Министерство здравоохранения Российской Федерации
Государственное бюджетное учреждение высшего профессионального
образования «Ставропольский государственный медицинский университет»
«Медико-социальные
аспекты
профилактики
онкогинекологических
и
гинекологических заболеваний, меры по повышению качества жизни
пациентов онкогинекологического профиля».
(Учебно-методическое пособие)
Ставрополь
2015
УДК
ББК
М
Составители: Е.В. Степанова, д.м.н. Амлаев К. Р., к.м.н. проф. Шибков
Н.А.
В
пособии
представлены
вопросы
эпидемиологии
онкогинекологических и гинекологических заболеваний, делается акцент на
профилактике
данных
заболеваний.
Подробно
описаны
результаты
собственных исследований образа жизни и информированности в вопросах
здоровья
женщин,
реализации
профилактических
мероприятий
в
практической деятельности гинекологов.
Учебно-методическое пособие может быть использовано в работе
органов
регионального
и
муниципального
управления
в
качестве
методологической основы при формировании социальной политики по
профилактике
онкологических
и
гинекологических
заболеваний
и
студентами – медиками.
Рекомендовано
к
печати
редакционно-издательским
советом
Ставропольского государственного медицинского университета.
УДК
ББК
М
СтГМУ, 2015
Перечень условных обозначений и сокращений
АРТ – антиретровирусная терапия
ГБ – городская больница
ЖК – женская консультация
ИБС – ишемическая болезнь сердца
КЖ – качество жизни
ЛПУ – лечебно-профилактическое учреждение
ПИН – потребители инъекционных наркотиков
РМЖ – рак молочной железы
СКФО – Северо-Кавказский Федеральный округ
СМП – скорая медицинская помощь
ФСН – федеральное статистическое наблюдение
ЦРБ – центральная районная больница
ЮФО – Южный федеральный округ
HBV – вирус гепатита В
ВПЧ – вирус папилломы человека
ВВЕДЕНИЕ.
Актуальность проблемы онкологических заболеваний женской половой
системы определяется омоложением контингента больных, страдающих
опухолями репродуктивной системы [Давыдов М.И., Аксель Е.М., 2009, С.
8-56], при этом большинство пациенток трудоспособного возраста [Евтягин
В.В., Сдвижков A.M., Борисов В.И., 2006, С. 3], что представляет угрозу
репродуктивной функции женского населения Российской Федерации. Так,
рак молочной железы, находится на 1-ом месте по распространенности у
женщин и 3-ем месте в общей популяции населения. Более часто в общей
популяции встречаются только рак легкого и желудка [Давыдов М.И., Аксель
Е.М., 2009, С. 8-56; Шарова О.Н., 2000, С. 18-19]. Заболеваемость и
смертность от рака молочной железы возрастает, достигая своего пика в
США, где регистрируется 32% всех впервые диагностированных случаев
рака у женщин. Риск его развития в течение жизни составляет 12,6%. В
Европе максимальные цифры отмечены
во Франции (86 на 100 тыс.).
Минимальная распространенность рака отмечена в странах Африки и Азии.
В России рак молочной железы с 1985 г. вышел на 1-е место. Прирост
заболеваемости за 10 лет (1994–2004гг.) составил 35,6%. Несмотря на
достигнутый прогресс в отношении диагностики и лечения, смертность в РФ
от рака молочной железы не снижается из-за большого числа запущенных
случаев. Рак тела матки и рак шейки матки, рак яичников также наиболее
часто встречаются у пациенток, и в сумме они достигают 35% от всех
онкологических заболеваний у женщин. В России в 21 веке ежегодно
диагностируют до 15 тыс. новых случаев рака шейки матки или 7% от
общего числа онкобольных. Пятилетняя выживаемость при I стадии рака
шейки матки равна
88,8%, а
при IV только
7,8%. Онкозаболевания
яичников
в России находятся на 7 позиции среди злокачественных
заболеваний у женщин. Рост числа
злокачественных новообразований
гинекологической сферы у женщин и омоложение пациенток вызывают
увеличение количества пациентов с психопатологическими расстройствами
[Corney R., Crawter M., Howells A., 1993, Р. 8-73; Grassi L., Sabato S., Marmai
L., 2006, 162 р.], что, в свою очередь, влечет снижение качества жизни
онкологических больных [Harrison J., Maguire P., 1994, Р. 593-598]. До сих
пор не решены задачи эффективной профилактики гинекологической и
онкогинекологической заболеваемости, повышения качества жизни данных
категорий пациентов. Требуют уточнения медико-социальные факторы
низкой приверженности лечению пациенток, а также методики повышения
грамотности девочек, девушек, женщин в вопросах женского здоровья.
СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ ЖЕНЩИН, АНАЛИЗ
ОСНОВНЫХ ПРОБЛЕМ (обзор литературы).
Эпидемиология онкогинекологических и гинекологических заболеваний
В мире каждый год диагностируется 10,9 млн. случаев рака, в том
числе, 850 тыс. случаев онкопатологии гинекологической сферы. В России
в 2007 г. этот показатель был равен 44,5 тысячам или 17%
злокачественных
опухолей.
При
этом
в
2007
г.
в
от всех
России
доля
морфологически верифицированных диагнозов при раке яичников была
равна 85,7%, что ниже, чем при раке шейки матки - 97,5% и раке тела матки
- 96,4%.
Рак
яичников
характеризуется
вдвое
меньшим
числом
встречаемости I-II стадий среди больных с впервые в жизни установленным
диагнозом
и
превалированием
III-IV
стадии заболевания. Хотя,
профосмотры показали некоторую результативность при диагностике рака
шейки матки, так как в РФ
29,5% заболевших выявлены именно при
профосмотре, тем не менее, рост числа пациенток с раком шейки матки,
выявленных при профосмотре, не превышает
4%. Рак тела матки при
профосмотрах выявлен всего у 11,8% пациенток, а рак яичника у 8,3%.
Смертность при раке шейки матки составляет 52%, при раке тела матки –
33%, максимальным - при раке яичников - 63%. На первом году, с момента
установления диагноза, смертность при раке тела матки была в 2,3 раза
ниже, чем при раке яичников [Аксель Е.М., 2009, С. 76-80].
Большую часть от 493,2 тыс. больных раком шейки матки составляют
пациенты в
развивающихся
странах - 78% случаев, что равно 15% от
общего количества всех злокачественных новообразований у женщин, при
этом в развитых странах данный показатель равен 4,4%. Среди «лидеров»
страны
Латинской Америки, Африки, Южной и Юго-Восточной Азии;
минимальные показатели диагностируются в Китае и Западной Азии
[Ferlay J., Bray F., Pissani P., 2004]. Первые места по смертности пациенток от
рака шейки матки занимают Зимбабве (43,1%), Мали (25,4%), Колумбия
(18,2%); последние
(<3%) -
Австралия,
США,
Канада,
Финляндия,
Греция, Италия [Jemal D., Siegel M., Ward D., 2006, Р. 106-130]. В России
стандартизованные
показатели
заболеваемости раком шейки матки
относительно низки (<13%), хотя и отмечается
раком шейки матки. Однако,
прирост заболеваемости
в странах Западной Европы посредством
проведения массового скрининга показатели заболеваемости и смертности
значительно сократились за счет выявления предраковых состояний и
ранних форм рака.
Максимальная заболеваемость раком шейки матки в РФ встречается в
45-64 года (29-32%), раком тела матки
яичников - в 60-74 года (34-38%).
- в 55-69 лет (67-75%), раком
В последние годы регистрируется
тенденция к снижению частоты случаев рака шейки матки и росту числа
случаев рака тела матки в старших возрастах.
Показатели
являются
выживаемости пациенток различаются:
США - 70% и европейские страны - 60%.
развивающихся
странах выживаемость
лидерами
При этом в
составляет 48%, в то время как
минимальная выживаемость регистрируется в странах Восточной Европы.
Подобная дифференциация показателей заболеваемости в зависимости от
принадлежности к определенным группам жителей или от места проживания
пациенток
ставит задачи по выявлению факторов риска, предикторов
заболевания,
на
базе
которых будет строиться разработка стратегий
профилактики [Аксель Е.М., 2009, С. 76-80].
Предраковые состояния.
В настоящее время хорошо изучены предраковые состояния и
заболевания, их выявление в настоящее время считается одной из целей
профилактики.
Массовый скрининг
предраковых заболеваний в США
позволил определять опухоли на ранней стадии. В РФ в 2007г. в свою
очередь было диагностировано 3356 пациенток с преинвазивным раком.
Причем у 2220 пациенток процесс был диагностирован
в шейке матки
[Cancerin Finland 2002 and 2003. Cancer Society of Finland. Helsinki, 2005].
