выдающийся кавказовед Е.Г.Вейденбаум

advertisement
С.В. Боглачев
УРОЖЕНЕЦ КОЛОМНЫ – ВЫДАЮЩИЙСЯ КАВКАЗОВЕД
Е.Г. ВЕЙДЕНБАУМ
Жизнь Евгения Густавовича Вейденбаума (1845-1918) делится на два периода –
петербургский (1845-1868) и кавказский (1868-1918). Родной Петербург дал ему
фундаментальное научное образование, подготовил к серьезной исследовательской
деятельности. Затем целых полвека петербуржец Е.Г. Вейденбаум посвятил изучению
Кавказа.
Выдающийся кавказовед родился 9 ноября 1845 года в многодетной семье
петербургского врача, лютеранина Карла-Густава Вейденбаума.
Его дед Густав-Карл Михайлович Вейденбаум (1770 - 1845), уроженец города-замка
Феллин, Лифляндской губернии (ныне – город Вильянди, Эстония). В 1818-1820 гг.
служил камердинером в комнатах Вел. кн. Александры Федоровны, супруги Вел. кн.
Николая Павловича. В 1822 г. Вейденбаум числился камердинером в чине тафельдекаря
его двора. Затем он был камердинером императрицы. В 1834 г. ему было отведено в
Царском Селе место для постройки дома и выдано для этого 30 тысяч руб. Скончался он в
феврале 1845г. и был похоронен на Смоленском евангелическом кладбище.1
Отца Евгения Густавовича Вейденбаума лютеранина Карл-Густава (ок.1801-ок.1867),
иногда именовали Густавом Густавовичем. В его послужном списке было записано, что
происходит он «из обер-офицерских детей». Образование Густав Вейденбаум получил в
Медико-хирургической академии и по ее окончании в 1823 г. был удостоен звания лекаря
2-го отделения и был определен на службу при Петербургском морском госпитале. С 1829
г. он служил в 20-м экипаже Балтийского флота в Кронштадте и через год был перемещен
в 9-й флотский экипаж, а в 1832 г. - во 2-й ластовый экипаж Вскоре штабс-хирургу
Вейденбауму было поручено заведовать лазаретом при Петербургских морских
арестантских ротах. В 1836г. он был перемещен в лазарет «Арестантской башни». Так
называлась кольцеобразное трехэтажное здание флотской тюрьмы, которое находилось в
«Новой Голландии».
В 1835 г. Густав Вейденбаум, помимо военной службы, был определен репетитором
при Институте повивального искусства с родильным госпиталем (наб.Фонтанки, 148),
покровительницей которого была Вел. кн. Елена Павловна. В 1837 г. был определен
преподавателем при этом институте и он получил патент на право заниматься
самостоятельной акушерской деятельностью. В 1840 г. он был определен врачом для
бедных в 4-й Адмиралтейской части города (район Коломны). В августе 1848 г. по
собственному прошению доктор был уволен от службы в Повивальном институте. В
ноябре 1848 г. его произвели в надворные советники, а в следующем году назначили
младшим городским акушером Петербурга. Но в 1850 г. Вейденбаум вернулся к
должности врача лазарета Арестантской башни и служил здесь в последующие годы. 2
12 декабря 1834 г. штабс-хирург Карл-Густав Вейденбаум в кирхе Св. Анны был
повенчан с девицей Иоганной-Христианой Винтер, дочерью покойного петербургского
аптекаря Иоганна-Христиана Винтера. Детей, пять сыновей и трех дочерей, крестили в
РГИА. Ф.472. Оп.1. 1827 г. Д.292.; Оп.2. 1834 г. Д.584. Петербургский некрополь: в 4т./сост. В.И. Саитов.
СПб. Т.1. 1912.С.396; Серков А.И. Русское масонство. М.2001. С.168.
2
РГИА. Ф.1343. Оп.18 Часть1. 1855г. Д.1194.
1
той же лютеранской церкви Св.Анны. Четвертый сын Евгений-Фридрих-Вильгельм фон
Вейденбаум родился 9 ноября 1845г. и, из-за сильных морозов, был крещен на дому.3
В 1840-х годах врач для бедных 4-й Адмиралтейской части проживал с семьей на
набережной Фонтанки, в доме купца Ипполитова(ныне – наб.р.Фонтанки, д.151/32), у
самого Египетского моста. Вероятно, что в этом доме и родился Евгений Вейденбаум.
Около 1850 года, когда старшие сыновья пошли учиться в Пятую городскую
(Аларчинскую) гимназию, семья переехала в квартиру доходного дома Максима Самуса
(ныне - Английский пр., 25), который находился почти рядом с гимназией.4
Евгений Вейденбаум учился в гимназии в 1855 – 1862 гг. В конце 1850-х в семью
пришло горе - скончалась мать и младшая сестренка. Отец стал вдовцом с детьми,
которых надо было пристроить. Он снял более дешевую квартиру в доме Ипполитова по
Могилевской ул. (ныне- Лермонтовский пр.,32/151). При отличном поведении, Евгений
Вейденбаум прошел полный курс обучения в гимназии, и на испытании в мае-июне 1862
г. показал следующие успехи: в законе Божьем, физике, естественных науках, истории,
географии, латинском и немецком языках – весьма удовлетворительные, а в русской
словесности, математике, французском языке и рисовании – удовлетворительные и был
награжден серебряной медалью.5
Успешно завершив гимназическое
образование, Вейденбаум решил
поступить в столичный университет,
который тогда считался лучшим высшим
учебным заведением империи. 31 августа
1862 г. он подал заявление в правление
университета: «Желая слушать лекции по
Физико-математическому факультету,
разряда естественных наук, прошу Вас
зачислить меня в число студентов СанктПетербургского университета».
Он был зачислен в платные студенты,
однако спустя два месяца подал прошение,
где указал, что «не имея средств вносить плату, установленную за слушание лекций в
университете, прошу освободить меня от оной; при сем представляю свидетельство о
недостаточности моего отца». Свидетельство гласило: «Дано сие от МедикоФилантропического Комитета Императорского Человеколюбивого Общества служащему
в ведомстве сего Комитета врачом для бедных… Густаву Густавовичу Вейденбауму в том,
что он… вдов, имеет пять сыновей и двух дочерей; из коих сыновья Евгений и Густав и
одна дочь находятся при нем, на полном его содержании, а прочие дети также нуждаются
еще в его помощи; что никакого имения у него нет, что он, сверх незначительной пенсии...
РГИА. Ф.1343. Оп.18. Д.1194;Венгеров С.А. Критико-биографический словарь русских писателей и
ученых. Т.5. СПб. 1897. С.270.
4
Цылов Н.И. Городской указатель на 1849 год. СПб. 1849. С.89; Городской указатель на 1850 год. СПб.
1849. С.75; Матвеев В.М. Санкт-Петербургский путеводитель. 1854 год. СПб. 1853. С.54; Цылов Н.И.
