (1999), Latinobarometro (2008), ISSP 2001, ISSP 2008108.
Существует также ряд национальных индексов, рассчитываемых в рамках одной
страны по специфическим методикам109. Так, например, китайский индекс счастья включает в себя 16 индикаторов, охватывающих помимо классических экономических показателей число врачей на тысячу жителей, площади лесов и пропорцию эмиссии углекислого
газа и объема ВВП. Британский показатель, в отличие от предыдущих, основывается не
на количественном, а на качественном подходе, включающем участие более чем 200 тысяч информантов по всей стране. В России построением индекса счастья занимался ВЦИОМ, опираясь на следующий вопрос : «В жизни бывает всякое – и хорошее, и плохое. Но
если говорить в целом: вы счастливы или нет?». В основании данного индекса лежал учет
разброса между положительными и отрицательными значениями.
На наш взгляд индексный метод расчета уровня счастья несет в себе два основных
недостатка. Во-первых, он не учитывает страновых особенностей, культурных и этнических различий, о которых мы писали ранее. А они несут в себе значительное влияние на
уровень счастья. Более того, характеристики, представляющиеся универсальными могут
быть весьма относительными в разных странах, восприниматься по разному ввиду исторического и культурного опыта, текущей ситуации в государстве и так далее.
107
«OECD Better life index», Organisation for Economic Co-operation and Development. URL:
[http://www.oecdbetterlifeindex.org/] Проверено 27.05.2013..
108
Родионова Л. А. Методологические аспекты измерения и моделирования уровня счастья //Вопросы статистики. 2012. №. 6. С. 30-37.
109
Рыжкова Ю. А., Климашина Е. А. Международный индекс счастья как показатель благосостояния нации//
Модели, Системы, Сети в экономике, технике, природе, 2011. № 3. 86.
37
Второй существенный недостаток лежит на наш взгляд в самой идее составления
индексов из нескольких компонентов. Нет ни одного достаточно достоверного основания
предположить, что та или иная составляющая индекса обладает именно данным. присвоенным ей исследователями весом. То же самое относится и к различного рода пропорциям
и отношениям долей. В действительности все это резко понижает валидность полученных
расчетов и открывает широкое поле для спекуляции итоговыми цифрами. Результат, полученный на одном массиве данных, может меняться диаметрально в зависимости от
входных характеристик расчета индекса. Все это, на наш взгляд, послужило достаточным
основанием для того, чтобы отказаться от расчета индекса счастья в нашей работе и обратиться к показателю саморепрезентативного уровня счастья респондента, уменьшив риск
искажения данных со стороны исследователя.
38
Глава 3. Проверка поставленных гипотез
3.1 Тестирование гипотез на индивидуальном уровне.
На данном этапе мы тестируем гипотезы, относящиеся к поиску факторов, влияющих на индивидуальном уровне. Он охватывает следующие исследовательские задачи:
1. Изучить влияние фактора проживания в больших и малых городах на уровень
счастья на индивидуальном уровне;
3. Изучить влияние фактора иммиграционного статуса на уровень счастья на индивидуальном уровне;
5. Выявить значимые социально демографические факторы, влияющие на уровень
счастья на индивидуальном уровне (в контексте факторов места жительства и
миграционного статуса);
В качестве основного источника данных для этого этапа исследования будет используется база данных European Social Survey, (волна 2010 года). ESS представляет из
себя масштабное академическое социальное исследование, целью создания которого было
отслеживание и объяснение динамики взаимодействий между меняющимися европейскими институтами и установками и поведенческими паттернами европейского населения.
Основным принципом построения выборки ESS является соблюдение вероятностного, рандомного характера. Основанием для ее построения служат внутристрановые статистические оценки дееспособного населения в возрасте старше 15 лет. Действительные
способы достижения вероятностного характера выборки варьируются от стране к стране,
в зависимости от их индивидуальных возможностей. Минимальный размер выборки для
каждой страны составляет 1 500 человек (за исключением стран с населением менее 2
миллионов человек – для них нижний порог составляет 800 человек). Общее количество
анкет, собранных в рамках раунда 2010 года составляет 50 781. В рамках данного раунда
представлены выборки из 27 стран: Бельгия, Болгария, Хорватия, Кипр, Чехия, Дания, Эстония, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Болгария, Ирландия, Израиль, Литва, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Россия, Словакия, Словения, Испания, Швеция, Швейцария, Украина, Великобритания.
В массиве ESS применяется следующая схема взвешивания данных.
1) w = 1/(PROB1*...*PROBk) является основой для построения вектора взвешивания данных; k зависит от количества этапов построения выборки;
2) Все веса пересчитываются с учетом того, что сумма их должна быть равна n,
например Rescaled weights = n*w/sum(w).
39
3) Перевзвешивание данных населения разных стран происходит в следующих
случаях. Переменная, отвечающая за вес данных населения конкретной страны
(PWEIGHT) используется для корректировки показателей при использовании
сочетания массивов данных двух и более стран. Формула для ее расчета выглядит следующим образом: PWEIGHT=[Население старше 15 лет]/[(Объем выборки в массиве)*10 000]. Источник данных о размере населения – Eurostat. Для
Израиля – показатели национальной статистики.
В качестве дополнения к массиву данных используется типология территорий по
степени урбинизированности от Eurostat (типология на основании данных Eurostat, JRC,
EFGS, REGIO-GIS – дата обновления: март, 2013). Основная единица классификации –
юниты NUTS 3 (универсальные территориальные единицы европейской системы статистики). Данная типология основывается на определении урбанизированных и сельских
квадратного километров площади в рамках одной территориальной единицы. Урбанизированный участок должен удовлетворять двум условиям: плотность населения по меньшей мере 300 человек на квадратный километр и минимальное количество жителей 5000 в
пределах одной территориальной единицы. Остальные участки классифицируются как
сельские. В рамках данной типологии рассматриваются три типа регионов по степени урбанизированности: преимущественно урбанизированные (до 20% населения проживают в
сельских районах), средние (от 20% до 50% проживают в сельских районах) и преимущественно сельские регионы, (в которых сельское население составляет более 50%).
В рамках ESS каждому интервью присвоен тот или иной уровень NUTS (региона, в
котором проведено исследование) от 1 до 3, (где 1 – является наиболее обобщенным уровнем, а 3 – наиболее мелким). В тех регионах, где уровень был выше 3, рассчитывалось
среднее значение на основании данных, представленных в типологии. Также, не ко всем
странам, включенным в ESS в 2010 применима классификация NUTS (например, Россия и
Израиль). Поэтому они не будут включены в анализ, при учете фактора проживания в более или менее урбанизированном районе.
Таким образом, мы приступаем к непосредственному анализу. В рамках данного
этапа мы последовательно построим ряд регрессионных моделей, тестирующий сначала
базовые факторы (социально-демографические характеристики респондентов), затем миграционный фактор, фактор урбанизированности, и наконец, их совместное влияние. Основной метод моделирования – построение уравнений линейной регрессии с фиктивными
переменными.
40
Базовая модель.
Базовая модель, представленная ниже, включает в себя следующие характеристики:
восприятие собственного уровня дохода (фиктивная переменная с контрольной группой
«полностью комфортно/удовлетворен нынешним доходом»), семейное положение (фиктивная переменная, контрольная группа – никогда не был женат/не была замужем и не состоял/состояла в зарегистрированном гражданском браке), пол (фиктивная переменная –
контрольная группа «мужчины»), субъективная оценка здоровья (11 градаций ответа,
принимается за интервальную), наличие человека для обсуждения личных проблем (фиктивная переменная, контрольная группа - негативный ответ), количество полных лет образования (интервальная переменная), возраст (разбита на фиктивные переменные - попадание или не попадание человека в тот или иной возрастной промежуток – с целью учета
предполагаемой нелинейной зависимости, контрольная группа – 76+). Таким образом, в
данной модели общей контрольной группой выступают люди старше 76 лет, которые
комфортно живут на собственный доход и являются одинокими. Наполненность общей
контрольной группы модели составляет 516 человек.
Процент объясненной дисперсии в данной модели составляет 22,7. На первый
взгляд показатель может показаться недостаточно высоким, однако, как упоминалось ранее, большую часть объясненной дисперсии оттягивают на себя биологические и психологические факторы, поэтому мы считаем данный показатель достаточно хорошим.
Так как в данной модели присутствуют фиктивные переменные, необходимое
условие проверки модели на соответствие ограничений - проверка модели на мультиколлинеарность. Ожидаемо, значимые связи имеют место между возрастом и количеством
лет образования и возрастом и семейным положением, однако, их фиктивный характер
позволяет нам пренебречь ими и продолжить анализ.
Ниже представлена таблица регрессионных коэффициентов базовой модели (для
удобства ей будет присвоен порядковый номер 1).
Как мы можем видеть, коэффициенты при всех независимых переменных являются
значимыми, за исключением количества полных лет образования являются значимыми.
Значение константы составляет 9,015. Особенно негативное влияние на уровень счастья
оказывает трудное (- 1,246 пункта) и очень трудное выживание на текущий доход домохозяйства (-1,932) по отношению к комфортной жизни на собственный доход. Так же регрессионные коэффициенты показывают, люди, состоящие в законном браке несколько
менее счастливы, чем те, кто в нем никогда не состоял, а наибольшее негативное влияние
на уровень счастья оказывают такие виды семейного положения, как «Разведен» или
«Вдовец/вдова» (- 0, 4 пункта). Проживание в гражданском браке, напротив делает людей
41
несколько счастливее относительно тех, кто никогда не состоял в подобном союзе (+0,338
пункта). Также ожидаемо на 0,8 пункта увеличивает уровень счастья наличие человека, с
которым можно обсудить личные проблемы.
Таблица 1.
Регрессионные коэффициенты модели №1:
Социально-демографические детерминанты счастья (базовая модель)
Unstandardized
Coefficients
Standardized Coefficients
t
Sig.
91,710
,000
B
Std. Error
Beta
(Constant)
9,015
,098
Coping on present income
-,485
,022
-,113
-22,468
,000
Difficult on present
income
-1,246
,025
-,254
-49,694
,000
Very difficult on present
income
-1,932
,033
-,272
-58,928
,000
Legally married
-,282
,068
-,017
-4,174
,000
In a legally registred civil
union
,336
,156
,008
2,155
,031
Legally separated
-,411
,113
-,014
-3,630
,000
Legally divorced
-,396
,035
-,050
-11,291
,000
Widoved\civil partner died
-,427
,040
-,053
-10,681
,000
female
,148
,016
,036
9,053
,000
Subjective general health
-,583
,010
-,259
-58,394
,000
Anyone to discuss intimate
and personal matters with
,785
,028
,109
27,715
,000
Years of full-time education completed
-,003
,002
-,006
-1,381
,167
14-25
-,574
,090
-,104
-6,361
,000
26-35
-,609
,089
-,105
-6,809
,000
36-45
-,632
,088
-,114
-7,150
,000
46-55
-,639
,088
-,120
-7,294
,000
56-65
-,557
,087
-,097
-6,382
,000
66-75
-,296
,087
-,044
-3,391
,001
a. Dependent Variable: How happy are you
Особенный интерес для нас представляют регрессионные коэффициенты при возрастных группах. Одна из наших исследовательских гипотез предполагает, что зависи-
42
мость между возрастом и уровнем счастья носит обратный параболический характер с
вершиной в 30-40 лет, и соответственным снижением к более молодому и более старому
возрасту. Однако регрессионные коэффициенты говорят нам о зеркально противоположной зависимости. Согласно стандартизованным коэффициентам в нашей модели наиболее
негативное влияние оказывает попадание респондента в группу 35-55 лет, а попадание в
более молодую или взрослую группы хоть и влияет на уровень счастья отрицательно, но в
меньшей степени. То есть наблюдается U-образное распределение уровня счастья в зависимости от возраста. Для того, чтобы более подробно рассмотреть данную ситуацию мы
сравним средние уровни счастья в каждой из этих групп.
Таблица 2.
Средние показатели уровня счастья в различных возрастных группах
N
Mean
Std. Deviation
95% Confidence Interval for
Mean
Std. Error
Lower Bound
Upper Bound
14-25
8841
7,50
1,901
,020
7,46
7,54
26-35
7845
7,18
1,980
,022
7,14
7,22
36-45
8659
6,99
1,988
,021
6,94
7,03
46-55
9656
6,73
2,093
,021
6,69
6,77
56-65
7988
6,72
2,155
,024
6,68
6,77
66-75
5441
6,81
2,197
,030
6,76
6,87
76-86
2863
6,64
2,339
,044
6,56
6,73
Total
51293
6,98
2,084
,009
6,96
7,00
Мы можем наблюдать, что среднее колеблется в пределах от 6,7 в более зрелом
возрасте, до 7,5 в более молодом. Для того, чтобы понять есть ли статистическая разница
между средними мы проведем дисперсионный анализ. Его результаты приведены в таблице 3.
Таблица 3.
Результаты дисперсионного анализа для средних уровней счастья
в различных возрастных группах.
Sum of Squares
df
Mean Square
F
Sig.
4256,571
7
608,082
142,761
,000
Within Groups
220042,335
51660
4,259
Total
224298,906
51667
Between Groups
43
Как мы видим, различия статистически значимы, однако, внутригруповая дисперсия значительно превышает межгруповую, а, значит, разница в средних не может трактоваться столь однозначно. Уже на данном этапе мы можем утверждать, что первоначальная
гипотеза о параболическом распределении уровня счастья не подтверждается на индивидуальном уровне. (См. Рисунок 1).
Рис. 1. Средние уровни счастья
среди представителей различных возрастных групп
Далее мы обратимся к пост-хок сравнениями между значениями в различных группах. Согласно результатам теста Левина для данных средних мы отвергаем гипотезу о равенстве дисперсии и рассматриваем результаты теста Tamhane, представленные ниже в
таблице 4. Как мы можем видеть, группа 14-25 лет значимо отличается от всех остальных.
Группы 26-35 и 36-45 отличаются от всех групп, кроме представителей самого взрослого
населения – 87+. Люди возраста 46-55 лет отличаются средним уровнем счастья только от
тех, кто моложе их, но не показывают статистического различия в среднем уровне счастья
с более старшими возрастными группами. Представители возрастной группы в 66-75 лет,
помимо указанных уже соотношений с группами, демонстрирует различный уровень счастья с представителями следующего за ними возрастного диапазона – 76-86 лет, но статистически одинаковый с людьми старше 87 лет. Наконец, группы 76-86 лет и 87+ лет демонстрируют не отличающиеся статистически средние уровни счастья.
На некоторое время мы оставляем этот вопрос открытым, чтобы вернуться к его
рассмотрению на страновом уровне, так как большая величина внутригруповых дисперсий говорит о возможных внутренних противоречиях, которые съедаются чрезмерным агрегированием данных. Тем не менее, мы сохраняем в нашем анализе переменные возраста
44
в том же виде, что они даны и в базовой модели, поскольку поведение коэффициентов при
них представляет для нас интерес в последующих моделях.
Таблица 4.
Результаты пост-хок теста для сравнения среднего уровня счастья
в различных возрастных группах
(I)
Возраст
Респондента
14-25
Mean
Differe
nce (IJ)
Std.
Error
Sig.
26-35
,317*
0,03
0,00
36-45
,511
*
46-55
,763
*
0,029
0,00
0,67
0,85
56-65
,773*
0,031
0,00
0,68
0,87
66-75
,682*
0,036
0,000
0,57
76-86
,852
*
0,048
0,00
,531
*
0,117
0,00
87+
Std.
Error
Sig.
