На правах рукописи
ДОЛГИНА ЕКАТЕРИНА АНДРЕЕВНА
АРТИКЛЕВЫЕ ФОРМЫ ИМЕНИ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО В КОГНИТИВНОГРАММАТИЧЕСКОЙ КАТЕГОРИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА
Специальность 10.02.04 – германские языки
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора филологических наук
Москва
2010
Работа выполнена на кафедре английского языкознания филологического
факультета ФГОУ ВПО «Московский государственный университет имени
М.В. Ломоносова».
Официальные
оппоненты
доктор филологических наук, профессор
Блох Марк Яковлевич,
заведующий кафедрой грамматики английского языка
ГОУ ВПО «Московский педагогический
государственный университет»
доктор филологических наук, профессор
Ирисханова Ольга Камалудиновна,
профессор кафедры общего и сравнительного
языкознания ГОУ ВПО «Московский государственный
лингвистический университет»
доктор филологических наук, профессор
Третьякова Татьяна Петровна,
профессор кафедры английской филологии и перевода
ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный
университет»
Ведущая
организация
ГОУ ВПО «Тамбовский государственный университет
имени Г.Р. Державина»
Защита диссертации состоится «
» 2010 г. в ____ часов на заседании
Диссертационного совета Д 501.001.80 при ФГОУ ВПО «Московский
государственный университет имени М.В. Ломоносова»
По адресу: 119991, ГСП-1, Москва, Ленинские горы, МГУ, 1-й учебный
корпус, филологический факультет.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке 1-го учебного корпуса
Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.
Автореферат разослан «__» _______ 2010 года
Ученый секретарь диссертационного совета
доктор филологических наук,
профессор
Т.А. Комова
Несмотря на то, что особенностям употребления артикля в английском
языке посвящены многочисленные отечественные и зарубежные
исследования, эта проблематика не утратила актуальности, которая
определяется целым рядом обстоятельств.
Во-первых, многогранность такого явления как артикль в английском
языке позволяет взглянуть на него с разных сторон, что способствует
разнообразию и противоречивости разрабатываемых научных теорий, среди
которых выделяются два основных направления. С одной стороны, артикли
рассматриваются как служебные слова с лексическим значением. Так,
согласно распространённой теории дейксиса (указания), артикль как
дейктическое слово, образующее с существительным атрибутивное
словосочетание,1 выражает универсальную понятийную категорию
определённости/неопределённости и указывает на степень известности
предмета речи для участников коммуникативной ситуации.2 Вместе с тем,
выдвигаются теории, рассматривающие артикль в синтаксическом плане, а
именно как средство передачи количественной информации о содержании
выделяемой им синтагмы, включающей слово или словосочетание.3
С другой стороны, ослабленное значение артиклей, а также в целом
аналитический характер морфологической системы английского языка
привели к появлению теории артикля как компонента грамматической
формы, участвующей в выражении особой грамматической морфологической
категории имени существительного.4 Мнения её сторонников расходятся в
плане содержания и количества категориальных артиклевых форм, так как
остаётся открытым вопрос о правомерности выделения нулевого артикля.
Из сказанного выше следует, что вопрос о роли и месте артиклей в
языковой системе является актуальным в силу своего дискуссионного
характера.
Во-вторых, вопрос о функциональных свойствах английского артикля,
составляющих один из самых сложных аспектов грамматики, приобретает
особое значение в связи с растущими потребностями в преподавании
английского языка как средства международного общения. В обширной
литературе учебного характера значительное место занимает системный
подход, который объясняет выбор артикля исключительно лексико-
А.И.Смирницкий рассматривает артикль в английском языке как адъективное местоимение, а общее
значение местоимений определяет как «указание на тот или иной предмет или признак, определяемый
ситуацией». См. Смирницкий А.И. Морфология английского языка. М., 1959. С. 180-386. Дж. Лайонз также
указывает на общий дейктический характер артикля, личных и указательных местоимений. См. Lyons J.
Introduction to Theoretical Linguistics. Cambridge, 1968. P.79.
2
Ахметова С.Г. Синтактика и прагматика английского артикля. Дисс…. докт. филол. наук. М., 1989. Тымчук
Е.В. Общее и отдельное в артиклевой системе английского языка. Дисс. … докт. филол. наук. М., 2006.
Hawkins A. J. Definiteness and Indefiniteness. A Study in Reference and Grammaticality Prediction. London.
1978.
3
Огуречникова Н.Л. Системный статус, значение и функции артиклей в английском языке. Автореф. …
дисс. докт. филол. наук. СПб, 2008.
4
Ильиш Б.А. Современный английский язык. М., 1948. С.120. Никитин М. В. Категория артикля в
английском языке. Фрунзе, 1961. Плоткин В.Я. Грамматические системы в английском языке. Кишинёв,
1975. С.19. Blokh M.Y. A Course in Theoretical English Grammar. M., 1983. P. 74-85.
1
1
грамматическими свойствами имени существительного.5 Для этого
проводится разграничение исчисляемых и неисчисляемых, а также
собственных и нарицательных имен в английском языке. При этом
наименьшее внимание уделяется дифференциации абстрактных и
конкретных значений существительных во взаимосвязи с артиклем, т.е.
разъяснению
реализуемых
в
речи
различных
степеней
абстракции/конкретизации
в
семантике
структуры
«артикль
+
существительное».
В-третьих, частое и разнообразное употребление именных структур с
артиклем, нарушающее языковую норму в различных функциональных
стилях, создаёт необходимость всестороннего изучения их стилистического
(метасемиотического) функционирования. Хотя такая особенность
неоднократно отмечалась,6 исследованию подвергся фактически только один
аспект этой многогранной проблемы, а именно стилистическое опущение
артикля.7 В связи с этим требуется детальное описание разнообразных типов
стилистически
маркированных употреблений, что позволило бы
удовлетворить требованиям продвинутых этапов обучения, когда изучающие
сталкиваются со сложностями речевого функционирования артиклевых форм
существительных.
В настоящем диссертационном исследовании функционирование в
речи структуры «артикль + существительное» рассматривается как
реализация особой грамматической морфологической категории имени
существительного,8 участвующей в выражении понятийной категории
абстракции/конкретизации.9 Поэтому представляется целесообразным и
перспективным применение когнитивного подхода к исследованию
английского существительного, употребление которого в речи всегда связано
с артиклем.
В современных когнитивных исследованиях, отражающих новый этап
развития функционального подхода в лингвистике,10 абстрагирование
рассматривается как проявление познавательных способностей человека,
Крылова И.П., Гордон Е.М. Грамматика английского языка. М., 2000. Каушанская В.Л. et al. Грамматика
английского языка. М., 2009. Strang B. Modern English Structure. L., 1968. Quirk R. et al. A Grammar of
Contemporary English. London, 1972. Close R.A. A Reference Grammar for Students of English. L., 1977. Crystal
D. The Cambridge Encyclopedia of the English Language. Cambridge, 1995. Vince M. Advanced language
Practice. Macmillan, 1998. Biber D. et al. Longman Grammar of Spoken and Written English. 1999. Hewings M.
Advanced Grammar in Use. Cambridge, 2005. Murphy R. English Grammar in Use. Cambridge, 2006.
6
Арнольд И.В. Стилистика. Современный английский язык. Учебник для вузов. М., 2005. С.198-202.
Иванова И.П., Бурлакова В.В., Почепцов Г.Г. Теоретическая грамматика современного английского языка.
М., 1981. Рейман Е.А. Английский артикль: Коммуникативная функция. Л., 1988.
7
Соболев И.П. Некоторые аспекты теории и нормы безартиклевых форм существительного в современном
английском языке. Автореф. дисс. …канд. филол. наук. М., 1973.
8
О грамматической категории см. Смирницкий А.И. Синтаксис английского языка. М., 1957. С. 16-34.
Смирницкий А.И. Морфология английского языка. М., 1959. С. 8-9.
9
Иллюстрируя термин «понятийная категория», О.С. Ахманова называет раздельно категорию
абстрактности и категорию конкретности. См. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 2009.
С. 192.
10
Александрова О.В. Изучение языка как важнейшей составляющей филологической науки//Филол. науки.
М., 2007. №3. С. 11.
5
2
которое определяет категоризацию в языке.11 Это позволяет рассмотреть
языковую структуру «артикль + существительное» в качестве средства
репрезентации мыслительных процессов абстракции/конкретизации и их
результатов – соответствующих ментальных структур (структур знания)12 и
таким образом разъяснить особенности когнитивной категоризации в
английском языке.
Хотя понятийная категория абстракции/конкретизации выражается в
языке прежде всего лексически, т.е. абстрактными и конкретными
существительными,13 в речи она реализуется с помощью таких
репрезентантов имени как артикли, включая значащее отсутствие артикля
(нулевой артикль). Они способствуют усилению категоризации предмета
мысли по степени абстракции/конкретизации, отвечающей задачам
коммуникативной ситуации. В зависимости от выбранного артикля, и
абстрактное, и конкретное имя в данной структуре передают разную степень
абстракции/конкретизации предмета мысли. Наивысшую конкретизацию
передает форма имени с определённым артиклем, его наивысшую
абстракцию называет форма имени с нулевым артиклем, а промежуточная
степень абстракции/конкретизации обозначается формой имени с
неопределённым артиклем.
Каждая структура из трёх выражает соответствующую ментальную
структуру, или представление о предмете мысли, которое может быть более
или менее абстрактным/конкретным. Совокупность этих представлений
образует категорию, понимаемую как рубрику знания/опыта14 и
обозначаемую существительным как единицей языка. Таким образом, объект
исследования составляют собственно языковые структуры – имена
существительные с артиклями и стоящие за ними ментальные структуры представления.
Предметом диссертации является изучение структуры «артикль +
существительное» с точки зрения когнитивно-грамматической категоризации
в английском языке, а также в функционально-прагматическом аспекте.
Цель работы заключается в том, чтобы определить роль и характер
участия артиклей в грамматической категоризации, осуществляемой в
пределах части речи «имя существительное» в английском языке, и
установить связь последней с особенностями когнитивной категоризации.
Для достижения поставленной цели необходимо было решить
следующие общие и частные теоретические задачи:
Кубрякова Е.С., Ирисханова О.К. Языковое абстрагирование в наименованиях категорий//Известия РАН.
Серия литературы и языка. Т. 66. №2. 2007. С. 3-12.
12
Болдырев Н.Н. Категориальное значение глагола: системный и функциональный аспекты. М., 2009. С. 29;
Кубрякова Е.С. Язык и знание. На пути получения знаний о языке. Части речи с когнитивной точки зрения.
Роль языка в познании мира. М., 2004. С.11.
13
Противопоставление абстрактного и конкретного выражается также в оппозиции оценочного и
дескриптивного у прилагательных и оппозиции физического и нефизического действия у глаголов. См.
Чернейко Л.О. Абстрактное имя в семантическом и прагматическом аспектах. Дисс. … докт. филол. наук.
М., 1997. С. 46.
14
См. Кубрякова Е.С. Там же. С. 306-307.
11
3
- определить статус и функции английских артиклей в системе
существительного;
- обосновать грамматическое выражение понятийной категории
абстракции/конкретизации в рамках имени существительного в английском
языке с помощью артиклей;
- определить структуру и содержание грамматической морфологической
категории абстракции/конкретизации в системе имени существительного и
разработать концептуально-терминологический аппарат для ее описания;
- уточнить понятие категории для лексико-грамматического класса
существительных и грамматической категории, выражаемой артиклями;
- разработать принципы категориального анализа существительных в
английском языке;
- доказать полифункциональный характер английских артиклей путём
изучения их семиотического и метасемиотического содержания в речи.
- установить и описать типы метасемиотического функционирования
грамматической морфологической категории существительного, выражаемой
артиклями.
Материалом
исследования
являются
70
произведений
художественной литературы, 30 литературно-критических эссе и корпус
студенческих сочинений на английском языке, включающий 63 работы, а
также толковые словари английского языка.
Научно-методологической базой диссертации является комплексная
система исследования артиклей в английском языке, включающая
функционально-когнитивный, семиотический и категориальный подходы.
Определение функций артиклей и их категориальных значений
осуществляется за счет соотнесения семантики артиклевых форм имени и
обусловивших их функционирование мыслительных операций.
Теоретической основой исследования является определение значений
английских артиклей А.И. Смирницким, которое используется в работах
отечественных лингвистов, развивающих категориальное, семиотическое и
когнитивное направления в артиклеведении (С.Г. Ахметова, Е.В. Тымчук,
И.Г. Багирокова). Изучение категориальной природы артиклей основывалось
также на результатах как зарубежных, так и отечественных исследований в
области грамматической семантики (Г. Гийом, Дж. Хьюсон, С. Йотсукура, П.
Кристоферсен, М.Я. Блох, Л.П. Винокурова, Б.А. Ильиш, Ю.С. Маслов, М.В.
Никитин, В.Я. Плоткин, И.П. Соболев). Рассмотрение когнитивных
особенностей артиклей потребовало знания работ по когнитивной семантике
и когнитивной грамматике (О.В.Александрова, Н.Н. Болдырев, М.Я. Блох,
Е.С. Кубрякова, Т.А. Комова, Л. Талми, Р. Лэнекер, Д. Ли). Основой для
изучения стилистического и лингвопоэтического функционирования
артиклевых форм имени в английском языке стали разработки кафедры
английского языкознания в области лингвостилистики и лингвопоэтики (О.С.
Ахманова, М.В.Дорошенко, В.Я. Задорнова, А.А. Липгарт). В диссертации
учитывались также семиотические исследования, выполненные в
4
лингвистической школе МГУ им. М.В. Ломоносова (О.С. Ахманова, Р.Ф.
Идзелис, Т.Б. Назарова, О.Д. Вишнякова).
На защиту выносятся следующие положения:
1. Грамматическая категоризация в составе части речи «имя
существительное» носит дифференцированный характер: наряду с
различением предметов мысли по числу и падежу, особая роль отводится
разграничению их по уровню абстракции/конкретизации. Лексическое
выражение понятийной категории абстракции/конкретизации самим именем
подкрепляется также грамматическим выражением в виде трёхчленной
системы, состоящей из нулевого, неопределённого и определённого
артиклей. Хотя данная грамматическая морфологическая категория
образована по принципу оппозиции абстракции и конкретизации,
выражаемых соответственно нулевым и определённым артиклем, наличие в
системе неопределённого артикля, репрезентирующего промежуточную,
большую или меньшую степень абстракции/конкретизации, свидетельствует
о градуальном (континуальном) характере построения данной категории.
2. Языковая категоризация существительных с помощью артиклей
является следствием понятийной категоризации: артиклевая форма имени
обозначает особую ментальную структуру – представление о предмете,
которое может быть наиболее абстрактным, более или менее
абстрактным/конкретным, т.е. классифицированным и наиболее конкретным,
или индивидуализированным. Каждое из трёх типов представлений является
результатом
когнитивного
процесса:
абстрактное
представление
формируется на основе процесса абстрагирования, классифицированное
представление
базируется
на
процессе
классификации,
а
к
индивидуализированному
представлению
приводит
процесс
индивидуализации. При наличии трёх артиклей в системе существительные
потенциально могут выражать три типа представлений. Совокупность трёх
типов представлений о предмете, выражаемых одним и тем же
существительным, составляет содержание категории как рубрики знания, а
само существительное называет её имя и является заголовочным словом в
словаре.
3. Тип представления о предмете обусловливается определённым
когнитивным процессом и лежащей в его основе логической операцией.
Процесс абстрагирования строится на операции противопоставления, что
приводит к образованию категориального значения противопоставления,
процесс классификации имеет в своей основе процесс сравнения, а для
процесса индивидуализации характерно отсутствие противопоставления и
сравнения, что создаёт категориальное значение дискретизации.
4. В процессе речевого функционирования за каждой из трёх
категориальных артиклевых форм имени закрепляется определённое
категориальное значение, соответствующее определённому уровню
абстракции/конкретизации. Нулевая артиклевая форма существительного
обозначает категориальное значение противопоставления; в отличие от него
форма имени с неопределённым артиклем передает категориальное значение
5
сравнения, а форма имени с определённым артиклем означает отсутствие
противопоставления и сравнения, что обусловливает дискретизацию.
5. Коллективная языковая категоризация имени с помощью артиклей,
отражающая коллективную ментальную категоризацию предметов по
признакам абстракции и конкретизации, определяет нормативные,
стилистически нейтральные употребления.
6. Наличие творческого потенциала в сознании языковой личности
обусловливает индивидуальную, или субъективную языковую категоризацию
(перекатегоризацию), выражаемую нестандартными, противоречащими
языковой норме употреблениями имени с артиклем. Вместе с тем, эти
нарушения не выходят за рамки функционирования категории
абстракции/конкретизации, так как в целях выражения индивидуальноавторского представления и создания необходимого эмоционального
воздействия их выбор неизменно является результатом противопоставления,
сравнения или дискретизации.
7. Употребление артиклевых форм имеет полифункциональный характер,
так как их семиотические функции, состоящие в репрезентации
категориальных значений противопоставления, сравнения и дискретизации,
могут дополняться метасемиотическими функциями, которые проявляются в
усилении соответствующего категориального значения в речи.
8.
Применение
метода
когнитивного
анализа
категории
в
лингводидактических целях, в частности, для разъяснения специфики
артиклей русскоязычным изучающим английский язык позволяет преодолеть
различия в грамматическом выражении ментальных операций, которое
состоит в отсутствии в русском языке грамматических средств,
закрепляющих выражение противопоставления (абстракции), сравнения
(классификации) и дискретизации (индивидуализации).
Научная новизна диссертации состоит в раскрытии содержания
артикля как грамматической морфологической категории существительного
в английском языке и в разработке понятийного аппарата для её описания. На
основании учения А.И. Смирницкого о значениях артикля в настоящей
диссертации была установлена категориальная оппозиция абстракции и
индивидуализации (конкретизации) с промежуточным этапом в виде
классификации. Уточнение категориальных значений артиклевых форм
имени было проведено в результате соотнесения значений абстракции,
классификации и индивидуализации со свойственными мышлению
когнитивными операциями сравнения и противопоставления.
Новым является предлагаемый в работе когнитивный анализ имени
существительного, устанавливающий соответствие между его формальным
выражением в комплексе с артиклем и содержанием, определяемым
представлением о предмете мысли. Впервые возможность функционирования
существительных в разных артиклевых формах связывается с различными
типами представлений и обусловливающими их мыслительными процессами.
Новизна исследования состоит и в выявлении мета- и
метаметасемиотических функций артиклей наряду с их семиотическими
6
функциями в составе именной структуры, а также установлении и описании
различных типов стилистически маркированных артиклевых форм имени.