Причины развития патологического процесса в шейке матки до сих пор
окончательно не выяснены [Прилепская В.Н., 2005, 432 с.; Кустаров В.Н.,
Линде В.А., 2002, 144 с.; Минкина Г.Н., Манухин И.Б., Франк Г.А., 2001, 112
с.; Русакевич П.С., 2000, 368 с.; Бохман Я.В., 2002, С. 195-229; Кузнецов В.В.,
2005, С. 101-154].
Среди предложенных теорий возникновения рака шейки матки более
всего подтверждена теория инфицирования папилломовирусом [Сельков
С.А., 2005, С. 17-28; Бебнева Т.Н., Прилепская В.Н., 2001, С. 677-681;
Роговская С.И., 2008, 192 с.; Кулаков В.И., Аполихина И.А., Прилепская
В.Н., 2000, С. 4-8; Лебедева М.И., 2006, С. 34-36]. Среди других причин
рассматривается курение [Мейскенс Ф., Пател Д., 2007, С. 3-9]. С учетом
высокой распространенности использования методов контрацепции вызывает
интерес изучение его роли
в развитии рака шейки матки. Было также
показано, что длительное применение эстрогенгестагенных препаратов
повышает вероятность рака шейки матки [Прилепская В.Н., 2010, 448 с.].
Проводятся изучения роли родовой травмы и травмы после искусственного
аборта,
что
теоретически
возможно
в
результате
последующего
инфицирования [Бадретдинова Ф.Ф., Ганцев Ш.Х., Трубин В.Б., 2012, С. 133138].
Очевидно, что изучение влияния экологических, профессиональных,
медико-социальных предикторов рака шейки матки, а также образа жизни и
сексуального поведения будет актуальным еще длительный период времени
[Стерн П.Л., Китченер Г.С., 2009, 1192 с.; Чиссов В.И., 2007, 178 с.;
Козаченко В.П., 2000, С. 133-138; Laslo Szalay, Ungar L.,
2007, 444 р.;
Schiffman M., Castle P.E., 2005, Р. 2101-2104].
Репродуктивное здоровье.
Одной из ключевых проблем общественного здоровья РФ является
состояние репродуктивного здоровья. Это связано с низкой рождаемостью,
уменьшением числа женщин репродуктивного периода и, соответственно,
новорожденных детей [Герасименко Н.Ф., 2004, С. 23-27; Султанаева З.М.,
Шарафутдинова Н.Х., 2010, С. 22-25; Тишук Е.А., 2006, С. 11-15; Щепин
О.П., Коротких Р.В., Щепин В.О., 2009, 376 с.]. Несмотря на предпринятые
беспрецедентные меры по стимулированию рождаемости, Россия так и не
смогла окончательно решить демографическую проблему. Естественная
убыль населения отрицательная, что может осложниться уменьшением
детского населения, а это, в свою очередь, негативно скажется на уровне
воспроизводства населения [Вартапетова Н.В., Карпушкина А.В., Трушков
А.Г., 2005, С. 76-79; Кулаков В.И., 2001, 568 с.; Шестакова Ж.Н., Гурьева
В.А., 2008, С. 79-82; Радзинский В.Е., 2008, С. 4-14].
Все это стимулирует проведение исследований по изучению здоровья
девушек [Алиева Н.А., 2007, 22 с.; Кротин П.Н., 1998, 37 с.; Лободина И. М.,
2008, 24 с.; Новицкая
И.А., 2006, 26 с.; Савельева
И.С., 2004, 44 с.;
Хамошина М.Б., 2005, 49 с.; Лебедева М.Г., Хамошина М.Б., Вострикова
Т.В., 2012, С. 35-41].
Неблагоприятная
демографическая
ситуация
определяется
следующими негативными тенденциями: высокими уровнями осложнений
беременности и родов; гинекологической заболеваемостью; невынашиванием
беременности; распространенностью ИППП [Аксем С.М., 2005, 18 с.;
Альбицкий В.Ю., 2001, 248 с.; Кулаков В.И., 2002, 717 с.; Сидельникова
В.М., 2002, 304 с.]. Требует также решения проблема бесплодного брака
[Ушакова Г.А., Елгина С.И., 1999, С. 222-223], распространенность которого
продолжает расти [Кулаков В.И., Овсянникова Т.В., 1997, С. 5; Филиппов
О.С., 2002, С. 31-33], что при частоте 15% оказывает на демографические
показатели более значительное влияние, чем все перинатальные потери
вместе взятые [Вихляева Е.М., Пшеничникова Т.Я., 1988, С. 3-4]. В РФ
15% супружеских пар бесплодны,
женское бесплодие
равно 50–60%
[Кулигина М.В., 2008, 240 с.; Сухих Г.Т., 2007, С. 5-19], а неспособность
иметь детей
ведет к снижению качества жизни людей [Серов В.Н.,
Дубницкая Л.В., Тютюнник В.Л., 2011, С. 46-51; Воробьева Е.В., 2011, С. 513].
Наибольшую эффективность меры по улучшению репродуктивного
здоровья демонстрируют у подростков [Романова Т.А., Казаков В.А.,
Акиньшин В.И., 2008, С. 12-14; Шарафутдинов М.А., Калининская А.А.,
2010, С. 652-655]. Однако, качество состояния здоровья девочек-подростков
в РФ
определяется
ростом
болезней:
пограничными нервно-
психическими расстройствами; девиациями; ранними
беременностями;
распространенностью химической зависимости; социопатиями
[Уварова
Е.В., 2006, С. 10-15], распространенностью экстрагенитальной патологии и
плохими социально-экономическими условиями [Гуркин Ю.А., 2000, С. 55;
Коколина В.Ф., 2005, 339 с.; Кулаков В.И., 2002, 717 с.]. Ученые отмечают
рост гинекологических заболеваний среди подростков, уровень которых уже
сейчас достиг 120–350% [Гуркин Ю.А., 2000, 573 с.]. В России у школьниц
начальных классов гинекологические заболевания обнаруживаются в 5–6%
случаев, к 17 годам жизни в 18–35% , а за последние пять лет почти в 10 раз
возросла частота пороков развития матки и яичников у девочек, увеличилась
группа риска в отношении бесплодия [Кулаков В.И., 2002, 717 с.], в 5,4 раза
по острым воспалительным заболеваниям [Коколина В.Ф., 2005, 339с.].
Учитывая, что в России, все чаще браки и рождение детей
откладываются на более поздний период [Сумина А.В., Летникова Л.И.
2011, С. 320-322; Юровская В.П., Гречко Е.Ю., 2009,
С. 145-149],
качественное улучшение репродуктивных функций у подростков является
важной медико-социальной задачей [Богданова Е.А., 2000, 32 с.; Гуркин
Ю.А., 2000, 573 с.; Романова Т.А., 2004, С. 12-16; Уварова Е.В., Веселова
Н.М., 2005, С. 12-16].
Требует внимания и организация
акушерско-гинекологической
помощи женщинам 35–49 лет, которые находятся в группе риска. Показано,
что возраст беременной женщины отражается
на течении и исходе
беременности [Кузнецов С.В., 2003, С. 118]. Фактическая гинекологическая
заболеваемость существенно выше данных статистики. По литературным
данным, 40–60% женщин в репродуктивном периоде имеют патологию
женской половой сферы, но при этом часть из них не посещает докторов
[Фролова О.Г., 2002, С. 36-39].
Исследователи отмечают воздействие
на течение беременности
профессиональных вредностей. Было установлено, что у 78% беременных,
живущих в экологически неблагоприятной среде,
и только у 25%
беременных в экологически благополучных районах, отмечается угроза
прерывания беременности [Гаврилова Е.Г., 2003, С. 45].
Считается также, что наличие экстрагенитальной патологии матери во
время беременности отрицательно сказывается на репродуктивном здоровье
дочери [Кудинова Е.Е., 2007, С. 73-74].
Исследователи отмечают, что одной из причин, препятствующих
росту
рождаемости, является занятость женщин учебой, что вызывает
воздействие на их здоровье дополнительных факторов [Гурова З.Г., Турьянов
А.Х., Хуснутдинова З.А., 2001, С. 9-13].
К неблагоприятным факторам относятся:
низкий уровень жизни
студентов, нездоровое питание, неправильный режим, необходимость поиска
дополнительного заработка и другие. К тому же несвоевременное оказание
медицинской помощи студентам по причине их занятости или недооценки
своего состояния здоровья, приводит к тому, что ко времени получения
диплома студентки также имеют несколько хронических заболеваний
[Ефименко С.А., 2007, С. 8-14; Саидюсупова И.С., 2008, 228 с.].