14-25
-,773*
0,031
26-35
-,456
*
36-45
-,262
*
46-55
-0,01
0,79
66-75
0,7
1
0,16
0,9
Low
er
Boun
d
Upper
Boun
d
0,22
0,41
0,42
56-65
0
-0,87
-0,68
0,033
0
-0,56
-0,35
0,032
0
-0,36
-0,16
0,032
1
-0,11
0,09
-0,091
0,038
0,388
-0,21
0,03
76-86
0,078
0,05
0,969
-0,08
0,23
87+
-0,242
0,118
0,684
-0,61
0,13
-,682
*
0,036
0
-0,79
-0,57
-,365
*
0,037
0
-0,48
-0,25
36-45
-,171
*
0,037
0
-0,29
-0,06
,446
*
0,031
0,00
0,35
0,54
56-65
,456
*
0,033
0,00
0,35
0,56
46-55
0,081
0,037
0,525
-0,03
0,2
66-75
,365*
0,037
0,00
0,25
0,48
56-65
0,091
0,038
0,388
-0,03
0,21
76-86
,535*
0,049
0,00
0,38
0,69
76-86
,169*
0,053
0,037
0
0,33
87+
0,214
0,117
0,861
-0,15
0,58
87+
-0,151
0,119
0,998
-0,52
0,22
-,852
*
0,048
0
-1
-0,7
-,535
*
0,049
0,00
-0,69
-0,38
36-45
-,341
*
0,049
0,00
-0,49
-0,19
46-55
-0,088
0,049
0,869
-0,24
0,06
0,1
-0,22
Upper
Boun
d
,194
0,00
-0,41
0,6
Low
er
Boun
d
36-45
0,031
0,00
Mean
Difference (IJ)
*
14-25
0,29
26-35
66-75
-,511
*
26-35
-,194
*
46-55
,253
*
0,03
0,00
0,16
0,35
,262
*
0,032
0,00
0,16
0,36
66-75
,171
*
0,037
0,00
0,06
0,29
56-65
-0,078
0,05
0,969
-0,23
0,08
76-86
,341*
0,049
0,00
0,19
0,49
66-75
-,169*
0,053
0,037
-0,33
0
87+
0,021
0,117
0,98
-0,35
0,39
87+
-0,32
0,123
0,236
-0,71
0,07
*
0,117
0,00
-0,9
-0,16
56-65
0,029
0,031
0,00
0,00
-0,6
-0,29
-0,42
14-25
-0,1
26-35
76-86
-,763
*
0,029
0,00
-0,85
-0,67
14-25
-,531
-,446
*
0,031
0,00
-0,54
-0,35
26-35
-0,214
0,117
0,861
-0,58
0,15
36-45
-,253
*
0,03
0,00
-0,35
-0,16
36-45
-0,021
0,117
0,97
-0,39
0,35
56-65
0,01
0,032
0,94
-0,09
0,11
46-55
0,232
0,117
0,748
-0,14
0,6
66-75
-0,081
0,037
0,525
-0,2
0,03
56-65
0,242
0,118
0,684
-0,13
0,61
76-86
0,088
0,049
0,869
-0,06
0,24
66-75
0,151
0,119
0,998
-0,22
0,52
87+
-0,232
0,117
0,748
-0,6
0,14
76-86
0,32
0,123
0,236
-0,07
0,71
14-25
26-35
46-55
0,03
0,00
95% Confidence Interval
(J)
Возраст
Респондента
-,317
14-25
36-45
*
0,029
(I)
Возраст
Респондента
14-25
46-55
26-35
95%
Confidence
Interval
(J)
Возраст
Респондента
87+
На некоторое время мы оставляем этот вопрос открытым, чтобы вернуться к его
рассмотрению на страновом уровне, так как большая величина внутригруповых дисперсий говорит о возможных внутренних противоречиях, которые съедаются чрезмерным агрегированием данных. Тем не менее, мы сохраняем в нашем анализе переменные возраста
45
в том же виде, что они даны и в базовой модели, поскольку поведение коэффициентов при
них представляет для нас интерес в последующих моделях.
Модели с миграционными эффектами
Следующая модель, которую мы строим в рамках нашего анализа, будет включать
в себя миграционные эффекты. Для того, чтобы проследить медиацию коэффициентов
корреляции мы будем вводить переменные последовательно. Первые переменные, которые мы добавляем в модель, относятся непосредственно к миграционному эффекту - дихотомическая переменная для наличия/отсутствия статуса гражданина страны, а также
дихотомические переменные для того, родились ли отец и мать, а также сам человек в
данной стране. Таким образом, на первом этапе мы постараемся учесть первичное влияние
миграционного фактора. В связи с введение дополнительных переменных размер контрольной группы в данной модели несколько сократился и составляет 187 человек. Дополнительные параметры новой контрольной группы – отсутствие гражданства страны,
рождение за ее пределами и место рождение отца и матери также лежащее вне границ
страны опроса.
Величина R2 для данной модели составляет 0, 23, что говорит о некотором его повышении по сравнению с предыдущей моделью. Результаты расчета регрессионных коэффициентов для модели 2 представлены в таблице 5.
Как мы видим, при введении новых переменных коэффициенты при элементах базовой модели изменились незначительно (в рамках третьего знака после запятой, поэтому
ими можно пренебречь). Поэтому мы обращаемся к коэффициентам при вновь введенных
переменных. Здесь важным для нас показателем является тот факт, что граждане стран в
которых проходил опрос в среднем на 0,185 пункта более счастливы, чем мигранты, без
такового статуса. Рождение обоих родителей в стране проведения опроса также повышает
уровень счастья человека на величину, приблизительно равную 0,1 пункту по отношению
к рождению их за пределами страны, причем согласно величине стандартизованных коэффициентов рождение матери в данной стране играет большую роль. Мы можем предположить, что данная разница связана с тем, что мать в большей мере принимает участие в
социализации ребенка, обучении его языку, традициям, его образовании и интеграции в
сообщество, однако данная гипотеза требует дополнительной проверки.
46
Таблица 5.
Регрессионные коэффициенты для модели №2:
Учет первичных миграционных эффектов
Unstandardized Coefficients
Model
Standardized
Coefficients
t
Sig.
85,047
,000
B
Std. Error
Beta
(Constant)
9,124
,107
Coping on present income
-,483
,022
-,113
-22,326
,000
Difficult on present income
-1,243
,025
-,253
-49,387
,000
Very difficult on present income
-1,934
,033
-,272
-58,939
,000
Legally married
-,288
,068
-,017
-4,262
,000
In a legally registred civil union
,346
,156
,009
2,217
,027
Legally separated
-,421
,113
-,014
-3,719
,000
Legally divorced
-,398
,035
-,051
-11,350
,000
Widoved\civil partner died
-,430
,040
-,054
-10,764
,000
female
,148
,016
,036
9,064
,000
Subjective general health
-,582
,010
-,259
-58,272
,000
Anyone to discuss intimate and
personal matters with
,789
,028
,109
27,844
,000
14-25
-,573
,090
-,104
-6,349
,000
26-35
-,614
,090
-,106
-6,859
,000
36-45
-,633
,088
-,114
-7,160
,000
46-55
-,640
,088
-,120
-7,306
,000
56-65
-,556
,087
-,097
-6,369
,000
66-75
-,296
,087
-,044
-3,387
,001
Years of full-time education completed
-,003
,002
-,006
-1,390
,164
Citizen of country
,185
,055
,018
,025
,003
Father born in country
,087
,036
,014
2,422
,015
Mother born in country
,122
,038
,019
-3,189
,001
Born in country
,094
,042
,013
-2,217
,027
a. Dependent Variable: How happy are you
Факт рождения в стране также несколько повышает уровень счастья респондента –
на 0,094 пункта. Судя по стандартизированным коэффициентам, мы также можем видеть,
что наличие гражданства у человека играет несколько большую роль, чем факт рождения
в стране. Относительно этого различия мы можем предположить следующее. Процедура
47
получения гражданства той или иной страны является достаточно долгим и трудоемким,
включает в себя изучение языка, интеграцию в среду и достаточно долгое проживание на
территории страны. (По крайней мере, в большинстве случаев). Вероятно, даже при рождении в другой стране, процессы, предшествующие получению гражданства, а также те
права и гарантии, которые обеспечиваются человеку после, оказывают значимое влияние
на его комфортное самоощущение и меньшую подверженность депривации.
Далее из нашего массива мы делаем подвыборку мигрантов (в нашем случае они
отбираются по принципу проживания в стране опроса не будучи ее гражданином). Ее количество составляет 1645 человек. В рамках данного подмассива данных нас будет интересовать тестирование различных депривирующих факторов. Иными словами мы постараемся оценить, насколько сильно влияют на уровень счастья мигрантов различные внешние негативные факторы. Первый блок, который мы включаем в анализ – дискриминация
по тому или иному признаку. В эту модель (№3) дополнительно войдут следующие переменные: принадлежность к дискриминируемой группе в данной стране (фиктивная переменная, контрольная группа – непринадлежность), и принадлежность к группам, дискриминируемым по различным признакам – цвет кожи/раса, национальность, религия, язык,
этническая группа (во всех случаях дихотомическая переменная, контрольная группа – не
выбрано). Для того, чтобы общая наполненность контрольной группы не была слишком
мала, мы понизили границу ее возраста до 66+. Общей контрольной группе помимо прочего присуще отсутствие дискриминации по любым признакам. Ее размер составляет 117
человек.Значения регрессионных коэффициентов в модели №3 представлено в таблице 6.
Значение R2 для данной модели составляет 0,291.
Мы можем наблюдать значительные изменения в коэффициентах регрессии. В модели, построенной для мигрантов, наличие супруга не оказывает значимое влияние, в то
время как проживание отдельно от своего партнера снижает уровень счастья мигранта
практически на 2,5 балла относительно тех, кто никогда не был женат и не состоял в
гражданском браке. Значительно меньшее влияние оказывает статус развода или вдовства
– уменьшает уровень счастья на 0,610 пункта относительно контрольного статуса. Имеет
смысл предположить, что столь серьезный негативный эффект связан с необходимостью
многих мигрантов покидать свои семьи, уезжая в другие страны в поисках работы (экономическая миграция).
48
Таблица 6.
Регрессионные коэффициенты для модели №3:
Учет влияния фактора дискриминации среди мигрантов
Unstandardized
Coefficients
Model
Standardized
Coefficients
t
Sig.
12,288
,000
B
Std. Error
Beta
(Constant)
9,801
,798
Very difficult on present income
-,830
,151
-,130
-5,490
,000
Legally married
,055
,273
,005
,201
,841
In a legally registred civil union
,094
,691
,003
,136
,892
Legally separated
-2,482
,558
-,102
-4,447
,000
Legally divorced
-,610
,191
-,081
-3,191
,001
Widoved\civil partner died
-,681
,284
-,064
-2,395
,017
female
,262
,090
,068
2,901
,004
Subjective general health
-,548
,052
-,254
-10,508
,000
Anyone to discuss intimate and personal matters with
,343
,147
,055
2,334
,020
14-25
-,975
,790
-,198
-1,234
,217
26-35
-1,620
,786
-,381
-2,060
,040
36-45
-1,357
,787
-,293
-1,724
,085
46-55
-,785
,789
-,155
-,995
,320
56-65
-1,153
,795
-,163
-1,450
,147
Years of full-time education completed
,002
,010
,004
,171
,864
Born in country
-,563
,148
-,089
-3,798
,000
Member of a group discriminated
against in this country
-,523
,208
-,104
-2,518
,012
Discrimination of respondent's
group: colour or race
-,491
,238
-,057
-2,061
,039
Discrimination of respondent's
group: nationality
-,067
,221
-,010
-,303
,762
Discrimination of respondent's
group: religion
-1,001
,296
-,087
-3,381
,001
Discrimination of respondent's
group: language
-,482
,305
-,041
-1,582
,114
Discrimination of respondent's
group: ethnic group
-,193
,281
-,017
-,687
,492
a. Dependent Variable: How happy are you
Среди мигрантов женщины также несколько более счастливы, чем мужчины (на
0,262 процентных пункта). Также в случае с мигрантами резко негативную роль играет
49
возраст – особенно принадлежность в возрастной группе в 26-45 лет (снижает уровень
счастья на 1,3-1,6 балла по отношению к контрольной группе). Коэффициенты при всех
остальных группах являются незначимыми. Любопытным является отрицательный значимый коэффициент при рождении в стране опроса, (но отсутствии гражданства данной
страны) – показатель уровня счастья снижается в этом случае на 0, 5 пункта. Мы полагаем, что таким образом находит отражение эффект миграции на второе поколение, поскольку при таком раскладе логично предположить, что оба родителя также были мигрантами.
Далее мы обратим наше внимание на фактор принадлежности к дискриминируемой
группе. Принадлежность к подобной группе как таковая снижает уровень счастья на 0,5
балла по сравнению с отрицанием подобной. Относительно признаков дискриминации
можно сказать следующее – значимыми для мигрантов являются религия и цвет кожи/раса. При этом последний признак дискриминации снижает уровень счастья менее чем
на полбалла, в то время как религия – на целый пункт. Можно предположить, что национальность и этническая группа являются менее очевидными признаками для дискриминации, чем религия и цвет кожи, (и, более того, язык, уровень доверительной вероятности
при коэффициенте которого лишь не намного превышает допустимый порог). Мигранты
чаще встречаются с проявлениями дискриминации именно по ним, а потому и страдают от
них в большей степени.
Следующий фактор, влияние которого мы рассмотрим – влияние трудовых отношений и источников дохода. В модель №4 (таблица 7) мы дополнительно включаем следующие переменные: количество лет жизни в стране (интервальная), источники доходов в
виде зарплат, пенсий, пособий по безработице, прочих социальных грантов, доходов от
собственных сбережений (все фиктивные, контрольная группа – «не выбрано»), тип занятости: наемный работник, самозанятый, ответственен ли за других людей на работе, имеет
ли постоянный контракт (все фиктивные, контрольная группа – «не выбрано»). Размер
контрольной группы в данной модели составляет 148 человек.(Изменение состоит в том,
что контрольной в данной модели становится опция «справляемся с жизнью на текущий
доход домохозяйства»).
Значение R2 для данной модели составляет 0,2. В общем, мы можем сказать, что
факторы источников дохода и трудовых отношений не оказывают серьезного влияния на
уровень счастья. Примечательно, что при введении их в модель незначимыми стали коэффициенты при различных возрастных группах. Равно как и не играет роли при используемых факторах количество лет, которые мигрант живет в стране.
50
Таблица 7.
Регрессионные коэффициенты для модели №4:
Учет влияния факторов трудовых отношений и источника доходов среди мигрантов
Model
Unstandardized Coefficients
B
9,823
-1,122
,047
,593
-2,454
-,467
-,515
,269
-,510
Std. Error
,899
,179
,278
,705
,567
,196
,290
,092
,054
Standardized
Coefficients
Beta
(Constant)
Very difficult on present income
-,175
Legally married
,004
In a legally registred civil union
,020
Legally separated
-,100
Legally divorced
-,062
Widoved\civil partner died
-,048
female
,070
Subjective general health
-,236
Anyone to discuss intimate and
,278
,149
,045
personal matters with
14-25
-,829
,859
-,168
26-35
-1,312
,856
-,309
36-45
-1,109
,852
-,239
46-55
-,566
,847
-,112
56-65
-,947
,835
-,134
Years of full-time education com-,012
,011
-,028
pleted
yrsliving
,002
,004
,016
Wages or salaries
-,464
,228
-,066
Pensions
,231
,238
,031
Unemployment\redundancy benefit
,100
1,184
,002
Any other social benefits or grants
,124
,227
,018
Income from investments and sav-,293
,199
-,036
ings
Living comfortably on present in,532
,245
,052
come
Self-Employed
-,103
,116
-,026
Employee
-,744
,137
-,163
Responsible for supervising other
,143
,120
,030
employees
Employment contract unlimited or
-,120
,074
-,039
limited duration
a. Dependent Variable: How happy are you
T
Sig.
10,931
-6,255
,167
,841
-4,329
-2,376
-1,777
2,914
-9,450
,000
,000
,867
,400
,000
,018
,076
,004
,000
1,860
,063
-,964
-1,532
-1,301
-,668
-1,135
,335
,126
,193
,504
,257
-1,072
,284
,518
-2,039
,970
,085
,548
,605
,042
,332
,932
,584
-1,471
,141
2,177
,030
-,887
-5,426
,375
,000
1,187
,235
-1,626
,104
Негативно на уровне счастья человека складывается прибывание в статусе наемного работника (-0,744 пункта) и наличие зарплаты в качестве источника дохода (-, 464
пункта) по отношению к людям с другим трудовым статусом и источником дохода соот-
51
ветственно. При этом комфортное ощущение размера собственного дохода логичным образом повышает уровень счастья на полбалла с сравнении с более низкой опцией. Остальные коэффициенты при вновь введенных переменных оказываются незначимыми. Стоит
отметить, что подобные результаты могут быть вызваны смещением выборки, поскольку
велика вероятность того, что действительно депривированные группы мигрантов в силу
тех или иных причин не попали в исследование, однако, это предположение также требует
отдельной, более тщательной проверки.
Наконец мы переходим к изучению влияния фактора социальной изоляции. На этот
раз мы включаем в модель следующие переменные: как часто человек ощущает себя одиноким (фиктивные переменные для трех порядковых градаций, четвертая – контрольная
группа – «ощущаю себя одиноким все или почти все время»), уровень религиозности (переменная с 11-ю градациями, принимаем за интервальную), частота социальных встреч с
друзьями и родственниками (семибалльная порядковая переменная, для удобства принимаем ее за интервальную), фиктивная переменная для принадлежности к дискриминируемой группе (контрольная группа – «не выбрано»), и, наконец, количество человек, проживающих совместно с мигрантом в домохозяйств на постоянной основе (интервальная переменная). Размер контрольной группы составляет 121 человек.
