СТЕНОГРАММА
заседания Государственно-патриотического клуба
на тему: «Итоги Государственного Совета. Новые направления
развития профессионального образования в России»»
Центр социально-консервативной политики
Газетный пер., д. 3-5, стр. 1
9 сентября 2010 года. 14.00
Председательствует И.А. Яровая
Яровая И.А. Уважаемые коллеги, еще раз здравствуйте! Огромное
спасибо, что вы откликнулись на наше приглашение, на нашу просьбу
поучаствовать в работе Государственно-патриотического клуба партии
«Единая Россия», обсудить проблему, которая, как я понимаю, сегодня
собрала здесь профессионалов, тех людей, которым эта проблема не
безразлична.
С чего хотелось бы начать наш разговор и на чем сосредоточиться.
Совершенно очевидно, что сегодня есть общее понимание у всех, что диплом
без профессии ничего не стоит. Любой диплом. И тот тренд, который сегодня
сложился, что у нас много выпускников, которые имеют дипломы разного
уровня, но при этом оказываются почему-то по каким-то причинам
невостребованными, а иногда даже профнепригодными. Вопрос сегодня
стоит и о качестве профессионального образования и о том, насколько
сегодня действующая система профессионального образования в России
способна подготовить специалиста, человека, который будет востребован,
2
который будет реализован. Думается, самая неблагоприятная ситуация, когда
у выпускника, имеющего диплом, формируются высокие ожидания,
соответственно, высокие амбиции, а по факту оказывается, что и реальная
ситуация в экономике, и реальная конкуренция, которая существует, когда
любой
работодатель,
подбирая
кадры,
все-таки
опирается
на
профпригодность. Не на сам диплом, а на способность того, чтобы человек
смог решать те профессиональные задачи, которые перед ним стоят.
Поэтому очень важно, чтобы за дипломом стояла качественная подготовка
специалиста, чтобы этот специалист уже имел навыки в той профессии, ради
которой он обучался. И здесь, конечно, вопрос о профессиональном
образовании связан с той сущностью, с той производственной подготовкой,
практическими навыками, кроме теоретических знаний, которые должен
приобретать обучающийся. И, конечно же, та тенденция, которая сегодня
сформировалась, что у нас очень много специалистов высшего звена,
высшего образования, но при этом у нас есть острый дефицит в экономике
специалистов
реальных
профессий,
реальных
специальностей.
Не
менеджеров, не маркетологов, не юристов, не экономистов широкого
профиля, а людей, которые предметно могут быть задействованы в качестве
тех специалистов, которые нужны и в судостроении, и в машиностроении, и
в сельском хозяйстве, и мы можем этот спектр перечислять сколь угодно
долго.
Конечно, сегодня только ленивые не говорят о модернизации,
современных инновационных проектах и т.д. Но, встречаясь с нашими
коллегами
региональными
уровня,
я
позволила
себе
сказать,
что
модернизация не отменяет вывоз мусора и покраску заборов. Когда мы
говорим увлеченно о высоких материях, мы должны не забывать, что при
этом никто не снимает с повестки дня ту, может быть, кому-то кажущуюся на
первый взгляд рутинной работу, которая должна выполняться. И мы
понимаем, что сегодня высокие технологии предъявляют новые требования и
3
к рабочим специальностям, что сегодня отношение к рабочей профессии
должно быть принципиально иным, чем оно сегодня имеет место. И,
конечно, здесь комплекс вопросов. Это и действия, которые должна
предпринять власть, в том числе во взаимодействии со средствами массовой
информации, с той информационной политикой, которая проводится в
государстве. Потому что мы с вами можем предлагать сколь угодно умные и
правильные решения, но если психология в обществе будет такова, что будет
неинтересно идти учиться на эти специальности, потому что не модно,
потому что это не имеет общественной поддержки и это не перспективно, не
престижно, то, конечно, такого рода проекты во многом будут утопичны.
Мы
сегодня
были
заинтересованы
в
том,
чтобы
пригласить
представителей и министерств, тех, кто сегодня после решения Госсовета и
вообще по своей профессиональной деятельности должны были бы
предложить современные решения в сфере профессионального образования.
Мы
пригласили
профессиональным
вас,
тех,
кто
образованием.
сегодня
И,
уже
конечно,
реально
мы
занимается
были
очень
заинтересованы в том, чтобы послушать бизнес-сообщество. Потому что
сегодня сформировать спрос и определить ту потребность, а кто нам нужен
на самом деле, в каком количестве нужны специалисты, чтобы дать ответ и
информацию обществу, что сегодня есть реальный запрос – в таком-то
регионе, в такой-то отрасли нам нужны такие-то специальности в таком-то
количестве. И когда я работала с проектом нового закона об образовании,
стало совершенно очевидно, что и нам всем есть смысл пристально
посмотреть на него, потому что это будет новый отраслевой закон. И это
будет своего рода конституция для образования. Какие критерии мы заложим
для профессионального образования, так корабль дальше и поплывет.
И думается, что сегодня, говоря о губернаторах,
эффективность
деятельности которых оценивается по разным показателям, мы подумали вот
о чем. Если есть план социально-экономического и стратегия социально-
4
экономического развития региона, то есть понимание того, что в регион
через пять лет должен прийти газопровод или планируется строить какой-то
завод. Было бы совершенно логично, чтобы в таком случае органы
исполнительной власти формировали заказ и на подготовку специалистов из
своего
региона
в
тех
перспективных
направлениях,
отраслях
и
производствах, которые будут развиваться на территории. Потому что
система, когда приходят на территорию с каким-то производством и,
создавая предприятие, везется рабочая сила отовсюду, конечно, это было,
есть и будет. Но чтобы население, которое живет в регионе, не попадало у
нас на биржу труда и в число безработных, необходимо с этим планами
знакомить и с точки зрения профессиональной подготовки. И трехсторонние
договоры – это тот путь, когда можно будет гарантировать, что выпускник
будет востребован, потому что есть заказ на его обучение, есть гарантия того,
что он нужен кому-то, конкретно либо региону, либо конкретному
предприятию. Таким образом решается и вопрос компенсации затрат на
образование, и востребованности в реальных отраслях.
Может быть, мы с вами попытаемся сосредоточиться на конкретных
предложениях. Потому что если бы не было проблемы, мы бы сегодня не
собирались и не обсуждали. Проблема есть. Что сегодня мы можем
предложить с точки зрения правового регулирования, с точки зрения
действий органов исполнительной власти на федеральном и региональном
уровне,
с
точки
зрения
новых
организационных
форм
для
профессионального образования в России. Одним словом, сосредоточиться
на некоем алгоритме действий, который был бы адекватным и правильным
для решения этой проблемы. И хочу вам честно сказать, что у нас не
праздный интерес. И мы свою работу выстраиваем таким образом, что такая
интеллектуальная площадка – клубная, партийная – она нам позволяет
дальше
действовать
через
Правительство,
через
законодательные
инициативы и доводить до некоего логического завершения. Именно так мы
5
действовали, рассматривая проблемы продовольственной безопасности и
предлагая законодательное регулирование, именно так мы действуем и
совета по качеству образования и разработке всей темы с федеральным
законом об образовании.
Хочу вас проинформировать, по нашей инициативе сейчас в регионах
проводится обсуждение на учительских конференциях и на клубных
площадках проекта нового закона об образовании. Мы считаем, что поздно
его будет обсуждать, когда он будет официально внесен в Думу. И мы
прекрасно понимаем, как сложно он написан. Вообще меня всегда удивляет,
как профессионального юриста, что иногда высокие научные умы, увлекаясь
написанием текста, забывают, что закон вообще-то будут читать простые
люди, и даже не специалистам должен быть понятен круг прав и
обязанностей, и какие правоотношения возникают.
Одним словом, в таком алгоритме мы предлагаем сегодня подумать,
поработать и сформировать пакет предложений, который мы готовы
предложить Владимиру Владимировичу, как нашему лидеру и Председателю
Правительства, и реализовать через закон об образовании, с которым мы
сейчас очень активно работаем.
Формат и регламент нашей работы традиционный. Хотелось бы от вас
получить либо записку, либо какой-то сигнал о том, что вы готовы высказать
свое суждение по обсуждаемой проблеме. И, если не возражаете, регламент
3-5 минут, именно предложения к решению. Нет возражений, коллеги?
Спасибо большое.
Поскольку добровольцами вначале всегда быть сложно, то я бы
предложила сейчас выступить Дымову Вадиму Георгиевичу. Потому что
специалистов готовят для реальной жизни, чтобы их приняли на работу. А
Вадим Георгиевич – председатель совета директоров компании «Дымов», я
думаю, он вам хорошо известен. Какие требования, какие ожидания сегодня
есть у бизнес-сообщества, просьбы и предложения?
6
Дымов В.Г. Спасибо, Ирина Анатольевна! Спасибо за возможность, за
честь выступить перед вами. Меня это очень впечатляет, потому что я остро
переживаю. Мы в кулуарах с коллегами обсуждали как раз те проблемы,
которые существуют. И я хочу сказать от ребят, которые состоялись как
предприниматели, как бизнесмены, что многих из нас просить не надо о том,
чтобы оказывать помощь образованию, а многих просить бесполезно. Вы
должны это понимать, что сознание человека не зависит ни от чего, оно
зависит только от него. Поэтому те, кто хотят помочь, они помогают и будут
помогать, а те, кто не будет помогать, даже не стоит к ним обращаться.
Что
я
заметил?
Конечно,
есть
большая
потребность
в
профессионализме. Действительно, практическая сторона образования очень
слабо выполнена, очень много упора делается на теорию. Люди приходят, и у
них базовых знаний действительно не хватает. Безусловно, в своих
программах вузы должны расширять практическую сторону. И здесь у меня
есть конкретное предложение. Оно заключается в следующем. Практика
сегодня в компаниях и на заводах, предприятиях состоит в следующем. Мы с
какими-то вузами, а вузы могут быть как профильные, так и не профильные,
потому что в компаниях есть специалисты разных специальностей. Мы
образуем какие-то программы, но, к сожалению, мы не можем работникам по
прошествии
трех-четырех
лет
присваивать
какие-то
профессии.
А
практически, человек, отработав в компании, в любой, по производству
продуктов питания или еще в какой-то компании, фактически он обретает
специальность, особенно, если мы отправляем его на какие-то курсы. Но, к
сожалению, мы не можем в регионах никак человеку присвоить никакую
специальность. Мы можем выдавать ему кучу сертификатов, но это всего
лишь простой сертификат. Поэтому если бы на законодательном уровне
регионы
могли
расширять
перечень
специальностей,
а
некоторые
специальности министерства даже придумать не могут, потому что они не
подозревают, что такие в природе существуют, потому что их изобретает
7
сегодня бизнес. Поэтому такая практика, если она шла с низов, есть такая
политика с низов, применение законотворчества, это было бы очень здорово.
Я такое предложение вношу. Особенно когда компании строят какие-то
новые заводы, которых раньше в регионе не было, и не существует никаких
профильных образовательных учреждений. Я езжу в Суздаль и проезжаю по
трассе Москва-Владимир. И вижу, во Владимирской области построился
завод «Ферреро». Я не знаю, где они черпают такое огромное количество
ресурсов. Сегодня я ехал сюда и специально прочитал стенограмму
Госсовета, где выступил Фурсенко, и он предложил сократить на 200 тысяч
количество преподавателей и учителей. То есть от миллиона двести
сократить двести и оставить миллион.
Он сказал «на усмотрение», он
предложил, но все равно люди к словам государственного чиновника такого
уровня… У меня няня есть, которая из Брянской области, учительница, она
отреагировала так, что у нее шок был, потому что у нее мама работает в
школе: «Господи, мою маму сейчас сократят». В связи с этим у нас огромное
количество нянь, у нас огромное количество репетиторов домашних, люди,
которые не лицензированы. Поэтому если бы «Единая Россия» как-то
ускорила процесс принятия закона и расширения этих специальностей – это
огромное количество людей, которые с чистой совестью. Потому что учителя
все законопослушные, они привыкли работать с документом на руках. Это
дает
возможность
трудоустройства
и
снятия
большой
социальной
напряженности с этих людей.
Вот и все мои идеи.
Яровая И.А. Спасибо. Первое предложение, о котором мы говорили,
укладывается в идею того, чтобы региональная власть отвечала за то, какое
прогнозирование по трудовым ресурсам. Если хотите строить завод,
обеспечьте получение образования именно ваших ребят, которые становятся
выпускниками в этом году и через пять лет они вам понадобятся в качестве
специалистов.
8
И еще одна, может быть, немножко скандальная идея. Строительная
отрасль. У нас там, ни для кого не секрет, работает большинство мигрантов.
Причем, очень много нелегальных мигрантов. Сегодня те штрафы, которые
есть за привлечение мигрантов, это одно. А чтобы у них появился стимул и
заинтересованность у руководителей строительных компаний в том, чтобы
обучать и брать к себе ребят - профессиональных строителей наших. Если
ввести такую меру ответственности, как дисквалификация за привлечение
мигрантов. И если человек в дальнейшем не видит работу своей компании в
России с нашими трудовыми ресурсами и считает, что работать вне закона
ему выгодно, почему государство должно давать ему площадки для
продолжения такой профессиональной деятельности? Если вы работаете в
России, строите для России и являетесь законопослушным гражданином, вы
тогда должны быть сопричастны и социально ответственны за то, что
происходит. А так получается какой-то дисбаланс. Это вызовет наверняка
неоднозначное мнение на этот счет, но вместе с тем, такая форма
ответственности,
не
штрафы,
репутационного
списка-перечня
как
дисквалификация
компаний,
которые
и
появление
ведут
себя
добросовестно или недобросовестно, это шаг к тому, чтобы отношение к
деловой репутации стало меняться. Не откупился за три копейки, не заплатил
штраф, а чтобы было понятно, что, присутствуя в экономическом
пространстве и на рынке, ты должен дорожить своей репутацией, а не
откупаться за нарушение закона. Это ведь разный подход, и здесь есть над
чем подумать.
Коллеги,
у
нас
присутствует
Прокопов
Фёдор
Тимофеевич,
исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и
предпринимателей. Что вы про это думаете?
Прокопов Ф.Т. Спасибо. Учитывая регламент, начну с конца, в
продолжение того, что сказал господин Дымов, и то, что Вы сказали –
предложение. Еще раз напомню, что у нас понятия «профессия» и
9
«квалификация» находятся вне правового поля. В законе этих определений
нет. Еще в 2007 году, может, в 2008 году в РСПП подготовлен проект закона
о профессиях и профессиональных квалификациях, точнее, концепция
закона. В качестве идеи-подарка могу это предложение «Единой России»
оставить.
Яровая И.А. А почему же она не была реализована?
Прокопов Ф.Т. Не было заинтересованных сторон. Слава Богу, сегодня
этой темой заинтересовались, особенно после Госсовета, все. Поэтому мы
пользуемся очередным шансом и, надеюсь, что какое-то продвижение у этого
проекта будет. В этом проекте закона описано и что такое, профессия, что
такое занятие, квалификация, что такое квалификационный сертификат,
права граждан, сертифицирующие органы и все такое прочее. Признание
результатов неформального обучения, всякого рода свидетельства, о которых
господин Дымов говорил, которые могут при определенном наборе
подтверждать квалификационные навыки работников.
Второе. По мигрантам хотел бы сразу среагировать. Во-первых,
штрафы не копеечные. Как представитель бизнеса скажу, что это до 800
тысяч рублей за каждый факт нарушения закона. Не копеечный. На мой
взгляд, личный, а не РСПП в целом, штрафами, столбами позора ситуацию
исправить сложно, тем более на стройке, но, тем не менее, выходы из
ситуации есть, но это не предмет нашей дискуссии, но связанный с нашей
темой. Первое – русский язык. И второе – подтверждение квалификации,
подтверждение набора требований работника в стране выезда о способности
выполнять работу, которая необходима в России. В рамках Сочинского
форума, я надеюсь, будет проходить достаточно большая дискуссия по
иностранной рабочей силе и квалифицированной, и не только. Я думаю, что
там какие-то предложения родятся.
И несколько идей-предложений, в бумажном виде тоже передам.
Первое.
Мне
кажется,
сегодня
во
главу
угла
нужно
ставить
не
10
реформирование
системы
профессионального
образования,
а
оценку
потребности гражданина и экономики. Именно в этом порядке. Потребности
экономики сегодня у нас изучены плохо. Все заканчивается одним
предложением: «Бизнес, скажи, кто тебе нужен». Коллеги, уже устали мы
говорить. Бизнес – это несколько миллионов юридических лиц. Причем,
работают в крупнейших российских компаниях, те, которые у всех на устах,
не более 7 миллионов. Вся остальная часть граждан – это мелкий и средний
бизнес с числом занятых меньше 200 человек. Спросить «Скажите, кто вам
нужен?» - это бессмысленный вопрос. Нужно, наверное, идти с обратной
стороны. Первое – это прогнозы. Еще раз подчеркну, спрашивать у бизнеса,
если ты не знаешь, сколько тебе потребуется через 5, 7, 10 и 25 лет, 7 не
случайно упомянул, это период упреждения прогноза для потребности
системы образования, то тогда мы подготовим не тех, и ты потом будешь всё
исправлять, это не тот путь. Нужна национальная, не региональная, а
национальная система прогнозирования рынка труда в профессиональных
квалификационных разрезах, имеющих разные цели и разные предметы, в
том числе, и региональный срез, в том числе и по видам деятельности,
краткосрочные прогнозы, которые носят, скорее, не количественный, а
качественный характер тенденции изменений и т.д. Эта проблема гуляет, на
моей
памяти
лет
20
уже,
наверное,
между
правительственными
учреждениями. Решения своего она не нашла. Но будем надеяться, что после
Госсовета определится то ведомство, которое будет являться драйвером
этого процесса. На одно из поручений Президента, в качестве исторической
справки, которое было … Российским союзом промышленников в 2005 году,
мы получили ответ из одного министерства, специально его не называю.
«Фёдор Тимофеевич, прошу представить прогноз в отраслевом региональном
разрезе по профессиям» и т.д. Это поручение было от министерства.
Дальше. Информационное пространство в целом – это информация по
профессиям. Долго тоже говорить не буду. Нужно ориентироваться на то, что
11
нужно молодому человеку и то, что нужно взрослому человеку. Обзор
профессий, квалификационные требования к профессиям, условия труда,
особые допуски к профессиям, требования к квалификациям, где ее можно
получить, перспектива занятости по профессии, стартовая заработная плата,
зарплата через 3-5 лет, наличие вакансий. Международного опыта как
организуются такие интернет-порталы более чем достаточно. Почему у нас
этого нет – немножечко загадочно.