встречаются
гинекологические заболевания: эндоцервициты - 46,6%,
сочетанные воспалительные процессы - 26,6%,
15%
Часто
[Сидорова
эктопии
И.С., 2006, 96 с.; Полякова
шейки матки –
Н.М., 2010, С. 147-148;
Шарафутдинов М.А., 2010, С. 11-15].
Хронические заболевания женской половой сферы.
Среди гинекологических заболеваний одно
занимает миома
из
матки, которая все чаще встречается
ведущих
мест
в
года.
32-33
Удаление тела матки – основной метод лечения, что ведет к нарушению
почти всех функций женского организма в репродуктивном периоде
[Липатова Н.А., Лабзина М.В., Кудалева О.В., 2007, С. 83-84].
Другой
распространенной
патологией
являются
хронические
воспалительные заболевания половой сферы, также ведущие к нарушениям
менструального цикла, сексуальной дисгармонии, бесплодию, повышению
риска возникновения онкопатологии [Полянская И.Б., 2010, С. 4-7], при этом
эффективность лечения в настоящее время достигает лишь 50% [Чандра-ДМелло Р., Фаталиева Г.Г., 2011, С. 70-74; Haggerty C.L., Ness C.L., 2006, Р.
235-247; Жуковская И.Г., Молчанова Л.Ф., 2012, С. 294-298]. Показано, что в
37% случаев воспалительных заболеваний женских половых путей, а из
числа беременных у 71%, регистрируется кандидозное поражение.
В 21,4% оно сопровождается бактериальным вагинозом, в 16,3% вагинитами, миомами матки, а в половине случаев диагностируется более 2х заболеваний [Кобыльченко М.Ю., Кабакова Т.И., Котовская О.В., 2012, С.
283-287].
Факторы риска заболеваний у женщин.
Гинекологическая
заболеваемость
осложняется
высокой
распространенностью факторов риска неинфекционных заболеваний у
женщин [Сидорова И.С., 1996, 222 с.; Ризванова Е.В., 2004, С. 109-110;
Wilson B.J., Watson M.S., Prescott G.J., 2003, Р. 845-849].
Известно, что ожирение как фактор риска сердечно-сосудистых
заболеваний, играет не меньшую роль в развитии артериальной гипертензии
[Diaz M.E., 2002, Р. 18-22; Kawada, 2002, Р. 725-729; Liu L., Choudhury S.R.,
Okayama A., 1999, Р. 163-174] и является
одной
из
составляющей
метаболического синдрома [Reaven G.M., 1988, Р. 1595-1607; Diaz M.E., 2002,
Р. 18-22; Janssen I., Katzmarzyk P., Ross R., 2002, Р. 2074-2079]. Увеличение
значения окружности талии у женщин увеличивает риск развития сердечнососудистых заболеваний [Hans S., van Leer E.M., Scidell J.C., 1995, Р. 14011405]. Установлена корреляция между окружностью талии, индексом массы
тела и артериальным давлением [Diaz M.E., 2002, Р. 18-19; Kawada, 2002, Р.
725-729; Liu L., Choudhury S.R., Okayama A., 1999, Р. 163-174]. Серьезной
проблемой является ухудшение психического здоровья женщин в регионах с
плохой социально-экономической ситуацией [Семиглазов
В.Ф.,
Веснин
А.Г., Моисеенко В.М., 1992, С. 31; Сидоренко Л.Н., 1991, 264 с.]. Ключевым
фактором являются условия труда. В неблагоприятных условиях трудятся
3,6 млн. женщин, а 285 тысяч – в особо тяжелых условиях. «Более чем у
трети женщин, подвергавшихся воздействию тяжелых металлов (свинца,
цинка, кадмия) в производственных условиях, произошло самопроизвольное
прерывание
беременности,
а
у
двух
третьих
–
роды
случились
преждевременно» [Бодрова С.А., 2004, 21 с.]. Работа с пестицидами
значительно увеличивает риск невынашивания беременности [Касымова
З.Н., 2004, С. 88]. Дефицит веса у одной пятой женщин в первом и втором
триместрах также приводит к угрозе прерывания беременности, а у 30% она
заканчивается раньше установленного срока. В то же время у беременных,
страдающих ожирением, частота преждевременных родов в 2,2 раза
превышает аналогичный показатель среди таковых с нормальным весом
[Савельева Г.М., 2000, 276 с.]. «К факторам высокого риска перинатальной
патологии относятся: низкий уровень доходов на одного члена семьи,
беременность в 40 лет и старше, первая беременность в возрасте 35 лет,
статус матери-одиночки, вес женщины менее 40 кг, более 80 кг, рост менее
157 см, недостаточное питание и физические недостатки» [Леннер-Аксельсон
Б., 1997, С. 18-25]. Ожирение является частой причиной бесплодия и
невынашивания беременности [Адамян Л.В., Сухих Г.Т., 2007, С. 5-19;
Геворкян М.А., 2008, С. 17-20; Серов В.Н., Кан Н.И., 2004, С. 16-20]. В
исследованиях было показано, что женщины с бесплодием на пике
репродуктивного периода имели выраженное ожирение по центральному
типу, что сопровождалось гиперинсулинемией, инсулинорезистентностью,
гиперандрогенией, нарушениями менструального цикла [Пинхасов Б.Б.,
Скосырева Г.А., Шорин Ю.П., 2010, С. 62-67]. Комплекс
факторов,
оказывающих влияние на здоровье женщин, имеет региональные различия
[Данилова И.М., 2008, 24 с.; Козлов А.В., 2009, 22 с.; Кротин П.Н., 1998, 37
с.; Хамошина
М.Б., 2005, 49 с.]. Установлена корреляция
клинических
отклонений здоровья подростков и экологических условий, характерных для
региона проживания [Лободина И.М., 2008, 24 с.; Семятов С.М., 2009, 54 с.;
Транковская
Л.В., 2004, 48 с.]. Не менее значимое влияние на здоровье
девушек оказывает их образ жизни [Данилова И.М., 2008, 24 с.; Кротин
П.Н.,1998, 37 с.; Лещенко О.Я., 2009, С. 24-27; Савельева И.С., 2001, С. 621623; Семятов С.М., 2009, 54 с.; Хамошина М.Б., 2005, 49 с.]. Установлено,
что независимо
от региона проживания, он характеризуется высокой
распространенностью
питания
(78,0%),
вредных
низкой
привычек
физической
(71,7%),
нерегулярностью
активностью
(61,9%)
и
пренебрежением режимом труда и отдыха (74,2%). Физическое развитие
девушек 18-23 лет во всех регионах сопровождается
высокой
частотой
отклонений показателей от нормы (29,0%) и дисгармоничности (38,5%).
Степень их выраженности
преимущественно
отражает
эколого-
географические и социокультурные особенности территории [Лебедева
М.Г., Хамошина М.Б., Вострикова Т.В., 2012, С. 35-41]. При этом качество
здоровья последующего поколения ухудшается, вызывая дальнейшую
дезадаптацию [Андреева М.В., Жаркин А.Ф., Сивочалова О.В., 2001; Шевчик
Н.В., Зуев В.М., Леонова А.Б., 2002, С. 465-466; Баласанян В.Г., 2002, С. 1012; Кучма В.Р., 2004, 383 с.]. Изучение питания детей и подростков
продемонстрировало, что оно отличается вытеснением из рациона продуктов
с высоким содержанием белка и полисахаридов, кондитерскими изделиями и
сладостями [Кузнецова И.В., 2005, С. 372-373; Кулаковский В.А., 2002, С. 5052].
Государство недостаточно эффективно решает проблемы здоровья
детей и подростков, образования родителей в отношении репродуктивного
здоровья их детей [Уварова Е.В., 2006, С. 27-30; Fathalla M.F., 1992, Р. 35-42].
Нестабильная социально-политическая
ситуация и неопределенность
будущего способствуют усилению кризиса самоопределения подростков и
их дезадаптации в социуме [Долженко И.С., 2000, С. 18, 35; Кравцова О.В.,
2009, С. 497-498]. Для улучшения сложившейся ситуации необходимы
изменения системы управления здоровьем подростков, коррекция факторов
риска на основе объединения усилий всех секторов общества [Сухих Г.Т.,
2007, С. 5-19].
Качество жизни женщин.
