Малянова А. * Эволюция в управлении системой

advertisement
А. МАЛЯНОВА,
аспирант Института государства и права РАН
ЭВОЛЮЦИЯ В УПРАВЛЕНИИ СИСТЕМОЙ
МИРОВОЙ ТОРГОВЛИ ПОСЛЕ СОЗДАНИЯ ВТО
После создания Всемирной торговой организации прошло более 10 лет. ВТО за это время прошла путь развития, который дает
некоторые основания для оценки самой организации и ее перспектив. Попытаемся кратко проследить эволюцию, происходящую в
самой организации и в ее отношениях со странами-членами, остановившись лишь на самых проблемных моментах.
1. Значение введения в структуру ВТО системы органов разрешения споров
Создание в рамках ВТО системы органов разрешения споров –
знаменательный шаг в совершенствовании мировой торговой системы. Она состоит из трех элементов: жюри, Апелляционного органа и Органа по разрешению споров. Последний есть не что иное,
как Генеральный совет ВТО, состоящий из представителей всех
членов. Жюри формируются для разбирательства каждого спорного случая и действуют по заранее определенной процедуре; им
принадлежат широкие права в поиске информации для разрешения
спора. Интересная черта процедуры жюри:сторонам в споре должен быть предоставлен, так сказать, промежуточный доклад в виде
изложения обстоятельств, а позднее и проект окончательного доклада, что весьма необычно для такого квазисудебного или арбитражного процесса. Хотя каждое отдельное жюри — временное образование, на концептуальном уровне они составляют постоянный,
системный элемент разрешения споров в ВТО.
Апелляционный орган работает на постоянной основе и заслушивает апелляции на решения жюри, при этом он обязан ограничиться вопросами права. Его члены наделены независимостью.
Апелляционный орган работает по тщательно разработанной процедуре. И здесь мы опять обнаруживаем «предварительную стадию
решения»: члены Апелляционного органа должны «обменяться
мнениями» о содержании будущего доклада. Необычно для подобного органа и то, что разбирательство должно быть «конфиденциальным». Окончательный текст доклада Апелляционного органа
подлежит утверждению Органом по разрешению споров и принимается сторонами спора без всяких условий.
Создание подобной системы разрешения споров — большой
шаг вперед по сравнению с ГАТТ с нескольких точек зрения. Это
новый подход к улаживанию разногласий между странамиучастницами. Система жюри была предусмотрена и в ГАТТ, но эти
жюри представляли собой нечто среднее между следственной и
согласительной комиссиями; к тому же их деятельность тормозилась постоянными затяжками во времени. Б. Дейви отмечает, что,
кроме вообще слабого использования жюри, очень заметны были
отсрочки в формировании жюри, в назначении членов жюри, в составлении доклада жюри, зачастую небрежное отношение членов
жюри и невысокое качество докладов, неисполнение докладов1.
Разногласия разрешались политическими методами, и, хотя в рамках ГАТТ отмечалось некоторое усиление судебного элемента в
разрешении разногласий, в полной мере этот процесс проявился в
ВТО. Принятие юридических методов означает, что разрешение
споров должно осуществляться на основе права, с применением
одинаковых и равнозначных критериев ко всем случаям и ко всем
сторонам в споре, т. е. утверждение господства права в этой организации и во всей мировой торговой системе.
Кроме того, соединение политических и юридических методов
разрешения споров в работе жюри, а также Апелляционного органа дает возможность отслеживать исполнение решений Органа по
разрешению споров. Создается своеобразная многосторонняя имплементация правил ВТО.
Однако важность системы разрешения споров выходит за рамки методов улаживания разногласий. Статьей 3.2 Взаимопонимания о разрешении споров придается особое значение разрешению
споров: «…система разрешения споров ВТО является центральным
элементом обеспечения надежности и предсказуемости многосто1
Davey W.J. Dispute Settlement in GATT//11 Fordham J.Int'l L. 51, 81–89
(1987).
