Community Action Investment Program (CAIP)

advertisement
Начало конца: Коллеги журналиста Алмаза Ташиева сомневаются в справедливом
расследовании его убийства
Бакыт Ибраимов, Voice of Freedom, Ош
Независимый журналист Алмаз Ташиев скончался в результате группового избиения
милиционерами, что вызвало большой резонанс, в том числе международный. Власти
заявили, что убийство журналиста не связано с его профессиональной деятельностью. По
мнению экспертов, этот случай может стать показательным примером медленной смерти
справедливого судопроизводства и свободы слова в Кыргызстане. Началом конца…
С весны 2005 года, когда в Кыргызстане сменилась власть в результате народных волнений,
это уже второе убийство журналиста. Заказное убийство главного редактора газеты «Сиёсат»
(«Политика») Алишера Саипова, застреленного в Оше в октябре 2007 года остается
нераскрытым. Несмотря на обещания министра внутренних дел, который взял дело под
личный контроль. Участились нападения на журналистов. С тех пор из страны из-за
преследований и давления, связанного с профессиональной деятельностью, за границу
бежали шесть представителей СМИ.
Смерть 32-летнего Алмаза Ташиева вызвала волну противоречий в гражданском обществе.
Убийства человека в Кыргызстане, в том числе заказные, стали обычным явлением. Убивают
депутатов, чиновников высокого ранга. Но необычность случая с Ташиевым в том, что
«уроки мастерства» по физическому устранению человека наглядно продемонстрировали
публике милиционеры, призванные охранять общественный правопорядок и покой граждан.
Попытки некоторых свидетелей заступиться за жертву не увенчались успехом. Разъяренные
милиционеры, будучи в нетрезвом состоянии, добивали журналиста, невзирая, что он уже
находился в бессознательном состоянии.
Мечты сбываются
Алмаз Ташиев родился и вырос в сельской местности Ноокатского района Ошской области.
С детства мечтал стать журналистом. В ранние школьные годы интересовался общественнополитической жизнью. Был близок к гуманитарным наукам, его особенно интересовали
родной язык и литература, история и география.
«Когда мы были школьниками, Алмаз всегда интерпретировал слова дикторов телевидения»,
- рассказывает родная сестра покойного Назира Ташиева. – «Помню, мы работали на
табачном поле, а он подносил нам ручку, имитируя микрофон, задавал вопросы. Мы всегда
смеялись и не думали, что в будущем он выберет именно профессию журналиста. Алмаз был
очень целеустремленным: мог без труда перечислить фамилии президентов многих стран и
назвать столицу любого государства».
В старших классах Алмаз уже готовил новости для школьных газет, сотрудничал с
популярной тогда газетой «Асаба». Позже готовил материалы о рано ушедшем из жизни
отце. После окончания школы публиковался в ряде ошских газет. Дальнейшая карьера
привела его в Бишкек, где он работал в нескольких изданиях. Последнее место его работы редакция республиканской газеты «Агым», бывшая «Асаба».
В конце июня 2009 года Алмаз Ташиев приезжает на малую родину восстановить утерянный
паспорт. Погостив пару дней у родных, отправляется в административное село Жаны-Базар,
что в нескольких километрах от дома, за новым паспортом. С ним поехал одноклассник
Рустам Кулушев.
«Днем, 4 июля 2009 года мы приехали в поселковое отделение милиции (ПОМ) села ЖаныБазар, - говорит Рустам Кулушев. – Алмаз вошел туда и сразу вышел, сказав, что там нет
1
человека, который занимается подготовкой документов для паспорта. Потом, перекусив, мы
стояли на обочине дороги и разговаривали, немного выпили».
Рустам, вернувшийся недавно из Москвы, рассказывал о своих трудовых буднях, а Алмаз
поведал, что после получения паспорта, он официально устроится штатным сотрудником в
одну из столичных газет. Потом одноклассники зашли в небольшой торговый комплекс,
находившийся рядом с поселковым отделением милиции (ПОМ).
«Я сам не понял, из-за чего вспыхнула ссора», - говорит Кулушев. – «Мы хотели зайти в
ПОМ, но дорогу нам преградил Шукур и ударил Алмаза по голове. Я попытался их
остановить, но ничего не вышло».