Изучение
качества
жизни
-
это
современный
метод
оценки
удовлетворенности человека своей жизнью [Новик А.А., Ионова Т.И.,
Шевченко Ю.Л., 2007, 320 с.], оно зависит также от положения человека в
семье [Войцеховская Ж.И., 2008, С. 6]. Это интегральный показатель,
который может использоваться при оценке эффективности медицинской
помощи [Молчанова Л.Ф., 2008, 240 с.; Кудрина Е.А., Молчанова Л.Ф., 2006,
С. 79-83; Weidner К., 2006, Р. 257-265]. Несмотря на то, что в РФ улучшение
качества медицинской помощи женщинам и детям является одним из
основных направлений деятельности служб здравоохранения [Шарапова
Е.И., 1998, 46 с.], акушерской помощью не удовлетворены 18-30%
родильниц, 40% женщин после кесарева сечения и практически все - при
потере ребенка [Серегина И.Ф., 2009, С. 9-12]. Всемирная организация
здравоохранения
подчеркивает важность психического и соматического
благополучия людей при оценке состояния здоровья [Новик А.А., Ионова
Т.И., Шевченко Ю.Л., 2007, 320 с.]. Репродуктивное здоровье женщин
находится в неразрывной связи с андрологическим здоровьем их мужей.
Так, обследование мужей пациенток с хроническими воспалительными
заболеваниями, выявило у них более высокую, чем в популяции частоту
хронического простатита, бесплодия, микоуреаплазменного уретрита и
других инфекций, передающихся половым путем (ИППП) [Кулаков В.И.,
2007, С. 7-9; Тихомиров А.Л., Сарсания С.И., 2006, С. 7-13]. Известно, что
эффективность лечебно-профилактических мероприятий у пациенток с
данной патологией составляет 50% [Роговская С.И., Прилепская В.Н., 2006,
С. 4-7]. Мужья женщин с хроническими воспалительными заболеваниями
гениталий чаще, чем мужья здоровых пациенток, являются приверженцами
табакокурения и употребляют алкоголь. При этом качество жизни пациенток
с хроническими воспалительными заболеваниями половой сферы независимо
от уровня поражения генитального тракта, даже при отсутствии обострения
заболевания,
характеризуется
снижением
показателей,
определяющих
психологический компонент здоровья, а также низкой оценкой своего
состояния и возможностей лечения. В этой связи рост результативности
медицинской помощи пациенткам с хроническими воспалительными
заболеваниями (ХВЗ) половой сферы связывают с обучением
семьи, что делает необходимой кооперацию
на уровне
гинекологов, урологов-
андрологов, врачей общей практики и психотерапевтов [Жуковская И.Г.,
Молчанова Л.Ф. 2012, С. 294-298].
Серьезной проблемой общественного здоровья является также качество
жизни онкологических пациентов, которое во многом определяется
психосоматическими и соматопсихическими расстройствами, к которым
также предрасполагают эндокринные и метаболические нарушения [RoyByrne P.P., Davidso K.W., Kessler R.C., 2008, Р. 467-485], применение
медикаментов, вызывающих психические расстройства [Raison C.L., Miller
A.H., 2003, Р. 283-294], например, интерлейкина-2 и интерферонов [Miller
L.J.,1992, Р. 254-255]. Играет роль и общий соматический статус [Manne
S.L., Pape S.J., 2001, Р. 452-457; Smith E.M., Gomm S.A., Dickens C.M., 2003,
Р. 509-513], женский пол и социум [Stark D., Kiely M., Smith A., 2002, Р.
3137-3148; Portenoy R.K., Thaler H.T., Kornblith A.B., 1994, Р. 183-189],
возраст пациенток [Wenzel L.B., Fairclough D.L, Brady M.J., 1999, Р. 17681774]. Встречаемость психических нарушений при раке молочной железы
равна 30–45%, а при опухолях гениталий – 17-25% [Dahl A.A., Haaland C.F.,
Mykletun
A.,
2005,
Р.
2389-2395].
К
тому
же
у
пациенток
с
верифицированным раком яичников риск развития психических расстройств
велик по сравнению с раками других локализаций [Andersen B.L., 2002, Р.
Однако,
590-610].
немногие
исследования
были
посвящены
распространенности психической патологии среди данного контингента
больных.
Отмечают
появление
навязчивых
мыслей,
связанных
с
онкологическим заболеванием, воспоминаний о лечении [Ortiz-Pagan S.,
Sharenow E., Layeequr Rahman R., 2009, P. 69, abstr / 1068], избегание
больными ситуаций, прямо или косвенно связанных с патологией (отказ от
общения с людьми, знающими о раковой болезни пациентки, избегание
посещения медицинских учреждений и др.) [Непомнящая Н.И., 1998, С. 132144; Schraub S., Arveux P., Mercier M., 1995, Р. 607-610]. После радикальной
мастэктомии
возможны фантомные боли [Astin J.A., Anton-Culver H.,
Schwartz C.E., 1999, Р. 101-109; Pezzella G., Moslinger-Gehmayr R., Contu A.,
2001, Р. 1-10]. В период 45–55 лет отмечается подъем заболеваемости всеми
видами злокачественных опухолей женской репродуктивной системы
[Давыдов М.И., Аксель Е.М., 2009, С. 8-56]. При проведении гормонотерапии
может развиться посткастрационный синдром [Непомнящая Н.И., 1998, С.
132-134], который помимо вегето-сосудистой дистонии (ВСД) может
проявляться симптомами, напоминающими
инволюционную истерию
[Лапицкий М.А., Коренев СВ., Соловьев В.И., 2002, С. 26]. При раке
молочной железы выявляются легкие и непродолжительные (длительностью
не более 2–4 мес.) депрессивные состояния [Okamura M., Yamawaki S.,
Akechi T., 2005, Р. 302-309; Mehnert A., Koch U., 2007, Р. 181-188].
Вместе с вялостью, подавленностью, ангедонией, тревогой больные
жалуются на
неусидчивость и отсутствие перспектив. Среди жалоб
пациентов преобладают слабость, высокая утомляемость, невозможность
получить удовольствие от чего–либо [Асеев А.В., Васютков В.Я., Мурашева
Э.М., 1994, С. 14-16]. Помимо указанных расстройств
у пациенток,
перенесших радикальные хирургические вмешательства (мастэктомия,
гистерэктомия,
цистэктомия
и
др.),
наблюдаются
чувства
утраты
женственности, сексуальной неполноценности и ущербности, страх распада
семьи [Irwig L., Bennetts A., Aust N.Z., 1997, Р. 750-754], социофобии.
Исследователи
подчеркивают
роль
преморбидных
свойств
личности
пациенток при развитии психических расстройств в дальнейшем [Лапицкий
М.А., Коренев С.В., Соловьев В.И., 2002, С. 26; Irwig L., Bennetts A., Aust
N.Z., 1997, Р. 750-754]. Наиболее изучены эти свойства при бластоматозном
процессе молочной железы [Дыхно Ю.А., Денисов И.Н., Мусаева Н.Э., 1999,
С. 386-387; Асеев А.В., Васютков В.Я., Мурашова З.М., 1995, С. 40-45]. Для
пациенток с раком молочной железы
типичны снижение адаптационных
возможностей, сложности в принятии компромиссных решений [Алясова
А.В., Лаптев А.В., 2002, С. 231-233]. В то же время, у 40,8% женщин в ходе
болезни изменения личностного профиля носили незначительный характер
[Аверьянова С.В., 2001, С. 13-14, 164, 211, 212]. Учитывая, что психические
расстройства осложняют течение ракового заболевания, что ухудшает
прогноз болезни и
качество жизни пациента [Dahl A.A., Haaland C.F.,
Mykletun A., 2005, Р. 2389-2395; Andersen B.L., 2002, Р. 590-610; Tagay S.,
Herpertz S., Langkafel M., 2005, Р. 755-763], а также то, что высокая частота и
клиническое разнообразие психических расстройств при опухолях женской
половой сферы, следует осуществлять их профилактику и терапию.
Установлено, что
онкобольных
использование психотропных препаратов у
ведет к улучшению их адаптации к болезни, уменьшению
тревожно-депрессивных симптомов и в итоге к уменьшению финансовых
затрат на лечение [Andersen B.L., 2002, Р. 590-610; Zabora J., Brintzenhofeszoc
K., Curbow B., 2001, Р. 19-28]. Важно сочетать медикаментозную и
психотерапевтическую коррекцию в форме
когнитивной психотерапии,
мышечной релаксации, музыкотерапии [Самушия М.А., 2011, С. 86-94].
Несмотря
на
проработанность
проблемы,
авторы
подчеркивают
необходимость дальнейших исследований в области психотерапии в
онкологической практике [Newell S.A., Sanson-Fisher R.W., Savolainen N.J.,
2002, Р. 558-584].
Профилактика гинекологических и онкогинекологических заболеваний.
При сравнении разброса показателей
онкопатологии в различных
группах пациентов, можно предсказать потенциальный процент раковых
болезней, в отношении которых будет эффективна профилактика. Согласно
данной гипотезе, дифференциация показателей заболеваемости определяется
разницей в воздействия факторов, которые могут быть скорректированы. В
РФ установлен процент рака шейки матки и рака тела матки, который может
быть предупрежден. Он равен
70%, а для рака яичников он составляет
40%.
