Отношение к гендерному равноправию и к демократии на Арабском Востоке.

advertisement
Научно-исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Отношение к гендерному равноправию и к демократии на Арабском
Востоке.
Вероника Костенко, Павел Кузьмичёв, Эдуард Понарин
Несмотря на то, что демократия и права человека являются популярными темами при
изучении исламских обществ, отношение к этим концептам в исламском мире остается
недостаточно исследованным. Данная работа анализирует отношения между поддержкой
демократии и прав человека, а именно, поддержкой гендерного равноправия, в семи
странах арабо-мусульманского мира. Мы используем кластерный анализ и отрицательное
биномиальное регрессионное моделирование чтобы показать что, лишь небольшая группа
людей в данном регионе одобряет и демократию, и гендерное равноправие (17%), что
отражает реальную, а не номинальную поддержку демократии в этом регионе.
Ключевые
слова:
Арабский
Барометр,
патриархальные ценности, консерватизм, ислам
демократия,
гендерное
равноправие,
Введение
Исследования гендерного равноправия и демократии в арабском мире многочисленны (e.g.
Jamal, 2006; Rizzo, Abdel-Latif & Meyer, 2007; Blaydes, Linzer, 2008; Spierings, Smits, &
Verloo, 2009), но ограничены отсутствием надёжных количественных данных, которые
появились недавно и открыли новые возможности для кросс-культурных сравнительных
исследований.
Данная статья призвана частично восполнить этот пробел, и анализирует поддержку
гендерного равноправия и демократии в странах, в которых была проведена первая волна
проекта «Арабский Барометр1». Важность либерализации гендерных аттитюдов детально
описана Рональдом Инглхартом и Пиппой Норрис в книге «The Rising Tide» (Inglehart,
Norris, 2003b). Они доказали на данных из более чем 100 стран мира, что отношение к
гендерному равноправию является важным предиктором демократических устремлений.
Как известно, гендерное равноправие в арабских странах – это очень серьезный и
болезненный вопрос, поскольку женщины до сих пор крайне уязвимы, во многих
обществах дискриминируются. Эти проблемы широко обсуждаются феминистскими
организациями и защитниками прав человека (Ahmed 1992; Charrad 2011; Cherif 2010;
Hilsdon & Rosario 2006; Lindquist 2011), однако ситуация преимущественно остается
нерешенной.
Марк Тесслер, автор проекта «Арабский Барометр» и многих авторитетных исследований
в этой области утверждает, что примерно 80% арабского населения поддерживает
демократию (Tessler 2002; Tessler & Jamal 2006). Его выводы, казалось бы, подтвердились
событиями «Арабской весны», когда массовые протесты против старых авторитарных
режимов потрясли многие арабские страны (Filali-Ansary, 2012). Однако большинство этих
революций закончились подъёмом консервативных исламистских партий, и в настоящее
время существующие режимы нельзя считать демократическими в западном понимании
этого слова. Это могло быть предсказано исходя из ценностей мусульман в обществах
Арабского Востока, поскольку во многих из них отсутствует или слабо развито
представление о ценности личности, что отражается в низкой поддержке гендерного
равноправия.
Мы считаем, что аттитюды по отношению к гендерному равноправию в комбинации с
поддержкой демократии являются более точными предикторами либеральных ценностей,
чем прямолинейные вопросы о демократии в арабских странах.
2
Теория модернизации и гипотезы исследования
Ключевой идеей пересмотренной теории модернизации, которая объясняет изменение
ценностей в мире в послевоенный период, является положение о том, что молодые
поколения, которые живут в более безопасных условиях, не столь сильно заботятся о
вопросах выживания, а потому уходят от консервативных представлений об устройстве
общества. В связи с этим молодые люди в обществах, испытавших после Второй мировой
войны
стабильный
рост
благосостояния,
поддерживают
эгалитарные
ценности
самовыражения во всех сферах жизни; эти ценности противопоставлены ценностям
выживания
(традиционным)
(Inglehart,
1997).
Каждое
следующее
поколение
в
большинстве стран мира живет все в большем богатстве и стабильности, из-за чего
ксенофобия, приверженность традиционной модели семьи и другие консервативные
ценности заменяются на эгалитаризм, толерантность, стремление к равноправию, борьбу
за права человека и идеальное общественное устройство. Процесс поколенческих перемен
утверждает движение к более эгалитарному будущему. Однако, население аграрных стран
не всегда демонстрирует такую уверенную и быструю смену ценностей, как в
индустриальных и пост-индустриальных обществах (Inglehart and Welzel, 2005). Отсюда
первая гипотеза (Г1): более молодые люди в арабских странах более эгалитарны в
вопросах гендерного равноправия по сравнению со старшими, хотя, эта разница не будет
такой большой, как в более благополучных обществах.