Описание улиц и фамилии домовладельцев в 1863 году. СПб. 1863. С.8-9.
5
ЦГИА СПб. Ф.14. Оп.5. Д.2301; Список окончивших курс в Пятой Санкт-петербургской гимназии.18511870. СПб. 1870. С.5-6; Радонежский А. Исторический очерк Пятой Санкт-петербургской гимназии.18451873.СПб.1874.С.151; Иванов К.А. 50-летие Пятой Санкт-петербургской гимназии.1845-1895. СПб.1896.
Приложение.С.10.;
3
А посему коллежский советник Вейденбаум не имеет никакой возможности уплачивать за
слушание сыном его Евгением лекций в здешнем Университете…». Правление
университета приняло решение «освободить Евгения Вейденбаума от платы за слушание
лекций в университете, учитывая при этом его успехи в науках». 6
Еще студентом Вейденбаум стал заниматься научно-литературной деятельностью,
которая позволяла заработать небольшие деньги. Он взялся за составление зоологического
отдела в «Настольном словаре для справок по всем отраслям знаний» под редакцией
известного просветителя Ф.Г. Толля, бывшего каторжанина-«петрашевца». Этот словарь в
трех томах или 12 выпусках, которые выходили в 1863-1864 годах, содержал объяснения
около 100 тысяч слов и понятий. Евгению помогал младший брат Густав, который в 1864
г. тоже поступил в университет, по разряду естественных наук. Братья Вейденбаум, кроме
зоологических статей, поместили в словаре ряд статей и по другим отраслям
естественных наук.7
В сентябре 1866 г. студент Вейденбаум получил свидетельство правления
университета: «Предъявитель сего выслушал полный курс наук по естественному разряду
физико-математического факультета, при поведении весьма хорошем, а 7 сентября 1866 г.,
согласно прошению, уволен из студентов для держания окончательного экзамена (на
звание кандидата естественных наук)». Подготовка к экзамену, т.е. своеобразная
аспирантура, заняла три года.
В 1867 г. Вейденбаум впервые посетил Кавказ и на всю жизнь полюбил его. Свою
кандидатскую работу он посвятил изучению кавказской зоогеографии и с этой целью
побывал в разных частях Кавказа. Весной 1869 г. Евгений Вейденбаум успешно сдал в
университете кандидатский экзамен, представив диссертацию «Свод зоогеографических
сведений о Кавказе. Mammalia (т.е.млекопитающие)» и получил соответствующий диплом
кандидата естественных наук. С осени 1868 г. и во время сдачи кандидатского экзамена Е.
Вейденбаум жил «у родственников», в угловом доме 171/7 по набережной Фонтанки.
Рукопись кандидатской работы с положительным отзывом одного из профессоров
университета, не была напечатана, и хранилась в личном архиве Вейденбаума до конца
его жизни. Продолжение зоологическая тема в его дальнейшем творчестве не нашла. Его
увлекли иные интересы – исторические и этнографические.8
Так как найти хорошо оплачиваемую работу по специальности было довольно
сложно, то в 1870 г. Вейденбаум определился на частную службу в город Николаев
Херсонской губернии – инспектором местного филиала Всероссийского страхового
товарищества «Саламандра». На дверях или стенах застрахованных зданий прибивались
цинковые бляхи с изображением саламандры и девизом «Горю, но не сгораю».
Неинтересная и суетная работа по составлению страховых полисов приносила довольно
хороший заработок.9
Чтобы не терять научной квалификации, Вейденбаум продолжал систематическое
изучение Кавказа, уделяя больше внимания его истории и этнографии. Одна из его первых
статей, посланная и опубликованная в газете «Санкт-Петербургские ведомости»
ЦГИА СПб. Ф.14. Оп.5. Д.2301.
. Венгеров С.А. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых. Т.5. СПб. 1897. С.270.
8
ЦГИА СПб. Ф.14. Оп.5. Д.2301; Барнавели Э.Г. Документальное наследие Е. Г. Вейденбаума
//Археографический ежегодник за 1978 год. М. 1979. С. 258-264. (далее Барнавелли. указ.соч.…)
9
Меликсет-Беков Л.М. Евгений Густавович Вейденбаум как кавказовед //Известия Кавказского Музея.
Т.XII.1919. Тифлис. С.1-17.(далее Меликсет-Беков, указ.соч.)
6
7
называлась «Ученая деятельность на Кавказе» (1871, № 352). Однако газетные рамки
были слишком тесны. Поэтому в 1871 - 1873 гг он начал печататься в новом научном,
критико-библиографическом журнале «Знание», с которым активно сотрудничал его
младший брат Густав. Здесь Евгений публикует ряд заказных рецензий на различные
новые издания.10
Осенью 1872 г. в столичном журнале появляется первый его исследовательский очерк
«Кавказские амазонки: материалы для древней этнографии Кавказа», в которой автор
развенчивает миф об амазонках и излагает свою версию его возникновения у древних
географов. Полемизируя с древними и современными авторами, уверенных в
существовании кавказских амазонок, он заявляет, что древние греки ошибочно принимали
азиатских кочевников за женщин-воительниц. Он уверен, что: «Характерные признаки
народов, населяющих в настоящее время среднюю Азию и известных под общим именем
монгольских, знакомы каждому: они состоят в отсутствии бороды, сильном развитии
скуловых костей и в сходстве мужчин и женщин как одеждою и ухватками, так и общей
формой тела». А посему «отсутствие бороды и длинные волосы, заплетенные в косы, у
кочевников» – вот истинная причина появления предания о женщинах-воительницах. По
этой причине и «произошло предание об амазонках кавказских, в то время когда
прикавказские степи и народы, занимавшие их, были известны грекам только по темным
сбивчивым слухам, представляющим тесную смесь истины с вымыслом».11
В 1874 г. Вейденбаум обратил внимание на Кавказский отдел Императорского
Русского Географического общества (КО ИРГО), деятельность которого отвечала
направлению его научных интересов. Первые две научные статьи появились в третьем
томе «Известий» этого отдела. Одна называлась «К истории Казбекских завалов», другая –
«Заметка о кавказских каменных орудиях». Благодаря этим статьям, Е. Вейденбаум в
следующем году был включен в список членов-сотрудников КО ИРГО. В 1878 г. в
«Известиях» общества была опубликована замечательная статья «Священные рощи и
деревья у кавказских народов» о культе деревьев у народов Кавказа, за которую автору
была присуждена серебряная медаль Императорского Русского Географического
общества. Тогда же Вейденбаум был избран в действительные члены КО ИРГО.12
31 мая 1877 г. Вейденбаум был прикомандирован к Кавказскому Горскому
Управлению в Тифлисе. Тогда же он получил назначение на должность начальника
отделения Кавказского Горского Управления, где прослужил четыре года.13
В это же время, 1877-1881 годах, Вейденбаум начинает публиковаться в известной
частной газете «Кавказ». Здесь он печатает социально-критические статьи, выказывая себя
писателем либерального направления, критические рецензии на работы, посвященные
изучению Кавказа, путевые заметки. Следует отметить, что Вейденбаума вдохновил
пример кавказоведа Николая Карловича Зейдлица (1831-1907), уроженца Риги и
выпускника Дерптского университета, который удачно сочетал занятия кавказоведением с
государственной службой.