Эффективность борьбы со злокачественными новообразованиями
женской
половой
последовательным
противораковой
сферы
во
многом
исполнением
программы,
смертности, заболеваемости,
определяется
обоснованной
целью
которой
наличием
и
национальной
является
уменьшение
рост продолжительности и качества жизни
пациентов.
Поэтому следует организовать
онкологов
и
организаторов
кооперацию ученых и практиков,
здравоохранения
с
тем,
чтобы
путем
информирования населения, проведения результативных профилактических
осмотров и диспансеризации женщин всех возрастов, медико-социальных
проектов их оздоровления и повышения качества жизни добиться значимых
позитивных изменений в этой социально значимой сфере [Грицман Ю.Я.,
1993, С. 156-170; Гулева А.Г., 1998, С.3-17; Останенко В.С., 2003, С.2-15;
Семиглазов В.Ф., Веснин А.Г., Моисеенко В.М., 1992, С. 31; Ханов А.М.,
2001, С.2-23].
Успех противораковой работы немыслим без осуществления общих
профилактических мероприятий. Предпринятые государством меры в этой
области: строительство центров планирования семьи, создание центров
здоровья, стимулирование рождаемости привели к уменьшению количества
абортов, которые сами по себе являются факторами риска по значительному
числу заболеваний гинекологической сферы.
Помимо снижения числа
абортов увеличился процент использования
женщинами современных
средств контрацепции.
Еще одной значимой проблемой является проблема приверженности
лечению в онкогинекологической и гинекологической практике. Например,
при курсе
лекарственной
терапии
для
большинства больных из 3
препаратов, а для 16,5% больных 4-5 препаратов, прекращают курс лечения
при
первых
признаках
улучшения
22,5%
пациенток.
Кроме
того,
установлено, что самолечением занимаются 27,5% пациенток, внимательно
читают
инструкцию
опрошенных.
Среди
по
применению
причин
медикаментов
самолечения
только
исследователи
недостаток времени на посещение специалиста - 65,7%
66,7%
выделяют:
респонденток;
ошибочность мнения 30,4% респонденток, считающих объем собственных
знаний о
лекарствах
и правилах их приема достаточным; а 21,4%
респонденток объяснили самолечение недоверием лечащему врачу. Однако
42,2% пациенток все же считают, что у них не хватает знаний в области
медицины.
Принимая во внимание, что
незавершенный курс лечения
приводит к рецидивам и хронизации заболевания, а также, что среди
пациенток большинство молодые женщины репродуктивного периода,
необходимо в программы повышения грамотности населения в вопросах
здоровья включать информацию о значимости высокой комплаентности
пациентов для повышения эффективности лечения и снижения расходов на
терапию [Кобыльченко М.Ю., Кабакова Т.И., Котовская О.В., 2012, С. 283287]. Для повышения культуры здоровья имеет значение и регулярность
визитов к гинекологу. По данным исследователей 48,0% женщин посещают
врача-гинеколога нерегулярно, как
симптомов,
правило, при появлении неприятных
ежегодно бывают у врача треть пациенток, и два раза в год -
21,6% респонденток.
По мнению авторов, величина и структура потребностей у каждой
группы населения отличается, тем более, если они находятся в различных
социально-экономических условиях и страдают разными заболеваниями. Тем
не менее, нарушение пациентами режима вообще и лекарственного, в
частности,
стало широко распространено.
образованность
пациента
Показано, что общая
формирует
его
медицинскую
и
фармацевтическую культуру, отношение к здоровью и рекомендациям
лечащих врачей и провизоров [Дорофеева В.В., 1998, С. 28-36; Киселева
Л.Г., 1998, С. 691].
Таким
образом,
решение
такой
актуальной
медико-социальной
проблемы как профилактика нарушений здоровья женщин различных
возрастных групп должно носить комплексный характер, основываться на
принципах преемственности и тесного межведомственного взаимодействия
различных служб.
ЭПИДЕМИОЛОГИЯ
ГИНЕКОЛОГИЧЕСКИХ
ОНКОГИНЕКОЛОГИЧЕСКИХ
ЗАБОЛЕВАНИЙ
И
ИХ
И
ИСХОДОВ,
РЕСУРСНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ
ЖЕНЩИНАМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТАВРОПОЛЬСКОГО
КРАЯ.
Для разработки мер по повышению эффективности профилактической
и
реабилитационной
помощи
пациенткам
онкогинекологического
и
гинекологического профиля проанализируем заболеваемость, смертность и
инвалидность по соответствующему профилю в Российской Федерации,
Северо-Кавказскому федеральному округу и Ставропольскому краю в 20082012 годах.
Таблица 1. Общая заболеваемость взрослого населения по классам, группам
болезней и отдельным заболеваниям по субъектам России за 2008 – 2012 гг.
Зарегистрировано больных: взрослые
Всего болезней
Субъекты
Федерации
на 100 000 взрослого населения
2008
2009
2010
2011
2012
2008/2012.
%
Российская
Федерация
156150.1
142702.3
142309.9
143474.7
143853.7
-7.9
137250.9
121772.9
123897.4
124561.5
125879.1
-8.3
116105.4
105188.0
105965.5
110985.1
112364.4
-3.2
145918.8
134520.0
131770.7
128563.8
129612.7
-11.2
137919.5
114507.7
124987.3
159207.3
147433.1
+6.9
88518.4
77678.3
80535.5
94232.8
92172.1
+4.1
97690.6
95287.5
89343.8
83905.4
95416.2
-2.3
109438.8
97194.4
91966.2
99815.1
93202.5
-14.8
95247.5
103757.5
105591.5
122351.1
135668.4
+42.4
Южный
федеральный
округ
СевероКавказский
федеральный
округ
Республика
Дагестан
Республика
Ингушетия
КабардиноБалкария
КарачаевоЧеркессия
Северная
Осетия Алания
Чеченская
Республика
Ставропольский
край
105463.0
90729.9
94386.4
97096.3
97184.6
-7.9
По данным представленным в таблице 1 можно сделать вывод о том,
что с 2008 по 2012 годы общая заболеваемость в РФ на 100 тысяч взрослого
населения снизилась (на 7,9%).
Аналогичная динамика отмечается в
Ставропольском крае (-7,9%). В то же время
в ряде республик СКФО
отмечается иная тенденция. Так, например, в Кабардино-Балкарской,
Ингушской и Чеченской республиках, при расчете на 100 тысяч взрослого
населения, общая заболеваемость
выросла на (4,1%; 6,9% и 42,4%
соответственно). В Дагестане и Северной Осетии – Алании, напротив,
отмечается её снижение на 11,2% и 14,8% соответственно.
Таблица 2.
Общая заболеваемость взрослого населения новообразованиями
Зарегистрировано больных: всего
Субъекты
Новообразования
Федерации
Российская
Федерация
на 100 000 всего населения
2008/2012,
2008
2009
2010
2011
2012
3851.3
4760.1
4857.1
4175.2
4297.3
+11.6
4480.4
5749.2
5686.5
4206.7
4407.2
-1.6
2081.2
2679.4
3390.2
2187.5
2307.2
+10.9
1537.8
1944.3
1989.9
1624.8
1694.2
+10.2
%
Южный
федеральный
округ
СевероКавказский
федеральный
округ
Республика
Дагестан
Республика
978.6
1580.1
1781.8
1888.2
1146.1
+17.1
2301.0
2932.3
2855.7
2281.5
2263.3
-1.6
1914.8
2388.7
1733.9
2684.4
2822.1
+47.4
2806.9
3596.1
3430.7
2925.8
3148.8
+12.2
1045.2
1541.2
1466.6
902.1
1049.6
+0.4
3062.8
3640.4
5990.3
3115.3
3430.4
+12.0
Ингушетия
КабардиноБалкарская
Республика
КарачаевоЧеркесская
Республика
Северная
Осетия –Алания
Чеченская
Республика
Ставропольский
край
На таблице 2 видно, что в РФ общая заболеваемость взрослого
населения новообразованиями возросла при расчете на 100 тысяч населения
(+11,6%), в СКФО этот показатель также вырос на +10,9%. Максимально
высокие значения общей заболеваемости регистрируются в республике
Ингушетия
(+17,1%)
и
Карачаево-Черкесской
республике
(+47,4%).
Учитывая,
что за отчетный период в регионе не произошло значимых
внешних явлений, могущих существенно повлиять на заболеваемость
новообразованиями,
следует
полагать,
что
и
снижение
первичной
заболеваемости в Кабардино-Балкарии на 1,6% и ее рост в Ингушской и
Карачаево-Черкесской республиках опосредованы качеством проведения
скрининга на онкологические заболевания и возможностями диагностики, а
также её доступностью. При этом отмечаются
морфологической верификации
целом (прирост
позитивные сдвиги в
как злокачественных новообразований в
по сравнению с 2000 годом составил +13,1%), так и в
отношении
новообразований
органов
женской
половой
сферы.