Многие учёные и теоретики феминизма доказывают, что на Ближнем Востоке существует
систематическое
и
серьёзное
гендерное
неравенство
(Alexander,
Welzel,
2011).
Эмпирические исследования показывают, что женщины на Ближнем Востоке и северной
Африке стремятся изменить свое положение граждан второго сорта» (Abu-Lughod, 2002;
Moghadam, 2003). Феминистическое движение расширило права женщин в некоторых
странах, особенно в Марокко, Тунисе и Ливане (Moghadam, 1998; Afary, 2004), однако
говорить
о
серьезных
преждевременно.
сдвигах
Мужчины
в
в
общественном
аграрных
сознании
обществах,
еще
согласно
как
минимум
многочисленным
количественным исследованиям и феминистической литературе (Keddie, 1990; Moghadam
1998; Mule & Barthel, 1992), более склонны поддерживать статус-кво, в то же время
женщины (особенно молодые и образованные) демонстрируют запрос на равноправие.
Исходя из этого, мы полагаем (Г2), что мужчины будут иметь более низкий уровень
3
поддержки гендерного равноправия, чем женщины, а также (Г3) что люди без
образования,
либо
с
начальным
образованием
будут
придерживаться
самых
консервативных гендерных аттитюдов.
Мы так же контролируем эффекты по уровню религиозности, поскольку в большинстве
стран мира (Norris, Inglehart, 2004) она коррелирует с традиционными и консервативными
ценностями. Таким образом, четвёртая гипотеза (Г4) заключается в том, что более
религиозные люди будут иметь более низкую поддержку гендерного эгалитарианизма
(Cooke, 2000).
В академической среде доминирует мнение, что в арабском мире имеет место «дефицит и
демократии и свобод» (Rowley, Smith, 2009:298). Учёные так же отмечают высокий запрос
на демократию среди арабских народов (Jamal, Tessler, 2008). (Г5) Мы ожидаем, что более
высокий уровень гендерного эгалитаризма положительно связан с демократическими
политическими предпочтениями и либерализмом (Welzel, Inglehart, 2005).
Данные и методы
Используемая база данных была опубликована проектом
«Арабский Барометр»
(http://www.arabbarometer.org) в 2009 году. Она была собрана в Марокко, Алжире, Кувейте,
Палестине (Западный берег реки Иордан и сектор Газа), Иордании, Ливане и Йемене. База
данных состоит из 181 переменной и 8122 случаев.
Индекс гендерного равноправия состоит из семи переменных, охватывая различные
вопросы из публичной и частной сфер (см. приложение 2). В основе этих вопросов лежит
один латентный фактор, поэтому из них был сконструирован простой композитный индекс
со шкалой от 0 до 1 (0 — очень консервативный, 1 — очень либеральный). Подобным же
образом был преобразован индекс поддержки демократии (см. приложение 2).
В качестве измерения религиозности был выбран вопрос «Как часто Вы читаете Коран?»
(единственная нормально-распределённая переменная), перекодированный из 5 категорий
в 3: «ежедневно», «иногда» и «редко/никогда». Также была перекодирована переменная
«возраст». Категория (75 лет и старше) имела слишком мало случаев, поэтому была
сконструирована новая с шестью категориями, где шестая стала называться «65+»
Если применить построчное удаление то база данных теряет 2014 случаев из 8122, что
составляет 24%. Для восстановления пропущенных значений была использована техника
множественной импутации, реализованная в пакете Amelia II (Honaker, King, Blackwell,
4
2011) языка программирования R.
Влияние образования и религиозности на поддержку гендерного равноправия на
Арабском Востоке
Для
подсчета
влияния
демографических
переменных,
а
также
образования
и
религиозности на поддержку гендерного равноправия, мы используем множественную
линейную регрессию (метод наименьших квадратов). По результатам регрессионного
моделирования на импутированной базе данных можно сказать, что женщины на
Арабском Востоке (как и во всем мире) – большие сторонники гендерного равноправия,
чем мужчины. Эффект образования также предсказуем и линеен: более образованные
люди значимо чаще поддерживают равноправие мужчин и женщин. Что касается стран,
население Ливана демонстрирует наиболее эгалитарные гендерные аттитюды, в то время
как самой консервативной страной в выборке является Йемен (по реальным правам
женщин он находится на последнем месте в мире (Human Development Report, 2012)).