Среди стилистически маркированных структур были выделены
лингвопоэтически значимые формы, использумые автором для воплощения
художественного
замысла.
Таким
образом,
впервые
были
продемонстрированы особенности стилистического и лингвопоэтического
функционирования грамматической категории абстракции/конкретизации
имени существительного в английском языке.
Теоретическая значимость работы состоит в комплексном
применении когнитивного, категориального и семиотического подходов к
изучению английского артикля, которое позволяет расширить границы
традиционного описания артиклей в грамматике и стилистике английского
языка и определяет перспективы проведения дальнейших исследований в
области артиклеведения. Диссертация вносит вклад в развитие когнитивной
грамматики и когнитивной семантики в плане когнитивного изучения частей
речи, а также семиотики и психолингвистики.
Одним из достижений работы является разработка метода
когнитивного анализа категории как структуры знания, называемой именем
существительным. Анализ позволяет оценить её содержание и объём,
показать соотношение категориального и лексического (словарного)
значений, а также дает ключ к пониманию особенностей функционирования
артиклевых форм имени, составляющего одно из общих свойств
англоязычной картины мира.15
Практическая ценность работы определяется тем значением, которое
результаты проведённого исследования могут иметь для изучающих
грамматику и стилистику английского языка. Учащимся предлагается
методика когнитивного анализа артиклевых форм имени, которая связывает
выбор артикля с особенностями мышления. Результаты проведённого
исследования целесообразно использовать в теоретических курсах по
грамматике и стилистике английского языка и на практических занятиях в
языковых вузах. Материалы диссертации могут быть использованы также в
когнитивном
и
стилистическом
изучении
артиклевых
форм
существительного в других артиклевых языках.
Апробация работы. Основные положения были представлены в ряде
докладов, прочитанных на Ахмановских и Ломоносовских чтениях (Москва,
2006-2009гг.), а также на международных научных конференциях
Лингвистической ассоциации преподавателей английского языка при МГУ
им. М.В. Ломоносова (LATEUM-IATEFL, Москва, 2005, 2008 гг.).
Структура диссертации. Диссертация объемом 339 с. состоит из
Введения, трёх Частей, сопровождающихся выводами, Заключения,
По определению Е.С. Кубряковой, «Языковая картина мира – это особое образование, постоянно
участвующее в познании мира и задающее образцы интерпретации воспринимаемого. Это своеобразная
сетка, накидываемая на наше восприятие, на его оценку, совокупность обозначений, влияющая на членение
опыта и виденье ситуаций и событий и т.п. через призму языка и опыта, приобретенного вместе с усвоением
языка и включающего в себя не только огромный корпус единиц номинации, но и в известной мере и
правила их образования и функционирования». См. Кубрякова Е.С. Указ соч. С. 64-65.
15
7
библиографии (236 наименований, из них 88 на иностранных языках) и
списка источников материала (89 наименований).
Во
Введении
обосновывается
актуальность
исследования,
формулируются его цели и задачи, определяются научная новизна,
теоретическая значимость и практическая ценность, описываются подходы и
методы, использованные в работе.
Часть I «Структура “артикль + существительное“ и объективная
(коллективная) категоризация мира» состоит из семи глав.
В Главе 1 «Системный статус артиклей в английском языке»
рассматривается целый ряд различных теорий, определяющих сущность
артикля как языковой единицы, его роль в структуре «артикль +
существительное», характер взаимоотношений внутри неё, категориальное
значение, а также количество форм в системе.
Анализ существующих работ двух основных направлений, а именно
теории артикля как служебного слова с лексическим значением (С.Г.
Ахметова, Е.В. Тымчук, Н.Л. Огуречникова) и теории артикля как
компонента грамматической аналитической формы существительного (Б.А.
Ильиш, М.Я. Блох, Ю.С. Маслов, М.В. Никитин, Л.П. Винокурова, И.П.
Соболев, Г. Гийом, Дж. Хьюсон, С. Йотсукура, П. Кристоферсен) позволил
выработать компромиссный подход, соответствующий цели настоящей
работы: следовать теории артикля как средства выражения грамматической
категории существительного и вместе с тем положить в основу определения
значений артиклей, сформулированные А.И. Смирницким16. Так как значение
нулевого артикля - абстракция (отвлечение) и значение определённого
артикля – индивидуализация образуют оппозицию с промежуточным звеном
в виде неопределённого артикля, обозначающего классификацию, есть
основания считать эти значения категориальными и определить содержание
данной категории как противопоставление понятий абстракции и
конкретизации. Поскольку артикли считаются показателями категориального
значения имени, то теория артикля как способа выражения грамматической
категории имени вполне соответствует семиотическому направлению
изучения артиклей, в рамках которого становится возможным рассмотрение
нулевого знака.
Аналитический характер структуры имени с артиклем подтверждается,
во-первых, тем, что она является сочетанием двух единиц, каждая из которых
обладает признаками слова. В этом сочетании артикль характеризуется, с
одной стороны, оформленностью, т.е. наличием системы форм, а с другой, до
минимума ослабленным абстрактным лексическим значением, т.е.
неравноправным по отношению к полнозначному имени. Во-вторых, внутри
этой формы допускается относительная свобода компонентов, в частности,
употребление между артиклем и именем таких частей речи, как
прилагательные, местоимения, причастия. В-третьих, аналитическая форма
существительного с артиклем представляет собой свободное сочетание, а не
16
См. Смирницкий А.И. Морфология английского языка. М., 1959. С 381-386.
8
фразеологическую единицу. В-четвертых, это сочетание подобно или
эквивалентно формам целых слов. В-пятых, выделение аналитических форм
существительного с артиклем отвечает условию принадлежности их особой
категории существительного. Это значит, что по своей функции
аналитическая форма уподобляется другим формам того же слова.17
В конце главы делается вывод о том, что широкий абстрактный
характер указанных значений артиклей требует пояснения и детализации,
которые целесообразно осуществить, развивая когнитивный подход,
предпосылки которого при изучении артиклей были заложены в
лингвофилософских трудах А.И.Смирницкого и Г. Гийома.
В Главе 2 «Когнитивный подход и понятие категоризации»,
состоящей из шести разделов, разъясняется сущность когнитивного подхода
к изучению артиклей и определяющего его понятия категоризации.
Когнитивный подход состоит в применении данных психологии и
философии для решения вопроса о том, как и в какой степени артиклевые
формы имени отражают результаты мыслительных процессов.
В разделе 2.1. «Мышление как предмет изучения психологии и
философии» показана разница в описании мыслительных процессов
представителями двух когнитивных наук. В психологии мышление изучается
как особая психическая деятельность человека, основу которой составляет
опосредование, т.е. представляет собой установление и осознание человеком
объективных отношений и закономерных связей между предметами и
явлениями, что предполагает осуществление таких мыслительных операций,
как сравнение, анализ, синтез, абстракция, обобщение и конкретизация.18 В
философском разделе логики, изучающем формы мышления, те же операции
называются логическими приёмами, с помощью которых (за исключением
конкретизации) образуется понятие, отражающее научное познание. Однако
подняться на абстрактно-логическую ступень познания можно только с
опорой на эмпирическое постижение действительности, что формирует
представление о предмете. В его состав входит то, что удержано в
общественной памяти, а формой является язык или речь как форма его
существования.
В
разделе
2.2.
«Концептуализация
и
категоризация»
рассматриваются два основных вида классификационной деятельности
человека, определяющих когницию и составляющих предмет когнитивных
наук. Будучи взаимосвязанными, они различаются «по конечному результату
и/или цели деятельности».19 Если процесс концептуализации направлен на
«выделение неких минимальных единиц человеческого опыта в их
идеальном
содержательном
представлении»,20
то
категоризация
Смирницкий А.И. Там же. С. 66-72.
Выготский Л. С. Мышление и речь // Избранные психологические исследования. М., 1956. Выготский Л.
С. Развитие высших психических функций. М., 1960. Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория
психических процессов. М., 1998.С.162. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии в 2-х т. М., 1988.
С.162.
19
Кубрякова Е.С. и др. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996. С. 93.
20
Там же. C.93.
17
18
9
представляет собой в понятийном плане «подведение явления, объекта,
процесса и т. п. под определённую рубрику опыта, категорию и признание
его членом этой категории»21 путем мысленного соотнесения предмета или
слова с более общим классом (группой или категорией) «на основе
определённых представлений об их сущностных свойствах».22
В языковой категоризации различают два типа языковых категорий,
отражающих разные типы знаний: обыденные категории, предназначенные
для объективации знаний о бытийном, внеязыковом мире, и категории как
продукты научного сознания, «структурирующие свойства самого языка и
его системы».23
В настоящей работе представлены оба вида языковой категоризации. С
одной стороны, в ней рассматриваются существительные, каждое из которых
называет «отдельно взятую категорию со стоящими за ней многочисленными
ее представителями»,24 и, следовательно, отражают бытийные категории, а с
другой, данные имена оказываются в неразрывной связи с лингвистическими
категориями, так как они относятся к части речи имени существительного, а
в комплексе с артиклем выражают присущую данному лексикограмматическому классу морфологическую категорию.
Как и процесс концептуализации, категоризация связана со многими
когнитивными способностями человека, но осуществляется с помощью таких
совершаемых в процессах мышления операций, как сравнение,
отождествление, установление сходства и подобия и т.п.25 Это те
мыслительные операции, которые в психологии объединяются под общим
термином опосредование.26
В разделе 2.3. «Категория, понятие, представление» определяются
выбор и содержание ключевых для данной диссертации терминов. Термин
категория в одном из возможных употреблений обозначает первый тип
языковых категорий, получивших выражение в части речи «имя
существительное». Как результат типизации знаний о мире, категория имеет
сложную структуру, что находит отражение в словарной статье: называя
категорию, заголовочное слово объединяет ряд лексических значений,
определяющих его употребление в речи, при этом каждое из них формально
указывает на связь обозначаемого со всей данной категорией.
Принимая во внимание обязательное оформление существительного в
английском языке с помощью артикля, а также возможность передачи одного
лексического значения имени двумя или тремя артиклевыми формами,
структура категории рассматривается в диссертации не в связи с
Там же. C.42.
Болдырев Н.Н. Категориальное значение глагола: системный и функциональный аспекты. М., 2009. C.6.
23
Для обозначения указанных типов языковой категоризации Е.С.Кубрякова использует термины
«отражательно-ориентированные категории» и «вербально-ориентированные категории». См. Кубрякова
Е.С. Указ соч. C. 314.
24
Кубрякова Е.С. et al. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996. С. 42.
25
Там же.
26
В когнитивной лингвистике указанные мыслительные процессы иногда называются когнитивными
стратегиями. См. Магировская О.В. Репрезентация субъекта познания в языке. Автореф. дисс. … докт.
филол. наук. Тамбов, 2009. C. 7.
21
22
10
лексическими значениями, которые выражают концепт, а с учётом
классификации артиклевых форм. Одна и та же форма артикля с именем в
разных значениях последнего выполняет свою типизирующую функцию,
указывая на общее категориальное значение. Таким образом, каждая группа
артиклевых форм имени называет отдельный тип представлений и образует
подкатегорию, или субкатегорию.27 Название отдельно взятого типа
представлений, например, a love, a man, a town или the love, the man, the town
или же love, man, town (в нулевой форме) находится в субординатном
отношении (иерархии) к названию всей совокупности представлений категориям love, man, town.
Использование в настоящей работе термина представление для
обозначения ментальных структур, выражаемых артиклевыми формами
имени, в определённом смысле расходится с его употреблением в
когнитивной литературе, в которой наряду с образами и понятиями,
представления считаются единицами, входящими в концепт,28 т.е.
результатами концептуализации. Безусловно, артиклевая форма имени, как и
любое знаменательное слово, является результатом обоих видов
классификационной деятельности, и поэтому её можно рассматривать с двух
сторон: и как единицу, относящуюся к концепту, и как единицу,
относящуюся к категории. В данной работе предметом изучения является то
общее и типизирующее свойство, обнаруживаемое между формами одного и
того же имени с артиклем и типоформами разных имён с артиклем.29
При выборе термина представление учитывалось также разграничение
представления и понятия, используемое в лексикологии для установления
различий между общеупотребительным словом и термином. Так, на
основании логико-философских определений понятия как «мысль,
представляющая собой обобщение (и мысленное выделение) предметов
некоторого класса по их специфическим (в совокупности отличительным)
признакам»,30 и представления как «чувственно-наглядный, обобщенный
образ предметов и явлений действительности, сохраняемый и
воспроизводимый в сознании и без непосредственного воздействия самих
предметов и явлений на органы чувств»,31 лексикологи сделали вывод о том,
что
толкование
термина
передаёт
понятие,
а
толкование
32
общеупотребительного слова отражает черты представления.
Под влиянием соответствующих мыслительных процессов в
англоязычном языковом коллективе формировались разные представления о
предмете мысли, отражая его опыт на определённых этапах исторического
развития языка. Так, сначала появился определённый артикль в результате
процесса конкретизации, затем в среднеанглийский период под действием
Шафиков С.Г. Категории и концепты в лингвистике//Вопросы языкознания. №2. 2007. С. 3-17.
См. об этом Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. Воронеж,
1996.
29
Смирницкий А.И. Синтаксис английского языка. М., 2007. С. 16-36.
30
Философский словарь. М., 1981. С.287.
31
Философская энциклопедия. М.,1967. Т.4. С. 359.
32
Гринёв С.В. Введение в терминоведение. М., 1993. С. 31-32.
27
28
11
классификации сформировался неопределённый артикль, и, наконец, в
новоанглийский период, как следствие абстрагирования в систему был
включен нулевой артикль.33
Таким образом, категоризация определяется, с одной стороны, как
познавательный
процесс
накопления
индивидуализированных,
классифицированных и отвлечённых представлений о различных предметах
мысли, а, с другой, как мысленное соотнесение предмета с определённой
категорией и выбор подходящего представления о нём, т. е. умение
оперировать этими представлениями и дифференцировать их.
Вместе с тем, необходимо отметить, что термин категория
используется в настоящей работе не только для обозначения языковой
категории, называемой именем, но и для части речи имени
существительного, а также её грамматической морфологической категории,
нашедшей грамматическое выражение в системе артиклей. Следовательно,
под
категоризацией
понимается
взаимодействие
лексических
и
грамматических средств выражения в структуре «артикль + имя
существительное».
В разделе 2.4. «Роль абстрагирования и конкретизации в
формировании имен существительных» приводится обзор литературы,
посвящённой изучению взаимодействующих процессов конкретизации и
абстрагирования и их роли в образовании категорий обыденного сознания и
формировании существительных. Так, Е.С. Кубрякова и О.К. Ирисханова,
изучая соотношение абстракции и конкретизации, континуальности и
взаимопереходности в именах категорий, проводят когнитивнофункциональный анализ имён с абстрактным значением и иллюстрируют его
следующими примерами: расположиться напротив университета –
закончить университет – университет жизни.34 В первом случае за счёт
указания на конкретное здание реализуется максимальная конкретизация; во
втором примере проявляется наивысшая абстракция, так как имеется в виду
высшее образование. И, наконец, третье употребление, реферирующее к
одному из способов получения ценного опыта, знаний, представляет собой
промежуточный вариант, совмещающий в равной степени абстрактное и
конкретное значения, как результат равного участия перцепции и
инференции.
Далее обобщаются результаты многочисленных исследований,
посвящённых взаимодействию и соотношению процессов абстрагирования и
конкретизации в англоязычном (и общегерманском) мышлении в целом,35 а
Смирницкий А.И. Лекции по истории английского языка. М., 2000. С.120-121. Бруннер К. История
английского языка: В 2-х томах. Изд. 2-е. Перевод с англ./Под ред. Б.А. Ильиша. М., 2003.
34
Кубрякова Е.С., Ирисханова О.К. Языковое абстрагирование в наименованиях категорий//Известия РАН.
Серия литературы и языка. Т. 66. №2. 2007. C. 3-12/
35
Гуревич В.В. Сопоставительный анализ словообразовательных моделей отвлечённых существительных с
суффиксами общегерманского происхождения. Автореф. дисс. … канд. филол. наук. М., 1970. Ирисханова
О.К. Семантика событийных имен существительных в языке и речи. Автореф. дисс. … канд. филол. наук.
М., 1997. Карпухина Т.П.
Структура словообразовательных гнёзд абстрактных и конкретных
существительных в современном английском языке. Автореф. дисс. … канд. филол наук. М., 1989.
33
12
также языковое выражение этого соотношения с помощью артиклевых форм
имени.36 Основное внимание в них уделяется семантическому разграничению
абстрактных и конкретных существительных, а также роли и участию в нём
артиклей. Однако необходимо подчеркнуть, что все указанные исследования
проводились в русле традиционной лингвистики, т.е. с опорой на языковые
структуры и с учетом референции, связывающей имя и обозначаемый
предмет напрямую, без опосредования в виде какой-либо ментальной
структуры. Поэтому основным семантическим критерием разграничения
абстрактных и конкретных имен служит материальность, или вещность
референта, характерная для конкретных (вещественных) существительных и
не-вещность для абстрактных имен, что предусматривает довольно резкий
контраст между этими двумя семантическими группами. Между тем, в
реальном речевом функционировании и те, и другие способны реализовывать
разные степени абстракции/конкретизации, оставаясь при этом либо
конкретными, либо абстрактными именами. Напротив, применение
когнитивного подхода, т.е. признание существования образа предмета или
представления о нем как связующего звена между предметом и словом,
позволяет постулировать градуальность и широкий диапазон семантической
категории абстракции/конкретизации.
В
разделе
2.5.
«Абстракция/конкретизация
и
артикль:
когнитивный подход» рассматривается участие процессов абстракции и
конкретизации в формировании артикля в английском языке. Для этого
приводится обзор теорий актуализации (the actualization theory), теории
детерминации (the determination theory) и теории вещественности (the
substantiation theory). Основное внимание уделяется теории актуализации
Г.Гийома, изучавшего артикль во французском языке, и его последователя
Дж.Хьюсона, применявшего это учение к английскому артиклю. Ссылаясь на
Г. Гийома, Дж.Хьюсон связывает появление грамматической категории
артикля у имени существительного с распадом падежной системы в
индоевропейских языках.37 Там, где падежная система (из 6-8 форм)
сохранилась до наших дней в прежнем состоянии, артикли, как правило,
отсутствуют (например, в русском, литовском, латышском языках). По
мнению Г.Гийома и Дж.Хьюсона, способность формировать и воспринимать
абстрактные категории в таких языках получила языковое выражение в виде
артиклевых форм имени.38
Ветошкина А.Н. Употребление артикля с неисчисляемыми абстрактными существительными в
современном английском языке. Автореф. дисс.…канд. филол. наук. М., 1974; Гуренко Л.И.