У данной модели самый высокий R2 из всех, построенных на данной подвыборке –
он составляет 0,365. Результаты расчетов регрессионных коэффициентов данной модели
представлены в таблице 8. В связи с выбором в качестве ряда контрольных групп резконегативных факторов – в частности «ощущение себя одиноким все или практически все
время», значение константы является достаточно низким, по сравнению с другими моделями – всего 6,7 балла. В данной модели значение коэффициента при серьезных сложностях с доходом домохозяйства становится еще меньше и составляет -0,63, в то время как и
положительное влияние комфортного дохода составляет чуть более 0,4 балла. Резко негативный эффект, снижение уровня счастья более, чем на 2 балла, оказывает проживание
отдельно от своего партнера/супруга по сравнению с отсутствием когда-либо брачных и
гражданских отношений. Примечательно, что наличие человека, с которым можно было
бы обсудить личные проблемы становится незначимым в рамках данного сочетания предикторов. Коэффициенты при гендерной принадлежности и субъективной оценки здоровья остаются значимыми и приблизительно такими же.
По-прежнему резко-негативное влияние оказывает принадлежность к возрастным
группам 26-35 и 36-45 лет (-1,8 и -1,6 балов соответственно по отношению к контрольной
группе). Также значимым в данной модели становится принадлежность к возрастной
группе 56-65 лет – она снижает уровень счастья приблизительно на 1,5 балла по отноше-
52
нию к самой старшей возрастной категории. Данное изменение можно связать с тем, что в
данном возрасте повышается уровень социальной изоляции человека в связи с прекращением трудовой деятельности, отъездом детей из дома, в некоторых случаях – ранней потерей супруга. Именно поэтому, на наш взгляд, данный показатель становится значимым
при текущем сочетании предикторов.
Таблица 8.
Регрессионные коэффициенты для модели №4:
Учет влияния фактора социальной изоляции на уровень счастья мигрантов
Model
Unstandardized Coefficients
B
6,720
-,632
,079
-,265
-2,306
-,181
-,372
,312
-,402
Std. Error
,809
,146
,259
,658
,528
,186
,270
,086
,050
Standardized
Coefficients
Beta
(Constant)
Very difficult on present income
-,099
Legally married
,007
In a legally registred civil union
-,009
Legally separated
-,094
Legally divorced
-,024
Widoved\civil partner died
-,035
female
,081
Subjective general health
-,186
Anyone to discuss intimate and
,063
,141
,010
personal matters with
14-25
-1,441
,756
-,292
26-35
-1,831
,750
-,430
36-45
-1,603
,752
-,346
46-55
-1,073
,753
-,212
56-65
-1,490
,757
-,211
Years of full-time education com,007
,010
,017
pleted
Living comfortably on present in,429
,225
,042
come
None or almost none of time felt
2,209
,326
,558
lonely
Some of time felt lonely
1,665
,328
,395
Most of time felt lonely
,377
,351
,050
How religious are you
,064
,014
,100
How often socially meet with
,151
,028
,124
friends, relatives or colleagues
Member of a group discriminated
-,897
,110
-,178
against in this country
Number of people living regularly
,021
,030
,016
as member of household
a. Dependent Variable: How happy are you
t
Sig.
8,302
-4,332
,304
-,403
-4,371
-,972
-1,377
3,649
-7,966
,000
,000
,761
,687
,000
,331
,169
,000
,000
,446
,655
-1,905
-2,440
-2,130
-1,425
-1,969
,057
,015
,033
,154
,049
,732
,464
1,907
,057
6,784
,000
5,079
1,073
4,473
,000
,283
,000
5,443
,000
-8,162
,000
,695
,487
53
Крайне позитивное влияние на уровень счастья человека оказывает то, что он
ощущает себя одиноким практически никогда либо иногда (2,2 и 1,7 пункта к уровню счастья соответственно по сравнению с практически постоянным чувством одиночества). Частота социальных встреч с коллегами и уровень религиозности оказывают небольшое положительное влияние, принадлежность к дискриминируемой группе, напротив снижает
уровень счастья на 0, 8 пункта. Примечательно, что количество людей, проживающих с
человеком в домохозяйстве, не играет никакой существенной роли.
Еще один аспект, который представляет для нас интерес – влияет национальность
мигранта, его принадлежность к определенной этнической группе. Для этого мы рассмотрим средние уровни счастья у мигрантов из разных стран. Количество средних по странам
происхождения, представленным в таблице 9, несколько меньше, чем всего по массиву.
Причина этого кроется в том, что количество мигрантов из некоторых стран является
слишком маленьким и рассчитывать для них значения не представляется надежным.
Безусловно, для того чтобы понять, различаются ли средние между собой на генеральной совокупности, необходимо провести дисперсионный анализ. Однако, мы полагаем, что данная выборка носит настолько смещенный характер, что не может отражать реального положения вещей в генеральной совокупности относительно национальной принадлежности мигранта и разницы в их уровне счастья.
Если мы обратимся к выборочным данным, то имеет смысл сказать следующее.
Безусловно, приведенные размеры выборок, а также величина стандартных отклонений не
позволяет нам говорить о различиях между странами, идущими по порядку. Фактически,
все страны от Австрии до Бразилии или Марокко со статистической точки зрения могут
представляться для нас равными по среднему уровню счастья среди своих выходцев. Тем
не менее, разница от 9 баллов по верхней границе средних до 5,72 по нижней границе позволяет нам говорить, что разница действительно есть. Согласно нашим данным мы можем
утверждать, что связь между происхождением мигранта в рамках нашего массива имеет
место.
Данные ESS говорят а том, что наиболее счастливы мигранты, приехавшие из Австрии, Югославии, Дании, Эквадора, Словакии, Белоруссии, США, Испании, а наименее –
из Польши, России, Англии, Индии, Узбекистана, Турции, Ирландии, Литвы, Албании,
Алжира и бывшей Чехословакии. Стоит повторить, что данное распределение может являться исключительно эффектом выборки, а потому вопрос требует более подробного
изыскания в дальнейшем.
54
Таблица 9.
Средний уровень счастья мигрантов, происходящих из разных стран
Country of
birth
Austria
Yugoslavia
Denmark
Australia
Ecuador
Bulgaria
Slovakia
Belarus
United States
Spain
Bosnia and
Herzegovina
Brazil
Morocco
Argentina
Colombia
France
Azerbaijan
Italy
Macedonia
Germany
Moldova
Thailand
Mean
N
9
8,7
8,7
8,56
8,55
8,39
8,32
8,3
8,28
17
14
10
16
18
19
12
12
18
Std.
Deviation
1,145
2,304
1,28
0,91
1,288
1,627
1,749
2,202
0,967
8,18
15
2,245
8,1
16
2,273
8,07
7,86
7,85
7,84
7,81
7,8
7,8
7,8
7,79
7,79
7,79
20
57
16
16
48
16
51
13
63
10
13
1,954
1,875
1,428
2,16
1,223
2,241
1,706
0,982
1,275
0,971
1,613
Country of birth
Mean
N
Portugal
Iraq
Pakistan
Hungary
Czech Republic
Romania
Netherlands
Venezuela
Ukraine
Korea, Democratic
People's Republic
of
Serbia and
Montenegro
Poland
Russian Federation
United Kingdom
India
Uzbekistan
Turkey
Ireland
Lithuania
Albania
Algeria
Czechoslovakia
7,73
7,67
7,67
7,65
7,63
7,59
7,55
7,54
7,53
34
15
26
12
15
80
22
11
41
Std.
Deviation
1,901
1,808
2,373
1,793
1,667
1,746
1,327
1,334
2,434
7,4
11
0,961
7,39
18
2,602
7,33
7,26
7,04
6,93
6,9
6,87
6,8
6,79
6,63
6,32
5,72
70
50
25
44
10
94
14
18
50
17
10
1,761
2,22
1,682
2,135
2,248
1,778
1,853
2,674
2,296
2,409
1,902
Модели с эффектами степени урбанизированности территории
Теперь мы обращаемся к рассмотрению влияния фактора урбанизации. Первое, к
чему мы хотели бы обратиться – сравнение среднего уровня счастья в различных по степени урбанизированности районах. Здесь основанием для сравнения выступит 2 фактора:
объективная урбанизированность территории и персональное восприятие человека места
своего проживания как городской или сельской территории.
Сперва мы рассмотрим средние уровни счастья при различном субъективном восприятии урбанизированности территории. Средние значения представлены в таблице 10.
Результаты дисперсионного анализа, подтверждающие статистическое различие этих
средних приведены в таблице 11. Здесь стоит отметить, что внутригрупповая дисперсия
довольно велика, что говорит о неоднородности каждой из групп и довольно большом
внутреннем разбросе значений. Как мы можем видеть в таблице 10, наиболее счастливы
жители фермерских хозяйств и пригородных районов больших городов, при этом величина стандартного отклонения у них ниже, чем в других группах. Примерно одинаковый,
55
чуть более низкий, уровень счастья демонстрируют жители небольших городов и поселков городского типа. Самый низкий уровень счастья – у людей, определяющих свое место
жительства, как большой город. При этом и величина стандартного отклонения при данном показателе самая большая, что также говорит о наибольшей неоднородности данных
именно среди обитателей больших городов. Данное распределение вполне вписывается в
парадигму классической урбанистической теории. Далее мы рассмотрим подобное распределение относительно объективной оценки степени урбанизированности территории.
Таблица 10.
Средний уровень счастья относительно
различной субъективной оценки урбанизированности территории
N
Mean
Std.
Deviation
Std.
Error
95% Confidence Interval for
Mean
Lower Bound Upper Bound
A big city
12494
6,74
2,159
,019
6,70
6,77
Suburbs or outskirts of
big city
4679
7,23
1,946
,028
7,18
7,29
Town or small city
16984
6,99
2,113
,016
6,96
7,02
Country village
15926
7,04
2,040
,016
7,00
7,07
Farm or home in countryside
1560
7,40
1,727
,044
7,32
7,49
Total
51644
6,98
2,083
,009
6,96
7,00
Таблица 11.
Результаты дисперсионного анализа для средних уровней счастья
относительно различной субъективной оценки урбанизированности территории
Sum of Squares
df
Mean Square
F
Sig.
1360,991
4
340,248
78,914
,000
Within Groups
222648,178
51639
4,312
Total
224009,169
51643
Between Groups
В таблице 12 представлены результаты пост-хок тестов для средних уровней счастья относительно различной субъективной оценки урбанизированности территории (На
основании отклонения гипотезы о равенстве дисперсий использован тест Tamhane). Мы
можем видеть, что все средние различны за исключением среднего уровня счастья в деревне (поселке городского типа) и маленьком городе.
56
Таблица 12.
Результаты пост-хок тестов для средних уровней счастья
относительно различной субъективной оценки урбанизированности территории
(I) Domicile,
respondent's
description
A big city
Suburbs or outskirts of
big city
Town or small city
Country village
Farm or home in countryside
(J) Domicile,
respondent's
description
Mean DifferStd. Erence
ror
(I-J)
95% Confidence Interval
Sig.
Lower
Bound
Upper
Bound
Suburbs or outskirts of
big city
-,495*
,034
,000
-,59
-,40
Town or small city
-,253*
,025
,000
-,32
-,18
Country village
-,298
*
,025
,000
-,37
-,23
Farm or home in countryside
-,664*
,048
,000
-,80
-,53
A big city
,495*
,034
,000
,40
,59
,242
*
,033
,000
,15
,33
Country village
,197
*
,033
,000
,11
,29
Farm or home in countryside
-,169*
,052
,012
-,32
-,02
A big city
,253*
,025
,000
,18
,32
Suburbs or outskirts of
big city
-,242*
,033
,000
-,33
-,15
Country village
-,045
,023
,402
-,11
,02
Farm or home in countryside
-,411*
,047
,000
-,54
-,28
A big city
,298*
,025
,000
,23
,37
Suburbs or outskirts of
big city
-,197*
,033
,000
-,29
-,11
,045
,023
,402
-,02
,11
Farm or home in countryside
-,366*
,047
,000
-,50
-,24
A big city
,664*
,048
,000
,53
,80
Suburbs or outskirts of
big city
,169*
,052
,012
,02
,32
Town or small city
,411*
,047
,000
,28
,54
*
,047
,000
,24
,50
Town or small city
Town or small city
Country village
,366
Таблицы 13 - 15 посвящены сравнению средних значений уровня счастья относительно объективной оценки степени урбанизированности территории. Как и в предыдущем случае, мы можем говорить, что, несмотря на большую неоднородность показателей
уровня счастья внутри групп, их средние являются статистически различными. Таблица
14 говорит нам о том, что между собой не отличаются средние уровни счастья в преимущественно урбанизированных районах и средних районах. Оба эти района имеют статистически различный уровень счастья с преимущественно сельскими районами.
57
Таблица 13.
Результаты дисперсионного анализа для средних уровней счастья
относительно различной объективной оценки урбанизированности территории
Sum of Squares
848,262
122861,965
123710,227
Between Groups
Within Groups
Total
df
2
34142
34144
Mean Square
424,131
3,599
F
117,861
Sig.
,000
Таблица 14.
Результаты пост-хок тестов для средних уровней счастья
относительно различной объективной оценки урбанизированности территории
(I) Urban-Rural
Predominantly urban
regions
Intermediate regions;
Predominantly rural
regions;
(J) Urban-Rural
Mean DifferStd. Erence
ror
(I-J)
95% Confidence Interval
Sig.
Intermediate regions;
-,030
,023
,498
Lower
Bound
-,09
Upper
Bound
,03
Predominantly rural
regions;
,364*
,029
,000
,29
,43
Predominantly urban
regions
,030
,023
,498
-,03
,09
Predominantly rural
regions;
,394*
,027
,000
,33
,46
Predominantly urban
regions
-,364*
,029
,000
-,43
-,29
Intermediate regions;
-,394*
,027
,000
-,46
-,33
Таблица 15.
Средний уровень счастья относительно
различной объективной оценки урбанизированности территории
N
Mean
Std. Deviation Std. Error
95% Confidence Interval for
Mean
Lower Bound
Upper Bound
Predominantly urban
regions
11147
7,36
1,900
,018
7,33
7,40
Intermediate regions; rural
population between 20 %
and 50 % of total population
15595
7,39
1,850
,015
7,36
7,42
7402
7,00
1,988
,023
6,95
7,04
34145
7,30
1,903
,010
7,28
7,32
Predominantly rural regions; rural population is 50
% or more of total population
Total
Обращаясь к величине средних значений мы отмечаем, что наблюдаем совершенно
иную картину – жители преимущественно урбанизированных и смешанных регионов в
58
среднем более счастливы, чем жители сельской местности. Возможная причина такого
смещение может скрываться в самой методологии оценки урбанизированности районов. В
преимущественно урбанизированных районах проживает и сельское население, пускай и в
меньших количествах, а в преимущественно сельских районах есть более урбанизированные участки. Поэтому мы можем говорить о том, что объективная оценка может являться
чрезмерно обобщающей и смешивать в себе несколько видов субъективной оценки. Более
того, смещение также усугубляется тем фактом, что субъективная оценка людей может
существенно разниться в зависимости от их личных характеристик и предыдущего опыта.
Чтобы прояснить, какое влияние оказывает каждый из этих факторов, мы построим
регрессионную модель, включающую данные переменные. Для включения объективной и
субъективной оценки урбанизированности территории, мы пеобразовываем обе эти переменные в фиктивные. В качестве контрольной группы для объективной категории выступят средне урбанизированные (смешанные) районы, а для субъективной - фермы и дома в
деревнях. Размер контрольной группы в данном случае составляет 432 человека.
Результаты расчета регрессионных коэффициентов представлены в таблице 16. Величина объясненной дисперсии данной модели составляет 0, 348, что мы можем признать
достаточно хорошим показателем.
Далее рассмотрим величину регрессионных коэффициентов. Предсказуемо, резко
негативное влияние в данной модели оказывают большие и очень большие трудности с
выживанием на текущий доход домохозяйства – 1,2 и 1,9 балла соответственно по отношению к комфортному проживанию на текущий доход. Практически все включенные в
модель статусы отношений оказывают одинаково негативное влияние на уровень счастья
- в пределах 0,3-0,4 пункта относительно контрольной группы. Исключение составляет
наличие официального гражданского партнера, повышающее уровень счастья на те же 0,4
балла. Показатели коэффициентов при возрасте говорят о наличии U-образной зависимости с заметным повышением уровня счастья в пожилом возрасте и воронкой в зрелом возрасте. Появление такой четкой зависимости может быть обусловлено исключением из
расчета данной модели ряда стран – России, Украины, Израиля – всех тех, для кого невозможно рассчитать уровень объективной урбанизированности территории. Обращаясь к
влиянию наиболее интересующих нас в данной модели факторов, скажем следующее.