Максимальный рост морфологических верификаций отмечен при раке
яичников (+9.5%) (таблица 3).
Таблица 3.
Морфологическая верификация диагноза злокачественного новообразования
в РФ
Локализация
опухоли
Из
числа
больных
злокачественного
с
впервые
установленным
новообразования
диагноз
диагнозом
подтвержден
морфологически – к числу больных, взятых под диспансерное
наблюдение в отчетном году (%)
2000/
2000
2001
2002
2003
2004 2005 2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2012,
%
Злокачественные
новообразования,
76.6
77.5
78.2
79.1
80.0 80.7 81.7
82.9
83.2
84.4
85.3
85.8
86.7
+13.1
Молочной железы
93.0
92.9
93.6
93.7
94.0 94.4 94.4
95.4
95.2
95.6
95.7
96.6
96.3
+3.5
Шейки матки
96.0
96.3
96.2
96.5
97.3 97.5 96.5
97.5
96.9
97.6
97.4
98.1
98.2
+2.2
Тела матки
94.7
95.2
95.0
94.5
96.0 96.5 96.0
96.4
96.7
96.5
96.5
97.0
97.4
+2.8
Яичников
83.1
84.9
84.2
85.7
85.4 85.7 86.9
87.7
88.4
88.4
89.1
90.1
91.0
+9.5
всего
На представленной таблице 4 видно, что в России отмечается рост первичной
заболеваемости онкопатологией (+14,3%). Однако в субъектах СКФО, при
общей тенденции роста первичной заболеваемости, максимальный прирост
отмечается в
Чеченской республике
(+31,0%) и Карачаево-Черкесской
республике (+94,4%). Учитывая тесную географическую связь Чеченской
республики и республики Ингушетия, разницу в показателях логично
объяснить особенностями оказания медицинской помощи в этих территориях
(организацией
диспансеризации,
доступностью
наличием диагностического оборудования).
медицинской
помощи,
Таблица 4.
Первичная заболеваемость новообразованиями в РФ, СКФО и субъектах
СКФО
Зарегистрировано больных: взрослые
Новообразования
Субъекты
на 100 000 взрослого населения
Федерации
Российская
Федерация
2011/2012,
2008
2009
2010
2011
2012
1012.2
1074.5
1230.0
1109.4
1157.6
+14.3
937.4
1272.9
1305.2
1065.9
1092.4
+16.5
513.9
649.7
795.0
540.8
608.2
+18.3
418.1
541.3
602.9
455.9
485.3
+16.1
492.5
502.0
594.1
607.6
517.3
+5.0
405.8
493.3
552.8
407.4
427.1
+5.2
482.1
753.7
838.8
756.2
937.1
+94.4
607.2
753.7
838.8
649.3
730.4
+20.3
280.0
284.7
359.8
312.5
366.9
+31.0
%
Южный
федеральный
округ
СевероКавказский
федеральный
округ
Республика
Дагестан
Республика
Ингушетия
КабардиноБалкария
КарачаевоЧеркессия
Северная
Осетия -Алания
Чеченская
Республика
Ставропольский
735.8
край
729.4
1031.5
702.0
832.9
+13.2
Анализ первичной заболеваемости злокачественными заболеваниями
молочной железы у женщин и шейки матки (таблица 5) показал, что с 2005
года по 2012 год
первичная заболеваемость раком молочной железы у
женщин в РФ выросла на 17,9%, а шейки матки на 15,2%. На 24,2% выросло
число больных с данной патологией, состоящих под диспансерным
наблюдением.
Таблица 5.
Злокачественные новообразования в РФ.
Число больных с Число
больных,
впервые в жизни диспансерным
Годы
установленным
состоящих
наблюдением
на
под
конец
отчетного года
диагнозом
злокачественного
новообразования
(на
100 000
населения)
в том числе
опухоли:
молочной
железы у
женщин
шейка
абсолютные
на 100 000
матки
числа
населения
2005
65.1
17.0
2386766
1685.7
2006
65.7
17.3
2466276
1734.1
2007
67.9
17.6
2535114
1785.2
2008
68.8
18.1
2607223
1837.3
2009
71.2
18.8
2691985
1897.0
2010
74.8
19.2
2794189
1955.8
2011
74.9
19.3
2900629
2027.6
2012
76.8
19.6
2995566
2094.0
+17.9
+15.2
+25.5
+24.2
2005/2012,
%
При изучении одногодичной летальности больных злокачественными
новообразованиями по субъектам РФ (табл.3.6) можно отметить, что она в
Российской Федерации снизилась в отношении рака молочной железы (4,6%) и рака шейки матки (-2,3%), в то же время в СКФО она возросла на
(+13,2% и +22,9%) соответственно. Максимальный рост отмечается в
республике Чечня (+47,5% и +194,4%) и Ставропольский край (+17,5% и
+43,8%).
Изучение общей заболеваемости воспалительными болезнями женских
половых органов в абсолютных числах и на 100 тыс. взрослого населения
(табл.3.7) показало, что она возросла как в РФ (+5,7% и 5,7%), так и в СКФО
(+16,5% и +16,1%). При этом максимальный рост отмечается в республиках
Дагестан (+27,4% и +26,8%) и КБР (+28,1% и +28,1%).
Принимая во внимание, что воспалительные заболевания женских
тазовых органов часто являются следствием
проведенных абортов, мы
изучили тенденции в количестве проведенных абортов. Особую опасность
для
репродуктивного здоровья представляют аборты, осуществленные в
раннем возрасте. Однако, в период с 2005 года по 2012 год количество
абортов у девочек в возрасте до 14 лет в Российской Федерации сократилось
на 46,7% (рис. 1).
1000
900
800
700
600
500
400
300
200
100
0
966
828
618
543
2005
2008
2010
2011
515
2012
Рис. 1. Количество абортов у девочек в возрасте до 14 лет включительно. РФ
Аналогичная тенденция снижения числа абортов в России отмечена и
в более старшей возрастной группе 18-23 лет (-67,2%) рис.3.2.
160000
140000
120000
100000
80000
60000
40000
20000
0
147940
110502
70932
2005
2008
2010
57851
2011
48420
2012
Рис. 2. Количество проведенных абортов у девушек в возрасте 18-23 лет в
РФ
При изучении количества абортов в различных территориях (табл.6.)
можно отметить, что в популяции девочек 10-14 лет в России отмечается их
значительное снижение (-36%), еще большее снижение отмечается в ЮФО (8,6%). В СКФО и его субъектах в целом снижения не отмечено из-за
изначально низкого количества абортов, при этом в СКФО
только в
Ставропольском крае уровень абортов в возрасте 10-14 лет равен 0,1 на 1000
девочек соответствующего возраста. В популяции девушек 18-23 лет иная
тенденция. Количество абортов снизилось значительно как в Российской
Федерации, так и в ЮФО и СКФО. В субъектах
снижение отмечается в КЧР,
СКФО максимальное
республике Северная Осетия-Алания и
Ставропольском крае. При этом в Ставропольском крае отмечается самый
высокий в СКФО уровень числа абортов (10,8 на 1000 девушек
соответствующего возраста), что, тем не менее, ниже, чем в России (13,0 на
1000 девушек соответствующего возраста).
Таблица 6.
Аборты у девочек в возрасте 10-14 лет и у девушек 18-23 лет
(на 1000 женщин соответствующего возраста)
Субъекты РФ
10-14 лет
2005
2008
18-23 лет
2010
2011
2012
2005/
2005
2008
2010
2011
2012
2005/
2012,
2012,
%
%
РФ
0.25
0.25
0.19
0.17
0.16
-36
25.5
24.4
17.6
15.5
13.0
-49.0
ЮФО
0.29
0.27
0.18
0.12
0.12
-58.6
24.0
22.9
14.3
11.9
10.4
-56.6
СКФО
0.02
0.04
0.02
0.02
0.02
0
9.1
10.6
7.0
5.9
5.1
-43.9
Республика
0.01
0.00
0.00
0.00
0.01
0
2.6
4.7
3.6
2.5
1.8
-30.7
0.00
0.00
0.00
0.00
0.00
0
2.9
2.1
4.1
3.1
3.0
+3.4
КБР
0.00
0.03
0.04
0.00
0.00
0
5.8
6.8
5.3
3.8
4.1
-29.3
КЧР
0.00
0.00
0.00
0.00
0.00
0
10.5
11.8
5.2
5.7
4.3
-59.0
Республика
0.00
0.00
0.00
0.00
0.00
0
8.0
6.7
4.1
4.7
3.6
-55
0.00
0.00
0.02
0.00
0.00
0
6.3
10.4
8.2
5.4
6.4
1.5
Ставропольский 0.10
0.19
0.09
0.07
0.10
0
21.9
24.5
13.3
13.1
10.8
-50.7
Дагестан
Республика
Ингушетия
Северная
Осетия-Алания
Чеченская
Республика
край
При изучении количества абортов у женщин фертильного возраста с
учетом изменений в порядке учета (табл.3.9.) можно отметить, что в период с
2005 по 2012 годы в России в целом и Северо-Кавказском федеральном
округе
количество абортов сократилось, как в расчете на 1000 женщин
фертильного возраста (РФ – 32,9%; СКФО – 37,6%), так и в расчете на 100
родившихся живыми и мертвыми (РФ – 52,8%; СКФО – 46,3%). Однако в
республиках Ингушетия и Чечня количество абортов на 1000 женщин
фертильного возраста возросло (+45% и +13,3% соответственно).