Обстоятельства случившегося выявил следственный эксперимент. В материалах уголовного
дела говорится, что «первым руку на Алмаза Ташиева поднял Шукур Нурматов, который
несколько раз ударил по голове потерпевшего, после чего он упал на землю». По
официальной версии, «милиционеры поволокли журналиста в здание ПОМа, где продолжали
его избивать; после экспертиза подтвердит, что кровь, взятая на анализ, принадлежала
Ташиеву».
«У меня в магазине находились два милиционера – Шукур и Нургазы, - рассказывает
продавщица торгового комплекса Чолпон Сатыбалдиева. – Потом зашел Алмаз. Когда
милиционеры увидели Алмаза, кто-то из них, кажется Шукур, громко сказал ему, почему,
ты, мол, поднимаешь руку на милиционера? Затем они все вышли и начали ругаться. В это
время у меня были и другие клиенты, поэтому дальнейшее развитие событий я не видела».
По словам очевидцев избиения, попросивших не назвать их имен, журналист и его друг
также, как и сотрудники милиции, были сильно пьяны и не могли отвечать за свои действия.
Однако следователь Кубаныч Суюнчиматов отказался давать какие-либо комментарии,
ссылаясь на тайну следствия.
Демонстрация силы и… страха
Словесная перепалка и последовавшая за ней громкая ругань, переросла в драку. Младший
лейтенант милиции Шукур Нурматов и дежурный инспектор Жаны-Базарского ПОМа
Батырбек уулу Нургазы, также в звании младшего лейтенанта в начале попытались
доставить Ташиева и Кулушева в милицию за нарушение общественного правопорядка.
Сопротивление последних вызвало злость стражей порядка, которые начали агрессивно
наносить удары по голове и телу двум бывшим одноклассникам…
«Примерно в два часа дня я приехала из Нооката и увидела двух мирно разговаривающих
молодых людей», - говорит хозяйка коммерческого ларька Урмат Усонбаева. – «В одном из
них я узнала Алмаза и тогда подумала, что приехал наш журналист. Примерно в пять часов
вечера я заметила, что около ПОМа собралась толпа. Я подошла и увидела страшную
картину. Несколько милиционеров избивали Алмаза и его друга».
По словам Кулушева, на помощь своим коллегам из здания милиции выбежали четыре
милиционера и присоединились к избиению. «Я уже ничего не видел, потому что получил
сильный удар в глаз и не помню, как очутился в машине и ехал домой», - сказал он «Voice of
Freedom».
«Когда ребят избивали, кто-то из знакомых позвонил сестре Рустама, которая работает здесь
почтальоном», - продолжает свидетель Урмат Усонбаева. – «Я видела, как она чудом
вытащила своего брата из «адского милицейского круга» и увезла домой. Толпа
милиционеров, кажется, их было уже 5-6 человек, затащили Алмаза во двор ПОМа и
продолжали его, уже лежавшего на земле, бить ногами».
2
По словам Усенбаевой, она пристыдила наблюдавших за этой картиной мужчин. Но на ее
призывы один из них ответил, что «лучше не вмешиваться, иначе будет хуже, мол, если они
его бьют, значит так надо!?» Тогда Урмат эже лично попыталась остановить действия
милиционеров, на что услышала нецензурную брань, после чего была вынуждена уйти
восвояси.
Хотели замести следы?
Брат погибшего – Мелис Ташиев сообщил, что после того, как он узнал об инциденте, то
поехал в ПОМ. Когда он вошел в один из открытых кабинетов, то увидел на полу пятна
крови, рядом лежали поломанные очки брата. В милиции никого не было, кроме дежурного,
который сказал, что Алмаза увезли в центр – Ноокатский РОВД.
«Однако там мне сказали, что к ним из Жаны-Базарского ПОМа никого не доставляли», говорит Мелис Ташиев. – «Тогда я позвонил начальнику ПОМа Женишу Осмонову и
спросил о местонахождении брата, на что он неразборчиво ответил, чтобы я об этом узнал у
участкового Сайдиллы Шербаева. Участковый был пьян, поэтому не смог ничего внятно
рассказать. В первом часу ночи я опять приехал в ПОМ, но так и не получив ответа уехал
домой».