Объективная оценка региона, как преимущественно сельского снижает уровень счастья на
0,227 пункта, а как преимущественно городского - всего на 0,04 по отношению к средним
районам. При учете же субъективной оценки мы можем видеть, что оценка собственного
места проживания как пригорода, небольшого города или поселка городского типа повышает уровень счастья человека на 0,15 баллов, а проживание на ферме – на 0,233 балла.
59
Таблица 16.
Регрессионные коэффициенты для модели №5:
Учет влияния фактора объективной и субъективной степени
урбанизированности территории
Model
Unstandardized Coefficients
B
8,922
-,465
-1,208
-1,892
-,298
,333
-,422
-,394
-,421
,150
-,584
Std. Error
,101
,022
,025
,033
,067
,156
,113
,035
,040
,016
,010
Standardized
Coefficients
Beta
(Constant)
Coping on present income
-,109
Difficult on present income
-,246
Very difficult on present income
-,267
Legally married
-,018
In a legally registred civil union
,008
Legally separated
-,015
Legally divorced
-,050
Widoved\civil partner died
-,053
female
,036
Subjective general health
-,260
Anyone to discuss intimate and
,777
,028
,108
personal matters with
14-25
-,565
,090
-,102
26-35
-,603
,089
-,104
36-45
-,632
,088
-,114
46-55
-,641
,088
-,120
56-65
-,556
,087
-,097
66-75
-,298
,087
-,044
Years of full-time education com-,002
,002
-,004
pleted
Mostly urban region
-,045
,023
-,008
Mostly rural region
-,227
,026
-,037
Suburbs or outskirts of big city
,155
,031
,021
Town or small city
,169
,022
,038
Country village
,159
,022
,035
Farm or house in the village
,233
,049
,019
a. Dependent Variable: How happy are you
t
Sig.
88,561
-21,470
-47,823
-57,454
-4,415
2,135
-3,731
-11,246
-10,560
9,155
-58,413
,000
,000
,000
,000
,000
,033
,000
,000
,000
,000
,000
27,453
,000
-6,264
-6,740
-7,152
-7,318
-6,377
-3,419
,000
,000
,000
,000
,000
,001
-,924
,356
-1,949
-8,827
4,949
7,869
7,192
4,718
,051
,000
,000
,000
,000
,000
Далее мы попробуем рассмотреть, существует ли различие между влиянием детерминат на уровень счастья в различных по степени урбанизированности районах. В качестве основания для разделения мы использовали субъективную оценку степени урбанизированности, поскольку в рамках данной классификации мы наблюдаем более или менее
равномерное распределение мигрантов по категориям и не наблюдаем значительного перевеса в сторону граждан, который не оправдан статистически. Более того, использование
субъективной оценки позволяет нам сохранить полный, неусеченный размер выборки.
60
Единственная категория, для которой мы не будем строить модели – «ферма или дом в
деревне», поскольку количество мигрантов, определяющих свое место жительства таким
образом составляет всего 40 человек и построение подобной модели кажется нам статистически неоправданным. Итак, мы приступаем к построению моделей. Для удобства результаты расчетов будут интегрированы в таблице 17. Безусловно, мы не имеем право
сравнивать между собой величины коэффициентов разных моделей, однако значимость
или не значимость их мы оценить можем. Также мы можем проследить наиболее значимые факторы в рамках каждой модели. Уровень объясненной дисперсии во всех трех случая колеблется в районе значения 0,3. Размер контрольных групп составляет последовательно 604, 372, 531 и 278 человек.
Итак, во всех 4х моделях проблемы с доходом имеют негативное влияние на уровень счастья и в каждой из них с ухудшением ситуации с доходом происходит последовательное усиление негативного эффекта. Но фактор комфортного проживания на располагаемый доход домохозяйства является значимым исключительно для жизни в городе.
Причем, подобный статус повышает уровень счастья горожан почти на 2 балла по сравнению с контрольной группой – домохозяйствами, которые справляются с жизнью на собственный доход, что является достаточно большим показателем при величине константы в
7 баллов, (стоит отметить, что самая маленькая величина константы – в модели для жителей городских пригородов). Мы полагаем, что данный факт отчасти подтверждает нашу
гипотезу о том, что люди, имеющие больше доступа к ресурсам более счастливы в больших городах.
Относительно семейного положения мы отмечаем, что во всех четырех моделях
слабое негативное влияние оказывает статус развода по сравнению с контрольной группой. Все остальные варианты не играют особенной роли. (Кроме слабого отрицательного
влияния вдовства в модели для малых городов). Также во всех моделях женщины стабильно немного более счастливы, чем мужчины, более низкая субъективная оценка здоровья снижает уровень счастья человека, а наличие человека, с которым можно обсудить
личные проблемы – напротив, повышает.
Далее мы обратимся к фактору возраста. В больших городах коэффициенты при
всех возрастных группах являются значимыми. Та же ситуация наблюдается и в маленьких городах. Примечательно, что в обеих моделях соотношение коэффициентов обнаруживают одну и ту же зависимость – наиболее сильно уровень счастья «проседает» в возрастной группе 46-55, и поднимается в пожилом возрасте больше, чем в молодом. В модели для пригородов наиболее низкая точка наступает в возрасте 26-35 лет, а в сельской
местности – в 36-45 и распределения коэффициентов носят более плавный и не столь выраженный характер.
61
Таблица 17.
Регрессионные коэффициенты для моделей №6 - 9:
Оценка влияния различных детерминант счастья в зависимости от субъективной оценки урбанизации территории
Big City (R2= 0,291)
Unstandardized
Coefficients
7,010
Std.
Error
,252
-1,024
,053
-1,635
Sig.
Unstandardized
Coefficients
,000
5,607
Std.
Error
,380
-,213
,000
-,678
,078
,067
-,239
,000
-1,371
,268
,146
,014
,068
,244
,316
,006
-,344
,251
-,248
Standardized
Coefficients
Town or small city (R2 = 0,294)
Sig.
Unstandardized
Coefficients
,000
7,336
Std.
Error
,202
-,127
,000
-1,002
,044
,103
-,184
,000
-1,550
,154
,181
,011
,395
,438
,497
,456
,013
-,010
,171
-,471
,264
,068
-,033
,000
-,259
-,124
,081
-,015
,126
,120
,033
,028
-,464
,022
,320
-,942
-,881
-,940
-1,097
B
(Constant)
Difficult on
present
income
Very difficult
Legally
married
In a legally
registred civil
union
Legally
separated
Legally
divorced
Widoved\civil
partner died
female
Subjective
general health
Anyone to
discuss intimate and
personal matters with
14-25
26-35
36-45
46-55
Standardized
Coefficients
Suburbians (R2 = 0,309)
Standardized
Coefficients
Country village (R2 = 0,301)
Sig.
Unstandardized
Coefficients
Standardized
Coefficients
Sig.
,000
6,834
Std.
Error
,215
-,203
,000
-1,056
,042
-,217
,000
,057
-,216
,000
-1,550
,056
-,220
,000
-,514
,110
-,031
,000
-,150
,117
-,009
,201
,275
,268
,294
,006
,362
,355
,247
,010
,151
-,022
,075
-,127
,201
-,004
,528
,182
,185
,007
,324
,103
-,036
,012
-,123
,059
-,016
,038
-,204
,063
-,025
,001
-,017
,116
-,002
,880
-,156
,068
-,020
,021
,023
,070
,003
,744
,000
,241
,049
,062
,000
,258
,028
,061
,000
,156
,028
,038
,000
-,196
,000
-,373
,028
-,182
,000
-,474
,017
-,210
,000
-,442
,017
-,199
,000
,056
,045
,000
,314
,091
,044
,001
,262
,049
,036
,000
,606
,050
,083
,000
,198
,196
,194
,193
-,171
-,157
-,164
-,196
,000
,000
,000
,000
-,569
-,691
-,524
-,497
,286
,283
,281
,279
-,106
-,127
-,097
-,099
,046
,015
,062
,075
-,777
-,758
-,757
-,812
,146
,144
,142
,141
-,138
-,130
-,133
-,150
,000
,000
,000
,000
-,446
-,453
-,608
-,554
,158
,157
,154
,153
-,082
-,076
-,114
-,108
,005
,004
,000
,000
Beta
B
Beta
B
Beta
B
Beta
,000
62
Big City (R2= 0,291)
Unstandardized
Coefficients
Sig.
-,998
-,735
Std.
Error
,192
,193
-,163
-,099
,000
,000
,000
,005
-,001
1,880
,424
-,012
Unstandardized
Coefficients
Standardized
Coefficients
Town or small city (R2 = 0,294)
Sig.
-,366
-,099
Std.
Error
,277
,276
-,070
-,017
,187
,721
,944
,022
,007
,045
,034
,000
-,303
,677
,084
-,001
,887
-,463
,145
,011
,109
,000
1,846
,110
,415
1,097
,111
,260
-,193
B
56-65
66-75
Years of fulltime education completed
Living comfortably on
present income
Citizen of
country
How often
socially meet
with friends,
relatives or
colleagues
None or almost none of
time felt lonely
Some of time
felt lonely
Most of time
felt lonely
Member of a
group discriminated
against in this
country
Standardized
Coefficients
Suburbians (R2 = 0,309)
Unstandardized
Coefficients
Standardized
Coefficients
Country village (R2 = 0,301)
Sig.
-,897
-,517
Std.
Error
,140
,140
-,154
-,076
,000
,000
,001
-,002
,004
-,003
-,006
,654
,367
,410
,132
-,044
,000
-,158
,161
,017
,127
,000
,000
2,645
,188
,627
,231
,000
1,654
,190
,122
,030
,033
0,618
,061
-,024
,002
-,381
Beta
B
Unstandardized
Coefficients
Standardized
Coefficients
Sig.
-,444
-,329
Std.
Error
,153
,152
-,079
-,050
,004
,031
,636
-,005
,004
-,009
,213
,006
,371
,329
,501
,004
,512
,079
-,013
,044
-,569
,093
-,041
,000
,143
,009
,113
,000
,108
,009
,085
,000
,000
1,656
,094
,368
,000
2,098
,093
,478
,000
,360
,000
,901
,095
,182
,000
1,335
,095
,277
,000
,207
,122
,000
,052
,104
,006
,613
,585
,104
,068
,000
,087
-,055
,000
-,435
,053
-,053
,000
-,433
,060
-,048
,000
Beta
B
Beta
B
Beta
63
Во всех моделях количество полных лет, посвященных образованию не является
значимым, а частота социальных встреч с друзьями и семьей положительно связана с
уровнем счастья, хотя и оказывает слабое влияние на него. Также во всех 4х моделях редкое ощущение себя одиноким повышает уровень счастья респондента.
Важным для нас является различие поведения фактора гражданства в различных
моделях. Исключительно в модели для больших городов данный фактор не играет никакой роли, в то время как в пригородах, малых городах и сельской местности данный фактор оказывает негативное влияние на уровень счастья. Помимо этого, в больших городах
негативное значение принадлежности к дискриминируемой группе не столь велико, как в
менее урбанизированных районах.
Таким образом, мы можем говорить о том, что в основном наши исследовательские гипотезы относительно данного блока подтвердились. Неясным для нас остается вопрос о возрастном соотношении уровней счастья, а также о том, жители каких городов
более счастливы в действительности – больших или малых? Если первый вопрос мы продолжить исследовать далее на страновом уровне, то второй остается отчасти открытым.
Как уже упоминалось выше, расхождения, полученные нами при расчете средних во многом обусловлены особенностями методологии определения степени урбанизированности
территории. На данный момент мы можем говорить лишь о том, что люди, считающие себя жителями городских пригородов и сельской местности действительно ощущают себя
несколько более счастливыми, чем те, кто относит себя к обитателям малых и больших
городов. Далее мы приступаем к анализу уровня счастья на страновом уровне.
3.2 Тестирование гипотез на межстрановом уровне
Следующим этапом нашей работы выступит анализ влияющих факторов на межстрановом уровне. В рамках данной части нас интересует решение следующих исследовательских задач:
2. Изучить влияние фактора проживания в больших и малых городах на уровень счастья на межстрановом уровне;
4. Изучить влияние фактора иммиграционного статуса на уровень счастья на межстрановом уровне;
6. Выявить значимые социально демографические факторы, влияющие на уровень
счастья на межстрановом уровне (в контексте факторов места жительства и миграционного статуса);
64
Первое, к чему мы обратимся – простое сравнение средних значений уровня счастья в разных странах. Для этого мы обратимся к таблице 18.
Таблица 18.
Средний уровень счастья в европейских странах
Country
Denmark
Switzerland
Norway
Finland
Sweden
Netherlands
Belgium
Spain
United Kingdom
Germany
Poland
Slovenia
Cyprus
France
Ireland
Estonia
Slovakia
Croatia
Portugal
Czech Republic
Hungary
Russian Federation
Lithuania
Greece
Ukraine
Bulgaria
Mean
8,27
8,06
8,01
7,96
7,91
7,88
7,83
7,57
7,5
7,45
7,31
7,28
7,24
7,13
7
6,91
6,87
6,79
6,71
6,7
6,42
6,29
6,16
6,06
5,86
5,66
N
452
661
394
446
778
1365
901
3909
5114
7032
3100
175
65
5262
352
113
453
370
900
895
849
11946
280
957
3782
649
Std. Deviation
1,46
1,464
1,503
1,431
1,55
1,308
1,427
1,617
1,848
1,87
2,031
1,904
1,951
1,792
2,072
1,932
1,961
2,095
1,914
1,906
2,385
2,215
2,332
2,153
2,376
2,514
Как мы можем видеть, наиболее счастливой страной в среднем является Дания с
показателем в 8, 27 балла, наименее счастливыми – Болгария и Украина, с достаточно
близкими показателями – 5, 86 и 5,66 балла соответственно. В группу наиболее счастливых стран входят скандинавские страны – Норвегия, Финляндия, Швеция. За ними следуют Нидерланды и Бельгия с результатом, приближающимся к 8 баллам, затем Испания.
Великобритания, Германия и Польша, чьи показатели близки к 7, 5. Далее идут Словения,
65
Кипр, Франция, Ирландия, Эстония и Словакия, чьи результаты близки к семи баллам.
Наконец, группа стран, чьи баллы составляют от 6 до 7: Хорватия, Португалия, Чехия,
Венгрия, Россия, Литва и Греция. Сравнение средних уровней счастья с помощью дисперсионного анализа и пост-хок тестов не представляет для нас в данном случае большого
интереса, поскольку нас интересует не величина среднего уровня счастья, а именно характер его распределения относительно возраста.
Далее мы переходим к рассмотрению зависимости между возрастом и уровнем счастья в различных странах. Как мы уже упоминали ранее, зависимость очевидно носит нелинейный характер. Принимая во внимания тесную связь феномена счастья с культурой,
мы попробуем рассмотреть зависимость уровня счастья от возраста в различных странах.
Для этого мы осуществим построение нелинейной регрессии для этих двух переменных.
Построение регрессии будет осуществляться в рамках программного пакета Stata при помощи функции LOWESS (locally weighted scatterplot smoothing).
Функция LOWESS представляет собой вид непараметрической регрессии которая
сочетает в себе элементы множественной регрессии и мета-модели, основанной на «методе ближайшего соседа». Основой для данного метода выступает классическая нелинейная
регрессия, построенная с использованием метода наименьших квадратов. Основная идея
данного метода заключается в том, чтобы «подстроить» более простую линейную модель
под локализованные подгруппы данных и создать функцию, описывающую зависимость в
распределении данных поэтапно – от участка, к участку. Фактически, единая линейная
функция дробиться на несколько, наиболее точно описывающих каждый блок исходного
распределения данных.
Сглаженные кривые, непосредственным рассмотрением которых мы займемся ниже, строятся при помощи метода, обозначаемого в статистике как Loess Curve. Сглаженное значение присваивается функции в каждой новой точке через расчет значения регрессионной функции по методу наименьших квадратов, проходящей через скопление точек и
описывающей его в наилучшей степени. Основной недостаток данного метода – его малая прогностическая сила и невозможность использования построенной функции в отрыве
от использованного массива – является в нашем случае ключевым преимуществом. В отличие от других видов нелинейной регрессии мы не задаем заранее уравнение кривой и
ищем именно те тренды в распределении, которые присущи каждой отдельно взятой
стране.
