Материалы III Московской международной научно

advertisement
МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ
МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ПИРОГОВА»
ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И.Пирогова Минздрава РФ
Болезнь и здоровый образ
жизни
Материалы III Московской
международной научнопрактической
конференции молодых ученых
Под ред. Д.Н. Чернова и Г.А. Адашинской
Москва, 2014
Болезнь и здоровый образ жизни: Электронный сборник материалов III Московской
международной научно-практической конференции / Под ред. Д.Н. Чернова и Г.А.
Адашинской. – М.: РНИМУ им. Н.И. Пирогова. 2014. – ?? с.
В сборнике собраны материалы, которые содержат тезисы докладов, представленных на III
Московской международной научно-практической конференции, проведенной в ГБОУ ВПО
РНИМУ им. Н.И. Пирогова 5 декабря 2014 г. Рассмотрены психологические, социальные и
медицинские аспекты лечения и профилактики соматических и психосоматических заболеваний, проблемы формирования образа здоровья в психологии и медицине, социальные проблемы здоровья и болезни роль личности в ситуации преодоления болезни, инновационные
методы и разработки, направленные на профилактику здоровья, лечение и реабилитацию
больных.
Авторы – студенты, аспиранты и молодые ученые научных центров и образовательных
учреждений Москвы, регионов России. Представленные материалы будут интересны психологам, медикам, социальным работникам и широкому кругу читателей, интересующихся
психологическими и социальными проблемами изучения здорового образа жизни.
© ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова, 2014
2
Комиссия по подготовке конференции:
А.Г. Камкин – ректор ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н.,
профессор – председатель
М.Э. Григорьев – директор Центра по сопровождению программы развития «Национальный
исследовательский университет» ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России,
д.м.н., профессор – заместитель председателя
О.И. Лопырева – начальник управления научной деятельностью ГБОУ ВПО РНИМУ им.
Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н, профессор
Н.В. Королева – начальник научно-аналитического отдела ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И.
Пирогова Минздрава России, д.м.н., профессор
Н.Н. Снежкова – декан психолого-социального факультета ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И.
Пирогова Минздрава России, к.псх.н., доцент
Оргкомитет конференции:
Г.А. Адашинская – доцент кафедры общей психологии и педагогики ГБОУ ВПО РНИМУ
им. Н.И. Пирогова Минздрава России, к.псх.н. – председатель
Д.Н. Чернов – доцент кафедры общей психологии и педагогики ГБОУ ВПО РНИМУ им.
Н.И. Пирогова Минздрава России, к.псх.н. – заместитель председателя
М.Г. Ивашкина – заведующий кафедрой общей психологии и педагогики ГБОУ ВПО
РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, к.псх.н., доцент
Ж.Р. Гарданова – заведующий кафедрой психотерапии ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, д.м.н., профессор
М.А. Некрасов – профессор кафедры психотерапии ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова
Минздрава России, д.м.н.
В.М. Самойлова – доцент кафедрой общей психологии и педагогики ГБОУ ВПО РНИМУ
им. Н.И. Пирогова Минздрава России, к.псх.н.
Г.Г. Башанаева – доцент кафедры общей психологии и педагогики ГБОУ ВПО РНИМУ им.
Н.И. Пирогова Минздрава России, к.псх.н.
Е.В. Полоцкая – доцент кафедры социальной работы ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, к.п.н.
Н.П. Кирина – доцент кафедры социальной работы ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова
Минздрава России, к.псх.н.
Е.А. Хрусталева – заместитель декана психолого-социального факультета ГБОУ ВПО
РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России
3
ОГЛАВЛЕНИЕ
РАЗДЕЛ 1. Психологические, социальные и медицинские аспекты лечения и
профилактики соматических, неврологических, психосоматических и психических
заболеваний
Белова С.В. Совладающее поведение пациентов с ишемической
болезнью сердца
7
Дурнева М.Ю. Профилактика нарушений пищевого поведения у девушек
подросткового и юношеского возраста
9
Зимин А.А. Уровень интеллекта больных с последствиями детского
церебрального паралича юношеского и зрелого возрастов
11
Комолов О.Е. Особенности проявления тревожности у студентов с ОВЗ
13
Кузина А.В. Влияние характеристик рабочей памяти на успешность
называния слов
16
Ларина Е.В. Психологические аспекты профилактики прогрессирования
хронической сердечной недостаточности
18
Малюкова Д.А. Коммуникативная направленность мышления как фактор
эмоционального и социально-психологического благополучия у подростков
20
Шмелёва А.П. Особенности нарушения высших психических функций у
детей с разными типами минимальной мозговой дисфункции
23
РАЗДЕЛ 2. Формирование образа здоровья в психологии и медицине
Ахматханова Х.Х. Осознание семьи детьми с девиантным поведением
26
Глибка А.А. Факторы риска развития метаболического синдрома в популяции
студентов 3-4-го курса лечебного факультета МГМСУ им. А.И.Евдокимова
28
Фирсов Н.Н., Шимановский Н.Л., Науменко В.Ю., Истомина Т.Ю.,
Усенко А.Н., Скопина А.В. Некоторые реологические эффекты в цельной
крови при введении ферромагнитных наночастиц
31
РАЗДЕЛ 3. Социальные проблемы здоровья и болезни
Воронцова В.С. Влияние акцентуации характера на формирование
аддиктивного поведения
34
Горбачева А.В. Отношение современной молодежи к ранним бракам
36
Дудкина Т.А. Суицид среди молодежи как социальная проблема
38
Иващук Е.В. Исследование распространенности дентофобии
39
4
Конкин В.Ю. Социальные репрезентации о психоактивных веществах:
от позиции "наблюдателя" к позиции "потребителя"
41
Новиков Д.А., Гогичаева А.А., Цветков В.О. Основные причины смерти в
некоторых развитых странах
42
Ондар Ч.Т. Факторы, влияющие на формирование образа социальноблагополучной личности
46
Саркисянц А.А. Воздействие сотовых телефонов на здоровье человека как
социальная проблема
48
Федулова Е.А. Аутичный ребенок и социум: проблемы взаимоотношений
50
Хачатурян М.А. Личностная тревожность младшего школьника как условие
социальной дезадаптации
53
Якушенко А.В. Дестигматизация психически больных людей (теория
социальных представлений)
56
РАЗДЕЛ 4. Личность в ситуации болезни
Абросимов И.Н. Когнитивный и эмоциональный уровни внутренней
картины болезни у взрослых пациентов с муковисцидозом
60
Анисимова К.А. Динамика когнитивных функций при беременности с
гипертензивными осложнениями
62
Бычкова В.Н. Психосексуальная идентичность у девочек-подростков с
патологией развития половых органов
63
Зеленева Д.В. Расширение психологических ресурсов детей с тяжелыми
соматическими заболеваниями в процессе инициации их творческой
деятельности
66
Кондратович А.М. Влияние обучающего видеоматериала на понимание
родственниками когнитивных и поведенческих нарушений у больных с
дефицитом управляющих функций
69
Чебатура А.Д. Психосемантика эмоциональной сферы у детей с энурезом
в младшем школьном возрасте
71
РАЗДЕЛ 5. Инновационные методы и разработки, направленные на профилактику
здоровья, лечение и реабилитацию больных
Карабашева Н.Г. Зарубежный подход по оказанию психосоциальной
поддержки пациентам, страдающим тяжелыми соматическими заболеваниями
75
Кузнецова И.М. Влияние возрастного фактора на процесс актуализации разных
частей речи с помощью семантической и эпизодической памяти
77
5
Меркулова Д.Ф. Роль медико-социального работника в профилактическом
просвещении населения
80
Митрюкова П.Э. Формирование ответственного отношения населения к
собственному здоровью через технологию ортобиотики
81
Скопина А.В. Некоторые реологические аспекты поведения эритроцитов в
присутствии ферримагнитных наночастиц
84
Скопина А.В., Байбеков К.С., Цветков В.О. Информационная значимость
кривой сдвиговой деформации эритроцитов
87
6
РАЗДЕЛ 1. Психологические, социальные и медицинские аспекты лечения
и профилактики соматических, неврологических, психосоматических и
психических заболеваний
Совладающее поведение пациентов с ишемической болезнью сердца
С.В. Белова
студент факультета клинической психологии, [email protected]
Научный руководитель – Н.А. Сирота
д. м. н., профессор кафедры клинической психологии
ГБОУ ВПО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И.
Евдокимова, Москва, Россия
Аннотация: в нашей работе рассматривается понятие совладающего поведения, его механизмы,
стратегии копинг-поведения, современные подходы и основные задачи совладающего поведения.
Также в нашей работе рассматриваются клинико-психологические особенности пациентов с ИБС.
В связи с возрастанием требований, предъявляемых современным обществом к человеку, после
операции любая деятельность часто сопровождается стрессом. Возникает потребность в подготовке к стрессоустойчивому поведению. В работе рассматриваются аспекты механизмов совладающего поведения и психологических защит пациентов, перенесших операции на сердце.
Ключевые слова: совладающее поведение, сердечно-сосудистые заболевания, ишемическая болезнь сердца (ИБС), стратегии копинг-поведения.
Coping behavior of patients with coronary heart disease
S.V. Belova
Student of Clinical Psychology , [email protected]
Supervisor – N.A. Sirota
d. m. n., Professor of Clinical Psychology
Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov, Moscow, Russia
Abstract: in our work discusses the concept of coping behavior, its mechanisms, strategies of coping behavior, modern approaches and main objectives coping behavior. Also in our work, we consider the clinical and psychological characteristics of patients with coronary artery disease. Due to the increasing requirements of modern society to a person after the operation, any activity is often accompanied by stress.
There is a need to prepare for the stress resistance behavior. The paper deals with aspects of the mechanisms of coping and psychological protection of patients undergoing heart surgery.
Keywords: coping behavior, cardiovascular disease, coronary heart disease (CHD), strategies of coping
behavior.
Актуальность исследования: в настоящее время именно болезни сердца представляют наибольшую угрозу для жизни людей. Одним из наиболее действенных способов лечения являются хирургические операции на сердце. Пациенты, перенесшие операции на сердце, относятся к людям, которые оказались в трудной стрессовой ситуации. Им приходится
заново приспосабливаться к жизни, менять свои привычки. Механизмы совладания и психологические защиты помогают устранить ситуации психологической угрозы и являются очень
важными формами адаптационных процессов.
7
Цель: в сравнительном аспекте изучить копинг-поведение пациентов с ишемической
болезнью сердца (ИБС), прошедших фармакологическое лечение и перенесших стентирование.
Задачи:
1. Провести теоретический и методологический анализ концепций совладающего поведения, а также анализ исследований в области психологических особенностей больных с сердечно-сосудистой патологией и с ИБС, прошедших фармакологическое лечение и перенесших стентирование.
2. Исследовать когнитивные и поведенческие особенности совладющего с болезнью поведения у пациентов с ИБС, прошедших фармакологическое лечение и перенесших
стентирование.
3. Исследовать личностные ресурсы совладающего с болезнью поведения у пациентов с
ИБС, прошедших фармакологическое лечение и перенесших стентирование.
Характеристика выборки. Нами было обследовано 60 мужчин в возрасте 53,3±3,6
лет. (Группа №1 - 30 мужчин с диагнозом ишемическая болезнь сердца (ИБС), прошедших
фармакологическое лечение и группа №2 - 30 мужчин с диагнозом ишемическая болезнь
сердца (ИБС), перенесшие стентирование. Пациенты проходили лечение на базах Центральной клинической больницы №2 им. Н.А. Семашко ОАО РЖД и Муниципальном учреждении
здравоохранения «Солнечногорской ЦРБ».
Методики исследования: методика «Стратегии совладающего поведения» в адаптации СПНИПНИ им. В.М. Бехтерева под рук. Л.И. Вассермана (2009); многомерная шкала
восприятия социальной поддержки» (MPSS) Зимет Д., в адаптации Ялтонского В.М., Сирота
Н.А.; опросник когниций болезни (A.W.M. Evers & F.W. Kraaimaat); экспресс диагностика
преобладающего смысла болезни, в адаптации Сирота Н.А., Московченко Д.В., Фетисова
Б.В.; Опросник локуса контроля болезни» (ОЛКБ) в адаптации Тхостова А.Ш. и соавторов;
Краткий опросник по оценке страха прогрессирования заболевания (FOP12).
Выводы:
1. У пациентов группы №1 (ИБС, прошедших фармакологическое лечение) наблюдается
выраженность таких копинг-стратегий, как бегство-избегание. У пациентов группы
№2 (ИБС, перенесших стентирование ) наблюдается выраженность копинг-стратегий,
таких как поиск социальной поддержки, принятие ответственности и положительная
переоценка.
2. Пациенты группы №2 обладают большей психологической устойчивостью, активной
жизненной позицией, признанием свое роли в возникновении проблемы и ответственности за ее решение. Пациенты группы №1 менее адаптированы к стрессовым ситуациям.
3. Пациенты группы №1 из-за своего стремления скрывать свои переживания от окружающих, а также от близких людей и родных значительно меньше пользуются семейной поддержкой по сравнению с другой группой пациентов.
4. Пациенты группы №1 принимают ограничения своей деятельности вследствие болезни и часто принимают ее как данность. В то время как пациенты группы №2 занимают более активную позицию.
5. Пациенты группы № 2 по сравнению с другой группой более ответственны и самостоятельны.
6. Пациенты группы № 1 в большей степени подвержены эмоциональным срывам, неконтролируемым эмоциональным всплескам, резким переменам настроения, в то время как пациенты группы №2 более уравновешены.
8
Профилактика нарушений пищевого поведения у девушек подросткового и
юношеского возраста
М.Ю. Дурнева
Педагог-психолог ГБОУ СОШ №2086, [email protected]
Научный руководитель - Т.А. Мешкова
к. псх. н., декан факультета клинической и специальной психологии
Московский городской психолого-педагогический университет, Москва, Россия
Аннотация: рассмотрена группа психологических и социокультурных факторов риска формирования неадекватного отношения к образу тела и нарушений пищевого поведения в неклинической популяции девушек подросткового и юношеского возраста г. Москвы. В связи с выделенными факторами риска обозначены основные направления профилактики и психокоррекции данных нарушений.
Ключевые слова: нарушения пищевого поведения, неудовлетворенность телом, психологические и
социокультурные факторы, профилактика
Eating Disorder Prevention in the Female Adolescents
M.U. Durneva
Educational psychologist, [email protected]
Supervisor- T.A. Meshkova
PhD, Dean of the Faculty of Clinical Psychology and Special Education
Moscow State University of Psychology and Education, Moscow, Russia
Abstract: Inadequate attitudes toward body and eating behavior among non-clinical sample of the female
adolescents are examined. Some psychological and social and cultural risk factors are revealed. According to
the main risk factors some directions of prevention of body dissatisfaction and eating disorders are offered.
Kew words: disturbed eating behavior, body dissatisfaction, psychological and social and cultural factors,
preventive care
Актуальность исследования. Нарушения пищевого поведения (НПП) чаще всего
рассматриваются в качестве расстройств, характерных для девушек подросткового и юношеского возраста и связываются, в первую очередь, с недовольством образом своего тела, поскольку именно образ тела является наиважнейшим компонентом формирования подростковой самооценки. Для подростков характерен высокий уровень обеспокоенности внешним
видом и тем, как их оценивают другие. Изображения в рекламе худых и красивых моделей
являются причиной появления сомнений в собственной привлекательности, что приводит к
активному поиску способов достижения идеального тела, которые зачастую не являются
адаптивными, а ведут к ухудшению психического и физического здоровья.
Значительный пласт отечественных исследований связан в основном с изучением
клинических синдромов НПП у молодых женщин, тогда как наибольшей уязвимостью в отношении формирования неадекватного отношения к телу и нарушенного пищевого поведения обладают подростки. Однако исследования пищевых установок в неклинической популяции подростков и молодежи в отечественной литературе практически отсутствуют. Вместе
с тем формирование доклинических видов НПП, происходящее под влиянием социального
окружения и информационного контекста, в популяции уязвимых подростков происходит
сначала незаметно.
Цель исследования - выявление среди девушек подросткового и юношеского возраста неклинической популяции г. Москвы психологических и социокультурных факторов риска для возникновения неудовлетворенности образом тела и развития опасных для здоровья
неадекватных форм пищевого поведения.
Одной из задач исследования является выделение приоритетных направлений психологической профилактики и коррекции возможных нарушений пищевого поведения в соответствии с наиболее значимыми факторами риска.
9
Методы исследования. В исследовании приняли участие 203 девушки: 136 человек
12-18 лет - учащиеся общеобразовательных учреждений (из них 45 человек – выпускницы
11-х классов, поступающие в высшие учебные заведения); 65 человек 18-24 лет – студентки
гуманитарных факультетов различных вузов г. Москвы.
В качестве инструментария были выбраны: тест пищевых установок (Eating Attitude
Test-26), опросник пищевых расстройств (Eating Disorder Inventory-2), шкала удовлетворенности телом (Body Appreciation Scale), шкала ранжирования фигур (Figure Rating Scale),
опросник изучения дихотомического мышления (Dichotomous Thinking Inventory), Торонтская Алекситимическая шкала (Toronto Alexithymia Scale-26), шкала самоуважения М. Розенберга, опросник способов совладания, авторский опросник оценки факторов риска нарушений пищевого поведения, социальные и культурные установки по поводу внешности (Social and Cultural Attitudes about Appearance).
Результаты исследования. В результате применения дисперсионного и корреляционного анализа был обнаружен ряд психологических и социокультурных факторов, повышающих риск возникновения НПП. К этим факторам относятся: неудовлетворенность телом;
алекситимические черты личности, проявляющиеся в трудностях определения собственных
чувств и их дифференциации от телесных ощущений; низкая самооценка; перфекционистские черты личности, связанные со страхом ошибки и наличием завышенных требований по
отношению к себе; дихотомические убеждения; копинг-стратегии по типу избегания, самоконтроля и принятия ответственности; трудности социальной адаптации и установления
межличностных отношений; социокультурные установки, связывающие физическую привлекательность с различными аспектами жизни (социальное принятие, успех, счастье и пр.)
Выводы и практическая значимость. Среди перечисленных факторов риска по их
значимости (в соответствии с уровнем корреляций теста пищевых установок со всеми использованными методиками) на первое место можно поставить стремление к худобе, неудовлетворенность телом и наличие социокультурных установок, связывающих жизненный
успех с красивой фигурой и внешностью. Интересно, что индекс массы тела оказался практически не связанным с риском нарушений пищевого поведения. Таким образом, гораздо более важным показателем является субъективное отношение к образу тела. В связи с этим
представляется целесообразным для профилактики нарушений пищевого поведения среди
девушек-подростков направить основные усилия на формирование адекватного отношения к
своему телу.
Одним из главных направлений профилактики НПП среди подростков является метод
«сближения» Я идеального и Я реального в результате переосмысления их соотношения в
системе самооценки. За рубежом такие профилактические программы уже давно получили
широкое распространение. К примеру, в США в Центре изучения нарушений пищевого поведения (The Renfrew Center Foundation, http://renfrewcenter.com/about) было разработано руководство по формированию здорового питания и позитивного отношения к телу. Еще одним эффективным способом профилактики возникновения дисморфофобии и нарушений
пищевого поведения является разработка обучающих программ, благодаря которым девушки
и молодые женщины становятся более критичными к информации, поступающей из средств
массовой информации, что приводит к снижению степени интернализации стереотипов физической привлекательности, транслируемых СМИ.
Не менее важными задачами в профилактике НПП являются формирование устойчивой самооценки, повышение способности индивидов распознавать собственные чувства и
отличать их от телесных ощущений, развитие способности регулировать собственные эмоции и выражать их адекватным способом.
10
Уровень интеллекта больных с последствиями детского церебрального паралича
юношеского и зрелого возрастов
А.А. Зимин
Студент педиатрического факультета (2 курс) РНИМУ, [email protected]
Научный руководитель – А.И. Зимин
д. т. н., профессор, зав. кафедрой менеджмента МВИ
ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва, Россия
Аннотация: Детский церебральный паралич – заболевание, характеризующееся тяжелыми двигательными, речевыми и психическими нарушениями. Цель работы - определить уровень и особенности интеллекта больных с последствиями ДЦП. Для оценки интеллекта использовали адаптированный для нашей страны тест Векслера для взрослых. Среднее значение общего интеллекта обследованных составило 95±3 баллов. Полученные данные доказывают необходимость полноценного отношения к таким больным, обосновывают возможность обретения пациентами востребованной профессии, активной социальной жизни, возможно высокого качества жизни.
Ключевые слова: Детский церебральный паралич, вербальный и невербальный интеллект, реабилитация, качество жизни
The Intelligence Level of Young and Adult Patients with the Sequelae of Infantile Cerebral
Palsy
A.A. Zimin
BA Student, Faculty of Pediatrics RNIMU, [email protected]
Supervisor – A.I. Zimin,
PhD, Full professor, Head Department of Management of Moscow Military institute
Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: The Infantile Cerebral Palsy is characterized by severe motor, speech and mental disorders. The
purpose of the present paper is to define the level and character of intelligence in patients with consequences of the Infantile Cerebral Palsy. The Russian Adaptation of the Wechsler Adult Intelligence Scale
was used for evaluating of the intelligence level. The average general intelligence in the patients was
95±3 points. The obtained data demonstrate the need for adequate social attitude toward such patients,
and justify their ability to find the desirable profession, to participate in social life and even possible to
achieve the high quality of life.
Keywords: Cerebral Palsy, verbal and nonverbal intelligence, rehabilitation, quality of life.
Актуальность. Детский церебральный паралич (ДЦП) – тяжелое неврологическое заболевание, которое характеризуется двигательными, речевыми и психическими нарушениями, негативно влияющими на социальную адаптацию больного и снижающими качество его
жизни (Бадалян Л.О., 1988; Семенова К.А., 1999; Schneider J.W., 2005).
Тяжелая клиническая картина ДЦП и его значительная распространенность ставят это
заболевание на первое место по детской инвалидности среди неврологических заболеваний
(Семенова К.А., 1999). Уже в детском и юношеском возрасте больные ДЦП становятся инвалидами, а последствия этого заболевания сохраняются на протяжении всей жизни больного,
усиливаясь с его возрастом.
Цель и задачи: определить уровень и особенности интеллекта больных с последствиями ДЦП для последующей индивидуальной коррекции программы реабилитации таких
больных.
Методы исследования, характеристики выборки. Для оценки интеллекта больных
использовали тест Векслера для взрослых (WAIS), адаптированный для применения в нашей
стране Санкт-Петербургским научно-исследовательским психоневрологическим институтом
им. В.М. Бехтерева под руководством Мясищева В.Н., а затем государственным предприяти11
ем Иматон (Муляр О.И., 1995). Тест представляет собой батарею из 11 субтестов: шести вербальных и пяти невербальных. Каждый из них можно рассматривать как количественный
одномерный тест, характеризующий различные стороны мышления, памяти и внимания, сенсомоторные процессы и речь. При помощи теста Векслера оценивали общий интеллект, словесное понимание, перцептивную организацию, способность, влияющую на выполнение
субтестов «Запоминание цифр», «Арифметический», «Шифровка» (Дружинин В.Н., 1999).
Уровень интеллекта определяют по значению IQ, выраженного в баллах. Нормой считают от 90 до 110 баллов, При значении IQ выше 110 баллов определяли высокий интеллектуальной уровень. Уровень IQ ниже 70 баллов свидетельствовал о наличии олигофрении
различной степени: при 50-69 баллах в степени дебильности, при 20-49 в степени имбецильноcти, ниже 20 баллов в степени идиотии.
При проведении психологического обследования учитывали двигательные и речевые
расстройства (Козявкин В.И., Шестопалова Л.Ф., 1995). Так оценка интеллектуальных возможностей инвалидов в вербальных тестах снижается при расстройствах слуха больного, при
нарушениях мелкой моторики у больного снижаются результаты невербальных тестов, требующих точных движений рук.
При проведении психологического обследования испытуемых учитывали, что для
больных, страдающих двигательными нарушениями, рекомендуют использовать методики с
небольшим числом заданий в силу частого наличия у них интеллектуально-мнестических
расстройств и быстрой истощаемости (Белова А.Н., 2002).
В ходе работы обследованы 82 больных (43 мужчины и 39 женщин) с последствиями
детского церебрального паралича в возрасте от 17 до 60 лет, разделенные на группы юношеского, первого и второго зрелых возрастов.
Данные, полученные в настоящем исследовании обработаны статистически. Тип распределения величин в каждой полученной совокупности изучали с помощью критерий согласия  2 (при n≥40) или критерий W - Шапиро-Уилкса (при n≤40). Определив соответствие
данных выборок нормальному распределению, для решения поставленных задач использованы соответственно параметрические и непараметрические статистические методы. Для
определения степени тесноты связи между выборками использовали ранговый коэффициент
корреляции Спирмена (rs). Достоверность корреляции определяли по соответствующей таблице.
Результаты исследования: среднее значение общего коэффициента интеллекта
(IQобщ.) обследованных составило 95±3 баллов (норма 90-110 баллов); вербального интеллекта (IQверб.) – 103±3 балла, невербального интеллекта (IQнев.) – 83±3 балла. У всех больных
IQобщ выше 70 баллов – величины, ниже которой определяется интеллектуальный дефект; у
26% обследованных IQобщ. ниже нормы (90 баллов); у 52% нормальный интеллектуальный
уровень; у 22% больных интеллект выше нормы.
Выявлена разница интеллектуального уровня больных в зависимости от их возраста.
В группе юношеского возраста среднее значение IQобщ. составило 92±18 балла, в группе первого зрелого возраста – 98±14 баллов, второго зрелого возраста – 93±9 балла.
Определили вербальный и невербальный субтесты, имевшие наибольший коэффициент корреляции Спирмена с уровнем соответственно вербального или невербального интеллекта. Наиболее информативным вербальным субтестом является «Арифметический»
rs=0,90, (p<0,001), невербальным – «Недостающие детали» rs=0,87, (p<0,001).
Выводы и практическая значимость. Таким образом, показано, что у обследованных пациентов уровень среднего, вербального и невербального интеллектов во всех возрастных группах был значительного выше порогового 70-ти бального значения, что говорит об
отсутствии интеллектуального дефекта. У 74% обследованных показатели умственных способностей выявлены на уровне нормы или выше нее. Среди использованных субтестов
«Арифметический» информативнее всех отражает вербальные способности пациента, а
«Недостающие детали» - невербальные способности.
12
Полученные данные, в противовес общественному мнению, говорят о достаточно высоком уровне интеллекта пациентов с ДЦП, доказывают необходимость отношения к таким
больным как к полноценным членам общества, обосновывают, в том числе, возможность их
активного участия в лечебно-реабилитационном процессе. С учетом вышеизложенного специалистам, работающим с больными ДЦП - психологам, медицинским и социальным работникам необходимо создавать условия, которые способствовали бы включению больных в активную социальную и культурную жизнь, обретению ими востребованных профессий, и в
конечном итоге – повышению качества их жизни.
Особенности проявления тревожности у студентов с ОВЗ
О.Е. Комолов
студент Факультета дистанционного обучения, [email protected]
Научный руководитель – Е.В. Гурова
к.пед.н., доцент, профессор кафедры психологии и педагогики дистанционного обучения
МГППУ
Московский городской психолого-педагогический университет, Москва, Россия
Аннотация: данная работа посвящена особенностям проявлений ситуативной и личностной тревожности у студентов с ОВЗ в сравнении со студентами без ОВЗ и прочими испытуемыми.
Ключевые слова: тревожность, ограниченные возможности здоровья, обучение
Characteristics of Anxiety Manifestation in Students with Disabilities
O.E. Komolov
Student, Faculty of distance learning, [email protected]
Supervisor – E.V. Gurova
Ph.D., associate professor, professor of the psychology and pedagogy department of distance
learning MSPPU
Moscow State Psychological and Pedagogical University, Moscow, Russia
Abstract: This paper is dedicated to characteristics of state-trait anxiety’s manifestation in students with disabilities revealed in comparison with students without disabilities and other subjects.
Keywords: anxiety, disabilities, learning
Актуальность темы исследования. Одним из наиболее распространенных, а значит
актуальных для изучения, психических свойств является тревожность. XX столетие нередко
характеризуется специалистами как век тревоги и страха [1]. В наши же дни проблема изучения проявлений тревожности становится еще более важной. В нашей стране данная проблема стала особенно актуальной в 1990-е годы, в связи со сломом всей государственной и
социальной системы и неуверенностью людей в завтрашнем дне. Особую категорию тревожных людей составляют лица с ограниченными возможностями здоровья. Предполагается, что
они чаще, чем другие, оказываются в ситуациях, провоцирующих тревогу, поскольку большинство социальных ситуаций не приспособлено для людей с ограниченными возможностями здоровья. В то же время, нередко стрессовые ситуации, связанные с инвалидным статусом, могут выступать как адаптивные механизмы и снижать уровень тревожности. Исходя из
всего вышесказанного, уровень как ситуативной, так личностной тревожности у них отличается от аналогичного уровня у людей без ОВЗ. Наша гипотеза основана на предположении о
том, что процесс обучения в вузе и наличие ОВЗ выступают факторами, повышающими уровень тревожности у человека.
Цели и задачи исследования. Целью данного исследования является изучение особенностей проявления тревожности у студентов с ОВЗ. В соответствии с поставленной це13
лью были сформулированы следующие задачи: описать специфику проявлений тревожности
у студентов с ОВЗ; выявить различия в проявлениях ситуативной и личностной тревожности
у студентов с ограничениями здоровья, студентов условно здоровых и у лиц, не являющихся студентами.
Характеристика базы исследования. Московский городской психологопедагогический университет: 30 человек, из них с разной степенью ограничения возможностей здоровья 15 человек. Добровольцы без ОВЗ – 12 человек. Всего: 42 человека - 7 мужчин
и 35 женщин в возрасте от 17 до 56 лет.
Методики исследования. В исследовании была использована методика субъективной
оценки ситуационной и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера и Ю.Л.Ханина (тест на
тревожность Спилбергера Ханина [2]). Расчет значимости различий в уровне тревожности в
обследуемых группах производился с использование критерия Краскелла-Уоллеса. Расчет
значимости различий между группами студентов и остальными испытуемыми проводился
при помощи U-критерия Манна-Уитни.
Социологические параметры выборки содержали информацию о возрасте, поле, роде
занятий, состояния здоровья, временной характер инвалидности, наличие трудового стажа,
семейного
положения. Эти данные учитывались при интерпретации особенностей
проявления тревожности и представлены в таблице 1.
Таблица 1. Социологические параметры выборки исследования (%)
Студенты с ОВЗ
Средний возраст по выборке (лет)
Пол
М
Ж
29,2
20,0
80,0
Наличие специальности
33
Наличие стажа
20
Наличие полной родительской се- 48,6
мьи
Наличие собственной семьи
26,6
Наличие детей
20
Инвалидность врожденная или
46,6
приобретенная
53,4
Студенты
здоровые
28,7
6,7
93,3
условно Прочие
29
25,0
75,0
60
53
20
75
50
20
60
26,6
50
75
Выборка студентов с ОВЗ представлена респондентами в возрасте от 19 и до 48 лет.
Средний возраст – 29,2 года. Имеют врожденную инвалидность 46,6%. Остальные приобрели различные заболевания в течение жизни. Она треть респондентов – имеет специальность,
и 20 % имеет трудовой стаж. Практически половина испытуемых проживает в полных семьях, 26,6% имеет собственную семью и 20% имеют детей.
Таким образом, высказанные ранее предположения о том, что инвалиды являются
более социально уязвимой, неблагополучной группой, проживающих в неполных семьях
испытывающей большие проблемы с коммуникацией, для данной выборки оказались
несостоятельными. Результаты исследования уровня ситуативной и личностной тревожности
в трех группах представлены в таблице 2.