В качестве маленького примера. Я пытался узнать, сколько у нас
парикмахеров и сколько на него нужно учиться. Сколько парикмахеров
вообще в стране, я не узнал. Узнал на портале Роструда, что на всю Россию
471 вакансия, это говорит о качестве информации. И понял, что если я
выпускник 11-го класса, то мне нужно минимум 12 месяцев, а если я за свои
деньги покупаю курс, то аналогичную квалификацию я приобрету максимум
за 8 месяцев, но получу неизвестного происхождения бумажечку, а не
свидетельство государственного образца. Эту проблему нужно решать.
Обучение взрослых. Не буду подробно останавливаться. Нам, видимо,
нужен щелчок в головах у всех. Когда мы говорим о профессиональном
образовании, обучении, то мы имеем в виду подростков. Учитывая сегодня
демографическую ситуацию, учитывая то, что в России примерно 12
миллионов человек в год меняют работу, учитывая сигналы прошедшего
кризиса, учитывая то, что на любом предприятии не более 25% кадровой
потребности составляют выпускники, а остальные люди берутся с рынка
труда, создание возможности для обучения взрослых – это ключ. У нас очень
много
слов
и
документов
декларативного
характера
по
вопросам
непрерывного образования и обучения в течении всей жизни, а практических
шагов и нет.
И последнее. То, что сегодня нужна структурная перестройка системы
образования, очевидно. Но перестраивать ячейки НПО, СПО, вузы
бессмысленно, если у нас нет ответа на те вопросы, о которых я сказал выше.
12
И, естественно, в эту концепцию перестройки в обязательном порядке,
особенно то, что касается рабочих профессий, должен быть включен рынок
обучающих услуг. Все крупные и относительно крупные компании
восстановили гораздо более эффективную на сегодняшний день систему
подготовки рабочих кадров. Это то, что сделано в компаниях, мы видим в
государстве. Каждый год мы предлагаем – возьмите, только скажите, куда
принести.
Могу
назвать
перечень
компаний,
готовых
поделиться
программами обучения рабочих кадров, разработка которых очень дорого
стоит, готовы отнести, отдать. Никто не берет. А если кто-то и возьмет, мы
не
понимаем,
какой
реструктуризация
будет
системы
результат.
Так
вот,
перестройка
профессионального
обучения
или
или
профессионального образования должна включать всех игроков. Мы живем в
рыночной экономике. Сегодня опасность состоит в том, что вузы третьего
эшелона после заседания Государственного совета перестроятся и будут
готовить рабочие кадры с тем же эффектом, с каким они готовили
специалистов. Спасибо.
Яровая И.А. Спасибо. Поскольку мы прекрасно понимаем, что после
Госсовета чуда не произойдет завтра, и, я так понимаю, что несмотря на то,
что Ваше предложение остается в силе, никто из министерства не попросил у
вас
перечень.
Мы
не
случайно
пригласили
сюда
представителей
Минэкономразвития и Минрегиона, поскольку мы думаем, что это два
министерства, которые должны быть кровно заинтересованы в том, чтобы
предложить как раз ту самую национальную политику и национальную
стратегию прогнозирования. В этом мы с вами абсолютно солидарны.
Я хотела бы предоставить слово Васильеву Виктору Ивановичу,
начальнику
отдела
развития
экономики,
образования
и
культуры
департамента экономическо-социального развития приоритетных программ
Минэкономразвития.
13
Васильев В.И. Добрый день! Я с интересом выслушал предложение
коллеги из РСПП. Вопросы, связанные с национальным прогнозированием,
это, конечно, вопрос интересный. Но все же здесь этот вопрос можно
трактовать более широко. Здесь вопрос, связанный с определением
потребностей квалифицированных кадров для экономики, он, в первую
очередь будет опираться на работодателей. И следующий вопрос будет
касаться наших регионов, в том числе и федеральных округов. И будет
учитывать те крупные инвестиционные проекты, которые реализуются на
данных предприятиях. То есть будет связан с обучением специалистов на
год-два. В то же время вопрос должен решаться по потребности региона. И в
первую очередь это должно исходить из потребности региона. Прогноз, я
думаю, в целом экономики по России, это, конечно, будет составить сложно.
Учитывая то, что Вы сказали, что наши крупные компании, конечно, имеют
планы развития на 5-7 лет и более. Но в то же время, основная масса будем
малое и среднее предпринимательство, у которых нет планов развития
соответствующего производства. То есть, у них нет потребности. И самое
главное – можно будет подготовить специалистов, есть соответствующая
сеть. Сейчас у нас уже будет несколько уровней ведущих образовательных
учреждений высшего профессионального образования.
Яровая И.А. Я прошу прощения. Здесь собрались профессиональные
люди. Я думаю, у всех общий вопрос – что нам от вас ждать? И есть ли
смысл вообще ждать?
Васильев В.И. Что от нас ждать?
Яровая И.А. Прошел Госсовет. Какие вы для себя запланировали
действия в этом вопросе? Вы пришли и сказали – всё, мы делаем завтра это,
это, это. Говорить нам о том, что это сложно или, не дай Бог, как Вы сейчас
сказали, невозможно, мне кажется, это не то.
Васильев В.И. Я не говорил «невозможно».
Яровая И.А. Что будете делать? Что нам ждать от вас?
14
Васильев В.И. Сейчас разрабатывается закон о прогнозировании.
Какие-то вопросы будут там отражены. Естественно, нужно подготовить
соответствующую базу, которая будет направлена субъектам Федерации,
будут те же методически рекомендации по определению потребностей в
соответствующих специалистах.
Яровая И.А. То есть вы в регионы направите какие-то методики, как
региону определять, кто им нужен.
Васильев В.И. Да. С учетом работодателей.
Яровая И.А. А то, о чем у нас совершенно справедливо было сказано…
Прокопов Ф.Т. С учетом потребностей в здравоохранении, в
образовании,
в
милиции,
всех
тех
миллионов
государственных
и
муниципальных служащих, с них мы тоже будем спрашивать.
Васильев В.И. Нет. Это вопросы федеральные, будут касаться
федеральных органов.
Балыхин Г.А. Мы должны иметь прогноз потребности по реальному
сектору экономики. Что касается образования, мы этим занимаемся с 2003
года, когда госзадание ввели, и мы начали с прогноза потребности. Но этот
прогноз потребности, который мы получили от отраслевых министерств и от
реального сектора, всех, кого мы просили, он был связан с потребностью в
абитуриентах. Потому что прогнозировать через 5-6 лет потребность тогда в
2003 году никто себе даже не представлял. Это очень сложно. Поэтому,
может быть, действительно, Минрегион сейчас занимается проектом по
прогнозированию, туда заложить всё. Потому что в конце концов это
архиважный вопрос. Потому что когда мы этим занимались, тогда поручение
было Минэкономразвития, Минрегиону и Минобразования. Это еще старые
министерства. А закончилось тем, что мы как заинтересованное в этом
министерство, занимались сами. И правильно сделали, что сегодня
пригласили эти министерства. Мы ждем от вас эти предложения. То, что
15
Борис Тимофеевич поднял этот вопрос в качестве главного, о проблемах
потребности, это факт.
Яровая И.А. Тогда возникает другой вопрос – как министерства
планируют экономическое развитие страны, не понимая, кто будет
обеспечивать это экономическое развитие? Тогда получается, что нет
соотнесения инструментария с результатами, которых вы якобы хотите
достичь. Какую задачу перед кем вы тогда ставите? Поэтому, я так понимаю,
что у вас есть должностные лица, которые уполномочены перед
Президентом, перед Председателем Правительства отвечать на эти вопросы.
Видится не просто нелогичным, а алогичным заявление перспективы
развития без понимания тем министерством, которое об этом заявляет, кто
эти люди? Кто это будет делать в стране? Где эти руки? Где эти головы?
Кого нужно готовить в стране?
Дымов В.Г. Добавлю. Действительно, в такой риторике мы не можем
говорить. У одной части населения страны есть большое желание изменить
что-то к лучшему, и они остро понимают проблематику, а, с другой стороны,
есть какие-то функционерские проблемы – переслать, передать, изучать. Мы
не можем так говорить. Мы должны стране декларировать, что мы вместе,
профессионалы, уже нет людей умнее нас в этом вопросе. Мы должны
декларировать на сторону, на прессу, на телевидение то, что мы
договорились, мы работаем только в одном направлении для того, чтобы дать
людям ощущение, что мы полностью понимаем, куда мы движемся, мы
работаем друг на друга, вы работаете на нас, а мы работаем на вас. Мы
декларируем вам, как профессионалы, мы готовы написать любые
программы, мы готовы потратить деньги для того, чтобы вы, как
правительство, как государство помогали нам развивать и укреплять страну.
Партия тоже говорит, что мы помогаем всем ресурсам, которые только есть.
Мы не имеем право сегодня говорить людям, что мы из-за нее, из-за него, из-
16
за того, из-за того. Мы должны декларировать людям понимание, что мы
понимаем, куда мы движемся.
Яровая И.А. Поскольку у нас есть еще Минрегионразвития, Елена
Анатольевна, может быть, вы выскажетесь?
Кодина
Е.А.
Спасибо,
Ирина
Анатольевна.
Министерство
регионального развития занимается, прежде всего, вопросами развития
регионов и муниципальных образований, в том числе, решением такой
задачи, которая называется разграничение полномочий между уровнями
публичной власти. Я именно отсюда хочу зайти и сейчас объясню, почему.
Если вчитываться в наше федеральное законодательства, полномочия по
обеспечению
функционирования
общеобразовательных
школ
–
это
полномочия органов местного самоуправления, но мы сейчас говорим не о
начальной школе. А если говорить о среднем специальном образовании, то
это полномочия органов государственной власти и субъектов Российской
Федерации. Все-таки, если вспоминать эти два уровня власти и проводить
анализ всех иных полномочий, выполнение которых возложено на плечи
этих двух уровней публичной власти, можно констатировать, что у наших
органов
государственной
власти,
субъектов
и
органов
местного
самоуправления, по большому счету, исходя из тех объемов полномочий, нет
заинтересованности в развитии инновационного потенциала территорий и,
соответственно, в развитии отдельных отраслей бизнеса, отдельных отраслей
экономики. У нас, скорее, органы публичной власти отвечают за выполнение
социальных задач перед населением. Да, дополнительные полномочия
субъектов касаются оказания содействия населению в сфере занятости. Но в
этой части наши субъекты Российской Федерации, скорее, работают в
контексте обеспечения занятостью безработных граждан. И в этом контексте
где-то
они
занимаются
вопросами
переподготовки
и
повышения
квалификации, так называемое «образование взрослых». Поэтому, как вывод,
Министерство
регионального
развития
неоднократно
сталкивается
с
17
пожеланиями органов государственной власти субъектов и органов местного
самоуправления, может быть, идет не в контексте сегодняшней встречи, но я
объяснила связку.
Итак, предложение. Наделить полномочиями
органов местного
самоуправления по инновационному развитию территорий, сделать их либо
налоговыми
потенциалами,
либо
каким-то
еще
дополнительными
инструментами быть заинтересованными в решении этих вопросов.
Следующий момент, на котором я хотела заострить внимание. Сколько
у нас людей работают в системе власти? Давайте не будем забывать, что этих
граждан тоже нужно обучать. Я буду говорить о нижнем уровне власти –
органы местного самоуправления. В органах местного самоуправления у нас
сейчас задействовано 320 тысяч человек – это муниципальные служащие и
250 человек – это депутаты представительных органов и муниципальных
образований. Мы профессионально проводили анализ, мониторинг, сколько
среди этих людей имеют образование, хоть как-то связанное с вопросами
управления. Так вот, не больше 5% людей у нас работают в органах местного
самоуправления
со
специальным
государственное
муниципальное
образованием,
управление.
В
так
части
называемое
федеральных
служащих и в части служащих органов государственной власти субъектов, у
нас есть Указ Президента, которым утверждена долгосрочная программа,
которая дает некий план мероприятий по подготовке и переподготовке,
осуществлению образовательного процесса работников именно этих двух
уровней
поскольку
публичной
у
нас
власти.
есть
12
Для
органов
статья
местного
Конституции,
самоуправления,
органы
местного
самоуправления не входят в систему органов государственной власти, в этой
связи у нас нет на федеральном уровне сколько-нибудь внятных
нормативных правовых актов, которые бы комментировали, как нужно
осуществлять подготовку кадров для органов местного самоуправления. А
мы все живем, хоть и в Москве, это тоже, хоть и субъект Российской
18
Федерации, но разделен на муниципальные образования, и вся страна
поделена на муниципальные образования. И успешность оказываемых нам
услуг зависит от компетентности лиц, которые работают в системе органов
местного самоуправления. Минрегиону сегодня поручено подготовить такой
документ, который называется концепция подготовки кадров для органов
местного самоуправления. Поэтому если в контексте нашей встречи было бы
возможно, я бы хотела воспользоваться предложенной площадкой и в
дальнейшем, если это будет возможно, обсудить именно тот документ,
который в настоящее время Министерством регионального развития
подготовлен, называется он «Проект концепции подготовки кадров для
местного
самоуправления»,
он
тоже
рассчитан
на
долговременную
перспективу. И на самом деле должен внести в российское законодательство
некий инструментарий для системной подготовки органов местного
самоуправления.
И вот что еще я хотела сказать. У органов государственной власти и
органов местного самоуправления, безусловно, есть бюджетные средства на
осуществление подготовки и переподготовки кадров. Мы сталкиваемся
неоднократно, пусть даже с предложениями этих двух уровней власти,
связанных с тем, что любые инициативы по подготовке и повышению
квалификации работников сталкиваются с необходимостью реализации так
называемого закона о государственном и муниципальном заказе. Так вот,
наш закон о государственном и муниципальном заказе приводит именно к
появлению этих самых вузов третьего эшелона, к появлению на рынке
оказания услуг в области профессионального образования этих самых вузов
третьего эшелона. Потому что они демпингуют в цене, выигрывают эти
конкурсы на обучение наших государственных и муниципальных служащих,
и потом мы получаем такое повышение квалификации.
Яровая И.А. Елена Анатольевна, то, что вы упомянули, это вообще
отдельная история, и приносит проблемы не только в этом. Тем более, кому
19
вы говорите – бизнесу, который все это знает. И не только в системе
образования. Мы бы хотели, чтобы два министерства услышали тех, кто
собрался здесь. Вы проникнитесь этим, выпрыгните за рамки, в которых
сегодня находитесь. Потому что, ведь абсолютно правильно сказал Вадим
Георгиевич, уже просто как крик души – если у нас с вами общие задачи, мы
специально пригласили на эту площадку. Вы посмотрите на тех людей, кто
уже реально этим занимается и живет в этих условиях. Я думаю, что все, кто
сейчас
прослушал
про
проблему
подготовки
государственных
муниципальных служащих, наверное, просто пожали плечами, потому что
вообще-то в соответствии с законом они должны набираться по конкурсу и
должны быть только профпригодны. И если сегодня будет крен в то, что
государство должно тратить огромные деньги только на это, то тогда, я
думаю, бизнес вообще разочаруется и скажет: «Ну, понятно, к чему все
сведется». Все-таки хотелось бы чтобы, уйдя отсюда, не оказалось так, что
вы с этой информацией останетесь наедине. Либо мы говорим, что страну
нужно поднимать не лозунгами, а делами, и делаем. Но если такой подход –
одно министерство говорит: «Мы это», другое министерство говорит: «Мы
это», и в конечном счете ответа на вопрос вообще нет. Тогда как будем
реализовывать задачу, которую поставил Президент?
Кодина Е.А. Наверное, проще всего говорить, что мы не реализуем. Мы
системно работаем именно с органами власти, поэтому я сделала сообщение
именно на эту тему. Если говорить о подготовке людей рабочих
специальностей, это другое направление. Но, по-моему, я постаралась
объяснить, что от профессиональной и эффективной работы представителей
органов государственной власти и органов местного самоуправления будет
зависеть
и
дальнейшая
их
по
подготовке
специалистов
рабочих
специальностей. Мне представляется так.
Яровая И.А. Понятно, что региональное развитие видит перспективу
регионального развития не через развитие экономики в этих регионах, а
20
через то, чтобы повысить квалификацию муниципальных и государственных
служащих, которые, по нашему мнению, уже сегодня должны быть априори
профпригодны. Просто априори, даже не обсуждаемо. Тогда система
конкурсов не работает. Не работает тогда система конкурсов при приеме на
работу. Нужно этому направлению уделить серьезное внимание, хотя,
думается, что сегодня представители регионов, я являюсь представителем
Камчатки, представители Оренбурга, Ульяновска, совершенно точно можем
сказать, что вопрос сегодня не в этом в регионах, абсолютно. Если вы
побеседуете с родителями или со взрослым поколением, которому нужно
получать профессию, уж явно они не назовут те проблемы, которые Вы
сегодня обозначили. Поэтому как это соотносится с реалиями жизни? Мы
можем рассуждать о чем угодно, о космосе – есть ли жизнь на Марсе, нет ли
жизни на Марсе?.. Но мы ж не будем к этому сводить обсуждение.
Уважаемые коллеги, поскольку у нас здесь присутствует представитель
нашей судостроительной объединенной корпорации, и буквально недавно
было совещание на Камчатке, и был ваш руководитель, его проводил
Владимир Владимирович, и там обсуждались перспективы судостроения в
России. Как вы видите проблему кадров для себя и какие предложения есть у
вас?
Иванченко В.М. Добрый день, коллеги! Действительно, вопрос кадров
стоит остро, в том числе для судостроительной отрасли, которая в последние
годы только-только реанимируется. Не буду рассказывать об этом.
Направляясь на эту встречу, я был еще на одной встрече, которую
инициировала Лига содействия Оборонно-промышленному комплексу, и там
обсуждался вопрос молодежных советов. Может быть, немного отойду. И
были представители разных отраслей и представители молодежных советов.
