Международный трансферт технологий как инструмент

advertisement
Международный трансферт технологий как инструмент
государственной инновационной политики
Важность
международного
трансфера
технологий
(МТТ)
для
экономического развития трудно переоценить. Этот термин, как правило,
охватывает все виды деятельности, относящиеся к потоку технических знаний,
опыта
и
оборудования.
Как
приобретение
технологий,
так
и
их
распространение способствуют росту производительности труда. Однако, как
правило, создание инноваций происходит в странах ОЭСР, а большинство
развивающихся стран должно полагаться в основном на импортированные
технологии в качестве источников новых продуктивных знаний. Тем не менее,
значительные объемы затрат на создание инноваций и их адаптацию
наблюдается именно в этих странах, что стимулирует технологические
изменения1. В связи с этим развивающиеся страны используют национальную
политику и международные соглашения, чтобы стимулировать MTT.
Национальная политика включает в себя, как экономические программы
широкого назначения (напр., образования), так и финансирования создания и
приобретения технологии, налоговые льготы на приобретение капитального
оборудования и интеллектуальной собственности, тем самым создавая условия
для внедрения технологических изменений.2
В России понятие «трансфер технологий» появилось сравнительно
недавно. Слово «трансфер» означает «переносить, передавать», а под
технологией в данном контексте понимаются как результаты НИР и ОКР, так
и инновационная продукция3.
Evenson, R.E. and L. Westphal (1995), “Technological Change and Technology Strategy,” in H.
Chenery and T.N. Srinivasan, Eds. Handbook of Development Economics: Vol. 3
(Amsterdam: North-Holland).
2
Киселева В.В., Колосницына. М.Г. (2008). Государственное регулирование инновационной сферы.
Москва: Издательский дом ГУ ВШЭ. Стр. 262
3
Теребова С.В. Трансфер технологий как элемент инновационного развития экономики проблемы
развития территории № 4 (50) • АПРЕЛЬ – ИЮНЬ2010. Стр. 32-33.
1
Существует много каналов, через которые осуществляется МТТ, вопервых, непосредственно торговля товарами и услугами. Весь экспорт несет в
себе некий потенциал для роста уровня технологического потенциала и
информацию о направлениях его развития. Импорт капитальных товаров и
технологий
может
непосредственно
способствовать
повышению
производительности путем внедрения в производственные процессы. Второй
канал – это прямые иностранные инвестиции (ПИИ). Транснациональные
компании, как правило, передают технологическую информацию своим
дочерним компаниям, и как следствие, некоторые из них могут ‘перетечь’ в
экономику принимающей страны. Третий крупный канал МТТ – прямая
торговля знаниями через лицензирование технологий. Это может произойти в
рамках аффилированных фирм или между несвязанными фирмами. Выбор
формы трансфера для владельцев технологий зависит от многих факторов, в
том числе степени защиты прав интеллектуальной собственности. Патенты,
коммерческие тайны, авторские права и товарные знаки служат как прямые
каналы передачи знаний4. Однако каждый из видов интеллектуальной
собственности имеет разный уровень воздействия на инновационный
потенциал принимающей страны.
В
данной
статье
выдвигается
следующая
гипотеза:
основным
препятствием эффективной политики в области трансферта технологии в
России является слабое использование механизмов передачи знаний.
Независимо от канала трансфера, решающим критерием осуществления МTT
является дальнейшее инновационное развитие страны-получателя на основе
приобретенных технологий. Практически всегда необходимы незначительные
изменения, чтобы соответствовать новым обстоятельствам. Таким образом,
тем выше уровень знаний принимающей стороны, тем более выгоднее
становится приобретение новой технологии.
4
Hamid Jafarieh. Technology transfer to developing countries: a quantitative approach. Technology,
information, management and economics (t. I. M. E. ) Research Institute, July 2001, p.17.