Таблица 2. Сравнительный анализ выраженности ситуативной и личностной тревожности в
исследуемых группах
Студенты с ОВЗ(n 15)
Студенты без ОВЗ (n 15)
Прочие (n 12)
Ситуативная тревожность
Станд. Откл.
Средн.
28,80
9,45
28,67
11,52
21,75
8,30
14
Личностная тревожность
Станд. Откл.
Средн.
10,64
43,33
12,12
45,27
39,75
8,97
Также были проведены попарные сравнения обеих студенческих групп с группой
остальных при помощи критерия Манна-Уитни. Результаты показали, что между группами
студентов с ОВЗ и студентов без ОВЗ с одной стороны и группой остальных с другой нет
статистически значимых различий по показателям ЛТ и СТ.
Как видно из таблицы 2 у студентов с ОВЗ среднее значение показателя выраженности
ситуативной и личностной тревожности не превышают подобные в группе студентов без
проблем со здоровьем (условно здоровые). Можно предположить, что этому способствует
несколько факторов. Прежде всего, это общая
обстановка обучения в вузе,
психологический климат на факультете. Для студентов с ОВЗ созданы условия доступной
среды, реализуется индивидуальный подход с учетом характера заболевания, учитывается
необходимость периодического пребывания в клиниках центрах реабилитации и т. д.
Студенты с ОВЗ включены в общую работу со студентами, проводится много
мероприятий разной направленности. Организуются различные формы совместного
обучения (особенно дистанционного) и досуга. Такая обстановка способствует снижению
тревожности, повышению уровня их социализации и нивелированию различий между этими
группами. Отсутствие различий в уровне ситуативной и личностной тревожности у
студентов с ОВЗ по сравнению с обычными студентами также можно объяснить спецификой
их социального окружения, микросреды в которой они находятся. Большинство из них
проживает в полных семьях, многие имеют собственную семью, детей. Мы считаем, что
немаловажным фактором, снижающим тревожность у лиц с инвалидностью, является
трудоспособность человека. 33% студентов с ОВЗ указали, что имеют специальность, а 20 %
имеют и довольно длительный стаж работы. Наличие работы способствует социальнопсихологической адаптации человека в социуме, придает ему уверенности в свои силы,
является бесценным опытом социального взаимодействия. Также, студенты с ОВЗ не реже
других испытуемых (20% против 26,67% и 8,33% у студентов без ОВЗ и остальных
соответственно) имеют детей, а способность к воспитанию детей, безусловно, говорит о
достаточном уровне дееспособности.
Отсутствие значимых различий в уровне тревожности у студентов с ОВЗ и условно
здоровых можно объяснить и возрастными особенностями испытуемых. Так выборка
студентов с ОВЗ оказалась наиболее «старой» по возрасту группой. Можно предположить,
что инвалиды старшего возраста лучше адаптированы к жизни за счет предыдущего опыта и
общего уровня социализации. Как правило, люди после 30 лет получают не первое высшее
образование, таким образом, имея опыт обучения в вузе, что благоприятно сказывается на их
адаптации. Анализ выраженности тревожности в группе студентов и у лиц, не обучающихся
в вузе, показывает, что показатели ситуативной и личностной тревожности у всех студентов,
независимо от наличия заболевания несколько выше, но эти различия не являются
значимыми. Можно предположить, что учеба в Вузе сопряжена с определенными
переживаниями, связанными с выполнением контрольных работ, сдачей тестов, зачетов и
экзаменов и т.д. Однако, лица, не являющиеся студентами, как правило, являясь
работающими людьми, также подвержены переживаниям, связанным с производственными
моментами на работе. За счет этого тревожность студентов и не студентов взаимно
нивелируется и приходит к одному и тому же уровню.
Выводы. Гипотеза нашего исследования не подтвердилась. Существующие различия
в уровне ситуативной и личностной тревожности в данной выборке студентов с ОВЗ и
условно здоровых не являются значимыми. Более выражены различия в уровне тревожности
у студентов и лиц, не обучающихся в вузе. Студенчество обладает более высокими показателями как ситуативной, так и личностной тревожности.
Тревожность у студентов с ОВЗ очевидно является последствием их негативного опыта. Несмотря на предположение о том, что инвалиды являются более социально уязвимой,
неблагополучной группой, испытывающей большие проблемы с коммуникацией, это не подтвердилось статистическими данными об их социальном положении. В то же время, можно
предположить, что показатели тревожности в трех группах были взаимно компенсированы за
15
счет того, что студенты без ОВЗ и остальные имеют иные стрессоры, помимо ОВЗ и учебы, в
том числе из-за того, что чаще имеют работу и профессиональный стаж. Мы можем предположить, что данный результат связан с определенными компенсирующими факторами, а
также с прогрессом в области социализации инвалидов, достигнутым в последние годы. Тем
не менее, процесс адаптации инвалидов должен продолжаться и углубляться, но не выбиваться из общих процессов психологической работы с населением, так как люди с ОВЗ и без
него имеют схожие трудности.
Литература.
1. Гольцман Е.Е. Век тревоги // «Наука и жизнь» № 7, 2000.
2. Карандашев, В.Н.; Лебедева, М.С.; Спилбергер, Ч. Изучение оценочной тревожности:
руководство по использованию методики Ч. Спилбергера. СПб: Речь, 2004.
Влияние характеристик рабочей памяти на успешность называния слов
А.В. Кузина
студент психолого-социального факультета, [email protected]
Научный руководитель – Ю.В. Микадзе
д.псх.н., заведующий кафедрой клинической психологии
ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва, Россия
Аннотация: Исследуется связь семантической и рабочей памяти в процессе называния глаголов и
существительных, предметов и действий с предметами. Предоставлены результаты исследования на
группе нормы, оценивались показатели семантической памяти: скорость называния, количество
названных слов; и рабочей памяти: максимальный объем воспроизведенного вербального и невербального ряда. Испытуемые с высокими показателями рабочей памяти имели высокую скорость
называния при предъявлении действий и предметов, а так же высокую продуктивность номинативной
функции речи при актуализации глаголов и существительных.
Ключевые слова: Долговременная память, кратковременная память, рабочая память, семантическая
память, номинативная функция речи.
The Influence of Characteristics of Working Memory on successful Words’ Naming
А. Kuzina
MA Student, Faculty of Psychology and Social Sciences, [email protected]
Supervisor – Yu. Mikadze,
PhD, Head of Department of Clinical Psychology
Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: The paper deals with interrelation between the semantic and working memory in the course of
naming the verbs, nouns, subjects and actions with subjects. Now we offer the evaluation of the semantic
memory (naming speed, the number of the named words) and the working memory (the maximum amount of
repeated verbal and non-verbal rows) of the normative group. The subjects with high rates of working
memory had the high speed of naming of actions and subjects, as well as high efficiency of nominative function of the speech while naming the verbs and nouns.
Keywords: Long-term memory, short-term memory, working memory, semantic memory, nominative function of speech.
Введение. Важное значение в процессах переработки информации играют два вида ее
сохранения в памяти – кратковременное и долговременное. Бэддели определял рабочую память как систему, обеспечивающую временное сохранение текущей информации при выполнении с ней операций, необходимых для решения сложных комплексных задач. В структуру
рабочей памяти включают зрительно-пространственный блокнот, фонологическую петлю,
16
центральный управляющий элемент, координирующий когнитивные процессы, эпизодический буфер и другие подсистемы. Ранее в отечественной психологии использовался термин
«оперативная» память, рассматриваемая как «процессы памяти, которые обслуживают непосредственно осуществляемые человеком актуальные действия и операции». К текущей информации, включенной в активную переработку, могут относиться стимулы, поступающие
как из внешней среды, так и из долговременной памяти. Тульвинг определяет семантическую память, как память на слова, понятия, правила, абстрактные идеи; она необходима,
чтобы пользоваться языком. Ответы на вопросы, касающиеся взаимодействия кратковременной (рабочей) памяти и долговременной (семантической) памяти являются актуальными, поскольку позволяют прийти к пониманию психологических механизмов, лежащих в основе
ряда нарушений памяти.
Цель работы. Оценка характеристик рабочей памяти, которые могут влиять на
успешность называния слов (актуализацию информации из семантической памяти).
Исследовательские задачи:
1.
Анализ связи между кратковременной (рабочей) и долговременной (семантической) памятью, возникающей в процессе называния разных частей речи – глаголов и существительных (актуализации из памяти).
2.
Анализ связи между кратковременной (рабочей) и долговременной (семантической) памятью, возникающей в процессе называния предметов и действий (узнавания
изображений).
Материал и методы исследования. В исследование было включено 30 добровольцев-студентов ВУЗов от 18 до 23 лет, не имеющих в анамнезе неврологических нарушений.
Средний возраст испытуемых составил 19,8 лет. В качестве исследовательских методик использовались следующие:
1.
Повторение цифр», субтест 5 из теста интеллекта Д. Векслера – исследование
вербальной рабочей памяти. Состоит из двух частей: запоминания и повторения чисел в
прямом и обратном порядке. Результат оценивается в баллах.
2.
Аналог методики «Кубики Корси» - исследование невербальной рабочей памяти. Состоит из двух частей: запоминания, показа комбинации кубиков в прямом и обратном
порядке. Результат оценивается в баллах.
3.
Сюжетные картинки из нейропсихологического альбома Лурии - называние
действий на 15 сюжетных картинках. Фиксируется время называния в секундах.
4.
Номинация предметов, номинация действий с предметами – за основу взят
принцип методики «Boston Naming Test-2». Фиксируется время называния в секундах.
5.
Проверка номинативной беглости. Состоит из двух серий: называние глаголов
на буквы «С», «Б»; называние существительных на буквы «П», «Р» в течение 60 секунд.
Фиксируется количество названных слов.
Результаты и выводы
На основании результатов, полученных при исследовании номинативной беглости,
испытуемые были разделены на 4 подгруппы: подгруппа I (15 чел) – количество существительных, названных за 60 сек. не достигает среднего значения; подгруппа II (15 чел) – количество существительных превышает среднее значение; подгруппа III (18 чел) – количество
глаголов, названных за 60 сек. не достигает среднего значения; подгруппа IV (12 чел) – количество глаголов превышает среднее значение.
Средние результаты по подгруппе I оказались ниже средних результатов по подгруппе II, а средние результаты по подгруппе III ниже, чем по подгруппе IV. Полученные данные
свидетельствуют о том, что показатели семантической памяти на называние вербальных и
невербальных стимулов выше при высоких показателях рабочей памяти. Кроме того, результаты по семантической памяти в подгруппе I ниже, чем в подгруппе II, а в подгруппе III ниже, чем в подгруппе IV, что проявляется в увеличении периода называния и в меньшем количестве актуализированных слов.
17
Таблица 1. Результаты выполнения тестов на проверку рабочей и семантической памяти, полученные на материале группы нормы.
Называние существительных
Называние глаголов
Подгруппа I
Подгруппа II
Подгруппа III Подгруппа IV
Среднее количество слов
≤15
>15
≤10
>10
Тест Векслера прямая
5,4
6,1
5,3
6,5
Тест Векслера обратная
4,7
5,1
4,6
5,3
Кубики прямая
5,2
5,5
5,1
5,4
Кубики обратная
5,2
5,7
5,1
5,5
Называние предметов
1,9 сек
1,4 сек
1,8 сек
1,4 сек
Называние действий
1,9 сек
1,7 сек
2 сек
1,6 сек
Сюжетные картинки
1,14 сек
0,9 сек
1,1 сек
1 сек
Называние глаголов
8,6
11,1
9,1
12,6
Называние существительных
Примечание.
12,6
17,4
12,8
16,8
- среднее количество слов, названное за 60 секунд.
Анализ данных, полученных при номинации существительных и глаголов показывает,
что 23% (7 испытуемых), имеющих высокие результаты по называнию существительных
(глаголов) не попадают в группу с высокими результатами по называнию глаголов (существительных). Результат можно объяснить следующим образом: механизм актуализации глаголов и существительных неодинаков. Возможно, это связано с известными представлениями о том, что в актуализации глаголов принимают участие механизмы, связанные с передними отделами, а в извлечения существительных – с задними отделами коры головного мозга.
Таким образом, рабочая и семантическая память взаимосвязаны. Хорошие показатели
рабочей памяти приводят к более высокой продуктивности номинативной функции речи в
отношении глаголов и существительных. Высоким показателям рабочей памяти соответствует высокая скорость называния действий и предметов.
Практическая значимость. Подробное изучение механизмов связи между кратковременной и долговременной памятью позволит более эффективно подходить к реабилитации больных, перенесших ЧМТ и многие другие травмы и заболевания головного мозга.
Психологические аспекты профилактики прогрессирования хронической сердечной
недостаточности
Е. В. Ларина
Студент факультета социальных наук, департамента психологии, [email protected]
Научный руководитель – В. Н. Ларина
д. м. н., профессор кафедры поликлинической терапии №1 лечебного факультета
РНИМУ им. Н. И. Пирогова
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ),
Москва, Россия
Аннотация: При ведении тяжелых пациентов с хронической сердечной недостаточностью необходима забота, как о клиническом состоянии, так и психолого-социальная помощь. Ухудшение качества
жизни и преобладание негативных эмоций отрицательно сказываются на самочувствии пациента и
снижают его приверженность к выполнению рекомендаций врача, что является одной из ведущих
причин декомпенсации ХСН. Важно помнить, что на течение болезни влияет психолого-социальное
состояние близких. Предполагается возможность разработки и внедрения в практику программ по
поддержке родственников больных ХСН.
18
Ключевые слова: Хроническая сердечная недостаточность, психологическое здоровье, больные, качество жизни, родственники.
Psychological aspects of prevention and exacerbation of chronic heart failure
E. Larina
MA Student, Faculty of Social Sciences, Department of Psychology , [email protected]
Supervisor – V. Larina,
PhD, M.D., Full professor of the Faculty of outpatient therapy №1, RNRMU named after N.I. Pirogov
National Research University Higher School of Economics (HSE), Moscow, Russia
Abstract: Taking care of clinical status and psychological and social support is essential during the management of patients with severe heart failure. Lower quality of life and prevalence of negative emotions have
negative impact on patients’ clinical status and reduce their adherence to following the recommendations of
physician which is one of the most common reasons of heart failure decompensation. The very important
issue is that psychological condition of the relatives affects the patient. So, we propose to develop and implement the educational programs for supporting the relatives of patients.
Keywords: Chronic heart failure, psychological health, patients, quality of life, relatives.
В настоящее время актуальна разработка и внедрение в широкую клиническую практику методов ведения больных с хроническими неинфекционными заболеваниями, в том числе
с хронической сердечной недостаточностью (ХСН), которые способствуют улучшению течения заболевания, предупреждению его прогрессирования и отдалению сроков возникновения
летального исхода. В последние годы некоторые психологические факторы (стресс, депрессия) рассматриваются наряду с классическими (артериальная гипертония, курение) как факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний и их осложнений.
Согласно существующим рекомендациям терапия ХСН предполагает длительный прием препаратов, а также соблюдение ограничений, связанных с образом жизни. Однако при
лечении ХСН необходимо учитывать и особенности личности пациента. Кроме того, важна
психолого-социальная работа с близким окружением пациента. Сердечная недостаточность
лёгкого течения практически не влияет на привычный образ жизни больного и его семейный
уклад, тогда как тяжелая ХСН вызывает серьёзные изменения не только в жизни пациента,
но и его семьи. Течение заболевания характеризуется снижением активности, ранним уходом
на пенсию или переменой должности, и, как следствие, финансовыми ограничениями, ухудшением качества жизни (КЖ) больного. Подобные перемены в жизни сопровождаются отказом от привычного социального круга общения и уменьшением количества социальных контактов, что, в свою очередь, приводит к формированию у больного чувства одиночества,
незащищенности, страха, беспомощности и отсутствия поддержки. Состояние тревожности,
депрессия и социальная изоляция существенно отягощают клиническое состояние пациента.
Более того, тяжелое течение ХСН затрагивает не только психологическое состояние самого
пациента, но и оказывает влияние на членов его семьи. Так, например, родственники пациента бывают раздражительны, склонны к депрессии, испытывают напряженность, усталость.
Большинство родственников тяжелого больного ХСН игнорируют свои обязанности по уходу за ним. Сам больной чувствует вину перед родственниками, что еще больше усугубляет
его положение. Между пациентом и его родственниками возникает барьер в общении и взаимопонимании.
Психолого-социальные проблемы, возникающие у пациента, такие как ухудшение качества жизни, сложности в отношениях с близкими, сужение круга общения, изменение социального статуса и преобладание негативных эмоций приводят к снижению мотивации пациента к выполнению рекомендаций врача. Несоблюдение режима лечения влечет за собой
осложнения в течении болезни и является одной из ведущих причин декомпенсации сердечной недостаточности.
19
Анализ клинических исследований, изучающих роль психосоциальных факторов в
формировании прогрессирования ХСН, показал, что при ведении больных необходимо оценивать не только тяжесть их клинического состояния, но и наличие психолого-социальных
факторов, оказывающих негативное влияние на течение болезни и наличие у больного мотивации к соблюдению рекомендаций врача.
Цель исследования: определение факторов, влияющих на психолого-эмоциональный
статус и качество жизни больных с ХСН.
Методы исследования: 248 больных (65,7% М, 34,3% Ж) в возрасте от 60 до 85 [69
(65-74)] лет с ХСН II-IV ФК по классификации Нью-Йоркской ассоциации сердца (NYHA)
вследствие ИБС и АГ. КЖ оценивалось с помощью опросника «Жизнь больных с хронической сердечной недостаточностью» Миннесотского Университета (T. Rector, 1987), тревожность и депрессия - «Госпитальной шкалы тревоги и депрессии» (A. Zigmond, 1983). Статистическую обработку данных проводили с использованием пакетов программ SPSS 16.0 и
Statistica 6.0.
Результаты: КЖ больных с ХСН соответствовало 30 (20-44) баллам. Анализ анкет,
оценивающих КЖ, показал, что основными факторами его ухудшения оказались клинические симптомы (выраженная одышка, быстрая утомляемость), приводящие к ограничению
досуга больных, уменьшению встреч с друзьями и родственниками, а также необходимость
постоянно и длительно лечиться. Приём большого количества препаратов (r=0,24, р=0,014) и
снижение физической активностью (r=-0,34, р<0,001) существенно влияли на КЖ больных.
Клинически выраженные депрессия и тревожность отмечались у 34,1% больных с IV ФК и у
25,7% - со II-II ФК ХСН. Ограничения при выполнении какой-либо работы, требующей физического или эмоционального напряжения, неудовлетворенность делами и занятиями, ранее
приносившие удовольствие пациентам (чтение книг, просмотр телепередач), а также отсутствие поддержки и понимания со стороны близких влияли на развитие тревожнодепрессивного состояния. У больных с тяжёлым течением заболевания чаще отсутствовали
семьи или поддержка и понимание со стороны родственников, чем у больных со II-III ФК,
р=0,008. Наблюдалась связь между отсутствием семьи пациента и тяжестью заболевания
(р=0,009, r=0,16).
Выводы: на течение болезни и самочувствие пациента влияет как его собственное клиническое и психолого-эмоциональное состояние, так и восприятие близкими его болезни.
Практическая значимость: важно рассмотрение возможности разработки и внедрения
в практику мероприятий по поддержке и помощи родственникам больных с ХСН.
Коммуникативная направленность мышления как фактор эмоционального и
социально-психологического благополучия у подростков
Д.А. Малюкова
аспирант ГБОУ ВПО МГППУ, [email protected]
Научный руководитель - О.Д. Пуговкина,
к.п.н., доцент ГБОУ ВПО МГППУ
Московский городской психолого-педагогический университет, Москва, Россия
Аннотация: Представленное исследование посвящено изучению связи между коммуникативной
направленностью мышления и коммуникативной компетентностью в подростковом возрасте (n = 30
человек, 20 юношей и 10 девушек). Этот вопрос обсуждается в контексте проблемы социального познания, его нарушений и связанной с ними эмоциональной и социально-психологической дезадаптацией. Была обнаружена значимая положительная связь между коммуникативной направленностью
мышления и коммуникативной компетентностью. Чтобы раскрыть и описать природу этой сложной
связи, необходимы дальнейшие исследования.
Ключевые слова: социальное познание, коммуникативная направленность мышления, рефлексивная
саморегуляция, коммуникативная компетентность, подростковый возраст
20
Communicative Orientation of Thinking as a Factor of Emotional, Social and Psychological
Well-being in Adolescents
D.A. Malyukova
PhD student of Moscow State University of Psychology and Education, [email protected]
Supervisor - O.D. Pugovkina,
PhD, docent of Moscow State University of Psychology and Education
Moscow State University of Psychology and Education, Moscow, Russia
Abstract: The present study examines the relationship between communicative orientation of thinking and
communicative competence in adolescents in a sample of 30 senior adolescents (20 males, 10 females). This
topic is regarded in the context of social cognition, its disturbances and associated emotional, social and psychological maladaptation. Communicative orientation of thinking was found to be significantly and positively correlated with communicative competence. Further research is needed to reveal and to describe the nature
of this complex relationship.
Keywords: social cognition, communicative orientation of thinking, reflexive self-regulation, communicative
competence, adolescents
Интерперсональные отношения важны для поддержания психологического благополучия. Удовлетворенность межличностными отношениями, способность к эффективной коммуникации с другими людьми, широкая социальная сеть и доступность социальной поддержки – это общепризнанные факторы психологического благополучия, которые играют
протективную роль по отношению к различным формам психологического стресса. Их наличие особенно важно в подростковом возрасте по причине его особого, кризисного характера
[5].
Нарушения социального познания - неспецифический фактор развития психических
расстройств. Зарубежные и отечественные клинические исследования обнаруживают связь
между нарушениями в сфере социального познания и различными формами психологического неблагополучия, включая психические расстройства шизофренического и аутистического
спектра, аффективные и личностные расстройства, зависимости, различные поведенческие и
интерперсональные нарушения и т.д.
Для описания человеческой способности к социальному познанию были предложены
различные конструкты, например, социальный и эмоциональный интеллект, ментализация,
Theory of mind или модель психического, а также некоторые другие. В рамках отечественной психологии для описания рефлексивной составляющей этой способности развивалось
представление о так называемой коммуникативной направленности мышления и рефлексивной саморегуляции. Речь идет об умении встать на позицию другого, о направленности на
партнера по общению, о понимании и учете его состояния [3, 4, 6]. Результаты исследований
с участием испытуемых, не имеющих клинически выраженных проявлений эмоциональной
и социально-психологической дезадаптации, также свидетельствуют о существовании связи
между сниженной способностью к социальному познанию и эмоциональным неблагополучием [1].
Представление о коммуникативной направленности мышления акцентирует внимание на мотивационной составляющей социального познания, без которой, даже при адекватном функционировании его когнитивных механизмов, не возможно продуктивное межличностное общение, приносящее удовлетворение человеку.
Целью данного исследования является изучение связи коммуникативного аспекта
мышления и коммуникативной компетентности у старших подростков.
Дизайн исследования. Испытуемыми в настоящем исследовании выступили старшие
подростки – одиннадцатиклассники (всего 30 человек, 10 девушек и 20 юношей в возрасте от
16 до 18 лет), обучающиеся в ГБОУ СОШ с углубленным изучением математики. Специфика
обучения в данной школе определяется высоким уровнем нагрузок по профильному предме21
ту, одна из основных задач учебного заведения – подготовка к поступлению в ведущие ВУЗы
технического профиля.
Коммуникативный аспект мышления испытуемых исследовался с помощью Модифицированной методики определения понятий А. Б. Холмогоровой. В первой серии методики испытуемым был предложен список из 7 понятий (например, «бутылка», «часы» и др.),
которые, согласно инструкции, нужно было, используя любые признаки, определить или
описать так, чтобы любой человек такого же возраста и образования, каким обладает испытуемый, смог легко и однозначно догадаться, о чем идет речь. Во второй серии методики испытуемому предлагалось определить те же понятия, выбрав из предложенного перечня признаков те, которые, по его мнению, позволили бы другому человеку понять, о каком предмете идет речь, используя как можно меньше признаков. Первая серия методики направлена на
изучение способности к смене позиции, а вторая – на исследование рефлексивной саморегуляции, то есть умения перестроить свою деятельность в соответствии с изменившимися
условиями [6].
Коммуникативная компетентность старших подростков исследовалась с помощью
«Теста коммуникативных умений Л. Михельсона» в переводе и адаптации Ю. З. Гильбуха.
Тест состоит из описания 27 коммуникативных ситуаций, в каждой из которых есть разные
варианты поведения: правильные или «компетентные» и неправильные – «зависимые» и
«агрессивные».
Результаты исследования. Согласно результатам данного исследования, старшеклассники, наиболее способные к смене позиции (то есть обладающие наиболее развитой
коммуникативной направленностью мышления), обладают, по сравнению со своими одноклассниками, наиболее высокой коммуникативной компетентностью. Данные корреляционного анализа свидетельствуют о существовании прямой связи между точностью определения
понятий и склонностью выбирать компетентные ответы в «Тесте коммуникативных умений
Л. Михельсона» и, одновременно с этим, обратной корреляционной связи между показателями точности и преобладающим выбором зависимых ответов. В этом тесте в число «зависимых» входят, например, ответы, в которых в предложенной коммуникативной ситуации
испытуемый не может отстоять свое мнение и предпочитает никак не проявлять себя во взаимодействии с другими.
Все это позволяет нам говорить о существовании определенной взаимосвязи между
коммуникативной компетентностью и коммуникативной направленностью мышления. Но
некоторая неоднозначность полученных данных не позволяет сделать однозначный вывод о
качестве этой взаимосвязи. Так, было установлено, что старшеклассники, составляющие
группу испытуемых с высокой коммуникативной компетентностью, испытывают определенные трудности при перестройке своей когнитивной деятельности в соответствии с изменившимися условиями ситуации (за эту способность отвечает рефлексивная саморегуляция
мышления). Одно из возможных объяснений состоит в том, что развитая коммуникативная
направленность мышления лежит в основе более легкого формирования коммуникативной
компетентности, но не является единственным достаточным условием этого.
Выводы и практическая значимость. Подведем итог: старшеклассники с наиболее
развитой способностью к смене позиции, в целом, наиболее успешны в ситуациях социального взаимодействия. Существует определенная связь между коммуникативной компетентностью и коммуникативной направленностью мышления, но содержание этой связи требует
дальнейшего уточнения. Вероятно, развитая коммуникативная направленность мышления
является необходимым, но не единственным условием формирования коммуникативной
компетентности.
Понимание связи коммуникативного аспекта мышления и коммуникативной компетентности в подростковом возрасте имеет важное практическое значение для планирования
коррекционных и развивающих мероприятий, адресованных подросткам с различными интерперсональными нарушениями. Важная роль должна отводиться не только поведенческому тренингу дефицитарных коммуникативных умений, но и стимулированию интерсубъек22
тивности как способности встать на позицию другого, а также развитию способности к рефлексивной саморегуляции. В таком контексте социальное познание имеет общие основание
с осознанностью (mindfulness), принадлежащей к классу метакогнитивных регуляторных
способностей и связанной с децентрацией и когнитивной гибкостью. Под осознанностью
подразумевается способность занять наблюдающую позицию по отношению к своему опыту,
также являющаяся важным фактором сохранения психологического благополучия и сопротивления стрессу [2].
Литература
1. Малюкова Д.А., Пуговкина О.Д. Взаимосвязь коммуникативного и формального аспекта мышления у старших подростков в контексте проблемы эмоциональной дезадаптации // Психологическая наука и образование. 2014. № 4. (в печати).
2. Пуговкина О.Д., Шильникова З.Н. Концепция mindfulness (осознанность): неспецифический фактор психологического благополучия // Современная зарубежная психология. 2014. № 2. С. 18-28.
3. Рычкова О.В. Исследования социального познания при шизофрении // Консультативная психология и психотерапия. 2013. №1. C. 63-89.
4. Холмогорова А.Б., Зарецкий В.К. Может ли быть полезна российская психология в
решении проблем современной психотерапии: размышления после ХХ конгресса интернациональной федерации психотерапии (IFP). [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 4. URL:
http://www.medpsy.ru/mprj/archiv_global/2010_4_5/nomer/nomer09.php (дата обращения: 03.10.2014).
5. Холмогорова А.Б., Смирнова Н.С. Комплексная модель интерперсональных отношений как теоретическая основа для их изучения у подростков с нарушениями поведения // Культурно-историческая психология. 2009. №4. C. 94-99.
6. Холмогорова А.Б. Нарушения рефлексивной регуляции познавательной деятельности
при шизофрении. Дисс. ... канд. психол. наук. М., 1983. 213 с.
Особенности нарушения высших психических функций у детей с разными
типами минимальной мозговой дисфункции
А.П. Шмелёва
студентка психолого-социального факультета, [email protected]
Научный руководитель – С.В. Фролова
к.пcх.н., доцент кафедры общей психологии и педагогики
ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова, Москва, Россия.
Аннотация: В статье обсуждаются особенности детей с нарушением развития высших психических
функций и испытывающих значительные трудности в усвоении учебного материала общеобразовательной школы. Рассматривается диагноз ММД, его типы и особенности нарушений ВПФ у детей с
разным типом ММД. Проводится оценка результатов исследования по тесту Тулуз-Пьерон и методике «Лурия-90», разделение детей на группу «норма» и «дети с ММД» и обсуждение преимуществ
группы «нормы» по сравнению с группой «дети с ММД».
Ключевые слова: Минимальные мозговые дисфункции (ММД), нарушения высших психических
функций
The Characteristic of Diminution of Cerebral Competence in Children with different
Types of Minimal Brain Dysfunctions
A. Shmeleva
Student of the Faculty of Clinical Psychology, [email protected]
23
Supervisor – S.V. Frolova,
PhD (Psychology), Associate Professor, Department of Faculty Psychology and Pedagogy
Pirogov Russian National Research Medical University (RNRMU), Moscow, Russia
Abstract: The paper focuses the personal traits of children with impaired development of higher mental functions experiencing significant difficulties in learning during the secondary school. It discusses the diagnosis
of MBD, its types and characteristics of disorders of higher mental functions in children with different types
MBD. Assessment of the study results was based on the test Toulouse-Pieron and methodology of "Luria90", the children were divided into two groups designated as "norm" and "children with MBD," the further
discussion turns to the advantages of the "normal" group in comparison with “children with MBD".
Keywords: Minimal brain dysfunctions (MBD), violations of higher mental functions.
Актуальность исследования. В настоящее время наблюдается активное развитие
нейропсихологии детского возраста в нашей стране и за рубежом. Прежде всего, это связано
с неблагополучной картиной здоровья и развития подрастающего поколения. Количество
детей с нарушениями развития высших психических функций (ВПФ) и речи в дошкольных и
школьных образовательных учреждениях в настоящее время постоянно растет. Ограничения
при обучении таких детей, трудности их социализации на разных этапах онтогенеза придают
особую важность комплексным исследованиям, посвященным изучению механизмов формирования отклонений в развитии, в том числе перинатального генеза.
Остро стоит вопрос роста количества детей с нарушениями развития высших психических функций (ВПФ) и речи в дошкольных и школьных образовательных учреждениях,
испытывающих значительные трудности в усвоении учебного материала общеобразовательной школы, число которых достигает 40-50 % от обычной средней популяции детей младшего школьного возраста.
У детей с трудностями обучения и поведения отмечаются незначительные субклинические расстройства функционирования центральной нервной системы, головного мозга. Это
находит отражение в имеющихся у них диагнозах: "ММД" (минимальная мозговая дисфункция), "СДВГ" (синдром дефицита внимания и гиперактивность), "гиперкинетический синдром", "церебрастенический синдром", "астеноневротический синдром" и др. Большой процент этих детей попадает в группу риска, в группу детей отстающих в усвоении школьных
знаний и навыков.