У них тоже стоит вопрос, как им учиться, как им развиваться, как им сегодня
участвовать в развитии экономики нашего государства. И присутствовали
эксперты. И пришли к единому пониманию по итогам этой беседы, этой
21
встречи, пришли к пониманию того, что нужно вместе собираться и
государству, и власти, и предприятиями, и людям, которые занимаются
профориентационной работой, в том числе. Потому что мы сейчас говорим о
рабочих кадрах, но мы не говорим о том, что нам нужна профориентация
школьников как вариант. Потому что если брать конкретно взятые регионы, я
по некоторым регионам поездил, занимался профориентацией школьников,
вопрос стоит очень остро. Если сегодня компания не заявляет о том, что она
готова сегодня заниматься профориентационной деятельностью школьников,
студентов, СПО, СПК, то в регионах, особенно если это моногорода, там
сложно родителям принимать какие-то решения. Сваливать проблематику
профориентации на родителей – это кощунственно. С другой стороны, без
участия, без поддержки государства здесь тоже не обойтись. И очень важно
идти неким тандемом: государство, предприятия и тут же родители. Мы
проводили соцопрос для себя, судостроителей, в профильных университетах
студентов 3, 4, 5 курсов. Опрос показал – 75,5% студентов пришли, не
понимая, зачем они пришли учиться. Ответы были смешные: за компанию с
другом, посоветовали родители, посоветовал сосед. Некоторые ответы были:
от безысходности. Потому что это дети из городов, где существуют
градообразующие судостроительные предприятия, у них выбора нет. И для
нас, судостроения, проблема стоит. И мы пытаемся решать посредством того,
что в октябре, как один из первых шагов развития или решения этой
проблематики мы планируем подписание трехстороннего соглашения с
профильным вузом – Петербургским морским техническим университетом и
Томским
государственным
университетом.
Казалось
бы,
Томский
государственный никакого отношения к судостроению не имеет, но тем не
менее они обладают определенными технологиями, в том числе по вопросам
дистанционной подготовки людей по рабочим профессиям, инженеровспециалистов. И в данной ситуации для нас это первый шаг в решении
проблемы подготовки специалистов всех уровней для судостроения в целом.
22
Мы не замыкаемся конкретно на «ОСК», мы говорим о судостроении. В
данной ситуации мы готовы взять на себя определенную ответственность.
Яровая И.А. Скажите, пожалуйста, а в чем будут ваши обязательства по
этому соглашению?
Иванченко В.М. По вопросам трудоустройства людей. Мы сегодня
прогнозируем перспективы…
Яровая И.А. То есть затраты на обучение вы не берете, вы гарантируете
только трудоустройство?
Иванченко В.М. Почему? Нет. Частично затраты на обучение. Вы не
забывайте, сюда включаются все виды практики.
Яровая И.А. Расшифруйте это, чтобы было понятно.
Иванченко В.М. Организация всех видов практики – это затратная
составляющая. Возможность частичного финансирования людей. Это будут
школьники, это будут взрослые, которые решили освоить смежную
профессию. Была программа, не знаю, насколько сейчас она успешно
действует - переподготовка в условиях массовых увольнений. В частности, в
этом направлении, вплоть до того, что дальнейшее развитие людей.
Формируем сегодня адаптационные программы на предприятиях. Есть
флагманы судостроения – «Севмаш», «Адмиралтейские верфи», которые
готовы сегодня предложить программы подготовки, которые имеют свои
собственные учебные центры, которые выполняют свои потребности. Но
опять это лежит сугубо на плечах конкретно взятой компании, конкретно
взятого предприятия. И было бы очень важным, если бы государство сегодня
обратило внимание на этот вопрос и где-то помогало частичным
федеральным финансированием как раз для развития некоторых проектов,
как раз в поддержании вопросов подготовки, а в дальнейшем предприятия
были бы готовы развивать проекты за счет собственных средств. Нужно
понимать, что начать новый проект с нуля и вкладывать полностью средства
за счет предприятия – очень сложно и для этого нужно принимать очень
23
серьезные решения и опять-таки изыскивать эти средства. Хотя некие
перспективы у этого есть.
Балыхин Г.А. Вадим Михайлович, скажите, пожалуйста, вас, как
отрасль, устраивает ресурсная база, состояние материально-технической
базы,
социальное
положение
преподавателей,
которые
работают
в
учреждениях образования? Или вас это волнует? И как вы здесь собираетесь,
как отрасль, и Президент на Государственном совете говорил о том, что
корпоративные задачи отрасли конкретной должны быть направлены на
профессиональное образование. Прежде всего это рабочие кадры и
специалисты среднего звена. Мне просто интересна и эта тема, потому что я
считают, что одна из главных проблем профессионального образования
ВНПО, СПО, она связана именно с этим. Мы учим ребят в ПТУ на
оборудование еще знаете каких годов… Вчера мы обсуждали эту проблему, я
говорил, что когда я в 70-е годы учился в техникуме и в вузе, я на станках 3020-х годов обучался. Мы готовим специалистов, тратим на это деньги, они к
вам приходят, и вы вынуждены их переучивать. Потому что у вас есть
современное оборудование, и они наверняка не готовы к этому. Как эту
проблему решать? Ваше видение, как отраслевика.
Иванченко В.М. С удовольствием отвечу на этот вопрос, потому что не
понаслышке знаю эту проблематику, и то, что у нас уровень подготовки
специалистов, высшее профессиональное образование отстает как минимум
на 5 лет от тех технологий, которые применяются в отраслях и экономике
Российской Федерации. И одни из первых шагов, который мы предприняли
для решения этой насущной задачи, мы не стали ждать или идти с какими-то
упреками в академическую среду и говорить, что вы готовите не тех
специалистов, которые нам нужны. Первый шаг – это то, что нашему
профильному университету было позволено все-таки готовить специалистов
по специализации. Для нас это большой бонус. Другой шаг – это то, что мы в
числе первых стали участвовать в реализации Постановления 218 – развитие
24
проектов на базе академических ресурсов с привлечением субсидий
государства и с привлечением финансирования со стороны предприятий. И
одно из условий для наших университетов, с которыми мы пошли на эти
программы и представили проекты на конкурсную комиссию, одно из
условий было то, что непременное участие молодых аспирантов, студентов
старших
курсов
в
этих
проектах,
а
не
только
профессорско-
преподавательского состава, которые изначально заявлялись. И в данной
ситуации через такие механизмы мы видим одно из решений проблем уровня
подготовки высшего профессионального образования. Что касается среднего
профессионального образования, мы сделали еще один маленький шаг, пока
рано еще хвастаться успехами, я уже говорил, на ряде крупных предприятий,
флагманов судостроения, существуют свои учебные центры. Так вот, через
эти учебные центры мы стали выходить на профильные средние
профессиональные
образовательные
учреждения
с
предметным
предложением, в частности, Первый Калининградский техникум, это наш
проектный пилотник, на базе которого мы будем готовить наши рабочие
кадры. Если есть ресурс, есть площадь, есть мастера, аттестованные по
профилю, почему мы должны этот ресурс забывать? Почему мы всю тягость
должны возложить на наши учебные центры? Во-первых, мы быстрее будем
обучать наши кадры, в больших объемах использовать те ресурсы, которые
сегодня есть в СПО и СПК. Немножко отойду и скажу мое субъективное
мнение, что сегодня профильные техникумы, профильные колледжи, они
должны стоять очень тесно к университетам для того, чтобы у нас было
непрерывное образование. К сожалению, вы знаете точно, что студенты,
вернее, учащиеся, заканчивающие среднее профессиональное образование,
мужчины, мальчики, они попадают сразу в армию. Из-за этого мы теряем
целый кластер молодежи, который по возвращении из рядов Российской
Армии, священный долг, попадают либо в милицию, либо в бизнес. В
отрасль они уже не возвращаются. Мы проводили для себя статистику,
25
опрос, 88% - невозвращенцы в отрасль. Идут торговать памперсами, куда
угодно, менеджерами по продажам.
Яровая И.А. Слышали предложение Прохорова? У него точка зрения
была высказана на Госсовете, что наоборот нужно разделить среднее
образование, чтобы оно не было профессиональным, а чтобы человек уже
осмысленно делал выбор профессии. Разные точки зрению существуют. И
тогда получается, что человеку делать до той поры, пока его не призвали в
армию? Быть иждивенцем у родителей? А девушка тем более, тут не
обсуждается, ей в армию не идти.
Дымов В.Г. Можно я поясню, что творится, например, в пищевых
вузах. Просто поскольку это большая отрасль и, пожалуй, она самая
современная и самая активная. Например, у нас тоже меньше 20%
специалистов,
даже
процентов
10,
которые
приходят
со
средним
специальным образованием. В основном, это взрослые переученные люди. И
переучиваются они все у нас на производстве. И москвичи не работают, если
говорить о Москве, или не работают в Красноярске красноярцы, а работают
абаканцы или ачинцы, если говорить о Красноярске. Почему? Престижность
в крупных городах, люди выбирают для себя, либо сами уходят в бизнес,
либо работают на более престижной работе. Поэтому ничего плохого я здесь
не вижу. Но есть очень прекрасная программа, допустим, в Москве,
программа стимулирования молодых специалистов. Большое спасибо Юрию
Михайловичу, как бы его ни ругали. В этом смысле он большой патриот
своего города, и он просто субсидирует, фактически приплачивает
компаниям, которые берут на работу молодых ребят, у которых не хватает
квалификации. Я сторонник не политики штрафов, а политики стимуляции.
Это всегда гораздо эффективнее.
Еще что хочу сказать. Директоры отраслевых вузов, например, мы
работаем с Институтом прикладных биотехнологий, он, конечно, архаичный,
не в обиду его ректору и президенту, он архаичный от коридора, от коридора
26
уже страшно. Он финансируется, в основном, на те программы, которые они
ведут
с
зарубежными
компаниями-донорами,
которые
в
принципе
стимулируют, это везде, и в медицине то же самое, стимулируют применение
биодобавок, биозаменителей, белков, все эти программы, которые по
телевидению сейчас идут, белки, крахмалы. Колбаса, поверьте мне, или мясо,
это просто ягодки по сравнению…
Карабасов Ю.С. Насчет модернизации. В «Программе-2020» слова
«питание» нет.
Дымов В.Г. Я подумаю об этом. Я не писал «Программу-2020», к
сожалению.
Карабасов Ю.С. Я к вопросу подготовки кадров. Говорить про
модернизацию без «Программы-2020», без отраслевых программ, у нас они
утверждены и актуализированы 2010 годом по всем отраслям Российской
Федерации. Что касается пищевиков, то поскольку в «Программе-2020»
слова «питание» нет, то что вы там готовите?..
Дымов В.Г. Я знаю, что каждый отраслевой союз, не отраслевой союз,
а промышленники и предприниматели, «Опора России», «Деловая Россия»,
членом которой я являюсь, все по отдельности пишут программы, но было
бы здорово действительно как-то их совместить. Может быть, на базе той же
«Единой России» или как угодно. На самом деле это государственная
потребность. Так вот, я продолжу, чтобы вы понимаете, что там происходит.
Все эти вузы живут на добавки, на то, что они промоутируют программы по
использованию, допустим,
белков компании
«АДМ»
или
«Протеин
Технолоджиз». То, что говорят про колбасу, вся правда о мясе – это детский
лепет по сравнению с печеньем, майонезом, по сравнению с конфетами, с
жевательной резинкой. Это все просто ягодки. Если вы будете внимательно
читать, сегодня все состоит из загустителей, заместителей, заменителей,
эмульгаторов. Я вам просто клянусь, так оно и есть. У них нет никаких
средств на эти программы. Более того, они не представляют, как их делать.
27
Потому что никто сегодня не аттестует ректора или какого-нибудь
руководителя вуза. Он сам, если у него есть интерес, если он сам
соответствует своей должности, он вуз вытягивает, протягивает, и такие вузы
есть по всей стране, какие-то отдельные сполохи. Причем, бывает так, какойто
непрофильный
вуз
резко
отстраивает
какую-то
юридическую
специальность, и у них она начинает блистать и зарабатывать деньги. И
поэтому в этом смысле мы не знаем, с кем работать. В большинстве своем
мы работаем с западными компаниями. Я сейчас очень активно работаю с
Мюнхенской школой. Она называется «профессиональная школа», она
обеспечивает мне качественных технологов. Раньше я брал немцев на работу,
молодых мальчишек или взрослых ребят сорокалетних, а сейчас я отправляю
своих ребят туда, они живут и учатся там, и работают в компаниях. Просто
их компания бросает, работают за зарплату, встают в 3 часа ночи, работают и
приезжают сюда супер-специалистами. Потому что там они не балдеют,
никто их там по голове не гладит, не ругают, они там сразу зарабатывают
свой хлеб. Как говорил Прохоров или не Прохоров, они просто сами знают,
что они хотят.
Анисимов П.Ф. Это якобы русская компания выступает перед нами?
Дымов В.Г. Я просто говорю, что я отправляю туда своих русских
ребят учиться, потому что уровень наших вузов не в состоянии дать того
уровня образования. Они возвращаются сюда, я взаимодействую с вузом с
нашим – Институтом прикладных биотехнологий, прошу их дать тоже мне
пару каких-нибудь научных сотрудников, и включаю в рабочую группу,
отправляю их за границу, и они быстро компенсируют методом догоняния.
Сегодня отставание лет 50 в технологиях.
Яровая И.А. Уважаемые коллеги, поскольку у нас здесь присутствует
Елена
Владимировна
Сартакова,
директор
Новосибирского
химико-
технологического колледжа, Елена Владимировна, что день грядущий нам
28
готовит? Что с загустителями-то делать будем? Что наши химики говорят и
кого готовят?
Сартакова Е.В. Кстати, мы, благодаря приоритетному национальному
проекту «Образование» создали уникальный ресурсный центр, и в настоящее
время мы проходим аккредитацию – испытательный центр, и будем
заниматься контролем качества по некоторым видам продуктов и услуг. И
по продуктам питания в первую очередь. Обращайтесь, я думаю, что уже в
конце октября мы заработаем. Поэтому с добавками разберемся.
Яровая И.А. А где ваши ученики проходят практику, на чем они учатся,
кроме теории?
Сартакова Е.В. Наши студенты проходят практику ежегодно более, чем
в 50 предприятиях и научных учреждениях Новосибирской области и
Сибирского федерального округа. Мы традиционно поддерживаем связи с
огромным
количеством
предприятий,
с
кем-то
постоянно,
какие-то
меняются, в зависимости от потребностей наших студентов. Поэтому здесь
никакой проблемы для нас не существует.
Яровая И.А. А сколько у вас учащихся?
Сартакова Е.В. У нас небольшое учебное заведение, среднее по России.
У нас 1300 студентов.
Яровая И.А. Востребованы очень хорошо, но зарплата на рынке не
очень высокая. У нас востребованность превышает примерно в три раза
количество выпускников, но примерно через три года на рынке остаются
50%. Остальные, по разным причинам – это армия, это молодые мамы, и это
низкий уровень заработной платы – приходится себя искать. На сегодняшний
день они очень высококвалифицированные.
Яровая И.А. С какой профессией они выходят? Кто они?
Сартакова Е.В. Есть группа профессий: химики-технологи, техникитехнологи в разных направлениях. Сегодня химические технологии очень
разноплановы, это и полимеры, и эластомеры, это фармацевтика, это
29
биопрепараты, это строительная индустрия, это керамика, это Росатом, это
«Газпром», это нефтепереработка. Все это включает химические технологии.
И здесь наши химики-технологи как раз так или иначе трудоустраиваются, в
зависимости от того, на каком предприятии они проходят практику. И вот,
кстати говоря, у меня есть небольшое замечание к тексту нового закона. За
последние год-два мы с вами заметили, что мы уже, и наше население, и наш
бизнес, начали произносить такие слова как «рабочая профессия». Но в
тексте закона удивительным образом про наших специалистов сказано
«специалисты среднего звена». Такого не было никогда в прошлой нашей
стране. У нас были рабочие кадры, мастера, были технологи, были
инженеры, были техники. Они никуда не делись. И сегодня на них спрос попрежнему большой. Может быть, потому что мы их называем «средним
звеном», вот таким непонятным словом, поэтому они и являются
непривлекательными для наших
родителей, для наших потенциальных
абитуриентов. Мне кажется, что надо вещи называть своими именами.
Хорошего технолога сегодня днем с огнем не найти по разным
направлениям.
Уж коли мне предоставили слово, я бы хотела поддержать здесь
Федора Тимофеевича по поводу национальной системы квалификации,
потому что без нее не будет ничего, запутаемся все. Запутается бизнес,
запутаемся мы, наши абитуриенты и их родители.
Следующий очень важны момент – это система профориентации,
консультирования, и вот та информационная среда, о которой тоже говорил
Федор Тимофеевич. Но он уже просто на системе профессионального
образования собаку съел, настолько профессиональный человек. И на нее
надо обращать внимание прежде всего, ее надо создавать. И не в пику друг
другу все-таки уровни образования ставить, а объясняя общественности…
Яровая И.А. Давайте ответим на вопрос, кто сегодня должен создать
эту информационную систему? Когда мы говорим «надо», вот у нас здесь
30
министерства присутствуют. Кому-то надо, а кто этот «кто-то»? Давайте
определимся.
Прокопов Ф.Т. Периодически я пользуюсь Интернет-ресурсами, гуляю
по разным странам и континентам, чтобы быть в курсе, что в мире
происходит. И примерно раз в год я обязательно посещаю сайты, например,
министерства
труда
США,
торгово-промышленную
палату
США,
Великобритании, преимущественно англоязычные.
Так вот, отвечаю на ваш вопрос. Поскольку я кроме русского и
английского, к сожалению, не знаю языков, могу только про англоязычные
страны говорить, но уверен, что в Германии и Австрии то же самое. В любой
стране
ведомство,
отвечающее
за
вопросы
труда
и
за
вопросы
здравоохранения, держит в руках портал на национальном уровне. Этот
портал содержит всю необходимую информацию. Там не делится, кто
производит информацию. Главное, чтобы она была своевременной,
качественной и доступной потребителю. Потребителя два – человек и
работодатель. Вся информация ориентирована на это. Информация, которая
там
содержится,
делается
разными
организациями.