5
ронней торговой системы»1. Это значит, что авторы этого договора
придавали органам разрешения споров гораздо большее значение,
чем просто органу, который содействует государствам в урегулировании случайно возникающих разногласий. Все развитие системы ГАТТ шло через переговоры, в которых можно выделить два
уровня: внутри страны (об установлении торговых барьеров) и за
рубежом на межгосударственном уровне2. Создание ВТО и введение чисто юридических методов согласования интересов государств-членов в виде системы органов разрешения споров дало
организации дополнительную опору.
Существующая ныне система разрешения споров оказывает
существенное влияние и на развитие права ВТО. Практика системы разрешения споров показывает, что еще со времени Токийского
раунда и в течение Уругвайского раунда процедура разрешения
споров используется не только для улаживания разногласий между
двумя спорящими странами, но и для уяснения многосторонних
норм, и для содействия ходу переговоров (например, при подготовке Соглашения по субсидиям 1979 г., Постановления о мясе
1979 г., Соглашений 1994 г. по сельскому хозяйству и субсидиям).
На примере решений по нескольким делам (по делу США — о
хлопке; по делу Европейский союз — субсидии на сахар; по делу
Европейский союз — генетически измененные организмы; по делу
Европейский союз — применение географических указаний; по
делу США и Европейский союз — авиационные субсидии; по делу
Канада — вмешательство Департамента пшеницы в регулирование
рынка) стало ясно, что разрешение споров в рамках ВТО стало частью стратегии переговоров, так что вместо двух видов перегово-
1
Understanding on Rules and Procedures Governing the Settlement of Disputes, Apr. 15, 1994, art. 1, Marrakesh Agreement Establishing the World
Trade Organization, Annex 2, Legal Instruments — Results of the Uruguay
Rounds, vol. 31, 33 I.L.M. 1226 (1994).
2
Иногда такой способ уравновешивания организации сравнивают с ездой
на велосипеде, где одним колесом служат внутренние переговоры, а вторым — международные. См.: Petersmann E.-U. Addressing Institutional
Challenges to the WTO in the New Millennium: A Longer-term Perspective //
Journal of International Economic Law. — September 2005. JIEL 2005.8(647).
6
ров в определении политики ВТО участвует три вида1. Это объясняется тем, что на рассмотрение органов разрешения споров ВТО
часто поступают те нормы, которые по-разному толкуются многими странами-членами. Тщательно разработанное толкование, даваемое в процессе разрешения спора, в дальнейшем принимается во
внимание и на переговорах, и при принятии национального законодательства. Органы разрешения споров принимают, таким образом, участие в прогрессивном развитии норм ВТО.
Кроме инициируемого странами-членами использования системы разрешения споров, решения жюри и Апелляционного органа кладутся в основу аргументации их собственных последующих
решений2. Например, Апелляционный орган, опираясь на свою
юриспруденцию, признал правомерным принятие так называемых
писем amicus curiae, несмотря на критическое отношение к этому
шагу стран-членов. В Преамбуле Соглашения о ВТО все члены
Организации обязуются признавать «основные принципы и... цели,
лежащие в основе многосторонней торговой системы». В соответствии с ГАТТ 1947 эти цели и принципы формулировались экономистами и политиками без обязательного учета международного
права. В материалах ВТО начинают кристаллизоваться общепризнанные принципы международного права, лежащие в основе правовой системы ВТО, таких, как, например, правовая безопасность,
добросовестность, прозрачность (доступ к информации), запрещение злоупотребления правом, господство права, недискриминация,
толкование права ВТО как части международной правовой системы.
Поскольку каждый член ВТО ратифицировал одну или более
конвенций ООН по правам человека, теперь привлечение аргументации в защиту прав человека в органах разрешения споров ВТО
так же, как она используется Суде Европейских сообществ и в Европейском суде по правам человека, только вопрос времени. В
рамках всемирной Ассоциации международного права с 2004 г.