Одним из каналов трансфера знаний является мобильность научного и
инженерного персонала. В условиях открытых инноваций трансфер включает
все стадии создания инноваций, в трансфер в том числе стадию исследований.
Формы трансфера знаний в современных условиях диверсифицируются, но
наиболее мощный стимул к развитию контактов в научных исследованиях
создает включение локальной страны в мировую науку на основе
кодифицированных знаний (в виде публикаций и патентов). Адресный
характер такого обмена может служить побудительным мотивом для новых
контактов, расширения сотрудничества, включая зарубежные конференции,
стажировки, выполнение совместных проектов, и наконец, миграционного
процесса, включая временную и постоянную работу за рубежом, и, в конечно
итоге перемену гражданства.
Мобильность научного персонала определяется многими факторами, в
том числе - социальными, институциональными и даже демографическими. В
современных условиях наука все в большей степени ориентируется на
потребности общества. Она непосредственно включается в процесс
производства и становится драйвером развития экономики. Отсюда следует,
что возможности обмена знаниями зависят не от физического расстояния
между странами, а от «экономического» расстояния, которое в первую очередь
определяется тем, какие именно знания представляют взаимный интерес, то
есть от факторов спроса и предложения знаний.
Спрос со стороны мирового научного сообщества на науку, в свою
очередь, определен политикой государства. Большинство развитых стран в
настоящее время завершают структурный сдвиг к научным дисциплинам,
направленным на повышение благосостояния человека, в том числе наук,
связанных
со
здравоохранением,
экологией,
и
информационными
технологиями. В то же время современное состояние мирового научного
потенциала характеризуется устойчивой зависимостью от пути (path
dependency). Поэтому в ведущих странах мира сохраняется крупный военный
сектора исследований, унаследованный от «холодной войны», а в последнее
время активно восстанавливаемый. В табл. 1 приведены показатели,
рассчитанные по данным о цитировании статей в ведущих научных журналах
мира по 22 научным областям. Они характеризуют отклонения в цитировании
по направлениям от среднего показателя по всем направлениям за 10 лет – с
2004 по 2014 г. В левом столбце приведены научные направления, цитируемые
чаще, чем в среднем статьи по всем направлениям, в правом – направления,
которые цитируются реже.
Приведенные данные характеризуют долгосрочный тренд «спроса» на
научную продукцию в мире. Цитирование «горячих» (hot paper) статей
характеризует спрос на ту часть работ, которые соответствуют 1%
«новейших» научные достижения, которые привлекают максимальное
внимание ученых. Место России в научных контактах, отображенных
цитированием российских ученых можно оценить на основе рис. 1.
Таблица 1
Профиль цитирования российских статей по направлениям
(отношение к среднему в целом по направлению) 2004-2014 гг.
Research Field
Multidisciplinary
Mean citation Research Field
rate=100
307%
Psychiatry/psychology
Mean citation
rate=100
104%
Molecular biology & genetics
222%
Geosciences
96%
Immunology
171%
Physics
91%
Neuroscience & behavior
156%
Materials science
80%
Space science
147%
Plant & animal science
76%
Biology & biochemistry
146%
Agricultural sciences
68%
Microbiology
134%
Economics & business
62%
Clinical medicine
111%
Social sciences, general
54%
Chemistry
109%
Engineering
50%
Pharmacology & toxicology
109%
Computer science
45%
Environment/ecology
107%
Mathematics
34%
Рассчитано по InCites « Essential Science Indicator» Thomson Reuter
HONDURAS
30
350
GAMBIA;
YUGOSLAVIA
BOTSWANA
25
RUSSIA
20
300
GERMANY
CANADA
CHINA
250
200
15
150
10
100
USA
5
SWITZERLAND 50
185
0
0
Cites/Paper
Cites/Hot
Рис.1. Cites/Paper and Cites/Hot Paper for Countries – 2013
Рассчитано по InCites « Essential Science Indicator» Thomson Reuter
Приведенный рисунок позволяет сделать интересные и неожиданные
выводы, важные для выявления значимости вклада отдельных стран в
динамику научных исследований. Прежде всего, наиболее высокоцитируемые
статьи чаще появляются в странах, не принадлежащих к числу признанных
лидеров. По числу ссылок на горячие статьи Гамбия находится в одном ряду
со Швейцарией, а Германия и Канада – с Гондурасом. Причем спрос на
горячие статьи развивающихся стран, существенно выше, чем на ту же группу
статей лидирующих в науке стран. Причины попадания статьи в число горячих
настолько разнообразны, что эта проблема нуждается в специальном анализе..