Таблица 7.
Количество абортов в РФ и СКФО
(до 2011 г. – до 28 недель беременности; в 2012 г. – до 22 недель)
Субъекты РФ
На 1000 женщин фертильного возраста
На 100 родившихся живыми и
мертвыми
2005 2008 2010 2011 2012
2005/
2005/
2012,
2005 2008 2010 2011 2012 2012,
%
%
РФ
38.2
32.2
28.2
26.9
25.6
-32.9
105.4 73.1 59.7 55.9 49.7 -52.8
ЮФО
35.4
31.3
25.2
23.5
22.5
-36.4
95.2
70.1 54.3 50.6 45.0 -52.7
СКФО
23.9
18.1
16.6
16.6
14.9
-37.6
44.0
31.0 27.1 26.7 23.6 -46.3
16.4
12.3
11.8
11.0
9.6
-41.4
31.3
20.0 18.5 17.3 14.4 -53.9
7.1
7.7
11.7
12.6
10.3
+45.0
15.2
13.5 15.7 15.3 14.3 -5.92
КБР
19.6
15.0
12.8
11.7
11.3
-42.3
56.4
32.7 25.7 22.3 19..9 -64.7
КЧР
22.3
19.3
13.6
17.5
16.7
-25.1
62.1
44.9 35.0 46.9 43.7 -29.6
25.6
23.7
21.9
21.8
20.5
-19.9
66.8
48.5 43.7 43.6 41.0 -38.6
-
13.3
12.2
13.7
11.2
+13.3
12.4
13.6 21.1 12.9 11.5 -7.25
Республика
Дагестан
Республика
Ингушетия
Республика
СО-
Алания
Чеченская
Республика
Ставропольский
край
32.2
28.3
25.5
25.2
23.1
-28.2
85.1
61.2 54.1 53.5 45.2 -46.8
Доступность качественной медицинской помощи во многом зависит от
обеспеченности
населения
соответствующими
медицинскими
специалистами. Анализ обеспеченности населения врачами акушерамигинекологами (табл. 8) показал, что за период с 2005 по 2012 год количество
акушеров-гинекологов в РФ незначительно снизилось. В СКФО, несмотря на
рост абсолютного количества соответствующих специалистов на 16,1%,
обеспеченность в пересчете на 10 000 женского населения сократилась на
3,67%. Существенный прирост специалистов отмечается в республиках
Ингушетия и Чечня. В Ставропольском крае хотя и не произошло
значительных изменений в обеспеченности врачами гинекологами (0%), но
при пересчете на 10 000 женского населения (4,7%) это показатель остается
самым
низким
в
СКФО
и
ниже,
чем
в
Российской
Федерации.
Таблица 8.
Обеспеченность населения врачами акушерами-гинекологами в РФ и СКФО
(физические лица)
Субъекты
Врачи акушеры-гинекологи
Обеспеченность
РФ
на
10000
женского
населения
2005/
2005
2008
2010
2011
2012
2012,
2005/
2005 2008 2010 2011 2012
%
2012,
%
РФ
38961
39400
39247
39519
38483
-1.22
5.13
5.17
5.11 5.14
5.01
-2.33
ЮФО
3665
3719
3644
3647
3667
+0.05
4.97
5.05
4.91
4.9
4.93
-0.80
СКФО
2711
2832
2879
3039
3150
+16.1
6.53
5.85
5.79 6.07
6.29
-3.67
887
928
992
994
1035
+16.6
6.49
6.61
6.56 6.54
6.80
+4.77
118
134
131
154
170
+44.0
4.55
4.95
5.75 6.48
7.15
+57.1
КБР
296
279
293
301
298
+0.67
6.22
5.87
6.40 6.58
6.51
+4.66
КЧР
125
124
112
118
135
+8
5.41
5.42
4.36 4.62
5.29
-2.21
332
360
362
355
361
+8.73
8.94
9.68
9.48 9.34
9.49
+6.15
Республика
Дагестан
Республика
Ингушетия
Республика
СО-Алания
Чеченская
Республика
Ставропольс
кий край
273
365
406
448
451
+65.2
5,71
5.71
6.25 6.76
6.81
+19.2
680
642
583
669
700
+2.94
4.70
4.44
3.92 4.49
4.70
0
Доступность
медицинской
помощи
также
определяется
наличием
оптимального количества специализированных коек в стационаре. По показателю
обеспеченности гинекологическими койками в расчете на 10000 женского
населения в РФ отмечается отрицательная динамика. Их количество сократилось,
как в целом по России на 20,6%, так и в СКФО (-21,5%), но более всего в
Ставропольском крае (-22,1%) (табл. 9).
Таблица 9.
Число гинекологических коек и обеспеченность
на 10 000 женского населения в РФ и СКФО
Гинекологические койки
на 10 000 женского населения
2005/
Субъекты РФ
2005
2008
2010
2011
2012
2012,
2005/
2005
2008
2010
2011
2012
%
РФ
74622 68795 64227 62114
5988
2
2012,
%
-19.7
9.82
9.02
8.36
8.08
7.79
-20.6
ЮФО
7667
7225
6787
6690
6457
-15.7
10.39
9.81
9.14
9.00
8.68
-16.4
СКФО
4277
4291
4064
4024
4044
-5.4
10.30
8.87
8.17
8.04
8.08
-21.5
988
934
928
941
922
-6.6
7.22
6.65
6.14
6.19
6.06
-16.0
150
150
150
150
150
0
5.78
5.54
6.55
6.31
6.31
+9.16
КБР
518
518
407
435
435
10.88 10.89
8.88
9.50
9.50
-12.6
КЧР
195
165
157
147
213
+9.23
8.44
7.21
6.12
5.76
8.34
-1.18
Республика СО-
344
344
334
316
316
-8.13
9.26
9.25
8.75
8.31
8.31
-10.2
Республика
Дагестан
Республика
Ингушетия
16.06
33
Алания
Чеченская
Республика
Ставропольский
край
652
821
860
825
860
+31.9
+
1430
1359
1228
1210
1148
-19.7
9.89
12.85 13.24 12.45 12.98 +1.01
9.39
8.25
8.12
7.70
-22.1
Иная тенденция наблюдается в отношении оказания онкологической
помощи населению (табл. 3.12). За 12 лет с 2000 по 2012 год число диспансеров
сократилось на 12,06%, но количество онкологических коек возросло (+11,18%).
Хотя средняя занятость койки выросла на 4,2%, длительность нахождения
пациентов в стационаре уменьшилась (-35,7%). Увеличилось также число
онкологов и обеспеченность ими на 10 000 чел. населения (+14%). При этом
данный показатель в Ставропольском крае уменьшился на 4,61%.
Таблица 10 .
Характеристика онкологической службы РФ
Наименование
2000
2005
2009
2010
2011
2012
2000/
2012, %
Число
116
116
108
107
105
102
-12.06
2263
2309
2080
2043
2118
2090
-7.64
коек 37419
37541
38512
38898
39407
41606
+11.18
для 28702
28634
29473
29764
30094
31924
+11.22
2.6
2.7
2.7
2.76
2.91
+11.92
341
346
347
348
347
+4.2
диспансеров
Число
отделений
(кабинетов)
Число
всего
Из
них
взрослых
Обеспеченность 2.6
койками
10 000
на
чел.
населения
Средняя
333
34
занятость койки
Средняя
19.6
16.2
13.9
13.5
13.1
12.6
-35.7
врачей 7267
7732
7910
8069
8418
8192
+12.7
5161
5762
6060
6215
6594
6539
+26.7
2106
1970
1850
1854
1824
1653
-21.5
0.5
0.5
0.56
0.56
0.59
0.57
+14
длительность
пребывания
в
стационаре
Кадры:
Число
всего
из них:
онкологов
радиологов
обеспеченность
на 10 000 чел.