Барнавелли. указ.соч.
Вейденбаум Е.Г. Кавказские амазонки: исследование//Знание. 1872. №9-10.
12
Загурский Л.П. Отчет о состоянии Кавказского отдела Императорского Русского Географического
общества от 1878 года до конца 1882г. Тифлис. 1883. С.38, 40, 53-54.
13
Меликсет-Беков, Указ.соч.
10
11
К 1880 г. Вейденбаум познакомился с кавказским историком Дмитрием Захаровичем
Бакрадзе (1827-1890), член-корреспондентом Петербургской Академии наук. Этот сын
священника в 1851г. окончил Московскую Духовную Академию со степенью кандидата
богословия, служил в Синодальной конторе на Кавказе, а с 1870-х гг. состоял постоянным
членом Кавказской Археографической Комиссии. В актах этой комиссии он поместил
капитальное исследование «Кавказ в древних памятниках христианства». По инициативе
Бакрадзе в Тифлисе при Сионском соборе было организовано «Древлехранилище»,
церковно-исторический музей, заведующим которого он состоял.
В 1881 г. Бакрадзе и Вейденбаум, которых объединял общий интерес к древней
истории Кавказа, стали в Тифлисе основателями нового Кавказского общества истории и
археологии. В следующем году Бакрадзе и Вейденбаум приступили к изданию в Тифлисе
сборника «Известия Кавказского общества истории и археологии». Вышло всего два
выпуска, в 1882 и 1884 годах. Статей Вейденбаума в них не было, но он выполнял
функции редактора и переводчика.
Кавказское общество истории и археологии приняло самое деятельное участие в
подготовке и работе Пятого археологического съезда, который состоялся в Тифлисе в
сентябре 1881 года. Съезд был посвящен проблеме комплексного изучения Кавказского
региона и вопросам развития восточной археологии. Для этого съезда Вейденбаум и Н.К.
Зейдлиц сделали совместный доклад «Кавказские пещеры». На съезде Вейденбаум
познакомился со многими выдающимися археологами России, включая графа А.С. и
графиню П.С. Уваровых, а также кавказоведа Е.Д. Фелицына, с которыми состоял позднее
в переписке.14
В 1881 г. Вейденбаум был переведен на должность в Кавказское Военно-народное
управление. А в 1883 г., по случаю преобразования управления, надворный советник
Вейденбаум был назначен начальником 2-го отделения Канцелярии
Главноначальствующего по военно-народному управлению Кавказского края. В этой
должности он состоял до 1890 года.15
В 1880-х гг. Вейденбаум стал составлять личную рабочую картотеку
«Биографический словарь кавказских деятелей», которую постоянно пополнял и
использовал в своей исследовательской деятельности. К концу его жизни она насчитывала
12 544 карточки. Это было собрание сведений о многих связанных с Кавказом
общественных, политических и военных деятелях и литераторов XIX века. Иногда эти
биографические сведения очень краткие, порой – пространные сообщения с
любопытными подробностями, в том числе и анекдотическими, о жизни выдающихся
деятелей. Все справки обязательно снабжены библиографическими ссылками на
источники.
Среди них, довольно подробна биографическая справка о генерал-майоре Владимире
Дмитриевиче Вольховском (1798-1841), царскосельском лицеисте 1-го выпуска,
декабристе и друге А.С. Грибоедова. Персидская и турецкие кампании 1826-1829 гг.,
события в Польше 1831г. были освещены в его переписке, которая хранилась в личном
архиве Вейденбаума. В архиве Вейденбаум имелись также биографические справки об
А.С. Грибоедове, о декабристах М.И. Пущине, В.К. Кюхельбекере, П.А. Бестужеве, поэтеБарнавелли. указ.соч.; Императорское Московское археологическое общество в первое 50-летие его
существования(1864-1914). Т.2 Биографический словарь членов общества. М. 1915. С.62-63.
15
Меликсет-Беков, указ.соч.; Кавказский календарь на 1885 год. Тифлис. 1884. С.7.
14
декабристе А.А. Бестужеве-Марлинском. Не страшась запретов цензуры, Вейденбаум был
первым кавказоведом, который пристально интересовался судьбами декабристов и
некоторых поляков, сосланных на Кавказ. Небезынтересны сведения о царственных
особах и владетельных князьях Грузии, о кавказских наместниках, о генералах А.П.
Ермолове и И.Ф. Паскевиче. К картотеке прилагались гравюры и фотоснимки. Картотека
послужила основой для многих биографических статей, написанных Вейденбаумом.16
В феврале 1887 г., Главноначальствующий гражданской частью на Кавказе, генераладъютант князь Александр Михайлович Дондуков-Корсаков (1820-1893) поручил
Вейденбауму составить «Путеводитель по Кавказу». Эта книга, напечатанная в Тифлисе в
1888г., состояла из двух отделений. В первом отделении были помещены очерки о
границах края, административном делении, об орографии (т.е. описание рельефа) и
гидрографии, о климате и природе, о промышленности и пр. В конце отделения были
приведены очерк этнографии и исторические очерки «Распространение русской власти на
Кавказском перешейке», «Колонизация Кавказского края и казачество», «Мюридизм и
Кавказская война».
Во втором отделении книги, которое называлось «Маршруты и описание главнейших
пунктов Кавказского края» были помещены подробные изложения девяти маршрутов с
описанием важнейших селений, находящихся на них и исторических
достопримечательностей. Путеводитель украшали 12 иллюстраций, исполненных по
оригиналам тифлисского художника Владислава Стаховского (1852-1932) , выпускника
Академии художеств и друга Василия Сурикова.17
В феврале 1890 г., после смерти Бакрадзе, председателем Комиссии для окончания
сословно-поземельного вопроса в частях Кавказского края военно-народного управления
был назначен Вейденбаум, который исполнял указанную должность до 1898 г., когда уже
имел чин действительного статского советника.18
Еще в 1883 и 1890 гг. Вейденбаум председательствовал на заседаниях Главного
народного суда Закатальского округа, Тифлисской губернии, а начиная с 1894 г. он
многократно избирался почетным мировым судьей Тифлисского окружного суда.
Почетный мировой судья исполнял свои обязанности на общественных началах, не
получая содержания от государства «на содержание и расходы по своей должности».