Неопределённый артикль – маркер единичной расчленённости значения имени существительного (на
материале современного английского языка). Автореф. дисс…канд. филол. наук. Одесса, 1978; Соколова
Т.В. Факторы, обусловливающие употребление неопределённого артикля с отвлеченными
существительными в современном английском языке. Автореф. дисс. … канд. филол. наук. М., 1979;
Золотарева Т.А. Семантические особенности английских абстрактных существительных, влияющих на
употребление артикля. Дисс. … канд .филол. наук. Москва, 2003.
37
См. также Heinrichs H.M. Studien zum bestimmten Artikel in den germanischen Sprachen. Gessen: Wilhelm
Schmitz Verlag, 1954. Hodler W. Grundzuge einer germanischen Artikellehre. Heidelberg: Winter, 1954. 112 S.
38
См. также Bruneau A.M. Particularisation et generalization dans le systeme des articles francais/Gillaume G.
Langage et science du langage. Paris: Librarie. A.G. Nizet, 1964. Hewson J. Article and Noun in English. The
Hague-Mouton. 1972. 14, 63-64.
36
13
В
разделе
2.6.
«Категория
абстракции/конкретизации:
оппозитивный и когнитивный подходы» освещаются традиционный и
когнитивный подходы к определению границ языковых категорий. В основу
рассмотрения положены обобщения Н.Н. Болдырева, приводимые на
основании рассмотрения трёх взглядов на категорию и принципы её
формирования.39 Согласно традиционной теории, содержание категории
определяется набором признаков, необходимых и достаточных для её
описания, и для отнесения к ней того или иного элемента требуется наличие
всех признаков, что придает ей дискретный и абсолютный характер.
Напротив, в соответствии с другой теорией, категории имеют условный
характер и нечёткие границы, что определяется мотивами и целями их
использования.40 В одну категорию могут входить элементы, набор
признаков у которых может частично или полностью не совпадать.41 Третья
точка зрения обеспечивает компромиссное решение проблемы принципов
формирования категорий, найденное в теории прототипов, зародившейся в
когнитивной психологии,42 а затем получившей развитие в когнитивной
лингвистике.43 Этот подход «допускает возможность недискретной формы
организации категорий и межкатегориального пространства по типу
континуума».44
Принимая во внимание объективное функционирование в английском
языке категории существительного, представленное 3-мя типами языковых
структур, можно утверждать, что эта категория носит градуальный, или
континуальный характер, который обусловлен наличием в системе именных
форм с неопределённым артиклем. Являясь выражением классификации, они
составляют прототип этой категории, так как объединяют членов,
обладающих признаками двух остальных типов языковых структур,
обозначающих абстракцию и конкретизацию.
В Главе 3 «Структура “нулевой артикль + существительное” и
процесс
абстрагирования»
уточняется
категориальное
значение
аналитической формы имени с нулевым артиклем (значащим отсутствием
Эти обобщения Н.Н. Болдырева легли в основу определения категориального значения глагола с
когнитивных позиций. Болдырев Н.Н. Категориальное значение глагола: системный и функциональный
аспекты. М., 2009. С.47-58.
40
Wittgenstein L. Philosophical investigations: Philosophische Untersuchungen. O.; N.Y., 1953.
41
О противопоставлении традиционного и когнитивного подходов к содержанию категорий и, в частности,
теории прототипов см. также Кубрякова Е.С. Указ. соч. C. 99-100
42
Posner M., Keele S. On the Genesis of Abstract Ideas//Journal of 200. Experimental Psychology. 1968. Vol. 77.
P. 353-363. Rosch E.H. Natural Categories// Cognitive Psychology. 1973. Vol. 4. №3. P. 326-350. Rosch E.H. On
the Internal Structure of the Perceptual and Semantic Categories// Cognitive development and the Acquisition of
Language. N.y. 1973. P 11-144. Rosch E.H. Cognitive Representation of Semantic Categories// Journal of
Experimental Psychology: General. 1975. Vol. 104. №3. P. 192-233. Rosch E.H. Human Categorization// Advances
in Cross-Cultural Psychology. Vol.1. N.Y., L., 1977. P. 1-49. Smith E.E., Medin D.L. Categories and Concepts.
Cambridge, 1981.
43
Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов// Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 23. М., 1988.
С. 12-51. Lakoff G. Categories: an Essay in Cognitive Linguistics// Linguistics in the Morning Calm. Seoul, 1983.
P. 139-193.Hopper P.J., Thompson S.A. The Discourse Basis for Lexical Categories in Universal Grammar//
Language. 1984.Vol. 60. P. 703-752. Geeraerts D. Where Does Prototypicality Come From?// Topics in Cognitive
Linguistics. Amsterdam, 1988. P. 207-229.
44
Болдырев Н.Н. Там же. С. 49-50.
39
14
артикля) и выполняемая ею семиотическая функция. Для этого
рассматривается механизм когнитивной операции абстрагирования
(отвлечения) и формирования в её процессе абстрактного представления,
определяющего выбор нулевой артиклевой формы имени в речи.
В разделе 3.1. «Понятия абстракции и обобщения» устанавливается
соотношение терминов абстракция (отвлечение) и обобщение путём
сопоставления их философско-психологического и лингвистического
содержания. На основании данных философии и психологии делается вывод
о необходимости разграничения обозначаемых данными терминами
мыслительных операций абстрагирования и обобщения, что определяет их
языковое выражение. Их неравноценность состоит в том, что при абстракции
вычленяются существенные свойства предмета, а при обобщении - только
относительно устойчивые из них. Отличительными чертами обобщения
являются фиксация выделенных свойств и возможность сопровождать
разнообразные мыслительные операции, в том числе и абстрагирование,
становясь их характеристикой.45
Эти выводы соответствуют теории А.И. Смирницкого, который
указывал на взаимосвязь понятий обобщения и отвлечения с
лингвистической точки зрения, определяя назначение нулевого артикля и
дифференцируя его употребление. Основной его функцией он считал
обозначение отвлечения (от классификации и индивидуализации), когда
«предмет, обозначаемый существительным, берётся вне какого-либо
соотнесения и сопоставления с классом предметов» и предстаёт в своем
существе «в отвлечении от объема, числа, границ, формы и тому подобных
признаков»,46 что проявляется, например, в нарицательных именах,
обозначающих вещества.
Однако в случае имён нарицательных, обозначающих предмет,
«который в принципе может быть соотнесён с каким-то классом»,
абстрагирование ведет к «обобщению существенных черт класса в целом»,47
и поэтому нулевой артикль приобретает значение обобщения. Примером
такого взаимодействия функций, согласно А.И. Смирницкому, является
употребление слова language с нулевым артиклем, что указывает «на язык
вообще, то общее, что наличествует во всех языках».48
Но поскольку большинство нарицательных имен при употреблении с
нулевым артиклем отражают и отвлечение, и обобщение, так как допускают
возможность и классификации, и индивидуализации, и среди них имеются
имена, обозначающие как абстрактные категории, так и вещества (love,
difficulty, prohibition, interest, interest, wine, coffee, tea, juice), результатом
отвлечения в чистом виде оказываются только неисчисляемые
существительные, обозначающие вещества и абстрактные категории,
Философский энциклопедический словарь. /Под ред. Е.Ф.Губского, Г.В. Кораблевой, В.А. Лутченко. М.,
2001. С. 8, 311. Психологический словарь. /Под ред. В.П. Зинченко и Б.Г Мещерякова. М., 2006. С. 249.
Зинченко, Мещеряков 2006: 249
46
Смирницкий А.И. Морфология английского языка. М., 1959. С. 385.
47
Там же. С. 386.
48
Там же. С. 384-385.
45
15
неспособные к классификации в единственном числе: accommodation, advice,
baggage, behaviour, bread, chaos, foliage, furniture, information, luggage, music,
news, permission, progress, scenery, traffic, travel, trouble, weather.49
В
разделе
3.2.
«Формирование
абстрактно-обобщенных
представлений в речи» принцип разграничения абстрагирования в чистом
виде и объединения его с операцией обобщения развивается в диссертации на
основании
проведения
семантического
анализа
контекстуального
употребления имен с нулевым артиклем. В работе утверждается, что при
взаимодействии
двух
операций
происходит
категориальное
противопоставление предмета мысли в его общем, отвлечённом виде какомулибо другому, столь же отвлечённому предмету - его противоположности,
так как задача обобщения заставляет выделять и удерживать в сознании не
только отвлечённую сущность мысли, но и диаметрально противоположную
ему отвлечённую сущность. В результате формируется абстрактнообобщенное
представление
о
предмете,
которое
выражается
существительным с обобщенным абстрактным значением, обозначаемым
нулевым артиклем. Например:
Distance is less an affair of space than time. (W.S. Maugham) As the years
pass, fact will become myth, and myth will become reality, smothering the real
Diana. (A. Morton) “...We spread calm where there is uncalm. If there is noise,
we apply silence.” (Ch. Buckley)
Наиболее естественно категориальное противопоставление в целях
абстрагирования отражают нулевые артиклевые формы абстрактных
существительных:
He was never tormented by doubt of his own motives. Right and wrong
stood for him as immutable as the two poles. He had never wandered in that
twilight country where the nuances of evil and good cast their perplexing shadows.
He had great determination and infinite patience. He was kind without being
sentimental and meticulous for detail without losing sight of the whole. Looking at
his career, no one could have called him brilliant. But if he was incapable of high
intelligence he was equally incapable of stupidity. (P.D. James)
Независимо от выражаемой семантики, общим для абстрактных имен
является отсутствие каких-либо временных или пространственных
пределов,50 широта и недискретность представления о том или ином
качестве, действии или состоянии, что и определяет возможность полярного
противопоставления, которое позволяет реализовать речевая практика.
Но особый интерес с точки зрения категориального значения
противопоставления
представляет
употребление
существительных,
традиционно классифицируемых в разряд конкретных:
I spent each day looking and listening to the rare duck and geese, the divers,
the wild swans, that abounded in all the inlets and lagoons along the shore. It was a
place where nature was triumphant over man. (J. Fowles)
49
50
Murphy R. Op. cit. P. 140.
Золотарева Т.А. Указ. соч. С. 161-166.
16
Существительное в нулевой артиклевой форме man приобретает
абстрактное значение, обозначая человечество в целом, и оказывается в
оппозиции имени nature, передавая соперничество человека и природы в
плане созидания. При этом в данном употреблении не учитываются такие
противоположные качества референтов, как разум и стихия, слабость и
мощь.
Данный пример показывает процесс трансформации конкретного
имени в абстрактное: какой-либо один признак категории, обозначаемой
существительным, выделяется в сознании говорящего/пишущего и
противопоставляется другому признаку, закрепленному за другой
категорией, выражаемой другим именем. Остальные признаки, присущие
этой категории, в расчёт не принимаются, или «подавляются».51
В разделе 3.3. «Типы противопоставлений при абстрагировании»
приводится материал, иллюстрирующий два типа противопоставления эксплицитное, т.е. лексически выраженное и имплицитное, лексически не
выраженное. Эксплицитное противопоставление демонстрируют устойчиво
воспроизводимые параллельные структуры, неизменно включающие два
имени, соединённые при помощи союза:52
Every morning of her life, rain or shine, Violet Aird walked to the village
to collect from Mrs Ishak’s supermarket two pints of milk, The Times, and any
other small groceries and supplies needed for the sustenance of one elderly lady
living on her own. (R. Pilcher) ‘I can’t ‘elp that. I been at sea, man and boy, for
more than thirty years, and when a chap dies on a British ship he must ‘ave a
British funeral. (W.S. Maugham) She ordered her fish unfilleted. Delicately and
discreetly she parted flesh from bone. (F. Weldon)
Абстрактно-обобщенные
представления
о
предмете
мысли
закрепляются с помощью противопоставления в следующих абстрактных
значениях: rain/shine – плохая погода/хорошая погода; man/boy – зрелый
возраст, зрелость/юность; flesh/bone – съедобное/несъедобное.
Значительно чаще, однако, противопоставление является имплицитным
и выражается только одним именем, называющим одну из
противоположностей. В следующих примерах работа противопоставляется –
бездействию, пассивности, а здоровье – болезни:
‘He’ll have to get back to work – I told him to go up to London for a week –
start taking some sort of an interest.’ (S. Hill) The Hippocratics interpreted these
signs and symptoms as evidence that the body is a marvellous mechanism with an
innate capacity to restore the natural humoural balance that constitutes health.
Their ministrations were generally aimed at assisting and encouraging these natural
processes. (W. F. Bynum)
В разделе 3.4. «Типы определений при существительных с
абстрактно-обобщённым значением» разграничиваются два типа
определений, сопровождающих имена в нулевой артиклевой форме.
51
52
Кубрякова Е.С., Ирисханова О.К. Указ. соч. С . 8-9.
Biber D. et al. Op. cit. C. 262.
17
Концептуальные определения передают неотъемлемый признак категории,
закреплённый в абстрактно-обобщённом представлении:
Dr Sunders was an early riser. The dawn had but just broken when he went
out on his verandah and called Ah Kay. The boy brought his breakfast, the little
delicate bananas known as lady’s fingers, the inevitable fried eggs, toast, and tea.
The doctor ate with good appetite. (W. S. Maugham) Toward morning slumber
really came, as an effect mental rather than of physical fatigue. (H. James)
Усилительные определения подчеркивают качества, определяющие
абстрактно-обобщенные представления о предмете мысли:
‘Do they know?’ he asked at last, pointing to the persons on the verandah,
now sitting in unusual, unaccountable silence. (W. S. Maugham) We now sing
“Soldiers of the Queen” with tremendous enthusiasm. I sing fortissimo to keep
out the noise of the others; and this clears me of all suspicion of offensive gentility.
(B. Shaw) Poise is perfect balance, an equinimity of body and mind, complete
composure whatever the social scene. Elegant dress, immaculate grooming and
perfect deportment to the attainment of self-confidence. (M. Spark)
Раздел 3.5. «Нулевой артикль – опущение артикля» посвящён
методологически значимой проблеме разграничения двух типов отсутствия
артикля перед именем – собственно нулевого артикля и опущения артикля.53
Принимая во внимание историю вопроса и его спорный характер,54 в
качестве критерия разграничения двух типов именных форм предлагается
использовать категориальное значение существительного с нулевым
артиклем, т.е. противопоставление. Отсутствие такового у имени
свидетельствует об опущении артикля. Применение данного критерия
демонстрируется на материале именных форм в составе фразеологических
единиц.55 Нулевые артиклевые формы, выражающие противопоставление,
обнаруживаются в выражениях in effect (целое/частное), in principle
(главное/второстепенное), in reality (действительное/воображаемое), on
occasion (случайное/постоянное), in detail (общее/подробное), at length
(подробное/краткое), for example, for instance (общее/конкретное). Напротив,
в следующих выражениях, построенных на повторе имени, артикли
опускаются для краткости, а именные формы сохраняют свои более
конкретные значения: from time to time, hand in hand, eye to eye, face to face,
from year to year, from country to country, month by month, year by year, day
after day, face to face и т.д.
Глава 4 «Структура “неопределённый артикль + существительное”
и процесс классификации» посвящена уточнению категориального
значения аналитической формы имени с неопределённым артиклем и
выполняемой ею семиотической функции, что в соответствии с
применяемым когнитивным методом предполагает выявление механизма
О необходимости дифференцированного подхода к отсутствию артикля см. Смирницкий А.И. Указ соч.
М., 1959. С. 385-386.
54
Соболев И.П. Некоторые аспекты теории и нормы безартиклевых форм существительного в современном
английском языке. Автореф. дисс. …канд. филол. наук. М., 1973. Ахметова С.Г. Синтактика и прагматика
английского артикля. Дисc. докт. филол. наук. М., 1989.
55
Для анализа использовался материал Ахметовой С.Г. См. там же. C.97-127.
53
18
мыслительной операции классификации и формирования в ее процессе
классифицированного представления.
В разделе 4.1. «Классификация, обобщение и сравнение» на
основании данных психологии делается вывод о равноценности понятий
классификации, обобщения и сравнения. Руководствуясь некоторой точкой
зрения, человек сравнивает предметы какой-либо группы или класса, т.е.
находит, выделяет и обозначает словом их «внешне одинаковые, общие
свойства, которые могут стать содержанием понятия об этой группе или
классе предметов».56 Действие сравнения характеризуется эмпирическим
обобщением, «функция которого состоит в упорядочении многообразия
предметов, в их классификации».57 Таким образом, в отличие от
абстрагирования, которое происходит как вне обобщения, так и при его
наличии и в этом случае строится на оппозиции взаимоисключающих
представлений о предмете мысли, в процессе классификации обобщение
присутствует постоянно в виде сравнения по сходству, и, следовательно,
понятия классификации, сравнения и обобщения являются равноценными.
Следующие употребления имен death, marriage и kindliness показывают
отличие обобщения в виде сравнения, которое основано на сходстве, от
обобщения в виде противопоставления, т.е. отсутствии сходства, а также
различие в типах сравнения:
I have never begun a novel with more misgiving. If I call it a novel it is only
because I don’t know what else to call it. I have little story to tell and I end neither
with a death nor a marriage. Death ends all things and so is the comprehensive
conclusion of a story, but marriage finishes it very properly too and the
sophisticated are ill-advised to sneer at what is by convention termed a happy
ending. (W. S. Maugham) He had great natural kindliness, but it was a kindliness
of instinct, which betokened not interest in the recipient: he would come to the
rescue if you were in a fix, but if there was no getting you out of it would not
bother about you further. (W.S. Maugham)
При взаимодействии абстрагирования и обобщения поляризуются
наиболее типичные признаки категорий, а именно чувства – печаль, тоска и
радость, счастье. Именно одно из этих взаимоисключающих переживаний
ожидает читателя в конце романа, если полюбившийся ему герой погибает
или же вступает в счастливый брак. Напротив, при сравнении, значения
соответствующих имен сужаются до собственно событий – смерти и
бракосочетания, которые в равной степени могут служить концовкой
литературного произведения – счастливой или печальной.
В
отличие
от
рассмотренных
случаев
эксплицитного
противопоставления и сравнения, во втором примере наблюдается
имплицитное противопоставление и сравнение представлений, обозначаемых
именем
kindliness.
Подразумеваемым
широким
оппозиционным
представлением является неотзывчивость и пренебрежение к людям. В более
56
57
Психологический словарь. /Под ред. В.П. Зинченко и Б.Г Мещерякова. М., 2006. C. 249.
Там же.