А в то время, пока Мелис искал старшего брата, по его сведениям, другие очевидцы, якобы
видели двух других милиционеров Айбека Турдукулова и Замира Кожонова, которые
увезли Алмаза Ташиева в неизвестном направлении. «Оказавшись в селе Байыш, стражи
порядка без каких-либо причин избили мимо идущего немолодого мужчину по имени
Султан, который из-за страха не обратился с заявлением в соответствующие органы», сказала Назира Ташиева.
«Мне потом сказали, что Султан аке возвращался с кукурузного поля, а по дороге домой его
избили милиционеры, которые пытались его уговорить, чтобы он взял на себя вину и
ответственность за избиение Алмаза, - говорит Назира Ташиева. – Пока Турдукулов и
Кожонов избивали пожилого человека, подоспели местные жители, которые забрали
мужчину. А в это время брат сумел выбраться из машины и уйти. Оказалось, что он
постучался к кому-то домой, хозяин проявил милосердие и утром посадил Алмаза на такси,
попросив водителя отвезти пострадавшего в районную больницу».
Вновь назначенные после инцидента руководители районного и поселкового отделений
милиции отказались давать какие-либо комментарии, ссылаясь на то, что «они – люди
новые».
В Ноокатской районной прокуратуре опровергли эти сведения, сославшись на показания
свидетелей. Один из них Алмаз Парпиев сказал следствию, что «видел милиционеров,
которые стояли у дороги и спрашивали, где можно купить бензин». Сам Султанали Ураимов,
которого, по словам Назиры Ташиевой, избили милиционеры, дал показания, что «его никто
не избивал».
В прокуратуре отметили, что «милиционерам следовало их (Ташиева и его друга. – прим.
авт.) задержать за нарушение общественного беспорядка, а не избивать, что является
превышением должностных полномочий»
Запоздалая операция
Алмаз Ташиев поступил в травматологическое отделение районной больницы только на
следующее утро – 5 июля 2009 года в 9 часов 35 минут. Один из сотрудников районной
милиции на условиях анонимности сообщил, что избиение журналиста закончилось около
3
18.00 часов. Получается, что Ташиев поступил в больницу после 16 часов милицейского
беспредела. Где он все это время находился, пока остается тайной следствия.
«В начале больного осмотрел травматолог, я осмотрела его в 10 часов утра, - говорит
заведующая неврологическим отделением Ноокатской районной больницы Гульнура
Абдрахманова. – Состояние больного было тяжелым, он не мог поднять голову, взгляд не
фиксировался. Затем мы решили больного перевести в реанимационное отделение. Для
установления диагноза нам нужно было провести обследование в силу подозрения на ушиб и
отек головного мозга тяжелой степени и возможной закрытой черепно-мозговой травмы».
«Врачи в таких случаях обязаны незамедлительно начать осмотр и оказать экстренную
медицинскую помощь», - говорит заведующий травматологическим отделением Ошской
городской больницы Махмуд Батыров. – «После того, как дежурная бригада определяет
степень тяжести больного, консилиум врачей решает вопрос о проведении операции, если в
этом есть необходимость».
По словам врача, предварительный анализ показал кровоизлияние в мозг, в связи с чем из
Ошской областной больницы вызвали нейрохирурга. Наблюдение и лечение больного
поначалу шло нормально, но через четыре дня состояние Ташиева стало резко ухудшаться,
после чего 10 июля его доставляют в нейрохирургическое отделение Ошской областной
больницы. 12 июля 2009 года была проведена операция, после которой Алмаз Ташиев
скончался, так и не приходя в сознание.
Признание с отрицанием
Смерть журналиста вызвала переполох в милицейских кругах. По инициативе руководства
МВД 13 июля проводится специальное расследование, а 16 июля на оперативном совещании
дается критическая оценка работе правоохранительных органов Ноокатского района. В тот
же день приказом МВД Кыргызстана от должности начальника Ноокатского РОВД был
освобожден Жалил Атамбаев. Создается следственная группа во главе с прокурором района.