1
Stiglitz J.E. and Charlton A. The Development Round of Trade Negotiations
in the Aftermath of Cancun (2004), at 43.
2
Об относительной автономии органов разрешения споров ВТО см.: Petersmann E.U. Trade Negotiations and Dispute Settlement: What Balance between Political Governance and Judicialisation? // Sacerdoti G. et al. (eds), The
WTO at 10: The Role of the Dispute Settlement System (2005), chapter 4.3.
7
начата совместная работа двух комитетов — Комитета по международному торговому праву и Комитета по правам человека — над
проектом Декларации «Права человека и международное торговое
право» с целью исследовать степень обязательности учета универсальных обязательств членов ВТО в области прав человека при
толковании правил ВТО и их имплементации в национальное законодательство1.
Тем не менее остается еще много проблем. Одна из них — это
пока не очень высокая степень исполнения решений жюри и Апелляционного органа, так что есть предложения ввести целую систему контрмер2.
Однако принятие юридической системы улаживания разногласий создало неоднородность в управлении мировой торговой системой, поскольку другие органы ВТО работают в той же политической схеме, что и в ГАТТ. Можно сказать, что образовалось некоторое напряжение между судебными методами разрешения споров и политическими методами принятия решений в ВТО. Последние события показали неэффективность принятой в ВТО системы
принятия решений, в то время как разрешение споров расценивается как весьма эффективное3. Вначале (примерно до 1999 г.) разница в деятельности политических и судебных органов была не так
заметна, поскольку жюри занимались делами, оставшимися еще от
ГАТТ, а в политической сфере происходило завершение Уругвайского раунда.
Позднее жюри и Апелляционный орган приняли несколько не
совсем ожидаемых и иногда противоречивых решений, касающихся «писем amicus curiae», о проблемах баланса платежей (в связи
со ст. XVIII ГАТТ 1994), о региональных торговых соглашениях
(по ст. XXIV). Особенно показательно решение о «письмах amicus
curiae». Во Взаимопонимании о разрешении споров о них не говорится ничего. В деле США — креветки жюри постановило, что
1
Report of the 71st Conference of the International Law Association in 2004 at
Berlin, 2005, at 565.
2
См., например: Mavroidis P.C. Remedies in the WTO Legal System: Between a Rock and Hard Place // 11 Eur. J. Int'l L. 763, 763 (2000).
3
См.: Ehlermann C.-D. Experiences from the WTO Appellate Body // Texas
International Law Journal. 2003. 38 Tex. Int'l L.J. 469.
8
«принятие незапрошенной информации от неправительственных
источников несовместимо с принятой практикой применения Взаимопонимания о разрешении споров»1. Однако Апелляционный
орган нашел это постановление жюри ошибочным2. И в еще одном
деле Апелляционный орган решил, что обладает полномочиями на
принятие «писем amicus curiae» в апелляционном производстве3.
Наконец, в деле Европейские сообщества — асбест Апелляционный орган принял специальную процедуру (только для данного
дела) рассмотрения «писем amicus curiae»4. Это решение вызвало
шум в дипломатических кругах. Генеральный совет ВТО провел
специальное заседание для его обсуждения, на котором представитель только одной страны высказался в его поддержку. Критика же
простиралась от идеи о том, что решение о приемлемости «писем
amicus curiae» должны принимать сами страны-участницы, до обвинений в том, что Апелляционный орган вышел за рамки своей
компетенции.
Критика в отношении решений о балансе платежей и о региональных торговых соглашениях более ограниченна, но потенциально более взрывоопасна.
В решении о балансе платежей Апелляционный орган поддержал доклад жюри, в котором пересматривалась, на принципиальной основе и во всей своей полноте, правомерность мер, принятых
Индией в отношении своего платежного баланса5. Критикуется и
решение Апелляционного органа о том, что жюри компетентно
Panel Report, United States — Import Prohibition of Certain Shrimp and
Shrimp Products, WTO Doc. WT/DS58/R, para. 7.8 (May 15, 1998).