Частота чтения Корана, взятая в данном исследовании как мера религиозности,
отрицательно связана с поддержкой гендерного равноправия, то есть наиболее
религиозные мусульмане придерживаются самых консервативных представлений о
положении женщин в обществе, что соответствует общемировым трендам.
Регрессионный анализ подтверждает, что старшие поколения на Арабском Востоке более
склонны поддерживать гендерное равноправие, чем молодежь, что противоречит
модернизационным тенденциям, которые наблюдаются в других странах мира. Когорта
молодых людей в возрасте от 25 до 34 лет демонстрирует наиболее консервативные
взгляды, а самая пожилая группа (те, кому больше 65 лет) – наиболее эгалитарные
позиции в отношении гендерного равноправия.
Таблица 1. Линейная регрессия, зависимая переменная – поддержка гендерного
равноправия.
***
(Intercept)
Возраст_25-34
Возраст_35-44
Возраст_45-54
0.17 (0.01)
-0.01 (0.01)
0.01 (0.01)
Возраст_55-64
0.03 (0.01)
Возраст_65+
0.04 (0.01)
*
0.01 (0.01)
***
***
5
Возраст_18-25 (опорная категория)
Образование_начальное
-
Образование_среднее
0.08 (0.01)
Образование_училище
0.10 (0.01)
Образование_бакалавр
0.12 (0.01)
***
0.05 (0.01)
***
***
***
***
Образование_магистр и выше
0.14 (0.01)
Образование_неграмотный (опорная категория) ***
Пол (женский)
0.12 (0.00)
***
Иордания
0.09 (0.01)
***
Палестина
0.10 (0.01)
Алжир
0.07 (0.01)
Марокко
0.18 (0.01)
Кувейт
0.16 (0.01)
Ливан
0.26 (0.01)
-
***
***
***
***
Йемен (опорная категория)
Коран_Часто
***
0.02 (0.00)
Коран_редко/не читаю
Коран_ежедневно (опорная категория)
R
2
2
Adj. R
N
*** p < 0.001, ** p < 0.01, * p < 0.05
***
0.05 (0.01)
0.27
0.267
8122
При подсчёте R2 на десяти импутированных базах данных использовался пакет Zelig в
среде R (Kasuke, King, and Lau, 2013), в данной операции применялся метод
максимального правдоподобия, поэтому показатель объясненной дисперсии R2 здесь
неприменим. Для лучшего понимания качества модели была выбрана одна из баз данных,
на основе которой и приводится регрессионная модель с объясненной дисперсией 27%.
Как
связана
поддержка
демократии
с
гендерными
аттитюдами
в
арабо-
мусульманских странах?
Для изучения связи поддержки демократии и гендерного равноправия был проведен
кластерный анализ2, согласно которому респонденты разделились на 5 примерно равных
категорий по отношению к этим двум вопросам. Результаты этого анализа (распределение
респондентов по предпочтениям в двумерном пространстве) показаны на рисунке 7.
Метод получения кластеров – k-means, оптимальное число кластеров предварительно получено с помощью
разведывательного анализа, в данной процедуре принудительно задано как 5. Для стабильности результатов
параметр random starts задан как 100.
2
6
Кластер С объединяет респондентов, которые не демонстрируют четко выраженных
позиций по отношению к демократии и гендерному равноправию. Люди, представленные
в остальных кластерах, имеют значительный перевес в сторону поддержки или отрицания
обоих концептов.
Рисунок 7. Результаты кластерного анализа, точки – центры кластеров
Кто поддерживает гендерное равноправие и демократию в арабских обществах?
Для того чтобы определить базовые характеристики типичного представителя каждого из
кластеров, были построены 2 отрицательные биномиальные регрессионные модели, в
одной из которых анализировались демографические переменные, а в другой – страновые
показатели3.
При интерпретации регрессии учитывалась связь между переменной
«кластер» и другими предикторами (см. полные таблицы в приложении 1).