Пресс-служба МВД отметила, что начальник Ноокатской районной милиции «не придал
должного значения этому происшествию и только после смерти А.Ташиева 13 июля
направил специальное сообщение своему руководству… В период с 5 по 13 июля 2009 года
«не принял соответствующих мер по установлению лиц, избивших А.Ташиева и не
способствовал раскрытию данного преступления».
Милиционеры Шукур Нурматов и Батырбек уулу Нургазы были задержаны по подозрению в
совершении преступления, предусмотренного статьей 305 ч.2 п.3 Уголовного кодекса КР за
превышение служебных полномочий. Однако оба подозреваемых в протоколах задержания
отрицают причастность к данному инциденту.
«Как Нурматов может отрицать избиение моего брата, если 5 июля он пришел в больницу и
написал объяснительное письмо?» – вопрошает Назира Ташиева. – «В нем он
собственноручно признается в избиении Алмаза и гарантирует оплату его лечения. Я
уверена, что высшие милицейские чины заинтересованы в том, чтобы «замять» это дело.
Больше всего меня волнует тот факт, что к ответственности привлекают всего двоих, хотя в
избиении принимали участие как минимум 5-6 милиционеров».
Когда страх одолевает честь
Из многочисленной толпы зевак, наблюдавших за избиением двух ребят, мало кто пожелал
свидетельствовать против милиционеров. В Ноокатскую районную прокуратуру были
вызваны почти десяток человек, большинство которых отрицали факт избиения. Лишь
четыре человека поведали о случившемся на глазах многочисленной толпы.
4
«Почему я должна молчать? Сейчас во время священного месяца (Рамазан – месяц великого
поста мусульман. - прим. ред. ) говорить неправду – двойной грех», - считает свидетель
Урмат Усонбаева. – «Я давала показания следователю прокуратуры и рассказала все как
есть. Меня очень удивила позиция многих мужчин, которые мало того, что не вмешались [в
момент избиения], а попросту струсили свидетельствовать против блюстителей порядка!»
Другие жители села признаются, что после так называемых «ноокатских событий», которые
произошли 1 октября 2008 года во время праздника Орозо-Айт, они стали бояться
представителей правоохранительных органов. Тогда запрет властей на проведение праздника
перерос в массовые беспорядки, после чего 31 человек были осуждены на длительные сроки
заключения. Правозащитники и международное сообщество резко осудило действия властей,
посчитав это дело сфальсифицированным.
«Население сильно напугано милицейским произволом», - говорит один из местных
журналистов, попросивший не указывать его имени. – «Люди перестали верить стражам
порядка и стараются лишний раз не попадаться им в глаза. Не понравившийся им человек
может из категории свидетелей «случайно» оказаться на скамье подсудимых. Доверие к суду
и силовикам подорвано и восстановить его удастся не скоро».
42-летняя жительница города Ноокат на условиях анонимности сообщила, что
«милиционеры под видом поиска членов нетрадиционных исламских течений без каких-либо
обоснований задерживают религиозно настроенных граждан». По ее мнению, «это
показатель того, что милиция действует не для охраны мира и покоя граждан, а наоборот,
стремится каждого верующего человека представить религиозным экстремистом, что,
конечно же, вызывает у населения страх!».
Продавец Чолпон Сатыбалдиева говорит, что действия милиционеров навели «панический
страх» на сельчан. «Даже сейчас, по прошествии двух с половиной месяцев, об этом
преступлении люди стараются не говорить», - сказала она «Voice of Freedom». – «Сельчане
настолько напуганы этим зверским преступлением, что стараются стороной обходить здание
ПОМа. Некоторые мои знакомые советовали мне молчать, намекая, что мой магазин может
нечаянно сгореть».
Не исключено, что некоторые свидетели могут подвергнуться открытым угрозам со стороны
родственников подозреваемых. Например, Мелис Ташиев был вынужден поменять номер
мобильного телефона после того, как ему начали приходить sms-сообщения с угрозами на
кыргызском языке. По словам Назиры Ташиевой, она теперь беспокоится за него.
Сфальсифицированное заключение?