Неблагополучное созревание ЦНС становится препятствием для своевременного и
полноценного формирования психической деятельности у этих детей. Психические и физические возможности ребенка оказываются недостаточными, чтобы соответствовать социальным требованиям, которые предъявляют родители, детский сад, школа. Длительное нахождение ребенка в режиме психического перенапряжения при систематическом обучении приводит к увеличению соматических заболеваний, нарушению эмоционально-волевой регуляции, снижению познавательных интересов, мотивации к обучению.
Цель исследования: изучение нарушений высших психических функций у детей с
синдромом минимальных мозговых дисфункций (ММД).
Характеристика выборки: В нашем исследовании приняли участие 27 учащихся
первого класса (7-8 лет) ГБОУ СОШ №2097, из которых 12 девочек и 15 мальчиков, проживающих в г. Москва.
Методы исследования: тест Тулуз-Пьерона, направленный на исследование точности и скорости внимания, и методика «Лурия-90», которая позволила осуществить экспрессанализ функций памяти и мнемической деятельности первоклассников по следующим показателям: объем слухоречевой памяти, тормозимость слуховых следов, прочность слуховых
следов, воспроизведение порядка слуховых стимулов, воспроизведение звуковой структуры
слов, узнавание слов, регуляция и контроль слухоречевой памяти, слуховой балл, объем зрительной памяти, воспроизведение порядка зрительных стимулов, воспроизведение пространственной конфигурации зрительных стимулов, феномен зеркальных движений, прочность
24
зрительных следов, межполушарный перенос зрительной информации, регуляция и контроль
зрительной памяти, зрительный балл, суммарный балл.
Результаты исследования. Полученные результаты исследования по тесту ТулузПьерон позволили выделить детей, относящихся к группе «дети с ММД». В дальнейшем они
были распределены по типам ММД, описанным Л.А. Ясюковой: реактивный (87,5%), астенический (6,25%), субнормальный (6,25%). Еще два типа (ригидный и активный типы), представленных в классификации, не наблюдались при исследовании данной группы детей (Л.А.
Ясюкова, 1997). В группе «дети с ММД» в равной степени как и группе «норма» различий по
показателям скорости не было выявлено. У группы «дети с ММД» показатели точности относятся к категории патологии – 100%, что свидетельствует о нарушении концентрации
внимания, а у группы «нормы» находятся в допустимых значениях (высокая точность –
27,27%, хорошая точность – 18,18%, средняя норма 45,45%, слабая точность – 9,09%, патология – 0%).
Анализ результатов исследования по методике «Лурия-90» показал, что вне зависимости от наблюдаемого типа у детей с ММД в большей степени нарушен показатель прочности
слухоречевых следов, однако в каждом типе ММД отмечались различия в проявлениях
нарушений. Так при реактивном типе ММД более слабыми сторонами являются нарушения
в узнавании слов, воспроизведении пространственной конфигурации зрительных стимулов,
регуляции и контроле зрительной памяти. А при субнормальном типе ММД - узнавание
слов, регуляция и контроль слухоречевой памяти, воспроизведение заданного порядка зрительных стимулов. Сильными же сторонами, на которые можно опираться при коррекционных занятиях с этими детьми являются: объем и тормозимость слухоречевых следов, воспроизведение звуковой структуры слова и заданного порядка слов, объем зрительной памяти и феномен зеркальных движений.
Выводы. Группа «нормы» имеет преимущества по сравнению с группой «дети с
ММД» по показателям: узнавание слов и воспроизведение пространственной конфигурации
зрительных стимулов. Результаты исследования показали, что у детей с синдромом ММД
проявляются трудности как в зрительной, так и слухоречевой сферах.
Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты
можно будет использовать для разработки специальных индивидуализированных программ
психологического сопровождения детей с ММД, позволяющих лучше адаптироваться в ситуации обучения. Это значительно повысит эффективность их лечения, а также положительно скажется на психологическом самочувствии этой категории больных.
25
РАЗДЕЛ 2. Формирование образа здоровья в психологии и медицине
Осознание семьи детьми с девиантным поведением
Х.Х. Ахматханова
студент психолого-социального факультета, [email protected]
ГБОУ ВПО Российский национальный исследовательский медицинский университет им.
Н.И. Пирогова, Москва, Россия
Аннотация: В данной статье поднимается одна из актуальных тем современности - проблема девиантного поведения детей и подростков, особенности осознания ими семьи. Проводя исследование, мы
решили выяснить ключевые вопросы данной проблемы: особенности осознания семьи детьми и подростками с девиантным поведением и сравнение с образом семьи у лиц с просоциальным поведением.
Ключевые слова: девиантное поведение, просоциальное поведение, осознание семьи.
Awareness of family children with deviant behavior
H.H. Akhmatkhanova
MA Student of the Psychology Department, [email protected]
N.I. Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: This article deals with one of the most important issue of contemporaneity, the problem of deviant
behavior in children and adolescents, and with their understanding of the family in particular. In our research
we decided to find out the key points of the problem, namely how the children and adolescents with deviant
behavior understand family and how their concept differs from the image of the family in individuals with
prosocial behavior.
Key-words: deviant behavior, prosocial behavior, awareness of family.
Проблема девиантного поведения детей стоит в настоящее время чрезвычайно остро.
С каждым годом увеличивается доля несовершеннолетних среди лиц, совершающих противоправные поступки. Появление у школьников и молодежи девиантного поведения часто
связывают с их попаданием в дурные компании. Однако не мало важную роль играет семейная атмосфера в развитии девиантного поведения.
Вызывает интерес как дети с «отклоняющимся» поведением осознают семью, ибо она
играет огромную роль в формировании личности в целом. Именно семья является той средой, в которой ребенок, в первые месяцы и годы жизни, оказывается вовлеченным в практику регулируемых определенными нормами и правилами взаимоотношений. Именно в семье
он получает первые вербально и действенно объективированные оценки своих действий и
поступков и, таким образом, на основании возникающей обратной связи, усваивает эти нормы и правила. Наконец, в семье ребенок наблюдает взаимоотношения взрослых ее членов,
как между собой, так и с другими людьми.
Гипотеза: особенности осознания семьи являются важным фактором становления в
онтогенезе просоциального и девиантного поведения.
Предмет исследования: осознание семьи у детей и подростков с девиантным поведением.
Объект исследования: соотношение образов семьи у детей и подростков с девиантным поведением и с просоциальным поведением.
Цель исследования: выявление особенностей осознания семьи у детей и подростков
с девиантным поведением и сравнение их с особенностями осознания семьи у детей с просоциальным поведением.
Исследованием семьи занимались такие отечественные и зарубежные психологи как
А.Я. Варга, О.Г. Кулиш, В.В. Столин, В. Сатир, Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкий и др. По их
26
мнению, одним из значимых факторов развития характера ребенка при формировании базовых черт его личности, первичных форм связей и отношений с внешним миром, воспринимаемых преимущественно через отношения с близкими взрослыми, является семья. Семья –
специфический социальный институт, в котором переплетаются интересы общества, членов
семьи и каждого их них в отдельности. Семья в целом и как осознает ее ребенок, играют
огромную роль не только в формировании личности ребенка и просоциального поведения,
но и влияет также на развитие девиантного поведения.
Характеристика выборки: в нашем исследовании приняли участие 40 человек: 20
детей дошкольного возраста 6 лет (5 девочек и 5 мальчиков с просоциальным поведением, 5
девочек и 5 мальчиков с девиантным поведением), 20 подростков в возрасте от 15 -17 (6 девочек и 4 мальчиков с просоциальным поведением, 7 девочек и 3 мальчиков с девиантным
поведением).
Методы исследования:
1. Наблюдение
2. Сбор анамнеза
3. Клиническая беседа
4. Экспериментально-психологическое исследование
5. Обработка данных
Методическое обеспечение:
1. Поведение родителей и отношение подростков к ним. Методика ADOR, Э. Шафер.
2. Методика «Два дома» (И. Вандвик, П. Экблад).
Результаты исследования: Исследования проводились строго индивидуально, в отсутствии внешних помех, при хорошем самочувствии испытуемых.
По методике ADOR были получены следующие результаты: у подростков с девиантным поведением наблюдалось повышение по шкалам DIR - директивность во взаимоотношениях, HOS – враждебность NED – непоследовательность в 6 случаях) в оценке матери и
отца. В 80 % случаях был выявлен результат в 0 баллов по шкале (POZ/HOS) близости по отношению к матери. В ходе беседы было выявлено, что подростки не были довольны
наибольшим контролем со стороны матери. Именно мать, по словам подростков, «чрезмерно» контролирует их шаг. Результаты подростков с просоциальным поведением отличались.
Взаимоотношения с родителями = отлично. Здесь наблюдается наивысший балл по шкале
близости (5 баллов). Для них семья – это счастье, удача. Родители же – близкие люди, которые всегда поймут и помогут. И эта любовь и уважение друг друга напрямую «воссоздается»
в поведении испытуемых.
В ходе исследования детей дошкольного возраста по методики «Два дома» было выявлено дети с девиантным поведением «помещали» своих родителей, старшие дети – своих
младших сестер и братьев, в черный домик, в отличие от детей с просоциальным поведением, тем самым они отдаляли своих родителей от себя.
Вывод: Особенности осознания своей семьи у «просоциальных» детей на момент исследования ближе к существующему в обществе образу идеальной семьи, чем у девиантных,
оно выражается в том, что образ своей семьи у лиц с просоциальным поведением включает
себя оба родителя, живущих вместе с ним, отношения между ними всегда положительные.
Отношения с родителями у подростков качественно различны. У родителей воспитанников
детей с девиантным поведением, в восприятии их детей, оказался более низким уровень позитивного интереса к ребенку, повышенная автономность и непоследовательность в процессе
воспитания. Так можно даже заметить различия в осознании семьи детьми с девиантным поведением и просоциальным по методике «Два дома», «просоциальный» ребенок считает, что
нельзя отделять родителей, родители и он сам – это единое целое.
27
Факторы риска развития метаболического синдрома в популяции студентов 3-4-го
курса лечебного факультета МГМСУ им. А.И.Евдокимова.
А.А. Глибка
студентка лечебного факультета, [email protected]
Научный руководитель – О.Ю. Демичева,
эндокринолог ГКБ №11, врач высшей категории, член EASD
Московский государственный медико-стоматологический университет
имени А.И. Евдокимова, Москва, Россия
Аннотация: Проведено исследование в когорте студентов медицинского института. Цель – выявление факторов риска развития метаболического синдрома. В исследование включено 140 студентов, из
них 70 девушек и 70 юношей. Проведено определение индекса массы тела (ИМТ) и окружности талии (ОТ), а также анкетирование для оценки мотивации вести здоровый образ жизни. Количество лиц
с избыточной массой тела (ИМТ 25,0 – 29,9 кг/м²) составило 17 %; количество лиц с ожирением
(ИМТ > 30 кг/м²) составило 4 %. Желание вести здоровый образ жизни продемонстрировали 120 чел.
Ключевые слова: метаболический синдром, висцеральное ожирение, абдоминальное ожирение, профилактика.
The Risk Factors for the Metabolic Syndrome’s Development in the 3-4th Year Medical Students of Moscow State University for Medicine and Dentistry.
A. Glibka
MA Student of the Medical faculty, [email protected]
Supervisor – O. Demicheva,
Endocrinologist, MD, EASD member, City Clinical Hospital 11
Moscow State University for Medicine and Dentistry, Moscow, Russia
Abstract: We undertook a study of a group of medical students. The purpose was to identify the risk factors
for the metabolic syndrome. The analysis was performed on 140 students, 70 males and 70 females. We
measured the body mass index (BMI) and waist circumference (WC), and provided the subjects with the
questionnaires assessing motivation for the healthy lifestyle. The number of overweighed subjects (BMI 25,0
- 29,9 kg/m2) amounted to 17 %; while the number of persons with obesity (BMI > 30 kg/m2) amounted to 4
%. However, 120 subjects expressed their desire to live a healthy life.
Keywords: metabolic syndrome, visceral obesity, abdominal obesity, prevention.
Актуальность работы. Проблема ожирения и ассоциированных с ним патологических состояний, в том числе, жизнеугрожающих сердечно-сосудистых заболеваний, в начале
XXI века приобрела характер неинфекционной эпидемии (Бессесен Д.Г., Кушнер Р., 2004;
Дедов И.И., Мельниченко Г.А., 2004).
Ожирение не случайно относят к факторам риска сердечно-сосудистых катастроф.
Жировая ткань представляет собой не просто отложение запасов жира в специальных
клетках (адипоцитах). Жировая ткань – самостоятельный эндокринный орган, вырабатывающий большое количество биологически активных веществ, влияющих на все органы и ткани специфическим образом. Если жировой ткани слишком много, вырабатывается избыточное количество этих веществ. Оказывая своё специфическое действие, они повышают количество факторов атеросклероза (атерогенных липопротеидов и триглицеридов), изменяют
механизмы свёртывания крови, повышая риск тромбозов, способствуют нарастанию инсулинорезистентности (нарушают чувствительность клеток к эффектам инсулина, повышая риск
развития сахарного диабета 2-го типа), а также провоцируют появление некоторых злокачественных опухолей.
Все эти эффекты, производимые избыточной жировой тканью, дают основания считать ожирение болезнью.
28
По современным представлениям, ожирение - это хроническое рецидивирующее заболевание, требующее долгосрочного, практически пожизненного, лечения, целью которого
является снижение заболеваемости, улучшение качества и увеличение продолжительности
жизни больных.
По данным многочисленных исследований, около 40 % женщин и 30% мужчин репродуктивного возраста страдают избыточной массой тела и ожирением. С возрастом их количество растёт.
По данным метаанализа, проведённого на основании 25 клинических исследований и
наблюдений у 2,3 млн. пациентов, риск развития инсульта возрастает с увеличением веса. У
людей с ожирением (ИМТ 30 кг/м² и более) отмечается повышение риска инфаркта миокарда
и ишемического инсульта на 64%. У людей с избыточной массой тела (ИМТ от 25 до 29,9
кг/м²) риск развития инфаркта миокарда и инсульта увеличивается на 22%, по сравнению с
людьми, имеющими нормальный ИМТ.
Наиболее прогностически неблагоприятным признан висцеральный (абдоминальный)
тип ожирения, так называемый «тип яблоко», при котором жир преимущественно откладывается в области талии.
Метаболический синдром, именуемый «смертельным квартетом» – симптомокомплекс, развивающийся у лиц с висцеральным ожирением, проявляется в артериальной гипертонии, нарушениях жирового и углеводного обмена, резко увеличивает риск инфарктов и
инсультов (Гинзбург М.М., Крюков Н.Н., 2002.; Linne Y., 2004; Wong J.X., Davies M.J.,
Norman R.J., 2002).
Абдоминальное ожирение
(окружность талии)
Триглицериды
Холестерин ЛПВП
Артериальное давление
Гипергликемия натощак
Мужчины > 94 см
Женщины > 80 см
>1,7 ммоль/л
Мужчины <1,0 ммоль/л
Женщины <1,2 ммоль/л
>140/90 мм рт. ст.
> 6,1 ммоль/л
Предупредить развитие метаболического синдрома можно, если не допустить развитие висцерального ожирения или если провести эффективное лечение висцерального ожирения до появления артериальной гипертонии и нарушения углеводного и жирового обмена.
Наиболее эффективна профилактика метаболического синдрома, начатая в детском и
юношеском возрасте, т.к. с годами риск развития этой патологии резко возрастает (Мельниченко Г.А., Бутрова С.А., Савельева Л.В., Чеботникова Т.В., 2006).
Цель и задачи исследования. Выявление факторов риска развития метаболического
синдрома (ожирения, в т.ч. висцерального; нарушенного пищевого поведения; гиподинамии)
в когорте студентов 4-го курса лечебного факультета (дневное отделение).
Определение зависимости наличия ожирения от образа жизни в исследуемой когорте.
Профилактика развития метаболического синдрома при выявлении факторов риска в
исследуемой когорте.
Методы исследования, характеристики выборки.
1.
Определение индекса массы тела по формуле Кетеле:
где: m — масса тела в килограммах, а h — рост в метрах, результат измеряется в
кг/м².
2.
3.
Определение окружности талии (ОТ) в см
Оценка мотивации на здоровый образ жизни и борьбу с ожирением
29
Окружность талии определялась при помощи сантиметровой ленты в положении стоя,
по ориентиру – среднеподмышечной линии на середине расстояния между нижним краем
грудной клетки и гребнем подвздошной кости.
Информация о массе тела, росте, пищевых предпочтениях, представлении о рациональном питании и здоровом образе жизни определялось методом опроса (анкетирования)
участников исследования.
В исследование включено 140 студентов обоих полов 4-го курса лечебного факультета МГМСУ. Из них: 70 человек девушек, 70 юношей. Средний возраст исследуемых составил
20-23 лет (+ 1 год).
Результаты исследования.
1.
В исследуемой группе количество лиц с нормальным ИМТ (18,5 – 24,9 кг/м²)
составило 98 чел. (70 %); количество лиц с избыточной массой тела (ИМТ 25,0 – 29,9 кг/м²)
составило 24 чел. (17 %); количество лиц с ожирением (ИМТ > 30 кг/м²) составило 6 чел. (4
%).
Количество лиц с дефицитом массы тела (ИМТ < 18,5 кг/м²) составило 12 чел. (9 %).
Соответственно, в подгруппах девушек и юношей показатели распределились следующим образом:
ИМТ:
Юноши (% и количество)
Девушки (% и количество)
<18,5 кг/м²
18,5 – 24,9 кг/м²
25 – 29,9 кг/м²
> 30 кг/м²
3 % – 2 чел.
68 % – 48 чел.
23 % – 16 чел.
6 % – 4 чел.
14 % – 10 чел.
72 % – 50 чел.
11 % – 8 чел.
3 % – 2 чел.
2.
Окружность талии в мужской группе составила:
менее 94 см 58 чел. (83 %)
94 см и более 12 чел (17 %)
Окружность талии в женской группе составила:
менее 80 см 59 чел. (84 %)
80 см и более 11 чел (16 %)
3.
По данным анкетирования:
Мотивацию вести здоровый образ жизни и бороться с ожирением продемонстрировали 120 чел. Из них 57 юношей и 63 девушек.
Выводы и практическая значимость.
1.
Распространённость избыточной массы тела в исследуемой группе составила
17 %, ожирения – 4 %, что, по сравнению с частотой избыточной массы тела и ожирения во
взрослой популяции репродуктивного возраста 30% мужчин и 40% женщин.
2.
У юношей избыточная масса тела зафиксирована в 23 %; ожирение в 6 % случаев. Увеличение ОТ > 94 см – в 17 % случаев. Эти показатели ниже средних популяционных показателей.
3.
У девушек избыточная масса тела зафиксирована в 11 %; ожирение в 3 % случаев. Увеличение ОТ > 80 см – в 16 % случаев. Эти показатели ниже средних популяционных показателей.
4.
86 % обследованных сообщают о мотивации вести здоровый образ жизни и избегать ожирения.
5.
Принимая во внимание интерес исследуемых к полученным данным, подобное
обследование может само по себе являться дополнительной мотивацией молодых людей к
ведению здорового образа жизни, а также профилактике ожирения и развития метаболического синдрома.
30
Некоторые реологические эффекты в цельной крови при введении
ферромагнитных наночастиц
Н. Н. Фирсов, Н. Л. Шимановский, Науменко В.Ю., Истомина Т.Ю.,Усенко А.Н.,
А.В. Скопина
Российский Национальный Исследовательский Медицинский Университет
Со времени получения ферромагнитных наночастиц трехвалентного железа (Fe2O3) их
возможное применение в медицинских целях в качестве вещества для локальной гипертермии [1] или для МРТ визуализации (магнитноконтрастного свойства) неоднократно обсуждалось [2]. Возможная токсичность этих веществ связывается, в основном, с их воздействием
на иммунную систему и возможностью их накопления в различных органах (селезёнка, почки, печень). Но вопрос о реологической безопасности наночастиц железа (III) при их взаимодействии с эритроцитами не обсуждался, особенно при воздействии магнитного поля.
Предсавляется интересным исследовать поведение агрегирующей суспензии эритроцитов в цельной крови нагруженных наночастицами Fe2O3 при воздействии постоянного
магнитного поля.
Материалы и методы. Кровь извлекалась из кубитальной вены и стабилизировалась
7 %-ым раствором Трилона Б (ADTA) из расчёта 0,3 мл на 10 мл крови. Хранение пробы не
более 1,5 часов. Агрегация и деззагрегаця эритроцитов после этого проводилась на приборе
LADE (Реомедлаб). На рис. 1 приведена запись процесса спонтанной агрегации (I) и сдвиговой агрегации эритроцитов (II). Определялось: исходные агрегационные свойства крови, которые не изменялись при введении наночастиц в средней концентрации 1000 наночастиц
(Fe2O3) на один эритроцит.
Рис. 1
В кровь вводилась взвесь наночастиц Fe2O3. Распределение наночастиц по размерам
приведено на рис. 2. Размеры определялись по фотографиям, сделанным на электронном
микроскопе. Они приведены на рис. 3,4 и 5. Из гистограммы распределения видно, что основное количество наночастиц имеет размеры до 10 нм, что и говорит об их однодоменной
структуре. В качестве источника магнитного поля использовался постоянный магнит, который создавал напряженность в опрашиваемом объёме крови 3∙10-3 Тесла.
31
Рис. 2
Рис. 3;4
Рис. 5
Результаты и обсуждение. При воздействии постоянного магнитного поля при концентрации наночастиц 1000 частиц на одну клетку происходит полная дезагрегация, которая
регистрируется, как резкое увеличение интенсивности обратного светорассеяния. При снятии магнитного поля способность к агрегации восстанавливается через 60 секунд. В отсутствии поля структура потока не изменяется при увеличении скорости сдвига от 2,5 до 11 с
-1
, при включении магнитного поля изменение светорассеяния происходит очень быстро (
менее, чем за 10 секунд).
Эффект оказался дозозависимым воздействие магнитного поля при уменьшении концентрации вызывает умеренную дезагрегацию, которая появляется через 50 секунд. Восстановление исходной агрегационной структуры крови при скорости сдвига 2,5 с-1 происходит с
32
60 секундной задержкой и появлением флуктуаций светорассеяния связанной с разбросом в
размерах агрегатов. Включение магнитного поля не вызовет полную дезагрегацию, но резко
уменьшает флуктуации светорассеяния, что можно связать с образованием пространственной
структуры из эритроцитов.
Дальнейшее уменьшение концентрации магнитных наночастиц (МНЧ) до 200 частиц
на клетку снимает действие магнитного поля, которое не вызывает дезагрегацию эритроцитов, но значительно уменьшает флуктуации светорассеяния, очевидно из-за создания новой
эритроцитарной структуры. При этом процесс сдвиговой дезагрегации не нарушен и следует
за увеличением скорости сдвига.
Результаты эксперимента могут быть объяснены с точки зрения механизмов взаимодействия эритроцитов:
резкое увеличение светорассеяния может происходить вследствие полной ориентации эритроциов в опрашиваемом объёме – «ребром» к лучу лазера;
подобная структура обусловлена, как резким ограничением свободного объема
клеток которое разрешает только поворотную диффузию, так и энергетической оправданностью слипания клеток участками с наименьшей кривизной поверхности (то есть торцами);
в опрашиваемом объёме эритроциты собираются в единый кластер.
Прочность образованной структуры зависит от концентрации наночастиц железа (III).
Выводы:
1. Эритроциты, нагруженные наночастицами железа (III) (МНЧ) в присутствии магнитного поля образуют кластерные структуры из ориентированных монетных
столбиков.
2. Прочность образованных структур зависит от концентрации наночастиц.
3. Реологическая безопасность МНЧ, применяемых для конструирования в магниторезонансной томографии и для магнитного управления кровотоком может осуществляться путем подбора концентрации МНЧ в соответствии с напряжённостью магнитного поля.
Литература
1.
Акопджанов А.Г., Науменко В.Ю., Сергеев А.И., Шимановский Н.Л. Возможности применения наночастиц сложного оксида железа (магнетита) в качестве магнитнорезонансного контрастного средства при визуализации опухолей. Материалы III Всероссийской научной конференции «Наноонкология» 5-7 сентября 2011.
2.
Гущин А.Г., Полулях С.В., Мурашова Н.А., Калаева С.З., Ершова А.Н.. Влияние наночастиц магнетита на гемореологические показатели //Ярославский педагогический
вестник, 2011, № 1, Том III (Естественные науки).
33
РАЗДЕЛ 3. Социальные проблемы здоровья и болезни
Влияние акцентуации характера на формирование аддиктивного поведения
В.С. Воронцова
студент психолого-социального факультета, [email protected]
Научный руководитель – А.Е. Тарасова
Ассистент кафедры общей психологии и педагогики
Российский национальный исследовательский медицинский университет, Москва, Россия
Аннотация. В статье рассмотрены зарубежный и отечественный подходы к пониманию аддиктивного поведения. Даны определения и критерии нехимических зависимостей. Представлены результаты
практико-ориентированного исследования взаимосвязи зависимостей и типа личности. Выявлены
корреляции между акцентуациями характера и видом зависимости.
Ключевые слова: зависимое поведение, аддикция, зависимая личность, акцентуации характера.
The Influence of Personality Accentuation on Shaping of Addictive Behavior
V. Vorontsova
Student, Faculty of Psychology and Social Sciences, [email protected]
Supervisor – A. Tarasova
Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: This paper examines Russian and foreign approaches to the concept of addictive behavior. The definitions and criteria of non-chemical dependences are as well reviewed. The paper presents the results of
practice-oriented study of the interrelation between the addictions and the personality types. Consequently,
the Study revealed the correlations between the personality accentuation and the type of addiction.
Keywords: addictive behavior, addiction, dependent personality, character accentuations.
В современном мире зависимое поведение представляет значимую социальную проблему, поскольку в выраженной форме может иметь такие негативные последствия, как социальная дезадаптация, сужение круга интересов, снижение поисковой активности. Объектами аддикций могут выступать окружающие люди, источники информации, вещества, игры,
работа - всё то, на чем аддикт может зафиксироваться. Изучение проблемы зависимости актуально в силу увеличения количества людей с аддиктивным поведением. По прогнозам социолога А. В. Маренкова, в ХХI веке у российских детей и подростков будет сформирована
«новая структура досуговой деятельности, в которой преобладающей станет индивидуальная
форма получения удовольствия от различных прожективных ситуаций, в которых оказывается личность».
Исследованием нехимических зависимостей занимались такие ученые как Ц.П. Короленко, А.Ю. Егоров, В.Д. Менделевич, М. Миллер. В зарубежной традиции аддиктивное поведение понимается как отклонение в работе головного мозга. М. Миллер утверждает, что
«зависимость - это долговременное (хроническое) заболевание, такое же, как диабет или болезни сердца, и оно так же требует лечения и медицинского контроля на протяжении всей
жизни пациента». В отечественном понимании аддикция являются одной из форм отклоняющегося поведения. Так, Ц.П. Короленко, В.Д.Менделевич считают, что у зависимой личности формируется стремление к уходу от реальности. Искусственного изменения своего психического состояния аддикт достигает посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных видах деятельности. Такое поведение имеет целью развитие и поддержание интенсивных эмоций. По мнению Н.Н. Бойко, зависимость это «процесс психологического порабощения, в результате которого человек становится в
прямом смысле рабом чего-то, кого-то, либо какой-то формы поведения». Он называет зави-
34
симой личностью такого человека, который испытывает сильную привязанность, наклонность, страсть к чему-либо.
По Международной классификации болезней, критериями зависимостей являются:
выраженная потребность или необходимость в объекте зависимости; физиологическое состояние отмены; признаки толерантности; прогрессирующее забвение альтернативных интересов. К психологическим особенностям личности с аддиктивным поведением можно отнести сниженную переносимость трудностей повседневной жизни наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций; скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с
внешне проявляемым превосходством; внешнюю социабельность, сочетающуюся со страхом
перед стойкими эмоциональными контактами; стереотипность и повторяемость поведения, а
также личностную тревожность.
Существенную роль в формировании зависимостей играют акцентуации характера.
Термин «акцентуации» введен в научный оборот К. Леогнардом и означает «чрезмерную выраженность отдельных черт характера и их сочетаний, представляющую крайние варианты
нормы, граничащие с психопатиями». Акцентуации характера предполагаюn избирательную
уязвимость личности к одним психогенным воздействиям при повышенной устойчивости к
другим. Следовательно, определение акцентуаций дает возможность обнаружить преобладающие ориентации на объекты зависимостей.
В целях выявления типа аддикции у студентов вуза в зависимости от типа личности
проведено экспериментальное исследование, основная задача которого - определение типа
личности студентов, выявление наличия аддикции, а также определение корреляции между
акцентуацией характера и аддикцией. Методологическую базу исследования составили классификация и систематизация, сравнительно-сопоставительный метод, а также тестирование,
анкетирование и методы математической оценки. Основной методикой констатирующего
эксперимента для определения типа личности, была использована методика «Характерологический опросник» Леонгарда-Шмишека. Для определения зависимостей была использована «Методика диагностики склонности к 13 видам зависимостей» Г.В. Лозовой. Методика
является тестовой и позволяет диагностировать как общую склонность личности к аддикциям, так и определить доминирующую: алкогольная зависимость, интернет- и компьютерная
зависимость, любовная, наркотическая, игровая, никотиновая, пищевая, зависимость от межполовых отношений, трудоголизм, телевизионная зависимость, религиозная, зависимость от
здорового образа жизни, лекарственная.
Экспериментальной базой констатирующего исследования стал сетевой ресурс «В
контакте». В исследовании в мае 2014 года принимали участие 26 студентов 3 и 4 курса психолого-социального факультета отделения «Клинической психологии». Средний возраст испытуемых - 21 год. Респондентам были отправлены бланки, которые содержали цель исследования и предлагаемые тестовые методики. Ответы были собраны в краткие сроки, что позволило максимально точно оценить психологическое состояние испытуемых в момент «здесь
и сейчас».
По результатам исследования выявлено, что людям с гипертимным типом личности
свойственна пищевая зависимость, что может быть обусловлено особенностью данного типа,
таким как неудержимый интерес ко всему вокруг, поэтому он становится неразборчивым в
выборе знакомств, хобби и адекватного социального поведения. Отличаются прожектёрством, неустойчивостью интересов, неумением соответствовать общепринятым нормам поведения, а также часто переоценивают свои возможности. Для демонстративного типа характерно привлечение внимания к себе любым путем: обходительностью, упорством, целенаправленностью, актерским дарованием, способностью увлечь других. Главные черты этого
типа: беспредельный эгоцентризм, ненасытная жажда внимания к своей особе, восхищений
удивления, почитания, сочувствия, которые могут привести в итоге к любовной аддикции.
Корреляций других акцентуаций личности и видом зависимости выявлено не было, что может быть объяснено недостаточной представленностью разных типов акцентуации характера
35
в выборке (некоторые типы были представлены только в единичном варианте), а также с недостаточно большой выборкой.
Анализ проведенного исследования позволяет утверждать, что аддиктивное поведение связано с акцентуированными свойствами личности. Представленные взаимосвязи могут
играть роль описательной характеристики акцентуированного аддикта, помогая специалисту
более точно составить психологический портрет аддикта, учесть его индивидуальнопсихологические особенности, выявить основные психологические затруднения, связанные с
той или иной зависимостью. Выявленные в ходе исследования взаимосвязи между видами
зависимости и акцентуированными чертами характера расширяют необходимость дальнейшего изучения данного вопроса, увеличения выборки,и, вместе с тем, обосновывают необходимость грамотного психологического консультирования и комплексной терапии людей с
аддиктивным поведением. Профилактическая работа может быть индивидуальной или групповой. Необходимым условием успешной коррекции отдельных личностных особенностей и
форм поведения является включение аддиктов в тренинги, направленные на совершенствование навыков общения и преодоления стрессовых ситуаций.