Распределение стран между кластерами неравномерно. Население Ливана и Марокко,
например, демонстрирует схожие паттерны. Многие жители этих стран сосредоточены в
верхнем правом кластере А, то есть их представления о демократии и гендерном
Сначала была составлена таблица частот с числом случаев для каждой комбинации демографических
переменных. 5 кластеров * 2пола * 6 возрастных групп * 6 групп по образованию = 360 возможных
комбинаций для 8122 случаев. Отдельная отрицательная биномиальная регрессия была вычислена для 7
стран и 5 кластеров. Такой тип регрессии был выбран в связи с Пуассоновским типом распределения
зависимой переменной (частоты) и наличием избыточной дисперсии. Лучшая модель была выбрана методом
step (search parameter = both).
3
7
равноправии консистентны и либеральны, что приближает эту группу в ценностном
отношении к жителям стран Западной Европы. Эти страны представлены и в других
кластерах, кроме самого консервативного (Ε), но в значительно меньшей пропорции.
Населения Ливана также практически нет в кластере D (поддержка демократии вкупе с
отрицанием гендерного равноправия), похожие на Ливан результаты, однако с более
слабыми коэффициентами, демонстрирует Кувейт.
Палестина и Йемен могут быть объединены в одну группу, противоположную Марокко и
Ливану. Эти страны лучше всего представлены в нижнем левом (самом консервативном)
кластере. Палестинское население также представлено в центральном кластере С, а Йемен
в верхнем левом (D). Интересный паттерн наблюдается в Алжире: он появляется в нижнем
левом и верхнем правом кластерах, что говорит о значительной поляризации в обществе.
 Кластер A (N=1384, 17%) – верхний правый
В самом либерально – демократическом кластере А представлены преимущественно
женщины старше 45 лет в основном из Ливана и Марокко. Возрастная когорта 25-34 лет в
этом кластере почти отсутствует. Люди, поддерживающие и гендерное равноправие, и
демократию на Арабском Востоке чаще всего получили высшее образование (магистр и
выше).
 Кластер B (N=1084, 13%) – нижний правый
Кластер B характеризуется высокой поддержкой гендерного равноправия и отрицанием
демократии. В этой группе женщины встречаются значимо чаще мужчин, возраст не
значим. Образование людей, доминирующих в этом кластере в среднем ниже, чем в
кластере А (значимо реже встречается магистерская степень и выше). Представители этого
кластера проживают преимущественно в Иордании, их очень мало в Ливане, Марокко и
Йемене.
 Кластер C (N=2615, 32%) - центральный
Самый многочисленный (треть респондентов) центральный кластер объединяет людей, не
тяготеющих ни к одному из полюсов в вопросах поддержки демократии и гендерного
равноправия. Это преимущественно мужчины, многие из них принадлежат к аномальной
когорте 25-34 лет, на которую мы обратили внимание выше. Образовательные и страновые
характеристики этого кластера идентичны кластеру В (мало магистров, Иордания
8
представлена большим числом респондентов, мало жителей Ливана, Марокко и Йемена).
 Кластер D (N=1468, 18%) – верхний левый
Верхний левый кластер объединяет тех, кто поддерживает демократию, но выступает
против гендерного равноправия. Этот случай не был предсказан теоретически (в рамках
теории модернизации), а потому представляет особый интерес. Это преимущественно
молодые мужчины от 18 до 34 лет, очень мало представителей поколений 45-65 лет. В этом
кластере преобладает неграмотность (то есть, люди не окончили начальную школу),
крайне мало людей с высшим образованием. Эти респонденты распределены равномерно
между Йеменом и Кувейтом, очень малое число людей с такими взглядами происходит из
Ливана, Марокко, Палестины или Алжира.
 Кластер E (N=1571, 19%) – нижний левый
В этом, самом консервативном кластере объединены люди, не поддерживающие ни
гендерное равенство, ни демократию. Это в основном молодые мужчины в возрасте от 18
до 34 лет, представителей старших поколений (старше 55 лет) в нем почти нет.
Образование в этой категории низкое (в основном – средняя школа и училище), однако все
же несколько выше, чем в предыдущем кластере D, почти нет людей с магистерской
степенью. Представители этого кластера происходят не из Марокко и не из Кувейта, в
Ливане их почти совсем нет.
Также в модели есть несколько интерактивных эффектов с полом – женщины выражают
более либеральные взгляды в более развитых странах, тогда как в менее развитых
обществах Арабского Востока они консервативнее мужчин.