Статистика
предоставляется, например, Бюро статистики Министерства труда США, в
том числе данные по безработице по профессиям, по длительности
безработицы, потому что молодой человек должен понять риск выбора
профессии. Профессия сокращается, безработица в текущий момент здесь
большая или маленькая, если он выберет профессию, то когда ее надо
менять. Данные по заработанной плате, берется обычно примитивный
источник – это регистр безработных, поскольку в данных этого регистра
фиксируется последняя заработная плата. Это оценки. Везде это и пишется,
это примерная информация. Там очень много: где получить образование, в
каких образовательных учреждениях; какие образовательные учреждения
какие
обучающие
программы
предлагают;
набор
компетенций,
профессиональные стандарты, описание профессий. Все это там есть. Но,
31
например, свой самостоятельный портал и свой Интернет-ресурс имеет штат
Онтарио в Канаде. Или штат, возглавляемый господином Шварценеггером в
США. Там идет уже привязка именно на региональный уровень. Но
концепция, методика, структура основного содержания – это все диктуется
сверху. Любой молодой человек или работодатель, зашедший, допустим,
Минтруд России или Минобр России вот он найдет, он через этот вход
может получить любую информацию в любой точке страны. Вот, кто это
делает.
И еще один момент. Хотел бы обратить внимание в поддержку
господина Дымова. Он спасибо мэру Москвы выразил, упомянув программу
«Молодежная практика». Для сведения вам, эта программа действует, помоему, с 1993 года. Она действовала, раньше, по крайней мере, на
общефедеральном уровне, и была обязательна для всех региональных
государственных органов занятости. После перераспределения полномочий
эта программа ушла на свободный выбор субъекта Федерации. Смысл ее
очень простой. Работодатель должен быть экономически заинтересован взять
молодых людей. Он имеет право оставить у себя тех, кто у него приживется,
кто ему нужен. Выигрыш молодых людей в том, что они приобретают
первые трудовые навыки, и жизнь начинают не с безработицы, а с работы.
Возможно, стоило бы подумать о том, чтобы подобные экономические, опять
же не карательные стимулы сделать, если хотите, национальным стандартом
и ввести в национальное законодательство.
И по поводу профориентации. Профориентация сегодня есть в школах.
Но я напомню исторический факт. На 1991 год в Российской Федерации
существовало 24 межрегиональных центра профессиональной ориентации
молодежи. Евгений Викторович Ткаченко помнит эти истории нашей
совместной в то время работы. после создания в Российской Федерации сети
государственных служб занятости эта функция была раскручена именно в
рамках службы занятости. В каждом региональном, районном центре
32
занятости были специалисты обученные – психологи, профориентаторы,
была техника, были профессиограммы. Была только одна проблема. Не
деньги даже, и не люди. Это описатели профессий. Эта проблема на
сегодняшний день, возвращаюсь, она стоит опять очень остро. Я напомню, р
аз мы Госсовет вспоминаем, не случайно, я думаю, что уже Президент
Российской
Федерации
знает
слово
ЕТКС
и
произносит
его
с
соответствующим акцентом. Реформа мира профессий должна начинаться
вот с этого.
Хотел бы законодателей и партии обратить внимание, что в России
был, и тоже не нужно терять хороший исторический опыт. И возрождение
национальной системы профессиональной ориентации молодежи и взрослого
населения, наверное, должно встать в число приоритетных проектов. Но мы
говорим мы об этом уже слишком долго.
И будет, конечно, большой ошибкой, если сейчас раз – и на
Министерство образования эту проблему повесят или на Министерство
регионального развития.
Яровая И.А. Вы правильно акцентировали внимание – Министерство
труда. Наверное, говоря о трудовых ресурсах, такая комплексная проблема, и
должно быть министерство, которое этим комплексно, системно занимается.
И тогда, наверное, не будет вопросов к другим министерствам, которые во
взаимодействии с этим главным, головным должны были решать эти
вопросы. Это, кстати, может быть одним из предложений к тому, чтобы
институционально выстроить. Потому что мы можем говорить: надо, надо,
надо, надо. А кто это делать будет? Вопрос возникает.
Прокопов Ф.Т. Коллеги, наша позиция, которая неоднократно
высказывалась, я имею в виду представителей бизнеса, деловых организаций.
Первое. Дело не в названии, дело в делах. Как называлась бы компания
господина Дымова – неважно, но это все равно была бы компания «Дымов».
33
Как называется Министерство здравоохранения или Министерство труда, не
в этом дело, главное – функционал, главное – дела. Это первый сюжет.
Судя
по
тому,
что,
видимо,
кадровый
ресурс
Министерства
здравоохранения и социального развития таков, каков он есть, нас сегодня
больше
беспокоит
здоровье
населения,
чем
интеллектуальное
и
профессиональное здоровье населения. Наверное, это так.
И следующий вопрос. Конечно, наименование и создание федеральных
органов исполнительной власти – это прерогатива, по предложению, может
быть, партии, Президента и Правительства Российской Федерации. Но то,
что нет в Российской Федерации регулятора рынка труда, это однозначно.
То, чем занимаются сегодня подразделения Министерства труда, наверное,
это важные функции, но они какие-то подземные.
Балыхин Г.А. Год назад еще было агентство по труду. Он был
руководителем агентства, сейчас заместитель министра, и он ведет только
вот этот блок, связанный с трудовыми вопросами.
Прокопов Ф.Т. Там два человека ведут трудовые вопросы, до сих пор
сложно разобраться. Я понимаю, о ком вы говорите.
Ивлиев
Г.П.
Я
могу
сказать,
зная
некоторые
региональные
министерства труда и занятости, если кто и работает в этой сфере, то только
они.
Есть
системы,
примеры,
ярмарки,
работа
с
конкретными
предприятиями, все это есть. Наверное, надо только придать этому другую
динамику. И чем важен Госсовет, он же потребовал встроить во все процессы
профессионально-техническое образование, наверное, прежде всего. Ясно
видно, что отдельные примеры кооперации, они не охватывают всей
системы. Вся система профессионального образования, она оторвана от связи
и с бизнесом, и с практикой. И каждый может привести примеры.
Профтехучилище, ремонт телевизоров. Какие телевизоры ремонтируют, на
каких учатся? Черно-белые. И у нас принципиально важно, чтобы было
Министерство труда с той функцией, которую сейчас от нас требуют –
34
встроить подготовку к труду человека в систему всех экономических и
социальных отношений, которые есть. Сможем – хорошо. Но, что очень
важно, расчистить основы для профессионального
образования – это
расчистить сознание наше нужно. Если нам удастся сформировать сейчас в
обществе убеждение в том, что подготовка на самом высоком уровне
обладания навыками трудовыми в той или иной профессии обеспечивает
человеку уровень благосостояния, необходимый для его современной жизни
в 21 веке, мы, наверное, сможем эту систему выстраивать по тем параметрам,
о которым мы говорим. Если мы не создадим вот этого убеждения в нашем
обществе, по-прежнему, какую бы прекрасную систему не создали, люди
будут отбивать номер и устраиваться на работу. Помните, советская система
тоже была, устроиться на работу не по профессии тоже было достаточно
распространено. Сейчас – устроиться воровать, устроиться в какую-то
коррупционную схему. Все это должно быть основано именно на этом
положении. Могу сказать, как председатель Комитета по культуре, на
идеологическом фронте, на культурном фронте пока мы образы «Бригады»
будем популяризировать… Где-то сейчас мы ломаем эту систему и говорим,
что нам нужны социально ориентированные фильмы, образы, сознание, это
чрезвычайно важно, и должны мы это сделать.
Пример Дымова, который он привел по Германии, он нам однозначно
показывает. Специалист высочайшего уровня нужен сейчас в любой сфере
жизни. Обучаем за границей, мы представляем, каких это денег стоит и
Дымову, но он на это идет, потому что качество навыков, которые даются
тому или иному лицу. И уважительное отношение к профессии «рабочий»
будет в том только случае, если оплата труда будет.
И еще один момент. Нам нужно смотреть на каждую систему
образования отдельно. Я могу сказать, что пищевая – одно. Но подготовка
тех же профессионалов в сфере культуры – совершенно другое. и мы сейчас
пытаемся этот законопроект с Григорием Артемовичем провести, который
35
бы обеспечил предпрофессиональную подготовку в сфере культуры и
искусства, когда мы уже человека не только сориентировали на ту или иную
сферу, а когда мы ему дали эти навыки. Это важно сейчас очень. Если
молодой человек сейчас будет заниматься какой-нибудь сферой, и не владеет
компьютером,
не
сможет
он
работать.
И
очень
важно,
конечно,
сориентировать на созидание. Почему мы будем отстаивать культуру, и
будем говорить, что каждый раз бюджета нам не хватает, средств не хватает,
почему мы благотворительность будем освобождать от налогов сейчас в
большем объеме? Потому что человек должен быть настроен на созидание.
Он должен продавать продукт, который создается. И каждому мы должны
дать этот навык на любом уровне. Кстати, если брать нашу сферу, мы с
Григорием Артемовичем еще даже говорим о послевузовском образовании
профессиональном, которое тоже очень важно.
Дымов В.Г. Можно вопрос по культуре? А есть ли какие-то механизмы,
рычаги популяризации профессии? Потому что в советском периоде нашей
истории значительная часть нашей жизни состояла из популяризации любой
профессии. Я профессиональный военный – учился в Суворовском училище,
потом в Высшем военном училище, потом юридический закончил, и попал
случайно в пищевую отрасль. Сколько на меня
родина тратила, но я
пытаюсь все отдавать, как могу. Допустим, в той же Германии, я специально
изучаю немецкое телевидение. Там важное место, даже не в прайм-тайм, а в
полдень, занимает профессиональное какое-то телевидение, где показывают,
как какой-то человек исполняет какую-то работу. Это документальный
фильм. Я так думаю, что это проплаченная государством программа. У нас
все смешивается в кучу, и человек приходит и говорит: а то, что показывали
по
телевидению, это правда или нет? Это ненормально, это отсутствие
государственной политики на популяризацию любой специальности. Пускай
человек сам выбирает.
36
Ивлиев Г.П. Совершенно верно. Мы проплачиваем на телевидении все
практически. Часть государство, бюджет ВГТРК, у нас там несколько
десятков миллиардов, а другую часть проплачивают рекламщики.
Вы понимаете, что информационные потоки живут сейчас по своим
каналам. Мы должны это им сказать. Они пока себя расценивают только как
сферу бизнеса и рекламы, а не как часть общества, которая должна ценности
общества пропагандировать и формировать. Они только об этом говорят в
дискуссиях. Как только доходит до практики – цена рекламы перебивает все.
Все эти передачи уходят, потому что они не рекламные.
Яровая И.А. Что касается образования, у нас сформировано вполне
конкретное предложение по специальному образовательному каналу, где не
нужно было бы уговаривать ставить в прайм-тайм. Чтобы не получилось так,
что заплатили деньги, а показали ночью как рекламу пива.
Что касается Первого канала и всех остальных. Еду сейчас на нашу
встречу, радио включено. Просто дословно, девушка – диктор говорит:
«Представляете, какая фигня, залажу себе в карман – а там такая штучкадрючка!». Понимаете? Она, видимо, считает себя очень продвинутой,
креативной, модной, современной. Вот радиостанция. И я так понимаю, что
это некий стандарт. Нам нужно принимать закон вообще о защите русского
языка, чтобы у нас все эти информационные потоки не сленговые были, не
матерные. И Суворовские училища, вы знаете уже, что у нас их не будет? Мы
уже написали Президенту и собрали 7 тысяч подписей, отправили, ждем
ответа.
Балыхин Г.А. Ирина Анатольевна, я от имени комитета конкретные
предложения внесу в наше решение сегодняшнее. Но перед этим я хотел бы
сказать следующее. Вот Ирина Анатольевна была инициатором создания
ровно год назад, чуть больше, Совета по качеству общего образования при
Президиуме Генерального Совета нашей партии. И этот Совет успешно
работает. Это была ее инициатива, она сопредседатель вместе с Виктором
37
Антоновичем Садовничим. Надо подумать, может быть, нам что-то такое
создать и по профессиональному образованию. Потому что то, о чем мы
говорим, оно требует систематизации, анализа и принятия конкретных
решений. Поэтому я хотел бы, пользуясь случае, поблагодарить Ирину
Анатольевну за то, что она уделяет огромное внимание в своей работе
образованию.
Что конкретно я хотел бы сказать? Анализируя итога Государственного
Совета, две вещи, на которые я обратил особое внимание. Там было
конкретно сказано о том, что двигать экономику без поддержки НПО и СПО
просто невозможно. Это первое.
Второе. Было заявлено о том, что система образования сегодня не
имеет возможности и не готова для того, чтобы обеспечивать модернизацию
нашей страны.
Так вот для того, чтобы решать эти две задачи, что, на наш взгляд,
необходимо конкретно сделать? Прежде всего мы предлагаем, и нас
поддерживает и Виктор Михайлович Демин, и те, кто работает в
профессиональном образовании, нам необходимо разработать стратегию
развития профессионального образования с упором на начальное и среднее
профессиональное образование. Вот должна быть такая стратегия. И такие
же стратегии должны быть разработаны в регионах. Потому что сейчас
практически все ПТУ переданы в субъекты Российской Федерации.
Половина техникумов и колледжей тоже находятся в регионах, в субъектах.
И сейчас решается вопрос, никто его не поднимает. Но в принципе, говоря об
оптимизации, речь идет и о том, что делать с теми техникумами и
колледжами, их порядка 800, которые находятся на федеральном уровне. Но
такие стратегии должны быть разработаны.
Что эти стратегии должны предусматривать, и наша стратегия на
федеральном уровне? Прежде всего это концентрация ресурсной базы. Как
бы мы ни хотели, я 10 лет занимался профессиональным образованием, для
38
меня это была первоочередная задача, это и капитальный ремонт, состояние
материальной базы мы знаем, какое, это обновление оборудования. Это не
выдерживает никакой критики, на чем мы готовим наши рабочие кадры и
наших специалистов. Но мы старались, наращивали. Но, конечно, сейчас
обеспечение потребностей составляет, по моему видению, примерно 40% от
потребностей. Это никуда не годится. Пример здравоохранения должен
распространиться и на систему профессионального
образования. Те 460
млрд. рублей, которые сейчас выделены по программе модернизации
здравоохранения, они идут на ремонт учреждений здравоохранения и на
обновление оборудования. Мы считали в свое время и с Петром
Федоровичем в агентстве, что нам для
того, чтобы переоборудовать и
переоснастить новым оборудованием, необходимо порядка 50 млрд. рублей.
Это же не 460 млрд., которые получило Минздравсоцразвития. Поэтому
порядок цифр нормальный, он никого не должен пугать. Мы должны об этом
заботиться. Я предлагаю это отразить в цифрах или в целом как
концентрацию ресурсов в нашем решении.
Дальше. Социальный статус наших работников начального и среднего
профессионального образования. Он не выдерживает никакой критики. Мы
вчера с Виктором Михайловичем эту тему обсуждали. Даже в его колледже,
который известен не только в Москве, заработная плата преподавателя 8 тыс.
рублей. Я думаю,
что и в наших кулинарных техникумах, связанных с
пищевой, смешанной промышленностью, там вообще катастрофа. Я не знаю,
вы молчите, может быть, это всех устраивает. Но я считаю, что вопрос о
повышении, может быть, не говорить конкретно о заработной плате,
поскольку новая система оплаты труда работает, сейчас закон 83-ий принят,
и в рамках этого закона мы переходим на госзадание, субсидии и т.д. Но
расчет этой субсидии для обеспечения государственного задания, вот сейчас
как раз министерство этим занимается, и мы должны порекомендовать
министерству, чтобы этот расчет соответствовал тому, чтобы заработная
39
плата у работников начального и среднего профессионального образования
была на должном уровне. И сейчас большие возможности предоставлены
руководителям.
И третий вопрос. Федор Тимофеевич, это по вашей части, это роль
бизнеса. Мы говорим, что вроде бы все бизнес делает, и вы даже коснулись
профессионального стандарта. Мы говорили, что прежде, чем разработать
стандарты
образовательные,
должны
быть
разработаны
стандарты
профессиональные. Разработали эти стандарты всего две-три отрасли,
больше никто ничего не дал. Как можно учить по образовательному
стандарту, если работодатель не скажет, как и чему нужно научить. К этому
нужно отнестись серьезно, чтобы эти профессиональные стандарты в
Министерстве образования были, и министр этим лично занимался,
совещания проводил и т.д. У нас есть закон, мы его приняли еще в 2007 году,
бизнес сейчас,
работодатели участвуют и в разработке образовательных
программ, модулей и т.п., но сейчас мы должны подготовить закон, который
дает возможность уже более детально поставить задачи перед бизнесом, как
готовить и какое количество. Это все важно. Давайте мы запишем в наше
решение вот эти вещи, у нас есть конкретный текст, которые касаются роли
бизнеса.
Прокопов Ф.Т. С уточнением. Бизнес согласен. Только давайте
напишем не «бизнес», а «работодатель». Коллеги, на государство работает из
70 миллионов человек
25 миллионов
человек. Государство – это
крупнейший работодатель в нашей стране. Мы неоднократно и Президенту, и
Премьеру
уже
говорили,
что
если
государство
покажет
пример
заинтересованного участия в разработке профессиональных стандартов,
например,
подготовив
стандарт
учителя,
мастера
производственного
обучения, плотника, поскольку государство – это многоотраслевое хозяйство.
Я не имею в виду госкорпорации и бизнес с доминирующим участием
государства. Хоть один. Мы приводили пример, что в РСПП утвержден
40
только один профессиональный стандарт из отрасли, где государство явно
доминирует – это стандарт «медицинская сестра», который был подготовлен
общественной организацией медицинских сестер, базирующейся в СанктПетербурге. А больше нет примеров.
Иванов А.А. Вы неправы. У нас гигантская отрасль – это индустрия
питания, армия официантов, все, что угодно. Мы сделали за свои деньги
профстандарты. Но мне бы хотелось, Ирина Анатольевна, чтобы в этих
решениях была отмечена потребность в профстандартах как в том механизме
взаимодействия бизнеса и государства, потому что у нас сегодня в законе это
есть. Я представляю Федерацию рестораторов и отельеров России. Мы
разработали профессиональные стандарты, которые получили номер один. И
что в итоге? Мы трижды просили господина Фурсенко: «Ради бога, дайте
хотя бы колледжам и прочим товарищам какую-то возможность их
использовать легально». Он говорит: «Там в законе что-то написано, у них и
так права есть, пускай пользуются». Но вы же знаете, как они могут
пользоваться, если нет указа сверху принимать вчистую. Поэтому
профессиональные стандарты – это то ключевое звено, когда бизнес…
Бизнес уже написал, что он хочет видеть. Ребята, давайте внедрять. И все
учебные и образовательные программы, учебно-методические пособия
должны делаться в рамках реализации этих профессиональных стандартов.