Отношение современной молодежи к ранним бракам
А.В. Горбачева
Студентка психолого-социального факультета, [email protected]
Научный руководитель – С.В. Фролова
к.псх.н., доцент кафедры общей психологии и педагогики
Российский национально-исследовательский медицинский университет
им. Н.И. Пирогова, Москва, Россия
Аннотация: В данной статье поднимается одна из актуальных тем современности - проблема ранних
браков и их влияние на общество. Проводя исследование, мы решили выяснить ключевые вопросы
данной проблемы: причины заключения и распада ранних браков, особенности функционирования
молодежи в них и различие в отношении молодежи и взрослого поколения ко всем аспектам института семьи и брака.
Ключевые слова: ранние браки, современная молодежь, брачный возраст.
The Attitude of Contemporary Youth towards the Early Marriages
A.V. Gorbacheva
The MA Student of the Psychological department, [email protected]
Supervisor - S.V. Frolova,
PhD (Psychology), Associate Professor, Department of General Psychology and Pedagogy
Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: This article brings up one of the most relevant contemporary issues, namely the issue of early marriages and their influence on the society. Our research offers an inquiry into the key aspects of this problem:
the reasons of entering into such marriages and of subsequent divorcing. We also described the ways of the
youths' behaving in these couples and the differences in attitude toward family as social institution between
the youths and the adults.
Keywords: early marriages, contemporary youth, marriage age.
Актуальность. В настоящее время в современном обществе одним из самых актуальных и обсуждаемых вопросов является проблема ранних браков и особенностей их влияния
на социум.
По закону действующего СК РФ, люди имеют право на вступление в брак по достижению брачного возраста. В России официально этот возраст начинается в 18 лет, но в СК
есть дополнительная регламентация этого вопроса, рассчитанная на 2 нестандартные ситуа36
ции: заключение брака людьми, достигшими 16-тилетнего возраста и заключение брака
людьми, не достигшими 16-летнего возраста. Применительно к лицам, достигшим 16-ти лет,
действует правило, установленное абз.1 п.2 ст.13 СК РФ. Им предусмотрено, что « при наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по просьбе данных лиц разрешить вступить в брак лицам,
достигшим 16летнего возраста». Также снижение брачного возраста допускается и ниже
16ти лет. СК РФ предоставляет право субъектам РФ установить свои порядки и условия, при
наличии которых вступление в брак с учетом особых обстоятельств может быть разрешено
до 16ти лет (абз.2, п.2, ст13 СК РФ). Объективной причиной этого является наличие существенных различий в исторических, национальных и культурных традициях, а также из-за
акселерации подростков.
Поскольку данные законы, в силу разных причин, позволяют при определенных условиях заключать браки до наступления 18-тилетнего возраста, можно говорить о том, что своим существованием и функционированием, они вносят, скорее всего, неоднозначный вклад в
развитие общества.
Цель исследования: изучение особенностей отношения современной молодежи к
ранним бракам. В основу исследования легло предположение, что у современной молодежи
размыто понимание смысла брака и создания семьи, а также значение данных социальных
институтов для развития и функционирования общества.
Характеристика выборки. В нашем исследовании приняли участие 30 человек: 15
студентов ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова 2 курса Психолого-социального факультета в возрасте от 17 до 19 лет (3 юноши и 12 девушек) и 15 сотрудников ФГБУ «ЛРЦ Минздрава РФ» отделения ЦВМР в возрасте от 35 до 42 лет (4 мужчины и 11 женщин).
Методики исследования. Для проверки нашего предположения мы разработали специальную анкету, позволяющую ответить на поставленные перед нами вопросы: а) отношение к браку, обозначение его смысла и назначения; б) наиболее оптимальный возраст для
вступления в брак; в) отношение разных возрастных групп к бракам, заключенным в студенческие годы; г) особенности ранних браков, причин их заключения и распада, а также влияния, которое подобные союзы оказывают на современное общество.
Результаты исследования. Полученные результаты свидетельствуют о том, что вне
зависимости от возраста брак воспринимается людьми как хорошее положительное событие
в жизни, необходимое каждому человеку. Сравнительный анализ результатов двух групп выявил, что 100 % людей среднего возраста и 73,33 % молодежи поддерживают идею создания семьи, однако взрослое поколение, в отличии от молодежи, более рассудительно и
сдержано в вопросах раннего брака, поскольку посредством личного опыта более четко очевидно представляет все трудности семейной жизни, назначении и смысле брака, о чем свидетельствуют результаты отношения двух групп к ранним бракам (33,33% и 46,66 % соответственно). Наиболее оптимальным возрастом для вступления в брак для всех групп является
23-30 лет. Однако если молодежь воспринимает брак как официально заключенный союз
между мужчиной и женщиной, то люди среднего возраста под данным термином понимают
еще и «гражданский брак», т.е. официально не оформленный союз. Относясь к браку однозначно положительно, и считая его нужным и важным явлением в жизни каждого, люди
среднего возраста все-таки всецело не считают, что брак должен быть обязательно оформлен. Молодое же поколение считает, что гражданский брак – это неправильно и все должно
быть официально и узаконено.
Обе группы респондентов считают ранние браки недолговечными, основными причинами заключения которых является, по мнению опрошенных, беременность (93,3 % и 80 %).
К другим причинам респонденты в группе молодежь назвали настоящую любовь (40 %) и
неблагополучную обстановку в семье родителей (40 %). Взрослые к другим причинам относят стремление молодого поколения к самостоятельности (46,66 %). Обе группы респондентов считают ранние браки недолговечными.
37
К основной причине распада ранних браков все респонденты относят неготовность
молодых людей к семейной жизни (86,66 % и 80%), однако, если молодежь второй причиной
называет тяжелое материальное положение (53,33 %), то взрослые – измену (40 %), которую
молодое поколение ставит на последнее место.
Выводы. Анализ результатов исследования показал, что современная молодежь серьёзно и ответственно относится к вопросам заключения брака и создания семьи, понимая
под данными понятиями только официально оформленные отношения, но при этом склонна
к идеализированию семейной жизни, что не позволяет максимально четко и осознанно понимать основное назначение брака, его функций и роли в современном мире. Взрослое поколение, имея в большинстве своем уже свой личный опыт семейной жизни, более адекватно и
реально относятся к понятию «брак», к его основным проблемам и особенностям.
Суицид среди молодежи как социальная проблема
Т.А.Дудкина
Студент психолого-социального факультета специальности «социальная работа»,
[email protected]
Научный руководитель – Н.П. Кирина
к.п.н., доцент кафедры социальной работы
Российский национальный исследовательский медицинский университет
им. Н.И Пирогова, Москва, Россия
Аннотация: В работе описывается проблема суицида среди молодежи. Обоснована актуальность
избранной темы исследования. Приводятся результаты исследования причин суицидальных намерений. Определен комплекс действий и мер, направленных на профилактику суицида в молодежной
среде. На основе результатов исследования сделаны выводы относительно основных причин суицидальных намерений и определена практическая значимость исследования.
Ключевые слова: суицид, суицидент, подростки, суицидальные намерения, статистика, трудная жизненная ситуация, социальная проблема.
Suicide in Youth as a Social Problem
T.A. Dudkina
MA Student of the Psychology and Social Studies Department
Majoring in Social Work, [email protected]
Supervisor – Kirina N.P.
PhD, Full Professor of Social Work Department
N.I. Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: The paper deals with the problem of suicide among the young people. After proving the relevance
of the topic, we present the results of studying the causes of the suicidal intents. We also specify the set of
actions and measures aimed on prevention of suicides among youth. Thus, the research indentifies the major
causes of the suicidal intentions and has practical implications.
Keywords: suicide, youth, suicidal intentions, statistics, life in difficult situation, social problems.
Актуальность. Проблема суицида подрастающего поколения, является одной из самых главных и актуальных социальных проблем в России и во всем мире.
Суицид - намеренное лишение себя жизни или самоубийство. Суицидент - человек,
которые совершил самоубийство. По данным Всемирной Организации Здравоохранения,
Россия занимает второе место в мире по числу самоубийств на сто тысяч жителей, а по абсолютному количеству подростковых самоубийств - первое место. Сдвиг суицидальной активности в сторону более молодого возраста – большинство суицидальных попыток совершают
38
дети и подростки.
В Российской Федерации профилактика суицидов недостаточно реализована. По словам уполномоченного при президенте РФ П.А. Астахова, если рассматривать статистику,
можно сказать, что конкретной статистики не существует. Любая профилактическая работа
должна начинаться с точной оценки ситуации и честных цифр.
Задачи и цели. Выявить причины суицидальных намерений среди молодежи в возрасте от 15 до 30 лет. Для начала решения проблемы необходимо знать причины возникновения суицидальных намерений.
Методы исследования. Для исследования вопроса «Почему вы хотите уйти из жизни» был составлен опросник, который включает 33 вопроса. Целью было выявление причин,
по которым молодежь совершает суицид. В опросе, в социальной сети интернет, приняли
участие две тысячи человек в возрасте от 15 до 30 лет.
Результаты. По результатам исследования было выявлено три причины, по которым
люди хотят совершить суицид: «потеря смысла жизни» - 52%; «проблемы с родителями и в
школе» - 24%; «не принятие собственного тела» - 9%.
Выводы и практическая значимость. Важно отметить, что неконтролируемая подача информации через СМИ о случаях суицида может создавать тенденции распространения
суицидальных мыслей среди подростков. Проблема суицидов характерна не только для
нашей страны, прогнозируется, что к 2020 г. суицид выйдет на второе место в мире, как причина смерти, обойдя онкологические заболевания. ВОЗ признала, что Российская Федерация
находится в чрезвычайной ситуации, поскольку в течении длительного периода показатель
самоубийств превысил установленный критический уровень. Возрастная категория суицидентов колеблется от 15 до 90 лет, причинами суицидов в этом возрасте являются многие
факторы: проблемы в семье, на работе, одиночество, психологическая и физическая боль.
Чаще всего настоящего желания умереть нет, представление о смерти неотчетливо и инфантильно, смерть представляется в виде «желанного длительного сна», «отдыха от невзгод»,
также она видится средством «наказания обидчиков».
В целях профилактики, обществу необходимо открыть как можно больше центров
психологической поддержки и телефонов доверия, при этом достаточно широко распространив информацию о них в обществе через СМИ, так как не все люди информированы о таких
службах, в результате чего они не могут своевременно получить необходимую помощь.
Необходимо разработать и внедрить программы по профилактике суицида в образовательных учреждениях. Для предупреждения суицидов, все образовательные учреждения
должны иметь квалифицированного психолога, который способен оказать помощь подростку
и взрослому человеку, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации и испытывающему психологические проблемы.
Исследование распространенности дентофобии
Е.В. Иващук
студент стоматологического факультета, [email protected]
Научный руководитель - И.Л.Горбунова,
д.м.н., ассистент кафедры терапевтической стоматологии
Омская государственная медицинская академия, Омск, Россия
Аннотация: В последние годы эмоциональная реакция пациентов на стоматологическое пособие
стала активно изучаемой проблемой, поскольку доказано, что возникающие нередко у пациентов тревога и страх, не только обуславливают значительное ухудшение общего самочувствия, но и в ряде
случаев становятся непосредственной причиной отказа от дальнейшего лечения.
Ключевые слова: дентофобия, шкала тревожности Кораха.
39
The Study of Dentophobia’s Prevalence
E.V. Ivashuk
MA Student, Faculty for Stomatology, [email protected]
Supervisor – I.Д. Gorbunova,
PhD, M.D., Assistant of the Stomatology Department
Omsk State Medical Academy, Omsk. Russia
Abstract: Recently, the emotional reaction of patients to dental treatment became a well-recognized problem,
since it was proved that anxiety and fears frequently occurring in patients cause not only a significant deterioration in general health, but also, in many cases, contribute to refusal of subsequent treatment.
Keywords: dentophobia, anxiety scale Korach
Исследования показывают, что дентофобия формируется в определенные возрастные
периоды, в определенных психофизиологических состояниях личности, передается по
наследству, имеет сложную нейрофизиологическую природу, имеет несколько разновидностей клинических проявлений. Наиболее вероятным фактором формирования дентофобий
оказался негативный опыт первых посещений стоматолога в детском возрасте. Для выявления дентофобии существуют специальные методы. К наиболее известным тестам относится
шкала стоматологической тревожности Кораха.
Цель исследования: с помощью шкалы стоматологической тревожности Кораха оценить распространенность дентофобии.
Материалы и методы: проведено анкетирование 50 пациентов городской поликлиники и частных клиник г. Омска, из них 27 женщин и 23 мужчин. Средний возраст 34,5 ±
14,1 года.
Шкала стоматологической тревожности Кораха включает в себя 4 вопроса («Какие
чувства Вы испытываете в день посещения стоматолога?»; «Какие чувства Вы испытываете,
ожидая своей очереди в коридоре у кабинета стоматолога?»; «Какие чувства Вы испытываете, сидя в кресле стоматолога и наблюдая, как врач готовит к работе бормашину?» и «Какие
чувства Вы испытываете, сидя в кресле стоматолога и наблюдая, как врач готовит инструменты?») и 5 вариантов ответов на каждый из них. Таким образом, сумма ответов на все вопросы может изменяться в пределах от 4 до 20 баллов. Выраженная дентофобия у пациентов
признается при 17 баллах и более.
Результаты исследования. 60% респондентов посещают государственные стоматологические поликлиники, 40% - частные клиники, при этом 44% предпочитают лечение у
одного врача и 56% обращаются к разным стоматологам. На вопрос анкеты «Какие чувства
вы испытываете в день посещения стоматолога?» 2,8% опрошенных ожидают визита с нетерпением, 46% не испытывают никаких особых переживаний. 24,3% испытывают беспокойство, 20% опасаются болезненных ощущений, 6,9% серьезно испуганы. Среднее значение
3,8±0,95. Ожидая своей очереди в коридоре у кабинета 33.7% опрошенных расслаблены,
30,2% испытывают беспокойство, 26,6% напряжены, 4,5% отмечают значительное напряжение, 5% - страх, потливость, чувство тошноты. Среднее значение 2,1±1,23. Сидя в кресле и
наблюдая, как врач готовит к работе инструменты и бормашину, 30,6% расслаблены, 24,6%
испытывают беспокойство, 34,2% напряжены, 4,3% значительно напряжены, 6,3% испытывают страх, чувство тошноты. Среднее значения 2,26± 1,14.
Таким образам сумма ответов на все вопросы в среднем составляет 8,16; что позволяет сделать вывод – большинство пациентов действительно испытывают некоторое волнение
и напряжение во время визита к стоматологу, однако дентофобией не страдают.
Выводы: В настоящее время установлен довольно доверительный контакт между
стоматологом и пациентом, поэтому проблема дентофобии с каждым годом уменьшается.
Большинство наших пациентов уже не испытывают страха перед врачом-стоматологом и
бор-машиной.
40
Социальные репрезентации о психоактивных веществах: от позиции "наблюдателя" к
позиции "потребителя"
В.Ю. Конкин
аспирант кафедры клинической и судебной психологии, [email protected]
Научный руководитель – И.Б. Бовина
д. псх. н., профессор кафедры криминальной психологии
ГБОУ ВПО Московский городской психолого-педагогический университет, Москва, Россия
Аннотация: Речь в исследовании идет о запрещенных психоактивных веществах, синонимично
обозначаемых наркотиками. Рассматривается практика употребления различных психоактивных
веществ. В молодежном дискурсе присутствует идея, что наркомания - это употребление героина,
остальные вещества не рассматриваются как опасные для здоровья, курение марихуаны
приравнивается по вредности к курению табака, ассоциируется с вечеринками, праздником, т.е. не
имеет негативной коннотации. Предмет исследования – социальные представления о наркотиках и
наркоманах.
Ключевые слова: динамика социальных репрезентаций, потребители психоактивных веществ,
наркотики, социальное влияние, риск.
Social representations of drugs: from an observer to a consumer
V. Konkin
PhD Student, Department of Clinical and Forensic Psychology, [email protected]
Supervisor – Inna B. Bovina,
Doctor of psychology, professor, chair of criminal psychology department of legal psychology,
Moscow State University of Psychology and Education, Moscow, Russia
Abstract: The purpose of the present paper is to analyze the dynamics of social representations of the
psychoactive substances and their consumers among the young people. The study groups the young people in
accordance with two criteria, the experience of the psychoactive substances’ abuse and their social
environment. The study reveals that the concept of drug addiction is associated in the youth’s discourse
exclusively with heroin, while other substances are not considered to be dangerous for health. Marijuana
consumption is considered as an equivalent of tobacco smoking, being associated with partying and holidays;
so, it does not have negative connotations.
Keywords: drugs, drug addicts, social influence, dynamics of social representations, risks
По данным ООН, употребление наркотиков по-прежнему остается одной из ключевых
проблем общественного здоровья [2]. Появлением и широким использованием новых
психоактивных веществ в различных регионах планеты серьезно озабочены специалисты,
работающие над созданием профилактических и превентивных мер, ориентированных на
подростково-молодежную среду. О серьезности и тревожности ситуации, сложившейся в
России в связи с употреблением наркотиков в подростково-молодежной среде можно судить
как по росту показателей смертности, так и по положительной динамике показателей
болезней, связанных с таким поведением, в частности – ВИЧ-инфекции (Киржанова, 2009).
Результаты исследований свидетельствуют о том, что происходит «омолаживание»
наркомании. Так, первый опыт употребления наркотиков приходится на возраст 11- 13 лет, а
60% наркозависимых – это представители подростково-молодежной среды в возрасте от 16
до 30 лет (Иванова, Павлова, Воробьев, 2013). Как отечественные, так и зарубежные
исследователи едины в своем мнении относительно необходимости профилактических мер и
превентивных программ, которые поспособствовали бы снижению роста потребителей
психоактивных веществ (Иванова, Павлова, Воробьев, 2013, Киржанова, 2009, Dany,
Apostolidis, 2002, Galand, Salès-Wuillemin , 2009 и др.).
41
Эффективность превентивных программ значительно снижается, как это было
неоднократно показано в зарубежных исследованиях (Galand, Salès-Wuillemin , 2009, Falomir,
Mugny, 2004), в силу того, что, игнорируются так называемые наивные теории,
вырабатываемые для объяснения того, что такое «наркотики» и каков потребитель этих
веществ. Именно эти теории трансформируют превентивное сообщение, что позволяет их
создателям защититься от угрожающей реальности. Таким образом, проблема, на
разрешение которой направлен настоящий проект, заключается в анализе специфики
социальных представлений о психоактивных веществах и их потребителей в различных
группах молодежи. В фокусе внимания оказываются два фактора, определяющих динамику
социальных репрезентаций – практика употребления психоактивных веществ и социальное
влияние. Каждый из этих факторов имеет определенную историю изучения в рамках теории
социальных репрезентаций (Abric, 1994,Galand, Salès-Wuillemin, 2009, Moscovici, 1961),
однако изучение их совместного влияния представлено только единичными работами
западных исследователей (Galand, Salès-Wuillemin , 2009). Эти идеи позволяют проследить
динамику социальных репрезентаций о психоактивных веществах и об их потребителях в
различных группах молодежи, категоризовав молодежь на основе двух факторов – уровень
практики употребления психоактивных веществ и уровень социального влияния.
Проблема, сформулированная таким образом, дает возможность исследовать то, какие
защитные стратегии используют представители различных групп молодежи, сталкиваясь с
угрозой, которую представляют запрещенные препараты. Результаты позволят сделать вклад
в ряд областей клинической и социальной психологии, а также психиатрии: механизмы
развития и формы становления саморазрушающего поведения, психология риска,
психология здоровья, профилактика аутодеструктивного поведения.
Общественная значимость результатов определяется тем, что факты полученные в
ходе реализации исследовательского проекта, позволят сформулировать ряд рекомендаций
для профилактики наркомании молодежной среде, ибо эффективная профилактическая
модель может опираться только на результаты комплексных эмпирических исследований. О
необходимости профилактических мер и превентивных действий мер можно судить по
следующим данным: фиксируется рост числа потребителей, более того, эта проблема
связывается с распространением ВИЧ-инфекции среди потребителей инъекционных
наркотиков (Киржанова, 2009, 2010).
Литература.
1. Бовина, И.Б.Социальная психология здоровья и болезни / И.Б.Бовина - 2-е исп.изд.
- М.: Аспект пресс, 2008. - 263с.
2. World Drug Report 2013, United Nations. N. Y.: United Nations publication, 2013. 145
p.
Основные причины смерти в некоторых развитых странах
Д.А. Новиков, А.А. Гогичаева, В.О. Цветков
[email protected]
Российский национальный исследовательский медицинский университет имени
Н.И. Пирогова, Москва, Россия
Аннотация: В данной статье ставится задача определить основные причины смерти людей в развитых странах. Мы проанализировали основные причины смерти граждан России, Японии, Монако и
США и сопоставили их с некоторыми аспектами образа жизни, диеты, географии, социальных проблем и систем здравоохранения. Выявлены основные факторы, влияющие на продолжительность
жизни в этих странах. На основе данного анализа мы даем практические рекомендации по снижению
смертности граждан России от основных возраст-зависимых заболеваний.
Ключевые слова: причины смерти, анализ стран, долголетие, диета, образ жизни
42
General death causes in some developed countries
D.A. Novikov, A.A. Gogichaeva, V.O. Tsvetkov
Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: This article seeks to identify the main causes of death in developed countries. We have analyzed
the major causes of death among the citizens of Russia, Japan, Monaco and the United States and compared
them with some aspects of the lifestyle, diet, geography, social issues and health care systems. The main factors affecting the life expectancy in these countries are identified. On the basis of this analysis we give practical recommendations to reduce mortality of Russian citizens from major age-related diseases.
Key words: death causes, countries analysis, longevity, diet, lifestyle.
Актуальность. Повестку медицинской науки во многом формируют основные причины смерти. Анализ основных причин смерти в отдельных государствах и регионах позволяет грамотно оценить состояние медицины, науки, окружающей среды и общества, проживающего на конкретной территории. С нашей точки зрения, особенно интересна статистика
основных причин смерти в развитых странах, поскольку она также позволяет выработать
стратегию и организовать научный поиск в направлениях, способствующих радикальному
продлению жизни. Такое положение дел обусловлено тем, что отставание стран с низким
уровнем жизни в большей степени связано с низким качеством работы системы здравоохранения, отсутствием введения новых разработок в медицинскую практику. Относительная победа над инфекционными заболеваниями в развитых странах, снижение младенческой и материнской смертностей и, как следствие, значительное увеличение средней продолжительности жизни обнажили ряд проблем, бросающих вызов современной медицинской науке. Выяснилось, что патологии, составлявшие не столь большую долю заболеваемости еще несколько веков, столетие назад, в скором времени могут стать новым бичом человечества.
Речь идет в первую очередь о возраст-зависимых заболеваниях. В отличие от побежденных
инфекционных заболеваний, рассматриваемые болезни с трудом поддаются профилактическим мероприятиям и ранней диагностике, часто требуют дорогостоящего и длительного лечения. К таковым относятся злокачественные опухоли и болезни сердечно-сосудистой системы, которые и рассматриваются в данном исследовании.
Цель и задачи исследования. Определить основные причины смерти людей в развитых странах, попытаться соотнести их с образом жизни, диетой, системой здравоохранения.
Методы исследования, характеристики выборки. Нами был произведен анализ литературы в базе MEDLINE, статистических данных из открытых источников, рассматриваются Япония, Монако, США, Россия.
Результаты исследования.
Япония.
Япония - страна с самым большим количеством живущих граждан старше 111 лет – 27
(по GRG, 2014), очень высокой ожидаемой продолжительностью жизни – 84,46 года (по
ЦРУ, 2014), десятым по численности населением, высоким уровнем дохода. Самые старые
женщина и мужчина Земли на момент написания статьи живут в Японии. Секрет исключительного долголетия японцев вполне может крыться в правильном питании, которое включает в себя рис (за исключением окинавской диеты), свежие овощи, фрукты, рыбу и сниженное
потребление соли. В отличие от европейской кухни рис готовится на несолёной воде, без каких-либо приправ, масла или жиров, распространены автоматические пароварки, обеспечивающие не только быстрое приготовление (что важно, так как японцы употребляют его ежедневно), но и максимальную сохранность полезных питательных веществ. Свежая рыба – богатейший источник Омега-3 жирных кислот, употребление которых в правильном соотношении с более доступными Омега-6 уменьшает риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний.
43
Это было продемонстрировано и в ходе исследований популяции гренландских эскимосов – инуитов, потребляющих большое количество Омега-3 кислот (эскимосская диета),
что также отражается на их структуре смертности (Statistics Greenland, 2013). Инуиты, получающие из рыбы и мяса морских млекопитающих повышенное количество Омега-3, имеют
низкий уровень ЛПНП в крови и очень небольшой риск возникновения сердечно-сосудистых
заболеваний. Установлено, что введение в ежедневный рацион 850 мг Омега-3 на 45 % снижает риск внезапной сердечной смерти и на 20 % – общую смертность (Harris, 2001).
В Японии зеленый чай, считающийся более полезным (Cabrera, 2006), пользуется
большей популярностью, чем черный, развито свое производство. Зелёный чай содержит
много витамина С, катехины, каротиноиды, токоферолы, минералы (хром, марганец, селен,
цинк). Его антиоксидантные свойства выше, чем у черного чая. Содержащиеся в зеленом чае
полифенолы, согласно последнему исследованию (Rigacci, 2014), защищают от нейродегенеративных заболеваний.
Также японцы любят много ходить, мало употребляют спиртного в виду традиций и,
практически, непереносимости алкоголя.
Основная причина смерти в Японии – злокачественные опухоли (Japan Statistics
Bureau, 2011). На втором месте – заболевания сердца. Это справедливо для всех префектур.
Великое восточно-японское землетрясение было настолько разрушительным, что в двух соседних префектурах Японии – Иватэ и Мияги - аварии стали основной причиной смерти за
2011 год.
Монако.
Монако – страна с самой большой ожидаемой продолжительностью жизни – 89,57 года (по ЦРУ, 2014).
Исключительное долголетие жителей этой маленькой страны, расположенной на средиземноморском побережье, может быть объяснено многими благоприятными факторами.
Монако – очень богатое княжество, медицинские центры которого финансируются государством. Образ жизни у монегасков спокойный, в целом не подверженный стрессу, что в свою
очередь должно защищать от проблем с иммунитетом и сердечно-сосудистых заболеваний.
Существует мнение, что долголетию жителей Монако способствует особенная средиземноморская диета. Средиземноморская диета – традиционная диета стран Средиземного моря.
Она характеризуется высоким уровнем потребления оливкового масла (в качестве основного
пищевого жира), овощей, бобовых, цельных зерен, фруктов и орехов, умеренным потреблением птицы и рыбы, низким – жирных молочных продуктов и красного мяса, и средним –
вина в качестве основного источника алкоголя, употребляемого исключительно одновременно с едой. Согласно мета-анализу, проведённому в Гарвардской Школе Общественного Здоровья, «правильно подобранное питание в соответствии с традиционной средиземноморской
диетой, регулярной физической активностью и отказом от курения способно сократить риск
возникновения болезней сердца на 80%, инсультов – на 70% и диабета второго типа – на
90 %» (Willett WC, 2006). Родиной такой диеты считаются Греция и Италия (также известная
своими долгожителями). Однако и во французском регионе, к которому относится Монако,
есть свои гастрономические особенности, вероятно способствующие долголетию. Речь идет
о приправе «прованские травы» (Herbes de Provence). Это сложная смесь душистых и пряных
трав, таких, как тимьян, чебрец, майоран, орегано, розмарин, базилик, кервель, эстрагон, любисток, чабер, шалфей и укроп. Во Франции и Средиземноморье ими принято приправлять
мясо, пасту, добавлять в соусы (Москалёв, 2014). Средиземноморская диета содержит большое, но не избыточное количество магния. Было показано, что у средиземноморских популяций людей магний снижал смертность от всех причин на 34% (Guasch-Ferré M et al. PREDIMED Study Group, 2014).
Согласно ВОЗ, 2011, большая часть жителей Монако умирает от злокачественных
опухолей, на втором месте «смертельного» рейтинга - заболевания сердечно-сосудистой системы. Людей старше 111 лет в Монако нет, однако это легко объясняется небольшим населением страны – всего около 36 тысяч человек (сверхдолгожители – редкое явление).
44
США.
США представляют интерес как страна с очень большим количеством граждан старше
111 лет - 21 (GRG, 2014), высокой ожидаемой продолжительностью жизни – 79,56 года
(ЦРУ, 2014), третьим по численности населением, высоким уровнем дохода. Бюджет здравоохранения США – самый большой в мире, как по номиналу, так и по доле финансирования
от годового валового продукта. Интересно, что четыре из пяти самых старых живущих людей Земли – афроамериканки (GRG, 2014). Американская кухня – самая разнообразная в мире.
В США структура смертности носит немного другой характер, чем в Японии и Монако. На первом месте, по данным Center for Disease Control and Prevention, 2011, заболевания
сердца. На втором – злокачественные новообразования. Это справедливо также для 27 штатов и Округа Колумбия. Однако в 23 штатах из 50 злокачественные опухоли занимают первое место, заболевания сердца – второе. На Гаваях, Аляске, в Калифорнии, Нью-Йорке и
Округе Колумбия статистика соответствует «общеамериканской».
Согласно недавнему исследованию, опубликованному в New England Journal of Medicine, смертность от злокачественных опухолей в США в последние полвека набирает обороты, тогда как от болезней сердца – снижается.
Россия.
Россия – страна с самой большой территорией и девятым по численности населением
на планете. К сожалению, по ожидаемой продолжительности жизни Россия лишь на 151 месте (70,16 года, ЦРУ, 2014). Людей старше 111 лет в России нет.
Несмотря на это, согласно Федеральной службе государственной статистики, 2014,
две основные причины смерти в РФ такие же, как в США – болезни системы кровообращения и новообразования (преимущественно злокачественные). Регионам России свойственна
удивительная стабильность – несмотря на такую обширную географию, какую имеет РФ, во
всех областях, городах федерального значения и республиках, включая Крымский федеральный округ, болезни системы кровообращения занимают первое место, а злокачественные новообразования - второе. Такая ситуация часто объясняется высокой смертностью, ассоциированной с употреблением алкоголя, особенно среди мужчин, большой проблемой остается
также табакокурение, являющееся главным фактором риска развития рака лёгкого, занимающего первое место в мире по летальности. В России рак лёгкого также занимает первое место среди онкологических заболеваний и его доля в данной патологии составляет 12 %, в 15
% случаев у погибших онкобольных был выставлен диагноз рак лёгкого. Мужчины болеют
раком лёгкого значительно чаще. По данным 2000 года рак лёгкого стал причиной смерти 32
% мужчин, и 7,2 % женщин, у которых были обнаружены какие-либо злокачественные новообразования (Нидюлин, 2009).
Выводы и практическая значимость. Главная выявленная закономерность – чем
больше средняя продолжительность жизни в стране, тем большую долю в смертность граждан вносят злокачественные опухоли, что, по-видимому, и будет определять повестку медицинской науки в ближайшие десятилетия. Это хорошо согласуется с господствующей теорией о прямой корреляции вероятности возникновения онкологических заболеваний с возрастом. Уже сейчас значительная доля исследований в области медицины, продления жизни,
ведется в области онкологии, стремительно растет ее финансирование. Другим немаловажным выводом исследования является необходимость для обеспечения здорового долголетия
правильного образа жизни и диеты, качественного здравоохранения. Эти факторы способны
значительно снизить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, которая все еще является главной медицинской проблемой в России.