В заключении эксперта А. Орозалиева, сделанном при жизни Ташиева, (№ 185 от 11 июля)
состояние Алмаза Ташиева оценивается, как «тяжелое, обусловленное тяжелой черепномозговой травмой, имеется перелом спинка носа». Телесные повреждения журналиста
«характеризовались ушибом головного мозга тяжелой степени с субарахноидальным
кровоизлиянием, подконьюктивальным кровоизлиянием, кровоподтеками лица и
конечностей…»
После смерти журналиста, прокуратурой Ноокатского района назначается судебномедицинская экспертиза трупа. Согласно заключению судмедэкспертизы № 149 от 12
августа 2009 года, смерть Алмаза Ташиева наступила от лептоменингита - «гнойного
воспаления мягкой мозговой оболочки». То есть, причиной смерти журналиста было не
избиение, а болезнь?!
Не согласная с этим адвокат Назгуль Суйунбаева направила ходатайство руководителю
следственной группы, прокурору Ноокатского района Суюнбеку Сатыбалдиеву. «Я
5
категорически не согласна с заключением эксперта в виду того, что в ходе проведения очной
ставки между обвиняемыми и очевидцами события преступления были даны
исчерпывающие описания произошедшего, которые указывают на отягчающие последствия
для жизни А. Ташиева в момент получения травмы», - говорится в документе.
Как отметила адвокат, ранее было подробно описано, как наносились удары Ташиеву,
указаны моменты потери сознания последним, его падение на землю, сопровождающееся
ударом головой об бетон. При госпитализации пострадавшего, в его медицинской карте №
9180/511 полностью описано тяжелое физическое состояние, что подтверждается
заключением эксперта от 11 июля 2009 года.
Назгуль Суйунбаева добилась назначения комиссионной судебно-медицинской экспертизы.
Однако… «Комиссионная экспертиза в составе из трех экспертов подтвердила заключение от
12 августа, где говорилось, что Алмаз Ташиев умер от лептоменингита», - сказала адвокат. Учитывая, что следствие завершено и дело передано в суд, теперь я намерена поднять этот
вопрос во время судебных слушаний».
Двоякий резонанс
Смерть коллеги вызвала шквал негодования у журналистского сообщества.
Неправительственные медиа-организации резко осудили это убийство и призвали власти
страны «серьезно задуматься о кардинальной реформе правоохранительной системы
Кыргызстана».
«Причастность представителей правоохранительных органов к смерти Алмаза Ташиева
налагает особую ответственность на следственные органы», - говорит руководитель ОО
«Журналисты» Марат Токоев. – «За последние четыре года увеличилось количество
нападений на журналистов страны. Со дня убийства журналиста Алишера Саипова прошло
два года, а его убийцы так и не найдены. В МВД часто заявляют, что избиение журналистов
зачастую является результатом уличной преступности. Однако это свидетельствует о том,
что милиция не может обеспечить защиту граждан страны».
Международные организации потребовали от властей Кыргызстана «пролить свет» на эти
драматические события. Согласно заявлению представителя французского МИДа, Франция
призвала наши власти «досконально расследовать обстоятельства гибели журналиста Алмаза
Ташиева в рамках следствия, открытого Генеральной прокуратурой республики».
«ОБСЕ обеспокоена увеличением нападений на журналистов во всем мире, включая
Кыргызстан», - заявил глава Центра ОБСЕ в Бишкеке Эндрю Тесорьер. – «Мы сожалеем о
трагической смерти господина Ташиева и приветствуем всестороннее расследование дела.
Средства массовой информации должны быть уверены, что могут выполнять свою работу
ответственно, без запугиваний и угроз».
По оценке международной организации «Press Emblem Campaign», который проводил
мониторинг соблюдения прав представителей СМИ в мире, сегодня Кыргызстан значится в
списке смертельно опасных стран для деятельности журналистов. В этом списке Кыргызстан
оказался рядом с такими неблагополучными странами, как сектор Газа, Гондурас, Колумбия,
Афганистан и так далее.
Начало конца?
Некоторая часть журналистов поспешили сделать выводы о том, что смерть Алмаза Ташиева
не связана с его профессиональной деятельностью.