Это разнообразие подтверждает вывод об опасности механического
заимствования примеров лучшей практики в преобразованиях организации
науки для стран, приходящих к экономике знаний5.
Россия не входит формально в число лидеров науки, прежде всего
потому,
что
институциональные
(прежде
всего
организационные)
Kotsemir М., Meissner Dirk. Conceptualizing the innovation process – trends and outlook basic research program
working papers series: science, technology and innovation wp brp 10/sti/2013
5
характеристики научного потенциала препятствуют мобильности ее научного
персонала6.
Более 80% исследователей по данным официальной статистики заняты
естественными и техническими науками, из них – более 60% техническими,
на остальные науки приходится не более 20% исследователей. Если
сопоставить эту цифру с данными таблицы, ясно, что наибольшее число
исследователей занято в тех областях науки, спрос на которые в мировой науке
падает. При этом цитирование статей российских ученых в тех областях,
которые
представляют
интерес
для
мирового
научного
сообщества
соответствует уровню передовых стран – иммунология – 9 ссылок на статью,
фармакология биология - 6, нейронауки – 5.7
Таким образом, можно утверждать, что спрос на работы российских
ученых поддерживается на высоком уровне. По данным Госкомстата
единственный тип соглашений, по которым платежный баланс внешней
торговли технологиями имеет положительное сальдо – научные исследования
и разработки. При этом традиционно высокий уровень исследований для
России соответствует тем отраслям, интерес к которым в мировой науке
снижается. Российские научные журналы с импакт- фактором выше единицы8,
представляют исключительно физические химические и математические
науки. Более тридцати % патентов, выданных в РФ, принадлежит
нерезидентам, также высока доля патентов, зарегистрированных за рубежом,
которые получены соавторами РФ и иностранцами.
Однако высокий спрос на российскую науку ограничивается рядом
факторов, обусловленных традициями, организацией, и институциональными
особенностями российской науки, что существенно снижает ее эффективное
участие в трансфере знаний и технологий.
Е. Klochikhin. Russia innovation policy: Stubborn hath-dependencies and new approaches. Research Policy41
(2012) 1620-1630
7
Данные ISI Essential Science Indicators Web product
8
Импакт фактор – показатель, рассчитанный по показателям цитирования статей журнала. Фактор
характеризует меру влияния журнала на развитие мировой науки в данной предметно области.
6
В традициях СССР было особое отношение к работникам, имеющие
«две записи в трудовой книжке»9 пользовались особым почетом и уважением
в коллективах. По данным обследования, проведенного Росстатом в 2014 г.
более 15% работников высшей квалификации в области естественных и
технических наук имеет стаж работы на одном месте свыше 20 лет, а в области
биологических наук и здравоохранения около 30%, что свидетельствует о
низком уровне внутренней мобильности специалистов высокого уровня.
Доля военного сектора НИОКР составляет, по оценкам экспертов,
половину расходов на исследования и разработки, большая часть этих
специалистов заняты техническими науками, однако процессы spin-off в этой
области не получили широкого распространения, хотя в последнее время
необходимость таких процессов широко обсуждается в научной и
политической среде.10 Соответственно специалисты высокого уровня этой
категории по понятным причинам мало склонны к мобильности.