2
WTO Appellate Body, United States — Import Prohibition of Certain Shrimp
and Shrimp Products, WTO Doc. WT/DS58/ABR, para. 110 (Oct. 12, 1998).
3
WTO Appellate Body, United States — Imposition of Countervailing Duties
on Certain Hot-Rolled and Bismuth Carbon Steel Products Originating in the
United Kingdom, WTO Doc. WT/DS138/AB/R, paras. 36-42 (June 7, 2000).
4
WTO Appellate Body, European Communities — Measures Affecting the
Prohibition of Asbestos and Asbestos Products, WTO Doc.
WT/DS1135/AB/R, paras. 50-57 (Apr. 5, 2001).
5
WTO Appellate Body, India — Quantitative Restrictions on Imports of Agricultural, Textile and Industrial Products, WTO Doc. WT/DS90/AB/R, paras.
153-54 (Sept. 22, 1999).
1
9
рассматривать во всей полноте соответствие регионального торгового соглашения статье XXIV ГАТТ 19941.
Таким образом, можно констатировать, что члены ВТО опасаются того, что судебная система организации будет подменять
своими полномочиями полномочия политических органов. В дальнейшем можно ожидать нарастания таких противоречий, поскольку, как показывает опыт Суда Европейских сообществ, органы разрешения споров будут заниматься все более сложными и деликатными вопросами. Одним из таких вопросов наверняка станет,
например, соотношение права ВТО и общего международного
права.
Определенные противоречия между разными ветвями власти
существуют в любом организованном человеческом сообществе,
от государств до более или менее развитых международных организаций. Однако при чрезмерном развитии они могут поставить
под сомнение легитимность как судебных, так и политических органов.
2. Проблема согласования интересов стран-членов
По мере существования ВТО и проведения ею политики либерализации торговли многие страны, особенно развивающиеся2,
стали выражать свое разочарование. В одном исследовании, проведенном по заказу Экономического и Социального Совета ООН,
WTO Appellate Body, Turkey — Restriction on Imports of Textile and
Clothing Products, WTO Doc. WT/DS34/AB/R, para. 60 (Nov. 19, 1999).
2
Иногда в литературе ведутся горячие дебаты по поводу классификации
стран на развитые, развивающиеся и на подгруппы по различным критериям. Здесь нет необходимости останавливаться на этом, поскольку в
ходе переговоров страны не придерживаются строгих группировок; кроме того, одно и то же государство может применять разные стандарты в
торговле с разными партнерами. См.: Young Duk Park, Panizzon M. WTO
Dispute Settlement 1995-2001: A Statistical Analysis // 5 J. In'l Econ. L., 221
(2002); The United Nations (UN) Office of the High Representative of the
Least Developed Countries, Landlocked Developing Countries and Small Island Developing States created pursuant to G.A. Res. 56/227, U.N. Gao 2d
Comm.,
56th
Sess.,
U.N.
Doc.
A/Res/56/227
(2001)
http://www.un.org/special-rep/ohrlls/ldc/default.htm.
1
10
ВТО была даже названа «страшным сном развивающихся стран»1.
Этот доклад подвергся критике со стороны Секретариата ВТО, который вскоре после этого выпустил исследование, доказывающее,
что свободная торговля содействует преодолению нищеты2.
Как бы то ни было, многие развивающиеся страны настаивают
на том, что существующие соглашения ВТО следует пересмотреть
в их пользу, или, во всяком случае, при их имплементации полнее
принимать во внимание их интересы. В частности, нередко выражается мнение о том, что они не вовлекаются в процесс принятия
решений и их просто ставят перед совершимся фактом, когда все
уже сформулировано в интересах развитых стран.