19
узком смысле, внутри выделенного класса сравниваются их разновидности:
доброта природная, естественная, возникающая по зову сердца, имплицитно
сравнивается с добротой осознанной, основанной на расчете. Таким образом,
необходимым условием сравнения и указания на принадлежность к классу, в
отличие от противопоставления, является наличие сходства.
Приведённый материал показывает, что в результате когнитивного
процесса классификации содержание представления сужается до некоторого
класса, в пределах которого допускается сравнение, и происходит переход от
собственно абстрактного к более конкретному: не меняя своего лексического
значения, в речи абстрактное существительное приобретает более
конкретный смысл, что обозначается формой имени с неопределённым
артиклем.
Это наблюдение подтверждают и употребления имён собственных с
неопределённым артиклем, которые под воздействием процесса
классификации, переходят в разряд имён нарицательных:58
“If I were as rich as Mr Darcy,” cried a young Lucas, who came with his
sisters, “I should not care how proud I was. I would keep a pack of foxhounds and
drink a bottle of wine every day.” (J. Austen) And every now and then a Forsyte
would come up, sidle round and take a look at him. (J. Galsworthy) Elizabeth was
a Tudor.
Нарицательные значения этих имён можно сформулировать
следующим образом: a young Lucas – младший сын в семье Лукасов, a
Forsyte – (каждый) представитель клана Форсайтов, a Tudor представительница династии Тюдоров.
В разделе 4.2. «Сравнение и функция неопределённого артикля»
указывается на неправомерность разделения классифицирующей функции
неопределённого артикля на составные части: причисляющую, или
вводящую с указанием на единичность и обобщающую функции, что
предлагается в существующих грамматиках.59 Независимо от того,
причисляется ли предмет к какому-либо классу, или имеется указание на
представителей всего класса, неизменно осуществляется установление
сходства и различия признаков, присущих отдельному представителю и
классу, т. е. сравнение и обобщение сходных признаков, что и составляет
сущность классификации. При указании на весь класс сравнение состоит в
уравнивании всех его представителей. В результате грамматическая форма
существительного с неопределённым артиклем неизменно имеет значение
сравнения. Ср., например, два употребления формы a woman, первое из
которых указывает на одного какого-либо представителя класса в некоей
ситуации, а второе – на любого его представителя, оказавшегося в ней:
“My dear, you flatter me. I certainly have had my share of beauty, but I do
not pretend to be anything extraordinary now. When a woman has five grown-up
58
Quirk R. Et al. Op. cit. P. 160.
Жигадло В.Н., Иванова И.П., Иофик Л.Л. Современный английский язык. Теоретический курс. М., 1956.
C. 222-224. Винокурова Л.П. Грамматика английского языка. Л., 1954. C.41. Никитин М. В. Категория
артикля в английском языке. Фрунзе, 1961. C. 43.
59
20
daughters, she ought to give over thinking of her own beauty. - In such cases, a
woman has not often much beauty to think of. (J. Austen)
В разделе 4.3. «Классификация и тип определений в составе
артиклевых форм имени» рассматриваются определения, традиционно
называемые описательными. С учетом категориального значения сравнения
данной артиклевой формы имени и роли соответствующих определений,
состоящей в усилении операции сравнения и дальнейшей дифференциации
предмета мысли, предлагается называть их сравнительными, что
грамматически больше соответствует ограничивающим определениям при
существительном с определённым артиклем.
Роль определений в составе формы имени с неопределённым артиклем
состоит в выражении большего сужения предмета мысли, чем это
происходит при их отсутствии, так как представители класса сравниваются
по дополнительным различительным признакам. Ср.:
In a hole in the ground there lived a hobbit. Not a nasty, dirty wet hole,
filled with the ends of worms and an oozy smell, not yet a dry bare, sandy hole
with nothing in it to sit down on or to eat: it was a hobbit-hole, and that means
comfort. (J. R. R. Tolkien)
Общим признаком, позволяющим объединить различные явления в
один класс под названием a hole, по определению, есть отверстие в земле, а
такие его дополнительные качественные признаки, как чистота-грязь или
сухость-влажность,
а
также
принадлежность,
выражаемые
соответствующими прилагательными, способствуют дифференциации
внутри данного класса.
Операцию сравнения наилучшим образом усиливают определительные
синтаксические конструкции, включающие существительное с предлогом
like, а также прилагательное в сравнительной степени, что говорит о
пересечении данной морфологической категории существительного с
категорией сравнения у прилагательных:
It was a whistling note like a bird’s. (J. Conrad) The man, also tall and
blond sported a royal blue towelling shirt and a pair of light trousers, and her
immediate reaction was that she liked him the better of the two. He had a more
relaxed and rather humorous face. (E. Lemarchand)
В конце главы делается вывод о том, что классификация в виде
сравнения есть шаг на пути к конкретизации. Форма имени с
неопределённым артиклем передает классифицированное представление о
предмете, знакомом говорящему и слушающему только благодаря классу, к
которому тот относится, а не самой индивидуальности предмета,
отличающей его от других. Другими словами, происходит общее узнавание,
или идентификация предмета по его классовой отнесённости, тогда как
полное знакомство с ним потребует операции конкретизации, или
индивидуализации.
В Главе 5 «Структура “определённый артикль + существительное“
и процесс индивидуализации» уточняется категориальное значение
аналитической формы имени с определённым артиклем, а также
21
выполняемая ею семиотическая функция. Для этого рассматривается
механизм когнитивной операции конкретизации (индивидуализации) и
формирование в ее процессе конкретизированного представления о предмете
мысли.
Как термин психологии, индивидуализация обозначает мыслительный
процесс, обратный абстрагирующему обобщению, а именно установление
индивидуальной специфичности осмысливаемого объекта на основании
фактов либо уже известных, либо сообщаемых в высказывании.60 С
лингвистической точки зрения, индивидуализация представляет собой
формирование индивидуализированного представления, которое никак не
связано с операциями противопоставления и сравнения: в её основе лежит
мыслительный механизм прямой направленности на предмет мысли, а
именно выделения предмета из набора предметов, или дискретизации (от
англ. discrete – раздельный).61
В результате образуется самое узкое (по сравнению с отвлечённым и
классифицированным) представление в виде обозначения конкретного
предмета или предметов, которое передаёт форма существительного с
определённым артиклем, имеющая максимально суженное значение.
В разделе 5.1. «Индивидуализация и обобщение» рассматривается
взаимодействие операций индивидуализации и обобщения, при котором
происходит сужение представления о предмете мысли до класса и его
индивидуализация в целом. При этом представление о классе не
противопоставляется другим и не сравнивается с ними. Например:
There was romance in every place. But Venice, like Oxford, had kept the
background for romance, and, to the true romantic, background was everything,
or almost everything. (O. Wilde)
Аналогичным образом, индивидуализированное представление о
классе передают субстантивированные прилагательные с определённым
артиклем, которые могут обозначать группу людей, а также явление,
качество, состояние:
The tomb became a shrine, pilgrims came from distant destinations,
miraculous wonders occurred, the sick threw off their crutches, the mad grew
wise, the dumb began to speak. (M. Bradbury)
Раздел 5.2. «Индивидуализация вне связи с обобщением» посвящён
рассмотрению специфичного представления об одном или нескольких
отдельных
предметах,
которое
формируется
как
на
основе
классифицированного или абстрактно-обобщённого представления, так и
самостоятельно. Ср.:
Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. М., 1998.C. 162.
Говоря о соотношении предмета (объекта) и его обозначения в семиологической грамматике, Е.С.
Кубрякова употребляет термин «дискретизация» в более широком смысле: «Объект – это простейший
результат дискретизации универсума, выделения в пространстве его отдельных фрагментов, признания за
выделенным объектом известной обособленности и самостоятельности…» Кубрякова Е.С. Указ соч. C. 242.
60
61
22
Thrown by accident into her society many years ago, my soul from our first
meeting burned with fires it had never before known; but the fires were not of
Eros… (E. Poe)
При сужении названного предмета мысли до составляющих его
компонентов прямая зависимость когнитивного процесса индивидуализации
от предшествующей ему операции классификации может только
подразумеваться:
At Kennedy the cab dropped him at the BA terminal. He duly queued,
checked in, rid himself of his holdall, queued again for Security, and at last made
his way to the departure lounge. He bought a bottle of Scotch in the duty-free, a
Newsweek and Advertising Age from the newsstand. Finding a chair he sat,
slumped with tiredness, waiting for his flight to be called. (R. Pilcher)
После того, как для читателя четко обозначена ситуация, т.е. место
действия – аэропорт, то в столь же индивидуализированном виде предстают
все объекты на его территории, например, зал отправления, магазин
беспошлинной торговли, газетный киоск и т.п.
В
разделе
5.3.
«Индивидуализация
и
ограничивающие
определения» рассматривается назначение ограничивающих определений в
составе именных форм с определённым артиклем, которые отражают
максимальное сужение предмета мысли и поэтому способствуют его
максимальной конкретизации. Такие определения выражаются, в основном,
прилагательными
в
превосходной
степени,
подчеркивающими
исключительность описываемого предмета:
The carrier’s horse was the laziest horse in the world... (Ch. Dickens) At
the top of the house, on the fourth floor, the most attractive, sophisticated and
lovely girls had their rooms. (M.Spark)
К этой группе определений следует также отнести прилагательные с
похожим значением в положительной степени сравнения: the ultimate
decision, the real thing, the right time, the wrong number, the present book, и т. д.
Когда когнитивная операция индивидуализации осуществляется на
основе фактов, сведений, непосредственно касающихся предмета мысли вне
связи с операциями отвлечения и классификации, то определения следуют за
определяемым существительным и могут вводиться с помощью предлога of,
а также принимать форму придаточного предложения. Ср.:
I remember that the curtains Holly clawed her way up and ruined that
first morning, <…> were particularly ordinary themselves. It embarrasses me
even to think about them. They were of the dusky-rose velvet kind, totally
unimaginative. But I daresay they suited the clutter we lived with then; the chaos
of books and papers and children’s homework… (F. Weldon) You are not the
Andrew Manson I married. (A. Cronin)
В
разделе
5.4.
«Противопоставление
и
соположение»
рассматривается употребление абстрактных и конкретных существительных,
допускающих и нулевой, и определённый артикль. Так как в целом ряде
случаев
в
парном
употреблении
существительные
сохраняют
противоположные
лексические
значения
и
для
выражения
23
индивидуализированных представлений, то методологически важно
разграничить
операцию
противопоставления,
свойственную
абстрагированию,
и
операцию
соположения,
характерную
для
индивидуализации. Ср.:
The spirit is willing but the flesh is weak. (Longman)
Анализируемые формы обозначают не оппозицию обозначаемых
представлений: они выделяются и сополагаются как составляющие одно
неделимое целое – человека, произносящего эту ироничную фразу, который
обладает телом и духом.
Аналогичную мысль о человеческой природе может выразить и другая
именная пара:
If we tried to formulate our meaning in one word we should say that these
three writers are materialists. It is because they are concerned not with the spirit
but with the body… (V. Woolf)
В Главе 6 «Категория абстракции/конкретизации: когнитивный
анализ» представлен системный анализ категории, понимаемой как рубрика
знания и обозначаемой заголовочным словом в словаре, объединяющим его
употребления в трёх артиклевых формах, каждая из которых соответствует
особому типу представления о предмете.
Предмет
анализа
составили
категории,
обозначаемые
существительными, life, business, man и town, выбор которых обусловлен
принадлежностью к разным лексическим классам (абстрактным и
конкретным), разработанностью лексических значений и возможностью
употребления в трёх артиклевых формах. Поскольку анализ проводился на
материале толковых словарей, его подготовительный этап заключался в
извлечении иллюстративной фразеологии и разделении её на 3 группы в
соответствии с категориальной формой существительного с артиклем.62
Принцип когнитивного изучения категории осуществлялся от мысленного
представления о предмете к обозначающей его артиклевой форме имени, и от
артиклевой формы имени к значению.
Категория life. Анализ показал, что основу категории, обозначаемой
существительным life, составляют широкие абстрактно-обобщённые
представления, так как большая часть иллюстративной фразеологии
включает данное имя с нулевым артиклем. Несмотря на то, что извлечённые
из словарей примеры сопровождают разные словарные значения данного
имени, их объединяет наивысшая степень абстракции и категориальное
значение противопоставления, которое реализуется как а) жизнь и смерть
(примеры 1-8); б) живая природа и неживая природа (9-10); в) разбуженная
весной и спящая зимой живая природа (11); г) флора и фауна (12); д) человек
и окружающий мир (13); е) культурная, политическая жизнь и другие формы
жизни общества (14-15); ж) будничная работа и отдых в выходные (16); з)
семейная и одинокая жизнь (17); и) тяжелая и легкая жизнь (18-19); к)
62
Longman Dictionary of English Language and Culture. Longman, 1998. Macmillan English Dictionary for
Advanced Learners. Macmillan, 2002. Oxford Advanced Learner’s Dictionary. Oxford, 2005.
24
реальность и художественный вымысел (20-23); л) жизнь как интерес,
энергичная деятельность, удовольствие и жизнь как скука и обязанность (2426):
1) Life goes on.
2) Life’s too short.
3) Life is cheap.
4) Where there’s life, there’s hope.
5) Hurry, doctor, it’s a matter of life and death.
6) I wish I could bring him back to life.
7) He risked life and limb to bring us these news reports.
8) The plant may recover; it’s dry and withered, but there’s still life in it.
9) The floods caused a massive loss of life.
10) Life began on Earth millions years ago.
11) In spring the countryside bursts into life.
12) There is little plant life in the desert.
13) Is there intelligent life elsewhere in the universe?
14) Cultural life in England takes so many forms that a brief summary can
only attempt to suggest its variety.
15) She enjoyed political life.
16) Commuting is a part of daily life for many people.
17) How is married life suiting you?
18) We bought a dishwasher to make life easier.
19) That’s life./Such is life.
20) Life isn’t like in the movies.
21).The story is very true to life.
22) We all know this would never happen in real life.
23) She had lessons in drawing from life.
24) You really see life in my job.
25) ) Life begins at forty.
26) A new TV series in which history really comes to life.
Употребления существительного life с неопределённым артиклем,
обусловленные классифицированными представлениями о предмете,
характеризуются сужением категориального значения сравнения, которое
связано с отнесением предмета мысли к некоему классу и определяется как
«период жизни, существования, деятельности, свойственный всем живым и
неживым предметам, или образ жизни, имеющий ограничения во времени и
пространстве». Уточнение предмета мысли происходит с помощью
определений в результате сравнения по таким признакам, как а)
тяжесть/беззаботность жизни (1); б) спокойствие/напряжённость (2); в)
полноценность/недостаточность (3); г) добропорядочность/преступность (4);
д) прежний/новый уклад жизни (5); е) самостоятельность/зависимость (6):
1) She’s had a hard life.
2) I just want to be able to lead a quiet life.
3) He has a full social life.
4) Since an early age he’d led a life of crime.
25
5) They emigrated to start a new life in Canada.
6) Have a life of its own.
Функционирование имени life с определённым артиклем обусловлено
индивидуализированными представлениями о предмете мысли, которые
исключают противопоставление и сравнение. Поэтому, оставаясь
абстрактным, оно приобретает самый конкретный смысл по сравнению с
употреблением в абстрактно-обобщённом и классифицированном значениях.
Операция дискретизации сужает и закрепляет представления, выделенные на
уровне абстракции (примеры 1-5) и классификации (6-8). В частности,
индивидуализируется только одна сторона противопоставлений а) жизни и
смерти (примеры 1-2), б) реальности и подражания ей (3), в) жизненной силы
и апатии, г) жизнерадостности и страдания (5):
1) What do you think will happen in the life to come?
2) The criminals scared the life out of the girl.
3) What an accurate portrait – it’s him to the life.
4) He was the life and soul of the party.
5) This is the life.
В примерах 6-8 индивидуализируются классифицированные
представления об образе жизни конкретной группы людей – кинозвезд (6), о
сроке полномочий действующего правительства (7) и средней
продолжительности работы телевизора (8):
6) The life of a film star is not always a glamorous one.
7) During the life of this government, unemployment has increased by 5 %.
8) The average life of a television is about 10 years.
Проведённый
когнитивный
анализ
структуры
«артикль
+
существительное»
позволяет
систематизировать
и
упорядочить
представления в составе категории, соответствующие уровню познания
предмета, и отражаемые ими категориальные значения. Таким образом, с
одной стороны, можно составить целостное понятие о предмете, а с другой,
объяснить широкую вариативность возможных представлений нем,
свойственную носителям языка.
В Главе 7 «Когнитивный анализ структуры “артикль +
существительное” в составе фразеологии» методика когнитивного анализа
категории применяется к артиклевым формам частотных существительных
head, hand, foot, cat, dog, ball, storm во фразеологических единицах с
различной степенью спаянности компонентов.63 В результате подтверждается
наличие
у данных
форм
тех
же
категориальных
значений
противопоставления, сравнения и дискретизации, которые неизменно
обусловливаются соответствующими операциями, направленными на
предмет мысли. При этом учитывается и метафоризация данных форм,
О фразеологических единицах см. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.,1966. С 112,
370. Смирницкий А.И. Лексикология английского языка. М., 1956. Ахманова О.С. et al. Проблемы
неидиоматической фразеологии. М, 1971. Виноградов В.В. Об основных типах фразеологических единиц в
русском языке. Избранные труды. Лексикология и лексикография. М., 1977. Тер-Минасова С.Г.
Словосочетание в научно-лингвистическом и дидактическом аспектах. М., 1981.
63
26
которую обусловливает сложная когнитивная схема проецирования по
аналогии, т.е. соотнесение непосредственно не наблюдаемых предметов
мысли с более простыми и конкретными наблюдениями в целях
сопоставления нового опыта с уже имеющимся.64 Возможность соотнесения
абстрактных понятий с конкретными предметами по целому ряду их
признаков обусловливает наличие нескольких представлений, выражаемых
той или иной артиклевой формой. Например, нулевые артиклевые формы
имени hand во фразеологизмах take somebody in hand и get out of hand
отражают способность руки брать, захватывать и поэтому передают
противопоставление возможности и невозможности контроля за ситуацией,
близости и недосягаемости цели, а в идиоме live from hand to mouth то же
свойство руки, переосмысленное в способность получать деньги,
зарабатывать реализуется в противопоставлении жизнеобеспечения и траты
(«проедания») зарабатываемых средств. Одновременно та же форма в составе
фразеологизма by hand выражает мысленное противопоставление ручного
труда механизированному.