Вейденбаум исполнял эту общественную должность в 1894-1900 гг., 1906-1912 гг. и с
1915 по 1917 годы.19
В 1898 году, вследствие преобразования Сословно-поземельной комиссии,
действительный статский советник Вейденбаум был откомандирован в распоряжение
Тифлисского губернатора и вскоре был назначен членом-делопроизводителем
Тифлисского губернского по крестьянским делам присутствия. В этой должности он
находился до 1904 года.20
В 1904 г. Вейденбаум был официально назначен председателем Кавказской
Археографической Комиссии и занимал эту должность до 1905 года. Он руководил
многообразной деятельностью комиссии в качестве «известного знатока истории и
Барнавели Э.Г. Богатейший источник разнообразных сведений: обзор архива историка Е.Г. Вейденбаума,
хранящегося в Институте рукописей им. Кекелидзе//Литературная Грузия.1979г. №8. стр. 140-145.
17
Вейденбаум Е.Г. Путеводитель по Кавказу. Тифлис. 1888. – 434с.
18
Меликсет-Беков, Указ.соч.
19
Меликсет-Беков, Указ.соч.; Тифлисский Настольный календарь на 1899-1903 годы. Тифлис.1898-1902.
20
Меликсет-Беков, Указ.соч.; Евгений Густавович Вейденбаум. К 150-летию со дня рождения//Пушкинский
текст: сборник статей научно-методического семинара «Textus». СПб-Ставрополь.1999. Вып.5. С.154-155.
16
библиографии Кавказа».21 Он принял деятельное участие в издании XII-го тома актов
КАК, и приступил к подготовке материалов XIII-го тома, который должен был рассказать
о периоде кавказского наместничества Вел. кн. Михаила Николаевича в 1862-1881 годах.
В политически сложном 1905 г. ученый оставил должность председателя КАК, став
членом Совета наместника. Но в 1914 г. на него было возложено общее руководство и
наблюдение за деятельностью КАК. Однако в это сложное, военное время издать XIII-й
том не удалось. Архивные материалы этого тома ныне хранятся в личном фонде
Вейденбаума в Тбилиси.
В 1898-1899 гг. Вейденбаум принял участие в создании сборника Военноисторического отдела при штабе Кавказского военного округа, получившего название
«Исторический очерк кавказских войн от их начала до присоединения Грузии. К столетию
занятия Тифлиса русскими войсками 26 ноября 1799 года».
Он написал очерк о закавказском походе графа Готлиба-Курта-Генриха Тотлебена в
1769-1771 гг. Сборник вышел в конце 1899 года. В предисловии к книге было сказано:
«Военно-исторический отдел, приступая к изданию «Очерка Кавказских войн от их начала
до присоединения Грузии», желал только отметить историческое значение дня 26-го
ноября 1799 года, когда русские войска, по воле своего верховного вождя, великодушно
отозвавшегося на призыв последнего царя Грузии, перешли через Кавказские горы и
вступили в Тифлис для спасения верного народа. С того дня русские не покидали более
Закавказья. Неизмененный ход событий, упразднив грузинский престол и водворив
порядок и благоденствие в стране, где в течение столетий не умолкал гром оружия,
призвал народы Грузии и всего Кавказа к новой жизни, к мирному общению с
образованным миром, под защитой русской державы».
Кроме этого, Вейденбаум, совместно с В.А. Потто, Н.С. Аносовым и В.И. Томкеевым,
принял участие в составлении очерка «Время Кнорринга, Цицианова и Гудовича. От
договоренности о присоединении Грузии к России между царем Ираклием и императором
Павлом I до присоединения Ширванского ханства и назначения главнокомандующим
генерала Тормасова. 1801-1809 годы», который вошел в I-й том юбилейного издания
«Утверждения русского владычества на Кавказе: К столетию присоединения Грузии к
России» (Тифлис,1901г.), под редакцией В.А. Потто.22
В 1900 г. два тифлисских журналиста и издателя - Абгар Иоаннисиани и С. ТерИсраелян выступили с инициативой создания большой серии под названием
«Кавказоведение – история, этнология, путешествия и литература» под редакцией
Вейденбаума. Уже весной 1901 г. в Тифлисе был издан 1-й выпуск под названием
«Кавказские этюды. Исследования и заметки Вейденбаума», куда были включены его
лучшие статьи и заметки последних лет по истории Кавказа. В сборник входило семь
очерков и восемь заметок. Это были крупные очерки: «Большой Арарат и попытки
восхождения на его вершину», «Священные рощи и деревья у кавказских народов», «От
Батума до Артвина», «Закавказский поход графа Тотлебена в 1769-1771 годах», «Граф
Павел Сергеевич Потемкин», «Ермолов и Паскевич» и «О пребывании Пушкина на
Кавказе в 1829 году», а также небольшие заметки: «Арест Грибоедова», «Александр
Бестужев на Кавказе», «Кавказ в русской поэзии», «Полковник Ф.И. Гене», «Бергенгейм и
Меликсет-Беков, Указ.соч.;Кузьминов П.А. Эпоха реформ 50-70-х годов Х!Х в. у народов Северного
Кавказа в дореволюционном кавказоведении. Нальчик. 2009. С. 38-71.
22
. Меликсет-Беков, Указ.соч.
21
Гордеев», «Первая грузинская газета», «В.Т. Нарежный и его кавказский роман» и
«Проделки на Кавказе».
Одним из первых Вейденбаум провел литературоведческий анализ скандального
романа «Проделки на Кавказе», который вышел в 1844 году. Хотя роман вышел под
мужским псевдонимом Е. Хамар-Дабанов, полиция быстро установила, что автором
является женщина - Екатерина Петровна Лачинова, жена генерала. Вейденбаум, пожалуй,
первым усомнился в том, что Лачинова написала роман сама. «Судя по содержанию
книги, - писал Вейденбаум, - нельзя допустить, чтобы Е.П. Лачинова могла написать ее
без сотрудничества или помощи лица, хорошо знакомого как с мелочными подробностями
военных действий на Кавказской линии, так и с составом ставропольского военного
общества». В итоге, Вейденбаум сделал вывод о том, что брат мужа писательницы Евдоким Емельянович Лачинов был не только прототипом главного героя романа
Александра Пустогородова, но и соавтором Екатерины Петровны. Вейденбаум не без
основания считал, что «многие страницы повести носят слишком явные следы мужского
пера».
В другой заметке Вейденбаум утверждал, что «Кавказ вошел в моду в русском
обществе с легкой руки Бестужева-Марлинского».23
Хотя сборник «Кавказские этюды» пользовался большим успехом у читателей, серия
«Кавказоведения» не получила своего продолжения и после 1-го выпуска прекратила свое
существование.
В марте 1903 г. Вейденбаум послал издателю известного исторического журнала
«Русская старина» В.А. Бильбасову рукопись очерка «Декабристы на Кавказе в 1829
году». Труд был написан на основе уникальных архивных дел штаба Отдельного
Кавказского корпуса, хранящихся в Тифлисе, а также различных сведений, собранных
автором.