«Алмаз Ташиев работал в нашей газете внештатным корреспондентом, и мы не можем
утверждать, что он писал острые материалы», - говорит помощник главного редактора
6
газеты «Агым» Нургуль Алиева. – «Последние его статьи касались социальной тематики,
поэтому мы исключаем версию, что его смерть связана с профессиональной деятельностью».
Однако, по словам заместителя главного редактора оппозиционной газеты «Эл созу»
(«Народное слово») Абдувахаба Мониева, Алмаз Ташиев делал критические репортажи о
работе властей Ноокатского района, когда он работал в других бишкекских газетах.
«Поэтому нельзя так однозначно заявлять, что если журналист специализируется на
социальных темах, то ему не стоит опасаться преследований…», - сказал Мониев.
«Слабую реакцию журналистского сообщества можно понять», - говорит Марат Токоев. –
«Сегодня журналисты реально напуганы милицейской вседозволенностью. Начиная с 2005
года, шесть журналистов были вынуждены покинуть родину в целях своей безопасности. Это
показатель того, что состояние свободы слова в Кыргызстане стало ухудшаться. Многие
журналисты опасаются объективно освещать события, связанные с коррупцией,
взяточничеством, злоупотреблением чиновниками служебным положением и произволом
силовых органов».
По словам руководителя медиа-организации, «журналисты даже бояться быть
солидарными». Ибо это чревато для них увольнением или давлением на СМИ посредством
контроля со стороны налоговых или других служб. «За последние полтора года
зафиксировано 38 фактов, связанных с нападением на журналистов. И это только верхушка
айсберга», - резюмировал Токоев.
Возможно, поэтому смерть журналиста больше шокировала международную
общественность, нежели наших граждан. Многие привыкли к беззаконию властей, поэтому
доверие к институту власти сильно подорвано. Алмаз Ташиев стал жертвой милицейского
произвола. Попытки отстоять право на получение информации из местного ПОМа по поводу
получения нового паспорта обернулись для него трагической смертью.
Каков будет вердикт?
Со дня на день должны состояться судебные слушания. Следственные мероприятия, как
считает Мелис Ташиев, завершены не в их пользу. «Будучи в Бишкеке, мою маму попросили
расписаться в документах», - говорит он. – «Мама до сих пор находится в состоянии
депрессии в связи со смертью брата, а они, используя это, предоставили документы для
ознакомления, и она не прочитав, поставила там подписи».
Однако следственная группа, работавшая по данному уголовному делу, считает, что
«помимо потерпевшей Мастуры Исмановой, с материалами дела также были ознакомлены
близкие родственники покойного – Талант Ташиев и Абдурасул Акматов, которые
согласились с доводами Ноокатской районной прокуратуры».
Абдувахаб Мониев считает, что по его данным следственные мероприятия проведены не до
конца. «Некоторые свидетели в ходе следствия не были допрошены, другие
самоустранились, опасаясь мести со стороны родственников обвиняемых», - говорит он. –
«Не исключено, что обвиняемая сторона попытается уйти от правосудия. На мой взгляд,
требуется дополнительное расследование, иначе суд, ссылаясь на малоизученные
документы, вынесет несправедливый приговор».
Родственники покойного также считают, что решение суда может быть необъективным в
силу того, что следствие не до конца изучило материалы данного уголовного дела.
По словам Мелиса Ташиева, его родные и близкие искренне верят, что власти привлекут к
уголовной ответственности не только Шукура Нурматова и Батырбек уулу Нургазы, но и
7
остальных участников массового избиения. Назира Ташиева надеется, что суд будет
справедливым и все, кто принимал участие в избиении ее брата, понесут суровое наказание.
Адвокат Назгуль Суйунбаева считает, что следственные мероприятия проведены с
соблюдением уголовно-процессуальных норм. Сомнения вызывает только заключение
повторной судмедэкспертизы, где говорится, что смерть Алмаза Ташиева наступила не от
телесных повреждений, а от лептоменингита. Поэтому первым делом адвоката на суде будет
ходатайство о проведении объективной судмедэкспертизы.
8
Скачать