Формы имени hand с неопределённым артиклем во фразеологизмах
give somebody a hand, lend a hand, have a hand in something, give somebody a
big hand/ a big hand for somebody демонстрируют сужение представлений,
отмеченных на уровне абстракции и передают категориальное значение
сравнения: при том, что ключевое слово приобретает смысл участия,
поддержки, оказываемых в какой-либо ситуации, речь идет об одной руке из
двух, а значит, об оказании помощи в виде предоставления другому
половины того, что имеется у дающего, что ставит обоих в равное
положение.
Формы имени hand с определённым артиклем во фразеологизмах at the
hands of/fall into the hands of дискретизируют представление о руке как
власти, влиянии, что обусловливается обязательным указанием на
конкретного человека, имеющего такое влияние.
В конце Части I приводятся основные выводы.
Часть II «Структура “артикль + существительное“ и субъективная
категоризация мира» состоит из семи глав.
В Главе 1 «Артикли как предмет лингвостилистического
исследования»
приводится
обзор
литературы,
посвященной
стилистическому функционированию артиклевых форм существительных в
английском языке. Отмечается малочисленность работ в этой области,
сведение вопроса к стилистическому опущению артикля,65 недооценка
стилистического потенциала собственно артиклевых форм,66 и в связи с этим
недостаточность освещения в учебной литературе. Подчёркивается важность
выводов об артикле как показателе функционального стиля,67 а также
64
Lakoff G., Brugman C. Argument Forms in Lexical Semantics/Proceedings of the 12th Annual Meeting of the
Berkeley Linguistic Society, 1986. P.32-45.
65
См. сноски 6, 7.
66
Соболев И.П. Указ. соч. C.21. Иванова Т.Ю. Английский артикль и его функционально-семантические
соответствия. Автореф. дисс. … канд. филол. наук. М., 1997. C.22.
67
Рейман Е.А. Английский артикль: Коммуникативная функция. Л., 1988.
27
применения транспозиции в качестве критерия стилистического
функционирования языковых единиц, понимаемой как «расхождение между
традиционно обозначающим и ситуативно обозначающим на уровне
морфологии», 68 и возможность её использования в дальнейшей разработке
темы.
Для изучения стилистики английских артиклей предлагается метод
лингвостилистического анализа, разработанный на кафедре английского
языкознания филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, в
основе которого лежит использование знаковой теории. Согласно ей
семиотические функции языковых единиц, состоящие в выражении некоего
обобщённого содержания, могут дополняться метасемиотическими
функциями, которые заключаются в указании на новое, дополнительное
содержание, а именно наличие эмоционально-экспресивно-оценочных
коннотаций.69
Соответственно,
различаются
семантический
и
метасемиотический уровни анализа различных языковых единиц.
Семантический анализ языковых единиц, используемых в соответствии с
нормой, выявляет их стилистическую нейтральность, в то время как
метасемиотический анализ единиц, употребление которых строится на
расхождении с нормой, устанавливает стилистически маркированные
единицы.
Использование этого метода при изучении стилистического
функционирования глагольных категорий таксиса и вида в английском
языке70 позволило сделать вывод о возможности применения её к
грамматической категории абстракции/конкретизации. Оно заключается в
сопоставлении категориального значения, присущего нормативному
употреблению артиклевой формы имени, т.е. отвечающего рекомендациям
толковых словарей английского языка и требованиям грамматических
справочников, и нового метасемиотического содержания, возникающего при
отступлении от нормы.71
В конце главы делается вывод о необходимости установления и
тщательного описания различных типов расхождений с грамматической
нормой, чаще всего обнаруживаемых в функциональном стиле
художественной литературы. Имеются в виду такие нестандартные
Арнольд И.В. Стилистика. Современный английский язык. Учебник для вузов. М., 2005.C.191.
The Principles and Methods of Linguostylistic Research/Ed. By O.S. Akhmanova. M., 1966. P.454..
Linguostylistics: Theory and Method/Ed. by Akhmanova O.S. M., 1972. P. 29. Аkhmanova O.S., Idzelis R.F.
Linguistics and Semiotics. Moscow: Moscow Univ. Press. M., 1979. Назарова Т.Б. Филология и семиотика. М.,
2003. С. 130-139.
70
Дорошенко М.В. Что следует понимать под метасемиотическими (стилистическими) функциями
морфологических противопоставлений?// Вестник МГУ. М., 1976. №3. C.31-36. Дорошенко М.В.
Избыточное употребление длительных форм как морфостилистическое явление в английском языке. //
Вестник МГУ. М., 1977. №2. C.79-81. Doroshenko M.V. The metasemiosis of grammatical morphological
categories// The Morphology of the English Verb. Ed. By Olga Akhmanova and Victoria Belenkaya. M., 1975.
C.133-143
71
В этом состоит новизна данного подхода и отличие от концепции И.В.Арнольд, в которой стилистические
функции артиклей рассматриваются отдельно от стилистики грамматических форм существительных. См.
Арнольд И.В. Указ соч. C. 198-202.
68
69
28
употребления имени с артиклем, которые ни при каких обстоятельствах
нельзя назвать ошибками: они представляют собой результат осознанных
действий авторов – мастеров художественного слова, по-своему, в
стилистических целях использующих артиклевые формы имени. Эти
употребления расходятся с общепринятой нормой, но при этом не
противоречат особенностям категоризации в английском языке.
Глава 2 «Типы стилистического употребления артиклевых форм
существительного» состоит из 7 разделов.
В разделе 2.1. «Отклонение узуса от словарных данных»
рассматриваются нестандартные употребления артиклевых форм имени,
нарушающие строгие грамматические ограничения, указываемые в словарях.
Так, согласно одному из них, неисчисляемые существительные не могут
употребляться с неопределённым артиклем. Это означает, что при наличии
абстрактно-обобщённых
и индивидуализированных представлений о
предмете мысли у носителей английского языка
отсутствует
классифицированное представление о нем:
The poem has been set to music. Every week they get together to make
music. I had to play it without the music. (Oxford)
Однако в художественной речи нередко встречаются отклонения от
нормы, которые связаны с осознаваемой автором необходимостью придать
имени сравнительное значение, чтобы наиболее точно и адекватно передать
свое представление о предмете мысли. Примером субъективной
категоризации мира является использование указанного имени с
неопределённым артиклем, что требует сравнительного определения:
Ah Kay lit himself a cigarette, and taking an odd, stringed instrument,
something like a banjo, amused himself by playing softly. The thin notes straggled
along the air, disconnected sounds they seemed, as if now and then you heard the
beginning of a melody, it was not completed and your ear was deceived; it was a
slow and plaintiff music, as incoherent as the varied scents of flowers, and it
seemed to offer you but indications, a hint here and there, the suggestion of a
rhythm, with which to create in your own soul a more subtle music than ears
could hear. (W.S. Maugham)
Раздел 2.2. «Отклонение узуса от грамматических правил»
посвящен анализу целого ряда расхождений с правилами, регулирующими
употребление
артиклей
с
нарицательными
и
собственными
существительными.
Нестандартное использование нарицательных имен проявляется в
нарушении порядка следования артиклевых форм, например, в выборе
неопределённого артикля после употреблении того же имени с
определённым артиклем в составе стилистического приема повтора:
She made the girls a doll’s house out of a tea-chest – anguished secret hours
with plywood and saw and hammer and tacks and battered fingers. Wallpaper
remnants, carpet offcuts and real pictures on the walls, in tiny photograph frames.
She was the good mother. All right, so they didn’t have holidays in Spain or
29
Greece, but they had a dolls’ house. They had a mother who fetched them from
school, who helped them with their homework, who paid attention. (P. Lively)
Употребление с артиклями собственных имен, которые по правилам
этого не допускают, означает перевод их в разряд нарицательных и также
подчиняется художественному замыслу автора, использующего различные
стилистические приемы. Например, использование формы с неопределённым
артиклем для усиления сравнения определяет сущность антономазии, с
помощью которой происходит перенос характерных черт и свойств одного
человека на другого:
‘I don’t pretend to be a great painter,’ he said. ‘I’m not a Michael Angelo,
no, but I have something.’ (W. S. Maugham)
Когда же подчеркивается не частичное сходство двух людей, а их
точное подобие, то антономазия выражается именем с определённым
артиклем,
которое
сопровождается
обязательным
определением,
подчеркивающим индивидуальность персонажа:
Elliot, the costume too large now for his emaciated frame, looked like a
chorus man in an early opera of Verdi’s. The sad Don Quixote of a worthless
purpose. (W. S. Maugham)
В разделе 2.3. «Функционально-стилистическое опущение артикля»
опущение артиклей в стилистических целях рассматривается в
сопоставлении со стилистическим функционированием нулевой артиклевой
формы имени. При наличии у обоих типов усилительной функции их
разграничение предлагается проводить на основе присущего нулевой
артиклевой форме категориального значения противопоставления.
Материалом для анализа явились параллельные синтаксические
конструкции, допускающие оба явления. Например:
Bernard reversed straight out of the new garage into the road and hit a
passing van. Car and van were written off though no one was hurt. But Bernard
fainted so she took him into casualty. (F.Weldon)
В отличие от нулевых артиклевых форм, выражающих
противопоставление в оборотах rain or shine, man and boy и т.п.,
рассмотренных в Части I (см. раздел 3.3.), формы car and van выражают
индивидуализированные значения, так как на основании изложенного в
предшествующем предложении обозначаемые ими предметы мысленно
дискретизируются и сополагаются, но никак не противопоставляются.
Опущение неопределенного артикля, выражающего классификацию,
проявляется в параллельных конструкциях, включающих повтор имени:
In Meryton they parted; the two youngest repaired to the lodgings of one of
the officers' wives, and Elizabeth continued her walk alone, crossing field after
field at a quick pace, jumping over stiles and springing over puddles with
impatient activity, and finding herself at last within view of the house, with weary
ancles, dirty stockings, and a face glowing with the warmth of exercise. (J. Austen)
Стилистическая окрашенность приведенных форм определяется
индивидуальностью употребления, отличающегося от языковых единиц типа,
hand in hand, from time to time, side by side, зафиксированных в словаре.
30
Опущение артикля способствует сжатости и динамичности
художественной речи, сопровождая также абсолютные номинативные
конструкции (Nominative Absolute Constructions), в составе которых
существительные употребляются либо в классифицированном, либо в
индивидуализированном значении:72
And cigar in his mouth, old Jolyon said: “Play me some Chopin.”
Crouching, hand round knees, she turned her face to get the warmth of the sun.
(J. Galsworthy)
Специфика стилистического опущения артикля далее раскрывается в
заголовках газет и журналов, привлекающих внимание к наиболее
содержательным элементам, выраженным знаменательными частями речи, а
также в неофициальной письменной речи, например, частных письмах или
коротких записках. Ср., например, употребление существительных,
обозначающих названия блюд в обычной связной речи и рецептах
приготовления, требующих особой краткости изложения:
We’re exhausted, they said, we’re just going to come to you and collapse.
Oh, and can you be a darling and do us a Caesar salad for Boxing Day, and there
will be dates and grapes and a prune stuffing for the goose, won’t there?
She went upstairs and when she came down she was carrying a suitcase in
one hand and a letter in the other. The letter she placed upon the kitchen table. It
said: ‘To make soup, chop vegetables for many hours. For cake – mix, whip, etc.,
until exhausted. Ingredients for crab mousse and Caesar salad and prune
stuffing and elaborate dessert in fridge.’ (P. Lively)
Исследование многочисленных случаев опущения артикля позволяет
предположить, что этот стилистический прием является характерным
признаком письменной речи и позволяет авторам создавать разнообразные
художественные эффекты.
В разделе 2.4. «Стилистическое функционирование субстантивных
артиклевых форм» рассматривается переход лексических единиц из
различных частей речи по конверсии в разряд существительного, в
результате которого они приобретают соответствующие морфологические
признаки имени, в том числе и артикль. Материал составляют
субстантивированные артиклевые формы прилагательных, числительных,
наречий и местоимений, что и придает им стилистическую значимость:
1) Every why has a wherefore. 73
2) "At any rate it was a he, wasn't it." (A.Christie)
3)The more you have, the more you want.
4) He travels the fastest, who travels alone.
5) From the two he loved best, Charles had received no toughening
influences, learned nothing of harshness or reality, and the home in which he grew
to manhood was as soft as a bird's nest. (M. Mitchell)
72
Biber D. et al. Op. cit. C. 137.
Для анализа использовались примеры Н.Л. Огуречниковой, показывающие синтагмообразующую роль
артикля. См. Огуречникова Н.Л. Английский артикль. К вопросу о количественности в языковом
мышлении. М, 2006. С. 7, 476-482.
73
31
Общим для таких употреблений является обусловленность
субстантивации эллипсисом, результатом которого является опущение
соответствующего имени или целой фразы: a wherefore = a purpose; a he = a
male person/man; the more you want = the more money you want; travel the
fastest = travel in the fastest possible way; the two = the two persons/people.
Субстантивированные формы являются ярким и компактным
средством выражения, используемым для усиления значений сравнения и
дискретизации. Таким образом, с помощью неопределённого артикля автор
обращает внимание читателя на разницу между вопросительными словами
why и wherefore, имеющими соответствующие классифицированные
значения причины и цели, а также делает акцент на персонаже мужского
пола. Усилительный характер форм с определённым артиклем проявляется
как в клишированных выражениях (3-4), где индивидуализации
способствуют определение после определяемого слова и прилагательное в
превосходной степени, так и в оригинальном употреблении (4).
Раздел 2.5. «Артиклевые формы в составе стилистических
приемов» показывает, как нормативное употребление артиклевых форм
имени может становиться стилистически окрашенным при вовлечении их в
создание каких-либо стилистических приемов, например, нарастания:74
To Sandy the unfamiliar pineapple had the authentic taste and appearance of
happiness, and she focused her small eyes closely on the pale gold cubes before
she scooped them up in her spoon, and she thought the sharp taste on her tongue
was that of a special happiness, which was nothing to do with eating, and was
different from the happiness of play that one enjoyed unawares. (M. Spark)
Полный набор и строгий порядок следования форм – от абстрактнообобщенной через классифицированную к индивидуализированной передает постепенное и все более четкое ощущение героиней-школьницей
необыкновенного счастья, когда она впервые пробует в гостях у своей
учительницы ананас.
В разделе 2.6. «Авторская игра в артиклевых формах
существительного» анализу подвергаются авторские усилительные
употребления, часто выделяемые с помощью соответствующей пунктуации –
кавычками или курсивом:
‘And once we’d read it’ she continued letting the girl into her apartment, ‘he
just let it drop that Jonathan Worth is a friend of his, and that he’d also read the
play and liked it and was willing to consider doing it with the company.’
‘The Jonathan Worth?’ Maureen demanded on an incredulous note. ‘The real
Jonathan Worth? You know someone who knows the real Jonathan Worth and
you never told me?’ (A. Thorne)
Термин нарастание аналогичен термину восходящая градация (climax), который используется для
обозначения
фигуры речи, состоящей в таком расположении частей высказывания, что каждая
последующая часть оказывается более насыщенной, более выразительной или впечатляющей, чем
предыдущая. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966. С. 197.
74
32
Проведённый в разделах 2.1.-2.6. анализ стилистически маркированных
артиклевых форм имени позволяет сделать вывод о том, что их
метасемиотическое содержание состоит в усилении передаваемой ими
семантики: нулевые формы акцентируют категориальное значение
противопоставления, формы с неопределённым артиклем усиливают
значение сравнения, а формы с определённым артиклем особо выделяют
значение дискретизации.
В разделе 2.7. «Стилистика артиклевых форм существительного в
английском языке: когнитивный и семиотический подходы» на
основании представленного в главе стилистического анализа процесс
формирования
метасемиотического
значения
артиклевых
форм
рассматривается через призму взаимодействия понятий транспозиции и
категоризации. Согласно Е.С. Кубряковой, транспозиция представляет собой
процесс переозначивания, так как она служит целям подведения под
определенную категорию (категоризации) и одновременно уточнения ее
члена новым признаком (субкатегоризации), что приводит к «формированию
знаков с композиционным значением у каждого из таких знаков».75 Делается
вывод о возможности использования данного когнитивного процесса для
раскрытия сущности стилистического функционирования артиклевых форм
имени. Под влиянием прагматических условий речи происходит
функциональная категоризация, т.е. заимствование исходного признака
предмета и подведение его под новую субкатегорию,76 в результате которого
образуется новая ментальная структура – новое представление о предмете
мысли, получающее иное языковое обозначение в виде нестандартной для
данного имени артиклевой формы, и имя получает новое, дополнительное
категориальное значение.
При этом подчеркивается, что, несмотря на оригинальность восприятия
говорящим/пишущим предмета, отвечающего авторским интенциям и
потребностям языковой ситуации, процесс транспозиции носит строго
конвенциональный характер, так как происходит всецело под контролем
языковой системы. Это означает, что выбор артиклевой формы имени у
говорящих сводится к постоянному минимуму и регулируется тремя
мыслительными операциями – противопоставлением (абстрагированием),
сравнением (классификацией) и дискретизацией (индивидуализацией). При
этом функциональное опущение артикля не приводит к транспозиции, так
как в этом случае не наблюдается никакого изменения категориального
значения имени.
В Главе 3 «Стилистическое функционирование артиклевых форм
существительного в англоязычной поэзии» представлен анализ
стилистически маркированного материала, обнаруженного в произведениях
Байрона, Вордсворта, Китса, Кольриджа, Хаусмена, Шелли, По, Уитмена и
др. Проведённый отбор выявил малочисленность стилистически окрашенных
75
76
Кубрякова Е.С.. Указ. соч. С. 347.
Кубрякова Е.С. Там же. C. 326, Болдырев Н.Н. Категориальное значение глагола. СПб, 1994.
33
артиклевых форм имени и наличие трёх типов из шести: отклонение от
словарных данных, нарушение правил и опущение артикля.
В поэзии выбор артиклевых форм имени определяется ритмом
стихотворного произведения и подчиняется заданному размеру.
Положительные формы артикля как компоненты аналитической формы
являются безударными слогами и всегда составляют межиктовый интервал в
строке (безударный слог в стихе), а отсутствие артикля в нулевых формах и
при опущении артикля переносит акцент на знаменательное слово –
существительное, выделяя его лексическое значение.