В ответном письме от 22 апреля 1903 г. Бильбасов сообщал Вейденбауму: «…от
Ваших «Декабристов на Кавказе» нельзя оторваться – я прочел их залпом, до того
интересны сообщенные Вами подробности… Я вполне убежден, что Ваши декабристы
сослужат добрую пользу исторической науке». Спустя день Бильбасов написал: «…вчера
приходил ко мне Н.Ф. Дубровин. Он в восхищении от «Декабристов на Кавказе» и желает
поместить их уже в июньской книге «Русской старины» на этот год…». В июньской
книжке «Русской старины» был напечатан блестящий и весьма смелый по тем временам
очерк Вейденбаума, который вызвал одобрение многих прогрессивно настроенных
современников.24
Спустя 10 лет, в 1913 г., в октябрьской книжке того же журнала был опубликован
другой очерк «Присяга А.П. Ермолова императору Николаю I» (Русская старина.1913.
октябрь. С.26-34), в котором снова на основе архивных документов проясняются
обстоятельства принятия генералом Ермоловым и его войсками присяги новому
императору в декабре 1825 года и опровергаются связанные с этим всяческие домыслы и
мифы.
Как известно, последним произведением в творчестве Л.Н. Толстого стала повесть
«Хаджи-Мурат», которая при жизни писателя так и не вышла в печать. Первый набросок
Вейденбаум Е.Г. Кавказские этюды. Исследования и заметки. Тифлис. 1901. - 320с.
Барнавелли. Указ.соч.; Вейденбаум Е.Г. Декабристы на Кавказе в 1829 г.//Русская старина. 1903. Т.114.
№6(июнь). С. 481–502.
23
24
этого произведения датируется серединой августа 1896 года. Работа давалась писателю с
большим трудом, сведения о своем герое Толстой черпал из многочисленной переписки с
корреспондентами, которые по его просьбе собирали нужную информацию о ХаджиМурате и его времени. К 1901 г. существовало восемь незавершенных редакций этой
повести. Лето 1902 г. в истории создания "Хаджи - Мурата" стало временем, когда, будучи
в Ясной Поляне, Толстой продолжал уяснять для себя сцены и планы произведения,
создавал новые отрывки. В конце июля 1902 г. он записал в своем «Настольном
календаре»: "Работаю охотно "Хаджи-Мурата" - все с начала". 6 августа началась десятая
редакция повести, близкая к окончательному варианту. Последующие полтора месяца
считаются самым плодотворным периодом работы Толстого над «Хаджи – Муратом».
В дни активного и напряженного написания повести Толстой решил обратиться с
просьбой к жившему в Тифлисе Вел. кн. Николаю Михайловичу (1859-1919), внуку
императора Николая I. В письме от 20 августа 1902 г. писатель сообщал ему: "Теперь же я
занят окончанием давно начатого и все разрастающегося одного эпизода из кавказской
истории 1851, 52 годов. Не можете ли вы помочь мне, указав, где я мог бы найти
переписку Николая I и Чернышева с Воронцовым за эти года, так же, как и надписи
Николая I на докладах и донесениях, касающихся Кавказа этих годов?".
Николай Михайлович, генерал, живший в Тифлисе и командовавший гренадерской
дивизией на Кавказе, ответил Толстому 5 сентября 1902 г.: «…Я собирал справки на
заданные вами исторические вопросы. Чтобы собрать сведения, я обратился к лучшему
знатоку кавказской старины и архивов Евгению Густавовичу Вейденбауму». К письму
были приложены две записки в адрес Великого князя от Вейденбаума. Одна из них,
датированная 1 сентября 1902 г., сообщала: «…Для исполнения желания графа Л.Н.
Толстого ознакомиться с перепискою Воронцова с Чернышевым и с резолюциями
императора Николая I на донесениях или докладах князя Воронцова необходимо иметь
более точные указания относительно времени и предмета, к которым письма и доклады
относятся, так как в (тифлисских) архивах документы распределены по годам и
отдельным делам. Судя по газетным извлечениям, граф Л.Н. Толстой занят теперь
обработкой биографии Хаджи-Мурата. Много документов об этом шамилевском наибе
напечатано в X-м томе актов Кавказской Археографической Комиссии». Этот том
"Актов" был издан по архивным материалам Главного Управления наместника
Кавказского и охватывал период наместничества М.С. Воронцова (1845-1854 гг.). Как раз
в это время на Кавказе служил юнкером молодой Лев Толстой.
Исходя из этой записки Вейденбаума, Николай Михайлович тогда же писал Л.Н.
Толстому: «Как только вы сообщите мне эти указания, я не замедлю их передать
Вейденбауму, и копии будут вам немедленно доставлены в Ясную Поляну или в то место,
какое вы нам укажете. Прошу пользоваться мною вовсю, и я сделаю всё, что только будет
от меня зависеть для быстрейшего удовлетворения вашего желания». В ответном письме
от 11 сентября 1902 г. Толстой указал доклады, донесения и резолюции со времени
назначения Воронцова в 1845 году и до 1852 года, а также просил прислать X-й том
"Актов".
В этот же день Толстой получил письмо от В.В. Стасова, библиотекаря Публичной
библиотеки в Петербурге, который писал: «…1. Это издание (X-й том актов КАК) состоит
из подлинных документов, в высшей степени важных и интересных, из них многие были
прежде "секретные", но теперь напечатаны во всеобщее известие. Это все рапорты и
отношения высших кавказских начальников, генералов, фельдмаршалов и наместников -
то военному министру, то самому императору, и с ответами то военного министра, то
императора через кого-либо из высших властей.
2. Здесь рассеяна на бесконечном множестве страниц вся история Хаджи-Мурада,
начиная с его выступления на сцену в 1841 году.
3. Здесь есть известия о судьбе его отца и двух братъев также говорится о том, как
мать вступилась за Хаджи-Мурада перед Шамилем (октябрь 1851); как он рассказывает
про свою мать, сестру, жен, четырех дочерей и т.д.
4. Подробная история ссоры Хаджи-Мурада с Шамилем.
5. Любопытная история о похищении (в марте 1847 г.) мехтулинской ханши Нух-Бике
из русской власти.
6. Наконец тут же я читал множество подробностей, иногда живописных, о
сражениях, где участвовали то Шамиль, то Хаджи-Мурад.
7. Подробный рассказ о том, как Хаджи-Мурад стал ненавидеть (и за что) Шамиля, а
равно и подробности о надеждах, возлагаемых Николаем I, князем Чернышевым, князем
Воронцовым и кн. Аргутинским на счастливый успех русских на Кавказе в случае
перехода Хаджи-Мурада на русскую сторону и т.д. и т.д.
Я все это просмотрел, прочитал и отметил себе, с числами, месяцами и годами, и с
указанием кто и кому писал и доносил всё это. Труда было много!! Как прикажете
поступить? Ваш B.C.
Р.S. Прибавлю еще: со времени моего возвращения в Петербург я очень много
наведывался о Хаджи-Мураде во всех разнообразных доступных мне источниках. Но
лучше, подробнее и важнее всего остального - то, что я на днях открыл в "Актах", о
которых и пишу вам сегодня".