Возможности
международного
трансфера
знаний
в
результате
миграционных процессов ученых широко обсуждался в литературе.
Специфика российской миграции особенно ярко проявляется в сравнении с
аналогичным процессом в Китае, так как эта страна особенно внимательно
относится к проблемам развития инноваций и науки и строит свою политику
в значительной степени путем наращивания человеческого капитала. Число
докторов наук, работающих в США, и рождённых в России и в Китае,
составляет около 100000 и 18000 человек соответственно, однако из них 40%
китайцев и 60% россиян являются гражданами США11.
Поскольку возраст российских мигрантов в 2000-ые годы значительно
снизился, и они все чаще уезжают, будучи студентами или выпускниками
Трудовая книжка включает данные о местах работы. Имеются в виду записи о приеме и увольнении в связи
с уходом на пенсию.
10
Гордиенко Д. Экономический рост и военное производство //Общество и экономика. 2005. N 9., Николаева
Т.П. Высокотехнологичный комплекс в структуре промышленного производства России // Инновации. 2005.
N 10 (87). Перевалов Ю. Реструктуризация оборонно-промышленного комплекса: региональный подход //
Общество и экономика. 1998. N 8-9
11
Auriol L, M.Visu and R.A. Freeman, 2013 Careers of Doctorate Holder: analysis of Labour Market and Mobility
Indicators. OECD Science, Technology and Industry working Paper,2013/04 OECD Publishing.
http//d[.doi/org/10/1787/5k43n[gs289w-en
9
вузов. Как правило, эти мигранты хорошо «приживаются» за рубежом, по
постепенно теряют связь с Россией. В результате прирост числа докторов наук
в США, имеющих российское происхождение и американское гражданство
составил с 2000 по 2009 г. 23% (этот же показатель для Китая составляет менее
одного процента)
По данным газеты "Financial Times", в 2010-2011 учиться за границу
выехало около 620000 китайских студентов, что составило более четверти от
общего числа китайцев, которые переехали учиться за рубежом, начиная с
1978 года. Стипендия Совета Китая оказывает поддержку своим студентам и
ученым, стремящимся работать с лучшими зарубежными исследовательскими
группами. Это обеспечивает не только высокую зарплату, но и самое
современное научное оборудование для исследования мирового уровня. Как
результат, все большее число китайских выпускников иностранных
университетов предпочитают возвратится обратно в Китай (табл. 2). Китай не
испытывает недостатка хорошо подготовленных
ученых, инженеров,
математиков, или других технических экспертов, в отличие от России (рис. 2).
Ученые, которые вернулись в Китай, продолжают поддерживать тесные связи
с зарубежными партнерами, что обеспечивает эффективную интеграцию
страны в мировую науку и содействие технологическому развитию12 (рис. 3).
Некоторые исследователи указывают на важную роль этих ученых в развитии
инновационного бизнеса. Например, студенты, вернувшиеся из-за рубежа,
основали более 2100 компаний в технопарке Park Zhong - guangchun 13.
12 Jonkers, K. and Tijssen, R. 2008. Chinese researchers returning home: Impacts of international mobility on research collaboration and scientific
productivity. Scientometrics 77: 309-333.
13 Cao, C. 2004. Zhongguancun and China’s high-tech parks in transition: “Growing pains” or “premature senility”? Asian Survey 44: 647-668.