Обсуждение
В данной статье мы анализировали отношение к гендерному равноправию в семи
арабских обществах, используя такие предикторы как степень религиозности и поддержка
демократии, а также контролируя результаты по полу, возрасту и образованию. Некоторые
из полученных результатов были предсказаны теоретически, так гипотезы 2, 3 и 4
полностью подтвердились на эмпирических данных. Однако эффект возраста (Г1) и связь
с поддержкой демократии (Г5) оказались не соответствующими теоретическим
ожиданиям.
9
Результаты исследования показывают положительную связь возраста и гендерного
либерализма в изученных арабских обществах (Г1), что противоречит общемировому
тренду. Этот эффект после кросс-валидации результатов может стать отклоняющимся
случаем в пересмотренной теории модернизации Р. Инглхарта и К. Вельцеля. Пожилые
люди на Арабском Востоке придерживаются эгалитарных представлений о положении
женщин, в то время как молодые, особенно люди в возрасте от 25 до 35 лет (на 2006 год,
когда проводился опрос), наиболее консервативны. Почти во всех обществах в мире
пожилые люди во всех отношениях консервативнее молодых, а по мере возрастания
уровня защищенности поколения становятся более открыты новому, и перестают
следовать традиционным нормам и ценностям во всех областях жизни. В то же время, в
аграрных обществах эти изменения происходят существенно медленнее, чем в
постиндустриальных. Тем не менее, отклоняющийся тренд, обнаруженный на Ближнем
Востоке, заслуживает отдельного изучения.
Женщины в арабских странах, включенных в выборку, продемонстрировали потребность в
большем равноправии с мужчинами как в общественной, так и в частной жизни (Г2).
Вместе с этим, женщины демонстрируют такой же уровень поддержки демократии, как и
мужчины.
Эффект образования на отношение к гендерному равноправию положителен, линеен и
стабилен. Жители арабских стран, закончившие вузы, напротив, демонстрируют высокую
поддержку гендерного равноправия (Г3) как в общественной, так и в частной жизни.
Поддержка демократии связана с образованием нелинейно. Люди с самым низким и с
самым высоким уровнем образования считают демократию наилучшей формой правления
для их страны. Те, кто получил полное школьное образование или окончил двухгодичный
колледж (аналог ПТУ) плохо относятся к этой системе. (см. рис. 6 в приложении 2).
Более религиозные люди (те, кто читают Коран чаще) менее склонны к либерализму в
вопросах гендерных аттитюдов (Г4). Поддержка демократии (Г5) коррелирует с
гендерным эгалитаризмом на очень низком уровне (коэффициент корреляции = 0.19), в
некоторых странах связь положительная, в других – отрицательная. Кластерный и
регрессионный анализ показали, что в изучаемых обществах есть группа людей,
поддерживающих демократию и гендерное равенство (таких 17%).
Выводы
10
При двумерном анализе данных создается впечатление, что более образованные люди в
арабском мире консервативнее по отношению к гендерному равноправию, чем те, кто
учился меньше. Однако, более глубокий анализ показывает, что этот эффект связан с
возрастными различиями. В каждой отдельно взятой возрастной группе более
образованные люди демонстрируют более либеральные взгляды на положение женщин.
Это говорит о том, что процесс модернизации на Арабском Востоке, хотя и медленно, но
происходит, идет урбанизация, молодежь значительно более образованна, чем старшие
поколения.
Одновременно в регионе обнаруживается тенденция к архаизации. Молодые поколения,
несмотря на более высокий (в целом) уровень образования, консервативнее своих
родителей, более старших поколений. Этот тренд, противоречащий теоретическим
ожиданиям, не наблюдается нигде в мире, кроме обществ этого региона. Особенно
традиционалистских взглядов придерживаются люди, принадлежащие к когорте 1972 1982 годов рождения.
11
Литература
Abu-Lughod, Lila. “Do Muslim Women Really Need Saving? Anthropological Reflections on
Cultural Relativism and Its Others.” American Anthropologist 104/3 (2002): 783-790.
Afary, Janet. “The Human Rights of Middle Eastern & Muslim Women: A Project for the 21st
Century” Human Rights Quarterly 26/1 (2004): 106-125.
Ahmed, Leila. “Women and Gender in Islam: Historical Roots of a Modern Debate.” New
Haven: Yale University Press, 1992.
Alexander, Amy C., and Christian Welzel. "Islam and Patriarchy: How Robust Is Muslim
Support for Patriarchal Values?" World Values Research 4/2 (2011): 40-70.
Arab Barometer, 2012. URL http://www.arabbarometer.org (last assessed 12/09/2013)
Charrad, Mounira M. "Gender in the Middle East: Islam, State, Agency." Annual Review of
Sociology 37 (2011): 417-437.