А в Тифлисе дела обстояли так. Получив письмо Толстого, Великий князь Николай
Михайлович 19 сентября 1902 года написал письмо Вейденбауму с изложением просьбы
писателя. К концу сентября Вейденбаум ответил Николаю Михайловичу, что он, в связи с
вопросами Л.Н. Толстого, испытывает большие затруднения, так как интересующие
писателя сведения могут оказаться разбросанными по нескольким тысячам дел
первостепенного исторического значения. Соответствующие запросу несколько
«десятков, а может и сотен» дел нельзя было отправить в подлинниках частному лицу, а
следовало переписать вручную. «Ввиду всего сказанного,- писал Вейденбаум князю,- я
решился послать к графу Толстому X-й том актов, в котором покойным А.П. Берже
собраны все наиболее важные документы за воронцовское время». Мы не знаем точно,
когда Вейденбаум послал Толстому в Ясную Поляну указанный X-й том Актов
Кавказской Археографической Комиссии, но известно, что 28 июня 1903 года писатель
ответил ему благодарственным письмом.25
Целая серия статей и очерков Вейденбаума посвящена пребыванию великого русского
поэта А.С. Пушкина на Кавказе. Это была его любимая тема. «Пушкиниана» Вейденбаума
началась в юбилейный год столетия со дня рождения великого поэта. Кстати, в 1899 году
исполнялось и 70 лет со времени последнего посещения А.С. Пушкиным Кавказа и
Тифлиса.
25
Барнавелли. Указ.соч.
В «Иллюстрированном прибавлении» № 7 к «Тифлисскому Листку» от 26 мая 1899
года появилась небольшая заметка Вейденбаума «Пушкин и тифлисская полиция»,
написанная на основе секретных сведений из местных архивов.
Редакция тифлисской газеты «Кавказ» к юбилею подготовила сборник «Кавказская
поминка о Пушкине. 26 мая 1799-26 мая 1899 года». В нем, кроме прочего, были
опубликованы составленные Вейденбаумом примечания и объяснения к «Путешествию в
Арзрум» и хронология путешествия А.С. Пушкина на Кавказ в 1829 году, а также статья
«О пребывании Пушкина на Кавказе в 1829 году».
В августовской книжке журнала «Русская старина» за 1903 год была напечатана
небольшая статья Вейденбаума «Виллок и А.С. Пушкин на Кавказских минеральных
водах в 1820 году», о знакомстве английского разведчика, капитана Джорджа Виллока с
русским поэтом на Горячих водах. А в апреле 1905г. в журнале «Русский Архив»
появилась расширенная статья «Пушкин на Кавказе в 1829 году», рассказывающая о
поездке поэта через Кавказ в Арзрум.
Хорошие отношения связывали Вейденбаума с выдающимся пушкинистом Борисом
Львовичем Модзалевским (1874-1928), основателем «Пушкинского дома» в Петербурге и
издателем сборников «Пушкин и его современники: материалы и исследования». Кстати,
Модзалевский был уроженцем Тифлиса, но всю свою творческую жизнь прожил в
Петербурге. В 1905 г. Вейденбаум прислал Модзалевскому ряд замечаний и поправок на
статью последнего «Из семейного архива Раевских», опубликованную в сборнике
«Пушкин и его современники: материалы и исследования» (1904г., Вып. II), относительно
письма В.А. Жуковского к Н.Н. Раевскому. Эти замечания и поправки вскоре были
опубликованы Модзалевским в указанном сборнике (1906, Вып.IV.). Позднее в этом же
сборнике (1908г., Вып. VIII) были напечатаны три биографических очерка Вейденбаума
под общим названием «Кавказские знакомцы Пушкина», где рассказывалось о декабристе
Николае Семичеве, казаке-историке Василии Сухорукове и враче Федоре Шуллере. И в
этом же выпуске была опубликована и статья Вейденбаума «Памятник Пушкину в
Тифлисе».
В том же 1908 году во втором томе «Сочинений» А.С. Пушкина, изданного
Брокгаузом-Ефроном в «Библиотеке великих писателей» под ред. А.С. Венгерова (кстати,
также выпускника Аларчинской гимназии), была опубликована статья Вейденбаума
«Пушкин на Кавказе в 1820 году».
В личном архиве Вейденбаума сохранились письма столичных пушкинистов Н.А.
Гастфрейнда, Н.О. Лернера, Л.Н. Майкова, Б.Л. Модзалевского, А.Ф. Онегина и др., с
которыми он состоял в переписке. Они посвящены различным вопросам пушкиноведения
и являются ярким подтверждением научного авторитета Вейденбаума в этой области.
Так, Б.М. Модзалевский, готовя отдельное издание «Архива Раевских» в 4-х томах
(1908-1912 гг.), писал 27 декабря 1908 г. Вейденбауму: «…Я пуще огня боялся Вашего
приговора, т.к. знаю, люблю и уважаю Вашу точность в изысканиях…я вздохнул
облегченно, т.к. вижу, что выдержал экзамен у самого компетентного экзаменатора…».
Речь, видимо, шла о том, что Вейденбаум, по просьбе Модзалевского, просмотрел
подготовленную к печати рукопись 1-го тома «Архива Раевского».26
Барнавели Э.Г. Богатейший источник разнообразных сведений: обзор архива историка Е.Г. Вейденбаума,
хранящегося в Институте рукописей им. Кекелидзе//Литературная Грузия. 1979. №8. стр. 140-145.
26
Новым кавказским наместником в 1905 г.был назначен петербуржец граф Илларио́н
Ива́нович Воронцо́в-Да́шков (1837-1916), видный русский государственный и военный
деятель. По его представлению, членом новоучрежденного Совета Наместника стал
действительный статский советник Вейденбаум. Он возглавил особую следственную
комиссию, которая в 1906-1907 гг. занималась расследованием действий карательного
отряда подполковника Веверна при усмирении столкновений между армянами и
мусульманами весной 1906 года в Шушинском уезде, Елизаветпольской губернии.
Официальный отчет Вейденбаума с ужасающими свидетельствами по этому делу был
обсужден на закрытом заседании Государственной Думы в апреле 1907 года. Зверства
этих карателей описал известный публицист того А.В. Амфитеатров в своем очерке
«Насильники», опубликованном в сборнике «Женское нестроение»(1907).
Вейденбаум участвовал в разных заседаниях и временных комиссиях. С 1911 г. он
был членом Строительной Комиссии по постройке нового здания Кавказского Музея с
1912 года - членом Главного Комитета поощрения туризма на Кавказе, а с 1915 г. – был
назначен также председателем Кавказской Археографической Комиссии.27
В 1915 г. Вейденбаум стал одним из членов-учредителей Кавказского общества
содействия развития лечебных мест, так называемого «Курортного общества», которое в
1915-1917 гг. издавало в Тифлисе журнал «Целебный Кавказ» в энциклопедическом
формате.