Далее мы будем рассматривать графики Loess Curve для стран, включенных в выборку ESS. Мы сосредоточимся именно на трендах, поскольку сама величина коэффици-
66
ентов и средние значения нас интересуют в гораздо меньшей степени, чем то, каким
именно образом колеблется уровень счастья в зависимости от возраста.
Итак, мы приступаем к нашему анализу. Первую группу составляют страны, в которых мы можем наблюдать стабильно-восходящий тренд (Рис. 2.1, Рис. 2.2 – разбит на 2
разных графика для удобства восприятия. Группировка стран по диаграммам обусловлена
наибольшей наглядностью графиков и не несет в себе сколь либо значимой содержательной подоплеки). Его суть заключается в следующем: в первой половине жизни человека
происходит небольшое снижение уровня счастья и восстановление его к зрелым годам.
Затем, происходит постоянный небольшой рост с увеличением возраста, либо рост и стабиизация в пожилом возрасте. Все эти страны, а именно Швейцария, Бельгия, Великобритания, Норвегия, Дания, Нидерланды, Ирландия, не показывают резких скачков в уровне
счастья своего населения различного возраста. Наибольший прирост показывает Ирландия, наиболее близкими по своим кривым оказываются в данной группе Норвегия и
Швейцария. Наиболее стабильный уровень счастья наблюдается в Нидерландах и Норвегии. Основное отличие стран, входящих в данную категорию от других состоит в том, что
после снижения счастья в среднем возрасте наступает его повышение в более старшем –
иными словами наблюдается U-образная модель в той или иной степени выраженности со
смещением нижней точки к более молодому (Швейцария, Бельгия, Великобритания, Нидерланды, Дания) или более старшему (Норвегия, Нидерланды) возрасту. Стоит отметить,
что данный тренд единственный из всех включает в себя восходящие элементы.
0
50
100
Рис. 2.1 Страны с U-образным трендом изменения уровня счастья
в зависимости от возраста (Часть 1).
67
0
50
100
Рис. 2.2 Страны с U-образным трендом изменения уровня счастья
в зависимости от возраста (Часть 2).
Следующий тренд (Рис. 3), который мы рассмотрим, можно охарактеризовать как
«снижение и последующая стабилизация». В рамках данного тренда мы можем наблюдать
достаточно резкое, постоянное снижение уровня счастья до 50 лет и последующее снижение темпа, либо полную стабилизацию уровня счастья в пожилом возрасте. В данную
группу стран входят страны Прибалтики: Литва, Латвия, Эстония; а также Чехия и Болгария. В среднем уровень счастья в этих странах снижается с возрастом в промежутке от 1
до 2х баллов. Наиболее резкое снижение наблюдается в Болгарии и составляет почти 4
балла.
0
50
100
Рис. 3. Страны с трендом изменения уровня счастья
в зависимости от возраста «снижение -> стабилизация»
68
Еще один тренд представляет собой волнообразное снижение уровня счастья. Здесь
мы можем наблюдать достаточно резкое снижение уровня счастья, затем его стабилизацию или снижение темпа на период 10-20 лет, и продолжение снижения в ускоренном
темпе. В данную группу стран входят Испания, Польша, Кипр – период стабилизации ы
которых приходится примерно на один период – 40 до 60 лет, а также Греция и Венгрия,
где данный период сдвинут на 50-65 лет. Данные страны близки по своему распределению к предыдущему тренду, однако демонстрируют нисходящую тенденцию на всем своем протяжении, в особенности после периода стабилизации, а потому не могут быть к
нему отнесены.
0
50
0
100
50
100
Рис. 4. Страны с волнообразно-понижающимся трендом изменения уровня счастья
в зависимости от возраста
Четвертый тренд, который мы рассмотрим по своей природе является стабильным.
Это означает, что колебания уровня счастья в течение жизни практически не происходит.
В эту группу мы отнесли Финляндию, Францию, Германию и Словакию. Спорной и сложной в оценке нам представляется Германия, поскольку, по сути она представляет собой
упрощённую версию тренда 2 : «снижение -> стабилизация». Но падение уровня счастья
практически не происходит (по сравнению с другими странами второго блока), к тому же
в немецком распределении присутствует и восходящий элемент, но его величина недостаточно значима, чтобы отнести его к первому тренду. Именно поэтому, ввиду малой амплитуды колебаний, мы отнесли Германию к данной группе стран.
69
0
50
100
Рис. 4. Страны с равномерным трендом распределения уровня счастья
в зависимости от возраста
Наконец, последний тренд, который мы рассмотрим имеет практически линейную,
или близкую к линей природу. Во всех странах данной группы мы можем наблюдать стабильное снижение уровня счастья с возрастом с практически одинаковым темпом. Среди
данных стран мы можем наблюдать такие, как Словения, Израиль, Хорватия, Россия, Португалия, Румыния и Украина. Последняя показывает наиболее резкое снижение уровня
счастья: с 7 баллов в молодом возрасте до практически 3х в пожилом.
0
50
100
Рис. 5. Страны с линейно нисходящим трендом изменения уровня счастья
в зависимости от возраста
Далее мы попробуем рассмотреть, как географически расположены данные тренды.
Для этого мы определим для каждой их стран свой цвет. Красным выделены страны с Uобразным восходящим трендом, желтым - «снижение -> стабилизация», фиолетовым –
70
волнообразное снижение, светло-сиреневым – равномерный, стабильный тренд, голубым
– линейное снижение.
Как мы можем видеть на рисунке 6, различные тренды распределения уровня счастья по возрастам во многом локализованны географически. Большинство стран с восходящим трендом расположено на побережье Северного моря и Атлантического океана.
Желтый тренд «снижение -> стабилизация» включает в себя практически весь пояс Прибалтийских стран. Тренды волнообразного снижения и стабильного распределения являются более или менее разрозненными географически. Тренд регрессионного снижения,
напротив, представляет собой достаточно обширный и ярко выделенный географический
пояс из стран. Белым отмечены государства, информация о которых не представлена в
рамках базы данных ESS. Возможно, данные о них, позволили бы сделать более ясные
выводы относительно вопроса географической локализации.
Рис. 5. Географическое распределение различных трендов изменения счастья в
зависимости от возраста
71
В заключение, хотелось бы отметить что эти, равно как и все предыдущие выводы
относительно соотношения возраста и уровня счастья, стоит воспринимать с определенной поправкой. Данные ESS одного раунда представляют собой не лонгитюдные, а дискретные данные. Это означает, что те модели, что мы построили могут во многом быть
смещены в связи с эффектом когорты и с поколенческим эффектом. Для того, чтобы проанализировать тренд более подробно, необходимо проследить изменение уровня счастья
одних и тех же людей на протяжении всей их жизни. Тем не мене подобный метод оценки,
в связи с ограниченностью и дороговизной получения данных используется значительно
реже, чем тот, что был выбран нами в данной главе.
Следующий аспект, к которому мы обратимся – изучения влияния различных факторов, анализ влияния которых проводился в данной работе на основании всего массива,
на примерах отдельно взятых стран. Мы попытаемся проследить, существуют ли различия
во влиянии тестируемых нами факторов в разных странах. Для этого мы построим одну
базовую модель для каждой страны. Эта модель будет включать следующие детерминаты:
субъективная оценка дохода домохозяйства, частота ощущения респондента себя одиноким, гендер, количество лет образования, факт рождения в стране, принадлежность к дискриминируемой группе в данной стране, субъективная оценка здоровья, наличие человека
для обсуждения личных проблем, а также объективная и субъективная оценки урбанизированности районов (методика их измерения обсуждалась в предыдущей главе).
Сводная таблица результатов расчета регрессионных коэффициентов приведена в
приложении 1. Первыми мы бы хотели отметить страны, которые выбыли из нашего анализа на первом этапе – это Израиль, Хорватия, Россия, Швейцария, Норвегия. Для данных
стран не рассчитаны показатели объективной урбанизации, поэтому построить модели,
подходящие для сравнения с остальными странами.
Вторая группа стран выпадает из сравнения в силу смыслового ограничения – в
данных странах ни один из предикторов не является значимым. Иными словами, в этих
странах на уровень счастья влияют иные факторы, чем те, что были выбраны нами для построения в модели. Список этих стран составляют Кипр, Эстония и Ирландия. В рамках
выделения значимых факторов в данных странах мы оставляем их.
Итак, начнем последовательно рассматривать страны и значимые в них факторы.
Для жителей Бельгии значимое негативное влияние оказывают трудности с доходом, а
редкое ощущение себя одиноким, напротив – позитивное, (равно как и наличие человека,
с которым можно обсудить личные проблемы). Слабое негативное влияние оказывает
увеличение количества лет, потраченных человеком на образование, а также изменение
субъективной оценки здоровья в худшую сторону. В Болгарии значение имеют серьезные
72
сложности с доходом домохозяйства и снижение субъективной оценки здоровья
–
негативное влияние, и крайне редкое ощущение себя одиноким – резко позитивное влияние. Также женщины в Болгарии несколько более счастливы, чем мужчины.
В Чехии, как и в Бельгии, последовательное ухудшение ситуации с доходом оказывает усиливающееся негативное влияние на уровень счастья. Позитивное же влияние
наблюдается в том случае, человек крайне редко ощущает себя одиноким или имеет друга,
для обсуждения личных проблем. Значимыми факторами, оказывающими негативное влияние в Чехии, являются принадлежность к дискриминируемой группе и субъективная
оценка здоровья.
Германия является одной из стран, где большинство коэффициентов в построенной
модели являются значимыми. Возрастающее негативное влияние на уровень счастья оказывает ухудшение ситуации с доходом. А возрастающее позитивное – сокращение числа
времени, на протяжении которого человек ощущает себя одиноким, и наличие человека, с
которым можно разделить личные проблемы. Женщины немного более счастливы, чем
мужчины, рост количества лет образования снижает уровень счастья человека, (хотя величина этого коэффициента и достаточно мала, но все же значима), также снижеает его и
факт рождения в стране, принадлежность к дискриминируемой группе и субъективная
оценка здоровья. Также проживание в маленьком городе, деревне или на собственной
ферме (в порядке возрастания эффекта) положительно влияет на уровень счастья немцев.
Для Дании значимым является базовый набор факторов – осложнения с доходом,
редкое и очень редкое ощущение себя одиноким, а также субъективная оценка здоровья.
Эти же факторы являются значимыми в Испании. К ним добавляется отрицательное влияние увеличения количества лет образования и принадлежность к дискриминируемой
группе. Ситуация с влияющими факторами в Финляндии аналогична чешской, за исключением того, что в первой принадлежность к дискриминируемой группе не является значимым фактором.
Во Франции и Соединенном Королевстве влияние изменения дохода и ощущения
себя одиноким в различной степени, (плюс наличие друга с которым можно обсуждать
личные проблемы) полностью совпадает с поведением данных факторов в Германии. В
Британии негативный эффект оказывает принадлежность в дискриминируемой группе, в
то время как во Франции такого эффекта не наблюдается. Во Франции проживание в преимущественно сельском районе оказывает слабо негативное влияние на уровень счастья, а
в Великобритании, напротив, позитивное, в то время как британцы, проживающие в преимущественно урбанизированных районах несколько менее счастливы. Это же отражается
и во влиянии субъективной оценки урбанизированности. Французы, проживающие на
73
фермах и в сельских домах, демонстрируют снижение уровня счастья, равно как и британцы, проживающие в пригородах и малых городах. Греция показывает схожий с Болгарией набор значимых детерминат уровня счастья. Дополнением выступает лишь то, что
значительное негативное влияние от достатка наблюдается не только в крайней градации,
но и в той, что предшествует ей по степени трудности/проблематичности жизни на текущий доход.
Набор значимых факторов в Венгрии полностью совпадает с немецкой относительно гендера, изменения дохода, частоты ощущения себя одиноким и субъективной оценки
здоровья. Остальные факторы не оказывают влияния на уровень счастья венгерских жителей. В Литве позитивное значение имеет только фактор крайне редкого ощущения себя
одиноким, а негативное – снижение субъективной оценки здоровья. В Словении негативный эффект имеют наиболее серьезные трудности с доходом и снижение субъективной
оценки здоровья.
Нидерланды и Польша показывают одинаковое, схожее с предыдущими странами,
влияние от всех градаций сложностей с доходом, ощущения себя одиноким, а также субъективной оценки здоровья. Также в обеих странах женщины несколько более счастливы, а
вот наличие человека, с которым можно обсудить личные проблемы играет роль только
для жителей Польши, равно как и увеличение количества лет образования. Для Португалии значимыми являются крайние градации проблем с доходом и редкого ощущения себя
одиноким, наличие собеседника для личных проблем и субъективная оценка здоровья, а
также проживание в преимущественно сельском районе, которое оказывает негативный
эффект на уровень счастья.
В Швеции и Словакии схожее влияние оказывают факторы, субъективной оценки
здоровья, изменения дохода и ощущения себя одинокими людей, за исключением того,
что для шведов опция сложного выживания на текущий доход и ощущения себя одиноким
большую часть времени не играет роли в определении уровня счастья. Увеличение количества лет образования оказывает влияние только в случае с жителями Швеции, равно как
и принадлежность к дискриминируемой группе.
Таким образом, выше мы описали различия во влиянии факторов счастья в различных странах. В следующем разделе мы предпримем попытку выделить группы стран на
основании данных различий и степени их выраженности.
74
3.3 Построение типологии стран на основании межстрановых
различий во влиянии детерминант уровня счастья
В рамках нашего заключительного раздела мы попытаемся выделить группы стран,
жители которых подвержены влиянию различных независимых факторов, формирующих
уровень счастья, в большей или меньшей степени. Это отвечает запросам нашей последней исследовательской задачи:
7. Построить типологию стран на основании степени влияния различных факторов на
уровень счастья;
Основанием для построения типологии выступят стандартизованные коэффициенты рассчитанных нами ранее регрессионных моделей. Для того, чтобы иметь возможность
сравнивать страны между собой по степени значимости для них тех или иных предикторов мы проранжировали стандартизованные коэффициенты при них в рамках каждой модели. Логика ранжирования состояла в следующем. Всем незначимым коэффициентом
автоматически присваивался нулевой ранг. Далее значимые коэффициенты ранжируются
в порядке возрастания, то есть 1 присваивается коэффициенту с самым меньшим значением по модулю, двойка – второму, и так далее в зависимости от количества значимых коэффициентов.
Первое уточнение, которое здесь стоит внести – это использование модуля. Мы
применяем его для того, чтобы ранжировать коэффициенты именно по силе влияния, а не
по его направлению. Впоследствии предполагается раскрытие модуля и рассмотрение
знака при коэффициенте в процессе непосредственной интерпретации полученных групп.
Второе – очевидная разница в величине наиболее значимого ранга в том случае, если количество значимых коэффициентов велико. Для того, чтобы преодолеть данное препятствие, мы нормируем все ранги на количество значимых коэффициентов в модели.
Например, если оно равно 6, то каждый из присвоенных рангов – от 1 до 6, делится на 6.
Таким образом, мы получаем, что самый значимый коэффициент в модели всегда будет
иметь ранг, равный 1, а самый маленький – близкий к нулю. Незначимый остается равным
нулю. Таким образом, мы получаем возрастающую интервальную шкалу, которую мы
можем использовать для кластерного анализа. Результаты расчета рангов по данной схеме
приведены в приложении 2.
На основании рассчитанных рангов мы производим кластерный анализ методом kmeans. Иерархический кластерный анализ показал, что наиболее оптимальное количество
кластеров – 3. Наполненность каждого из них составляет 8, 5 и 5 стран, соответственно.
Итоговые кластерные центры представлены в таблице 19.
75
Таблица 19.
Финальные кластерные центры
Cluster
Coping on present income
1
,23
2
,13
3
,57
Difficult on present income
,43
,33
,85
Very difficult
,60
,56
,77
None or almost none of time felt lonely
1,00
,80
1,02
Some of time felt lonely
,84
,00
,86
Most of time felt lonely
,22
,00
,55
female
,03
,24
,30
Years of full-time education completed
,11
,00
,06
Born in country
,00
,00
,13
Member of a group discriminated against in this
country
,03
,05
,32
Subjective general health
,62
,75
,72
Anyone to discuss intimate and personal matters
with
,23
,20
,37
Mostly urban region
,01
,03
,18
Mostly rural region
,03
,00
,08
Suburbians
,00
,00
,11
Small town
,00
,00
,18
Village
,00
,00
,10
House in the village or farm
,06
,00
,36
Как мы можем видеть, в первом кластере представлены страны, для которых не является значимым фактор урбанизации в любом из видов его измерений, равно как и во
втором кластере. Однако в первом, в отличие от второго, более ярко выражено влияние
ощущения себя одиноким, количества лет образования. Во втором же, напротив, более
выражено влияние гендера на уровень счастья. Третий кластер включает в себя модели, в
которых достаточно выраженными являются факторы влияния урбанизации, принадлежности к дискриминируемой группе и рождения в стране. Фактически, третий кластер сосредотачивает в себе именно те станы, к которым в наибольшей степени имеют отношение наши основные исследовательские гипотезы.