Таблица 2
Количество китайских студентов, обучающихся за рубежом и
вернувшихся в Китай
Количество
Количество
китайских Доля
китайских
студентов,
китайских студентов, студентов, обучающихся за обучающихся за рубежом и
Год
обучающихся
за рубежом и вернувшихся в вернувшихся в Китай
рубежом
Китай
1991 2900
2069
71,34
1992 6540
3611
55,21
1993 10742
5128
47,74
1994 19071
4230
22,18
1995 20381
5750
28,21
1996 20905
6570
31,43
1997 22410
7130
31,82
1998 17622
7379
41,87
1999 23749
7748
32,62
2000 38989
9121
23,39
2001 83973
12243
14,58
2002 125179
17945
14,34
2003 117307
20152
17,18
2004 114682
24726
21,56
2005 118515
34987
29,52
2006 134000
42000
31,34
2007 144000
44000
30,56
2008 179800
69300
38,54
2009 229300
108300
47,23
Источник: собственные расчеты, основанные по данным статистического Ежегодника
Китая, 2010 г
Рис. 2. Общее число исследователей в эквиваленте полной занятости
Источник: OECD, Main Science and Technology Indicators, 2013 Выпуск 2
14.00
12.00
Singapore
10.00
India
8.00
Taiwan
South Korea
6.00
United States
4.00
Japan
EU
2.00
0.00
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Рис. 3. Партнеры Китая в международных совместных исследованиях
Источник: Статистический ежегодник Китая, 2010 г.
В Китае за последние 20 лет была создана инфраструктура содействия
развитию инновационного бизнеса и повышения научной мощи Китая за счет
увеличения скорости передачи знаний и обмена информацией. В последние
годы наметились некоторые позитивные сдвиги и в российской научной
политике, подготовке научных кадров, способствующих стимулированию
мобильности ученых не имеющей последствием «утечку мозгов»: стажировки,
виртуальное общение, закупка информационных научных баз, совместные
разработки и соглашения. В частности, относительно снизился прием и
выпуск кандидатов наук и докторов по традиционно советским направлениям,
соответственно увеличились численность ученых по направлениям биологии,
медицины, высоких технологий. Таким образом, в данной статье на примере
Китая и России показана роль международного трансфера знаний в
инновационном развитии страны.
Библиографический список
1. Auriol L, M.Visu and R.A. Freeman, 2013 Careers of Doctorate Holder: analysis of Labour
Market and Mobility Indicators. OECD Science, Technology and Industry working
Paper,2013/04 OECD Publishing. http//d[.doi/org/10/1787/5k43n[gs289w-en
2. Cao, C. 2004. Zhongguancun and China’s high-tech parks in transition: “Growing pains” or
“premature senility”? Asian Survey 44: 647-668.
3. Evenson, R.E. and L. Westphal (1995), “Technological Change and Technology Strategy,” in
H. Chenery and T.N. Srinivasan, Eds. Handbook of Development Economics: Vol. 3
(Amsterdam: North-Holland).
4. Hamid Jafarieh. Technology transfer to developing countries: a quantitative approach.
Technology, information, management and economics (t. I. M. E. ) Research Institute, July
2001, p.17.
5. Jonkers, K. and Tijssen, R. 2008. Chinese researchers returning home: Impacts of
international mobility on research collaboration and scientific productivity. Scientometrics
77: 309-333.
6. Kotsemir М., Meissner Dirk. Conceptualizing the innovation process – trends and outlook
basic research program working papers series: science, technology and innovation wp brp
10/sti/2013
7. Гордиенко Д. Экономический рост и военное производство //Общество и экономика.
2005.
N
9.,
Николаева
Т.П.
Высокотехнологичный
комплекс
в
структуре
промышленного производства России // Инновации. 2005. N 10 (87). Перевалов Ю.
Реструктуризация оборонно-промышленного комплекса: региональный подход //
Общество и экономика. 1998. N 8-9
8. Е. Klochikhin. Russia innovation policy: Stubborn path-dependencies and new approaches.
Research Policy41 (2012) 1620-1630
9. Киселева
В.В.,
Колосницына.
М.Г.
(2008).
Государственное
регулирование
инновационной сферы. Москва: Издательский дом ГУ ВШЭ. Стр. 262
10. Теребова С.В. Трансфер технологий как элемент инновационного развития экономики
проблемы развития территории № 4 (50) • АПРЕЛЬ – ИЮНЬ2010. Стр. 32-33.
Скачать