Cherif, Feryal M. “Culture, Rights, and Norms: Women's Rights Reform in Muslim Countries”
The Journal of Politics 72/4 (2010): 1144-1160.
Cooke, Miriam. "Women, Religion, and the Postcolonial Arab World." Cultural Critique 45
(2000): 150-184.
Filali-Ansary, Abdou. “The Languages of the Arab Revolutions.” Journal of Democracy 23/2
(2012): 5-18.
Hilsdon, Anne-Marie and Santi Rozario. “Islam, Gender and Human Rights.” Women’s Studies
International Forum 29/4 (2006): 331-432.
Honaker, James, Gary King and Matthew Blackwell. “Amelia II: A Program for Missing
Data.” Journal of Statistical Software, 45/7 (2011): 1-47. URL
http://www.jstatsoft.org/v45/i07/ (accessed 9/10/2013)
Human Development Report, 2012. URL http://hdr.undp.org/en/2012-report (assessed
16/11/2013)
Inglehart, Ronald, and Christian Welzel. “Modernization, Cultural Change, and Democracy: The
Human Development Sequence.” Cambridge: Cambridge University Press, 2005.
Inglehart, Ronald, and Pippa Norris. “Rising Tide: Gender Equality and Cultural Change
Around the World.” Cambridge: Cambridge University Press, 2003 - B.
Inglehart, Ronald. “Modernization and Post-modernization: Cultural, Economic, and Political
Change in 43 Societies.” Princeton, NJ: Princeton University Press, 1997.
Jamal, Amaney, and Mark Tessler. “Attitudes in the Arab World.” Journal of Democracy 19/1
(2008): 97-110.
12
Keddie, Nikki. "The Past and Present of Women in the Muslim World." Journal of World History
1/1 (1990): 77-108.
Kosuke Imai, Gary King, and Olivia Lau. "Normal Regression for Continuous Dependent
Variables" in Kosuke Imai, Gary King, and Olivia Lau "Zelig: Everyone's Statistical Software."
2013. http://gking.harvard.edu/zelig (accessed 12/08/2013).
Lundquist, Kristen. "At the Intersection of Islam and Human Rights: Gender, Identity, and
Religious Freedom." The Review of Faith & International Affairs 9/2 (2011): 75-77.
Moghadam, Valentine. "Engendering Citizenship, Feminizing Civil Society: The Case of the
Middle East and North Africa." Women and Politics 25/1,2 (2003): 63-87.
Moghadam, Valentine. “The Women's Movement in the Middle East and North Africa:
Responding to Restructuring and Fundamentalism.” Women's Studies Quarterly 26/3,4 (1998):
57-67.
Mule, Pat, and Diane Barthel. “The Return to the Veil: Individual Autonomy vs. Social Esteem”.
Sociological Forum 7/2 (1992): 323-332.
Norris, Pippa, and Ronald Inglehart. “Sacred and Secular: Religion and Politics Worldwide.”
Cambridge, UK: Cambridge University Press, 2004.
Rowley, Charles K., and Nathanael Smith. "Islam's Democracy Paradox: Muslims Claim to like
Democracy, so why do They Have so Little?" Public Choice 139/3,4 (2009): 273-299.
Tessler, Mark, and Amaney Jamal. "Political Attitude Research in the Arab World: Emerging
Opportunities." PS-Washington 39/3 (2006): 433 - 443.
Tessler, Mark. “Islam and Democracy in the Middle East: The Impact of Religious Orientations
on Attitudes towards Democracy in Four Arab Countries.” Comparative Politics 34 (2002): 337354.
Welzel, Christian, and Ronald Inglehart. “Liberalism, Post-Materialism, and the Growth of
Freedom”. International Review of Sociology 15/1 (2005): 81-108.
13
Приложение 1.
Таблица 2. Таблица отрицательной биномиальной регрессии. Зависимая переменная –
частота демографических переменных в каждом кластере.