45
Факторы, влияющие на формирование образа социально-благополучной личности
Ч.Т. Ондар
студент факультета клинической психологии, [email protected]
Научный руководитель – Е. А. Хрусталева,
ассистент кафедры социальной работы
Российский национальный исследовательский медицинский университет, Москва, Россия
Аннотация: Исследование проводится на студентах пятого курса Московского института сплава
и стали и Российского исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова с помощью «Опросника ролевой виктимности М. А. Одинцова, Н. П. Радчикова» для выявления факторов, влияющих на формирование образа социально-благополучной личности. Выявлены уровни
показателя ролевой виктимности у респондентов, а также их внутренние психологические установки. Произведен анализ и интерпретация полученных данных на основе качественной их обработки.
Ключевые слова: социально-благополучная личность, уровень ролевой виктимности личности,
факторы благополучной социализации.
Factors affecting the image-building of socially well-being personality
Ch. Ondar
Clinical Psychology Student, [email protected]
Supervisor – E. A. Khrustaleva,
PhD Assistant of the Department of Social Work, Russian National Research Medical University
N. I. Pirogov
Russian National Research Medical University N. I. Pirogov, Moscow, Russia
Abstract: The research was conducted on the fifth-year students of the Moscow Institute of Steel and Alloy and Pirogov Russian Research Medical University with the help of Questionnaire of rolevictimization by M.A. Odintsov and N.P. Radchikov. Thus we indentified the factors affecting the imagebuilding of socially well-being personality. We detected the levels of the role-victimization among the
respondents, as well as their psychological set-points. The analysis and interpretation of the data is based
on the qualitative processing.
Keywords: socially well-being person, level of victimization, factors of good social adaptation.
Актуальность исследования. В связи с нарастающим прогрессом жизнедеятельности
в целом и взаимоотношений между людьми, в современном мире информационных технологий немаловажное значение имеет и социальная адаптация личности в соответствии с темпом развития усовершенствующихся во времени моделей современного мира. Особый интерес социальной адаптации и благополучия представляют студенты старших курсов высших
учебных заведений, молодые, начинающие специалисты, интерны, ординаторы, аспиранты в
силу их начала бурного развития профессиональной карьеры, способности продвигаться по
профессиональной лестнице, не подвергаться преждевременному профессиональному выгоранию. Чтобы провести систематический анализ уровня благополучия нашего будущего поколения, возникает необходимость выявления социальных факторов, способствующих данному процессу и внутренний психологический настрой личности. В понятии социального
благополучия немаловажное значение имеют и два следующих критерия: взаимоотношения
человека с окружающим миром и с самим собой.
Цель исследования: выявление и анализ факторов, влияющих на формирование образа социально-благополучной личности.
Задачи исследования:
1.
Осуществить выборку исследования и провести опросник ролевой виктимности М. А. Одинцова, Н. П. Радчикова.
46
2.
Провести интерпретацию и системный анализ полученных данных
3.
Выявить факторы, влияющие на формирование образа социальноблагополучной личности.
Методы исследования. Опросник ролевой виктимности М. А. Одинцова, Н. П. Радчикова.
Характеристика выборки. Студенты пятого курса Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова (14 человек) и Московского института сплава и стали (14 человек).
Результаты исследования. В ходе проведения исследования на студентах 5 курса
Московского института сплава и стали (МИСиС) и Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова (РНИМУ им. Н. И. Пирогова) 8
респондентов из 14 МИСиС получили низкую выраженность ролевой виктимности, что составляет 57% от всего числа респондентов из МИСиС. Один – высокий уровень выраженности ролевой виктимнисти (7%), остальные 5 респондентов получили показатель умеренного
уровня выраженности ролевой виктимности (36%). Среди респондентов из числа студентов
РНИМУ им. Н. И. Пирогова низкий уровень выраженности ролевой виктимности продемонстрировали 2 респондента (14%)¸умеренный уровень выраженности у 10 респондентов
(72%), и высокий уровень ролевой виктимности у 2 респондентов (14%). Высокие баллы по
опроснику по всем шкалам (игровая роль жертвы, социальная роль жертвы) от 49 и выше
баллов показывают низкий уровень жизнестойкости, социальной адаптированности и гибкости личности. Согласно целостному подходу благополучия, благополучная личность характеризуется наличием позитивных межличностных отношений в форме дружбы, любви без
рентных установок, успешностью психического, социального и экономического функционирования в социуме. И в силу данных характеристик представляется интересным выделить
респондентов с низким и умеренным уровнем показателя ролевой виктимности, так как они
имеют большую жизнестойкость, уверенность и уровень социальной адаптации. Это 13 респондентов и горного университета (93%): 8- низкий показатель (57%), 5-умеренный показатель (36%). И 12 респондентов из медицинского университета (86%): 2 – низкий уровень
(14%), 10 умеренный показатель (72%). Исходя из результатов опроса, можно отметить что,
чем больше ответов «нет» на вопросы, тем меньше показатель выраженности ролевой виктимности личности. В соответствии с этой зависимостью, ключевые внутренние факторы,
влияющие на становление образа социально-благополучной личности можно выделить из
данных респондентов с умеренной и низкой выраженностью ролевой виктимности по соответствующим ответам «нет»:
1.
общительность, коллективность;
2.
положительное, непренебрежительное отношение к окружающим людям;
3.
мнение окружающих людей о респонденте;
4.
бескорыстие;
5.
честность;
6.
уверенность в себе;
7.
уровень самооценка респондента;
8.
независимость с преобладанием у студентов МИСиС уверенности в себе, самооценки и независимости, а у студентов медицинского университета бескорыстия, мнение
окружающих людей и честности.
Выводы и практическая значимость. Ключевыми внутренними факторами, влияющими на становление образа социально-благополучной личности, по результатам нашего исследования являются уверенность в себе, уровень самооценки, независимость, бескорыстие,
честность и мнение окружающих людей. Внешними факторами, влияющими на становление
образа социально-благополучной личности в данном исследовании исключительно можно
отнести само высшее учебное заведение, где учатся респонденты, систему образования, правила и установки внутри данного учебного заведения. Как показывают результаты нашего
47
исследования, наибольшее количество респондентов с низким и средним уровнем выраженности ролевой виктимности являются студентами МИСиС.
Таким образом, представляется возможным сделать вывод, что учет факторов благополучной социализации, выявленных в ходе нашего исследования, может способствовать
реализации процессов воспитания и обучения в правильном русле, созданию и развитию
внешних условий для формирования социально положительных качеств личности. Данное
исследование является пилотажным. В дальнейшем возникает интерес к продолжению исследования для более глубокого изучения комплектации социально-благополучной личности
с увеличением количества групп респондентов и включением дополнительного инструментария.
Воздействие сотовых телефонов на здоровье человека как социальная проблема
А.А. Саркисянц
студент Психолого-социального факультета, [email protected]
Научный руководитель – Е.В. Полоцкая
к. пед. н., доцент кафедры «Социальная работа»
Российский национальный исследовательский медицинский университет
им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва, Россия
Аннотация. Бурная мобильная "телефонизация", захлестнувшая человечество относительно недавно,
продолжается и по сей день. Сотовый телефон, как и другие технологические устройства, прочно вошел в нашу жизнь. И мы уже даже забыли, как лет 20 назад обходились без такой удобной, такой
нужной вещи. Ежегодно число пользователей сотовой связи во всём мире увеличивается.
Неудивительно, что людей стал беспокоить вопрос о воздействии излучений на здоровье человека.
Эта проблема исследуется давно, со второй половины XX века. По мере того, как мобильная телефония все больше и больше входит в нашу жизнь, в мире продолжаются исследования, имеющие целью
выяснить: вредят ли сотовые телефоны здоровью человека. Многие учёные утверждают, что сотовая
связь наносит реальную угрозу для здоровья и жизни человека. Во многих странах проводятся исследования воздействия сотового телефона на наш организм, на внутренние органы – сердце, мозг, репродуктивные органы. Российские ученые, так же проводят исследования по изучению влияния мобильного телефона на здоровье человека.
Ключевые слова: удельный коэффициент поглощения (SAR) , здоровье, величина SAR, малигнизация, социальное здоровье, социальная проблема.
The impact of cell phones on human health as a social problem
A.A. Sarkisyants
Student of Psychological and Social Faculty, [email protected]
Supervisor – E.V. Polotskaya
PhD., associate professor of the Social Work Department
Pirogov Russian National Research Medical University (RNRMU), Moscow, Russia
Abstract: Cell phones, as well as other technological devices, entered into our lives long time ago. And we
have even forgotten that 20 years ago we didn’t have such a convenient and important device. Every year the
number of cell phone users increases around the world. Not surprisingly, people started to worry about the
effects of the cell telephony emissions on human health. The studies of this problem began in the second half
of the 20th century his, and the more the cell phones affect our lives, the more the scientists are interested
whether they harm human health? Many scientists argue that the mobile phones cause a real threat to human
health and life. In many countries the effects of cell phones on human body, organs (heart, brain, reproductive organs) are examined. The Russian scientists as well conduct studies on the effects of mobile phones on
human health.
Keywords: specific absorption rate (SAR), health, the value of SAR, malignancy, social health, social problem.
48
По определению ВОЗ, под здоровьем на индивидуальном уровне понимается отсутствие выявленных расстройств и заболеваний, а на популяционном — процесс снижения
уровня смертности, заболеваемости и инвалидности. В настоящее время опубликовано достаточно большое количество исследований по теме влияния излучения сотовых телефонов
на здоровье. Среди них самое масштабное международное исследование INTERPHONE,
длившееся 9 лет. Итогом этого исследования стал вывод о том, что продолжительное использование (например, разговор по сотовому телефону по 30 минут в день в течение 7-10
лет) может приводить к значительному повышению риска малигнизации. Малигнизация - это
приобретение клетками нормальной или патологически изменённой ткани организма (в том
числе доброкачественной опухоли) свойств злокачественной опухоли. При этом отмечается,
что дети подвержены этому риску больше, так как имеют более тонкие костные ткани, чем
взрослые. Если возникает проблема физиологического здоровья, то вместе с ней появляется
проблема социального здоровья. Ведь социальное здоровье - это совокупность потенциальных и реальных возможностей человека в осуществлении своих действий, без потерь в адаптации к жизненной среде.
К сожалению, в этой технологической гонке производителей, показатель влияния на
здоровье стоит далеко не на первом месте. При формировании большинства национальных
стандартов за основу были взяты руководящие принципы, разработанные Международной
комиссией по защите от неионизирующей радиации (ICNIRP). Эта неправительственная организация, созданная в 1992 году. ICNIRP официально признана ВОЗ, оценивает результаты
научных исследований, проведенных по всему миру. Для определения уровня облучения,
возникающего при работе мобильных устройств, используется единица измерения, называемая удельным коэффициентом поглощения - (SAR - SpecificAbsorptionRate) это коэффициент, показывающий количество поглощенной энергии биологической материей. Он измеряется в Ваттах на килограмм. Величина SAR обычно представляется в виде графика, а измерения проводятся на эталонном образце биологической ткани массой 1 или 10 грамм. SAR в
Европе, Японии и Корее равен 2 Вт/кг при эталонном образце в 10 грамм, а в Америке, Австралии, Канаде, Новой Зеландии и Индии эта величина ограничена 1,6 Вт/кг при эталонном
образце в 1 грамм. Несмотря на более строгие американские рамки эти пределы почти равны.
Разница вызвана использованием разных эталонных образцов. Тестирование значений SAR
измеряется в двух показателях: для головы и для тела. Нужно отметить, что значение SAR
определяется при работе телефона на максимальной мощности. На практике мощность передатчика телефона зависит от конкретных условий, при этом, как правило, чем лучше качество связи в точке местонахождения абонента, тем меньше мощность.
Цель исследования: выявление информированности молодежной группы в возрасте
20-25 лет об уровне излучения мобильных устройств и степени их воздействия на здоровье.
Основные задачи:
1.
Создание и проведениеинтернет-опроса молодежной группы в возрасте 20-25 лет,
направленного на изучение осведомленности об уровне излучения мобильных устройств.
2.
Обработка и интерпретация полученных результатов в ходе интернет-опроса.
3.
Выработка рекомендаций, определяющих средства и способы профилактики вредного
воздействия излучения мобильных телефонов на здоровье населения.
Для решения поставленных задач были использованы взаимосвязанные и дополняющие друг
друга методы исследования: теоретический анализ и синтез научной и учебной литературы
по исследуемой проблеме, сравнение, анкетный интернет-опрос.
Характеристика выборки испытуемых. В нашем исследовании приняло участие
166 человек, представителей молодежной группы в возрасте 20-25 лет, как девушки, так и
молодые люди.
В ходе исследования посредством интернет-ресурсов были заданы следующие вопросы: «При покупке сотового телефона/смартфона Вам важен показатель SAR (Удельный коэффициент поглощения электромагнитной энергии)?».
49
Результаты исследования. В ходе проведенного интернет-опроса, нами были получены следующие результаты: важным показатель SAR считают 19.3% респондентов; 44% этот показатель не важен при покупке нового мобильного устройства; 36,7% респондентов,
вообще, не осведомлены на данный момент о существовании такого показателя.
На основании полученных данных, мы можем сделать следующие выводы:
Большинство респондентов не обращают внимания на уровень излучения мобильного
телефона при покупке, почти столько же представителей молодого поколения не знают о
существовании данного показателя. Показателю SAR придают значение всего лишь 1/5 от
всего числа опрошенных.
Нам хотелось бы, чтобы в недалеком будущем эта ситуация кардинально изменилась,
ведь и от этого, в том числе, зависит состояние здоровья не только молодежи, но и всех возрастных групп. Нами были разработаны следующие предложения, ориентированные на открытость указания и обозначения уровня допустимых значений SAR:
1. Пересмотреть минимально допустимые значения SAR для продажи мобильных
устройств;
2. Сделать единую систему измерения показателей SAR;
3. Показатель SAR должен находиться на видном месте, наряду с остальными
техническими характеристиками устройства;
4. Предоставление всеми производителями информации при каких условиях достигается максимальный уровень SAR;
5. Ограничить использование мобильных устройств детьми, особенно в школах и
детских садах.
Также, если следовать не сложным правилам, то можно заметно снизить уровень излучения:
1. Ограничьте доступ детей к сотовой связи;
2. Не разговаривайте по мобильнику, если нет устойчивой связи (в автобусе, метро, поезде, лифте);
3. Держите трубку на расстоянии от уха;
4. Старайтесь заменить звонок смс-сообщением;
5. Старайтесь провести беседу за 1-3 минуты, после этого постарайтесь воздержаться от звонков от 5 минут и более;
6. Сократите общее время разговоров по мобильнику до 15 минут в день;
7. Носите телефон только в сумке, портфеле, но не в кармане;
8. Не подносите аппарат к уху, пока вызываемый абонент не откликнулся;
9. На ночь отключайте мобильник, держите его не менее чем в 2 метрах от головы;
10. Выбирайте телефон с более низким уровнем SAR.
Аутичный ребенок и социум: проблемы взаимоотношений
Е.А. Федулова
студент психолого-социального факультета отделения клинической психологии, [email protected]
Научный руководитель – А.Е. Тарасова
ассистент кафедры общей психологии и педагогики
Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова,
Москва, Россия.
Аннотация. В статье рассмотрены проявления раннего детского аутизма в сферах личности ребенка
дошкольного возраста. Определены связи нарушений психического развития с недостаточностью регуляторных и дефицитарностью анализаторных систем, выделены симптомы, затрудняющие процесс
коммуникации. Выделены проблемные области воспитания и социальной адаптации аутичного ре-
50
бенка. Представлены результаты констатирующего эксперимента исследования условий социализации аутистов методом лонгитюдного включенного наблюдения. Установлены возможности коррекции социального поведения детей с РДА в рамках программы социальной адаптации.
Ключевые слова: аномалии развития, ранний детский аутизм, социальная адаптация, перцептивные
возможности, коррекционно-воспитательная работа, первичный и вторичный дефекты, программа
социализации, дефицитарные сферы личности, лонгитюд, деятельностный подход, интериоризация
Children with Autism and Society: Relationship and Problems
E. Fedulova
PhD Student, Faculty of Psychology and Social Studies, [email protected]
Supervisor – A. Tarasova
PhD, assistant of the Faculty of Psychology and Pedagogy
Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: The paper deals with the manifestations of the infantile autism in the areas of preschool age child’s
personality. The interrelations of mental disability and the insufficiency of the analyzing and regulatory systems were established; the symptoms hindering the communicational processes were specified. The problematic areas of education and social adaptation of children with autism were described. The present data
was received from ascertaining experiment studying the conditions of socialization of the children with autism by longitudinal involved observation method. The possibility of correcting the social behavior of the
children with autism in the framework of social adaptation program was established.
Keywords: anomalies of development, Early Infantile Autism, social adaptation, perceptual capabilities, corrective training, primary and secondary defects, the program socialization, deficit sphere of personality, Longitude, activity approach, internalization
В настоящее время число детей с аномалиями развития неуклонно растет. В России
70-80% младенцев рождаются с психическими отклонениями различного характера. Эта статистика подтверждена в исследованиях М.А. Королева, М.Г. Назарова, И.И. Елисеевой. Одно из часто встречающихся нарушений развития – ранний детский аутизм (далее – РДА). По
данным Института коррекционной педагогики, частота детского аутизма составляет 15-20
случаев на 10000 детского населения и имеет тенденцию к росту, не зависящую от национального, расового и географического факторов.
РДА проявляется через нарушения в коммуникативной, эмоциональной сферах и сфере социальных отношений. Нарушения связаны с недостаточностью регуляторных и дефицитарностью анализаторных систем, приводят к искажению психического развития ребенка,
проявляющемуся сугубо индивидуально. Искажение психического развития сопровождается
симптомами, затрудняющими процесс коммуникации. К ним относят дефицит психической
активности и нарушение аффективно-инстинктивной сферы, нарушение сенсорной и двигательной сфер, нарушение речи, страхи. Семьи с аутичным ребенком сталкиваются с рядом
трудностей, отрицательно влияющих на развитие детей. Поведение аутичного ребенка непредсказуемо и непостоянно, что связано с трудностями обработки сенсорной информации
(окружающее пространство может быть для ребенка невыносимым), задержки развития и
различных нарушений речи (невозможность адекватного выражения своих потребностей и
желаний, в результате чего они остаются неудовлетворенными, вызывает гнев, фрустрацию,
сопротивление обучению и невозможность повзрослеть), конкретно-образное мышление (ребенок воспринимает все буквально из-за чего вербальное общение сильно осложняется).
Нарушение социальной адаптации аутистов связано, с одной стороны, с проблемами,
связанными с искажением психического развития ребенка: с качественным ухудшением в
сферах социального взаимодействия, вербальной и невербальной коммуникации, в сфере воображения, а также крайне ограниченным репертуаром видов активности и интересов (триада Лоры Винг). С другой стороны – с проблемами социальности, с тем, как социум взаимодействует с ними – родители, специалисты, сверстники. Изучение вопроса аутизма позволи51
ло выделить ряд проблем в отечественных и зарубежных подходах к воспитанию и обучению
аутичного ребенка. К таким проблемам относятся: колоссальный разрыв между теорией и
практикой помощи детям с аутизмом, нарушение социальной адаптации аутистов, их «инвалидизация» родителями и социумом. В современной психологической науке разрабатываются различные подходы к пониманию и лечению аутизма, зачастую противоположные. Такая
ситуация не позволяет выработать единую концепцию практического применения научных
методов с целью социальной адаптации аутиста. «Инвалидизация» обусловлена общепринятым мнением о том, что аутизм – практически неизлечимая патология. Родители аутичного
ребенка зачастую «опускают руки», перестают заниматься со своими детьми, ведь «все равно, ничем не поможешь», и окружение не принимает их в свою микросреду, так как они «не
такие, как все», не здоровы, а значит, ненормальны.
В целях определения возможностей социализации аутичного ребенка проведено исследование в рамках констатирующего эксперимента. В ходе исследования были решены
следующие задачи: изучение теоретических основ понимания сущности развития аутичного
ребенка, исследование практического опыта работы с аутистами, выявление условий их
успешной социальной адаптации. В качестве методов организации исследования выбраны
лонгитюдное наблюдение, динамическое и диагностическое обследование. Исследователь
полностью включен в совместную с ребенком деятельность в рамках программы социализации групп.
Теоретической основой эксперимента стали научные взгляды Л.С. Выготского, который полагал, что личность аутичного ребенка формируется в процессе взаимодействия биологических, социальных, психолого-педагогических факторов. Возможности социальной
адаптации и дальнейшего развития аутичных детей реализуются через организованное воздействие на здоровые, незатронутые задатки ребенка. Скрытые перцептивные возможности
ребенка при определенных благоприятных условиях, при использовании возможностей социальной защиты и образования при поддержке взрослых являются зоной ближайшего развития ребенка. Л.С. Выготский сформулировал понятие первичных и вторичных дефектов
как основы для построения коррекционно-воспитательной работы. Первичные связаны с материальной основой умственной отсталости, вторичные – продукт особого положения, связанного с неконтактностью ребенка и неприятием социумом, которое занимает умственно
отсталый ребенок вследствие патологического процесса. Поиск возможностей социализации
аутичного ребенка осуществлен с опорой на теоретические обоснования условий успешной
социальной адаптации ребенка с РДА, к которым относят: 1) включение ребенка в деятельность по освоению программы социализации; 2) учет индивидуально–психологических особенностей ребенка с опорой на здоровые задатки ребенка; 3) обеспечение социального благополучия родителями аутичного ребенка внутри семьи.
Для определения дефицитарных сфер развития личности и индивидуальнопсихологических особенностей испытуемых в рамках констатирующего эксперимента было
проведено лонгитюдное включенное наблюдение поведения дошкольников с расстройствами
аутистического спектра в естественных условиях ресурсного центра инклюзивного дошкольного образования г. Москвы в период с ноября по май 2013-2014 гг. («Детский сад №
288», Москва, Ковров переулок, дом 3).Методологической базой исследования явился деятельностный подход, согласно которому развитие личности и влияние на формирование отдельных личностных черт происходит в процессе включения в различные виды деятельности.
В исследовании приняли участие 3 группы детей дошкольного возраста с нарушениями аутистического спектра по 4 ребенка в каждой (в группы их объединили эксперты – психологи и педагоги - в зависимости от уровня развития социальных, бытовых, игровых навыков с целью развития социального поведения, бытовых навыков, навыков взаимодействия в
малой группе). Важным этапом явилась оценка динамики восстановления дефицитарных
функций аутичных детей в результате воздействия коррекционной программы. Экспертами
была разработана специальная программа социальной адаптации, учитывающая индивиду52
альные особенности развития аутичных детей, на основе представления о необходимых детям навыках для успешного «выживания» в социальном мире. Для каждой группы была
предусмотрена основная цель занятий: для первой группы – это включение детей в социальные игры, для второй – усвоение правил, для третьей – овладение эмоциями. Для достижения
поставленных целей эксперты использовали средства альтернативной коммуникации (элементы системы PECS, Makaton), маркировку пространства, предметное расписание, элементы АВА-терапии.
Первая группа испытуемых представила значительные успехи в виде усвоения навыков самообслуживания и усвоения правил всеми детьми; усвоение навыков взаимодействия и
участия в социальных играх в группе показали75% испытуемых. Вторая группа испытуемых
продемонстрировала интериоризацию навыков самообслуживания. Однако предполагаемый
результат не был достигнут: овладение правилами осталось на стадии формирования и усвоения у половины детей. Третья группа испытуемых - самая тяжелая в плане коррекции, так
как половина детей этой группы имеет нарушения уровня экспансии, выражающиеся в конфликтности поведения, что затрудняет процесс овладения эмоциями. В ходе программы испытуемые третьей группы успешно овладели навыками самообслуживания.
По итогам анализа результатов эксперимента определено, что постепенная, пошаговая коррекция функций дефицитарных сфер личности аутиста улучшает поведение ребенка:
возможно усвоение детьми навыков самообслуживания, частичное усвоение правил и включение в социальные игры. Сделан вывод о том, что комплексный, индивидуально направленный характер социальной работы с аутичными детьми позволяет улучшить или восстановить
способность ребенка к социальному функционированию путем создания в социуме условий,
способствующих раскрытию их потенциальных способностей. Обозначена значительная
роль поддержки семьи в любой деятельности аутичных детей.
Личностная тревожность младшего школьника как условие социальной дезадаптации
М.А Хачатурян
студент психолого-социального факультета отделения клинической психологии, [email protected]
Научный руководитель – А.Е. Тарасова
ассистент кафедры общей психологии и педагогики
Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова,
Москва, Россия.
Аннотация. В статье рассмотрены особенности тревожности в младшем школьном возрасте. Установлены причины повышенной тревожности. В целях исследования особенностей тревожности
младшего школьника и взаимосвязи с социальной дезадаптацией, и соответствующими последствиями для жизни и здоровья ребенка проведен констатирующий эксперимент. В ходе эксперимента были
поставлены задачи изучения теоретических научных трудов по проблемам развития личности младшего школьника, анализ практико ориентированных методов работы с тревожностью ребенка, выявление специфики социальной дезадаптации на начальном этапе основного общего образования.
Ключевые слова: тревожность младшего школьника, социальная дезадаптация, страхи, школьная
адаптация, констатирующий эксперимент, повышенная чувствительность, тревога, успешность обучения, соматическое здоровье, коррекционно-развивающая программа
Trait Anxiety of Primary School Pupils as a Condition for Social Maladjustment
M.A. Khachaturyan
Student of Psychology and Social Faculty of the Department of Clinical Psychology, [email protected]
Supervisor – A. Tarasova,
PhD, assistant of the Faculty of Psychology and Pedagogy
53
Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: The present paper focuses on the peculiarities of primary school age anxiety. The reasons for increased anxiety are regarded. The ascertaining experiment was conducted in order to analyze the peculiarities
of the anxiety of primary school pupils and its relations with social maladjustment, as well as its consequences for life and health of children. Among our tasks were assessment of existing theoretical studies dedicated to the problems of personal development of primary school pupils; comparison of practical methods of
handling child's anxiety, and revealing of social maladjustment specificity at the initial phase of the primarily
education.
Keywords: anxiety of a primary school pupils, social maladjustment, fears, school adaptation, ascertaining
experiment, hyperesthesia, anxiety, success in studies, somatic health, development correction program.
Особенностью младшего школьного возраста является вступление ребенка в новые
отношения с окружающим миром. Безусловный авторитет взрослого постепенно утрачивается, все большее значение начинает приобретать общение со сверстниками, возрастает роль
детского сообщества. Адаптации ребенка к образовательной среде школы зачастую сопутствует состояние тревожности, которое возникает в ситуациях фрустрации потребности в
надежности, защищенности со стороны ближайшего окружения и отражает неудовлетворенность именно этой потребности, которую можно рассмотреть как ведущую в младшем
школьном возрасте. Отрицательное влияние тревожности проявляется в возникновении
невротических расстройств: панические атаки, генерализованное тревожное расстройство.
Практико ориентированной задачей психологического сопровождения младшего школьника
является формирование личностной устойчивости, уверенной адаптации в новой социальной
среде.
При благоприятной социальной адаптации дети легко и уверенно входят в коллектив,
быстро устанавливают социальные контакты со сверстниками, демонстрируют хорошую
успеваемость, одобряемое поведение и низкую заболеваемость. Дезадаптация означает прекращение, устранение, отрицание имевшейся адаптации. Проявление социальной дезадаптации отражается на настроении ребенка (плачет без видимых причин, проявляет негативное
отношение к школе). У младшего школьника снижается концентрация внимания (неумение
вычленить главную задачу, сосредоточиться на ней). Вместе с тем, наблюдается излишняя
старательность при выполнении заданий. Характерна потеря контроля над физиологическими функциями в стрессогенных ситуациях. В первую очередь, это различные вегетативные
реакции в беспокоящих ситуациях (например, ребенок может краснеть (бледнеть), отвечая у
доски и даже с места, чувствовать дрожь в коленках, в ответственные моменты могут возникать тошнота, легкое головокружение). Ярко выражены такие черты как робость, застенчивость. Ребенок не проявляет интереса к игровой деятельности, двигательная активность в досуговое время (на школьных переменах) может быть низкой или, напротив, значительной,
что часто указывает на синдром гиперактивности. Дети с социальной дезадаптацией часто
жалуются на плохое самочувствие, имеющую в основе функциональную или органическую
патологию, либо принимает характер устойчивой стимуляции. Тревожные дети часто болеют, и вынуждены по этой причине оставаться дома. Иногда возникают «беспричинные» головные боли или боли в животе, резко повышается температура. Особенно часто такие соматические нарушения случаются непосредственно перед контрольными и экзаменами.
В целях исследования особенностей тревожности младшего школьника и взаимосвязи
с социальной дезадаптацией, и соответствующими последствиями для жизни и здоровья ребенка проведен констатирующий эксперимент. В ходе эксперимента были поставлены задачи изучения теоретических научных трудов по проблемам развития личности младшего
школьника, анализ практикоориентированных методов работы с тревожностью ребенка, выявление специфики социальной дезадаптации на начальном этапе основного общего образования. В качестве основной методики применена проективная методика исследования личности «Несуществующее животное», дополнительными стали методика изучения тревожности Р. Тэммпл, В. Амен, М. Дорки и методика диагностики школьной тревожности Филип54
са. Экспериментальной базой исследования стали младшие школьники из КультурноПросветительского сообщества «Наири» г. Подольска, от 7 до 11 лет, в количестве 10 человек.
Изучение проблемы тревожности в отечественной и зарубежной традициях позволило
выявить существенную особенность: тревожность состоит в повышенной склонности испытывать беспокойство в различных жизненных ситуациях, в том числе и тех, объективные характеристики которых к этому не предрасполагают. Первой производной тревожности является страх. Поскольку младший школьный возраст – это период особенной чувствительности
психики, тревожные дети проявляют склонность к вредным привычкам невротического характера, у них также снижается концентрация внимания и ухудшается соматическое здоровье, возможны проявления агрессии.
Практическое исследование личности младших школьников с помощью рисуночного
теста «Несуществующее животное» показало для 40% обследуемого контингента наличие
формальных показателей, характерных для тревожных детей (множественные линии, стирание и исправление линий, специфическая штриховая линия, штриховка рисунка, увеличение
его размера). Методика изучения тревожности Р. Тэммпл, В. Амен, М. Дорки показала, что
60% испытуемых имеют высокий уровень тревожности, а 40% человека – средний уровень
тревожности. Дети с высоким уровнем тревожности объясняемый учителем материал усваивают фрагментарно, близких друзей не имеют, испытывают трудности при выполнении самостоятельных заданий, проявляют отрицательное отношение к школе. Школьная неуспеваемость в данном случае является как бы производным или вторичным фактором их дезадаптации. Такие дети отличаются частыми проявлениями беспокойства и тревоги, а также
большим количеством страхов: страх самовыражения, страх в ситуации проверки знанийбоязнь выразить свои возможности, страхи в отношениях с учителями и сверстниками.
Средний уровень тревожности младших школьников характеризуется положительным отношением к школе, пониманием учебного материала. Ребенок самостоятельно решает типовые
задачи, бывает сосредоточен тогда, когда занят чем-то для него чем-то интересным; общественные поручения выполняет добросовестно, дружит со многими одноклассниками. Уровень самооценки варьирует - может достигать как высокого, так и среднего уровней.
Результаты исследования методикой школьной тревожности Филипса подтвердили
ранее появившуюся гипотезу о том, что повышенная чувствительность ребенка и наличие
страхов являются предпосылкой для возникновения тревожности. Высокий уровень тревожности связан со страхом самовыражения, страхом в ситуации проверки знаний, боязнью выразить свои возможности, так как дети считают, что они будут оценены ниже, чем их сверстники, которые показывают высокий уровень знаний и творчества. Страхи в отношениях с
учителями (в рамках контроля успешности освоения учебной программы) обусловливают
общий негативный эмоциональный фон отношений со взрослыми в школе, снижающий обучаемость ребенка, влияющий на низкую приспособляемость к с ситуациям стрессогенного
характера.