Мы оценивали ситуацию состояния индустрии в Москве, естественно, по
просьбе и во взаимодействии с московским правительством. Вы знаете, мы
увидели учебно-методическую базу, которую надо просто в музей уже
сдавать, это все 60-е годы, и дети на этой учебно-методической базе учатся.
А
там, где мы, бизнес, смогли разными путями внедрить современное
технологическое оборудование, мы приезжаем – оно стоит неподключенное.
Стоят десятки, сотни тысяч евро и не используются. Мы провели
инвентаризацию по России потребностей средних учебных заведений в
оборудовании, вот что у них есть и что бы они хотели увидеть. Они говорят:
41
а что вы хотите, люди работают на миксерах и кофемолках, и все. то есть
люди даже не понимают современной базы.
Про стандарты, Ирина Анатольевна, убедительная просьба, я только
ради этого пришел.
Яровая И.А. Коллеги, давайте сразу договоримся о некоем дальнейшем
алгоритме действие. Если у РСПП есть уже
представление, есть
разработанные требования, давайте мы через нас, мы готовы выступить той
коммуникацией, будем с министерством решать этот вопрос. конечно, какой
смысл? Вы будете их переучивать и еще раз деньги тратить, и люди к вам
будут приходить неготовые, не понимая, что вы от них ждете.
Балыхин Г.А. Я об этом говорил. Но я хочу сказать о том, что
стандарты среднего, начального и высшего профессионального образования,
Федеральный государственный образовательный стандарт, они разработаны,
утверждены министерством. Я говорю о том, что для их разработки мы
должны были иметь профессиональные стандарты. Вот кто-то дал, отрасль, а
кто-то не дал. Вот сейчас ваша отрасль удовлетворена этими стандартами,
или нужно что-то делать, о чем вы говорите?
Иванов А.А. Отрасль наша на сегодняшний день, тут сидят
представители, которые имеют к ней отношение, мы с таким боем пытались
внести изменения в Федеральный государственный образовательный
стандарт НПО и СПО, чего мне это стоило, хотя это не моя работа, не мой
бизнес. Скандалы в Минобре, письма, переписка, конфликты с Фурсенко и
прочее. Такое ощущение, что мы бьемся за свой бизнес. Мы приходим, а нам
говорят: да нет, не надо, ребята, нам нужно учить литературе, русскому
языку. Мы говорим: это надо, профориентированность уходит на десятый
план. Я не хочу называть вуз в Москве, где я читаю лекции на кафедре
менеджмента в ресторанно-отельном бизнесе, но я не могу победить
руководство этого вуза, детям в таком вузе официально запрещено работать.
Для
индустрии
гостеприимства
это
абсурд.
Во
всей
индустрии
42
гостеприимства во всем мире учащиеся в вузах высшего звена начинают
работать с первого года, а уж на втором у них практическая работа и учеба. А
тут запрещено – учите по учебникам, что такое гостиница, что т акое
ресторан, что такое система учета.
Яровая И.А. А, может быть, как раз проблема в том, что из стандартов
ушло название профессиональных?
Иванов
А.А.
Сложно
сказать.
Мы
вузовский
Федеральный
государственный образовательный стандарт высшего образования, честно
говоря, если в НПО и СПО мы еще влезли и смогли там пободаться и
повоевать, то высший учебный стандарт ловко выскочил, мы не успели там
зацепиться за всю эту историю, и они просто слабые реально на сегодняшний
день.
Балыхин Г.А. Я хочу сказать, что технология разработки стандарта
такова. Создан свет при министерстве, рабочая группа. Я возглавлял рабочую
группу по общему образованию.
Но я хочу сказать о том, что сейчас мы добились того, что разрешается
в действующий стандарт, которые уже утверждены, вносить изменения.
Раньше этого не было. так что, пожалуйста, вы эти предложения свои
направляйте в этот совет, в министерство, в рабочую группу и т.д.
Прокопов Ф.Т. Ирина Анатольевна, можно предложение? То, о чем
сейчас говорили, по профстандартам
и т.д. Я думаю, что здесь
технологический разнобой, но просто не отстроена технология. По нашему
мнению, технология не отстроена именно потому, что мало заявлений о том,
что бизнес, давайте, давайте, давайте. Нужно даже то немногое, что бизнес
подготовил, чтобы министерство бегало за нами. Не говорило: «Дайте!», а
бегало, забирало и тут же в жизнь. Вот этой технологии нет. Получается так,
что мы разрабатываем, мы приносим, мы пробиваем технологическую дорогу
в жизнь. Потом нам говорят: а нет учебных программ. Бизнес финансирует
разработку учебных программ подготовки в соответствии с этими
43
техническими требованиями, то есть профессиональными стандартами,
потом нам говорят: а у нас нет соответствующих педагогов. Бизнесу говорят:
профинансируйте педагогов. Потом нет оборудования: профинансируйте
оборудование. А потом нам говорят: так ты почему их не берешь на работу?
Бери еще на работу. Но поскольку зарплата маленькая, ты должен им еще ее
увеличить в энное количество раз. Это наш взгляд, бизнеса, чего от нас хотят.
Но есть предложение для партии. Может быть, вы решите открыть
партийный проект, например, профессиональная подготовка рабочих 21 века.
Я думаю, нам не нужно перераспределять или уточнять роли, кого готовят
ПТУ, техникум, вуз или еще кто-то? Нам непонятно, вообще для бизнеса,
строящаяся модель профессионального образования и обучения. Нам
понятно, что раньше была советская модель, простая и ясная всем, ПТУ –
рабочие, техникум – техник, вуз – инженер. Все было ясно. Демонтировали.
А что взамен? Ничего не понятно. Может быть, под патронаж партии стоило
бы взять подготовку моделей подготовки рабочих.
Балыхин Г.А. Федор Тимофеевич, это новый закон. В рамках нового
закона, и сейчас дискуссия уже идет.
Прокопов Ф.Т. Мы участвуем в этой дискуссии.
И еще одно предложение по профстандартам. На Госсовете господин
Прохоров дал обещание подготовить новый актуализированный справочник
профессий. Это как раз имелось в виду обновление квалификационных
требований по основным хотя бы профессиям начать. Наверное, скорее
всего, это будет в электронном виде. Вы задавали вопрос, можно ли портал?
Можно, работа начнется. Уже идут переговоры, по крайней мере, с
Министерством здравоохранения. Они уже не сопротивляются и не
защищают пресловутый единый тариф на квалификационный справочник,
готовы его модернизировать. Я предчувствую, что будет очень много еще
препятствий на этом пути, если мы говорим, что современной рабочей
профессии – современные квалификационные требования, поддержите
44
справочник профессий. Я думаю, и господин Дымов, «Опора», «Единая
Россия», и все с удовольствием вольются, если поймут, что это не бизнес как
всегда должен пробить сам себе дорогу.
Дымов В.Г. Но как достичь вот этой вовлеченности? Мы же не хотим
сказать, что у нас плохие специалисты в Минобразовании? Нет. Почему нет
вовлеченности, почему нет единства цели? Нельзя начинать изменения, если
нет готовности. Мы друг друга уж точно понимаем. И вот это должно стать
декларацией сегодняшнего заседания. Мы друг друга понимаем, мы
разделяем наши тревоги и чаяния, мы все заинтересованы, все, меняем.
Критическая неудовлетворенность конструктивная достигнута. И вот тогда
только начинается. Должна быть вовлеченность. Нужно мотивировать всех
участников процесса, это должна быть общая группа, общая площадка.
Елистратов А.В. Можно от рабочего класса к вопросу обсуждаемой
сегодня темы. Скрывать нечего, что система НПО успешно похоронена.
Сегодняшней редакцией закона это хотят, извините за тавтологию,
узаконить.
Что
делать
колледжам
действующим,
которые
сегодня
осуществляют подготовку рабочих кадров? Мы вообще не в праве будем
этим заниматься.
Поэтому по прозвучавшим здесь предложениям. Мне представляется,
что нужно ответить на три вопроса, и тогда более-менее станет все ясно.
Кого учить? Это не задача Министерства образования, которая все время
возлагалась на Министерство. Оно и заказчик, оно и готовит, и оно
ответственно за трудоустройство. Эти функции надо разделить. По моему
мнению, это должны быть органы, связанные с экономикой и с трудом.
Второе. Чему учить? Должен быть прогноз в этой части. И на чем
учить? На той базе, которая есть, действительно сложно.
Третья позиция. Наверное, сегодня надо разграничить и компетенцию
между Министерством образования и работодателем. Задача, по моему
мнению, образовательных учреждений и Министерства образования –
45
качественная подготовка кадров по всем уровням. А эти уровни в
обязательном порядке должны быть сохранены. Но ни в коем случае сами
себе не прогнозируют. И это компетенция разве Министерства образования трудоустройство? Если работодатель заявил?
Ну и просьба такая. Наверное, был бы более плодотворный наш
разговор, если бы здесь были разработчики проекта. Мы не скрываем ни
своих фамилий, ни должностей, ни телефонов. Чтобы если у нас возник
вопрос, можно было к кому-то персонально обратиться. В том числе и
интересно было бы знать позицию Министерства образования и науки.
Спасибо.
Яровая
И.А.
Министерство
мы
приглашали,
кстати.
Всегда
Министерство откликалось, но, видимо, там какие-то причины. Всегда
обычно приходил кто-то из замминистров, и мы с ними хорошо
взаимодействуем, в принципе, и Фурсенко откликается, и Калина, Сентюрин
работал с нами. Будем надеяться, что это по каким-то объективным
причинам. А по разработчикам, кто у нас разработчики-то? Нам
Министерство их не показывало тоже, мы работаем с законом, не зная
персоналий.
Балыхин Г.А. Я знаю этих разработчиков, и тоже намерен с ними
встретиться, потому что я с ними тоже не работал в силу объективных
причин,
так
что
если
необходимость
такая
есть,
давайте
вместе
повстречаемся и пообсуждаем. Мы начинаем эту работу.
Олейникова
профессионального
зарубежным
О.Н.
Я
представляю
образования,
опытом
и
который
сравнительным
Центр
изучения
занимается
анализом
очень
нашей
проблем
много
системы
профессионального образования по отношению к многим другим странам, в
частности Европейского Союза. Поэтому я бы хотела с точки зрения
международного опыта обратить внимание на те вопросы, которые мы
сегодня обсуждали. Очень здорово, что на Госсовете Президентом было
46
сказано, что мы не должны отставать от мировых тенденций. Я это
услышала. Я думаю, что услышали это многие. Но, к сожалению, все, что
обсуждалось на Госсовете, имело такой неструктурированный подход и
системно не звучало. Начиная с того, что под профессиональным
образованием понимали все. Никто даже не определил, а что мы понимаем
под профессиональным образованием. Говорили об инновационных вузах, о
прорывных инновационных направлениях, отраслях. И только потом уже
кто-то
из
губернаторов
начал
говорить
о
начальном
и
среднем
профессиональном образовании. Более того, когда Андрей Александрович
процитировал английское название Vacational educational trening как
подготовка, я была просто в ужасе. Я вице-президент Международной
ассоциации профобразования, где 45 стран со всех континентов. Мы
собираемся и обсуждаем проблемы наших стран в профессиональном
образовании. Так вот, Vacational educational trening – это тот термин, под
которым в мире понимается профессиональное образование и обучение, в
который входят наши аналоги НПО, СПО, дополнительное образование на
базе этих учреждений и компании обучения. Но высшее образование сюда не
входит. И когда в нашей стране высшим профессиональным образованием
называют и МГУ, и МГИМО, и все остальное, я вам хочу привести пример,
что Оксфорд обиделся бы на вас навсегда, если бы вы назвали их высшим
профессиональным
которое
готовит
образованием.
элиту
Есть
общества,
университетское
которое
готовит
образование,
инновационные
направления, и подготовка кадров для этого служит. А почему у нас
профессиональным образованием назвали все – это было еще в законе 92-го
года. Сейчас в новом законе, проект которого бурно обсуждается, есть
термин «высшее образование», но других нет соответствий этому. И не
определено,
чем
университетского
отличается
высшего
профессиональное
академического
образование
образования.
Для
от
этого
существуют системы международной классификации. Одни из них строятся
47
на программах, то есть на вводных параметрах. Это разработано ЮНЕСКО.
И вот эти уровни, они смотрят на программы. И делятся эти программы и
уровни образования на академические и прикладные, которые выходят на
рынок труда, то есть профессиональные в понимании международном.
Появляются
и
другие
классификации.
Хорошо,
что
высшим
образованием мы стали участниками Болонского процесса. Это очень многое
нам дает в плане реформирования, потому что мы говорим все больше и
больше о сопоставимости и признании наших квалификаций, которые дают
наши университеты. Это очень сложно сделать, это очень большой труд. И не
все вузы понимают эти задачи. Но те, кто понимают, они понимают, что они
будут конкурентоспособны в будущем. Мы не будем посылать в Германию
своих специалистов, обучаться в профессиональном колледже, аналоге
нашего СПО, мы это можем делать в нашей стране, если в СПО и НПО мы
тоже будем соответствовать интеграционным процессам и участвовать в них,
потому что у этих уровней есть свой процесс, который называется
Копенгагенский. И Копенгагенский процесс объединяет пока те страны
Европейского
Союза,
которые
перестраивают
свои
системы
профессионального образования, делают их практико-ориентированными,
делают их близкими к рынку труда. Это непосредственная работа с
работодателями. Там очень много направлений по аналогии с Болонским
процессом. Очень скоро Копенгагенский процесс будет открыт другим
странам. И у меня вопрос: сможет ли Россия туда вступить? Если мы будем
называть
профессиональном
образовании
только
университетское
образование, если мы будем говорить только об инновационных вузах, о
федеральных университетах, а кто рабочие кадры будет готовить? А Европа
переживает, куда у них рабочие кадры пойдут? Они баланс рабочей силы
держат, 50 на 50 – это среднее по Европе, в каждой стране с небольшими
вариациями. Но они не допускают того, чтобы количество выпускников
вузов было больше, чем профессиональное образование. И это делает Европу
48
страной экономически развитой, потому что средний класс любой
европейской страны не заканчивал Оксфорда и Кембриджа, он не учился в
Сорбонне, он закончил колледж, но он имеет дом, машину, два раза с семьей
на море съездит в другие страны, ни в чем не нуждается, и не пытается
купить диплом о высшем образовании, потому что это ему не нужно. Он
абсолютно самодостаточен. Но он же и поднимает престиж своей страны и
престиж
своей
профессии.
А
престиж
профессии,
которое
дает
профессиональное образование в нашей стране, упал до такой степени, что
пришлось уже на Госсовете говорить. И, пожалуй, единственную профессию,
которую подняли, судя по сериалам, это няня. В няни пошли все, потому что
можно выйти замуж за олигарха. Все, больше никакой профориентации через
сериалы нет.
Поэтому, если мы не будем участвовать в этих процессах и учитывать
международные тенденции, мы пойдем в другую сторону. И нам необходимо
все время обращать внимание на то, что делается в других странах. Если мы
позиционируем себя страной с рыночной экономикой, которая хочет
позиционировать себя как развитая страна, с инновационной экономикой и
т.д. Так вот в рамках Копенгагенского процесса была разработана
европейскими
странами
рамка
квалификаций.
Европейская
рамка
квалификаций, которая послужила консенсусом того, как все страны
понимают уровни квалификаций, потому что для них, для 27 стран, нужно
сравнение и сопоставимость квалификации как никому. А почему нам это не
надо? Нам тоже это надо. Поэтому инициатива развития национальной рамки
квалификации тоже у нас в стране была. Проект этой рамки подготовлен.
Другое дело, что он должен обсуждаться, он должен внедряться, он должен
совершенствоваться, он должен обсуждаться с бизнес-сообществом, с
представителями отраслей и т.д. Но если мы не заложим в новый Закон «Об
образовании» этих терминов… Федеральный институт развития образования
подготовил по инициативе РСПП, но это только проект, это документ,
49
который дальше должен все больше и больше развиваться. Так вот я хочу
сказать, что если мы сейчас не заложим в наш новый закон, по которому мы
будем жить следующие 10, 15, 20 лет, то о чем мы говорим? Там нет ни
термина «национальная рамка квалификации», нет национальной системы
квалификации, нет обучения в течение всей жизни стратегии, которое решает
вопросы и профориентации консультирование, и переобучение взрослых, и
переквалификация, и обучение незащищенных групп и т.д. Если мы сейчас
это все не заложим на этапе подготовки закона, считайте, что наша страна
никакого прорыва не сделает.
Яровая И.А. Я вам признаюсь. Я когда задумала обсуждение этого
вопроса на площадке клуба, мне говорят: «Ирина Анатольевна, зачем это? На
Госсовете уже все обсудили». Я говорю: «Как? Не может быть!» Говорят:
«Правда-правда!». Меня страшно отговаривали, говорили: «Да что вы, новое
что ли что-нибудь услышите?» Но, я думаю, скептики, которые мне это
говорили, если бы они здесь присутствовали, они бы поняли, что все
совершенно иначе.
Здесь вообще нужно заниматься просвещением. Вот то, о чем говорила
Елена Анатольевна, говоря правильно о том, что чиновники должны быть
подготовлены. Может быть, есть смысл некоторым министерствам прочитать
эту информацию в качестве подготовительного курса.
Парамонов А.И. Я тему продолжу относительно популяризации
профессии. То, что на Госсовете сказали о строителях, это ведь далеко не
полный перечень. У нас так же металлургов популяризируют. О шахтерах,
например, по телевизору если смотреть, там вообще картина – что это за
профессия? А коллеги, в частности Ольга Николаевна, и все остальные,
знают, что, скажем, в Швеции, Финляндии на национальном уровне идут
программы, проекты – конкурсы
профессионального мастерства по
великому спектру профессий рабочих, где показывают в том числе и кто
выигрывает. Там действительно присутствуют потом сами специалисты,
50
которые и с машинами, и отдыхают, и т.д. Я, кстати, вчера встречался с
группой
первого
курса,
новый
набор,
я
работаю
в
Колледже
предпринимательства в Москве, нормальные ребята – два мастера спорта,
пять человек окончили музыкальную школу и по скрипке, и по фортепьяно и
т.д. Если их поддерживать дальше – это действительно станет тот средний
класс, о котором мы говорим.