Но и развитые страны выражают явное нежелание вести дело к
расширению мандата ВТО. Например, когда в 2001 г. Европейский
союз выступил с предложением начать раунд переговоров по
окружающей среде и праву конкуренции, США не выразили согласия с этим, напомнив, что еще когда замышлялась Международная
торговая организация, в проект договора была включена глава о
конкуренции, но ее пришлось убрать3, ведь удобнее было бы создать новую организацию, специально для конкуренции. Даже такой сторонник расширения мандата ВТО, как Европейский союз,
склонен ограничить его разными аспектами доступа на рынок4.
В настоящее время одним из самых острых вопросов доступа
на рынок является противоречие между развитыми и развивающимися странами по поводу включения в цену товара расходов на
более высокие стандарты охраны окружающей среды, а также социальной защиты трудящихся.
1
ECOSOC, Sub-Committee on the Promotion and Protection of Human
Rights, The Realisation of Economic, Social and Cultural Rights: Globalisation
and Its impact on the Full Enjoyment of Human Rights', E/CN.4/Sub.2/2000/13
(15 June 2000) (a preliminary report by J. Olaka-Onyango and Deepika
Udagama, approved by the Sub-Committee in August 2000), at §15.
2
WTO Secretariat, Trade, Income Disparity and Poverty (June 2000) (a report
prepared by Dan Ben-David, Hakan Nordstrom and Alan Winters).
3
Hoekman В., Mavroidis P.C. Competition, Competition Policy and the GATT
// 17 World Economy 121 (1994), at 137-39.
4
См.: Доклад Европейского союза, представленный Генеральному совету
ВТО: EU, Prospects for the New Round', http://europa.eu.int/comm/trade/2000
round/prospnr.htm visited 10 October 2000).
11
В ходе переговоров на тех конференциях министров, которые
заканчивались неудачами, достижение соглашения нередко затруднялось тем, что развитые страны протестовали против допуска
на их рынки товаров из развивающихся стран по так называемым
демпинговым ценам, и настаивали на том, чтобы развивающиеся
страны вводили у себя стандарты социальной защиты населения и
охраны окружающей среды примерно на том же уровне, что и в
развитых странах. Поскольку введение таких стандартов неизбежно приводит к удорожанию производимых товаров и росту производственных расходов, развивающиеся страны протестуют против
этого, настаивая на том, что уровень стандартов — это область исключительных полномочий производящего государства.
В область полномочий ВТО входит определение торгового
права и права доступа на рынок; установление социальных стандартов и стандартов охраны окружающей среды не относится к
кругу ее ведения и регулируется специальными международными
соглашениями, а также решениями других международных организаций, как Международная организация труда, Всемирная организация здравоохранения, Программа ООН по окружающей среде
и другие. Прямой связи между этими двумя областями регулирования нет, и вопрос об этом постоянно дебатируется в ходе идущего сейчас так называемого раунда развития, начатого Декларацией
Конференции министров в Дохе в ноябре 2001 г.
Глобализация экономики ведет к свободному переливу капитала, перемещению производственных мощностей на территории,
где производственные затраты меньше, а продукция дешевле. Это,
в свою очередь, вызывает стандартизацию национальных законодательств, обобщаемых в нормах ВТО. Государства вынуждены
ограничивать свое суверенное право самостоятельно изменять режим импорта в ответ на изменение торговых потоков, независимо
от происхождения товаров. Это делает режим торговли любого
государства более предсказуемым, но менее гибким. Теперь уже
рынок, а не вмешательство государства, определяет судьбу национальной промышленности. Именно поэтому ВТО и ее органы
управления в последние годы стали подвергаться серьезной критике. Конференция министров ВТО в Сиэтле в 1999 г. должна была
дать старт новому раунду торговых переговоров с целью усовершенствовать и дополнить существующие соглашения ГАТТ и
12
ВТО. Конференция закончилась провалом, который в значительной степени объясняют массовыми протестами со стороны неправительственных организаций1, однако причина была не только в
них, а скорее в том, что создание одной только организации не
устранило причины, по которым ГАТТ перестало быть успешным,
а ВТО нуждалась в реорганизации деятельности2. Именно так и
был поставлен вопрос на следующей конференции, в Дохе в 2001 г.