В таблице 20 мы можем видеть, по каким из переменных кластеры отличаются значимо. Отсутствие различий в крайней опции сложностей с доходами и самым малым временем ощущения себя одиноким мы считаем достаточно естественным, поскольку они
являются элементами базовой модели, и в конце концов, логичными атрибутами счастья,
которые проявлялись во всех без исключения моделях с большей или меньшей силой.
Данный вывод справедлив и по отношению к фактору наличия собеседника для личных
76
проблем и субъективной оценки здоровья. Все остальные факторы являются значимо различными, по крайней при уровне доверительной вероятности в 0,9.
Таблица 20.
Результаты дисперсионного анализа различий
между средними значениями переменных в кластерах
Cluster
Error
F
Sig.
15
5,268
,018
,071
15
5,578
,015
,059
15
1,107
,356
2
,054
15
1,440
,268
1,291
2
,007
15
188,751
,000
,386
2
,033
15
11,859
,001
female
,136
2
,025
15
5,407
,017
Years of full-time education
completed
,017
2
,014
15
1,222
,110
Born in country
,029
2
,010
15
2,861
,089
Member of a group discriminated against in this country
,143
2
,017
15
8,447
,003
Subjective general health
,030
2
,053
15
,553
,586
Anyone to discuss intimate and
personal matters with
,045
2
,042
15
1,071
,367
Mostly urban region
,043
2
,006
15
6,686
,008
Mostly rural region
,008
2
,006
15
1,211
,326
Suburbians
,021
2
,015
15
1,354
,101
Small town
,060
2
,019
15
3,098
,075
Village
,017
2
,007
15
2,461
,019
House in the village or farm
,196
2
,024
15
8,198
,004
Mean Square
df
Mean Square
df
Coping on present income
,277
2
,053
Difficult on present income
,394
2
Very difficult
,065
2
None or almost none of time felt
lonely
,077
Some of time felt lonely
Most of time felt lonely
Далее мы перейдем к непосредственному рассмотрению стран, попавших в различные кластеры. Первый кластер включает в себя 8 стран, среди которых Бельгия, Дания,
Испания, Греция, Венгрия, Португалия, Швеция и Словакия. В целом в данных странах
значение играет именно базовый набор детерминант – комфортность проживания на текущий доход, и фактор социального окружения (наличие или отсутствие чувства одиночества, наличие близкого друга). В большинстве стран также увеличение количества лет образования снижает уровень счастья. Некоторое исключение составляет Швеция, поскольку в ней влияние имеет также принадлежность к дискриминируемой группе. Если мы
вновь обратимся к таблице 15 в предыдущей главе, то мы увидим, что средние уровни
счастья в данных странах значительно различаются (Дания является обладателем самого
высокого показателя, а Греция – одного из самых низких). Иными словами, данная группировка не объясняет величину показателя счастья как таковую. Географически данные
страны представляют собой две группы, одна из которых расположена в более северной
77
части Европы, а другая – в более южной. Примечательно, что данные страны в основном
относятся к стабильному и U-образному, возрастающему трендам распределения уровня
счастья по отношению к возрасту. Выделяется на общем фоне только Греция, относящаяся к волнообразно-снижающемуся.
Вторая группа стран включает в себя Болгарию, Чехию, Финляндию, Литву и Словению. Данная группа географически является достаточно разрозненной. Особенностью
данной группы является то, что в большинстве случаев роль играют только крайние,
наиболее резкие градации факторов – самая сложная ситуация с доходом, наиболее редкое
ощущение себя одиноким. Во всех без исключения странах субъективная оценка здоровья
играет отрицательную роль. Также в большинстве стран наблюдается более высокий уровень счастья у женщин и негативное влияние принадлежности к дискриминируемой группе. Все страны кроме Финляндии демонстрируют уровень средний счастья, который
находится ниже медианного среди других европейских стран. Основные возрастные тренды для распределения счастья «снижение-стабилизация» и линейно нисходящий. Исключение составляет Финляндия, которой присущ стабильный тренд. Достаточно очевидно,
что Финляндия не вписывается в данную группу стран. Мы предполагаем, что ее попадание в нее может быть вызвано ошибкой при измерении, смещением выборки, либо принципиально неправильным подбором детерминант в модели, поскольку данная группа
включает в себя совершенно определенный тип стран, для которых характерна слабая
описательная сила данных моделей.
Наконец, третья группа состоит из Германии, Франции, Великобритании, Нидерландов и Польши. Пожалуй, данная группа представляет для нас наибольший интерес, поскольку в моделях данных стран играют роль те социальные факторы, которые мы тестируем на протяжении всей данной работы. Все страны являются соседями по меньшей мере с одним из представителей своей группы и представляю собой достаточно обширную
группу стран в западной и центральной Европе. Франция и Германия демонстрируют стабильные тренды распределения счастья в зависимости от возраста, Великобритания и Нидерланды – возрастающие. Польша относится к волнообразно-понижающемуся, но показывает одно из самых плавных снижений уровня счастья в своей группе. Средние уровни
счастья во всех странах составляют показатель, превышающий медианный.
Во всех тих странах в большинстве своем значимы все градации дохода и социального окружения. Принадлежность к дискриминируемой группе важна для жителей Франции, а в Германии люди, рожденные в стране несколько менее счастливы, чем те, кто появился на свет за ее пределами. В отличие от Великобритании и Франции, жители германии более счастливы в малых городах и деревнях. Французы и англичане, напротив, пока-
78
зывают снижение уровня счастья в малых городах, деревнях и пригородах. Стоит ли говорить, что по направлению влияния данная группа является самой разнородной, но ее объединяет тот факт, что для всех этих стран данные факторы являются значимыми.
Классификация, представленная нами в данном разделе, в большей мере показывает, насколько применима выбранная нами модель к разным странам, нежели показывает
влияющие в разных странах факторы. Безусловно, каждая из стран и в первом и во втором
кластере имеет свои собственные значимые детерминанты счастья, поиск которых есть
задача для будущих исследований.
79
Заключение
Таким образом, в рамках данного проекта мы рассмотрели основные подходы к
определению и оценке счастья, привели краткий обзор исследований, проведенных на
данную тему, и дополнили их собственными эмпирическими изысканиями.
Среди результатов данной работы можно обозначить оценку влияния факторов
степени урбанизированности территории проживания и миграционного статуса человека
на его уровень счастья, а также ряда индивидуальных социо-демографических факторов.
Особого внимания заслуживает исследование взаимосвязи возраста и уровня счастья,
предпринятое нами в данной работе, поскольку оно позволило выявить существенные и
весьма полезные страновые различия.
На индивидуальном уровне мы определили существенное влияние таких факторов,
как возраст респондента, его семейное положение, субъективная оценка дохода домохозяйства. Относительно миграционных эффектов нам удалось выяснить, что факт рождения в стране самого человека, а также его родителей, и наличие у него гражданства являются значимыми факторами, оказывающими влияние на уровень счастья. Среди депривирующих факторов принадлежности к дискриминируемой группе важными являются притеснения на почве расы/цвета кожи и религиозных убеждений.
Относительно урбанизационных эффектов мы также сумели выявить несколько интересных результатов. Во-первых, уровень счастья людей, разделенных на основании объективной и субъективной оценки урбанизации показывает различную природу девиации.
Причины таких колебаний мы обсуждаем более подробно в нашей работе. Также мы выявили, что на индивидуальном уровне проживание в большом или малом городе имеет
влияние на уровень счастья. В-третьих, особенно важным является наш вывод относительно того, что миграционные факторы, а также факторы базовой модели оказывают различное влияние на уровень счастья при условии различной субъективной оценке степени
урбанизированности района проживания.
Также интерес представляет и классификация стран относительно влияния выбранных независимых факторов на уровень счастья. Она показывает явную связь с теми трендами относительно возраста, которые мы упомянули парой строк ранее. Безусловно, расчеты и выводы, приведенные нами, являются лишь первыми, общими и достаточно грубыми набросками, но они таят в себе большой простор для дальнейших исследований.
От себя нам хотелось бы добавить, что для нас, как вероятно и для читателя, данная
работа ставит больше вопросов, чем дает ответов. Первый, и основной, насколько в прин-
80
ципе измеримо счастье и можно ли прикладывать к нему линейку со сколь угодно большим количеством делений? Во многом мы видим будущее развитие данного направления
в непараметрических методах и экспертных оценках, а также в глубинном качественном
подходе к данной теме. Другой вопрос, который стоит перед нами – насколько возможно
универсальное измерение счастья в разных культурах? Проблемы, с которыми мы столкнулись при построении различных классификаций и типологий стран явно показали нам
огромное количество слабых сторон данного метода. Третий, состоит в том, каковы именно культурные особенности и в каких границах они могут быть учтены, по каким индикаторам, и существуют ли такие индикаторы в принципе.
В любом случае, ответ на каждый из этих вопросов требует большого труда и непредвзятого научного интереса. Именно поэтому каждая из работ, посвященная данной
тематике делает нас на шаг ближе к ним.
81
Приложение 1. Оценка влияния факторов счастья
в различных странах
Belgium
R2=0,272
Bulgaria
Unst. Coefficients
Model
B
Std. Error
(Constant)
7,145
0,519
Coping on present income
-0,219
0,097
St. Coefficients
Beta
-0,077
R2=0,350
Unst. Coefficients
t
Sig.
13,778
0,000
-2,249
0,025
Difficult on present income
-0,519
0,138
-0,132
-3,755
0,000
Very difficult
-1,081
0,226
-0,157
-4,784
0,000
None or almost none of time felt lonely
2,166
0,395
0,663
5,483
0,000
Some of time felt lonely
1,548
0,399
0,437
3,878
0,000
Most of time felt lonely
0,438
0,444
0,059
0,986
0,324
female
0,03
0,086
0,011
0,344
0,731
Years of full-time education completed
-0,048
0,012
-0,126
-4,01
0,000
Born in country
0,077
0,18
0,013
0,427
0,670
Member of a group discriminated against in this country
-0,18
0,205
-0,027
-0,876
0,381
Subjective general health
-0,389
0,056
-0,222
-6,895
0,000
Anyone to discuss intimate and personal matters with
0,288
0,137
0,065
2,106
0,035
Mostly urban region
-0,073
0,099
-0,026
-0,732
0,464
Mostly rural region
0,064
0,13
0,017
0,497
0,620
Suburbians
0,042
0,172
0,01
0,246
0,806
Small town
-0,004
0,163
-0,001
-0,023
0,982
Village
0,076
0,146
0,027
0,516
0,606
House in the village or farm
-0,038
0,226
-0,006
-0,168
0,866
Czech Republic
R2=0,263
Cyprus
St. Coefficients
B
5,606
Std. Error
1,441
Beta
-,217
,853
-,935
,852
-1,635
R2=0,295
Unst. Coefficients
St. Coefficients
t
3,890
Sig.
,000
B
5,863
Std. Error
2,433
Beta
t
2,409
Sig.
,020
-,039
-,255
,799
-,183
,671
-,047
-,272
,787
-,179
-1,097
,273
-,660
,734
-,153
-,899
,373
,860
-,312
-1,900
,058
-1,163
,995
-,181
-1,169
,249
2,092
,473
,394
4,423
,000
1,543
1,086
,403
1,421
,163
1,194
,483
,199
2,475
,014
,626
1,095
,154
,572
,570
,255
,534
,026
,478
,633
,065
1,394
,008
,047
,963
,369
,171
,073
2,161
,031
,024
,505
,006
,048
,962
,031
,029
,043
1,060
,289
-,013
,059
-,033
-,219
,828
,027
,987
,001
,028
,978
,205
1,660
,016
,124
,902
-,485
,301
-,056
-1,613
,107
,415
1,647
,033
,252
,802
-,706
,093
-,275
-7,561
,000
-,319
,280
-,171
-1,138
,261
,485
,251
,069
1,935
,051
1,476
,913
,215
1,617
,113
,154
,275
,022
,562
,574
-,018
,195
-,004
-,095
,925
-,106
,575
-,006
-,185
,854
-,342
,849
-,061
-,403
,689
,024
,239
,004
,101
,920
-,176
,772
-,036
-,228
,821
-,073
,247
-,013
-,295
,768
-,047
,639
-,012
-,074
,942
-1,257
1,911
-,022
-,658
,511
Germany
R2=0,273
Denmark
R2=0,218
82
Unst. Coefficients
Model
(Constant)
Coping on present income
Difficult on present income
Very difficult
None or almost none of time felt lonely
Some of time felt lonely
Most of time felt lonely
female
Years of full-time education completed
Born in country
Member of a group discriminated against in this country
Subjective general health
Anyone to discuss intimate and personal matters with
Mostly urban region
Mostly rural region
Suburbians
Small town
Village
House in the village or farm
(Constant)
Coping on present income
Difficult on present income
Very difficult
Unst. Coefficients
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
B
6,643
Std. Error
,722
Beta
t
9,195
Sig.
,000
B
6,354
Std. Error
,248
Beta
t
25,645
Sig.
,000
B
6,824
Std. Error
,910
Beta
t
7,495
Sig.
,000
-,447
,181
-,118
-2,467
,014
-,352
,045
-,095
-7,858
,000
-,353
,152
-,105
-2,320
,021
-,774
,198
-,183
-3,906
,000
-1,105
,073
-,185
-15,175
,000
-,940
,331
-,129
-2,837
,005
-1,250
,239
-,224
-5,228
,000
-1,877
,122
-,174
-15,361
,000
-1,152
,609
-,085
-1,893
,059
,955
,386
,251
2,474
,014
2,686
,176
,597
15,247
,000
2,482
,788
,618
3,150
,002
,259
,384
,065
,676
,499
1,715
,180
,350
9,518
,000
1,518
,800
,358
1,898
,058
-,257
,415
-,038
-,618
,537
,991
,207
,092
4,792
,000
,187
,979
,014
,191
,849
,227
,116
,060
1,954
,051
,117
,040
,032
2,939
,003
,120
,128
,041
,932
,352
,033
,024
,043
1,400
,162
-,012
,006
-,022
-2,007
,045
-,010
,013
-,038
-,829
,408
,034
,435
,002
,079
,937
-,289
,080
-,039
-3,619
,000
-,309
,355
-,039
-,870
,385
-,474
,240
-,062
-1,977
,048
-,389
,107
-,039
-3,622
,000
-,355
,341
-,048
-1,039
,299
-,431
,064
-,220
-6,749
,000
-,472
,024
-,224
-19,825
,000
-,249
,072
-,159
-3,443
,001
,440
,162
,086
2,724
,007
,431
,118
,040
3,636
,000
,332
,257
,058
1,292
,197
-,036
,159
-,008
-,225
,822
,096
,047
,023
2,039
,041
-,208
,197
-,062
-1,054
,292
,177
,130
,045
1,364
,173
-,125
,086
-,016
-1,460
,144
-,180
,161
-,062
-1,116
,265
-,058
,287
-,007
-,202
,840
-,029
,088
-,004
-,332
,740
,050
,209
,014
,238
,812
-,008
,150
-,002
-,056
,955
,137
,064
,035
2,145
,032
,038
,197
,012
,191
,848
,265
,162
,062
1,628
,104
,135
,064
,036
2,091
,037
-,040
,229
-,010
-,175
,861
-,516
1,199
-,013
-,431
,667
,567
,158
,041
3,591
,000
,044
,256
,009
,171
,864
Estonia
R2=0,261
Spain
R2=0,225
Finland
R2=0,247
Unst. Coefficients
Model
St. Coefficients
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
B
7,147
Std. Error
1,952
Beta
t
3,662
Sig.
,000
B
6,584
Std. Error
,280
Beta
t
23,497
Sig.
,000
B
6,763
Std. Error
,968
Beta
t
6,989
Sig.