Кстати говоря, здесь ценно будет удержать то, что есть. Я вот принес,
15-летний опыт брошюрка отражает, это московский городской конкурс
предпринимательских
проектов,
вместе
с
департаментом,
вместе
с
Институтом развития профессионального образования, и на федеральном
уровне бизнес-фестиваль. Но вот это, может быть, последний раз бизнесфестиваль был, потому что
Федеральный детский центр, который
предоставляет в Анапе площадку, там 300 человек собирается со всех
регионов страны, большой вопрос, будет ли это возможно в следующем году
в связи с очередной реконструкцией. Этим занималось агентство, в свое
время и Анатолий Васильевич это поддерживал, и многие другие.
Здесь еще один момент. Вот мы конкурс в Москве проводим. Вузам
разрешено
при
себе
создавать
коммерческие
структуры
и
малые
предприятия. А для системы профессионального образования среднего и
начального поправки этой нет. То есть мы готовим кадры опять вприглядку.
Вопрос решается просто, это надо просто разрешить вдогонку к тому
решению.
И еще один момент. И в Москве этот опыт развивается, и на уровне
регионов, это то, что в свое время была хорошая традиция из числа студентов
и вузов, и колледжей, и
техникумов формировать разного профиля
студенческие отряды. У нас в течение пяти лет есть опыт взаимодействия с
рядом регионов в формате проекта «Наследие». Это формируются
добровольческие отряды, которые работают на социально важных объектах.
В частности построен рубленый храм в Тверской области силами студентов –
51
и Москва, и Питер, и ряд других регионов. Здесь же, кстати говоря, великий
спектр профессий сразу. Это не только плотники, это и бухгалтеры,
экономисты, кому считать надо, это тот же менеджмент. Там надо кормить
людей, там людей надо размещать в гостиницах и т.д.
Я думаю, что в решение сегодняшнее может быть тоже внесен пункт в
поддержку формирования таких трудовых добровольческих объединений,
которые не только на коммерческой основе могли бы трудом своим вклад в
развитие экономики вносить.
Ткаченко Е.В.
Я обратил внимание на то, что вы представляете
Комитет по конституционному законодательству. И поэтому мы имеем право
поставить более крупные вопросы. А именно, я считаю, что сначала должна
быть сформирована база доверия между обществом и властью. И база если не
защиты, то хотя бы ощущения защиты общества и молодежи со стороны
государства. В связи с этим конкретное предложение. Надо подумать, когда
выйти с законодательной инициативой, с поправкой в Конституцию России,
43-й
статье.
Напомню,
коллеги,
что
по
43-й
статье
начальное
профобразование и 10-11 класс нашей школы является платной формой
обучения. Мы все об этом забыли. Это декабрьская Конституция 93-го года
де юре. Де факто – бесплатно, потому что в июне 94-го был Указ Президента
Ельцина. Но до сих пор несуразица. И она усугублена еще более тем, что
накануне до этого…
Ивлиев Г.П. Не может быть платным, потому что по закону бесплатное.
Ткаченко Е.В. А что выше – Конституция или закон?
Ивлиев Г.П. Все нормы регулируют и Конституция, и закон. Не надо
говорить, что 11 класс у нас платный.
Ткаченко Е.В. Я говорю по Конституции.
Ивлиев Г.П. По Конституции у нас тоже бесплатно.
Ткаченко Е.В. Тогда так, по закону, который был тоже принят недавно,
у нас обязательное 11-летнее образование. Оно реально осуществляется? У
52
нас 9-летнего нет реально, и даже 4-летнего у мигрантов. А мы приняли
закон об обязательном общем образовании, в рамках Конституции, опятьтаки, платное. Коллизии не надо прятать, это же люди видят. Почему мы,
законодатели, этого не видим. Это первое.
Второе. Закон 122-ой. Если уж мы сегодня обсуждаем систему НПО, то
не надо вам напоминать, 80% неполных, неполноценных и других семей,
незащищенные дети. Мы 122-м законом сняли все льготы – на питание, на
обмундирование, на проезд и т.д. Даже в войну кормили. И в 90-е годы, когда
был полный развал, когда 8 долларов стоил баррель нефти, детей кормили и
за проезд с них не брали.
Яровая И.А. Когда я училась в школе – не кормили. Ну зачем вы так
говорите? Вот все, кто учился в школе, скажите, вас кормили?
Ткаченко Е.В. Я не про школу сказал, я говорю про начальное
профобразование.
Яровая И.А. Вы тоже передергиваете. В данном случае, уж простите,
мне это напоминает прокоммунистическое выступление.
Ткаченко Е.В. Следующий момент, который надо исправлять. У нас
поэтому
задача
Постановления
Правительства.
Мы
берем
налог
с
производственной деятельности учащихся профтехобразования, которые во
многом не доедают. Это же циничный налог. Ребятишки заработали какие-то
копейки. Когда баррель стоил всего 8 долларов, такой налог не брался. Это с
2000 года только ввели. Это тоже нужно снимать, чтобы наконец-то
установить доверие определенное.
Далее. Передача училищ на региональные и местные бюджеты. Я тоже
считаю, что тотальным образом это было неправильно сделано. По ряду
направлений, конечно, тенденция это верная. Но у нас, коллеги, есть
федеральные профессии и специальности федеральной значимости –
оборонная, атомная, космическая отрасли, да даже гидрометеорология. Разве
можно это
отдавать в регионы и местной власти? Это профессии
53
федеральной значимости, и здесь не только регионы, не только бизнесструктуры не справятся, это вопросы государственной безопасности, которые
должны конкретно контролироваться только государством.
Здесь правильно говорили о перечне профессий и специальностей.
Коллеги, только Минтруд пока эти вещи разрабатывает. Был последний
перечень у нас представлен с 1 января прошлого года, а с сентября уже
задержан. Слишком долго это все делается, отстает от востребованности.
Здесь правильно говорил Федор Тимофеевич, выпускается справочник, так
надо вместе, чтобы и Минтруд, и представители бизнеса наконец сделали
этот перечень специальностей и профессий, который мобильно можно было
бы во времени модернизировать. Все это отстает и задерживает нормальное
развитие процесса и подготовку кадров.
Еще одно. Государственные стандарты, о которых здесь сегодня
говорили. Я считаю, что главным недостатком является поспешность,
которой гонится разработка стандартов. Опыт показывает, что надо
переходить на проекты государственных стандартов, дать возможность в
рамках этого поработать, а потом уже в процессе реализации проектов делать
дополнения и уточнения. Иначе получается, что мы по сырым стандартам,
которые объявили, вынуждены делать учебные планы и рабочие программы,
которые
в
принципе
будут
опять
временными.
И
мы
трясем
непосредственных исполнителей и разработчиков, и тех, кто готовит кадры.
Последнее. Коллеги, нужно разработать глоссарий – словник, чтобы
мы понимали друг друга. Многие говорили, что нет понятия профессии,
квалификации. Мы не понимаем друг друга, потому что в одни и те же слова
вкладываем разное содержание. Это нужно сделать в рамках реализации
будущей и 83-го закона, и вот этого интегрированного закона, иначе мы так и
будем говорить, не понимая друг друга, и, кстати, во многом не зная
ситуации, в которой мы живем.
54
Яровая И.А. Думаю, что Российская академия образования могла бы
давным-давно все это предложить.
Ткаченко Е.В. Я это предложение уже сделал и
работаю в этом
направлении. Не успеваем за разработчиками законов, которые не
советуются и прячутся.
Яровая И.А. Не верю, что Григорий Артемович Балыхин вас не
включает в свои рабочие группы. Просто не верю.
Никитин М.В. Я являюсь директором Научно-исследовательского
института развития профессионального образования города Москвы. Здесь
как раз уже была ссылка на некоторые наши исследования, поэтому я буду
очень коротко говорить по некоторым позициям.
Первое. У меня складывается впечатление, что мы давно не
встречались и хотим очень многое сказать о том, что мы знаем о
профессиональном образовании. Но дело не в том, что мы друг другу сейчас
наговорим, а в том, что после нас останется и что будет включено в
документы. Поэтому первое, на что мне хотелось бы обратить внимание, и
передать предложения нашего Института и наших разработчиков по
внесению изменений и дополнений в конкретные статьи интегрированного
закона с таким расчетом, чтобы был выработан понятийный аппарат, все
механизмы, которые в правовом плане регулируют важнейшие позиции,
связанные с государственные заданием, с государственным заказом, с
разработкой
целого
ряда
механизмов
обеспечения
качества
профессионального образования. Поэтому я эти предложения передаю и
быстро хотел бы сконцентрировать внимание на том, что лежит на
поверхности, что, с нашей точки зрения, сделать легко.
Первое.
Сегодня
звучал
тезис:
«Армия
как
разрушитель
профессионального образования». Мы анализировали этот вопрос и пришли
к
следующим
выводам.
Первое.
Если
рассматривать
сопряжение
гражданской специальности, например, по обучению повара, с военно-
55
учетными
специальностями,
рассматривать
как
форму
то
тогда
стажировки
призыв
по
в
армию
полученной
возможно
гражданской
специальности. За три года по гражданской специальности вложены
финансовые средства. Он получил квалификацию – специальность «повар».
Его в армию призывают специалистом по обслуживанию танков. Для того,
чтобы повара за бюджетные деньги переучить на обслуживание специалиста
в танковой отрасли, требуются еще большие средства.
Поэтому наше предложение связано с тем, чтобы рассматривать
выпускников среднего профессионального
образования, получивших
государственное образование по специальности с учетом военно-учетной
специальности,
и
рассматривать
службу
в
армии
как
форму
профессиональной стажировки. Мы это вынесли на обсуждение нашей
коллегии по образованию. Коллегия вместе с Министерством обороны, с
Московским военным округом поддержала. И теперь, начиная с этого года, в
колледжах города Москвы будут создаваться сержантские кафедры, которые
будут помогать военкомату в призыве, а у нас самый высокий процент
призываемых в армию. После годичной службы в армии они будут
возвращаться в колледж, по программам дополнительного образования
получать дополнительную квалификацию, и после этого трудоустраиваться.
Тем самым та цепочка, о которой говорил Президент, она у нас реализована.
Обучение – призыв в армию – возвращение к трудовой деятельности и
заработная плата.
Второе. В интегрированном законе «Об образовании» появилось
отношение к колледжу как к учреждению высшего профессионального
образования, реализующего программы прикладного бакалавриата. Мы
считаем, что это политически неправильная позиция, и она должна быть
пересмотрена, где колледж должен быть установлен как единый тип среднего
профессионального образования. Все
остальные термины – техникум,
профессиональный лицей, училище –
должны быть рассмотрены как
56
ступени этого колледжа. Таким образом, колледж у нас не становится и не
станет учреждением высшего профессионального образования, тем самым
требования Болонского и Копенгагенского процесса у нас будут соблюдены.
Это единый тип учреждения среднего профессионального образования,
реализующий программы инклюзивного профессионального образования,
специального
профессионального
образования,
начального
профессионального образования и отдельные модули дополнительного
образования.
Следующее. В соответствии с законом 217-ым у нас малые
предприятия создаются только при институтах. При первой редакции
колледжи в этом законе были, но потом они были убраны из текста этого
закона. Поэтому мы предлагаем восстановить в тексте 217-го закона право на
открытие малых инновационных предприятий по профилю получаемого
образования
и,
скажем
так,
перенацелить
существующие
у
нас
экспериментальные площадки, а у нас при колледжах существуют
экспериментальные площадки, в это вкладываются деньги бюджетные,
перенацелить их на малые инновационные предприятия, которые будут
реализовывать, в соответствии с налоговыми делами, реальную продукцию и
реальные программы, и то оборудование, о котором мы сегодня слышали.
И последнее в этой части. Мы, к сожалению, пока не высказались по
разработке механизмов подушевого финансирования. Но до тех пор, пока у
нас будет разная стоимость обучения слесаря, повара, и это будут стоимость
не по профессии, а по виду учебного заведения, качества мы никакого не
достигнем. До тех пор, пока мы не будем расчетно представлять, сколько
стоит методическое обеспечение, сколько стоят учебные затраты, технологии
и т.д., у нас не будет реального представления ни для кого, ни для
работодателей, ни для государства, сколько сегодня стоит подготовить
слесаря механо-сборочных работ по второму разряду, по третьему и т.д. Эти
данные не опубликованы, они вообще отсутствуют.
57
И последнее в этой связи. В дискуссиях о стандартах и в тех
документах,
которые
зафиксированы
в
Государственном
Совете,
работодателям предлагается финансировать имущество государственных
образовательных учреждений. С нашей точки зрения, это неверная позиция.
Работодатели должны финансировать не государственное имущество, не
государственные станки, а модули образовательных программ. Вот здесь
работодатели,
которые
будут
финансировать
отдельные
модули
образовательных программ, здесь есть реальная возможность для этого
партнерства.
Яровая И.А. Уважаемые коллеги, дальше ведение заседания продолжит
Григорий Петрович, стенограмма у нас ведется.
Со своей стороны что хотела бы сказать. Все те предложения, которые
сформированы сегодня, они свидетельствуют об одном. У меня вопросы и к
нашему профильному комитету, и с замминистра я буду разговаривать. Я
думаю, что сегодня у нас более чем достаточно экспертов, которые должны
войти в единую рабочую группу. Потому что бессмысленно давать
предложения, если они будут потом не востребованы министерствами.
Поэтому
мы
будем
предлагать,
чтобы
в
рабочую
группу
вошли
представители Минтруда, Минобразования. И мы предложим с нашей
стороны, если вы не возражаете, с каждым из вас мы еще дополнительно
посоветуемся для того, чтобы все-таки довести это до разумного логического
завершения. Иначе это будет глас вопиющего в пустыне. Не возражаете,
коллеги? Поэтому все предложения, и те, что будут еще дополнительно
сейчас сказаны, по стенограмме мы обработаем. Мы выведем единый
перечень предложений по итогам нашего «круглого стола», но главное
предложение будет все-таки создание совместно с министерствами общей
рабочей группы. Бизнес, я так думаю, у нас тоже готов туда войти.
Спасибо, коллеги!
58
Демин В.М. Уважаемые коллеги, если переложить проблемы, которые
рассматривались на Госсовете, и те, которые мы обсуждаем, мне кажется,
Ирина Анатольевна права с точки зрения полноты исчерпания тех проблем,
которые мы сегодня обсуждаем, и дня не хватит.
Есть вопросы технологические, есть вопросы системные и есть
вопросы, которые должны дать ответ, которые поставил Госсовет. Какие
условия нужно создать для того, чтобы начальное, среднее и высшее
профобразование в том контексте, как звучало на Госсовете, а не как с точки
зрения, что мы относим к профобразованию. Несомненно, вопросы
технологические,
вопросы
содержательные,
они
требуют
еще
дополнительного исследования, изучения, оппонирования. И то, что
предложила Ирина Анатольевна, это замечательно, если будет создана
рабочая
группа
по
формированию
конкретных
предложений
для
дальнейшего рассмотрения и принятия министерствами и ведомствами. Это
первое.
Второе. Мне представляется, что нужно справедливости ради
подчеркнуть, что не так все плохо. И мы не начинаем все с нуля. Есть
процессы, которые запущены, и они должны дать какой-то позитив. Это не
значит, что проблема, которая была вынесена на заседание Госсовета, прежде
всего продиктована тем, что вообще все плохо. Достаточно сказать, есть два
мощных фактора, которые изменили, или меняю облик начального и
среднего профобразования России. Это взаимодействие с социальными
партнерами, и здесь не комплиментарно, а по сути своей, РСПП, немножко
Торгово-промышленная палата, которая пока себя не нашла, и структуры
соответствующих организаций не только услышали, а запустили процесс,
который влечет за собой радикальное обновление начального и среднего
профобразования. Проблем много, и о них сегодня говорилось.
Второе. Сегодня запущены процессы, которые еще в системах не до
конца поняли. Это нормативное финансирование и наступающий вопрос
59
государственного заказа. Сегодня мы много говорили о прогнозе, о
федеральном. Но я, с другой стороны, не как только руководитель Союза
директоров, но и как директор учебного заведения, может быть, несколько
противоречиво
скажу.
Мне,
например,
как
руководителю
учебного
заведения, федеральный прогноз не нужен. Мне нужен сегментарный
прогноз рынка труда. А кто его будет делать? Да я его буду делать. Не с
точки зрения в старом варианте – сам планирую, сам выполняю, сам себя
оцениваю, а выстраивая с органами местного самоуправления политику
подготовки кадров для региона. Это не так просто, если я получу сверху
указание перестраивать технологию подготовки кадров под то, что мне
продиктуют, это и кадры, и база, и т.д.
Есть процессы, которые сегодня позитивные начаты, и их нужно
отслеживать. Но есть процессы, которые настолько противоречивы и
настолько
вступают
в
противоречие
с
общей
логикой
не
только
профобразования, а в целом образования. Только назову две или три. Когда
учебное заведение по воле лозунга университетских комплексов включают в
вузы, которые не приближают профобразование к рынку труда, а уходят еще
дальше.
Далее. Мы говорим сегодня об имидже профобразования. Мы сегодня
говорим о новых функциях профобразования, это образование в течение всей
жизни и т.д. И я хотел бы поддержать мысль, которую высказал Григорий
Артемович, если мы не создадим национальную стратегию развития
начального и среднего профобразования России, мы опять уйдем в
дискуссию о
том, что первично. Дело в том, что сегодня системы
раскачиваются непоследовательными, нелогичными подчас решениями,
которые принимаются. Мы бы просили, Григорий Петрович, чтобы, может
быть, «Единая Россия», как авторитетная партия, взяла на себя решение этой
проблемы. Это не федеральная программа, это не те программы, которые
отраслевые формируются. Речь идет о некоей национальной доктрине
60
развития профобразования. Я, как участник, приглашенный на Госсовет,
почувствовал
это
настроение
Президента
и
губернаторов.
Такая
национальная стратегия необходима. Тогда мы защитим и остановим себя от
неверных, неосторожных решений. Это в дополнение тех аргументов, о
которых говорил Григорий Артемович.
Второе. Мне представляется, что на Госсовете достаточно четко звучал,
и напрямую, и опосредованно, вопрос, какие условия мы должны создать –
государство, работодатели, и сами учебные заведения что должны менять,
чтобы быть на пике тех проблем, которые сегодня стоят в экономике и в
социальной сфере. Здесь факторов много. Но очевидно, надо признать, что на
первое место выходит экономический и правовой аспект. Что имеется в
виду? Не с точки зрения банальности, что сегодня уровень оплаты труда
становится критичным, и рассчитывать, не меняя ничего, на какое-то
развитие не придется. Особенно в системе начального и среднего
профобразования нужно менять структуру оплаты труда, потому что не
только по объемам, где ряд функций вообще не оплачивается, а в условиях
рыночных отношений это недопустимо.