Те, кто протестовал против введения высоких стандартов, выдвинули несколько аргументов. Один из них был старинный аргумент о нарушении международной организацией принципа государственного суверенитета. Поскольку дело касалось условий труда, т. е. положения населения, контраргументом стала императивная норма международного права о защите основных прав и свобод человека, которая преодолевает принцип государственного
суверенитета. История знает примеры, когда Совет Безопасности
ООН налагал санкции на государства за тяжелые нарушения прав
человека3. Однако массовые явления недостаточного обеспечения
трудовых прав никак не могут быть поставлены в ту же категорию
нарушений прав человека, что и массовые убийства, геноцид или
апартеид4. Общепризнано, что лишь запрет геноцида, пыток, рабства, расовой дискриминации могут быть квалифицированы как
обязательства jus cogens erga omnes. Даже если государство подписало и ратифицировало самые важные конвенции в области прав
человека, такие, как Пакты о правах человека 1966 г., Конвенцию
МОТ № 29, запрещающую принудительный труд5, Конвенцию
Bhagwati J. Coping with Antiglobalization — A Trilogy of Discontents // 81
Foreign Affairs 2 (2002); Das D.K. Debacle at Seattle — The Way the Cookie
Crumbled//34 J. World Trade 181-201, 195-197(2000).
2
Jackson J.H. The WTO Constitution and Proposed Reforms: Seven 'Mantras'
Revisited // 4 J. Int'l Econ. L. 67-78(2001).
3
Bennoune K. Sovereignty vs. Suffering? Re-Examining Sovereignty and Human Rights through the Lens of Iraq // 13 Eur. J. Int'l L. 243-262 (2002).
4
См.: Garcia F.J. The Universal Declaration of Human Rights at 50 and the
Challenge of Global Markets: Trading Away the Human Rights Principle // 2J
Brook. J. Int'l L. 51 (1999).
5
Convention concerning Forced or Compulsory Labour (ILO No. 29), 39
U.N.T.S. 55, (1930); Abolition of Forced Labour Convention (ILO No. 105),
320 U.N.T.S. 291, (1957). http://www.ilo.org/ilolex/english/convdisp1.htm.
1
13
МОТ № 138 о минимальном возрасте приема на работу1, средств
принудить государство исполнять свои обязательства немного.
В этих условиях в рамках ВТО возникла идея введения принудительных средств, которые связывали бы между собой свободу
торговли, охрану труда и защиту окружающей среды, а именно:
предоставить импортирующей стране право приостанавливать
действие контракта, если поставляемые товары или услуги произведены с нарушением минимальных стандартов. В настоящее время приостановление действия контракта возможно только в том
случае, если обнаружены недостатки в самом товаре. Оценка условий труда в иностранном государстве в целях предоставления товару доступа на рынок может квалифицироваться как нарушение
принципа государственного суверенитета.
В одном деле, рассматривавшемся органами разрешения споров ВТО, была сделана попытка обойти возможное обвинение в
нарушении принципа государственного суверенитета путем
утверждения, что эффект ошибочных действий на территории другого государства распространяется в пределы юрисдикции импортирующего государства. Это было дело США — запрет импорта
некоторых видов креветки и продуктов из креветки2. В другом
деле США — тунец и дельфины3 речь шла о праве США ограничивать импорт тунца из Мексики, поскольку мексиканские рыбаки
использовали для его добычи сети, в которых ежегодно погибало
до 300 тыс. дельфинов, в то время как конкурирующие с ними
американские рыбаки не имели права использовать такие сети, поэтому их труд был не так продуктивен.
1
Convention concerning Minimum Age for Admission to Employment (ILO
No. 138), 1015 U.N.T.S. 297, (1973); Convention concerning the Prohibition
and Immediate Action for the Elimination of the Worst Forms of Child Labour
(ILO
No.
182),
38
I.L.M.