Константа
Кластер A
Кластер B
Кластер C
Кластер D
0.00 (0.25)
-0.33 (0.24)
Женщины
0.68 (0.17)
Возраст 25-34
1.04 (0.27)
Возраст 35-44
1.49 (0.26)
Возраст 45-54
1.80 (0.27)
Возраст 55-64
1.84 (0.29)
Возраст 65 и старше
1.66 (0.31)
Начальное образование
2.89 (0.26)
Среднее образование
3.21 (0.26)
Образование двухлетний колледж
1.88 (0.28)
Образование бакалавра
2.68 (0.27)
Образование магистратура и выше
0.69 (0.33)
Кластер A:Женщины
0.72 (0.14)
Кластер B:Женщины
1.00 (0.14)
Кластер C:Женщины
0.42 (0.13)
Кластер D:Женщины
Кластер A:Возраст 25-34
Кластер B:Возраст 25-34
Кластер C:Возраст 25-34
Кластер D:Возраст 25-34
Кластер A:Возраст 35-44
Кластер B:Возраст 35-44
Кластер C:Возраст 35-44
Кластер D:Возраст 35-44
Кластер A:Возраст 45-54
Кластер B:Возраст 45-54
Кластер C:Возраст 45-54
Кластер D:Возраст 45-54
Кластер A:Возраст 55-64
Кластер B:Возраст 55-64
-0.60 (0.14)
-0.28 (0.21)
-0.07 (0.22)
0.06 (0.20)
0.12 (0.21)
0.14 (0.21)
0.05 (0.22)
0.20 (0.21)
0.08 (0.22)
0.33 (0.22)
0.19 (0.24)
0.41 (0.22)
0.08 (0.23)
0.45 (0.26)
Кластер C:Возраст 55-64
Кластер D:Возраст 55-64
Кластер A:Возраст 65 и старше
0.69 (0.25)
-0.04 (0.27)
***
-1.47 (0.27)
-0.19 (0.24)
**
0.72 (0.24)
***
***
***
***
***
***
***
***
***
***
*
***
***
**
***
*
0.55 (0.28)
**
*
0.63 (0.29)
14
*
Кластер B:Возраст 65 и старше
Кластер C:Возраст 65 и старше
Кластер D:Возраст 65 и старше
Женщины:Возраст 25-34
Женщины:Возраст 35-44
Женщины:Возраст 45-54
0.62 (0.31)
0.47 (0.29)
-0.27 (0.32)
-0.05 (0.13)
-0.23 (0.14)
Женщины:Возраст 55-64
-1.01 (0.17)
Женщины:Возраст 65 и старше
Кластер A:Начальное образование
Кластер B:Начальное образование
Кластер C:Начальное образование
Кластер D:Начальное образование
-1.27 (0.19)
-0.27 (0.21)
0.41 (0.23)
0.23 (0.21)
Кластер A:Среднее образование
Кластер B:Среднее образование
Кластер C:Среднее образование
Кластер D:Среднее образование
Кластер A:Образование двухлетний колледж
Кластер B:Образование двухлетний колледж
Кластер C:Образование двухлетний колледж
Кластер D:Образование двухлетний колледж
Кластер A:Образование бакалавра
Кластер B:Образование бакалавра
-0.50 (0.23)
0.46 (0.25)
0.22 (0.22)
Кластер C:Образование бакалавра
0.54 (0.23)
Кластер D:Образование бакалавра
-0.62 (0.24)
Кластер A:Образование магистратура и выше
Кластер B:Образование магистратура и выше
Кластер C:Образование магистратура и выше
Кластер D:Образование магистратура и выше
0.72 (0.29)
0.63 (0.34)
0.13 (0.30)
Женщины:Начальное образование
-0.63 (0.14)
Женщины:Среднее образование
-0.80 (0.15)
Женщины:Образование двухлетний колледж
-0.89 (0.16)
Женщины:Образование бакалавра
-1.06 (0.15)
Женщины:Образование магистратура и выше
-1.54 (0.20)
Возраст 25-34:Начальное образование
-0.62 (0.26)
Возраст 35-44:Начальное образование
-1.29 (0.26)
Возраст 45-54:Начальное образование
-1.99 (0.26)
Возраст 55-64:Начальное образование
-2.68 (0.26)
Возраст 65 и старше:Начальное образование
-2.76 (0.27)
Возраст 25-34:Среднее образование
-1.20 (0.26)
***
-0.53 (0.14)
***
15
***
**
-0.66 (0.21)
*
***
-0.88 (0.23)
-0.45 (0.25)
0.45 (0.27)
0.17 (0.24)
***
-1.08 (0.25)
0.17 (0.24)
***
0.89 (0.26)
*
**
*
**
-0.83 (0.32)
***
***
***
***
***
*
***
***
***
***
***
***
Возраст 35-44:Среднее образование
-1.86 (0.26)
Возраст 45-54:Среднее образование
-2.79 (0.26)
Возраст 55-64:Среднее образование
-3.97 (0.28)
***
***
***
Возраст 65 и старше:Среднее образование
-4.41 (0.32)
Возраст 25-34:Образование двухлетний колледж -0.25 (0.28)
***
Возраст 35-44:Образование двухлетний колледж -1.10 (0.27)
Возраст 45-54:Образование двухлетний колледж -2.22 (0.28)***
Возраст 55-64:Образование двухлетний колледж -3.65 (0.34)***
Возраст 65 и старше:Образование двухлетний
***
-4.55 (0.47)
колледж
*
Возраст 25-34:Образование бакалавра
-0.62 (0.26)
***
Возраст 35-44:Образование бакалавра
-1.73 (0.26)
***
Возраст 45-54:Образование бакалавра
-2.98 (0.27)
Возраст 55-64:Образование бакалавра
-4.07 (0.30)
Возраст 65 и старше:Образование бакалавра
Возраст 25-34:Образование магистратура и
выше
Возраст 35-44:Образование магистратура и
выше
Возраст 45-54:Образование магистратура и
выше
Возраст 55-64:Образование магистратура и
выше
Возраст 65 и старше:Образование магистратура
и выше
AIC
BIC
Log Likelihood
Deviance
Num. obs.