В количественном отношении случаи употребления нулевых
артиклевых форм в поэзии значительно уступают опущению артиклей. Они
характерны для описания природы и выражают противопоставление морской
стихии и суши, моря и неба, неба и земли, а также солнца и луны,
абстрактный смысл которых можно трактовать как день и ночь, т.е. свет и
тьму:
Bards of Passion and of Mirth//Ye have left your souls on earth!//Have ye
souls in heaven too,//Double-lived in regions new?—Yes, and those of heaven
commune//With the spheres of sun and moon; (J. Keats)
Sublime on the towers of my skiey bowers,//Lightning my pilot sits,//In a
cavern under is fretted the thunder,// It struggles and howls at fits;//Over earth
and ocean, with gentle motion, (P.B.Shelley)
Опущение артикля является особенно выраженным и разнообразным в
творчестве известного английского поэта А. Хаусмена (1859-1939). В часто
используемых им параллельных конструкциях встречаются имена,
сохраняющие и значения дискретизации, и значения сравнения, выражению
которого способствует также отсутствие показателя множественного числа
при сохранении значения существительного. Ср.:
From north and south the sign returns//And beacons burn again. (From
Clee to heaven) Oh, bring from hill and stream and plain//Whatever will not
flower again,//To give him comfort: (A Shropshire Lad –II) Star and coronal
and bell//April underfoot renews,//And the hope of man as well//Flowers among
the morning dews. ( More Poems -XVI -Spring morning)
Данный пример показывает, как формы со значением сравнения
участвуют в создании приёма синекдохи, при которой происходит замена
названия целого названием его части.77
Отличительной чертой поэзии в целом является усиление
дискретизации, что представлено изобилием форм с определённым артиклем,
которые без предшествующей классификации конкретизируют для читателя
картину или образ, визуализируемые поэтом. Созданию ритмического
рисунка стихотворения, живой картины и настроения может способствовать
участие артиклевых форм имени в типичных для данной разновидности речи
повторах, аллитерации и персонификации:
77
См. Ахманова О.С. Указ соч. С. 405.
34
Before the Roman came to Rye or out to Severn strode,// The rolling
English drankard made the rolling English road,//A reeling road, a rolling road,
that rambles round the shire;// After him the parson ran, the sexton and the
squire;//A merry road, a mazy road, and such as we did tread//The night we went
to Birmingham by way of Beachy head. (G.K. Сhesterton)
The Rainbow comes and goes,//And lovely is the Rose,//The Moon doth
with delight//Look round her when the heavens are bare,//Waters on a starry
night//Are beautiful and fair; (W.Wordsworth)
Что касается усиления сравнения, то оно необходимо поэтам, чтобы
подчеркнуть нестандартность своих переживаний. При этом обязательное
наличие определений при имени с неопределённым артиклем повышает
экспрессивность создаваемых образов:
A grief without a pang, void, dark, and drear,//A stifled, drowsy,
unimpassioned grief,//Which finds no natural outlet, no relief, (S.T. Coleridge)//
Alone, alone, all, all alone,// Alone on a wide wide sea !//And never a saint took
pity on//My soul in agony. (S.T.Coleridge)
Rejoice, brave Land, though pride's perverted ire //Rouse hell's own aid, and
wrap thy fields in fire://Lo, from the flames a great and glorious birth;//As if a
new-made heaven were hailing a new earth! (W.Wordsworth)
Значение сравнения часто выражают имена собственные в составе
приема антономазии, которым поэты пользуются в целях более яркого
сопоставления. Так, Дж. Байрон выражает стремление проявить себя столь
же ярко, как известные английские политические деятели Чарльз Джеймс
Фокс и Уильям Питт Старший, Лорд Чэтам:
For the life of a Fox, of a Chatam the death,//What censure, what danger,
what woe would I brave!//Their lives did not end when they yielded their
breath;//Their glory illumines the gloom of their grave. (Lines addressed to the
Rev. J.T. Becher on his advising the author to mix more with society)
В Главе 4 «Стилистическое функционирование артиклевых форм
существительного в англоязычной прозе», материал которой составляют
произведения английской и американской литературы XIX-XX вв.,
отмечается значительное преобладание стилистически маркированного
материала по сравнению с поэзией и использование при всех шести ранее
перечисленных типов расхождения с нормой. Наблюдается также широкий
диапазон используемых стилистических приёмов, рассмотрение которых и
составляет основную цель данного раздела.
В разделе 4.1. «Стилистическое опущение артикля» утверждается,
что использование данного приёма в прозе играет столь же важную роль, что
и в поэзии, но различается в этих разновидностях художественной речи как в
содержательном, так и синтаксическом плане. Наибольшая частотность и
разнообразие опущения артикля отмечается в литературе XX века, в которой
этот прием становится одним из самых характерных стилевых элементов.78
78
См. Ахманова О.С. Указ. соч. С. 455-456.
35
Так, его активное употребление в романе современной британской
писательницы Х. Филдинг «Дневник Бриджет Джоунз», во многом
определяемое жанром дневника и повествованием от первого лица, приводит
к созданию разнообразных стилистических эффектов. В основном
усиливается комичность жизненных ситуаций, например, создается
атмосфера нервозности и тревоги, когда героиня ждет звонка своего друга:
Decided to nip round corner for cigarettes. On way up staires heard phone
ringing. Suddenly realizing had forgotten to put answerphone back on when Tom
rang, tore up staires, emptied contents of handbag on floor to find key and threw
self across from to phone ar which point phone stopped.(H.Fielding)
В похожей манере опущением артикля пользуется Л. Вайсбергер, автор
не менее нашумевшего романа «Дьявол носит Прада», используя его чаще
всего в параллельных конструкциях, в которых удобно передать разительный
контраст в состоянии персонажа или судьбы в целом:
I noticed he made the transition from seducer to friend of your parent quite
smoothly. (L. Weisberger)
Like a sun that falls out of the sky, leaving only pink and blue streaks where
it had shone seconds before, Emily’s face flashed from angry to contrite. (L.
Weisberger)
It was here that she transformed from highly put-upon editorial assistant
to gushing fashion slave. (L. Weisberger)
Опущение артикля в составе абсолютных номинативных конструкций
в драматическом рассказе Дж. Финни оказывается основным стилистическим
приемом, оказывающим эмоциональное воздействие на читателя:
Eyes squeezed shut, he watched scenes in his mind like scraps of motionpicture film – he couldn’t stop them. He saw himself stumbling suddenly sideways
as he crept along the ledge and saw his upper body arc outward, arms flailing.
For a single moment he knelt, knee, bones against stone on the very edge
of the ledge, body swaying and touching nowhere else, fighting for balance.
В разделе 4.2. «Стилистическое функционирование артиклевых
форм существительного» отмечается резкое возрастание художественного
потенциала форм с неопределённым артиклем в прозе по сравнению с
поэзией. Это подтверждают, например, многочисленные нестандартные
употребления существительного God:
If an all-good and all-powered God created the world, why did He create
evil? The monks said, so that man by conquering the wickedness in him, by
resisting temptation, by accepting pain and sorrow and misfortune as the trials sent
by God to purify him, might at long last be made worthy to recieve His grace. It
seemed to me like sending a fellow with a message to some place and just to make
it harder for him you constructed a maze that he had to get through, then dug a
moat that he had to swim, and finally built a wall that he had to scale. I wasn’t
prepared to believe in an all-wise God who hadn’t common sense. I didn’t see
why you shouldn’t believe in a God who hadn’t created the world, but had to
make the best of the bad job he’d found, a being enormously better, wiser, and
greater than man, who strove with the evil he hadn’t made and who you hoped
36
might in the end overcome it. But on the other hand, I didn’t see why you should.
(W.S. Maugham)
Not ‘Forgive us our sins”, but ‘smite us for our iniquities”, should be the
prayer of a man to a most just God. (O. Wilde)
And when that has happened, why, we might be able to invent a God as
good, as moral, as human beings. (F. Weldon)
“He is gone” murmured Sybil sadly. “I wish you had seen him.”
“I wish I had, for as sure as there is a God in heaven, if he ever does you
any wrong I shall kill him. (O. Wilde)
If there is a God I would like to humbly ask him to stop Daniel getting into
bed at night wearing pyjamas and reading glasses, staring at a book for 25 minutes
then switching off the light and turning over. (H. Fielding)
Нарушение нормы, требующей употребления нулевой артиклевой
формы для выражения противопоставления величия бога и слабости
человека, а также добра и зла, продиктовано стремлением выразить
индивидуальное представление человека о боге на фоне общепринятых
взглядов и, таким образом, усилить значение сравнения. Все приведённые
высказывания объединяет сомнение в справедливости Бога, посылающего
людям испытания, или в самом его существовании. Одновременно
выражается надежда на более доброжелательное отношение с его стороны,
что повышает уровень эмоционально-оценочного воздействия на читателя,
которое может варьироваться от торжественного до комического.
Исключительной частотностью отличаются формы собственных имен с
неопределённым артиклем, среди которых встречаются и имена людей, и
географические названия:
The name of the firm, Ullswater and York, had no geographical connotation.
There was a Mr Ullswater and a Mr York, partners. Mr Ullswater, by far the
elder of the partners, had now almost retired. Martin York was a rounded-faced,
square-cut man of about forty. (M. Spark)
At times this biography made him comfortably nostalgic for a verdant,
horse-drawn, affectionate England. (I. MacEwan)
‘Sometimes,’ said Bernard, ‘I too feel like going to a hotel somewhere and
looking out over a blue Mediterranean sea. It would be nice to be somewhere
different, just for a time, just for a couple of weeks.’ (F. Weldon)
‘…They like to think that Italy is like my pictures. That’s what they expect.
That’s what I expected Italy to be before I came here.’
And I think that was the vision that had remained with him always, dazzling
his eyes so that he could not see the truth; and notwithstanding the brutality of fact,
he continued to see with the eyes of the spirit an Italy of romantic brigands and
picturesque ruins. It was an ideal that he painted – a poor one, common, and
shop-soiled, but still was an ideal; and it gave his character a definite charm. (W. S.
Maugham)
Стилистическое выделение имен в первом примере продиктовано
желанием автора дополнительно предостеречь читателя от неверных выводов
относительно названия фирмы, так как фамилии создавших ее партнеров,
37
омонимичны
известным
географическим
названиям.
Остальные
высказывания объединяет оценочный характер анализируемых форм. Во
втором и третьем примерах они содержат явно положительные коннотации,
передавая идиллическое представление об Англии персонажа, живущего от
нее вдалеке, и идеализированное представление о Средиземном море
человека, уставшего от своей монотонной жизни и мечтающего об отдыхе в
совершенно незнакомом и далеком краю. Напротив, в последнем примере, в
форме an Italy можно отчетливо наблюдать критичное отношение автора к
оторванному от жизни представлению художника об Италии.
Глава 5 «Стилистическое функционирование артиклевых форм
существительного в английских литературоведческих текстах»
посвящена изучению стилистики артиклевых форм имени в особой
разновидности речи, занимающей промежуточное положение между
функциональными стилями художественной литературы и научного
общения. Ее специфическое отличие состоит в регулярном соположении
функций сообщения и воздействия,79 необходимом для вынесения оценки
идейно-эстетическому содержанию произведений.
Отбор стилистически маркированного материала проводился в
соответствии с принципами, разработанными на кафедре английского
языкознания филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова для
изучения данной функциональной разновидности речи.80 Это определило
обращение к текстам, авторами которых являются такие выдающиеся
художники слова, как О.Уайльд, Б. Шоу, В. Вульф и др., чей талант
проявился и в литературоведческих произведениях. Преобладание в них
функции воздействия, что сближает их с художественной речью, объясняет
наличие двух типов стилистически маркированных артиклевых форм:
отклонение от словарных данных и нарушение правил употребления.
В разделе 5.1. «Противопоставление (абстрагирование) в
стилистических целях» отмечается малочисленность стилистически
окрашенных нулевых артиклевых форм по сравнению с поэзией и прозой, но
указывается
на
своеобразие
использования
распространенных
существительных, уже рассмотренных в диссертации. Например, критик и
философ Кр. Колдуэлл использует имя man в абстрактном значении
«человечество в целом» для того, чтобы подчеркнуть, что существо человека,
его физическая природа противопоставляется обществу, которое создает
ограничения для проявления индивидуальности:
Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М., 1963.C. 6.
Чаковская М.С. Функция воздействия и функция сообщения как текстологическая проблема. Дисс. …
канд. филол. наук. М., 1978. Палиевская Ю.В. Терминология английского литературоведения как система.
Автореф. дисс. … канд. филол. наук. М., 1983. Лебедева Е. Б. Функция сообщения и функция воздействия в
современных английских литературоведческих работах. Дисс. … канд. филол. наук. М., 1983. Княжева Е. А.
Англоязычная литературная критика как предмет текстологического изучения. Дисс. … канд. филол. наук.
М., 1987.
79
80
38
Man is “free” so far as his “free” instincts, the “blood”, the “flesh”, are
given an outlet. Man is free not through but in spite of social relations. (Ch.
Caldwell)
В разделе 5.2. «Сравнение (классификация) в стилистических
целях» отмечается, что усиление классификации основывается, в основном,
на нарушении узуса, которому в значительной степени способствует
характерный для нарицательных имен прием стилистического повтора:
He (the poet) must be quite aware of the obvious fact that art never
improves, but the material of art is never the same. He must be aware that the
mind of Europe – the mind of his own country – a mind which he learns in
time to be much more important than his own private mind – is a mind which
changes, and that this change is a development which abandons nothing en route
which does not superannuate either Shakespeare, or Homer, or the rock drawing of
the Magdalenian draughtsmen. (T. S. Eliot – Tradition and the Individual Talent)
Выбор классифицированной формы, выражающей сравнение,
определяется стремлением автора подчеркнуть, сколь важным и
необходимым для поэта, ищущего тему для творчества, является осознание
им постоянных перемен в жизни общества и мышлении. Поэтому в
усилительной форме он проводит разницу между однажды усвоенными им
традиционными представлениями и новыми веяниями.
Наибольшее распространение в литературной критике получила
антономазия, так как перевод имени собственного в нарицательное
обеспечивает усиление сравнения и дает большую свободу выражения
собственного, оригинального мнения:
Trollope, it has often been said, is a lesser Thackeray. But the two novelists
cannot be linked in this kind of way. Trollope is big enough to exist in his own
right, and however inferior he may be to Thackeray as a writer, there are grounds
for considering him a more satisfying novelist. (The Pelican Guide to English
Literature/ed. by B. Ford)
Артиклевая форма имени собственного и сопутствующая ей
сравнительная форма прилагательного позволяют автору в яркой форме
сравнить двух писателей викторианской эпохи Троллопа и Теккерея. Хотя по
общепринятому мнению, они принадлежат одному литературному
направлению, по величине и масштабу Троллоп значительно уступает
Теккерею. Именно с этой традиционной точкой зрения критик не согласен,
на чем и делает акцент.
В
разделе
5.3.
«Дискретизация
(индивидуализация)
в
стилистических целях» сначала приводятся примеры стилистического
употребления нарицательных имен с определенным артиклем:
While Miss Austen was delineating the restricted life of a provincial lady,
Scott, taking eight hundred years of Scots, English and French history as his
province, was changing the whole course of the novel throughout Europe. Indeed,
he was the European novelist, as Byron was the poet, and a later generation of
novelists, Balzac, Dumas, and the Russians among them, were to look back to him
as a father.(The Pelican Guide to English Literature/Ed. by B.Ford)
39
Здесь, с помощью авторского курсива, выделяющего определённые
артикли, намеренно подчеркивается исключительность литературных
талантов Байрона и Скотта.
Форма имени собственного с определённым артиклем часто
сопровождается яркими эпитетами, усиливающими специфику творчества
писателя или поведения персонажа:
…it is an aggressive, conscious, challenging person astride before a fire, and
a little distended by dinner and a sense of social and literary precedences, who uses
the first person in Thackeray's novels. It isn’t the real Thackeray; it isn’t a frank
man who looks you in the eyes and bares his soul and demands your sympathy.
(G.H. Wells - The Contemporary Novel)
That is the plot, but much of the charm of the play lies in its interludes of
song and dance, and old changes like the giant Huanebango and the mad
Venelia. (A. Burgess – Early Elizabethan Drama)
Раздел 5.4. «Индивидуально-авторское использование артиклевых
форм существительного в литературно-критических эссе В. Вульф»
посвящен своеобразию стилистического функционирования всех типов
артиклевых форм, включая опущение артикля, которые относятся к
основным стилевым особенностям литературоведческих произведений
В.Вульф.
В отличие от других литературных критиков, В. Вульф использует
нулевые артиклевые формы в терминологических значениях. Так,
конкретные существительные character и incident приобретают абстрактнообобщенный смысл, обозначая результаты двух совершенно разных
творческих процессов – создание сюжета и работа над характером
персонажа:
But as stories they are good, and, though incident is more important than
character, yet they contain a robust flavour which reminds us of Tom Jones and
Oliver Twist. (Modern fiction)
Спецификой творчества В.Вульф является также активное опущение
артиклей в параллельных конструкциях:
The usual ceremonies and conventions which keep reader and writer at
arm’s length disappear. We are as close to life as possible. (The Sentimental
Journey) Images, anecdotes, illustrations drawn from sea, sky, and earth race and
bubble from their lips. (Sir Walter Scott)
Артиклевые формы имени в эссе В.Вульф служат не только созданию
определенного стилистического эффекта, но и способствуют выражению
основной мысли автора. Например, подробно анализируя произведения
русских авторов – Толстого, Достоевского и Чехова, автор приходит к
выводу о специфичности русской литературы, делающей её столь непохожей
на какую-либо другую. Поэтому нестандартная форма существительного
literature с неопределённым артиклем наилучшим образом выражает
позицию автора и подчёркивает разницу между знакомой и понятной
английскому читателю западной литературой и непонятной русской
литературой:
40
But the mind takes its bias from the place of its birth, and no doubt, when it
strikes upon a literature so alien as the Russian, flies off at a tangent far from the
truth. (The Russian Point of View)
Своеобразием творческого метода В. Вульф является использование
развернутых, или последовательных метафор,81 что говорит о ее
высочайшем мастерстве литератора. Иногда на одном этом приеме строится
целое эссе, так как он является основным средством выражения авторской
идеи. Значительную роль в этом играют артиклевые формы имени. Так, в
названии эссе, посвященном Лоренсу Стерну, «The Sentimental Journey»
форма имени участвует в создании центральной метафоры, развертывание
которой связано с обыгрыванием названия знаменитого романа Стерна «A
Sentimental Journey». Благодаря изменению артиклевой формы усиливается
первоначальное значение имени, выраженное Стерном, а именно
путешествие, главная цель которого состоит в получении свежих ощущений
от увиденных достопримечательностей. Кроме того, данная форма
приобретает новые, метафорические значения, раскрываемые в эссе: В.
Вульф имеет в виду и тот путь, который Стерн прошел как один из
создателей нового литературного направления, и тот путь, по которому идет
воспринимающий его произведение читатель, постигая мир не только
рационально, но и во всей полноте чувств.
Предметом Главы 6 «Артиклевые формы существительного и
метод
лингвопоэтического
анализа82»
является
определение
лингвопоэтической значимости артиклевых форм существительных, т.е.