1207
(1999),
http://www.ilo.org/ilolex/english/convdispl.htm.
2
WTO Appellate Body Report, United States — Import Prohibition Of Certain
Shrimp and Shrimp Products — Recourse to Article 21.5 of the DSU by Malaysia, AB-2001-4, WT/DS58/AB/RW (Nov. 6 1998).
3
http://www. american.edu/TED/TUNA.htm.
14
Еще в ГАТТ-1947 была статья XX, которая называлась «Общие
исключения» и которая не препятствовала сторонам принимать
защитные меры, необходимые, в частности, для защиты здоровья
человека, животных или растений; для сохранения исчерпаемых
природных ресурсов; запретительные меры в отношении импорта
товаров, произведенных заключенными в тюрьмах. Очевидно, что
данное положение не может быть применено без предварительной
оценки методов производства.
Приведенные положения ГАТТ долгое время оставались «в
дремлющем состоянии» и только время от времени применялись в
процессе разрешения споров, хотя не подвергались систематическому толкованию и не формулировались отчетливо. Всего за
1948–1994 гг. было представлено шесть дел, в которых введение
запретительных мер обосновывалось необходимостью охраны
окружающей среды или защиты здоровья человека:
— США — запрет импорта тунца и продуктов из тунца из Канады1;
— Канада — меры, затрагивающие экспорт необработанной
сельди и лосося2;
— Таиланд — ограничения на импорт и внутреннее налогообложение сигарет3.
Еще три дела против США не были приняты к рассмотрению.
После 1994 г. в Орган по разрешению споров ВТО поступило
три дела, в которых опротестовывались запретительные меры,
принятые по природоохранным соображениям:
— США — стандарты переработанного и обычного бензина4;
— США — запрет на импорт некоторых видов креветки и продуктов из креветки1;
United States — Prohibition of Imports of Tuna and Tuna Products from
Canada, BISD 29S/91, (Feb. 22, 1982)
2
Сanada – Measures Affecting Exports of Unprocessed Herring and Salmon,
BISD 35S/98 (Marc h 22, 1988)
3
Thailand – Restrictions on the Importation of and Internal Taxes on Cigarettes, BISD 37S/200 (Nov. 7, 1990)
4
United States – Standards for Reformulated and Conventional Gasoline,
WTO Case Nos. 2 and 4, Appellate Body Report adopted by DSB, WT/DS2/
AB/R (May 20, 1996)
1
15
— Европейский союз — меры, затрагивающие импорт асбеста
и асбестосодержащих товаров2.
Напомним, что в преамбуле Марракешского соглашения о создании ВТО в качестве цели было упомянуто устойчивое развитие
и охрана окружающей среды. В Марракешский пакет было включено также Решение Уругвайского раунда по вопросам труда и
развития, в соответствии с которым «проводимая политика не
должна противоречить поддержанию и обеспечению открытой,
недискриминационной и справедливой многосторонней торговой
системы, с одной стороны, и мерам, направленным на охрану
окружающей среды, а также на обеспечение устойчивого развития,
с другой». На основании данного Решения в рамках ВТО создан
Комитет по труду и развитию, в котором в качестве наблюдателей
работают неправительственные организации и который готовит
доклады к конференциям министров.
На конференции министров в Сингапуре в 1996 г. обсуждалась
необходимость включения в право ВТО положений о социальной
защите трудящихся либо основных стандартов труда. Однако переговорщики не смогли договориться об установлении связи между стандартами труда и правами трудящихся. Переговоры завершились принятием заявления о том, что «компетентным органом
для принятия таких стандартов и введения их в правовую систему
является Международная организация труда»3. На конференции
министров в Сиэтле была сделана попытка создать Комитет по
труду и торговле, однако разногласия между представителями развитых стран относительно того, как можно юридически трактовать
право на труд и на охрану окружающей среды; отсутствие единства между развивающимися странами по вопросу об установлении связи между трудом, торговле и охраной окружающей среды,
United States – Import Prohibition of Certain Shrimp and Shrimp Products,
Appellate Body Report adopted by DSB, WT/DS58/AB/R (Nov. 6, 1998)
2
European Communities – Measures Affecting Asbestos and AsbestosContaining Products, Appellate Body Report adopted by DSB, WT/DS135/
AB/R (Apr. 5, 2001)
3
Singapore Ministerial Declaration WT/MIN(96)/DEC at para. 4, adopted at
the WTO Ministerial Conference (Dec. 9–13, 1996).