Тревожность младшего школьника как устойчивое состояние нарушает эффективность коммуникации со взрослыми и сверстниками, как следствие проявляются нарушения в
соматическом здоровье. В рамках психолого-педагогического сопровождения младшего
школьника рекомендуется выстраивать коррекцию по следующим направлениям: 1) по повышению самооценки ребенка; 2) по обучению ребенка способам снятия мышечного и эмоционального напряжения; 3) по отработке навыков владения в ситуациях, травмирующих ребенка. В целях создания благоприятных условий для воспитания и обучения ребенка в образовательных учреждениях и в семье целесообразно обратить внимание на возможности индивидуального подхода к ребенку, создание ситуации успеха и безопасной образовательной
среды.
55
Дестигматизация психически больных людей
(теория социальных представлений)
А.В. Якушенко
аспирант кафедры клинической и судебной психологии
Московского городского психолого-педагогического университета,
[email protected]
Научный руководитель – И.Б.Бовина
д. п. н., профессор кафедры клинической и судебной психологии
Московского городского психолого-педагогического университета
Московский городской психолого-педагогический университет, Москва, Россия
Аннотация: Люди, страдающие психическими заболеваниями, рискуют подвергнуться стигматизации, которая приводит к таким негативным последствиям, как изоляция дискриминация и т.д. В докладе описывается часть результатов двух исследований, целью которых было изучение социальных
представлений о сумасшествии, психической болезни и психически больных людях в различных
группах молодежи. Обсуждаются возможности данной теории для выявления факторов, способствующих дестигматизации психически больных людей.
Ключевые слова: Дестигматизация, психические болезни, психически больные люди, сумасшествие,
социальные представления.
Destigmatization of Mentally-ill Persons
(social representations theory)
A.V. Yakushenko
PhD Student, Department of Clinical and Legal Psychology,
Moscow State University of Psychology and Education, [email protected]
Supervisor – Dr. Inna B. Bovina,
Professor, Department of Clinical and Legal Psychology,
Moscow State University of Psychology and Education
Moscow State University of Psychology and Education, Moscow, Russia
Abstract: People with mental disorder face the danger of stigmatization. Stigma holds numerous negative
consequences such as isolation, discrimination etc. The paper describes the partial results of two studies
aimed at examination of social representations of madness, mental illness and mentally ill persons in various
groups of students. We are going to discuss the features of this theory to identify factors contributing to destigmatization of mentally ill persons.
Keywords: Destigmatization, mental illness, mentally ill persons, madness and social representations
«…Да вот беда: сойди с ума,
И страшен будешь как чума,
Как раз тебя запрут,
Посадят на цепь дурака
И сквозь решетку как зверка
Дразнить тебя придут…»
А.С.Пушкин
Cтигма – это древнегреческий термин, указывающий на знак или отметину, вырезанную или выжженную на теле человека, характеризующую его как «дефектного» в моральном
плане. Например, эта телесная отметина свидетельствует о том, что человек – раб или преступник (Бовина И.Б., Бовин Б.Г, 2013). Стигматизацией в психологии принято считать
56
«предвзятое, негативное отношение к отдельному человеку или группе людей, связанное с
наличием у него/них каких-либо особых свойств или признаков» (Серебрийская Л.Я., 2005).
На данный момент, борьба со стигматизацией психически больных является одним из
ведущих направлений программ ВОЗ (Ястребов В.С. и др., 2009), а исследования стигматизации – довольно популярная тема в последнее время (Бовина И.Б., Бовин Б.Г. , 2013). Однако, как отмечает Серебрийская Л.Я., изучение стигматизации относительно психиатрической
тематики направлено в большей степени на выявление ее выраженности и распространенности, но не на целостную структуру и содержание социальных представлений (Серебрийская
Л.Я., 2005). Автор книги «Психоз и стигма» А. Финзен писал о том, что психически больнее
люди вынуждены считаться не только с медицинскими проявлениями болезни, но и с социальной дискриминацией и ее губительными влияниями на их личность (Финзен А., 2001). По
словам Ястребова В.С. – «на формирование стигмы психической болезни оказывают влияние
три взаимосвязанных фактора: проблема знаний (невежество), проблема отношения (предрассудки), проблема поведение (дискриминация). (Ястребов В.С. и др., 2009)
Если же говорить о возможностях дестигматизации психически больных людей, то
стоит отметить, что данное направление деятельности неизбежно включается в программу
социальной реабилитации таких больных (Кабанов М.М., 2001). На данный момент существует три основных направления, в русле которых возможна дестигматизация. Первый вариант – увеличение количества и качества психиатрических знаний у населения, второй –
личный контакт с больными, и третий – запрет социальной дискриминации (Ениколопов
С.Н., 2013). Несомненно, каждый из данных способов имеет ряд ограничений, а последний,
как указывают исследователи и вовсе неэффективен. Кроме того, некоторые авторы говорят
о том, что причина стигматизации заключается в «ином» («другом») поведении самих больных и в низком качестве лечения. И тогда, если психически больные будут следовать социальным нормам – то они перестанут маркироваться, как «другие», «плохие» и т.д. То есть
для достижения дестигматизации необходимо научить больных вести себя так, как ведут
здоровые, либо – вылечить их (Ениколопов С.Н., 2013).
Нас в данном исследовании интересует возможность дестигматизации с точки зрения
социальной психологии. Для планирования процесса борьбы со стигмой необходимо изучение того, как формируются и из чего состоят стигматизирующие представления различных
групп о психически больных людях.
Стигматизация в нашей работе рассматривается с позиций теории социальных представлений (далее СП), предложенных C. Московиси. Согласно одному из определений, СП –
это способы объяснения реальности, которые люди вырабатывают в ходе внутригрупповых
коммуникаций (Бовина И.Б., 2011). Среди прочих, СП обладают защитными функциями –
когда материальный способ борьбы с угрозой не доступен, то можно вписать нечто угрожающее в рамку существующих идей, что позволит сделать это неизвестное и пугающее – знакомым и обычным (Бовина И.Б., 2008). СП, образованное элементами с негативной коннотацией, являет собой стигму (Farr, 1995).
В работе предлагается обсудить результаты двух исследований, которые имеют значение для дестигматизации. Первое исследование имело целью изучение СП о психической
болезни и сумасшествии в различных профессиональных группах молодежи в возрасте от 20
до 30 лет. Выборку составили 50 человек, из них – 25 девушек, 25 юношей (Якушенко А.В.,
2014). Следующее исследование было посвящено изучению СП о психически больных людях в
различных профессиональных группах молодежи в возрасте от 20 до 30 лет. Выборка состояла из 60 человек – 30 девушек и 30 юношей (Якушенко А.В., 2014).
Методы исследования: метод свободных ассоциаций. Ассоциации были проанализированы на основе прототипического анализа, предложенного П.Вержесом (Vergès P., 1992),
а также на основе структурного подхода в соответствии с методикой, разработанной Галандом и Сале-Вильман (Galand, Ch. Sales-Wuillemin, E., 2009).
57
Респондентам предлагалось написать по 10 ассоциаций с различными стимулами (сумасшествие, психическая болезнь, психически больные люди), каждую ассоциацию требовалось оценить по значимости, а также указать валентность каждого элемента.
Результаты позволяют говорить о том, что СП о психической болезни, сумасшествии
и психически больных людях формируются вокруг таких категорий, как: Лечение (больница,
лекарства, врачи и т.д.), Болезнь (синонимы, шизофрения, названия болезней и т.д.), Социальные характеристики (асоциальность, «инакость» и т.д.), Негативные эмоции (страх,
безысходность и т.д.). Стоит отметить, что во всех случаях (вне зависимости от исходного
стимула, профессии респондента и т.д.) ядро СП образовано элементами с негативной валентностью.
Таким образом, есть вернуться к идее Р. Фарра о том, что стигма - это форма СП с
негативной валентностью, то в основе дестигматизации психически больных людей должен
лежать процесс трансформации СП, возможно за счет элементов с положительной валентностью. В наших исследованиях такими позитивно окрашенными категориями оказались следующие:
1.
Помощь
2.
Лечение
3.
Искусство
4.
Гениальность
5.
«Не такой, как все» (необычный)
6.
Известные люди/персонажи/образы
7.
Специалисты (психиатры, психологи и т.д.)
Все остальные конструкты образованы ассоциациями с отрицательной или нейтральной валентностью. Так, мы полагаем, что вышеперечисленные категории являются своеобразным ресурсом для построения программ по дестигматизации.
Результаты данного исследования могут быть применены в дальнейшей разработке
программы дестигматизации психически больных людей.
Литература
1.
Бовина И.Б. Риск: социально-психологический взгляд [Электронный ресурс] //
Психология и право. 2011. №4. URL: http://psyjournals.ru/psyandlaw/2011/n4/49292.shtml (дата
обращения: 20.11.2014)
2.
Бовина И.Б. Социальная психология здоровья и болезни. - 2-е изд., испр. И доп.
- М.: Аспект Пресс, 2008. - 263 с
3.
Бовина И.Б., Бовин Б.Г. Стигматизация: социально-психологические аспекты
(часть1) [электронный ресурс] // психология и право. 2013. №3. URL:
http://psyjournals.ru/psyandlaw/2013/n3/63778.shtml/ (дата обращения: 20.11.2014), - 10 с.
4.
Ениколопов С.Н. Стигматизация и проблема психического здоровья // Медицинская (клиническая) психология: традиции и перспективы (К 85-летию Юрия Федоровича
Полякова). – С. 109-121 2013
5.
Кабанов М.М. Проблема реабилитации психически больных и качество их
жизни (к вопросу об охране психического здоровья). //Соц. И клин, психиатр., 2001.- №1.С.22-27
6.
Серебрийская Л.Я. Психологические факторы стигматизации психически
больных : Дис. ... канд. психол. наук : Москва, 2005. - 177 c.
7.
Финзен А. Психоз и стигма. М.: Алетейя, 2001. - 216 с.
8.
Якушенко А.В. Специфика социальных представлений о сумасшествии и психической болезни // Конференция "Ломоносов" . - Москва: 2014.
9.
Якушенко А.В. Структура и содержание представлений о психически больных
людях в молодежной среде // Конференция "Молодые ученые - столичному образованию". Москва: 2014.
58
10.
Ястребов В.С., Михайлова И.И., Гонжал О.А., Трущелёв С.А. Факторы стигматизации лиц с психическими расстройствами: Методические рекомендации. - М.: Науч.
центр психического здоровья РАМН, 2009. - 22 с.
11.
Farr R. Representations of health, illness and handicap in the mass media of communication: a theoretical overview// Representations of health, illness and handicap / Eds. by
I.Markova, R.Farr, Chur: Harwood Academic Publishers, 1995.Р. 3–29
12.
Galand, Ch. Sales-Wuillemin, E. (2009) Effet des pratiques et de lenvironnement social sur la representation des substances psychoactives, Cahiers Internacionaux de Psychologie Sociale, 84,125-152
13.
Vergès P. L’Evocation de l’argent: une méthode pour la définition du noyau central
d’une représentation// Bulletin de psychologie. 1992. T. XLV. № 405. P. 203–209.
59
РАЗДЕЛ 4. Личность в ситуации болезни
Когнитивный и эмоциональный уровни внутренней картины болезни у взрослых
пациентов с муковисцидозом
И.Н. Абросимов
аспирант кафедры клинической психологии, [email protected]
Научный руководитель – В.М. Ялтонский
д.м.н., профессор кафедры клинической психологии
Московский государственный медико-стоматологический университет им.
А.И. Евдокимова, Москва, Россия
Аннотация. Данная работа посвящена изучению когнитивных репрезентаций (представлений о болезни как об угрозе жизни и здоровью) и эмоционального реагирования связанного с заболеванием у
взрослых пациентов с муковисцидозом. Полученные результаты указывают на соотношение когнитивного и эмоционального уровней внутренней картины болезни. Субъективное восприятие болезни
как угрозы жизни и здоровью обуславливает преобладание негативных форм эмоционального реагирования.
Ключевые слова: муковисцидоз, внутренняя картина болезни, восприятие болезни как угрозы, эмоциональное реагирование на болезнь, психологическая адаптация к болезни.
Cognitive and emotional levels of the internal picture of the disease in adult patients with cystic fibrosis
I.N. Abrosimov
PhD Student, the Department of clinical psychology, [email protected]
Supervisor – V.M. Yaltonsky,
M.D., Full professor of the department of clinical psychology,
Moscow State A.I. Evdokimov University of Medicine and Dentistry, Moscow, Russia
Abstract: This work is dedicated to examination of cognitive representations (understanding of the disease as
a threat to life and health) and emotional reaction associated with the disease in adult patients with cystic
fibrosis. The results indicate a ratio of cognitive and emotional levels of internal picture of the disease. Consequently the subjective perception of the disease as a threat to life and health defines predominance of negative forms of emotional response.
Keywords: cystic fibrosis, perception of the disease as a threat, emotional response to the disease, psychological adaptation to the disease.
Введение. Яркой моделью неизлечимых наследственных заболеваний является муковисцидоз, к особенностям течения которого следует отнести: полимодальную симптоматику,
затрудняющую раннюю диагностику; нарушения функционирования экзокринных желез,
детерминирующие воспалительные процессы и сопутствующие заболевания во всех системах организма; высокую вероятность летального исхода заболевания в раннем возрасте. За
последние 20 лет достижения медицины позволили увеличить средний возраст больных муковисцидозом с 2,5 до 25 лет при интенсивном комплексном лечении, однако заболевание не
перестает быть неизлечимым и высокая вероятность летального исхода остается. Исследований посвященных изучению клинико-психологических показателей у взрослых пациентов с
муковисцидозом на данный момент в России не проведено, чем и обусловлена актуальность
данной работы. Однако благодаря вкладу отечественных исследователей в течение последних десятилетий была сформирована обширная база эмпирических данных описывающих
различные клинико-психологические показатели при различных нозологиях. На первый план
среди них выступает изучение личностного реагирования на болезнь и внутренняя картина
болезни (ВКБ), в частности.
60
В качестве методологической основы данного исследования выступают теоретические многоуровневые модели внутренней картины болезни, разработанные сотрудниками
факультета психологии МГУ им. М.В. Ломносова (В.В. Николаевой, А.Ш. Тхостовым, Г.А.
Ариной), а также модель репрезентаций заболевания Г. Левенталя. В силу того, что феномен
ВКБ многомерный и сложный для описания, целесообразным было решено привести результаты исследования когнитивного и эмоционального уровней.
Целью исследования стало изучение внутренней картины болезни, а именно её когнитивный и мотивационный уровни, у взрослых пациентов с муковисцидозом.
В задачи исследования входило: 1) изучение субъективного восприятия болезни и
его компонентов как показателя когнитивного уровня; 2) описание личностной тревожности,
ситуативной тревоги и 3) эмоционального реагирования на болезнь, как показателей эмоционального уровня ВКБ у взрослых больных муковисцидозом.
Материалы и методы исследования. Обследовано 86 больных муковисцидозом в
возрасте от 18 до 35 лет (средний возраст - 23,7±4,8 года), мужского (n=38) и женского
(n=48) пола, проходящих плановое амбулаторное (n=25) и стационарное (n=61) лечение в лаборатории муковисцидоза при НИИ пульмонологии МЗ РФ на базе ГКБ №57 (ДЗ г. Москва).
Применялись процедуры дескриптивного анализа, анализа нормальности распределений по
критерию Z Колмогорова-Смирнова и анализа значимости различий по критерию U МаннаУитни. Достоверность определялась на уровне p<0,05. Для изучения и описания когнитивного уровня ВКБ было проведено исследование восприятия болезни и его показателей (субъективные представления о течении, последствиях болезни, контроле над болезнью и над лечением, озабоченности болезнью и его последствиях) с помощью методики «Краткий опросник
восприятия муковисцидоза» (Broadbent T. (2006) в адаптации Ялтонского В.М. (2009). Для
исследования эмоционального уровня ВКБ применялся пакет следующих психодиагностических методик: «Интегративный тест тревожности» (Бизюк А.П. и соавт., 1997), «Опросник
эмоционального реагирования на болезнь» (Ялтонский В.М., 2007).
Полученные результаты. Деление выборки на основе объективных показателей на
группу А – с умеренным и группу Б – с тяжелым течением муковисцидоза не дало значимых
различий по показателю восприятия болезни. Однако статистически значимые различия были получены при делении всей выборки (86 человек) на две группы: Группа 1 (n=46) – пациенты с муковисцидозом, воспринимающие свое заболевание как умеренную угрозу жизни и
здоровью (средний показатель по шкале – 34,9%); Группа 2 (n=40) – пациенты с муковисцидозом, воспринимающие свое заболевание как выраженную угрозу жизни и здоровью (средний показатель по шкале – 56,67%).. Каждая из выделенных групп характеризовалась различиями в показателях восприятия болезни. Больные с восприятием болезни как выраженной
угрозы определяют последствия своего заболевания как более тяжёлые (6,92±1,31 балла,
P=0,011), обладают более низким контролем над заболеванием (5,17±2,41 балла, P=0,008),
лучше определяют своё заболевание и симптомы с ним связанные (7,00±1,56 балла, P=0,043),
более озабочены своим заболеванием (6,25±1,66 балла, P=0,005), и вследствие этого обладают более сильным эмоциональным реагированием (6,25±1,54 балла, P=0,001). Больные с
восприятием болезни как умеренной угрозы не расценивают последствия своего заболевания
как тяжёлые (4,90±1,85 балла, P=0,011), контролируют своё заболевание (8,10±1,91 балла,
P=0,008), меньше ощущают своё заболевание и его симптомы (5,30±2,36 балла, P=0,043), менее озабочены своим заболеванием (3,90±1,73 балла, P=0,005), и вследствие этого менее
эмоционально реагируют на него (2,30±2,06 балла, P=0,001). В структуре личностной тревожности пациентов с муковисцидозом, выраженной на высоком уровне (6,57±1,93 станайнов), преобладают тревожная оценка перспективы (6,67±1,98 станайнов) и астенический
компонент (6,38±2,18 станайнов). При этом у пациентов с муковисцидозом, воспринимающих свое заболевание как выраженную угрозу жизни и благополучию достоверно выше показатели по шкалам: эмоциональный дискомфорт (7,43±,97 станайнов), общий уровень тревожности (7,63±1,41 станайнов) и фобический компонент (6,43±2,24 станайнов). У пациентов с муковисцидозом с субъективным восприятием болезни как умеренной угрозы ведущи61
ми компонентами личностной тревожности являются тревожная оценка перспективы
(6,09±2,12 станайнов) и астенический компонент (5,73±2,69 станайнов). В структуре эмоционального реагирования на болезнь по всей выборке пациентов с муковисцидозом доминируют позитивные формы реагирования: благодарность за оказываемую помощь и поддержку
(1,94±0,93 балла), уверенность в себе и своих силах (1,69±1,01 балла), чувство готовности к
борьбе (1,38±1,02 балла), надежда на лучшее (1,38±1,02 балла). Менее всего в структуре
эмоционального реагирования на болезнь выражены негативные формы (средний показатель
- 0,56±0,50 балла): печаль (0,90±0,76 балла), тревога (0,80±0,60 балла), депрессия (0,67±0,64
балла), беспомощность (0,59±0,57 балла). Также было установлено, что в группе пациентов,
воспринимающих муковисцидоз как выраженную угрозу жизни и здоровью наиболее выражено преобладание негативных форм эмоционального реагирования, чем в группе больных
муковисцидозом с восприятием болезни как умеренной угрозы (средние общие показатели
0,75±0,45 балла и 0,31±0,42 балла, соответственно; p=0,43). При этом статистически значимые различия были обнаружены по шкалам: гнев (0,75±0,45 балла и 1,16±0,75 балла, соответственно; р=0,33), разочарование (0,66±0,54 балла и 0,27±0,25 балла, соответственно;
р=0,49), презрение к себе (0,80±0,70 балла и 0,44±0,22 балла, соответственно; р=0,43).
Выводы. Таким образом, результаты демонстрируют связь когнитивного уровня ВКБ
(восприятие болезни) с эмоциональным уровнем (личностная тревожность, ситуативная тревога, эмоциональное реагирование на болезнь). В субъективном восприятии муковисцидоза
можно выделить 2 тенденции: восприятие болезни как умеренной угрозы и восприятие болезни как выраженной угрозы. Личностная тревожность пациентов с муковисцидозом выражена на высоком уровне, в структуре эмоционального реагирования на болезнь доминируют
позитивные формы реагирования, однако существуют различия в данных показателях в зависимости от субъективного восприятия угрозы собственного заболевания.
Практическая значимость проведенного исследования обусловлена возможностью
применения полученных данных при разработке программ психологического сопровождения
взрослых пациентов с муковисцидозом при стационарном и амбулаторном лечении. При
этом в качестве первостепенной психокоррекционной мишени должны рассматриваться
внутренняя картина болезни у данных пациентов, их когнитивные репрезентации и эмоциональные формы реагирования связанные с заболеванием.
Динамика когнитивных функций при беременности с гипертензивными осложнениями
К.А. Анисимова
Соискатель кафедры психотерапии, [email protected]
Научный руководитель – д.м.н., проф. Гарданова Ж.Р.
заведующий кафедрой психотерапии, профессор, д.м.н.
Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова
Аннотация: в данной работе рассматриваются когнитивные функции у беременных женщин на различных этапах беременности. Особое внимание уделяется динамике когнитивных функций у женщин, беременность которых осложнена артериальной гипертензией различной степени тяжести.
Ключевые слова: беременность, артериальная гипертония, память, внимание, когнитивные функции,
динамика
DYNAMICS OF COGNITIVE FUNCTIONS DURING PREGNANCY WITH HYPERTENSIVE COMPLICATIONS
K.A. Anisimova
Doctoral Candidate of the Psychology Department, [email protected]
Supervisor – M.D., Professor Gardanova J. R.
N.I. Pirogov Russian National Research Medical University
62
Abstract: this paper assesses cognitive function in pregnant women at different stages of pregnancy. Special
attention is paid to the dynamics of cognitive functions in women whose pregnancy is complicated by arterial hypertension of varying severity.
Keywords: pregnancy, hypertension, memory, attention, cognitive function, dynamics
В настоящее время весьма велико число беременных женщин, у которых течение беременности осложнено артериальной гипертензией, и, к сожалению, обнаруживается тенденция к его увеличению.
Цель исследования. Оценка динамики когнитивных функций в каждой отдельно взятой группе, сравнение групп между собой.
Материалы и методы. 3 группы паценток: 1. Женщины без артериальной гипертензии (АГ). 2. Женщины с диагнозом хроническая АГ (ХАГ). 3 женщины с диагнозом гестационная АГ (ГАГ). Для оценки динамики когнитивных функций использованы следующие методики: MMSE (Mini-Mental State Examination), методика «Корректурная проба», Методика
«Шкалы», методика «Установление закономерностей», методика «10 слов».
Результаты исследования. В 1-м триместре по всем методикам между группами статистически значимых различий выявлено не было. Отмечено снижений функции оперативной памяти и устного счета к родам на 33% в группе без АГ, на 40,3% в группе с ХАГ и на
40,3%; через 3 месяца после родов данная функция восстановилась на 99,5% в группе без АГ,
на 84% в группе ХАГ и на 76% в группе ГАГ. Функции внимания снизились на 41% в группе
без АГ, на 46% в группе ХАГ и на 51% в группе ГАГ, восстановившись через месяца после
родов на 99,9% в группе без АГ, на 86% в группе ХАГ и на 73% в группе ГАГ. Функции логического мышления снизились к моменту родов на 22,5% в группе без АГ, на 33% в группе
ХАГ и на 39% в группе ГАГ, восстановившись через 3 месяца после родов на 99.8% в группе
без АГ, на 88% в группе ХАГ и на 82% в группе ГАГ. При исследовании когнитивного статуса беременных женщин было выявлено следующее: концу беременности данная функция
восстановилась на 98,2% в группе без АГ, на 97,8% в группе с диагнозом ХАГ и на 94% в
группе с диагнозом ГАГ. Таким образом, на протяжении всего периода беременности между
группами «без АГ», «ХАГ» и «ГАГ» существуют статистически значимые различия.
В группе женщин без диагноза АГ происходит плавное снижение когнитивных функций с их полным восстановлением через 3 месяца после родоразрешения. В группах женщин
с диагнозом ХАГ и ГАГ отмечается более сильное снижение познавательных функций с более медленным их последующим восстановлением, при этом в группе ГАГ это снижение
проявляется наиболее сильно, восстановление происходит еще более медленно, чем в группе
ХАГ.
Психосексуальная идентичность у девочек-подростков с патологией развития половых
органов
В.Н. Бычкова
студентка психолого-социального факультета, отделения Клинической психологии, [email protected]
Научный руководитель – Гарданова Ж.Р.
заведующий кафедрой психотерапии, профессор, д.м.н.
Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова, Москва, Россия
Аннотация: В исследовании рассматриваются индивидуальные особенности психосексуальной
идентичности девочек с нарушением развития половых органов, а также преобладающие у них акцентуации характера и наличие депрессии.
63
Ключевые слова: психосексуальная идентичность, гендерная идентичность, подросток, депрессия,
фемининность, маскулинность.
Psychosexual Identity in Female Adolescents with Abnormal Genital Development
V.N. Bychkova
MA student of the Phsychology and Social Studies Faculty,
Department of Clinical Psychology, [email protected]
Supervisor – Gardanova Zh.R.
professor, MD
N.I. Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: This study examines the individual characteristics of psychosexual identity in female adolescents
with the Genital Development Disorders, as well as the accentuation of their personality traits and appearance of depression.
Keywords: psychosexual identity, gender identity, teen depression, femininity, masculinity
Актуальность. Идентичность представляет собой важнейшую структуру личности,
отвечающую за формирование и поддержание стабильности самосознания, субъективно переживается как чувство тождественности и постоянства собственной личности и сопровождается ощущением целенаправленности и осмысленности своей жизни.
Наиболее активным периодом развития психосексуальной идентичности является
время пубертата. В этот период переживания ребенка связаны с восприятием своего характера, внешности и поведения в соответствии со стереотипным представлением «мужественности» и «женственности», принятыми в обществе и его непосредственном окружении. Сексуальное поведение тесно связано с репродуктивным здоровьем, являясь, по сути, одним из
главных его составляющих. Концепция охраны репродуктивного здоровья включает содействие безопасному и ответственному сексуальному поведению, особенно в подростковый
период (Е.В. Уварова, Д.Р. Халимова, 2012).
Психологическими особенностями больных с ППО являются активная жизненная позиция, более высокая, чем у здоровых подростков обоего пола аналогичного возраста, способность к самостоятельному регулированию своей жизни, а также спутанность гендерных
ролей при женском полоролевом поведении. Необходимо помнить, что на фоне смены гормонального пола в процессе лечения спутанность гендерных ролей у этих пациентов усугубляется (там же).
В настоящее время проведено незначительное количество исследований, касающиеся
взаимосвязи формирования особенностей психосексуальной идентичности и различных соматических нарушений. В виду чего, изучение проблемы психосексуальной идентичности
девочек-подростков с патологией развития половых органов представляется актуальным, что
и определило тему настоящего исследования.
В нашем исследовании приняли участие 42 девочки в возрасте от 12 до 19 лет. Из них
21 имеют патологию развития половых органов: у 8 – из них Синдром Рокитанского, у 7 –
порок развития половых органов, у 3 – Синдром Тернера, у 3 – аплазия влагалища. Они составили экспериментальную группу. Другие девочки (21 человек), не имеют патологии развития половых органов, они составили контрольную группу.
Объект: Психосексуальная идентичность личности.
Предмет: Психосексуальная идентичность у девочек-подростков с патологией развития половых органов.
Цель: Выявить особенности психосексуальной идентичности у девочек-подростков с
патологией развития половых органов.
Задачи:
1.
Провести исследование особенностей психосексуальной идентичности у девочек-подростков с патологией развития половых органов.
64
2.
Исследовать акцентуацию личности у девочек-подростков с патологией развития половых органов.
3.
Исследовать психоэмоциональную сферу девочек-подростков с патологией
развития половых органов на наличие депрессии.
Гипотеза исследования: девочки подросткового возраста с патологией развития половых органов имеют ярко выраженную маскулинную, либо фемининную идентичность коморбидно с депрессивными проявлениями.
Методы исследования. Нами были использованы следующие психодиагностические
методики: тест Маскулинность и Фемининность (МиФ) С. Бэм, методика «Фигура-ПозаОдежда» (ФПО) Саламовой Д.К., Шкала (тест-опросник) депрессии Бека, опросник Шмишека-Леонгарда, методы математической статистики.
Результаты. Качественный анализ индивидуальных результатов у девочек с ППО по
методике «Фигура-Поза-Одежда» показал отсутствие затруднений в дифференциации женских и мужских качеств. В экспериментальной группе из 21 испытуемой: 47% – идентифицировали себя как женщину, 9,5% – как мужчину, в то время как 42,8% имели неопределенную идентификацию. Сексуально привлекательными при этом могли быть как женские, так
и мужские образы, причем вне зависимости от собственной идентификации.
Качественный анализ индивидуальных результатов у девочек без патологии по методике «Фигура-Поза-Одежда» показал, что в 23,8% случаев испытуемые ощущали сложности
в дифференциации внешних мужских и женских качеств. В контрольной группе чаще встречалась идентификация с женским образом (71,1%), неопределенную идентификацию имели
23,8%, а мужскую лишь одна девочка (4,7%). При этом почти у всех (95,2%) образ-Я близок
к образу Я-Идеальное, а сексуально привлекательными были преимущественно мужские образы (61,9%).
Таким образом, полученные результаты по методике «Фигура-Поза-Одежда» показали, что девочки с ППО в сравнении с испытуемыми без патологии лучше различали мужские
и женские половые признаки, больше идентифицировали себя либо с женским либо неопределенным Я-образом, соответствующим идеалу, и имели смешанные, возможно еще не до
конца сформированные сексуальные предпочтения.
Статистический анализ полученных результатов по методике «Маскулинность и Фемининность» С. Бэм (МиФ) не выявил значимых различий между двумя исследуемыми
группами. Однако полученные данные показали, что в группе девочек-подростков, не имеющих нарушений развития половых органов, распределение ответов близко к статистической норме. И в той и в другой эмпирической группе больше половины девочек имели ярко
выраженную фемининность, что соотносится с представлением о подростковом периоде как
об этапе становления идентичности с наиболее сильными половыми идентификациями. При
этом высокая фемининность присутствовала у девочек всех представленных возрастов обеих групп. Кроме того у девочек с ППО не встречалась андрогинная и фемининная характеристика самооценки, что позволяет говорить нам о склонности этих девочек воспринимать пол
стереотипно и тяготеть либо к ярко выраженной женственности, либо к ярко выраженной
мужественности.
Идентификация себя, как женщины по внешним характеристикам, наблюдалась у чуть
меньше половины девочек с ППО, многие из них имели неопределенную идентификацию. В
образе-Я почти половина девочек имели детские характеристики. Девочки-подростки с ППО
склонны воспринимать пол стереотипно и тяготеть либо к ярко выраженной женственности,
либо к ярко выраженной мужественности.
По методике депрессии Бека статистически значимых различий между группами не
обнаружено. У большей части исследуемых (57% в экспериментальной и 67% в контрольной) депрессия отсутствовала и лишь 3 испытуемых экспериментальной группы (14%) имели
выраженную депрессию. Следует отметить, что эти три девочки имели маскулинную идентичность по методике С. Бем.
65
В группе девочек без пороков развития половых органов акцентуация выявлялись в
три раза чаще, чем в основной группе. Наибольшее число выраженных акцентуаций получены по шкалам экзальтированность, эмотивность, гипертимность, циклотимность.
Выводы:
1.
У девочек подросткового возраста с ППО фемининность встречается в 4 чаще,
чем маскулинная.
2.
Депрессивный фон выявлен у меньшей, чем десятой части исследованных девочек с выраженной маскулиностью. Кроме того, чем более фемининны девочки, тем ниже
уровень их депрессивности.
3.