С другой стороны, законы, принятые в области экономики, налоговые и
т.д., и переход на рыночный характер экономики образования, он утопил те
прогрессивные процессы, которые происходят. Например, непонятно, когда
бюджетное учреждение платит бюджетному учреждению огромные деньги,
притом государство ни копейки на это не выделяет.
К примеру, получить лицензию на вывоз мусора – я должен заплатить
за лицензию 100 тыс. рублей, а ежемесячный вывоз мусора составляет 4
тысячи. И таких примеров, которые и в рамках межбюджетных отношений,
когда за один и тот же труд нельзя платить разную зарплату, то есть в этой
части тоже необходимо разбираться. Или в рамках закона оговаривать о
каких-то социальных стандартах, которые нужно вводить в системе
образования, и т.д.
61
И предпоследний пункт правовой. Вчера у Григория Артемовича мы
очень подробно рассматривали проблемы, готовясь к подробнейшему
обсуждению проекта закона «Об образовании», там много тоже проблем. Но
вопросы национального проекта «Образование» вновь прошли мимо
начального и среднего профобразования. И хотя те 300 учебных заведений,
которые стали победителями, не решат проблемы подготовки кадров, о чем
шел разговор, вместе с тем, нам точки роста крайне необходимы, и такими
могли бы быть федеральные учебные заведения. Необходим этот вид
учебных заведений как для начального, так и среднего профобразования.
И в завершение. Можно разные срезы сегодня поднимать, накопилось
очень много проблем. Но если мы не найдем точку, с которой мы должны
идти, а этой точкой должна стать
национальная стратегия образования,
будет очень много соблазнов развести, ослабить систему, которая не будет
реализовывать те задачи, которые поставил Президент и Госсовет.
Ивлиев Г.П. У вас с Григорием Артемовичем здесь совпадают позиции,
вы единомышленники, поэтому мы можем сказать, что «Единая Россия»
будет с вами работать, а мы будем помогать и Григорию Артемовичу, и
комитету с тем, чтобы документы такого уровня готовились. Очевидно, в
рамках даже всей «Единой России» можно написать проекты таких
документов,
которые
должны
быть
обсуждены
и
доведены
до
нормативности какой-то. Такой способ есть. Правительство принимает
подобного рода документы, они всегда очень важны.
Балыхин Г.А. Может быть, подумать о том, чтобы сделать это
партийным проектом «Единой России». Будем думать,
если документ
сможем подготовить совместными усилиями, и он будет тянуть по всем
параметрам на партийный проект, то просьба поддержать.
Ивлиев Г.П. Если есть такое пожелание, но оно требует большой
работы в рамках партийного проекта. Это будет требовать постоянной
системной работы, может быть, даже основной работы в этом проекте.
62
Демин В.М. Справочно. Большинство коллег принимали участие и в
подготовке Госсовета, и в дальнейшем поиске путей реализации тех задач,
которые Президент обозначил с участием работодателей, и документы эти в
Комитет по образованию Госдумы переданы. Просто мы на этом этапе не
знали, как сократить. Но, я считаю, мы правильно поступили. И через
Григория Артемовича можно уже и в адрес клуба, то есть сегодня есть та
основа, на которой можно использовать.
Ивлиев Г.П. Вы уже почти срезюмировали эту позицию, и все мы здесь
согласны.
Анисимов П.Ф. Мне в недавнем прошлом как чиновнику, который
работал под руководством двух депутатов Государственной Думы, Григория
Артемовича и Николая Ивановича Булаева, привычнее, что я отдам свои
предложения, они уже готовы. Откорректирую с учетом того, что сегодня
обсуждалось.
У нас «круглый стол». Я выслушал Федора Тимофеевича, я под
обаянием его уже лет 20, и начинаю на 20-ый год бояться этого. С учетом
того, что сегодня много и по-деловому интересно говорил.
Первое. Очень хорошо, что мы сегодня собрались на площадке
«Единой России». Это действительно та площадка, которая нас может
объединить с учетом того, что есть экономические, образовательные
проблемы и политические.
Второе. Я не согласен с такой экспрессией и модальностью, с которой
выступают представители бизнеса и работодатели. Вообще условия для
включения сегодня бизнеса и работодателя в систему профессионального
образования и на законодательном, и на стратегическом, и на тактическом
уровнях, они существуют. Есть закон о включении работодателя в
подготовку стандартов. Ни один стандарт не утверждается министерством
без заключения работодателей. Есть соглашение между РСПП и Союзом
ректоров, это тоже дает основания.
63
Вы говорите, что образование оторвано от бизнеса. Да, наверное,
оторвано от бизнеса. Но бизнес еще дальше оторван от образования.
Вспомним, мы все учились в советской школе, знаем структуру классических
предприятий: один инженер, два-три техника и десять рабочих. Что сейчас
творится на современных предприятиях? Каждый руководитель предприятия
стремится, чтобы у него водитель был как минимум с двумя высшими
образованиями и знанием иностранного языка. Порождает избыточное
образование. Почему мы сегодня замещаем должности, которые должны
быть замещены по логике, по квалификации, по опыту Запада рабочим или
специалистом со средним образованием, почему у нас все работают с
высшим образованием? Мы разбалованы сегодня тем, что дает сегодня
российское образование бизнесу. Вот в этой части нам нужно совместно
работать. И мы должны приводить структуру обеспечения кадрами в той
логике и в тех пропорциях, которые являются эффективными прежде всего
для бизнеса.
Третий момент. Мы говорим об образовании. Все знают сегодня
образование. Но мы сегодня ничего не знаем о бизнесе с точки зрения
анализа кадрового обеспечения. Компании не пускают никого к себе, чтобы
посмотреть, какие у них кадры. Нет
реальных исследований по
современному бизнесу. Закрытость бизнеса не продекларирована, она
реализована. И мы считаем, что здесь мы на одном поле, в одном
государстве, и должно быть двусторонне движение.
И последнее. С учетом того, что степень государства в образовании
прерогативная, нужно с участием или на площадке «Единой России»
сформировать и разделить сферы ответственности. Когда каждый будет
понимать ответственность, тогда та программа и те результаты, которые мы
намечаем для себя, они будут реализованы.
Судленков А.А. Коллеги, когда говорили о потребности в кадрах, мы с
Торгово-промышленной
палатой
с
Чувашией
этим
вопросом
стали
64
заниматься 10 лет назад. И когда первый раз провели совместное совещание
с бизнесом, оно мне сегодня немножко напоминает наш «круглый стол». От
этой конфронтации никто абсолютно не выигрывает. После этого поняли, что
ругаться не надо, надо сотрудничать. Стали сотрудничать.
Я хочу другой позитивный пример привести. Григорий Артемович
сказал в 2006 году: «Начальное и среднее, 2007 год будет ваш, и
последующие года будут ваши». И пошли национальные проекты. Это
вложило такую в нас жизнь.
Я директор машиностроительного колледжа, у меня 2 тысячи человек
ребят, мальчиков в основном, где-то 80% обучается, машиностроители,
технологи, техники, электронщики и т.д. В том году я не знаю, как бы я
справился с задачей, когда началось опережающее обучение безработных,
если бы не национальный проект. Мы сможем решить вопрос кадрового
обеспечения, переподготавливая взрослых. И у нас в школе на сегодняшний
день 700 человек выпускников дневного, и почти 2 тысячи мы
переподготовили взрослых.
Нас надо поддержать экономически. Первое, продолжить проект.
Второе, поддержите наших преподавателей. Кто нам нужен? Нам нужны
преподаватели или специалисты? Нам нужны специалисты, из которых мы
должны сделать преподавателей. А просто преподаватели – закрыть вакансии
из выпускников вузов, которые сами реального производства не понимают,
это погубить начальное и среднее профобразование. Мы должны взять
людей, как делают это финны, которые имеют 5-10 лет опыта работы в
реальном производстве. Они там себя проявили. И вот эти люди должны
прийти к нам, и тогда не надо будет в Германию никого отправлять, мы вам
здесь их подготовим. Но этим людям надо платить. Если платить только за
счет бизнеса – не совсем хорошо. Должна быть государственная программа
поддержки преподавателей.
65
Как можно еще вложиться? Надо оптимизировать всю нашу сеть. Те
учебные заведения, где 200-300 человек сегодня, это неэффективно. Надо
посмотреть
материальную
базу,
создать
то,
что
делает
многоуровневые комплексы. Они эффективны. Чтобы там
определенное
количество
людей,
чтобы
там
Москва,
обучалось
сконцентрировались
преподаватели. Вложить деньги в общежития среднего и начального
профобразования. И ни в коем случае нельзя ликвидировать уровень
начального профобразования. Это стратегическая ошибка.
И последний момент. Я к вам обращаюсь, Григорий Петрович. Мы
говорим очень много о рабочих. Помните, какие замечательные фильмы
шли? В этом году системе НПО 70 лет. 2 октября она была создана в 1940
году. Среди выпускников этой системы и Гагарин, и Королев, и куча
великолепнейших людей.
Ивлиев Г.П. Про Гагарина и Королева фильмы заказаны, будут
фильмы. Причем не телевизионные, а полнометражные.
Судленков А.А. И еще момент. У нас абсолютно не показывают по
телевидению высокотехнологичные предприятия. У нас один негатив. Горят
– это мы снимаем, авария – снимаем. А предприятия, которые делают
уникальнейшую продукцию, о них молчат. Надо как-то решить эту
проблему. И тогда люди будут понимать, какими качествами должен
обладать
этот
человек.
Вот
мы
сейчас
работаем
над
проектом
«Международный сварщик». Почему? Потому что, вступая в ВТО, в России
должен
сертифицироваться персонал. Если не будет этого
уровня
квалификации, то продукция плохо будет продаваться за рубеж. Бизнес это
понимает и нас поддерживает.
Уважаемый Федор Тимофеевич, очень много зависит от вас. Когда мы
идем в Правительство, нам говорят: «Вы лоббируете собственные интересы».
Вот здесь наши интересы должны лоббировать вы, бизнес. Вы должны за нас
бороться, помогите нам. И это отдастся сторицей.
66
Петухов С.Г. Я представляю Липецкий металлургический колледж.
Сегодня очень много говорилось о профориентационной работе, о
работе работодателя, о возможности взаимодействия. Кратко скажу, что
делаем мы.
Сегодня сформированы требования к выпускнику, сегодня есть модель
выпускника по отношению работодателя к учебному заведению. Стандарты
третьего поколения, сегодня из 10 специальностей 6 уже вариативная часть
наполнена тем содержанием, что сегодня необходимо знать, уметь и как
работать на комбинате.
Если говорить о привлечении и возможности работы сегодня данного
предприятия, то за три года в два учебных заведения начального и среднего
образования привлечены средства работодателя – 132 миллиона. Это два
уникальных учебных заведения, которые сегодня готовы работать в
инновационном режиме.
Два предложения, которые у меня есть.
Первое.
Что
касается
122-го
Федерального
закона.
Сегодня
декларативно на уровне первых лиц государства сказано о том, что мы –
приоритет, и мы должны быть сегодня первыми. Но закон сработает, и мы
окажемся на уровне региональных бюджетом. 15 субъектов сегодня являются
донорами, все остальные – реципиенты. Если даже сегодня регион-донор,
которым
является
Липецк,
испытывает
определенные
трудности
в
содержании этих учебных заведений, которые победили у нас в проекте, то я
с большой долей сомнения, не знаю, как справятся все остальные.
Прочитав закон «Об образовании», многие субъекты сегодня не
увидели начального профобразования как типа учебного заведения. Они
сегодня катастрофически всех переводят в колледжи. Какой уровень
подготовки будет у этих учебных заведениях, если сегодня ни базы, ни
кадров, ни методического обеспечения в этих учебных заведениях нет.
67
Поэтому то, что коллеги сказали, что этот тип учебных заведений должен
остаться, это правильно.
Второе. Вопрос призыва в армию. Сегодня практически все наши
студенты, которые могли бы учиться в системе среднего профобразования на
базе 11 классов с уровнем подготовки, не соответствующим вузу, учатся там.
И практически мы сегодня теряем на государственном уровне самое главное
– ресурсы и деньги. Не отучившийся студент колледжа уходит служить, не
факт, что вернется обратно. Получается, и в армии никакой, и в жизни
никакой, и сроки потеряны. Государство теряет больше сегодня от того, что
этот человек не может получить эту специальность.
И последнее. Что касается профориентационной работы, самое
основное – если работодатель сегодня заинтересован в том, чтобы базовые
учебные заведения работали эффективно, то вся цепочка от момента входа в
учебное заведения до момента выхода им сопровождается. Новолипецкий
комбинат на профориентационную работу ежегодно тратит около 2 млн.
рублей. Конкретная работа работодателя, конкретная позиция.
Но при этом есть еще одно последнее предложение. Должны быть
налоговые преференции для того, чтобы сегодня работать в образовании
было
эффективно,
интересно,
привлекательно.
Вопрос
в
том,
что
мотивационные риски сегодня для тех, кто идет учиться в систему НПО и
СПО, достаточно высоки, потому что они не видят себя в
перспективе
дальше.
И одной строчкой. Мы с вами в ближайшие 5-7 лет столкнемся с очень
большой проблемой – системой воспитания. Вопросы патриотизма сегодня
практически ушли на второй план. Где сегодня вопрос патриотизма и работа
тех или иных органов? Мы работаем сегодня в этом
направлении. Но
получается, что образовательные учреждения одни на
этом поле. Все
остальное – вопрос денег. Этот момент очень серьезный. Мы перед 9 мая
проводили опрос, не дай бог, завтра война, кто бы пошел защищать страну?
68
62% подняли руки, остальные просто остановились. Из этих 62%, кто поднял
руки, откиньте процентов 15-20. Вот вопрос, это страшно. И то, что сегодня
этот вопрос упущен, наряду с подготовкой профессионалов, готовить нужно
еще и патриотов.
Ивлиев Г.П. Мы приняли такой интересный закон, он уже вступил в
силу, о социально-ориентированных некоммерческих организациях. По нему
осталось сделать самое главное – принять закон, изменяющий Налоговый
кодекс в части льгот. Такой проект есть, он в работе сейчас. Мы очень
надеемся, что в эту сессию уже мы сможем принять такой закон, и
образовательные учреждения туда попадают.
Шабанов Г.А. Уважаемые коллеги, я принадлежу к тому сектору
образования,
который
в
общественном
сознании
ассоциируется
с
некачественным образованием. Я проректор негосударственного вуза. В
период подготовки к Госсовету в кулуарах Госсовета, и даже во время
заседания Госсовета предлагалось коренным образом улучшить качество
образования, запретив негосударственные вузы и платное образование.
Вопрос сложный и многогранный. С моей точки зрения, для того, чтобы
наше образование было конкурентоспособным, я уже не говорю про
английское, американское образование, даже хотя
бы
с немецким
образованием, то нам нужно конкурентность пустить в саму систему
образования. Если вузы, которые имеют гарантированное финансирование,
гарантированный заказ, льготное налогообложение, дают некачественную
продукцию,
то
зачем
мы
так
работаем?
Зачем
мы
финансируем
специальности, которые не востребованы в обществе? Это первая проблема.
Таким образом, если мы сможем создать
равный доступ… Как,
допустим, в науке сейчас – любой может выиграть грант и сделать открытие.
Давайте вот этот вопрос решим. Об этом говорится давно, но не решается
ничего.
69
И вторая проблема. Если мы сами готовим специалистов и сами их
оцениваем, мы всегда их оценим хорошо. Давайте заберем у вузов право
присваивать квалификацию выпускникам, оставим только право выдачи
диплома, а квалификацию пусть присваивает профессиональное сообщество,
профессиональные организации. Может быть, тогда мы посмотрим, какой
вуз работает хорошо, а какой вуз работает плохо.
Песоцкий Ю.С. Я представляю малый бизнес, объединение «ОПОРА».
И в этом смысле отличие состоит в том числе в том, что крупный бизнес
может меньше волноваться за судьбу государственного образования, у него
корпоративный институт, он переучит, переподготовит себе кадры. А вот
малый бизнес лишен такой возможности, поэтому все внимание малых
предприятий… Я сегодня с интересом
услышал, что у нас в малых
предприятиях больше всего крупных работает. На самом деле это не так. Но
задача стоит, чтобы больше работало. Поэтому как раз интерес очень
большой к профессиональному образованию у малого бизнеса. Мне и
дискуссия понравилась, и очень понравилось предложение Григория
Артемовича по поводу создания национальной стратегии профессионального
образования. С удовольствием поучаствовали бы в создании этой стратегии.
Может быть, надо создать какой-то совет, который бы потом участвовал в
реализации этого дела, потому что это тоже очень важный момент.
Буквально два штриха, которые я хотел сказать.
Мне кажется, что отсутствие сегодня Минобрнауки на этом совещании
особенно никого не встревожило, спокойно обходимся. У меня создалось
впечатление, что при построении вертикали власти в стране, вертикаль
власти в образовании постепенно утрачена, размыта. Все на откуп
образовательным учреждениям во многом дается. Ощущение такое. Может
быть, наш такой совет общий по выработке национальной стратегии будет
как раз хорошим шансом. Потому что при реализации национальных
образовательных проектов деньги действительно были выделены. Может
70
быть, не такие большие, как хотелось. Многие из присутствующих были
членами конкурсной комиссии по отбору этих проектом. А потом все это
реализовывалось. Я уже по бизнесу просто видел, а что закупали на эти
деньги образовательные учреждения. Видел, насколько неэффективно подчас
тратились эти деньги. Покупали корабли, теплоходы, самолеты, какие-то
экзотические вещи. Я просто знаю, что новое оборудование из того, что
закуплено, так и стоит неподключенным, потому что забыли обучить
преподавателей, кто-то забыл пригласить наладчиков с Запада, потому что
западное оборудование. Эффективность использования даже тех небольших
средств, которые есть, невелика. Поэтому, может быть, есть смысл такого
общественного совета, чтобы смотреть, насколько эффективно эти деньги
тратятся.
Важнейший вопрос о преподавателях. Мне кажется, надо не столько о
поддержке преподавателей говорить, сколько о том, что вообще новые
преподаватели должны быть. Мы же говорили про новые технологии,
прорывные.