,000
-,534
,579
-,141
-,922
,359
-,120
,057
-,037
-2,113
,035
-,281
,152
-,095
-1,854
,064
-1,078
,681
-,236
-1,583
,117
-,382
,076
-,089
-5,033
,000
-,694
,230
-,152
-3,018
,003
-1,372
,905
-,184
-1,517
,133
-,783
,119
-,107
-6,570
,000
-,825
,363
-,103
-2,275
,023
83
None or almost none of time felt lonely
Some of time felt lonely
Most of time felt lonely
female
Years of full-time education completed
Born in country
Member of a group discriminated against in this country
Subjective general health
Anyone to discuss intimate and personal matters with
1,738
1,459
,456
1,192
,237
2,152
,211
,631
10,195
,000
1,776
,778
,515
2,284
,023
1,033
1,465
,254
,705
,483
1,402
,212
,388
6,610
,000
1,015
,784
,276
1,294
,196
,667
1,576
,089
,423
,673
,590
,231
,078
2,559
,011
-,152
,849
-,017
-,179
,858
,285
,367
,076
,778
,439
-,026
,048
-,008
-,539
,590
,378
,121
,133
3,135
,002
,007
,055
,013
,127
,899
-,013
,005
-,046
-2,669
,008
-,008
,015
-,023
-,511
,610
-,155
,709
-,022
-,218
,828
,078
,133
,009
,591
,554
-,066
,465
-,006
-,141
,888
-,632
,933
-,067
-,677
,500
-,319
,129
-,037
-2,469
,014
-,130
,218
-,026
-,595
,552
-,531
,222
-,250
-2,391
,019
-,392
,028
-,227
-13,823
,000
-,344
,073
-,214
-4,706
,000
,265
,569
,047
,465
,643
Mostly urban region
Mostly rural region
Suburbians
Small town
Village
House in the village or farm
(Constant)
Coping on present income
Difficult on present income
Very difficult
None or almost none of time felt lonely
Some of time felt lonely
Most of time felt lonely
female
Years of full-time education completed
Born in country
,095
,057
3,584
,000
,503
,221
,099
2,283
,023
,065
,000
-,017
,987
,098
,173
,029
,567
,571
-,426
,464
-,111
-,917
,362
,063
,063
,016
1,001
,317
,179
,142
,063
1,267
,206
,347
,801
,046
,433
,666
-,033
,113
-,005
-,291
,771
,157
,225
,035
,697
,486
,366
,566
,093
,648
,519
-,002
,068
-,001
-,033
,973
,099
,188
,032
,527
,599
,354
,573
,087
,619
,538
-,028
,067
-,008
-,417
,677
,171
,210
,047
,813
,417
,444
,732
,074
,607
,546
,124
,185
,010
,670
,503
,070
,210
,020
,334
,738
France
R2=0,275
UK
R2=0,207
Greece
R2=0,201
Unst. Coefficients
Model
,340
-,001
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
B
6,317
Std. Error
,218
Beta
t
28,940
Sig.
,000
B
7,387
Std. Error
,247
Beta
t
29,925
Sig.
,000
B
6,014
Std. Error
2,597
Beta
t
2,316
Sig.
,021
-,336
,050
-,094
-6,779
,000
-,393
,054
-,107
-7,272
,000
-,482
,301
-,103
-1,600
,110
-1,231
,074
-,235
-16,530
,000
-,963
,077
-,183
-12,496
,000
-,950
,300
-,213
-3,170
,002
-1,879
,164
-,145
-11,447
,000
-2,102
,125
-,230
-16,759
,000
-1,461
,314
-,301
-4,647
,000
2,224
,152
,576
14,639
,000
1,199
,163
,280
7,343
,000
1,683
,375
,391
4,493
,000
1,727
,155
,403
11,126
,000
,492
,170
,104
2,900
,004
,990
,371
,222
2,671
,008
,807
,169
,111
4,765
,000
-,495
,205
-,050
-2,414
,016
,327
,437
,037
,747
,455
,099
,043
,028
2,288
,022
,115
,048
,031
2,372
,018
,182
,134
,042
1,354
,176
,005
,006
,011
,849
,396
,004
,007
,007
,553
,580
,000
,018
,000
-,001
,999
-,158
,094
-,021
-1,692
,091
-,090
,094
-,013
-,960
,337
,038
,364
,003
,103
,918
84
Member of a group discriminated against in this country
Subjective general health
Anyone to discuss intimate and personal matters with
Mostly urban region
Mostly rural region
Suburbians
Small town
Village
House in the village or farm
-,129
,080
-,020
-1,618
,106
-,208
,076
-,036
-2,729
,006
,027
,311
,003
,088
,930
-,424
,027
-,209
-15,959
,000
-,262
,027
-,135
-9,875
,000
-,327
,082
-,138
-3,969
,000
,268
,067
,050
4,018
,000
,378
,102
,050
3,707
,000
1,043
,230
,142
4,529
,000
-,115
,060
-,026
-1,927
,054
-,177
,049
-,048
-3,622
,000
-,976
2,480
-,209
-,394
,694
-,100
,049
-,027
-2,022
,043
,100
,049
,027
2,022
,033
-,871
2,474
-,186
-,352
,725
,103
,083
,018
1,242
,214
-,285
,105
-,065
-2,712
,007
,015
,211
,002
,071
,944
,070
,067
,017
1,045
,296
-,254
,099
-,069
-2,575
,010
,039
,216
,006
,183
,855
,033
,063
,009
,514
,607
-,007
,108
-,001
-,062
,951
,130
,176
,028
,739
,460
-,338
,091
-,054
-3,725
,000
-,086
,147
-,010
-,589
,052
-,587
,091
-,137
-4,225
,000
Hungary
R2=0,345
Ireland
R2=0,301
Lithuania
R2=0,238
Unst. Coefficients
Model
(Constant)
Coping on present income
Difficult on present income
Very difficult
None or almost none of time felt lonely
Some of time felt lonely
Most of time felt lonely
female
Years of full-time education completed
Born in country
Member of a group discriminated against in this country
Subjective general health
Anyone to discuss intimate and personal matters with
Mostly urban region
Mostly rural region
Suburbians
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
B
5,571
Std. Error
,790
Beta
t
7,053
Sig.
,000
B
6,267
Std. Error
1,219
Beta
t
5,142
Sig.
,000
B
5,198
Std. Error
1,415
Beta
t
3,674
Sig.
,000
-,623
,278
-,131
-2,240
,025
-,342
,272
-,082
-1,256
,210
,125
,735
,027
,170
,865
-1,254
,294
-,243
-4,262
,000
-,700
,328
-,136
-2,133
,034
,070
,739
,015
,095
,924
-2,004
,329
-,308
-6,082
,000
-1,371
,429
-,186
-3,196
,002
-,092
,776
-,015
-,119
,906
3,114
,401
,636
7,761
,000
2,240
,721
,496
3,109
,002
1,612
,721
,346
2,236
,026
2,257
,406
,419
5,552
,000
1,186
,733
,242
1,618
,107
,724
,722
,148
1,003
,317
1,092
,448
,124
2,436
,015
-,708
,840
-,074
-,842
,400
,171
,832
,019
,206
,837
,409
,137
,086
2,978
,003
,106
,213
,025
,498
,619
,079
,296
,016
,267
,789
,012
,020
,018
,580
,562
-,013
,033
-,021
-,401
,689
,044
,039
,071
1,155
,249
-,367
,467
-,023
-,786
,432
-,293
,453
-,033
-,648
,518
,632
,576
,065
1,097
,274
-,387
,286
-,040
-1,353
,176
-,137
,596
-,012
-,229
,819
-,810
,591
-,082
-1,369
,172
-,533
,074
-,225
-7,221
,000
-,419
,143
-,162
-2,931
,004
-,693
,171
-,264
-4,054
,000
,444
,266
,049
1,670
,095
,542
,394
,072
1,375
,170
,440
,414
,066
1,063
,289
,261
,253
,038
1,032
,302
,408
,379
,076
1,075
,284
,117
,151
,025
,773
,440
,380
,356
,075
1,067
,287
,141
,347
,030
,407
,684
,092
,309
,009
,297
,767
-,234
,497
-,049
-,471
,638
,064
,788
,005
,081
,935
85
Small town
Village
House in the village or farm
,106
,215
,021
,493
,622
-,486
,523
-,100
-,928
,354
-,220
,369
-,044
-,595
,552
,180
,216
,035
,829
,407
-,214
,581
-,031
-,369
,713
-,178
,370
-,034
-,482
,631
,636
,605
,031
1,053
,293
-,214
,511
-,049
-,420
,675
-1,238
2,000
-,037
-,619
,537
Netherlands
R2=0,26
Poland
R2=0,294
Portugal
R2=0,227
Unst. Coefficients
Model
(Constant)
Coping on present income
Difficult on present income
Very difficult
None or almost none of time felt lonely
Some of time felt lonely
Most of time felt lonely
female
Years of full-time education completed
Born in country
Member of a group discriminated against in this country
Subjective general health
Anyone to discuss intimate and personal matters with
Mostly urban region
Mostly rural region
Suburbians
Small town
Village
House in the village or farm
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
B
6,290
Std. Error
,486
Beta
t
12,930
Sig.
,000
B
7,665
Std. Error
,430
Beta
t
17,825
Sig.
,000
B
6,216
Std. Error
,681
Beta
t
9,131
Sig.
,000
-,136
,069
-,052
-1,986
,047
-,512
,107
-,123
-4,764
,000
-,194
,262
-,051
-,740
,459
-,546
,118
-,123
-4,640
,000
-1,067
,125
-,230
-8,567
,000
-,418
,279
-,101
-1,499
,134
-,973
,221
-,114
-4,405
,000
-2,460
,231
-,204
-10,672
,000
-,827
,319
-,141
-2,594
,010
2,932
,426
,804
6,881
,000
1,808
,216
,400
8,387
,000
1,545
,387
,382
3,992
,000
2,127
,432
,543
4,926
,000
1,119
,221
,211
5,056
,000
,884
,394
,199
2,242
,025
,894
,482
,089
1,853
,064
,522
,235
,067
2,215
,027
,724
,436
,096
1,660
,097
,203
,063
,079
3,216
,001
,242
,064
,060
3,784
,000
,027
,123
,007
,221
,825
-,010
,008
-,032
-1,252
,211
-,022
,010
-,038
-2,185
,029
,010
,016
,024
,634
,526
-,287
,142
-,050
-2,022
,043
-,241
,302
-,013
-,799
,425
-,164
,336
-,015
-,487
,627
-,327
,125
-,065
-2,625
,009
-,825
,153
-,086
-5,411
,000
-,408
,434
-,030
-,941
,347
-,353
,046
-,201
-7,752
,000
-,523
,038
-,242
-13,675
,000
-,481
,076
-,230
-6,316
,000
,236
,161
,036
1,462
,144
,496
,109
,074
4,570
,000
,876
,228
,123
3,842
,000
-,185
,080
-,059
-2,308
,021
,032
,078
,008
,402
,688
-,254
,152
-,060
-1,669
,096
-,075
,233
-,008
-,324
,746
,003
,081
,001
,033
,973
-,315
,156
-,072
-2,020
,044
,017
,126
,004
,132
,895
-,141
,179
-,013
-,789
,430
,163
,205
,034
,793
,428
,024
,091
,008
,261
,794
-,001
,083
,000
-,015
,988
,210
,197
,048
1,068
,286
-,063
,082
-,024
-,770
,442
-,128
,080
-,031
-1,606
,108
,205
,187
,052
1,093
,275
-,580
,178
-,085
-3,267
,001
-,804
,416
-,031
-1,932
,053
-1,165
,461
-,088
-2,529
,012
Sweden
R2=0,249
Slovenia
R2=0,259
Slovakia
R2=0,256
86
Unst. Coefficients
Model
(Constant)
Coping on present income
Difficult on present income
Very difficult
None or almost none of time felt lonely
Some of time felt lonely
Most of time felt lonely
female
Years of full-time education completed
Born in country
Member of a group discriminated against in this country
Subjective general health
Anyone to discuss intimate and personal matters with
Mostly urban region
Mostly rural region
Suburbians
Small town
Village
House in the village or farm
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
Unst. Coefficients
St. Coefficients
B
7,819
Std. Error
,523
Beta
t
14,938
Sig.
,000
B
7,461
Std. Error
1,623
Beta
t
4,596
Sig.
,000
B
5,896
Std. Error
1,013
Beta
t
5,823
Sig.
,000
-,522
,116
-,152
-4,489
,000
-,430
,309
-,114
-1,390
,167
-,695
,275
-,175
-2,525
,012
-,268
,217
-,042
-1,236
,217
-,926
,503
-,151
-1,842
,068
-1,178
,312
-,258
-3,781
,000
-1,216
,388
-,104
-3,132
,002
-1,478
,747
-,158
-1,978
,050
-1,636
,393
-,254
-4,165
,000
1,718
,391
,474
4,399
,000
1,219
1,277
,313
,954
,342
2,928
,626
,735
4,677
,000
1,070
,401
,269
2,667
,008
,653
1,276
,160
,512
,610
2,427
,620
,585
3,912
,000
,403
,467
,049
,863
,388
,033
1,370
,004
,024
,981
1,923
,676
,243
2,845
,005
,099
,103
,032
,968
,334
,207
,275
,055
,754
,452
,216
,174
,054
1,243
,215
-,039
,014
-,091
-2,728
,007
-,003
,040
-,005
-,062
,951
-,006
,030
-,009
-,188
,851
-,227
,181
-,041
-1,252
,211
-,386
,513
-,055
-,752
,453
-,210
,546
-,017
-,385
,701
-,384
,200
-,065
-1,926
,054
-,187
,805
-,017
-,232
,817
,332
,422
,034
,787
,432
-,450
,063
-,251
-7,149
,000
-,545
,157
-,273
-3,483
,001
-,370
,098
-,176
-3,775
,000
,492
,195
,085
2,522
,012
,838
,579
,109
1,449
,150
,493
,238
,096
2,068
,039
-,140
,159
-,034
-,883
,378
-,052
,389
-,011
-,133
,894
,145
,263
,034
,549
,583
-,017
,123
-,005
-,135
,893
,005
,320
,001
,015
,988
,013
,209
,003
,064
,949
-,006
,178
-,001
-,032
,975
-,048
,572
-,010
-,084
,933
,034
,303
,006
,113
,910
-,198
,166
-,062
-1,187
,235
,028
,568
,006
,049
,961
-,274
,256
-,062
-1,072
,284
-,144
,185
-,037
-,781
,435
,129
,519
,034
,249
,804
-,489
,257
-,117
-1,903
,058
-,057
,202
-,012
-,283
,777
-,124
,621
-,021
-,199
,842
-1,507
4,193
-,015
-,359
,719
87
Приложение 2. Нормированное ранжирование коэффициентов регрессионных моделей
различных стран по степени влияния
Coping
on
present
income
Difficult
on
present
income
Very
difficult
None
or
almost
none
of
time
felt
lonely
Belgium
0
0,33
0,5
1
0,83
Bulgaria
0
0
0,83
1
Czech Republic
0,5
0,62
0,87
Germany
0,75
0,87
Denmark
0,33
0,5
Subjective
general
health
Anyone
to discuss
intimate
and
personal
matters
with
Mostly
urban
region
Mostly
rural
region
Suburbians
Small
town
Village
House
in the
village
or
farm
female
Years of
full-time
education
completed
Born in
country
Member of a
group discriminated
against in
this country
0
0
0,16
0
0
0,66
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0,5
0
0
0
0,66
0,33
0,16
0
0
0
0
0
1
0
0
0,12
0
0
0,25
0,75
0,37
0
0
0
0
0
0
0,81
1
0,93
0,68
0,25
0,06
0,46
0,46
0,18
0,56
0,12
0
0
0,31
0,375
0,625
0,166
1
0,833
0
0
0
0
0
0,666
0
0
0
0
0
0
0
Some
of time
felt
lonely
Most
of time
felt
lonely
Spain
0,15
0,6
0,7
1
0,9
0,5
0
0,3
0
0,15
0,8
0,4
0
0
0
0
0
0
Finland
0,142
0,714
0,42
1
0
0
0,57
0
0
0
0,857
0,285
0
0
0
0
0
0
France
0,583
0,916
0,75
1,083
1
0,66
0,33
0
0,083
0
0,833
0,416
0,166
0,25
0
0
0
0,5
UK
0,73
0,86
0,93
1
0,6
0,43
0,2
0
0
0,266
0,8
0,43
0,33
0,13
0,53
0,6
0
0,066
0
0,571
0,85
1
0,71
0
0
0
0
0
0,285
0,42
0
0
0
0
0
0,14
Hungary
0,44
0,666
0,77
1
0,888
0,33
0,22
0
0
0
0,556
0,111
0
0
0
0
0
0
Lithuania
0
0
0
1
0
0
0
0
0
0
0,5
0
0
0
0
0
0
0
Netherlands
0,166
0,75
0,66
1
0,916
0,58
0,416
0
0,083
0,333
0,833
0
0,25
0
0
0
0
0,5
Poland
Greece
0,61
0,84
0,69
1
0,76
0,38
0,307
0,230
0
0,538
0,923
0,46
0
0
0
0
0,115
0,11
Portugal
0
0
0,66
1
0,77
0,44
0
0
0
0
0,88
0,55
0,11
0,222
0
0
0
0,333
Sweden
0,625
0
0,5
1
0,875
0
0
0,375
0
0,125
0,75
0,25
0
0
0
0
0
0
Slovenia
0
0,333
0,666
0
0
0
0
0
0
0
1
0
0
0
0
0
0
0
Slovakia
0,25
0,75
0,625
1
0,875
0,5
0
0
0
0
0,375
0,125
0
0
0
0
0
0
88
Список использованной литературы.