1
16
как и массовые беспорядки антиглобалистов, не позволили принять решение.
Не удивительно, что Декларация Конференции министров в
Дохе содержит целый ряд уступок развивающимся странам, которые сопротивлялись проведению в жизнь Марракешских соглашений, так как не только не видели выгод от них, но и не ощущали
возрастания своей доли в мировой торговле. В положениях о новой
«Рабочей программе» Декларация, принятая в Дохе, говорит о
«нуждах и интересах развивающихся стран», которые должны
стать «центром новых торговых переговоров». В Декларации также говорится о том, что «открытая и недискриминационная многосторонняя торговая система» и «охрана окружающей среды и содействие устойчивому развитию» должны развиваться таким образом, чтобы поддерживать друг друга. Национальные меры, направленные «на защиту жизни или здоровья человека, животных или
растений», если они отвечают определенным условиям, должны
соблюдаться. Участники Декларации намерены также поддерживать работу Международной организации труда «над социальными
параметрами глобализации».
В 1988 г. жюри, рассматривая дело Канада — меры, затрагивающие экспорт необработанной сельди и лосося1, признало рыбные запасы «исчерпаемым природным ресурсом».
Более пристальное внимание данная проблема привлекла, однако, после создания, уже в рамках ВТО, Органа по разрешению
споров по делу об импорте креветки в США, которое уже упоминалось. В деле о креветках Орган по разрешению споров признал,
что виды животных или растений, которым грозит исчезновение,
могут рассматриваться как исчерпаемый природный ресурс, и что
импортирующая страна может иметь право накладывать ограничения на их импорт с целью сохранения таких видов, даже если они
находятся за пределами юрисдикции этой страны. Это решение
привело к появлению более разнообразных критериев правомерности ограничений импорта в отношении товаров, произведенных
теми или иными методами.
Canada – Measures Affecting Exports of Unprocessed Herring and Salmon,
L/6268 - 35S/98 (Mar. 22, 1988).
1
17
К сожалению, следующая Конференция министров, в Канкуне
в 2003 г. вновь окончилась провалом из-за того, что «Группа 21» с
Китаем, Индией и Бразилией во главе, не сумев настоять на отмене
подготовленной повестки дня (об инвестициях и правилах конкуренции) и замене ее на вопрос о субсидиях сельскому хозяйству,
покинула Конференцию.
Таким образом, процессы, происходящие внутри ВТО и в ее
отношениях с государствами-членами, различаются: развитие системы органов разрешения споров в общем довольно успешно, хотя иногда говорят об опасности нарушения баланса политической
и юридической «властей» в ВТО, серьезной опасности для системы
ВТО это нарушение баланса не составляет.
В то же время события, развернувшиеся вокруг нескольких неудачных конференций министров, показывают, что изменения в
мировой системе торговли, ставшие результатом преобразования
ГАТТ в ВТО, не принимаются всем мировым сообществом. В
сущности, страны, которые в целом относятся к импортерам и которые условно можно назвать менее развитыми, чем группа «золотого миллиарда», в ГАТТ имели более выгодные условия; ВТО
оказалась орудием, с помощью которого «золотой миллиард» пытается обеспечить окончательную победу либерализма в мировой
торговле. Их недовольство привело к кризису ВТО в конце 1990-х
годов. В ходе «раунда развития», начатого в Дохе, предпринимаются трудные попытки наладить эффективное сотрудничество.
18
Скачать