Значит,
если
мы
это
новое
оборудование
купим,
то
преподаватели старые, может быть, и не смогут это сделать, сколько ни
плати.
Последний момент, образование взрослых. Когда-то в кризис вопрос
поднялся – а где переобучить? Так вот, в системе НПО и СПО. Сказали
громко с трибуны, а практически из этого очень мало, что получилось.
Нам надо так в итоге перестроить наши образовательные учреждения
начального и среднего профобразования, чтобы они могли в одинаковой мере
и переучивать, и учить, чтобы это действительно был центр образования.
Последнее, что хотел сказать. Много говорится о кадрах для малого
бизнеса. Мы провели анализ: для малого бизнеса никто реально кадры не
готовит. В том смысле, что ни один выпускник образовательного учреждения
сейчас не готов сам начать свое дело, то есть обеспечить ту самую занятость,
которая так востребована во время кризиса. Поэтому мы в этом году открыли
71
кафедру малого предпринимательства в МИСиС. Мы считаем, что это,
наверное, первая кафедра в стране будет, которая будет реально готовить тех
людей, которые по окончании магистратуры смогут зарегистрировать, или
даже в период обучения в магистратуре, смогут зарегистрировать свое дело и
начать конкретный свой малый бизнес, обеспечив тем самым выполнение вот
той
«Программы-2020»,
где
60%
должны
работать
в
малом
предпринимательстве.
Кривцов А.Ф. Я представляю Торгово-промышленную палату. Хочу
сказать, что Торгово-промышленная палата постоянно уделяет внимание
проблеме подготовки кадров, в том числе рабочих кадров.
Не буду перечислять мероприятия, скажу только один факт. Когда
началась в 2006 году реализация национального проекта «Образование», мы
посмотрели, там есть все, и федеральные университеты, и институты, и
школьные автобусы, и даже детские сады. Не было только одной мелочи –
начального и среднего профессионального образования. Совместно с Союзом
директоров
подключении
средних
профессиональных
членов
комитета
учебных
заведений,
Торгово-промышленной
при
палаты
по
содействию профессиональному бизнесу по образованию, мы провели ряд
мероприятий, и с 2007 года в национальном проекте «Образование»
появилось, наконец, среднее и начальное профобразование.
Работа продолжает вестись и дальше. 17 июня у нас состоялось
заседание правления
Торгово-промышленной палаты по вопросу участия
Торгово-промышленной
палаты
и
объединений
предпринимателей
в
формировании кадрового потенциала для модернизации экономики.
Хотел вам отдельные пункты из этого постановления зачитать, но
поскольку практически все это было уже здесь освещено в той или иной
мере, остановлюсь только на одном пункте: «Инициировать разработку
национальной системы квалификаций, включая национальную систему
инженерных квалификаций, квалификационных справочников, отражающих
72
реалии современной экономики, с учетом перспективных направлений ее
развития, отраслевых рамок квалификаций, системы оценки и сертификации
профессиональной квалификации и кадров в целях создания условий для
корректировки
учебных
программ
на
основе
разработанных
профессиональных стандартов». Федор Тимофеевич говорил о том, что
РСПП подготовил проект закона о профессиях, но, к сожалению, мы его в
Торгово-промышленной палате не видели, он не дошел до нас. Но, я думаю,
работали над этим профессионалы, и мы его еще увидим. Но здесь вопрос
такой, что принятие закона занимает определенное время, это годы. У нас
существует система квалификаций, но она не соответствует требованиям
экономики. Поэтому надо в решении принять – именно ускорить работу над
этой системой квалификаций.
Один пример. В ближайшее время в экономику у нас пойдут люди с
дипломом бакалавра. Кто они такие, куда их девать, что с ними делать? Об
этом ничего не известно. Так что давайте внесем в решение разработку
современной национальной системы квалификаций. Это у нас будет и
описание профессий, это у нас потянет и профессиональные стандарты, и
образовательные стандарты.
Лейбович А.Н. Коллеги, я просто назову те опорные точки, которые
могли бы послужить базой для нашей работы дальнейшей, потому что мы не
с чистого листа начинаем эту работу, и многое уже сделано, многие заделы
существуют. Я их просто назову.
Прежде
всего,
вся
система
формирования
профессиональных
стандартов, включая методику, регламенты и т.д., разработаны, они
общеизвестны. Вопрос в том, что это надо
легализовать. Некоторые
специалисты – юристы считают, что проще всего это сделать через внесения
изменений в Федеральный закон «Об объединениях работодателей»,
например, чтобы не мучиться с Законом «Об образовании», с Трудовым
кодексом и т.д. Как предложение, рассмотреть вот это. Я думаю, что понятие
73
профессионального стандарта должно появиться в законодательном поле.
Где, это юристам виднее.
Второе. Много сегодня говорили о взаимодействии образования и
бизнеса.
Взаимодействие
подразумевает
определенные
процедуры,
определенные права, обязанности и т.д., которые где-то прописаны. У нас
изобретена замечательная формула в нормативно-правовых актах: «с
участием». Вот что такое «участие», я думаю, ни один юрист объяснить не
сможет. Это встречается практически везде. Я думаю, что эта формула
должна быть политически запрещена. Если мы умеем и способны прописать
процедуру, ответственность, регламент и т.д., тогда это будет работать.
Говорили о том, что вроде бы есть законодательная база для взаимодействия
образования и бизнеса. Почитайте этот Закон и почитайте Постановление
Правительства, которое на базе Закона вышло. Если мы поймете, каким
образом это взаимодействие будет осуществляться, то замечательно. Но, я
думаю, что вы, скорее всего, не поймете. Поэтому нужно внести конкретные
изменения в документ, который называется «Порядок участия объединений
работодателей в разработке и реализации государственной политики в сфере
профессионального образования». Такой документ есть, его нужно просто
обновить, он не работает.
Далее. Разработан проект «Национальные рамки квалификаций». Он
разработан более года назад. Его вполне можно уже реально внедрять,
использовать, это соответствует нашим обязательствам в рамках Болонского
процесса. Тем не менее, это происходит очень медленно. Мне кажется,
нужно просто принять меры для того, чтобы ускорить те процессы и
внедрение тех разработок, которые уже существуют.
Проблема качества профессионального образования – это ключевая
проблема. Через нее можно решить очень многие вопросы. На самом деле
есть фундамент для решения этого вопроса, потому что приняты
соответствующие
документы
Минобрнауки,
создан
общественно-
74
государственный совет буквально летом, где больше всего представителей
как раз бизнеса, именно для создания независимой оценки присвоения
квалификаций выпускникам учреждений профессионального образования.
Это создано.
Тем не менее, месяцы уходят на то, чтобы как-то это дело двигалось.
Поэтому, если «Единая Россия» как очень авторитетная сила в стране сможет
установить какой-то общественный контроль хотя бы за темпом, за ходом
реализации уже принятых решений и каких-то сделанных шагов, это было
бы очень полезно. Поэтому я приветствую предложение по созданию такой
рабочей группы.
Что
касается
стратегии,
то
Федеральный
институт
развития
образования на своей площадке в этом году планирует этот проект
подготовить. Мы приглашаем всех к участию в этой работе. На самом деле
есть уже и некие материалы для этого. И я думаю, что можно будет эту
работу завершить.
И последнее. Мне кажется, что когда мы говорим о работодателях,
объединениях работодателей, было бы
решение
для
того,
чтобы
компании
государственные
корпорации
соответствующих
объединений
стали
правильно принять политическое
с
государственным
активными
работодателей,
к
участием,
участниками
которым
они
тех
по
отраслевому признаку тяготеют. Они могли бы катализировать все эти
процессы. Они точно такие же работодатели, как все остальные, я имею в
виду достаточно известный список государственных корпораций. Я думаю,
что это очень серьезно сдвинуло бы вопрос взаимодействия образования и
объединения работодателей для решениях тех проблем, о которых мы
говорим.
Это вот конкретные предложения.
75
Балыхин Г.А. Уважаемые коллеги, я думаю, разговор у нас сегодня
получился профессиональный. Очень приятно было слышать и опыт, и ваши
предложения.
Что касается конкретных предложений. Многое, из того, что
прозвучало сегодня в ваших выступлениях, мы должны учесть, работая над
интегрированным законодательным актом об образовании.
У нас 13 октября намечены парламентские слушания. Мы при комитете
создали рабочую группу. Поэтому ваши предложения, замечания, желание
участвовать в этих слушаниях – пожалуйста. Причем мы их будем проводить
в новом режиме, когда в субъектах Российской Федерации привлекаем еще
порядка 5-6 тысяч человек в режиме видеоконференции, видеотрансляции, с
обратной связью. С 10-12 регионами мы устанавливаем обратную связь. Так
что, пожалуйста, готовьтесь к этому, потому что ваши предложения и
замечания будут весьма ценны для
того, чтобы еще до
того, как этот
материал, который сейчас размещен на сайте Министерства, станет
законопроектом, мы могли бы уже в чем-то определиться. Это очень важно,
потому что когда мы получим в январе, раньше мы его не получим как
законопроект, тогда там регламент, и времени не будет хватать. Есть опыт
работы над 122-м Законом, мы в таком же режиме будем работать. Мы все
работали, и удалось на площадке Думы сохранить порядка 70 позиций,
которые первоначально из наших двух законов убирались. Виктор
Антонович, Николай Иванович очень много тогда сделали, создав такую
рабочую группу. Это все впереди. А сейчас нам нужно предметно
профессионально поговорить на парламентских слушаниях, которые будут
13 октября.
Спасибо за поддержку предложения по созданию рабочей группы. Я
думаю, она будет очень полезна по профессиональному образованию, по
решению тех задач, которые определены в поручениях Президента на
Госсовете. Сегодняшние предложения должны быть направлены на решение
76
первичных этих поручений. Давайте мы поработаем в режиме рабочей
группы.
Далее. По партийному проекту, Григорий Петрович, я думаю, мы тоже
такую запись должны сделать. В рамках рабочей группы (я думаю, что
многие войдут в ее состав) мы постараемся, чтобы такой партийный проект
«Единой России» появился.
Следующее. О патриотизме здесь говорили. Вопрос очень важный и
принципиальный. То, что мы упустили вообще воспитательную работу и
погубили как уровень дополнительное образование детей и в школе, и в тех
же ПТУ, это факт. Но, говоря о том, что нужно поддержать и акцентировать в
решении сегодняшнего клуба этот вопрос, хочу напомнить, что в Законе «Об
образовании», записано, что «образование – это воспитание и обучение». На
первом месте стоит воспитание. Давайте будет об этом помнить и строить
свою работу. Мы, кстати, готовя стандарт общего образования, в основу
методологическую
этого
стандарта
положили
Концепцию
духовно-
нравственного развития и воспитания. Такую концепцию разработала РАО.
Действительно Концепция духовно-нравственного воспитания в школе есть.
Но, я думаю, что проблема актуальна и для профессиональной школы.
По налогам звучало, о налоговых преференциях. Этот разговор имел
место и на Госсовете. Об этом не один раз говорили и Дмитрий Анатольевич,
и Владимир Владимирович. Тут вопрос за министерством. Я думаю, мы, как
профильный Комитет по образованию, тоже будем делать все для того,
чтобы налоговые преференции, связанные с бизнесом, с работодателями, с
теми, кто спонсирует нашу систему образования, такие преференции должны
быть.
Что касается предложения, Виктор Михайлович очень хорошо об этом
сказал, это участие начального и среднего профобразования в приоритетном
национальном проекте «Образование». Мы с 2007 года такое направление
начали реализовывать, имели 1,8 млрд. рублей каждый год. Но хочу
77
подчеркнуть, что министерство, получив в 2008 году экономию около 3
млрд. рублей по направлениям по НПО, эти 3 млрд. рублей направили на
направление начального и среднего профобразования. У нас сейчас уже
порядка 200 ресурсных центров, 257. Это я в своей Ульяновской области,
которую представляю в Думе, посетил, у нас четыре техникума и колледжа и
одно училище, которые победили, ну это небо и земля с теми, кто не получил
дополнительного финансирования за счет ПНПО.
Хочу обратить внимание, когда мы определяли инновационные вузы, у
нас их больше 60, это в условиях, они получили до миллиарда рублей, то
софинансирование было менее 20%. А когда мы готовили это направление
для НРО и СПО, то софинансирование сделали стопроцентное. Это не
случайно, потому что мы хотели, чтобы в этом софинансировании
участвовал бизнес и субъекты. Нужно сейчас, включая это направление
ПНПО и продолжая это дело, по софинансированию, может быть,
приравнять их к вузам. ПНПО – это один из главных путей для поддержки
начального и среднего профобразования, то, о чем я говорил, переоснащение
и укрепление материально-технической базы.
Виктор
Михайлович,
вы
говорили
по
созданию
федеральных
колледжей. Про налоги. Я бы тоже хотел, чтобы это прозвучало, Григорий
Петрович, в решении тоже записать, потому что мы создаем федеральные
университеты,
национальные
исследовательские
университеты,
инновационные вузы. Можно четко сказать, что мы создаем эти колледжи
для подготовки рабочих кадров и специалистов для высокотехнологичных
производств, для Оборонной промышленности и т.д. Хотя и в других
отраслях такие ресурсные центры нужно создавать, но придать статус
федеральных – это тоже надо записать в нашем решении.
Предложение
по
созданию
хозяйственных
обществ,
малых
предприятий не только при вузах и научных учреждениях, закон мы такой
приняли, при колледжах. Мы
действительно, когда рассматривали этот
78
законопроект, мы думали об этом, но потом исключили. Я к чему говорю?
Мы получили сейчас уже предложения по корректировке этого закона.
Поэтому, наверное, в ближайшее время мы будем его рассматривать,
поэтому нужно сформулировать четко, как эту поправку в этот закон
вмонтировать. А я лично очень внимательно к этому отнесусь и буду
добиваться того, чтобы колледжи получили это право.
Говорили сегодня о переподготовке кадров в связи с кризисом и т.д. Я
хочу сказать, что здесь большая работа проводится. На примере той же
Ульяновской области, опережающее обучение. Оно реализуется, причем на
это выделяются государственные средства по программе для поддержки
рынка труда. И я на конкретном примере по Ульяновской области мог бы
сказать, что в педагогическом колледже проводили это опережающее
обучение, когда нужны были электрики на УАЗе, и УАЗ работал всего два
дня, это было год назад. Они переподготовили на этих началах порядка 60
или 70 человек. То есть это работает, но, конечно, база для этого должна
быть начального и среднего профобразования. Поэтому надо это развивать.
Опыт Москвы, сегодня тоже вы говорили.
Когда мы передали
последнюю технику, мои колледжи, в Москву, передавали с трудом, Москва
их не принимала. Я встречался с Петром Федоровичем, принимали всех
директоров техникумов, Виктор Михайлович участвовал. Но то, что потом
Департамент образования Москвы с поддержкой Юрия Михайловича создал
эти комплексы. Что они сделали? Они объединили колледжи, техникумы с
ПТУ. Мы тут говорим о том, чтобы не потерять уровень начального
профессионального образования. Это в подтверждение
того, что это не
является следствием того, что привело к выхолащиванию уровня как
такового в новом законе. Но здесь тоже не простой вопрос. Вот мы с
Виктором Михайловичем вчера и с Сергеем Сергеевичем обсуждали ту
проблему, она очень острая, потому что мы завалены сейчас письмами по
этому вопросу, наш Комитет я имею в виду. То есть, сохранять уровень, или
79
говорить только о сохранении профессиональных программ в начальном
профессиональном образовании и т.д. Есть вопрос, дискуссия открыта. И в
рамках обсуждения этого законопроекта давайте будем обсуждать. Я
согласен, Ольга Николаевна, с тем, о чем вы говорили. Это большая
проблема – несоответствие терминологии даже по профессиональному
образованию нашему российскому с западным. Я точно знаю, и сталкивался
с этим, что в Германии профессиональное образование – это имеется в виду
только подготовка рабочих кадров. У нас и высшее профессиональное, все
профессиональные. Есть вопрос. Но давайте это решать в рамках работы над
интегрированным законом «Об образовании в Российской Федерации».
Я всех хочу поблагодарить от имени комитета. Спасибо вам за участие,
за предложения и за ваши труды, за вашу работу непосредственно в
образовательных учреждениях.
Ивлиев Г.П. Вам прежде всего спасибо за участие в нашем
обсуждении.
Для
нас
было
очень
важно,
что
профессионалы
профессионального образования высказали свою позицию. Поверьте, что мы
не заканчиваем обсуждение этих проблем. Напротив, то, что вы сказали, не
только будет отражено на наших сайтах. Мы продолжаем обсуждение
вопроса профессионального образования в регионах. Например, 17 октября
мы будем обсуждать это в Оренбурге, куда наш Клуб выезжает если не в
полном составе, то многие депутаты туда поедут из Москвы. И по нашим
материалам обычно наши коллеги из «Единой России» работают дальше уже
с субъектами Российской Федерации, разъясняя позиции.
Поверьте, что высказанные ваши позиции, которые Григорий
Артемович обобщил, они будут для нас не просто информацией, но мы будем
стараться в нашей деятельности реализовать ваши предложения. И, конечно,
очень для нас важно, чтобы вы тоже не заканчивали обсуждение
сегодняшним заседанием. Адрес электронной почты ГПК известен на сайте,
отправляйте нам предложений, может быть, по итогам сегодняшнего
80
обсуждения, может быть, то, что вы еще не успели проработать и изложить в
виде законопроекта или мероприятий, которые нам нужно принимать. Для
нас очень важно будет прежде всего то, что связано с законодательной
работой. Но, я думаю, что вы нас правильно настроили во взаимоотношениях
с федеральными органами исполнительной власти. Нам понятно, где
ключевые позиции в управлении этими процессами. И давайте совместно
продолжим эту работу.
Что касается партийного проекта, я думаю, что Клуб поддержит эту
инициативу и будет участвовать. У нас в Комитете по образованию в Клубе
много депутатов, для них это будет
очень важно. Отсутствие многих
депутатов сегодня объясняется тем, что у нас межрегиональные партийные
конференции происходят, и такой особый режим рабочего дня. Обычно
депутатов у нас бывает больше. Но тогда бы меньше времени было для
специалистов. А так, все пользуемся материалами.
Спасибо! Приходите к нам в Клуб.
Скачать

Заседание ГПК по теме - Государственно