У девочек с нарушением развития половых органов вопреки нашему предположению реже встречаются акцентуации характера. Наиболее часто выявляются экзальтированность, эмотивность, гипертимность и циклотимность. У девочек с маскулинной идентичностью чаще встречаются демонстративная, застревающая, возбудимая и гипертимная акцентуация.
Расширение психологических ресурсов детей с тяжелыми соматическими
заболеваниями в процессе инициации их творческой деятельности
Д.В. Зеленева
магистрант факультета консультативной и клинической психологии, [email protected]
Научный руководитель – В.К. Зарецкий
к.п.н, профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии
Московский городской психолого-педагогический университет, Москва, Россия
Аннотация: Статья посвящена исследованию, направленному на разработку процедур вовлечения
детей с тяжелыми соматически заболеваниями в творческую деятельность с целью расширения их
психологических ресурсов. Описаны особенности психологических ресурсов детей в условиях болезни и значение творчества для них. Разработана методика вовлечения детей в творческую деятельность и правила проведения творческих занятий. Проанализированы результаты, показывающие, что
при соблюдении установленных правил в процессе творческой деятельности можно наблюдать расширение психологических ресурсов детей.
Ключевые слова: Психологические ресурсы, дети с соматическими заболеваниями, творчество, мультипликация, рефлексивно-деятельностный подход.
Development of Psychological Resources of Children with Severe Somatic Diseases
in the process of Creative Activities
D. Zeleneva
PhD Student, Faculty of Counseling and Clinical Psychology, [email protected]
Supervisor – V. Zaretsky
PhD, Full professor of the Faculty of Individual and Group Psychotherapy
Moscow State University of Psychology and Education, Moscow, Russia
Abstract: The paper is dedicated to elaboration of procedures which involve children with severe physical
illness in creative activities in order to enhance their psychological resources. We described the features
of psychological resources of children in situations of illness and the importance of creativity for them.
We elaborated a technique involving children in creative activities and rules of creative activities. We've
got the results, which show that, subject to the established rules in the process of creative activity can be
observed expansion of psychological resources of children.
Keywords: Psychological resources, children with physical illness, creativity, animation, reflective-active
approach
66
Актуальность исследования: В силу экологической, социально-экономической и
культурно-нравственной ситуации в мире количество детей с тяжелыми соматическими заболеваниями постоянно растет. Многие из этих заболеваний приводят к детской инвалидности и даже к летальному исходу. По данным Всемирной организации здравоохранения
наиболее частой причиной смертности у детей (не считая смертей от несчастных случаев)
являются онкологические заболевания.
Переживание ребенком тяжелой и длительной соматической болезни сопровождается
изменением его общей жизненной ситуации, социальной ситуации развития, кризисом, изменением личностных особенностей и характеристик (Выготский Л.С., Киян И.Г., Вылегжанина Г.Г., Ковалевский В.А, Ливанова М.Н., Михеева А.А., Ambrosi D., Edwards M., Davis H.
и др.). Он перестает жить своей обычной жизнью и попадает в новые для него условия, к которым бывает сложно адаптироваться, которые часто являются ограничивающими его физическую активность, изолирующие его от общества, родителей и друзей. Заболевший ребенок
может испытывать частые боли, принимать мучительные процедуры, жить по жесткому графику, соблюдать множественные режимы. Часто такой ребенок не может удовлетворить
свои естественные желания: побегать, погулять, поиграть, позаниматься любимым делом.
Все эти факторы приводят к серьезным личностным изменениям ребенка, понижению
самооценки, ощущению ущербности, повышенной тревожности, отсутствию будущего плана, неуверенности, потере смыслов и внутренней опоры, фиксации всего внимания на болезни, ощущению безвыходности и беспомощности. И чем сильнее разовьются эти негативные
последствия, тем сложнее ребенку справиться с болезнью, пройти через все трудности, обрести новые смыслы, адаптироваться к новой ситуации, жить дальше полноценной жизнью.
Несмотря на то, что современная наука и медицина находятся на достаточно высоком
уровне, в мире наблюдается тенденция к использованию параллельно с лечением тяжелобольных детей творчества. Это можно проследить по российским проектам Фонда «Подари
жизнь», Фонда «deti.msk.ru», проекту «Доктор-клоун» и пр., по тому, как за рубежом в больницах открываются целые творческие студии, пишутся статьи и проводятся исследования на
эту тему (Rosalia Staricoff, Roger Ulrich and Craig Zimring и др.). Речь идет не о психотерапевтическом методе - арт-терапии, а о занятиях с детьми творческой деятельностью, как таковой.
Когда мы говорим о творческой деятельности и творчестве, то не находим единого
мнения по вопросам: что такое творчество, какую именно деятельность можно считать творческой, как именно творчество влияет на личность (Д.Б. Богоявленская, Э. Фромм, Ф. Батюшков, Л. Рубинштейн, Л.С. Выготский, Н. Роджерс и др.). Эта тема до сих пор недостаточно исследована.
В данном исследовании мы не только изучаем и описываем особенности и значение
творческой деятельности у детей с тяжелыми соматическими заболеваниями, но и разрабатываем методику по расширению психологических ресурсов детей с тяжелыми соматическими заболеваниями в процессе инициации их творческой деятельности.
Под психологическими ресурсами мы понимаем систему ценностей, установок, смыслов, убеждений и диспозиций, на которые можно опереться при преодолении трудных жизненных ситуаций. Психологические ресурсы являются потенциалом человека, внутренней
опорой, они связанны с эмоциональным состоянием, с волей, с сознанием, с активностью позиции, с готовностью действовать, с уверенностью в своих силах, с интересом к жизни, с желанием жить, бороться и побеждать.
В рамках нашего исследования мы используем такой вид творческой деятельности,
как анимационное творчество, которое включается в себя сразу несколько видов творчества,
такие как: рисование, лепка, литературное творчество, актерское мастерство и работу с медиа-технологиями. Анимационное творчество предоставляет широкие возможности в работе,
подходит для работы с детьми с различными физиологическими ограничениями.
67
Цели исследования:
1. определить роль творчества в развитии психологических ресурсов детей с тяжелыми соматическими заболеваниями;
2. проанализировать психологические ресурсы детей с тяжелыми соматическими
заболеваниями, занимающихся творческой деятельностью;
3. разработать методику по расширению психологических ресурсов детей с тяжелыми соматическими заболеваниями в процессе инициации их творческой деятельности.
Общая гипотеза исследования: В процессе инициации творческой деятельности у
детей с тяжелыми соматическими заболеваниями расширяются их психологические ресурсы.
Теоретические и экспериментальные задачи исследования:
1. Провести теоретический анализ роли творческой деятельности в развитии ребенка.
2. Провести теоретический анализ субъектной позиции ребенка, как условия его
развития.
3. Провести теоретический анализ психологических ресурсов личности в условиях болезни и их развития в процессе творческой деятельности.
4. Организовать творческую деятельность с детьми, имеющими тяжелые соматические заболевания, в целях анализа возможности расширения психологических ресурсов личности в творческой деятельности.
5. Проанализировать практический опыт организации творческой деятельности
детей, имеющих тяжелые соматические заболевания.
6. Разработать процедуры вовлечения детей с тяжелыми соматическими заболеваниями в творческую деятельность.
7. Создать прецеденты вовлечения детей с тяжелыми соматическими заболеваниями в творческую деятельность, способствующие расширению психологических ресурсов личности.
Выборка: 5 детей с тяжелыми соматическими заболеваниями в возрасте 9-12 лет из
Реабилитационного детского дома, девочки и мальчики.
Методы исследования: В работе используются: методы качественного анализа, метод наблюдения, метод интервью, инструментальные, рисуночные и проективные методики.
Результаты исследования: В рамках данного исследования были разработаны процедуры вовлечения детей с тяжелыми соматическими заболеваниями в творческую деятельность и правила проведения творческих занятий, основанные на рефлексивнодеятельностном подходе, согласно которому необходимо, чтобы ребенок находится в субъектной позиции, взрослый находился в позиции ассистента и сотрудника, и ребенок осуществлял постоянную рефлексию своей деятельности.
Полученные данные показывают, что в процессе творческой деятельности улучшается
самооценка ребенка, растет уверенность в себе и своих силах, улучшается эмоциональное
состояние ребенка, в творчестве воплощаются и проигрываются реальные ситуации и переживания ребенка, происходит снижение тревожности, ребенок приходит к осознанию своих
компетенций и возможностей.
Выводы исследования: В процессе инициации творческой деятельности у детей с
тяжелыми соматическими заболеваниями могут расширяться их психологические ресурсы.
Практическая значимость исследования: В результате исследования разработаны
процедуры вовлечения детей с тяжелыми соматическими заболеваниями в творческую деятельность с целью расширения их психологических ресурсов и зафиксированы прецеденты
расширения психологических ресурсов детей с тяжелыми соматическими заболеваниями в
процессе инициации их творческой деятельности.
68
Влияние обучающего видеоматериала на понимание родственниками когнитивных и
поведенческих нарушений у больных с дефицитом управляющих функций
А.М. Кондратович
студент магистратуры, факультет Консультативной и Клинической психологии МГППУ
[email protected]
Научный руководитель – Н.А. Варако
к. п. н., доцент кафедры общей и экспериментальной психологии НИУ ВШЭ
Московский городской психолого-педагогический университет, Москва, Россия
Аннотация: Нейрореабилитация является одним из наиболее перспективных направлений современной медицины. Важной составляющей успешной реабилитации является активное вовлечение родственников пациента в процессе реабилитации. Мы решили создать видео, которое информировало
бы родственников пациентов с повреждением головного мозга, что такое нарушение управляющих
функций. Главная цель исследования заключается в изучении влияния информирующего видеоматериала на понимание родственниками когнитивных и поведенческих нарушений у больных с дефицитом управляющих функций.
Ключевые слова: нейропсихология, нейропсихологическая реабилитация, нарушение управляющих
функций мозга, родственники пациентов
Influence of Educational Video on Understanding of Cognitive and Behavioral Disorders in
the Patients with Deficiency of the Executive Functions by their relatives
A. Кondratovich
MA Student, Faculty of Counselling and Clinical Psychology MGPPU
[email protected]
Supervisor – N. Varako,
Associate Professor in the Department of General and Experimental Psychology of HSE’s Faculty
of Psychology
Moscow State University of Psychology and Education, Moscow, Russia
Abstract: Neurorehabilitation is one of the most promising direction of modern medicine. An important
component of successful rehabilitation is the active involvement of the patient's relatives in the rehabilitation
process. We decided to create a video informing the relatives of patients with the brain damages about the
characteristic of damage of the executive functions. The general purpose is to examine educational video’s
influence on understanding of cognitive and behavioral disorders by the relatives.
Keywords: neuropsychology, neuropsychological rehabilitation, contravention of executive functions of the
brain, the relatives of patients
Актуальность. С каждым годом растет число людей, нуждающихся в нейрореабилитации. В связи с этим возникает необходимость создавать различные реабилитационные технологии, которые позволят повысить эффективность реабилитации. Многочисленные исследования, проведенные в США и европейских странах показали, что наибольший эффект
нейропсихологическая реабилитация приносит при комплексной работе не только с пациентом, но и с его родственниками. Работа с родственниками приводит к лучшему пониманию с
их стороны особенностей болезни, облегчает процесс взаимодействия между родственниками и пациентом. Однако, в России данному направлению не уделяется должного внимания.
Менее всего - особенностям больных с нарушением управляющий функций мозга. В связи с
этим мы решили создать видеоролик, который информирует родственников пациентов о том,
что такое нарушение управляющих функций и об особенностях больных с этим нарушением.
Цель исследования: изучить влияние обучающего видеоматериала на понимание родственниками когнитивных и поведенческих нарушений у больных с дефицитом управляющих функций.
69
Задачи
- провести анализ литературы и выявить основные варианты и формы нарушений
управляющих функций мозга;
- создать опросник;
- создать обучающий видеоматериал;
- выявить влияние обучающего видеоматериала на понимание родственниками когнитивных и поведенческих нарушений у пациентов с нарушением управляющих функций
Методика. Для измерения уровня понимания видеоматериала мы применили тест,
специально разработанный для данного исследования. Тест состоит из 5 блоков ситуаций,
демонстрирующих классическое поведение больных с нарушением управляющих функций –
это 1) нарушение критичности, 2) регуляции, 3) контроля и программирования, а также 4)
аспонтанность, инактивность и 5) персеверации. В каждом блоке респондент должен был
выбрать один ответ.
Выборка. В исследовании приняли участие 60 респондентов. Главным значимым
условием отбора для участия в исследовании было наличие у испытуемых родственников с
нарушением управляющих функций мозга.
Таблица 1. Характеристики выборки исследования
Характеристики / группы
уровень образования
пол
возраст
Школьники (14-17)
среднее специальное
неоконченное высшее
высшее
без образования
мужской
женский
средний
cтанд.отклон
от
до
Экспериментальная
30 человек
3
5
7
11
5
8
22
30
18
15
52
Контрольная
30 человек
3
4
8
10
4
14
16
35
17
14
66
Результаты исследования. В таблице 2 представлены результаты теста экспериментальной и контрольной группы. При предварительном тестировании экспериментальная и
контрольная группы дали примерно одинаковое количество правильных ответов. При повторном тестировании результаты сильно отличались. Экспериментальная группа дала 134
правильных ответов из 150 возможных. Контрольная группа дала 66 правильных ответов.
Таблица 2. Количество правильных ответов предварительного и итогового тестирования в
двух группах.
Группа
1 тестирование
2 тестирование
Эксперимент.группа
55
134
Контрольная группа
56
66
В таблице 3 представлены данные, информирующие о том, насколько улучшилось
понимание обеих групп. Прирост уровня понимания в экспериментальной группе – 79, в
контрольной группе – 10.
Таблица 3. Показатель прироста количества правильных ответов при втором тестировании в
двух группах.
Группа
Прирост уровня понимания
Эксперимент. группа
79
Контрольная группа
10
70
Использование критерия Колмогорова–Смирнова подтвердило нормальность распределения в выборках экспериментальной группы (р = 0,381) и контрольной группы (р = 0,477).
Результаты сравнения экспериментальной и контрольной группы испытуемых с использованием t-критерия Стьюдента показали, что существуют значимые различия между
этими группами – детали приведены в таблице 4 и 5.
Таблица 4. Сводная статистика предварительных и финальных тестирований в экспериментальной и контрольной группах.
Уровень понимания по результатам 1 тестирования
среднее
(ст.откл.)
Группа
экспериментальная
1.83
(1.70)
1.87
(1.68)
контрольная
Уровень понимания по
результатам 2 тестирования
среднее
(ст.откл.)
4.47
(0.82)
2.20
(1.86)
Прирост уровня
понимания, delta,
среднее
(ст.откл.)
2.63
(1.88)
0.33
(2.87)
Таблица 6. Результаты t-теста равенства средних приростов уровня понимания, delta, экспериментальной и контрольной групп.
Средний прирост уровня
понимания,delta,
экспериментальная группа
Средний прирост уровня понимания,delta,
контрольная
группа
2,63
0,33
Разница средних
приростов уровней понимания
Стандартная
ошибка разница средних
приростов
уровней понимания
тстатистика
число степеней
свободы, df
2,30
0,63
3,67 ***
58
*** p-value< 0,001
T-статистика проведенного теста позволяет на 1% уровне значимости утверждать о
статистически значимом улучшении уровня понимания экспериментальной группы по сравнению с контрольной группой.
Выводы
1.
Обучающий видеоматериал информирует родственников пациентов с мозговыми повреждениями о когнитивных и поведенческих нарушениях у больных с нарушением
управляющих функций мозга.
2.
Просмотр обучающего видеоматериала повышает уровень понимания родственников пациентов с мозговыми повреждениями когнитивных и поведенческих нарушений у больных с дефицитом управляющих функций
Практическая значимость. Видеоролик может быть использован в качестве обучающего материала в специализированных клиниках и размещен в сети Интернет.
Психосемантика эмоциональной сферы у детей с энурезом в младшем школьном
возрасте
А.Д. Чебатура
Аспирант кафедры общей психологии и педагогики, [email protected]
Научный руководитель – Г.А. Адашинская
к.псх.н., доцент кафедры общей психологии и педагогики
Российский национальный исследовательский медицинский университет им. И. Н. Пирогова,
Москва, Россия
71
Аннотация: Наше исследование посвящено изучению эмоциональной сферы детей в младшем
школьном возрасте, которые страдают энурезом. При психологическом обследовании детей, имеющих данную патологию, и детей из группы нормы, были выявлены различия в характеристиках эмоциональной сферы, эмоциональных предпочтениях по отношению к своей телесности и дифференциации эмоций. Так же в исследовании было обнаружено, что дети с энурезом имеют разную тяжесть
изменения эмоциональной сферы.
Ключевые слова: энурез, младший школьник, эмоции, эмоциональная сфера.
PSYCHOSEMANTICS OF THE EMOTIONAL SPHERE OF CHILDREN SUFFERING
ENURESIS IN PRIMARY SCHOOL AGE
A.D. Chebatura
Graduate student of general psychology and pedagogy, [email protected]
Supervisor – G.A. Adashinskaya
Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor, Department of General Psychology and
Pedagogy
N.I. Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Abstract: Our research focuses on the emotional sphere of children of primary school age who suffer from
enuresis. In the psychological examination of children with this pathology, and children from group norms
were identified differences in the characteristics of the emotional sphere, emotional preferences in relation to
their physicality and differentiation of emotions. In the study it was found that children with enuresis have
different severity of changes in the emotional sphere.
Keywords: enuresis, junior high school student, emotion, emotional sphere.
Актуальность исследования. Изучением, такого заболевание как энурез, занималось
большой коллектив ученых на протяжении многих лет. Такие науки, как урология, нефрология, психиатрия и психология включают в себя ряд научных исследований, посвященных
данной проблеме. Не смотря, на большое объем знаний, полученных в разных науках, частота перенесения энуреза в младшем школьном возрасте составляет 7-12% (Брязгунов И.П.).
Энурез - является сложной психосоциальной проблемой, так как характерная для этого заболевания симптоматика отражается на характерологических особенностях ребенка,
может негативно сказываться на успешности в адаптации младшего школьника, а также изменять эмоциональную сферу ребенка. Данные изменения могут являться, как основой
невротизации личности, так и отягощать протекание болезни.
Само заболевание и его проявления являются стрессом для ребенка, а также для его
родителей. Вследствие этого одним из важных оснований для ухудшения протекания болезни и изменения эмоционального состояния ребенка является стиль материнского воспитания
и ее отношения к болезни.
Полноценное и гармоничное развитие эмоциональная сфера является основой для
полноценного общего развития ребенка (Л.С. Выготский). Так как у детей с психосоматической патологией эмоциональная сфера претерпевает ряд изменений, важно понять, как ребенок эмоционально оценивает себя, свою болезнь и окружение, которое реагируют на его
симптоматические проявления.
В качестве основного психодиагностического аппарата в нашей работе выступают
цветовые предпочтения и взаимодействие цвета с эмоциями. В работах Адашинской Г.А.,
Ворсобина В.Н., Жидкина В.Н., Яньшина П.В. рассматривается проблема восприятия цвета
ребенком. В работах этих авторов отмечается наличие зависимости цветовых предпочтений
от эмоционального состояния ребенка. Так как эмоциональная сфера ребенка с энурезом
имеет свои особенности, в нашей работе поставлена следующая гипотеза: существуют различия в психосемантике эмоциональных предпочтений у детей с энурезом и детей из группы
нормы в младшем школьном возрасте.
72
Цель работы заключается в исследовании особенностей психосемантики эмоциональной сферы у детей с энурезом в младшем школьном возрасте.
Задачи исследования:
1.
Рассмотреть характеристики эмоциональной сферы детей, страдающих энурезом.
2.
Изучить особенности эмоциональных предпочтений у детей с энурезом, по отношению к своей телесности, к проблемной – тазовой области, а также к материнской фигуре.
3.
Изучить особенности детско-родительских отношений в диадах – мать и ребенок, страдающий энурезом, и в диадах – мать и ребенок без энуреза.
Характеристики выборки. Клиническая группа: 40 диад «мать - ребенок, страдающий энурезом» в младшем школьном возрасте (80 чел.). Контрольная группа- группа нормы20 диад «мать - ребенок без энуреза» в младшем школьном возрасте (40 чел.). Всего в исследовании приняло участие 120 человек, из них 60 – детей и 60 - взрослых.
Методы исследования:
1.
Методика «Волшебная страна чувств» (Т. Д. Зинкевич-Евстигнеева), в модификации Г. А. Адашинской;
2.
Проективная методика - рисунок на тему «Моя семья»;
3.
Методика диагностики школьной тревожности А. М. Прихожан (10-12);
4.
Шкала явной тревожности CMAS (адаптация А.М. Прихожан);
5.
Диагностика отношения к болезни ребенка (ДОБР; В.Е. Каган, И.П. Журавлева);
6.
Диагностика родительского отношения к ребенку (А.Я. Варга, В.В. Столина).
Результаты исследования. В работе был проведен анализ психосемантики эмоциональной сферы у детей младшего школьного возраста с энурезом и у детей данного возраста
из группы нормы.
При семантическом и статистическом анализе, полученных данных, группа детей с
энурезом была разделена на две подгруппы в зависимости от уровня дифференциации эмоциональной сферы: 20 диад, где у детей наблюдается высокий уровень дифференциации
эмоциональной сферы (5-8 эмоций на рисунке) и 20 диад, где у детей наблюдается низкий
уровень дифференциации эмоциональной сферы (1-4 эмоций на рисунке).
У детей с энурезом из группы с высоким уровнем дифференциации эмоций отмечается выбор всего спектра эмоций при выполнении методик, так же отмечается полный выбор
цветов, что свидетельствует о высоком уровне эмоционального восприятия и переживания
эмоций у этих детей. Так же для данной подгруппы характерна высокая частота выбора отрицательных эмоций при описании тазобедренной области, которая является проблемной
областью для детей с энурезом. Такое описание может быть связано с эмоциональным отношением к симптоматическим проявлением болезни и, как следствие, с бессознательным вытеснением этих негативных эмоций на проблемную – тазовую область. Так же отмечается в
данной группе определенный инфантилизирующий стиль взаимодействия с ребенком со стороны родителей.
Дети с низким уровнем дифференциации эмоций на рисунке отмечали 1-4 эмоции.
Эмоциональная сфера этих детей наполнена отрицательными эмоциями и связана с темными
цветами. У детей данной группы отмечаются высокие показатели тревожности. Наблюдается
психологическое застревание этих детей на отрицательном спектре эмоциональных предпочтений по отношению, как к себе, к своей телесности, так и к фигуре матери. В данной группе детей было выявлено отвержение, низкая привязанность к материнской фигуре. В отличие
от детей остальных групп для данной группы было характерно наличие полного игнорирования своей телесности, отсутствие цветового наполнение и эмоционального отношения к своему телу, что является признаком сильного изменения эмоциональной сферы.
У детей из контрольной группы отмечается высокий уровень дифференциации эмоций, выраженный полным спектром эмоциональных предпочтений и полной палитрой кра73
сок. В структуре детско-родительских отношений отмечается высокий уровень привязанности со стороны как детей, так и родителей.
Выводы. Таким образом, были получены достоверные различия в характеристиках
эмоциональной сферы между детьми с энурезом и детьми, не имеющими данное заболевание. Эмоциональная сфера с энурезом характеризуется повышенной тревожностью и негативным отношением к своей телесности.
Дети из группы с энурезом имеют разную тяжесть изменения эмоциональной сферы.
У детей с высоким уровнем дифференциации эмоций отмечается более высокая насыщенность эмоциональной сферы. Они воспринимают полный спектр эмоций, которые отмечается
полной палитрой красок.
У детей с низким уровнем дифференциации эмоций можно отметить снижение уровня
осознанности переживания эмоций, а также полное игнорирование, вытеснение эмоционального отношения.
Практическая значимость. Полученные результаты могут улучшить дифференциальную диагностику эмоциональной сферы детей, страдающих энурезом, а также улучшить
коррекцию эмоционального состояния ребенка.
74
РАЗДЕЛ 5. Инновационные методы и разработки, направленные на профилактику
здоровья, лечение и реабилитацию больных
Зарубежный подход по оказанию психосоциальной поддержки пациентам, страдающим
тяжелыми соматическими заболеваниями
Н.Г. Карабашева
Студент психолого-социального факультета, [email protected]
Научный руководитель – Стефаненко. Е.А.
Ассистент кафедры клинической психологии
Российского национального исследовательского медицинского университета имения Н.И.
Пирогова
Аннотация: В Западной системе здравоохранения существует комплексный подход по оказанию
психосоциальной поддержки пациентов, страдающих тяжелыми (жизнеугрожающим) соматическими
заболеваниями. Психосоциальная поддержка и ее методы, способствуют пониманию эмоционального состояния пациентов и их семей, их установок к лечению, также потребностей. Используемый
скрининговый метод оценки эмоционального состояния, способствует пониманию качества жизни
пациента, и помогает персоналам клиники и специалистам определить, на что стоит обратить внимание на первых и последующих этапах лечения. Обзор исследований по психосоциальной службе
поддержки пациентов, и особенностей скриннингового метода оценки пациентов и их семей способствует разработке и адаптации такой системы поддержки в России.
Ключевые слова: дистресс, методы оценки дистресса, тяжелое (жизнеугрожающее) соматическое
заболевание, комплексный подход лечения, эмоциональное состояние, комплаэнс, совместная поддержка и уход, паллиативное лечение, психосоциальная поддержка, скрининговый метод оценки
Foreign approach of psychosocial support to the patients with serious somatic deseases
N.G. Karabasheva
Phd. Student of faculty Psycology and Social sciences, [email protected]
Supervisor- Stefanenko E,
Phd. Asisstent of the faculty of Psycology,
Pirogov Russian National Research Medical University
Abstract: In the foreign health system there is a comprehensive approach on rendering of psychosocial support of the patients suffering from heavy somatic diseases. Psychosocial support and its methods, promote
understanding of an emotional condition of patients and families, their installations to treatment, also requirements. The used screening method of an emotional condition, promotes understanding of quality of life
of the patient, and helps the personnel of clinic and experts to define, on what it is necessary to pay attention
at the first and subsequent stages of treatment. The review of researches on a psychosocial support service of
patients, and features of a screening method of patients and families promotes development and adaptation of
such system of support in Russia.
Keywords: distress, acute somatic disease, integrated approach of treatment, emotional condition, collaborative care, palliative treatment, psychology social care, screening for distress
Актуальность. Сделан обзор современных исследований по вопросам оценки эмоционального состояния пациентов с тяжёлыми жизнеугрожающими соматическими заболеваниями и их семей. Система по оказанию психосоциальной поддержки пациентов успешно
адаптирована на Западе. В рамках психосоциальной поддержки пациентам все более распространённым становится использование скринингового метода оценки с целью помочь
эффективно определить то, на что при необходимости должно быть уделено внимание в
дальнейшем. Первоначальная оценка эмоционального состояния позволяет персоналу клиники своевременно и быстро обратить внимание на ту семью, которая действительно нахо75
дится в сильном эмоциональном потрясении, либо на ту, которая нуждается во внимании
специалистов и демонстрирует это с помощью высоких показателей дистресса. Сам факт
корректного опроса пациента воспринимается как забота, и в этой связи может быть психотерапевтическим. Острый дефицит клинических психологов в соматических клиниках в России, а значит, нереалистичность оказания психологической поддержки каждому пациенту,
субъективность врачей в необходимости психологической поддержки конкретной семье, отсутствие объективного, универсального, доступного для всех, технически простого в использовании метода - определяют создание подобного скринингового метода и в нашей стране.
Цель: Подробно изучить особенности западной системы психосоциальной поддержки
и методов по оценке дистресса у пациентов, страдающих тяжелыми (жизнеугрожающими)
соматическими заболеваниями, необходимых для дальнейшей разработки и адаптации методов скрининговой оценки эмоционального состояния пациентов и их семей в России.
Задачи:
1.
Провести литературный обзор международного комплексного подхода по оказанию психосоциальной поддержки пациентов, страдающих острым (жизнеугрожающим)
соматическим заболеванием.
2.
Проанализировать современные зарубежные исследования по оценке дистресса
у пациентов, страдающих соматическим (жизнеугрожающим) соматическим заболеванием.
3.
Изучить зарубежные методы оценки эмоционального состояния пациентов с
острым (жизнеугрожающим) соматическим заболеванием.
Выводы:
1.
Особенности оказания психосоциальной поддержки пациентов зависит от
многих факторов: тяжести болезни, продолжительности лечения, социокультурных особенностей, потребностей и мотивации пациентов, их половозрастных особенностей и др. Оказание такой помощи начинается с момента сообщения о диагнозе и по необходимости до
паллиативного лечения. Поддержка необходима и во время процедур (стационарных и амбулаторных) и при оказании первой помощи пациента. Продолжается разработка систематического и интегрированного подхода по оказанию психосоциальной поддержки, ориентированная на самого пациента, его родственников и медицинского персонала. Разработан подход по «совместной поддержке и уходу» за тяжелобольными пациентами, который включает
работу со стороны менеджеров по уходу и опеке, психиатров и сотрудников паллиативной
службы. Также работа менеджеров по опеке и уходу, распространяется на целую группу
населения, и ведется под контролем специалистов паллиативной службы.
2.
Проанализированы основные результаты по изучению оценки дистресса у пациентов, страдающих тяжелыми соматическими заболеваниями. Были выделены основные
изменения эмоционального состояния пациента в сторону депрессии, неврастении, повышенного уровня тревоги и страха от предполагаемого лечения. При наличии этих результатов были разработаны основные этапы оказания психосоциальной помощи пациентам.
3.
Скрининговый метод оценки эмоционального состояния пациента и семей, является универсальным в службах паллиативной помощи в зарубежных странах. Он активно
используется на всех этапах лечения, и помогает специалистам и медицинскому персоналу
оказать своевременную помощь пациентам и их семьям, имеющим высокие показатели дистресса.
Практическая значимость. Система по оказанию психосоциальной поддержки пациентов и их семей является адаптированным методом при назначении своевременной помощи. В рамках психосоциальной модели, наличие скринингового метода оценки эмоционального состояния пациентов и их семей, способствует медперсоналу и специалистам
назначить своевременную помощь во время паллиативного лечения. Универсальный в применении и технически доступный метод необходим в случаях, когда врачам нужно объективно оценить, нуждается ли пациент или семья в поддержке и заботе со стороны психосоциальной службы. Наличие такого комплексного и интегративного подхода, нуждаются и
76
соматические клиники в России, для обеспечения помощи пациентам и семьям, находящимся в эмоциональном потрясении во время лечения.
Влияние возрастного фактора на процесс актуализации разных частей речи с
помощью семантической и эпизодической памяти
И.М. Кузнецова
студентка психолого-социального факультета, [email protected]
Научный руководитель – Ю.В. Микадзе,
д.псх.н., профессор кафедры клинической психологии
Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова, Москва, Россия
Аннотация: Работа посвящена анализу влияния возрастного фактора на процесс актуализации разных частей речи (существительные и глаголы) с помощью семантической и эпизодической памяти.
Исследовалось различие продуктивности эпизодической памяти в разных возрастных группах при
наличие или отсутствии установки на запоминание информации связанной с данными частями речи.
В исследовании участвовало 32 человека в возрасте от 18 до 26 в младшей возрастной группе и в возрасте от 54 до 62 в старшей. Получены результаты указывающие на наличие разной продуктивности
памяти зрелого и позднего возраста в условиях установки на запоминание существительных и глаголов.
Ключевые слова: семантическая память, эпизодическая память, установка, возрастные изменения,
существительные, глаголы, локализация.