Среди неопубликованных работ Вейденбаума была и большая рукопись об Иване
(Яне) Викторовиче Виткевиче (1808-1839) – молодом поляке, который еще гимназистом
за причастность к союзу «Черных братьев» (1826-1827гг.) был сослан солдатом из Вильно
в Орскую крепость на берегу р. Урала. Здесь на него обратил внимание знаменитый
немецкий ученый Александр Гумбольдт, когда в 1829 г. возвращался из сибирского
путешествия. Благодаря его ходатайству, Виткевич был вытребован в Оренбург, назначен
ординарцем генерал-адъютанта Сухтелена и произведен в подпрапорщики. Знания
восточных языков, способности и энергия Виткевича были по достоинству оценены. Как
молодой российский дипломат и разведчик, Виткевич, под видом армянского купца, не
раз ездил в Бухару, Персию и Афганистан с различными заданиями. После выполнения
ответственного задания в Персии и Афганистане весной 1839 года поручик Виткевич
прибыл в Петербург. А 9 мая сего года он погиб при невыясненных обстоятельствах в
номере петербургского отеля «Париж». Документы, находящиеся при нем, пропали
бесследно. Монография представляет интерес не только из-за личности Виткевича, но и
благодаря фактам о ближневосточной политике России и западноевропейских государств
в первой половине XIX века. Эта рукопись ныне хранится личном фонде Вейденбаума, в
Национальном центре рукописей Грузии.28
Кстати, личности И.В. Виткевича Юлиан Семенов посвятил свою повесть
«Дипломатический агент», Валентин Пикуль – историческую миниатюру «Опасная дорога
в Кабул», а Михаил Гус – повесть «Дуэль в Кабуле». Вполне вероятно, что кто-то из этих
авторов мог быть знаком с неопубликованной работой Вейденбаума.
Вероятно, около 1877 г. Вейденбаум женился в Тифлисе на Жозефине Каэтановне
(ок.1855г.р., девичья фамилия неизвестна), где и начал государственную службу. О жене
практически ничего не известно. Детей в семье не было. Есть сведения, что Ж.К.
Адрес-календарь Российской империи на 1907 год.СПб.1906, то же на 1908-1911 годы.; Справочная книга
по гор. Тифлису. Приложение к «Кавказскому Календарю на 1913 год».Тифлис.1913. С.11, 14
28
Барнавелли. Указ.соч.
27
Вейденбаум была попечительницей Тифлисского детского Александровского приюта, а
также членом Тифлисского общества попечения о детях. Видимо, семейная жизнь
выдающегося кавказоведа Вейденбаума не сложилась. По сведениям современников, на
рубеже веков объектом увлечения Вейденбаума стала некая Лихневич, служащая
управления Закавказской железной дороги, член тифлисской организации РСДРП.29
Согласно дневниковым записям, действительный статский советник Вейденбаум
весной 1914 года находился в Петербурге со своей супругой Жозефиной. Причиной этого
визита была смерть старшего брата – 70-летнего горного инженера, отставного
действительного статского советника Карла (Георгия) Густавовича Вейденбаума (18441914).
Согласно петербургским адресным книгам, в 1913-1915 гг. Жозефина Каэтановна
Вейденбаум самостоятельно проживала в Петербурге на Загородном пр.,45, близ
Введенского храма.30
18 мая 1916 г. 70-летний Вейденбаум вышел в отставку «по прошению с мундиром,
занимаемой должности присвоенного».31 С 1 января 1917 г. он был временно принят
заведующим библиотекой Кавказского Музея (с 1919г. – Музей Грузии) в обновленном
главном здании музея. Музей содержал богатые коллекции по археологии, этнографии,
антропологии, геологии, ботанике и зоологии Кавказского края. В должности
заведующего библиотекой Вейденбаум пробыл до самой смерти.32
1917 был годом крайне сложных перемен. В ноябре этого года в Тифлисе было
образовано коалиционное правительство, которое начало процесс отделения Закавказья от
России. В апреле 1918г. была провозглашена Закавказская Демократическая
Федеративная республика. Однако Вейденбаум до этого не дожил. 10 января 1918 года он
внезапно заболел, а в ночь с 15 на 16 января 1918 года 72-летний Вейденбаум после
непродолжительной болезни (удар), скончался в своей тифлисской квартире на ул. Петра
Великого, 1. В субботу 20 января на лютеранском кладбище Тифлиса при весьма
скромной обстановке состоялись похороны, причем необычная для города снежная метель
рассеяла немногочисленных присутствующих.33 Единственной наследницей стала супруга
Жозефина Каэтановна.
После смерти замечательного ученого остался огромный личный архив, который был
получен Институтом рукописей Академии наук Грузинской СССР (ныне – Национальный
центр рукописей) в августе 1958 г. из Государственного Музея Грузии, который, в свою
очередь, наследовал его от Кавказского музея. По сообщению сотрудницы тбилисской
Публичной библиотеки Т.П. Мачавариани, прямых сведений об источнике поступления
архива в Кавказском музее нет, но предполагается, что он был передан туда вдовой
Вейденбаума вскоре после смерти ученого.34
29
Справочная книга по гор. Тифлису. Приложение к «Кавказскому Календарю на 1913 год». Тифлис.1913.
С.208; Островский А.В. Кто стоял за спиной Сталина? СПб. 2004. Часть 4. С.128
30
Барнавелли. Указ.соч.; Весь Санкт-Петербург на 1913 год. СПб. 1912, то же на 1914-1915 годы.
31
Меликсет-Беков, Указ.соч.; Вейденбаум Е.Г.К 150-летию со дня рождения// Ставропольский хронограф на
1995 год. Ставрополь.1995.
32
Меликсет-Беков, указ.соч
33
.Кавказское Слово - (Тифлис).1918. №14. 18 января. С.1,3; №15. 20 января.С.3; Возрождение
(Тифлис).1918. №14. 19 января. С.2.
34
Барнавелли. указ.соч.; Косвен М.О. Этнография и история Кавказа: исследования и материалы.М.1961.
В заключении, следует рассказать также и о братьях Евгения Густавовича
Вейденбаума, с которыми он поддерживал тесные отношения.
Александр Густавович Вейденбаум, самый старший брат Евгения Густавовича,
родился 1 января 1840 года и первоначальное образование получил в Пятой
петербургской гимназии у Аларчина моста. Затем он учился в петербургском
Строительное Училище до июня 1859 г. Он начал службу летом 1859 года помощником
начальника Витебской губернской строительной и дорожной комиссии. В январе 1865 г.
он был утвержден в звании «инженер-архитектор», в декабре того же года, был уволен от
службы «по домашним обстоятельствам» и вскоре вернулся в Петербург. В 1872
г.Вейденбаум сделался архитектором Балтийского судоремонтного завода и Русского
Страхового от огня общества. В то же время он работал в Городской Думе участковым
архитектором. В сентябре 1872 г. он вступил в брак с девицею дворянкой Александрой
Дмитриевной Смольяниновой. Жили они некоторое время в Казанской части, в Зимином
пер., д.3/25. В мае 1874 г. А.Г. Вейденбаум был назначен старшим техником по
чертежной части в Технико-Строительный Комитет МВД.