-5.08 (0.39)
***
**
*
p < 0.001, p < 0.01, p < 0.05
16
***
***
0.08 (0.31)
***
-1.17 (0.32)
***
-2.24 (0.35)
***
-3.69 (0.47)
***
-4.15 (0.59)
5265.45
5743.98
-2536.73
1107.00
1080
Таблица 3. Таблица отрицательной биномиальной регрессии. Зависимая переменная –
частота стран в каждом кластере.
Константа
4.77 (0.24)***
-0.88 (0.34)*
Кластер A
Кластер B
Кластер C
Кластер D
Палестина
Алжир
Марокко
-0.37 (0.34)
0.55 (0.33)
-0.01 (0.34)
0.32 (0.33)
0.41 (0.33)
-1.29 (0.35)***
Кувейт
-0.81 (0.34)*
-1.10 (0.35)**
Ливан
Йемен
Кластер A:Палестина
Кластер B:Палестина
Кластер C:Палестина
Кластер D:Палестина
Кластер A:Алжир
Кластер B:Алжир
Кластер C:Алжир
Кластер D:Алжир
Кластер A:Марокко
Кластер B:Марокко
Кластер C:Марокко
0.52 (0.33)
-0.33 (0.49)
-0.27 (0.48)
-0.08 (0.47)
-0.71 (0.48)
0.13 (0.48)
-0.21 (0.48)
-0.55 (0.47)
-0.48 (0.47)
2.86 (0.49)***
0.80 (0.49)
1.11 (0.48)*
Кластер D:Марокко
1.54 (0.49)**
1.03 (0.49)*
Кластер A:Кувейт
Кластер B:Кувейт
Кластер C:Кувейт
Кластер D:Кувейт
Кластер A:Ливан
0.55 (0.49)
0.41 (0.48)
0.18 (0.48)
2.58 (0.49)***
Кластер B:Ливан
Кластер C:Ливан
Кластер D:Ливан
Кластер A:Йемен
Кластер B:Йемен
Кластер C:Йемен
Кластер D:Йемен
AIC
BIC
Log Likelihood
Deviance
1.57 (0.49)**
0.94 (0.48)
0.00 (0.49)
-0.90 (0.49)
-1.12 (0.48)*
-0.85 (0.47)
-0.16 (0.47)
758.09
839.04
-343.05
73.07
17
Приложение 2. Детали конструирования индекса
Индекс гендерного равноправия – вопросы:
 Женщина может быть президентом или премьер-министром мусульманской страны
 Замужняя женщина может работать вне дома, если она того хочет
 В целом, мужчины являются лучшими политическими лидерами, чем женщины
 Университетское образование важнее для мальчиков, чем для девочек
 Мужчины и женщины должны иметь одинаковые возможности на работе
 Мужчины и женщины должны получать одинаковые зарплаты
 Женщина может путешествовать за границу одна, если захочет
Индекс восприятия демократии – вопросы
 При демократии экономика работает плохо
 Демократии нерешительны и больше говорят, чем делают
 Демократии не очень хорошо поддерживают порядок

Демократия может иметь свои проблемы, но это лучшая из существующих форм
правления
18
Скачать