1. «Gallup World Poll» Gallup Media. URL: [https://worldview.gallup.com/default.aspx]. Проверено: 27.05.2013.
2. «OECD Better life index», Organisation for Economic Co-operation and Development. URL:
[http://www.oecdbetterlifeindex.org/] Проверено 27.05.2013..
3. Abdallah S., Thompson S., Michaelson J., Marks, N., Steuer N. et al.The Happy Planet Index 2.0.
New Economics Foun-dation. 2009. URL: [http://www.neweconomics.org/projects/happy-planetindex]. Проверено: 27.05.2013.
4. Abdel-Khalek A. M. et al. Happiness in Kuwaiti samples //Derasat Nafsiyah [Psychological Studies]. 2003. Vol. 13. No. 4. P. 581-612.
5. Abdel-Khalek A. M. Happiness, health, and religiosity: Significant relations //Mental Health, Religion & Culture. 2006. Vol. 9. No. 1. P. 85-97.
6. Abramovitz M. The welfare interpretation of secular trends in national income and product //The
Allocation of Economic Resources: Essays in Honor of Bernard Francis Haley, Stanford University Press, Stanford. 1959. Vol. 1959. P. 1-22.
7. Amit K. Determinants of life satisfaction among immigrants from western countries and from the
FSU in Israel //Social indicators research. 2010. Vol. 96. No. 3. P. 515-534.
8. Amit K. Social integration and identity of immigrants from western countries, the FSU and Ethiopia in Israel //Ethnic and Racial Studies. 2012. Vol. 35. No. 7. P. 1287-1310.
9. Amit K., Litwin H. The subjective well-being of immigrants aged 50 and older in Israel //Social
indicators research. 2010. Vol. 98. No. 1. P. 89-104.
10. Andrews F. M., Withey S. B. Social Indicators of Well-Being: Americans Perceptions of Life
Quality. – Plenum Publishing Corporation, 1976. P. 678
11. Baird B. M., Lucas R. E., Donnellan M. B. Life satisfaction across the lifespan: Findings from
two nationally representative panel studies //Social indicators research. 2010. Vol. 99. No. 2. P.
183-203.
12. Baltatescu S. M. Subjective well-being of immigrants in Europe and their evaluation of societal
conditions. An exploratory study //European identity and free movement of persons in Europe.
Oradea: University of Oradea Publishing House. 2005. P. 633
13. Bartram D. Economic migration and happiness: Comparing immigrants’ and natives’ happiness
gains from income //Social Indicators Research. 2011. Vol. 103. No. 1. P. 57-76.
14. Berry B. J. L. The human consequences of urbanisation: divergent paths in the urban experience
of the twentieth century. – Basingstoke : Macmillan, 1973. Vol. 3. P. 127
15. Berry B. J. L., Okulicz-Kozaryn A. Dissatisfaction with city life: A new look at some old questions //Cities. 2009. Vol. 26. No. 3. P. 117-124.
16. Blanchflower D. G., Oswald A. J. Is well-being U-shaped over the life cycle? //Social Science &
Medicine. 2008. Vol. 66. No. 8. P. 1733-1749.
17. Blanchflower D. G., Oswald A. J. Well-being over time in Britain and the USA //Journal of Public Economics. 2004. Vol. 88. No. 7. P. 1359-1386.
18. Bond E. J. ‘Good’and ‘Good for’: A Reply to Hurka //Mind. 1988. Vol. 97. No. 386. P. 279-280.
19. Bradburn N. M., Noll C. E. The Structure of Psychological Well-being. – Chicago: Aldine Publishing Company, 1969. Vol. 15. P.398
89
20. Cantril H. The pattern of human concerns. – New Brunswick, NJ : Rutgers University Press,
1965. Vol. 4. No. 10. P. 43-88
21. Chen C. Aging and life satisfaction //Social Indicators Research. 2001. Vol. 54. No. 1. P. 57-79.
22. Choay F. Urbanism, utopias and realities, Editions du Seuil. Oxford University Press. 1965. P.
562
23. Clark A. E., Frijters P., Shields M. A. Relative income, happiness, and utility: An explanation for
the Easterlin paradox and other puzzles //Journal of Economic Literature. 2008. P. 95-144.
24. D'Ambrosio C., Frick J. R. Subjective Well-Being and Relative Deprivation: An Empirical Link.
– DIW Berlin, German Institute for Economic Research, 2004. Vol. 449. No. 1351, P. 123-151
25. Darwall S. Welfare and rational care. – Princeton University Press, 2004.
26. Davis W. A theory of happiness //American Philosophical Quarterly. Vol.14. No. 1. 1981. P. 111120.
27. Denis McManus, New books review, Philosophy, 2009, Vol. 84. No. 04. P. 624-629
28. Diener E. et al. Subjective well-being: Three decades of progress //Psychological bulletin. 1999.
Vol. 125. No. 2. P. 276.
29. Diener E., Diener M. Cross-cultural correlates of life satisfaction and self-esteem //Journal of personality and social psychology. 1995. Vol. 68. No. 4. – P. 650-674.
30. Diener E., Lucas R. E. Explaining differences in societal levels of happiness: Relative standards,
need fulfillment, culture, and evaluation theory //Journal of Happiness Studies. 2000. Vol. 1. No.
1. P. 41-78.
31. Diener E., Oishi S., Lucas R. E. Personality, culture, and subjective well-being: Emotional and
cognitive evaluations of life //Annual review of psychology. 2003. Vol. 54. No. 1. P. 403-425.
32. Diener, E., Subjective well-being. Psychological Bulletin, 1994 No. 95. P. 542–575.
33. Diener E. D., Suh M. E. Subjective well-being and age: An international analysis //Annual Review of Gerontology and Geriatrics, Volume 17, 1997: Focus on Emotion and Adult Development. 1997. No. 9. P. 304–324
34. Dorn D. et al. Is it culture or democracy? The impact of democracy and culture on happiness
//Social Indicators Research. 2007. Vol. 82. No. 3. P. 505-526.
35. Dworkin R. Life's dominion: an argument about abortion, euthanasia, and individual freedom. –
Vintage, 1994. P. 443
36. Easterlin R. A. Does economic growth improve the human lot? Some empirical evidence
//Nations and households in economic growth. 1974. Vol. 125. P. 89-125.
37. Easterlin R. A. Life cycle happiness and its sources: Intersections of psychology, economics, and
demography //Journal of Economic Psychology. 2006. Vol. 27. No. 4. P. 463-482.
38. Feldman F. What is this thing called happiness?. – OUP Oxford, 2010. P 386
39. Ferrer‐i‐Carbonell A., Frijters P. How Important is Methodology for the estimates of the determinants of Happiness? //The Economic Journal. 2004. Vol. 114. No. 497. P. 641-659.
40. Fischer R., Van de Vliert E. Does climate undermine subjective well-being? A 58-nation study
//Personality and Social Psychology Bulletin. 2011. Vol. 37. No. 8. P. 1031-1041.
41. Freedman J., Shaver P. What makes you happy-Questionnaire //Psychology Today. 1975. Vol. 9.
No. 5. P. 66-72.
42. Frijters P., Van Praag B. M. S. The effects of climate on welfare and well-being in Russia
//Climatic Change. 1998. Vol. 39. No. 1. P. 61-81.
43. Guidi M. E. L. Jeremy Bentham’s Quantitative Analysis of Happiness and its Asymmetries
//Handbook on the Economics of Happiness, 2007, P. 68-94.
90
44. Hagerty M. R. Was life better in the “Good Old Days”? Intertemporal judgments of life satisfaction //Journal of Happiness Studies. 2003. Vol. 4. No. 2. P. 115-139.
45. Hamer D. H. The heritability of happiness //Nature genetics. 1996. Vol. 14. No. 2. P. 125-126.
46. Hansson A., Hillerås P., Forsell Y. Well-being in an adult Swedish population //Social Indicators
Research. 2005. Vol. 74. No. 2. P. 313-325.
47. Harsanyi J. C. Cardinal welfare, individualistic ethics, and interpersonal comparisons of utility
//The Journal of Political Economy. 1955. Vol. 74. No.4 P. 309-321.
48. Haybron D. M. The pursuit of unhappiness: The elusive psychology of well-being. OUP Oxford,
2008. P. 85 – 90
49. Inglehart R., Klingemann H. D. Genes, culture, democracy, and happiness //Culture and subjective well-being. 2000. P. 162-174
50. Jong G. F., Chamratrithirong A., Tran Q. G. For Better, For Worse: Life Satisfaction Consequences of Migration1 //International Migration Review. 2002. Vol. 36. No. 3. P. 838-863.
51. Kahneman, D. Objective happiness. 1999. В книге Kahneman D., Diener E., Schwarz N. Wellbeing: The foundations of hedonic psychology. – Russell Sage Foundation Publications, 2003. P.
247-268
52. Keller S. Welfare as success //Noûs. – 2009. – Т. 43. – №. 4. – С. 656-683.
53. Kraut R. Two conceptions of happiness //The Philosophical Review. – 1979. – С. 167-197.
54. Lee A. Y. et al. The pleasures and pains of distinct self-construals: The role of interdependence in
regulatory focus //Journal of personality and social psychology. 2000. Vol. 78. No. 6. P. 11221134.
55. Legatum Institute «Legatum prosperity index». URL:
[http://www.prosperity.com/prosperiscope/]. 27.05.2013.
56. Likert R. A technique for the measurement of attitudes //Archives of psychology. – 1932. Vol.
140. P 55.
57. Lu L. et al. Personal and environmental correlates of happiness //Personality and Individual Differences. 1997. Vol. 23. No. 3. P. 453-462.
58. Lu L., Gilmour R. Culture and conceptions of happiness: Individual oriented and social oriented
SWB //Journal of Happiness Studies. 2004. Vol. 5. No. 3. P. 269-291.
59. Lu L., Gilmour R., Kao S. F. Cultural values and happiness: An East-West dialogue //The Journal
of Social Psychology. 2001. Vol. 141. No. 4. P. 477-493.
60. Lykken D., Tellegen A. Happiness is a stochastic phenomenon //Psychological Science. 1996.
Vol. 7. No. 3. P. 186-189.
61. McBride M. Money, happiness, and aspirations: An experimental study //Journal of economic behavior & organization. 2010. Vol. 74. No. 3. P. 262-276.
62. Ng Y. K. A case for happiness, cardinalism, and interpersonal comparability //The Economic
Journal. 1997. Vol. 107. No. 445. P. 1848-1858.
63. Noelle-Neumann E. Politik und Glück //Freiheit und Sachzwang. 1977. P. 208-262. (244)
64. Peterson G., Cultural Theory and Emotions, Handbook of the Sociology of Emotions, Handbooks
of Sociology and Social Research 2006, P. 114-134
65. Polgreen L. A., Simpson N. B. Happiness and international migration //Journal of Happiness
Studies. 2011. Vol. 12. No. 5. P. 819-840.
66. Raibley J. Happiness is not Well-Being //Journal of Happiness Studies. 2012. Vol. 13. No. 6. P.
1110-1147.
67. Raibley J. Happiness is not Well-Being //Journal of Happiness Studies. 2012. Vol. 13. No. 6. P.
1105-1129
91
68. Rehdanz K., Maddison D. Climate and happiness //Ecological Economics. 2005. Vol. 52. No. 1.
P. 111-125.
69. Safi M. Immigrants’ life satisfaction in Europe: Between assimilation and discrimination
//European Sociological Review. 2010. Vol. 26. No. 2. P. 159-176.
70. Sandvik E., Diener E., Seidlitz L. Subjective well‐being: The convergence and stability of
self‐report and non‐self‐report measures //Journal of Personality. 1993. Vol. 61. No. 3. P. 317342.
71. Schwarz N. What respondents learn from questionnaires: The survey interview and the logic of
conversation //International Statistical Review/Revue Internationale de Statistique. 1995. P. 153168.
72. Schyns P. Crossnational differences in happiness: Economic and cultural factors explored //Social
Indicators Research. 1998. Vol. 43. No. 1-2. P. 3-26.
73. Scott W. A., Scott R. Adaptation of immigrants: Individual differences and determinants. – Oxford : Pergamon Press, 1989. Vol. 18. P. 43-67
74. Senik C. The French unhappiness puzzle: The cultural dimension of happiness. – 2011. IZA
Working Paper 6175. // URL: [
http://www.iza.org/en/webcontent/publications/papers/viewAbstract?dp_id=6175] . Проверено
20.05.2013.
75. Shmotkin D., Happiness in the Face of Adversity: Reformulating the Dynamic and Modular Bases of Subjective Well-Being Review of General 2005, Vol. 9, No. 4. P. 291–325
76. Strack F., Martin L. L. Thinking, judging, and communicating: A process account of context effects in attitude surveys //Social information processing and survey methodology. 1987. P. 123148.
77. Sumner L. W. Welfare, happiness, and ethics. – Oxford University Press, USA, 1999. P.625
78. Triandis H. C. Individualism & collectivism. – Westview Press, 1995. P.40-68
79. Van Praag B. Ordinal and cardinal utility: an integration of the two dimensions of the welfare
concept //Journal of Econometrics. 1991. Vol. 50. No. 1. P. 69-89.
80. Veenhoven R. Freedom and happiness: A comparative study in forty-four nations in the early
1990s //Culture and subjective well-being. World Database of Happiness. 2000. P. 257-288.
81. Veenhoven R. Happiness in nations: Subjective appreciation of life in 56 nations 1946-1992. //
World Database of Happiness. 1993. Vol. 44. No. 6. Р.124.
82. Veenhoven R. Is happiness relative? //Social Indicators Research. 1991. Vol. 24. No. 1. P. 2
83. Vohra N., Adair J. Life satisfaction of Indian immigrants in Canada //Psychology & Developing
Societies. 2000. Vol. 12. No. 2. P. 109-138.
84. Wirth L. Urbanism as a Way of Life //American journal of sociology. 1938. Vol. 4. No. 2. P. 124.
85. Александрова А. Обзор книги Haybron D. M. The pursuit of unhappiness: The elusive psychology of well-being.
//URL:[http://journals.cambridge.org/action/displayFulltext?type=1&fid=6563332&jid=EAP&vo
lumeId=25&issueId=03&aid=6563324] . Проверено 20.05.2013.
86. Буякас Т. М. О феномене наслаждения процессом деятельности и условиях его возникновения (по работам М. Чиксентмихайи) //Вестник МГУ. 1995, С. 53-61.
87. Родионова Л. А. Методологические аспекты измерения и моделирования уровня счастья
//Вопросы статистики. 2012. №. 6. С. 30-37.
88. Рыжкова Ю. А., Климашина Е. А. Международный индекс счастья как показатель благосостояния нации// Модели, Системы, Сети в экономике, технике, природе, 2011. № 3. 86.
92
89. Сыровежкин А. А. ТЕОРИЯ СЧАСТЬЯ ДЛЯ ОБЩЕСТВА ПОТРЕБЛЕНИЯ //Молодёжь и
наука: Сборник материалов VIII Всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых учёных, посвященной. – 2012.
90. Сысоева Т. А. ВЛИЯНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ НА МНЕМИЧЕСКИЕ
ПРОЦЕССЫ: ЭФФЕКТ КОНГРУЭНТНОСТИ //С 69 Социальный интеллект: Теория, измерение, исследования/Под ред. ДВ Люсина, ДВ Ушакова.—М.: Изд во «Институт психологии РАН», 2004.176 с.(Труды Института психологии РАН). 2004, С. 89.
91. Экман П. Психология эмоций [Emotions Revealed: Recognizing Faces and Feelings to Improve
Communication and Emotional Life] / пер. с англ. В. Кузин. — СПб.: Питер, 2010. — 336 с.
Скачать