The Influence of Age Factor on the Process of Actualization of Different Parts of Speech by
the Semantic and Episodic Memory
I. Kuznetsova
PhD Student, Faculty of Psychology and Social Sciences, [email protected]
Supervisor – Y. Mikadze,
PhD, Full professor of the Faculty of Psychology and Social Sciences
Pirogov Russian National Research Medical University (RNRMU), Moscow, Russia
Abstract: The work is dedicated to analysis of Age Factor’s influence on the process of actualization of different parts of speech (nouns and verbs) by the semantic and episodic memory. We studied the difference of
episodic memory’s productivity in various age groups with or without notification about subsequent memorizing of the information related to the parts of speech. The experiment was undertaken on 32 subjects belonging to the younger (18-26 years) and older (54-62 years) age groups. The results indicate the differences
in memory productivity of older age group in case of pre-notification about subsequent memorizing of nouns
and verbs.
Keywords: semantic memory, episodic memory, attitude, age-related changes, nouns, verbs, localization.
Теория разделения долговременной памяти на семантическую и эпизодическую была
представлена в 1972 году Э. Тульвингом. С тех пор были опубликованы множество других
работ, подтверждающих его теорию. Тем не менее, некоторые вопросы, связанные, например, с возрастными изменениями и точной мозговой локализацией этих видов памяти остаются открытыми. Также имеется предположение, что различные нервные механизмы, расположенные в передних или задних отделах мозга, связаны с переработкой речевой информации, относящейся к таким частям речи как существительные и глаголы.
Семантическая память – это память на слова, понятия, правила и абстрактные идеи,
она необходима, чтобы пользоваться языком. Эпизодическая память получает и хранит информацию об эпизодах или событиях жизни в полимодальной форме, ее содержание зависит
77
от условий приобретения информации, от пространственно-временного контекста, это память на локализованные во времени и пространстве жизненные события.
Были описаны различные клинические случаи с нарушениями только семантической
или только эпизодической памяти, поэтому подобные исследования особенно актуальны сегодня, т.к. постоянно увеличивается количество заболеваний (инсульты, болезнь Альцгеймера, ЧМТ, рассеянный склероз и др.), так или иначе, влияющих на данные виды памяти. А
также описана взаимосвязь употребления наркотиков (в частности MDMA) и ухудшения
эпизодической памяти.
Таким образом, детальное изучение эпизодической и семантической видов памяти
необходимо для установления точной локализации и улучшения реабилитационных процедур при нарушениях памяти различной нозологии.
Цели исследования: получение нормативов выполнения теста вербальной беглости
(фонетический вариант) для различных возрастных групп русскоязычной популяции; исследование процесса актуализации различных частей речи (существительных и глаголов) с помощью семантической и эпизодической памяти у разных возрастных групп.
Методы исследования: Исследование проводилось в 2 этапа: первый, направленный
на изучение семантической памяти, и второй, направленный на изучение эпизодической, что
позволяет разделить эти виды долговременной памяти и исследовать их сохранность в отдельности друг от друга.
Для первого этапа использовался фонетический вариант теста на вербальную беглость. Суть теста состоит в быстрой генерации списка слов на определенную букву, в течение заданного промежутка времени. Нужно отметить, что данная методика была видоизменена в соответствии с задачами исследования (предлагалось назвать не только существительные, но и глаголы на определенную букву) и разделена на две части, для каждой из которых была составлена отдельная инструкция. При подсчете результата исключались слова,
названные повторно, одинаковые слова, имеющие разные окончания и имена собственные.
Показателем вербальной беглости служило суммарное количество верно названных слов, которое после было переведено в проценты.
Для второго этапа, направленного на исследование произвольного запоминания эпизодической памяти, была разработана оригинальная методика. Испытуемым предлагались 10
специально отобранных сюжетных картинок, содержащих в себе большое количество дискретных деталей (люди, звери, предметы) и действий. Впоследствии измерялось количество
правильно актуализированных существительных и глаголов в процентном соотношении.
Т.к. степень произвольности может варьироваться, были составлены различные инструкции, одна из которых нейтральна, а другая, содержит установку на запоминание существительных и глаголов на картинке.
Выборка была составлена из группы нормы, в которую входили 32 испытуемых разных возрастных групп и половой принадлежности. Для создания условной однородности
общей выборки были выбраны критерии отбора испытуемых – профиль функциональной
асимметрии (по ведущей руке) и уровень образования. Все испытуемые прошли опросник
Аннет, соответственно, люди с получившие ниже 9 баллов, в итоговую выборку не вошли.
Также в выборку были отобраны испытуемые, имеющие высшее образование или же получающие его. Нужно отметить, что для всех испытуемых русский является родным языком и
они не являются билингвами.
Результаты исследования:
Таблица 1. Средние значения результатов по тесту вербальной беглости:
Подгруппа: Средний Средний процент актуализиро- Средний процент актуализивозраст: ванных существительных (за 1 рованных глаголов (за 1 минуминуту):
ту):
1.
21,4
26.5%
17.25%
2.
58
17%
15.375%
78
При рассмотрении результатов первого этапа исследования выборка была разделена
на две подгруппы по возрастному признаку, где первые 16 испытуемых – юношеского и первого периода зрелого возрастов (средний возраст 21,4), а вторые 16 испытуемых – второго
периода зрелого и пожилого возрастов (средний возраст 58). Средние показатели оказались
на 9.5% при актуализации существительных и на 1.875% при актуализации глаголов выше по
подгруппе №1, чем по подгруппе №2. Во время проведения данного этапа исследования было отмечено, что испытуемые старшей подгруппы (№2) чаще ошибались, перечисляли имена
собственные, называли слова повторно, в отличие от младшей подгруппы (№1), где подобные случаи практически не наблюдались. Также, у испытуемых подгруппы № 2 наблюдалось
увеличение латентного периода к концу выполнения пробы, особенно при назывании глаголов.
Таблица 2. Средние значение результатов методики на эпизодическую память:
Подгруппа
Средний Среднее количество актуали- Среднее количество актуали(нейтральная возраст: зированных существительных: зированных глаголов:
установка):
1.
20,7
77.375%
73.125%
2.
58,4
59.375%
61.125%
Подгруппа
Средний
(инструкция с возраст:
установкой):
3.
21,8
4.
57,6
Среднее количество актуали- Среднее количество актуализированных существительных: зированных глаголов:
82.375%
67.5%
83.375%
70.375%
При рассмотрении результатов второго этапа исследования выборка была разделена
на четыре подгруппы по виду установки на запоминание (нейтральная и установка на запоминание существительных и глаголов) и возрастному признаку. Можно отметить, что наличие установки на запоминание существительных и глаголов влияет как на процент актуализированных глаголов, так и на процент актуализированных существительных. Также наблюдается тенденция к лучшему воспроизведению глаголов, по сравнению с существительными
(на ≈2%) преимущественно в более возрастных подгруппах (№2, №4).
Выводы: По результатам исследования наблюдается, что показатели семантической и
эпизодической видов памяти в выборке более молодых испытуемых выше, чем у испытуемых, зрелого и пожилого возрастов. Таким образом, можно сделать вывод что возрастной
фактор влияет на снижение как семантической, так и эпизодической памяти.
По результатам второй части методики видно, что при установке на запоминаемый
материал количество воспроизведенных как существительных, так и глаголов у обеих групп
увеличивается. В то же время при установке на запоминание существительных и глаголов,
процент актуализированных глаголов у более старшей подгруппы возрастает больше, чем
процент актуализированных существительных. Таким образом, возрастной фактор не влияет
на актуализацию существительных, но влияет на актуализацию глаголов, т.е. в меньшей степени с увеличением возраста снижается извлечение глаголов.
Количество актуализированных существительных и глаголов не одинаково внутри
каждой возрастной подгруппы, как по семантической памяти, так и по эпизодической. Можно сделать заключение, что этот факт подтверждает предположение о разных мозговых механизмах, обеспечивающих сохранение и извлечение информации о предметах и действиях.
Полученные результаты могут быть использованы для выявления наиболее успешных
стратегий реабилитации при нарушениях памяти различной нозологии и коррекции программ восстановительного обучения.
79
Роль медико-социального работника в профилактическом просвещении населения
Д.Ф. Меркулова
студентка факультета социальной работы, [email protected]
Научный руководитель – Воробцова Е.С.,
к. м. н., доцент.
ГБОУ ВПО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И.
Евдокимова, Москва, Россия
Аннотация. В данной статье рассмотрен вариант внедрения медико-социальных работников системы здравоохранения в процесс профилактического просвещения населения. Выявлено, что реализация данного направления медико-социальными работниками, а так же внедрение данных специалистов в процесс оказания доврачебной и врачебной помощи, позволит значительно снизить уровень
заболеваемости, а так же повысить эффективность и своевременность оказания медицинской помощи
населению.
Ключевые слова: медико-социальный работник, профилактическое просвещение.
The Role of Social and Health Workers in the Preventive Education of the Population
D.F.Merkulova
MA Student, the Faculty of Social Work
[email protected]
Supervisor – Vorobtsova E.S.
MD, Full Professor
A.I. Evdokimov Moscow State Medical and Dentistry University, Moscow, Russia
Abstract: This paper proposes to involve the social and health workers into preventive education of the population. As it is revealed the involvement of these specialists into the delivery of pre-doctoral care and medical
services will significantly reduce the incidence, as well as improve the efficiency and promptitude of health
care.
Keywords: Social and Health workers, preventive education.
Актуальность темы. Несмотря на значительные научные достижения в медицине, а
так же повышение показателей оказания медицинской помощи, в нашей стране продолжает
снижаться доля трудоспособного населения, увеличивается число вирусных, инфекционных,
неврологических и прочих заболеваний. Для предупреждения заболеваний актуально развивать и внедрять профилактическое просвещение населения, посредством деятельности медико-социальных работников, совмещающих в своей деятельности как медицинские, так и социальные аспекты.
Цель работы: определение роли и круга вопросов, которые решает медикосоциальный работник в профилактическом просвещении населения.
Задачи работы:
1.
Обзор нормативно-правовой базы Российской Федерации, регулирующей вопросы медико-социальной направленности;
2.
Определить положение медико-социального работника в здравоохранении, в
т.ч. профилактической направленности, а также цели и средства медико-социального работника в реализации профилактического просвещения населения;
3.
Определить группы населения, нуждающиеся в получении профилактического просвещения;
4.
Определить критерии оценки эффективности деятельности медикосоциального работника в данном направлении.
Предмет исследования: медико-социальный работник и его деятельность в вопросах профилактического просвещения населения.
80
Методы исследования: анализ нормативно правовых актов и научных работ, статей,
специализированной литературы, а также наблюдение, моделирование, гипотеза.
Результаты работы. Медико-социальный работник охватывает, в процессе оказания
помощи населению, как медицинские, так социальные аспекты. Это позволяет своевременно
и эффективно оказать необходимую помощь и предотвратить развитие заболеваний.
Основные группы населения, нуждающиеся в профилактической помощи (медикосоциального характера) представлены в «Базовой модели медико-социальной работы», разработанной д.м.н., зав кафедры социальной медицины и социальной работы, профессором
А.В. Мартыненко. Деятельность медико-социальных работников в профилактическом
направлении регламентирована, в нашей стране, значительным количеством нормативноправовых актов, что позволяет данным специалистам заниматься деятельностью профилактического характера в ЛПУ, учреждениях образования, женских консультациях, на производстве и т.п.
Цель медико-социальных работников в профилактическом просвещении населения
заключается в предотвращении заболеваний, достижении максимально возможного уровня
здоровья населения.
Одной из задач медико-социальной работы в профилактическом направлении выступают взаимодействие с другими специалистами системы здравоохранения, а также пропаганда здорового образа жизни, санитарно-гигиеническое просвещение населения.
Средствами, используемыми в оказании мероприятий профилактического характера,
являются: видео- и аудио-материалы, информационные брошюры, обучающие беседы,
наглядные пособия и т.п.
Критериями эффективности деятельности медико-социальных работников в профилактическом просвещении населения являются:
1.
Снижение роста заболеваемости;
2.
Увеличение числа лиц, посещающих кабинеты здоровья;
3.
Уменьшение числа смертности и рост доли трудоспособного населения и др.
Выводы. Являясь уникальными специалистами, медико-социальные работники, в
процессе оказания помощи, охватывают весь спектр проблем человека. Увеличение числа
специалистов и развитие профилактики заболеваний в системе здравоохранения, а также интеграции их в процесс оказания доврачебной и врачебной медицинской помощи, позволит
освободить значительную часть рабочего времени врача, обеспечивая тем самым, возможность оказания помощи больным с серьезными заболеваниями; сократить очереди к врачам; выявлять, в процессе оказания профилактической помощи, социальные и психологические проблемы пациента; усовершенствовать и оптимизировать методы оказания доврачебной и врачебной помощи населению.
Таким образом, роль медико-социального работника в просвещении населения по вопросам профилактики заболеваний на сегодняшний день не является на столько высокой,
какой могла бы быть.
Формирование ответственного отношения населения к собственному здоровью через
технологию ортобиотики
П.Э. Митрюкова
студентка Психолого-социального факультета, [email protected]
Научный руководитель – Е.В. Полоцкая
к. пед. н., доцент кафедры социальной работы
Российский национальный исследовательский медицинский университет
им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва, Россия
Аннотация: Технология ортобиотики – один из активно используемых специалистами по социальной работе инструментов в процессе реабилитации больных. Ортобиотика, на данный момент, явля-
81
ется междисциплинарным направлением учения об ортобиозе и наиболее полно отвечает основной
цели реабилитации, так как основная суть ортобиоза - опора на целостный подход, связь воображения
и телесных ощущений, взаимосвязь и взаимоподдержка слуховых, зрительных, кинестетических, тактильных ощущений с выраженным позитивным отношением к объекту. Еще в начале XX века лауреат Нобелевской премии в области физиологии и медицины, врач Илья Ильич Мечников сформулировал теорию ортобиоза и считал технологию ортобиотики эффективным средством «исправления дисгармонии человеческой природы» (коррекции и реабилитации в современном понимании). Чтобы
ускорить вхождение ортобиотики в наш менталитет, на современном этапе, предстоит предпринять
немалые усилия, чтобы преодолеть в сознании людей стереотип небрежного отношения к своему
здоровью и выработать критическое отношение к своим знаниям.
Ключевые слова: здоровье, ортобиоз, ортобиотика, самосбережение здоровья, жизненный оптимизм,
профилактика, реабилитация, технологии социальной работы.
Shaping Responsible Attitude of the Population toward Health Issues through introducing the Orthobiotics Technology
Mitryukova P.E.
MA Student of Social and Psychology Faculty, [email protected]
Supervisor – E.V. Polotskaya
PhD, Professor of Social Work Department
Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
Keywords: health, orthobiosys, orthobiotics, self-preservation, health-preservation, optimism, prevention,
rehabilitation, techniques of social work.
Цель исследования: сформировать ответственное отношение населения к собственному здоровью, используя технологии социальной работы в области ортобиотики.
Основные задачи:
1. Создание опросных листов для населения, младшего медицинского персонала,
врачей – специалистов и руководящего аппарата медицинского учреждения,
направленных на изучение отношения населения к собственному здоровью;
2. Проведение анкетирования и интервью на базе БУЗ УР «Увинской РБ МЗ УР»;
3. Создание универсальных форм реализации самосбережения здоровья и жизненного оптимизма на основании полученных на практике знаний.
Для решения поставленных задач были использованы взаимосвязанные и дополняющие друг друга методы исследования: теоретический анализ, синтез литературы по применению технологии ортобиотики в социальной работе, сравнение, анкетный опрос населения и интервьюирование работников системы здравоохранения, обобщение опыта использования технологии ортобиотики в учреждениях системы здравоохранения.
Характеристика выборки испытуемых. В исследовании приняли участие две
группы испытуемых. В первую группу вошли мужчины и женщины в возрасте от 18 до 67
лет, которые являлись пациентами БУЗ УР «Увинской РБ МЗ УР», в количестве 24 человек.
Во вторую группу вошли врачи – специалисты и администрация БУЗ УР «Увинской РБ МЗ
УР», в количестве 10 человек. Первой группе предлагалось ответить на открытые и закрытые
анкетные вопросы. Со второй группой проводилось интервью. Для интервьюирования были
разработаны две схемы, одна из которых была сориентирована на врачей-специалистов и
младший медицинский персонал, а вторая – на администрацию медицинского учреждения. В
результате обработки полученных данных были выявлены необходимые данные, характеризующие отношение населения к собственному здоровью.
Результаты исследования. Представления населения о здоровом образе жизни
нашли отражения в ответах респондентов первой группы на вопросы о том, что такое здоровье, здоровый образ жизни и какие факторы оказывают влияние на состояние здоровья. Отвечая на вопрос о том, что по их мнению здоровье, 56 % опрошенных отметили физический
и психологический комфорт, 44 % - то, что нужно беречь, 22 % - хорошее самочувствие и
82
настроение. Все респонденты отметили, что важными факторами, оказывающими влияние на
состояние здоровья являются: экологическая обстановка, образ жизни, особенности питания,
вредные привычки, недостаточная забота о здоровье и наследственность. Безусловным индикатором отношения населения к собственному здоровью является понимание здорового образа жизни. Так, 68 % респондентов включили в данное понятие: отказ от вредных привычек,
занятие физкультурой и спортом и наблюдение за состоянием собственного здоровья; 56 % правильное питание, личную гигиену тела и соблюдение режима дня; 32 % - закаливание и
положительные эмоции. Одна из задач нашего исследования состояла в изучении отношения
населения к здоровому образу жизни, 27 % опрошенных считают, что здоровье очень важно
для того, чтобы добиться успеха в жизни; 24 % - не имеют вредных привычек; 19 % - ведут
здоровый образ жизни; 13 % - имеют приверженность к здоровому образу жизни; 17 % - не
ведут здоровый образ жизни. Информацию в области здоровья население в основном получает от врачей, специалистов (58 %); из СМИ и интернета (31 %); от друзей или семьи (11%).
При ответе на вопрос: «Регулярно ли Вы проходите медицинское обследование?» - респондентами были даны следующие ответы: 68 % опрошенных регулярно проходят медицинское
обследование, 24 % - не регулярно посещают врачей-специалистов, а 8 % - проходят медицинское обследование, когда в этом появляется необходимость. И последним, важным индикатором при исследовании отношения населения к собственному здоровью выступило мнение первой группы о том, что должно ли медицинское учреждение организовывать пропаганду здорового образа жизни и профилактику заболеваний: 100 % опрошенных отметили,
что должно, тем не менее, 22 % из них подчеркнули, что даже если медицинское учреждение
и будет организовывать профилактические меры, многие люди все равно не обращают внимание на пропаганду здорового образа жизни.
Интервьюирование респондентов второй группы показало не менее значимые результаты. 79 % среди опрошенных врачей-специалистов, младшего медицинского персонала
и администрации учреждения обозначили, что важными задачами деятельности по формированию здорового образа жизни в учреждении здравоохранения являются: обеспечение приоритетности профилактического направления в здравоохранении; профилактика социально
значимых заболеваний; повышение грамотности населения по вопросам сохранения и укрепления здоровья; формирование убеждения в престижности здорового поведения и воспитания потребности в здоровом образе жизни; а также координация усилий всех специалистов
медицинского профиля в данном направлении работы и обеспечение их тесного взаимодействия со средствами массовой информации. 21 % опрошенных респондентов отметили, что
любая деятельность учреждения здравоохранения является бессмысленной и не привлечет
внимание населения к здоровому образу жизни. Отвечая на вопрос: «Есть ли возможность
организовывать в учреждении эффективную пропаганду здорового образа жизни и профилактику заболеваний?» - респондентами были даны следующие ответы: 100 % опрошенных
отметили, что такая возможность есть, но и выделили проблемы, которые существуют в
профилактической деятельности учреждения, которые могут стать «камнем преткновения».
Среди таких проблем 54 % респондентов отметили дефицит кадровых ресурсов – отсутствие
специалистов, которые бы могли вести профилактическую работу с населением; 41 % - отсутствие желания населения обращать внимание на собственное здоровье, данную проблему
респонденты пояснили тем, что население обращается в учреждения здравоохранения только
при критических состояниях; 20 % - недостаточная информированность о приоритетности
профилактической работы в учреждении.
Выводы:
1.
На данный момент существует потребность в формировании ответственного
отношения населения к собственному здоровью. И одним из эффективных инструментов по
реализации пропаганды здорового образа жизни в учреждении здравоохранения могла бы
стать технология ортобиотики. Но для реализации данной технологии среди нашего населения предстоит предпринять большие усилия для преодоления в сознании людей стереотипа
небрежного отношения к своему здоровью.
83
2.
Требуют решения задачи профилактической деятельности в учреждении здравоохранения, которые отметили администрация учреждения, врачи-специалисты и младший
медицинский персонал.
3.
Должностные инструкции врачей и средних медицинских работников включают 4 часа служебного времени ежемесячно на деятельность по формированию здорового образа жизни, но существуют проблемы, препятствующие эффективному осуществлению данной деятельности. Следовательно, в учреждениях здравоохранения необходимы специалисты, которые бы занимались пропагандой здорового образа жизни и профилактикой заболеваний, используя специальные технологии для создания ответственного отношения среди
населения и коллег.
Практическая значимость находит свое выражение в разработке опросных листов
для населения, младшего медицинского персонала, врачей – специалистов и руководящего
аппарата медицинского учреждения для фиксации уровня отношения населения к собственному здоровью, определения необходимости введения в штат должности и ставки специалиста, чья деятельность будет направлена на профилактическую работу по здоровьесбережению населения.
Полученные материалы помогут усовершенствовать методическую работу администрации медицинского учреждения, повысить их профессиональную компетентность и
сформировать ответственное отношение населения к собственному здоровью.
Некоторые реологические аспекты поведения эритроцитов в присутствии
ферримагнитных наночастиц
А.В. Скопина
лаборант кафедры молекулярной фармакологии и радиобиологии имени академика
П.В.Сергеева Медико-Биологического Факультета
[email protected]
Научный руководитель: Н.Л. Шимановский – д.м.н., профессор кафедры молекулярной
фармакологии и радиобиологии имени академика П.В.Сергеева Медико-Биологического
Факультета РНИМУ им. Н.И. Пирогова
Российский Национальный Исследовательский Медицинский Университет, Москва,
Россия
Аннотация. В работе описаны обнаруженные особенности спонтанной агрегации и сдвиговой дезагрегации эритроцитов в цельной крови в присутствии ферримагнитных наночастиц железа в различных концентрациях, возникающие при воздействии постоянным магнитным полем. Исследование
было предпринято для выяснения реологической безопасности использования магнитных наночастиц
в медицинских целях в присутствии магнитного поля. Получен эффект полной дезагрегации эритроцитов in vitro после включения магнитного поля при наличии в крови наночастиц магнетита. Выдвинута гипотеза, позволяющая объяснить выявленные особенности.
Ключевые слова: агрегация/дезагрегация эритроцитов, магнитные наночастицы, магнитное поле,
реология.
Some Rheological Aspects of the Erythrocytes’ Behavior in the presence of Ferromagnetic
Nanoparticles
A.V. Skopina
Laboratory of the Department of Molecular Pharmacology and Radiobiology, P.V.Sergeev
Medical Faculty of Biology
[email protected]
Supervisor: N.L. Shimanovsky
MD, Full Professor of Molecular Pharmacology
Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia
84
Abstract. The paper describes the features of the spontaneous aggregation and shearing disaggregation of the
erythrocytes in the whole blood in the presence of ferromagnetic nanoparticles of iron in various concentrations appearing under influence of the static magnetic field. The study was undertaken to prove the rheological safety of magnetic nanoparticles’ application in medical purposes in the presence of the magnetic field.
The experiment resulted into the full disaggregation of erythrocytes in vitro after turning on the magnetic
field in the presence of magnetite nanoparticles in the blood. Thus the paper proposes the hypothesis allowing the explanation of the observed characteristics.
Keywords: aggregation / disaggregation of erythrocytes, magnetic nanoparticles, magnetic field, rheology.
Актуальность. Со времени получения ферромагнитных наночастиц трехвалентного
железа (Fe2O3) их возможное применение в медицинских целях в качестве вещества для локальной гипертермии или для МРТ визуализации (магнитноконтрастного свойства) неоднократно обсуждалось. Возможная токсичность этих веществ связывается, в основном, с их
воздействием на иммунную систему и возможностью их накопления в различных органах
(селезёнка, почки, печень). Но вопрос о реологической безопасности наночастиц железа (III),
при их взаимодействии с эритроцитами, не обсуждался, а при воздействии магнитного поля
и подавно.
Цели и задачи. Представляется интересным исследовать поведение агрегирующей
суспензии эритроцитов в цельной крови нагруженных наночастицами Fe2O3 при воздействии
постоянного магнитного поля.
Материалы и методы. Кровь извлекалась из кубитальной вены и стабилизировалась
7 %-ым раствором Трилона Б (ADTA) из расчёта 0,3 мл на 10 мл крови. Хранение пробы не
более 1,5 часов. Агрегация и дезагрегация эритроцитов после этого проводилась на приборе
LADE (Реомедлаб). На рис. 1 приведена запись процесса спонтанной агрегации (I) и сдвиговой дезагрегации эритроцитов(II). Определялось: исходные агрегационные свойства крови,
которые не изменялись при введении наночастиц в средней концентрации 1000 наночастиц
(Fe2O3) на один эритроцит.
Рис. 1.Запись процессов спонтанной агрегации и сдвиговой дезагрегации эритроцитов.
В кровь вводилась взвесь наночастиц Fe2O3. Размеры магнитных наночастиц (МНЧ)
определялись по фотографиям, сделанным на электронном микроскопе, одна из них представлена на рис. 2. В качестве источника магнитного поля использовался постоянный магнит, который создавал напряженность в опрашиваемом объёме крови 3∙10-3 Тесла.
85
Рис. 2. Микрофотография, с любезностью предоставлена В.Ю. Науменко.
Результаты и обсуждение. При воздействии постоянного магнитного поля при концентрации наночастиц 1000 частиц на одну клетку происходит полная дезагрегация, которая
регистрируется, как резкое увеличение интенсивности обратного светорассеяния. При снятии магнитного поля способность к агрегации восстанавливается через 60 секунд. В отсутствии поля структура потока не изменяется при увеличении скорости сдвига от 2,5 до 11 с
-1
, при включении магнитного поля изменение светорассеяния происходит очень быстро (менее, чем за 10 секунд).
Эффект оказался дозозависимым, воздействие магнитного поля, при уменьшении
концентрации, вызывает умеренную дезагрегацию, которая появляется через 50 секунд. Восстановление исходной агрегационной структуры крови при скорости сдвига 2,5 с-1 происходит с 60 секундной задержкой и появлением флуктуаций светорассеяния связанной с разбросом в размерах агрегатов. Включение магнитного поля не вызовет полную дезагрегацию, но
резко уменьшает флуктуации светорассеяния, что можно связать с образованием пространственной структуры из эритроцитов.
Дальнейшее уменьшение концентрации МНЧ до 200 частиц на клетку снимает действие магнитного поля, которое не вызывает дезагрегацию эритроцитов, но значительно
уменьшает флуктуации светорассеяния, очевидно из-за создания новой эритроцитарной
структуры. При этом процесс сдвиговой дезагрегации не нарушен и следует за увеличением
скорости сдвига.
Выводы и практическая значимость.
1.
Эритроциты, нагруженные ферримагнитными наночастицами железа (III) (магнетит) в присутствии магнитного поля образуют кластерные структуры из ориентированных
монетных столбиков.
2.
Прочность образованных структур зависит от концентрации МНЧ.
3.
Реологическая безопасность МНЧ, применяемых для конструирования в магниторезонансной томографии и для магнитного управления кровотоком может осуществляться путем подбора концентрации МНЧ в соответствии с напряжённостью магнитного поля
.
86
Информационная значимость кривой сдвиговой деформации эритроцитов
А.В. Скопина, К.С. Байбеков, В.О. Цветков
Научный руководитель – профессор, д.б.н. Н.Н. Фирсов
Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова,
Москва, Россия
Аннотация: Статья посвящена изучению деформационной способности эритроцитов. На основе дифракционных свойств деформированных под воздействием различных факторов эритроцитов показано, что измеряемый данным методом предел текучести клеток отражает деформационную способность мембран эритроцитов, а наклон кривой деформации, спрямленной в полулогарифмической системе координат, зависит от вязкости внутреннего содержимого клетки и деформации спектриновой
сети. Такой параметр, как предельная деформация эритроцитов, является показательным при изучении воздействия на клеточные мембраны различных лекарств или заболеваний.
Ключевые слова: эритроциты, эктацитометрия, деформация мембран.
Abstract: The present article is dedicated to the issue of the deformation capacity of erythrocytes. The diffraction character of the red cells deformed under influence of different factors proves that the flow point of
the cells measured with the proposed method reflects the deformation capacity of erythrocytes’ membranes,
while the slope of the deformation curve rectified in the semilogarithmic coordinate system depends on the
viscosity of the internal content of the cell and of spectrin network’s deformation. A parameter such as the
limit deformation of erythrocytes becomes indicative while studying the influence of different diseases and
medicines on the cell membranes.
Keywords: erythrocytes, membranes’ deformation, ektacytometry
Актуальность. Несоответствие между размерами эритроцитов (8 мкм) и размером
капилляров является главной причиной считать способность эритроцитов к деформации
условием успешного функционирования системы микроциркуляции в целом. В настоящее
время существует множество методов исследования деформационной способности эритроцитов. К сожалению, разработка их осуществляется без понимания того, что эритроцит является сложной конструкцией и поэтому, применяя отдельные виды деформации, можно изучать лишь отдельные свойства, что делает невозможным сравнение получаемых параметров.
Цель исследования. Исследование деформационной способности эритроцитов.
Материалы и методы. Использован прибор Laser-assisted Optical Rotational Cell Analyser (LORCA). Использовалась донорская кровь. Разведение эритроцитов в 300 раз во взвешивающем растворе высокомолекулярном полиэтиленоксиде вязкостью 10 сантипуаз. Пока
наиболее информативным является метод деформации в сдвиговом потоке (эктоцитометрия).
Теория деформации вязких капель в сдвиговом потоке разработана еще в средине ХХ века.
Деформация эритроцита в сдвиговом потоке регистрируется дифрактометрией Фраунгоферера и можно получить «кривую течения», т.е. зависимость индекса эллиптичности клетки
(IE) от напряжения сдвига в широком диапазоне от единиц миллипаскаль до нескольких тысяч. В кривой деформации можно выделить начало деформации эритроцита и две константы
связанные с внутренней вязкостью эритроцита и со спектрином, точку натяжения спектриновой сети и максимальную деформацию (IDmax), а также исследовать экзотические формы
деформационного процесса. В соответствии с рекомендациями Международного общества
клинической гемореологии, тестирование методов исследования деформации эритроцитов
проводится двумя методами: воздействием различных концентраций глютарового альдегида
для изменения жесткости мембраны; воздействием нагревания для изменения вязких свойств
гемоглобина (температура 48оС).
Результаты. Последовательное увеличение концентрации глютаральдегида более 40
10-6 об.% вызывает увеличение предела текучести мембраны эритроцита с 1 дн/cм2 до 18
дн/см2, одновременно происходит двуфазное изменение углов наклона участков кривой деформации. Одновременно происходит падение максимальной деформации в несколько раз.
При воздействии температуры происходит прогрессивное уменьшение tgα1от 0,1 до нуля к
87
30 минуте. Значение tgα2до 15 минуты инкубации изменяется недостоверно, а с 15 минуты
до 30 − падает до нуля.
Выводы. Участок кривой деформации эритроцитов, определяемый как
о, действительно может трактоваться как предел текучести мембраны, tgα1 как параметр, характеризующий внутреннюю вязкость эритроцита, а tgα2 как параметр, связанный с деформацией
спектрина. Эти показатели позволяют характеризовать влияние фармакологических препаратов на деформационные свойства эритроцитов и диагностировать патологии, проявляющихся в изменении реологических свойств крови.
88
Скачать