Вскоре Вейденбаум построил в Петербурге конюшни на Матисовом острове, по
набережной р. Пряжки, а в 1875г. приступил к строительству крупного жилого дома
Почтового ведомства (Почтамтский пер, д.2). Были у него и другие работы в Петербурге –
ремонт и возведение частных зданий и пр. В 1874 г. А.Г. Вейденбаум и М.А. Канилле
перестроили большой дом № 7 на Торговой улице в Коломне. В декабре 1876 года
Вейденбаум был назначен на должность московского губернского архитектора.
В феврале 1877 г. А.Г. Вейденбаум с семьей переселился в Москву. Здесь он в 18771879 гг. достроил Центральную пересыльную тюрьму. В 1882 - 1883 гг. он выстроил
Лубянский пассаж(1882-1883; здание не сохранилось), в 1884 - каменную Знаменскую
церковь в селе Аксиньине, Московского уезда, взамен сгоревшего деревянного храма. В
частном порядке А.Г. Вейденбаум возвел доходный дом потомственного почетного
гражданина Ивана Григорьевича Губонина в Москве. Некоторые здания на подмосковной
Балашихинской фабрике и в поселке созданы также по его проектам.
В 1907 г. Александр Вейденбаум стал губернским инженером, главным
руководителем строительной части московской губернии. В мае 1909 г. статский
советник А.Г. Вейденбаум был уволен от службы по состоянию здоровья, а в декабре 1909
года скончался. После него осталась вдова и двое детей – Нина и Борис, которые родились
в Москве.
Николай Густавович Вейденбаум, другой брат Евгения Густавовича, родился 19 июля
1842 года и первоначальное образование получил тоже в Пятой петербургской гимназии.
19 сентября 1855 г. Николай Вейденбаум был зачислен в воспитанники Строительного
училища, которое в 1861 г. успешно окончил и был определен на службу архитекторским
помощником в Гродненскую строительную и дорожную комиссию. Прослужив пять лет в
Гродно, Николай Вейденбаум вышел в отставку и поступил в Главное бюро российских
железных дорог. Здесь он до конца жизни занимал ответственную должность на
магистрали Варшава-Вильно и оставался на ней. Николай Вейденбаум скоропостижно
скончался в 1872 году, на 30 году жизни. О его жене и детях ничего неизвестно.35
РГИА. Ф.1343. Оп.18 Часть1. 1855г. Д.1194; Ф.1293. Оп.113. 1872-1909. Д.29; Ф.1636. Оп.1. 1910. Д.193;
ЦГИА СПб. Ф.184. Оп.1. Д.128,129; Юбилейный сборник сведений о деятельности бывших воспитанников
ИГИ.1842-1892. Сост. Г.В. Барановский. СПб.1893. С.55.
35
Карл Густавович Вейденбаум, другой брат Евгения Густавовича, родился 14 мая 1844
года. Он в 1854 -58 гг. тоже учился в Пятой петербургской гимназии. Затем поступил в
петербургский Институт корпуса горных инженеров, который окончил в 1864 году в
звании поручика. Он был определен в службу на Олонецкие заводы, помощником
управляющего. Затем, к 1873 г., он стал управляющим Суоярвским чугунно-плавильным
заводом и Суоярвской вотчиной, а в 1875-1886 годах был и управляющим
Александровского (ныне – Онежского тракторного) завода.
В 1870-х гг. лютеранин Карл-Фридрих Вейденбаум принял православие и имя
Георгий, но сохранил дворянство по линии отца. Причиной принятия православия стала
его женитьба на православной дворянке Александре Васильевне (ее девичья фамилия
неизвестна). У них были дети: Вадим (1873г.р.), Игорь (1875г.р.), Вячеслав (1877г.р.) и
Ксения (1878г.р.).
В 1886 г. статский советник Вейденберг был назначен на должность начальника
Златоустовского горного округа на Южном Урале. Он вышел в отставку в 1893 г. и вскоре
переехал жить в родной Петербург, чтобы дать детям высшее образование. По
имеющимся сведениям, Карл (Георгий) Густавович Вейденбаум скончался весной 1914
года. Его старший сын - Вадим Георгиевич Вейденбаум (1873–после 1917) пошел по
стопам отца и в 1897 году окончил Горный институт. Средний сын Игорь Георгиевич
(1875-после1905), окончил военное училище, и в 1903г. имел звание штабс-капитана. О
других детях Георгия (Карла) Густавовича Вейденбаума сведений не имеется. 36
Густав Густавович Вейденбаум, младший и любимый брат Евгения Густавовича,
родился в Петербурге 22 марта 1847г. В 1864г окончил. с золотой медалью Пятую
гимназию, которую. Подобно Евгению, Густав поступил на естественнонаучное отделение
Санкт-Петербургского университета, но через два года оставил, не окончив курса наук.
Учено-литературную деятельность он начал, вместе с братом Евгением, составлением
зоологического отдела и ряда других статей для "Настольного словаря для справок по
всем отраслям знания" под редакцией Ф.Г. Толя.
Густав стал деятельным сотрудником нового научного и критикобиблиографического журнала «Знание». С 1872г. Густав Вейденбаум вел в журнале отдел
«Разных научных известий» и составлял «Библиографический указатель иностранных
книг». Деятельность журнала «Знания», который активно пропагандировал
материалистические взгляды и дарвинизм, была закрыта правительством в 1877 году. Но
журнал возродился с более широкой программой как журнал «Слово». Вейденбаум также
находил время для сотрудничества в «Горном журнале» и в журнале «Зодчий». Работа в
журналах была главным источником его средств к существованию. С осени 1877 года
друзья и близкие стали замечать в коллеге зловещие признаки чахотки, а 21 января 1878
г. перспективный молодой ученый скончался.37
Жизнь и работа семьи обрусевших немцев Вейденбаумов связана в основном с
Петербургом и, в определенной степени с Коломной. Это относится и к Е.Г.Вейденбауму,
который научную славу стяжал, живя на Кавказе, но поддерживал постоянную связь с
родным городом, прежде всего через свои публикации и профессиональные контакты.
РГИА. Ф.1343. Оп.18 Часть1. 1855г. Д.1194; ЦГИА СПб. Ф.184. Оп.1. Д. 131; Юбилейный сборник
сведений о деятельности бывших воспитанников ИГИ.1842-1892. Сост. Г.В. Барановский. СПб.1893. С.55.
37
. РГИА. Ф.1343. Оп.18 Часть1. 1855г. Д.1194; ЦГИА СПб. Ф.184. Оп.1. Д. 131; Юбилейный сборник
сведений о деятельности бывших воспитанников ИГИ.1842-1892. Сост. Г.В. Барановский. СПб.1893. С.55.
36
Скачать