таких их свойств, которые обеспечивают эстетическое воздействие,
необходимое автору для воплощения его идейно-художественного замысла.83
При этом методологически важно отличать лингвопоэтический метод
исследования от лингвостилистического, принимая во внимание тот факт,
что на практике они должны сочетаться и дополнять друг друга.84
В разделе 6.1. «Лингвопоэтические функции артиклевых форм
существительного в поэзии» лингвопоэтические свойства артиклевых форм
рассматриваются в сопоставлении с их свойствами, выявленными на уровне
лингвостилистики: они не только участвуют в создании стилистических
приемов, но и повышают образность поэтического произведения. Например,
Fall, winter, fall; for he,// Prompt hand and headpiece clever,// Has
wowen a winter robe,// And made of earth and sea// His overcoat for ever,// And
wears the turning globe. (Last Poems - XX)
Последовательная (=расширенная, устойчивая) метафора англ. sustained metaphor. Ряд внутренне
связанных и взаимно друг друга дополняющих метафор. Ахманова О.С. Указ. соч. С. 131.
82
Метод лингвопоэтического анализа был разработан на кафедре английского языкознания МГУ им. М. В.
Ломоносова. См. Задорнова В.Я. Восприятие и интерпретация художественного текста. М., 1984. Задорнова
В.Я. Словесно-художественное произведение на разных языках как предмет лингвопоэтического
исследования. Автореф. дисс. ... докт. филол. наук. М., 1992. Липгарт А.А. Лингвопоэтическое исследование
художественного текста: теория и практика. Автореф. дисс. … докт. филол. наук. М., 1996. Липгарт А.А.
Методы лингвопоэтического исследования. М., 1997.
83
Задорнова В.Я. 1992. С.20.
84
Задорнова В.Я. Там же. С. 21.
81
41
В этом стихотворении обращает на себя внимание наличие 2-х
параллельных конструкций, для анализа которых полезно применение
лингвостилистического и лингвопоэтического методов. Первое параллельное
соединение имен употребляется в составе нетипичной для поэзии
абсолютной номинативной конструкции, в которой опущены артикли.
Способствуя созданию приема олицетворения в столь развернутой форме,
существительные реализуют метафорические значения, что помогает
созданию образа зимы, выступающей в человеческом обличье. Таким
образом, данный стилистический прием оказывается лингвопоэтически
значимым.
Вторая параллельная конструкция содержит имена с нулевым
артиклем, о чем говорит значение противопоставления имен earth и sea. В
отличие от существительных hand и headpiece, имеющих только переносные
значения, имена earth и sea, с одной стороны, сохраняют свое прямое,
физическое значение, подчеркивая необъятность водного пространства и
суши, а с другой стороны, говорят о смене времен года и преображении
природы – на суше и на море, которое автор изображает в виде смены наряда.
Другими словами, эти имена становятся дополнительными элементами
данного стилистического приёма, также участвуя в создании образа зимы.
Представляется очевидным, что проанализированные формы
существительных привлекают внимание не только своей внешней стороной –
красотой звучания, ритмической организацией, т.е. усилительной
экспрессивной
функцией,
обеспечивающей
лингвостилистическую
значимость. Приобретая в контексте отвлеченное значение и образуя
ассоциативный ряд - a (woven) winter robe - earth and sea - the turning globe они оказываются содержательно значимыми элементами, выполняющими
полноценную лингвопоэтическую функцию.85 Здесь эти элементы
ассоциируются с мудростью природы и своевременностью смены времен
года.
В разделе 6.2. «Лингвопоэтические функции артиклевых форм
существительного в прозе» указывается на особую предрасположенность к
лингвопоэтическому функционированию именных форм с нулевым и
неопределённым артиклем. Особенно это проявляется в описательной прозе,
приближающейся по содержанию, стилю и даже ритму к поэзии.86 Это
положение подтверждает комплексное употребление всех трех артиклевых
форм существительного sea в романе С. Хилл «Миссис де Винтер»,87
которые подверглись эстетическому преобразованию. Комплексное
использование артиклевых форм позволило автору создать образ моря, как
Липгарт А.А. 1997. Указ. соч. C. 66-69.
Например, Т. Вевюрко, относя параллелизм наряду с рифмой, тропом, метром и рифмой стиха к обычным
признакам поэтического текста, подчеркивает, что его надо отличать от стихотворного, так как признаки
поэтического текста могут быть представлены и в прозе, придавая ей поэтичность. Вевюрко Т. Поэзия vs
проза и некоторые другие проблемы изучения архаической израильской поэзии//Библия.
Литературоведческие и лингвистические исследования. Вып 3. М., 1999.С. 84-108.
87
Роман С. Хилл представляет собой продолжение знаменитого романа Дафны де Морье «Ребекка».
85
86
42
источника опасности и таинственности, в котором преломляется судьба
героини:88
As we set off for the church there had been skeins of mist weaving in and
out of the trees, dissolved by the sun even as we watched, as the frost was melted
by it, and I had instinctively looked over to where I knew that, miles away, the sea
lay. When we had arrived at Dover on the previous evening it had already been
dark, and coming across the channel the sea had simply been dull, grey and
heaving about outside the ship’s windows, so that in a curious way, I had no real
sense of its being the sea at all: and then the car had sped up away, and on to the
long road.
In spite of all that it had meant to us for all, all the harm it has caused, I had
missed the slow drag of it up the beach, the hiss and suck over the pebbles, the
crash of it, smacking down on to the shore of the cove – the fact that it was always
there, sensed even through the densest fog that muffled every sound, and that
whenever I wanted to I had been to go down and simply look at it, watch its
movement, the play of its light upon it, see it change, the shadows shift, the surface
roughen. I had often dreamed of it, dreamed that I had gone there at night when it
was calm and still and gazed from some place above down upon the moonlit water.
The sea we had lived close to and walked beside at times during our exile was a
tideless, glittering sea, translucent, brilliantly blue, violet, emerald green, a
seductive, painted sea, quite unreal. <...> But to me he [Maxim] had been more,
a rock when I had believed that all around me was swirling, raging sea and I about
to drown in it. (S. Hill)
Образ моря необходим автору, чтобы убедительно передать контраст
между счастливым прошлым и жутким настоящим в душе героини, который
зиждется на сравнении Ламанша и французской Атлантики, на побережье
которой она провела много лет. В день ее приезда погода в Англии была
неприветливой, на море разыгрался шторм, и эта мрачная картина рисуется
героиней во всех деталях, поэтому существительные, используемые в этом
описании, в том числе sea, употребляются с определённым артиклем. Но
когда на фоне безрадостных мыслей о настоящем появляются светлые
воспоминания о другом, далёком море, спокойном и полном красок, автор
подчёркивает эту разницу с помощью разнообразных лексических и
грамматических средств, среди которых особенно выделяется форма имени
sea с неопределённым артиклем. После этого следует форма с нулевым
артиклем, которая дополняет картину, обозначая кульминационный момент в
создаваемом приёме нарастания, и реализует, главным образом,
метафорическое значение, которое является контекстуально обусловленным
– «беда, страдание и риск большой потери», все то, перед чем оказалась
героиня романа, утратив покой и счастье. Вместе с тем, учитывая то, что
после возвращения на родину жизнь героини протекает на морском
О лингвопоэтике образов, связанных с морем, см. Задорнова В.Я, Матвеева А.С. «Море» как элемент
создания образа в английской поэзии// Язык. Сознание. Коммуникация. Вып. 35. М., 2007. С.121-137.
88
43
побережье, в Корнуолле, можно утверждать, что сохраняется и прямое
значение этих слов, что свидетельствует об их полифоничности.
Глава 7 «Индивидуально-авторское использование артиклевых
форм существительного в английской литературе» посвящена анализу
стилистически и лингвопоэтически значимых артиклевых форм в
произведениях английской писательницы XIX в. Дж. Остин. Среди
стилистически
маркированных
употреблений
отмечаются
формы
абстрактных
существительных
с
неопределённым
артиклем,
предназначенных для выявления характерных для персонажа черт в целях
более яркого сравнения его с другими действующими лицами:
"In one respect, perhaps, Mr. Elton's manners are superior to Mr. Knightley's
or Mr. Weston's. They have more gentleness. They might be more safely held up
as a pattern. There is an openness, a quickness, almost a bluntness in Mr.
Weston, which every body likes in him, because there is so much good-humour
with it - but that would not do to be copied”. (Emma)
Среди артиклевых форм, приобретающих лингвопоэтическую
значимость, особое место занимают имена собственные, которые с помощью
необычного использования артиклей помимо экспрессивности выражения
приобретают ещё и идейно-художественную значимость. Например, в романе
«Эмма» с целью указания на незначительность и заурядность персонажа
обыгрываются ее имя и фамилия – Харриет Смит:
Harriet Smith's intimacy at Hartfield was soon a settled thing. Quick and
decided in her ways, Emma lost no time in inviting, encouraging, and telling her to
come very often; and as their acquaintance increased, so did their satisfaction in
each other. As a walking companion, Emma had very early foreseen how useful
she might find her. In that respect Mrs. Weston's loss had been important. Her
father never went beyond the shrubbery, where two divisions of the ground
sufficed him for his long walk, or his short, as the year varied; and since Mrs.
Weston's marriage her exercise had been too much confined. She had ventured
once alone to Randalls, but it was not pleasant; and a Harriet Smith, therefore,
one whom she could summon at any time to a walk, would be a valuable addition
to her privileges. (Emma)
Serious she was, very serious in her thankfulness, and in her resolutions; and
yet there was no preventing a laugh, sometimes in the very midst of them. She
must laugh at such a close! Such an end of the doleful disappointment of five
weeks back! Such a heart--such a Harriet! (Emma)
В первом примере слышится ирония автора по отношению к героине
романа Эмме, которая, желая устроить судьбу своей подопечной, пользуется
ее зависимым характером и положением. Эмма смотрит на Харриет как на
полезную вещь, всегда готовую выполнить своё назначение, что и передаёт
имя собственное с неопределённым артиклем, приобретая значение
сравнения (с вещью). Второй пример привлекает внимание читателя
созданием целого ряда стилистических приемов с участием как
нарицательных, так и собственных имен – повтора, нарастания, парономазии
44
и даже аллитерации - благодаря обыгрыванию фонетического сходства таких
слов, как a heart – a Harriet.
В конце Части II приводятся основные выводы.
В Части III «Лингводидактические проблемы в употреблении
артиклей как следствие несовпадения когнитивно-грамматической
категоризации в русском и английском языках» с учетом выводов о роли
и статусе артикля в грамматической системе английского языка,
представленных в Части I и II диссертации, обосновывается
целесообразность
использования
когнитивного
подхода
в
лингводидактических целях. Предмет исследования составляют ошибки в
употреблении английских артиклевых форм иностранцами, причина которых
состоит в несоответствии грамматической категоризации родного языка и
категоризации в английском языке. В качестве материала были использованы
корпусные данные, включающие образцы письменной речи студентов
английского отделения III курса филологического факультета МГУ им. М.В.
Ломоносова.89
Проведённый в диссертации анализ сочинений установил, что
погрешности в употреблении артиклевых форм существительных90 занимают
достаточно заметное место: хотя их количество в разных работах
существенно различается – от 0 до 30, всего в 63 сочинениях объемом 100
страниц печатного текста было выявлено 543 случая.91 Необходимо
подчеркнуть, что эти ошибки являются сугубо грамматическими (а не
лексическими или лексико-грамматическими), так как в этих случаях
неправильно
переданными
оказались
категориальные
значения
соответствующих существительных, а их лексические значения совершенно
точно выражаются выбранными именами.92
Некорректное использование артикля связано с отсутствием его в
системе русского языка и непониманием его роли в составе именной
структуры в английском языке, состоящей в том, чтобы облечь результат
организующего
и
определяющего
мыслительного
процесса
в
соответствующую языковую форму. Напротив, правильный выбор самого
имени обусловливался логически оправданным мыслительным процессом,
Данный корпус явился результатом международного проекта, проведенного в 2003 г. Центром корпусных
исследований английского языка при Католическом университете г. Лувэн (Бельгия) в рамках
международного проекта “Error Tagging Project”. Цель проекта состояла в выявлении наиболее типичных
грамматических, лексических и лексико-грамматических ошибок в сочинениях на предложенную тему у
студентов, достигших среднего уровня обучения (intermediate), из таких стран, как Болгария, Дания,
Польша, Испания, Япония, Италия и Россия. Руководителем этого проекта в России являлась профессор
кафедры английского языкознания филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Н.Б. Гвишиани.
См. Гвишиани Н.Б. О роли корпусных исследований в лингвистике см. Корпусная лингвистика в изучении
английского языка// Вестник МГУ. Серия №9 Филология. 1997. №1. С. 44-52. Гвишиани Н.Б. Практикум по
корпусной лингвистике. М., Высшая школа, 2007.
90
Проверку сочинений осуществляли носители английского языка.
91
При подсчете не учитывались повторы ошибок, т.е. неправильное использование артикля перед одним и
тем же именем в рамках одного эссе.
92
Неправильное употребление лексических единиц считалось лексической ошибкой, и в этом случае
приводилось требуемое слово-замена. Среди рассмотренных употреблений таких случаев обнаружено не
было.
89
45
направляемым русскоязычными студентами на обсуждаемый в сочинении
предмет. В связи с этим проводимый в данной работе анализ неправильных
употреблений артиклей в работах студентов основывается на
разрабатываемых в диссертации когнитивных принципах и поэтому
проводится в соответствии с тремя мыслительными процессами,
составляющими англоязычную категоризацию.
Неверное употребление артиклевых форм, например, нулевого и
определённого артикля вместо неопределённого артикля и т.п. для краткости
в дальнейшем называется «заменой» требуемой артиклевой формы.
Когнитивный подход к решению поставленных задач определяет
построение данного раздела, включающего 3 главы, каждая из которых
посвящена неправильному грамматическому выражению соответствующего
когнитивного процесса в сочинениях студентов.
Когнитивному анализу материала предшествовали количественный
подсчет и классификация ошибок, которые показали особенности их
распределения. В частности, больше всего было отмечено случаев «замены»
определённого артикля - 203 из 543 (37,4%) формами нулевого артикля - 185
(34%) и неопределённого артикля - 18 (3,4%), которые неправильно
обозначают процесс индивидуализации. Второе место по численности
ошибок занимает «замена» нулевого артикля - 127 (23,4%) определённым
артиклем - 95 (17, 5%) и неопределённым артиклем – 32 (6%). «Замена»
неопределённого артикля составляет 118 случаев (21,7%), среди которых
определённый артикль был неверно использован 39 раз (7,2%), а нулевой
артикль – 79 раз (14,5%).
Особо было выделено 95 случаев (17,5 %) употреблений имён с
артиклями там, где ожидалось грамматическое опущение артикля для
передачи классифицированного значения множественности. Среди них
особенно частотным оказался определённый артикль: его неадекватное
использование составило 92 примера (16,9%). Оставшиеся 3 случая (1,1%)
представляют собой употребление неопределённого артикля в именных
формах множественного числа.
Представленная статистика указывает на недооценку конкретизации,
что в целом противоречит общему мнению англоязычных и русскоязычных
преподавателей английского языка, согласно которому первостепенной
ошибкой изучающих является чрезмерная индивидуализация предмета с
помощью определённого артикля. Кроме того, приведённые цифры говорят
также о серьезных проблемах, испытываемых нашими студентами при
отражении процесса классификации, который должны передавать как формы
имени в единственном числе с неопределённым артиклем, так и
множественные формы с опущением артикля. Отмеченные ошибки в сумме
образуют довольно высокое число – 210 (118+92), что от общего количества
составляет 48 %.
Хотя «замена» нулевого артикля представлена наименьшим
количеством ошибок, это не означает, что при его употреблении изучающие
английский язык испытывают наименьшие трудности.
46
Когнитивный анализ ошибок в использовании артиклевых форм
проводится по порядку изучения мыслительных процессов, установленному
в Частях I и II диссертации порядку и определяет наличие трёх глав.
В Главе 1 «Процесс абстрагирования и его неправильное
грамматическое выражение в речи русскоязычных студентов,
изучающих английский язык» подвергается анализу неоправданная
конкретизация абстрактных представлений о предмете мысли с помощью
некорректных артиклевых форм имени и подтверждается неосознанность
пишущими совершаемого процесса абстрагирования и связанного с ним
противопоставления, что и приводит к «замене» нулевого артикля.
В разделе 1.1. «Употребление именных форм с определённым
артиклем вместо нулевых артиклевых форм» неадекватное использование
в сочинениях студентов определённого артикля с существительными reality,
life, time, space, language, civilisation, culture, progress, man, humanity,mankind
и многих других, допускающих разные артиклевые формы, устанавливается с
помощью когнитивного анализа, позволяющего доказать выражаемое ими
категориальное значение противопоставления, которое противоречит выбору
определённого артикля. Например, употребление имени reality неизменно
оказывается в эксплицитном семантическом противопоставлении другим
именам с общим значением «воображение, воображаемый мир, вымысел»:
This is a real world of imagination and your inner mind. You may live in the
world of imagination and people would say that you don’t depend on *the
reality.93 <ICLE-RUS-MOSC-0012.5>As far as I know, opium is a drug that
causes strong dependence and puts people into a dreamlike state, during which
they cannot comprehend *the reality, nor be in accord with it.<ICLE-RUS-MOSC0011.6>Aristotle argued with Plato by emphasizing the value of the objective
world and speaking about connections between the world of images and *the
reality. <ICLE-RUS-MOSC-0018.6>And what about those dreams which go far
beyond the scope of *the reality? <ICLE-RUS-MOSC-0019.6> However,
imagination is something that belongs to human nature, and people do dream,
whether they are satisfied with *the reality or not. Literature is a brilliant exercise
for speculating about *the reality. <ICLE-RUS-MOSC-0005.2>
Сравнение с иллюстративной фразеологией словарей, отражающей
нормативное употребление, подтверждает необходимость нулевого артикля в
приведенном материале, а также указывает на возможность грамотного
употребления анализируемого имени с определённым артиклем при
индивидуализации. Ср.:
He is no longer able to differentiate between reality and fantasy.
(Macmillan) Our politicians are completely out of touch with the reality of the
situation. (Oxford) Тhis decision reflects the realities of the political situalion.
(Oxford)
Знак* показывает грамматически неправильную форму. При этом из анализируемого материала были
удалены ошибки и их правка, не относящиеся к употреблению артиклей.
93
47
В разделе 1.2. «Употребление именных форм с неопределённым
артиклем вместо нулевых артиклевых форм» применение когнитивного
анализа направлено на объяснение неадекватного выбора неопределённого
артикля при существительных man, machine, communication, concern,
discussion, evidence, interest, knowledge, room, imprisonment, probation,
rehabilitation путем установления у них категориального значения
противопоставления вместо сравнения, характерного для форм с
неопределённым артиклем. Сложность разграничения для русскоязычных
студентов значений противопоставления и сравнения, не имеющих
специального грамматического выражения в русском языке, демонстрирует
пример, в котором совмещены правильное и неправильное употребление
существительных man и machine, традиционно воспринимаемых как
исключительно конкретные:
But a man can never be a robot, though sometimes he has to come up to
this invisible edge between *a man and *a machine, but it is too dangerous.
<ICLE-RUS-MOSC-0009.4>
Несмотря на значительное внешнее сходство, пары man – robot и man machine оказываются принципиально разными в плане выражаемого ими
категориального значения. Первая пара вполне адекватно передает значение
сравнения, так как робот представляет собой механизм, созданный как
подобие человека, чтобы облегчить ему жизнь и выполнять тяжелую или
неинтересную
работу.
Напротив,
вторая
пара
имён
передает
противопоставление духовности человека, его творческого начала и
бездуховности машины, неспособной ничего создать без человека. Это
значение существительного machine подтверждается примером из словаря:
These companies do everything by machine these days. (Macmillan)
Анализ остальных имён также проводится на основании сопоставления
ошибочного употребления в контексте и нормы, представленной словарными
данными.
Глава 2 «Процесс классификации и его неправильное
грамматическое выражение» посвящена подробному разбору ошибок с
целью доказать неосознанность совершаемого русскоязычными студентами
процесса классификации и базовой для него когнитивной операции
сравнения, что объясняет неверный выбор грамматических средств.
В разделе 2.1. «Употребление именных форм с определённым
артиклем вместо форм с неопределённым артиклем» неадекватность
выбора определённого артикля с существительными подтверждается путём
установления в имеющемся материале значения сравнения. Например, в
приводимом ниже высказывании устанавливается сходство между
происходящими в обществе процессами, т.е. проводится сравнение:
The religions of all civilizations were their products and followed *the
similar pattern: religions enhanced progress at the beginning and then inhibited it.
Now we are witnesses of *the similar process concerning television. <ICLE-RUSMOSC-0019.2>
48
О необходимости выбора именной формы с неопределённым артиклем
свидетельствуют описательные определения, которые призваны усиливать
сравнение, и поэтому не совместимы с выбранным определённым артиклем:
The university gives us *the theoretical basis and the main skills for our
future profession. <ICLE-RUS-MOSC-0013.5> The aggravation of social relations
leads to the decline of moral principles and tension between people and forms *the
negative attitude. <ICLE-RUS-MOSC-0009.6> The argument for that is that
nobody can expect perfect justice so it is unreasonable to adopt *the unjust
imperfect solution...<ICLE-RUS-MOSC-0004.4>
С помощью определений внутри классов, обозначаемых именами basis,
attitude и solution произошла дальнейшая классификация (или
субкатегоризация), и образуются соответствующие подклассы, которые
имплицитно сравниваются с другими подклассами: a theoretical basis – a
practical basis; a negative attitude – a positive attitude; an unjust imperfect
solution – a just perfect solution.
В разделе 2.2. «Употребление именных форм с определённым
артиклем вместо грамматического опущения артикля» некорректный
выбор артикля при существительных подтверждается путем установления у
них категориального значения сравнения. В материале выделяются, прежде
всего, многочисленные имена во множественном числе (63 случая из 95), с
помощью которых, например, авторы разделяют людей по полу и характеру,
а произведения искусства - по времени создания:
They (women) abandon themselves to work and do their best to work as men
do and even better, to achieve the results *the men achieve. <ICLE-RUS-MOSC0002.5> There is a sad story that I have heard from my grandmother; and certainly
it’s a love story that tells us about a young loving couple separated by *the evil
men, not forever but for a certain period of time. <ICLE-RUS-MOSC-0003.6>And
without discussing the quality of theses plays we can’t say that they are not *the
works of art. Maybe being a little bit unusual, *the works of modern art need even
more imagination to understatnd them than *the old ones.<ICLE-RUS-MOSC0012.5>
В разделе рассматриваются также аналогичные ошибки в употреблении
определённого артикля с существительными people и society, которые по
значению приближаются к формам men, women, persons, и поэтому
оправданное отсутствие артикля перед ними равноценно грамматическому
опущению. Анализ данных имён также выявил категориальное значение
сравнения, соответствующее цели высказываний, состоящих например, в
сопоставлении одних членов общества с другими в плане соблюдения норм
поведения, т.е. большинства и меньшинства:
*The society must protect people from cruelty, all of them, including criminals.
<ICLE-RUS-MOSC-0003.4> *The society has to give the helping hand to
someone who stumbled. Our aim (I mean the aim of *the society) is to rehabilitate
criminals and not to make them suffer or to humiliate them. <ICLE-RUS-MOSC0004.4>On the one hand, it seems to be an indisputable question that criminals
should be isolated from *the society. <ICLE-RUS-MOSC-0012.2>
49
Для сравнения с указанными ошибками приводятся словарные данные,
иллюстрирующие нормативное использование форм данного имени с
определённым артиклем:
The American Society of Newspaper Editors (Oxford) She joined the
local history society and made some new friends. (Macmillan)
Материалом раздела 2.3. «Употребление именных форм с нулевым
артиклем вместо форм с неопределённым артиклем» является
неоправданное использование нулевого артикля там, где грамматическая
норма требует неопределённого артикля. Анализ доказал наличие
категориального значения сравнения, а также отсутствие свойственного
абстрагированию противопоставления. В качестве примеров могут
послужить ошибочное и нормативные употребления имени soul. Ср.:
People engaged in the sphere of entertainment and show business have
always taken it into consideration. A man is the only being having *0 soul. This
abstract notion of which poets have sung praises for ages. <ICLE-RUS-MOSC0009.4> - She committed herself body and soul to fighting for the cause. (Oxford)
They barely have enough money to keep body and soul together. (Oxford) His
poetry contains many beautiful images, but it lacks soul. (Macmillan)
В отличие от оправданного противопоставления духовной силы
человека и его физической организации, духовных и материальных
потребностей, чувства и мысли, обозначаемых нулевыми артиклевыми
формами, автор сочинения сравнивает человека как имеющего душу
существа с другими существами, её не имеющими, что требует иного
артиклевого оформления данного имени.
Подавляющее
большинство
употреблений
сопровождают
сравнительные определения, призванные усиливать данную мыслительную
операцию. Ср., например, высказывания, в которых сравниваются разные
типы воображения:
If there were no fantasy in people’s mind, if we excluded dreaming from our
everyday lives, life simply would not be interesting enough and it is my opinion
that people with *0 vivid imagination make this world more exciting.<ICLE-RUSMOSC-0005.2> People with *0 passive imagination (which can’t or doesn’t affect
the world) partly use adopted images.<ICLE-RUS-MOSC-0004.2>
В Главе 3 «Процесс индивидуализации и его неправильное
грамматическое выражение» доказывается непонимание русскоязычными
студентами сущности процесса индивидуализации, который получает
поэтому неправильное грамматическое выражение.
Количественный
и
качественный
анализ
ошибок
выявил
необходимость выделения различных типов неправильного выражения
уточняющей референции. В результате было выделено 4 основных разряда
ошибок: 1) нарушения языковой референции (148 из 203), 2) нарушения
ситуативной референции (9); 3) нарушения уникальной референции (24); 4)
нарушения родовой референции (22).94
94
Quirk R. et al Op. cit. C. 147-165. Biber D. et al. Op. cit. P.1999.263-266.
50
Среди нарушений языковой референции наибольшее число ошибок
составили случаи нарушений катафорической референции (93), т.е. пропуски
артикля при наличии ограничивающего определения в постпозиции к имени,
а наименьшее число - 3 случая - составили нарушения прямой анафорической
референции, требующей определённого артикля перед повторно
употребляемым именем (или его синонимом). Причиной обоих типов
нарушений является неспособность авторов сочинений оценить наличие в
тексте языковых средств, предельно сужающих предмет мысли. Приведем
примеры, демонстрирующие оба вида одновременно:
An opinion poll has been conducted recently to find out why people go to
the cinema. The most common reason was to escape for a moment from this
dreary life. Therefore we can say that cinema spreads two great illusions: *0
illusion of living a more interesting and attractive life and *0 illusion of collective
or mass consciousness. But still cinema is not so powerful as television because
people go to the cinema only occasionally. Television is a much more effective
way to influence people’s mind. We can say that it combines three features that
have been mentioned above: *0 illusion of living a better life, *0 illusion of mass
consciousness and *0 illusion of communication. <ICLE-RUS-MOSC-0001.4>
Вполне закономерным является довольно большое количество
нарушений косвенной анафорической референции, а именно 52 случая, так
как осознание этого типа референции требует от русскоязычных изучающих
английский язык установления логической связи между ранее
индивидуализированными предметами и другими, непосредственно к ним
относящимися:
Let us hope that some changes shall be made to the whole system of *0
armed forces; and people whose interests, physical and psychologucal abilities
shouldn’t allow them to serve in the army, will not be forced to do it. <ICLE-RUSMOSC-0006.5> Simultaneously with the restructuring of legislation the reform of
*0 criminal execution system is being implemented. <ICLE-RUS-MOSC-0015.5 >
The State can declare and secure by law the high moral and legal principles which
are not always perceived and learned adequately by all the levels of *0 population.
<ICLE-RUS-MOSC-0009.6 >
Привед`нные отрывки были взяты из сочинений, освещающих
социально-политические проблемы России, и поэтому она и является тем
индивидуализированным предметом, который определяет все повествование
и требует определённого артикля перед именами, называющими население
России и входящие в него возрастные группы, ее вооруженные силы,
правовую систему, экономическое положение, и т.д.
Нарушения ситуативной референции, т.е. пропуск определённого
артикля перед существительным, обозначающим известное данному
языковому коллективу представление, были выявлены в количестве всего 9
случаев. Эта группа ошибок включает отсутствие определённого артикля
перед именами, обозначающими понятные и известные всем
цивилизованным людям независимо от их национальной принадлежности
51
предметы, явления и т.п., например, the telephone, the computer, the world, the
market, the space, the universe и др.:
I wonder if people felt the same when *0 telephone first appeared... I am not
against *0 telephone. <ICLE-RUS-MOSC-0001.4 > Not all people can draw and
*0 computer can help them to reveal their images. <ICLE-RUS-MOSC-0008.6 >
This allusion to the famous poem seems to be very much to the point in
language study, since language in its primary oral form is nothing more than a
diachronic bridge between generations of people and *0 universe. <ICLE-RUSMOSC-00014.6 >
Следующая группа нарушений в количестве 24 случаев относится к
уникальной референции и представляет собой неоправданное опущение
артикля перед существительными, называющими уникальные явления. К ним
относятся имена собственные, а также существительные с определением,
выраженным именем собственным. Дважды из них в анализируемом
материале встретились аббревиатуры названий государств, а именно
Cоединенных
Штатов
Америки
и
Объединенного
Королевства
Великобритании:
However to my mind the main difference between the future European
Community and *0 USA, for example, lies in the sphere of cultural traditions.
<ICLE-RUS-MOSC-0018.2 >Voters in other European countries such as *0 U.K.
were far from unanimous about the signing of the Treaty. <ICLE-RUS-MOSC0010.5>
Последнюю группу в количестве 22 случаев составляют нарушения
родовой референции, т.е. отсутствие определённого артикля перед
существительным в единственном числе, обозначающим весь класс
предметов. В них предметом мысли авторов неизменно является весь класс,
осознаваемый вне сравнения и противопоставления:
After all, what is the idea of spending your green years in the subdued
excellence of libraries and reading halls unless you can have hope of enjoyment.
Enjoying a thought relishing it, testing it for depth and exploring its modern
application is what *0 university student is to make his primary goal. <ICLE-RUSMOSC-00014.6 > Punishment achieve penalty, correction of *0 criminal, by
imposing imprisonment, payment of a fine, etc. <ICLE-RUS-MOSC-0001.2>
В конце Части III приводятся выводы.
В Заключении подводятся основные итоги работы.
Проведённое исследование позволяет сделать вывод о том, что
структура «артикль + существительное» является в английском языке
средством когнитивно-грамматической категоризации. Грамматически
данная структура реализуется в речи в виде трёх аналитических форм,
выражая морфологическую категорию имени существительного, содержание
которой определяется оппозицией абстракции и конкретизации. Данная
морфологическая категория служит средством выражения соответствующей
понятийной категории, и таким образом, артиклевые формы имени уточняют
в речи степень абстрактности/конкретности существительного как языковой
единицы и раскрывают его семантический диапазон.
52
В когнитивном плане каждая из трёх артиклевых форм имени
обозначает тип представления о предмете мысли, сформированный
соответствующим мыслительным процессом, а совокупность артиклевых
форм одного имени называет категорию как структуру знания, обозначаемую
заголовочным словом в словаре.
Применение когнитивного подхода к изучению грамматического
структуры имени с артиклем, а именно соотнесение его речевого
функционирования с ментальными операциями, направленными на предмет
мысли для формирования представления о нём, позволил раскрыть
категориальные значения артиклевых форм имени, закрепляющие тип
представления. Нулевые артиклевые формы существительного имеют
значение противопоставления, которое лежит в основе абстрагирования;
формы имени с неопределённым артиклем выражают сравнение,
составляющее сущность классификации; формы имени с определённым
артиклем обозначают дискретизацию, или отсутствие противопоставления и
сравнения, что свидетельствует о конкретизации.
Функционирование в английском языке морфологической категории
имени существительного в виде нормативных, стилистически нейтральных
форм определяет коллективную, единообразную ментальную категоризацию
предметов по признакам абстракции/конкретизации. Однако способность к
творческому переосмыслению коллективного опыта обусловливает
способность данной морфологической категории к стилистическому
функционированию,
которое
отражает
субъективную
языковую
категоризацию, выражаемую нестандартными формами, нарушающими
языковую норму в стилистических целях. В результате артиклевые формы
имени
приобретают
дополнительные
функции,
усиливающие
соответствующие категориальные значения.
Применение когнитивного подхода при разъяснении особенностей
функционирования артиклевых форм имени в практике преподавания
английского языка может помочь изучающим понять различия в
грамматическом
выражении
понятийной
категории
абстракции/конкретизации в английском и русском языках и осознанно
употреблять артиклевые формы имени в соответствии с их грамматическим
назначением.
Основные работы, опубликованные по теме диссертации, в том
числе в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:
Монография: Полифункциональность английских артиклей в языке и
речи. М.: URSS, 2009. 12 п. л.
Статьи:
1. Системный статус английских артиклей в когнитивном освещении//
Филологические науки. М., 2008. № 3. 0,5 п. л.
53
2. О роли когнитивного направления в современных исследованиях
английского артикля// Вопросы когнитивной лингвистики. Тамбов,
2008. №4. 0,8 п. л.
3. Комплекс «артикль + существительное в составе «связанных»
словосочетаний: когнитивный анализ// Вестник МГУ Серия № 9
Филология. - Москва, 2008. № 5. 0,6 п. л.
4. Нулевой артикль и стилистическое опущение артикля в английском
языке: принципы разграничения// Вестник РУДН Серия Вопросы
образования. Москва, 2008. № 2. 0,4 п. л.
5. Стилистическое функционирование категории артикля в английском
языке// Вестник ЧГПУ Серия Филология. Челябинск, 2008. № 10. 0,5.
п.л.
6. Категория артикля в английском языке: методы исследования//
Вестник ЧелГУ. Филология и искусствоведение. Вып. 27. Челябинск,
2008. № 36. 0,5 п. л.
7. Артикли в английском языке как отражение мыслительных
процессов// Вестник МГУ Серия 9 Филология. Москва, 2006. № 3. 0, 5 п.
л.
8. К вопросу об идиоматичности речи // Язык. Сознание. Коммуникация.
1999. Вып. №10. 0,6 п. л.
9. Обучение идиоматичности речи. Понятия идиоматичности и
вариативности // Дискуссионный клуб FLT. Современные тенденции и опыт
профессионалов. Сборник статей. Вып. 2. Межкультурная коммуникация.
Теория и практика. М. , ВШК. 2000. 1п.л.
10. Headway:Teaching Idiomaticity // LATEUM Conference Proceedings. М.,
2002. 0,25 п. л.
11. Article for Advanced Students of English// Language Learning. Materials and
Methods. Москва: Макс Пресс, 2002. №3. 0,6 п. л.
12. Teaching Grammar at the Advanced Level// LATEUM Conference
Proceedings. 2003. 0,5 п. л.
13. Идиоматичность английской речи: теория и практика// Language Learning.
Materials and Methods. Москва: Макс Пресс, 2004. №7. 0,2 п. л.
14. Система английских артиклей: теория и практика// Language Learning.
Materials and Methods. Москва: Макс Пресс, 2004. №9. 0,2 п. л.
15. Articles in ELT: Tradition and Novelty // LATEUM Conference Proceedings,
2005. 0,1 п. л.
16. Артикли в английском языке: когнитивный анализ// Культура народов
Причерноморья. Крымский научный центр Национальной Академии Наук,
2006. № 82. Т. 1. 0,5 п. л.
17. Английские артикли в когнитивном и стилистическом освещении// Язык.
Сознание. Коммуникация. Москва, 2007. Вып. 35. 1,4. п. л.
18. Articles in ELT: a Cognitive Approach// LATEUM 2008 Conference
Proceedings. Москва, 2008. 0.2 п. л.
54
19. English Articles and their Role in the Cognitive Process of Categorization//
Исследование категоризации и концептуализации в языке для специальных
целей и профессиональном дискурсе. Рязань, 2009. 0,5 п. л.
20. Стилистическое функционирование категории артикля в английском
языке (на материале литературно-критических произведений// Язык.
Сознание. Коммуникация. Москва, 2010. Вып. 41. 1.4 п. л.
21. Английский артикль в лингводидактическом освещении// Язык.
Сознание. Коммуникация. Москва, 2010. Вып. 41. 2.2 п. л.
22. Опущение артикля в английском языке как литературный прием// Журнал
научных публикаций аспирантов и докторантов. 2010. № 4. 0.7. п.л.
Учебно-методические пособия:
1) English Articles for Students of Philology (Английские артикли для
филологов-англистов). М.: Макс Пресс, 2006. 3 п. л.
2) Краткая грамматика английского языка (с упражнениями). Изд. 3-е,
исправленное и дополненное. М.: Московский Лицей, 2000. 17 п.л.
55