населения
Заболеваемость и смертность женщин в Ставропольском крае
В структуре причин общей смертности населения в 2013 году, как и во все
предыдущие годы, превалируют болезни системы кровообращения – 60,0%.
Последующие места занимают новообразования – 15,4%, травмы и отравления –
7,0 %, болезни органов пищеварения – 4,3% и органов дыхания – 2.3% (рис. 3.3).
35
Рис. 3. Структура общей смертности населения по основным классам
болезней (доля от общего числа умерших в %).
Снижение смертности в трудоспособном возрасте в основном произошло за
счет снижения болезней системы кровообращения, в том числе от ишемических
болезней, травм и отравлений, болезней органов пищеварения и новообразований.
По классам причин смерти наибольшая доля приходится на болезни
системы
кровообращения
–
35,1%,
травмы
и
отравления
–
25,5%,
новообразования – 18,4% .
Анализ заболеваемости юношей и девушек в Ставропольском крае с 2009
по 2013 годы (табл. 11) показал следующее. Если заболеваемость у юношей в
целом снизилась на 1,6%, то у девушек она возросла на 1,5%. Наибольшая
разница отмечается в отношении психических расстройств (у юношей +31,7%, а у
девушек -23,1%), болезней органов мочеполовой системы (у юношей -13,7%, а у
девушек +3,5%), травм и отравлениям (у юношей +6,3%, а у девушек -9,3%).
Таблица 11. Доля юношей и девушек по классам болезней у подростков, %
Юноши
Классы болезней
Девушки
2009/ 2013,
%
2009/ 2013,
%
2009 2010 2011 2012 2013
2009 2010 2011 2012 2013
Инфекционные и
паразитарные
40.5
35.1
37.3
44.0
40.0
59.5
64.9
62.7
56.0
60.0
-1.2
болезни
Новообразования 51.1 49.4 55.3 53.0 52.6
+2.9
+0.84
48.9
50.6
44.7
47.0
47.4
52.6
57.8
56.0
57.6
56.2
-3.0
Болезни
эндокринной
47.4
42.2
44.0
42.4
43.8
-7.5
+6.8
системы
Психические
расстройства
Болезни нервной
системы
42.2
56.4
55.1
53.1
55.6
57.8
43.6
44.9
46.9
44.4
+31.7
54.0
52.9
53.4
49.6
51.0
-5.5
-23.1
46.0
47.1
46.6
50.4
49.0
36
+6.5
Болезни глаза и
его придаточного
аппарата уха
Болезни
48.1
46.1
46.0
46.0
46.1
51.9
53.9
54.0
54.0
53.9
-4.15
+3.8
и
сосцевидного
53.0
46.4
50.1
49.4
48.0
47.0
53.6
49.9
50.6
52.0
-9.4
отростка
+10.6
Болезни системы
кровообращения
60.4
59.2
62.1
60.9
62.4
39.6
40.8
37.9
39.1
37.6
+3.3
-5.0
Болезни органов
48.4
дыхания
48.9
49.7
49.3
48.1
51.6
51.1
50.3
50.7
51.9
-0.6
Болезни органов
пищеварения
49.5
54.1
45.9
46.4
45.1
+0.5
50.5
45.9
54.1
53.6
54.9
-8.8
Болезни
мочеполовой
Болезни
системы кожи и
подкожной
20.3
18.7
15.8
16.4
17.5
49.7
44.5
49.3
50.5
50.7
-13.7
+8.7
79.7
81.3
84.2
83.6
82.5
50.3
55.5
50.7
49.5
49.3
+2.0
+3.5
-1.9
клетчатки
Болезни костномышечной
60.6
60.5
59.0
57.0
57.3
системы
39.4
39.5
41.0
43.0
42.7
-5.4
+8.3
Врожденные
59.9
аномалии
Травмы
отравления
Итого
62.9
57.8
61.6
57.6
40.1
37.1
42.2
38.4
42.4
-3.8
+5.7
и
59.5
67.3
60.4
63.8
63.3
40.5
32.7
39.6
36.2
36.7
+6.3
49.3
49.5
49.1
48.2
48.5
-9.3
50.7
50.5
50.9
51.8
51.5
-1.6
+1.5
Заболеваемость злокачественными новообразованиями увеличилась в 2013
году в 12 территориях края. Значительно выше, чем по краю, уровень
заболеваемости в г. Невинномысске – 427,0 и районах: Красногвардейском –
37
444,0, Новоалександровском – 429,0, Советском – 415,0. Значительно ниже - в
районах: Курском – 210,0, Нефтекумском – 248,0 на 100 тыс. населения.
Доля впервые выявленных больных в IV клинической группе в крае в 2013
году увеличилась и составила 22,3% (за период с 2010 по 2013 годы она возросла
на 7,7 %).
Значительно выше, чем по краю (22,3%) доля выявленных больных с IV
клинической группой в г. Лермонтове – 32,4% и Степновском районе – 33,3%.
Значительно ниже в Минераловодском – 13,3% и Левокумском – 14,6% районах.
Если проанализировать возрастную структуру больных злокачественными
новообразованиями (табл. 12), то можно отметить, что в период с 2006 по 2013
годы доля популяции до 29 лет в общей численности больных с соответствующей
патологией уменьшилась на 30%; доля популяции 30-39 лет сократилась на
9,37%, 40-49 лет - на 25%. В то же время вклад в заболеваемость онкопатологией
лиц в возрасте 70 лет и старше вырос на 15,9%.
Таблица 12.
Структура больных злокачественными новообразованиями в
Ставропольском крае по возрастным группам (доля в %)
2006/
Возраст
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2013,
%
До 29 лет
2.0
1.9
1.9
1.9
2.0
1.9
1.7
1.4
-30
30-39 лет
3.2
2.7
2.8
3.2
2.9
3.2
2.9
2.9
-9.37
40-49 лет
10.4
10.0
9.7
9.2
8.4
7.5
7.1
7.8
-25
50-59 лет
22.0
22.1
23.7
22.2
22.1
23.1
22.5
22.3
+1.3
60-69 лет
28.6
26.6
24.4
24.6
24.0
23.9
25.0
25.7
-10.13
34.4
36.4
37.1
38.7
40.6
40.4
40.8
39.9
70лет
старше
и
+15.9
38
Следует отметить, что с 2008 по 2013 годы в Ставропольском крае при
росте заболеваемости онкопатологией на 0,2% в целом, по ряду локализаций
регистрируется значительно большее увеличение заболеваемости. Например, в
отношении рака шейки матки произошел подъем на 13,2%, тела матки на 12,6%,
молочной железы на 19,1% (табл. 13).
Таблица 13.
Заболеваемость злокачественными новообразованиями на 100 тыс. населения
Локализация опухоли
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2008/
2013, %
Всего
338.6
345.2 332.6 338.9 358.5 339.3 +0.2
шейки матки*
15.9
19.8
19.4
15.6
19.4
18.0
+13.2
тела матки*
21.4
24.1
21.1
22.4
26.0
24.1
+12.6
молочной железы*
61.1
68.3
70.0
66.6
69.3
72.8
+19.1
в том числе:
*Показатели, исчисляемые на женское население.
Так как уровень рождаемости зависит от численности женщин в возрасте
деторождения, нами была изучена численность женщин в Ставропольском крае
(табл. 14). В возрасте 15-49 она возросла с 2001 года по 2013 год на 2,75%, а в
возрасте 20 - 29 лет она увеличилась на 29,73%.
Таблица 14.
Численность женщин в детородном возрасте на начало года (тыс. чел.)
2001/
Возраст.
группы
2001
2002*
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2013,
%
+2.75
15-49
701.1
748.6
748.5 744.0 741.5 735.2 728.4 739.9 729.1 720.4
20-29
190.7
208.1
239.5 244.4 248.5 250.7 251.2 243.2 246.7 247.4 +29.73
39
При этом в 2013 году количество абортов в Ставропольском крае составило
21,5 на 1000 женщин фертильного возраста. Показатель частоты абортов составил
412,6 на 1000 родившихся живыми. Оценивая динамику числа абортов следует
иметь в виду, что согласно официальным статистическим данным Минздрава
России до 2012 года в отчете «Сведения о прерывании беременности»
учитывались прерывания в сроки до 28 недель, а с 2012 года – до 22 недель
беременности. Также следует иметь в виду возможность неполной регистрации
медицинских прерываний беременности в коммерческих учреждениях, что может
привести к их недоучету в официальной статистике.
В период с 2007 по 2013 годы в Ставропольском крае значительно
сократилось число абортов - на 34,17%, а число абортов в возрасте до 19 лет на
70%.
Число абортов на 1000 женщин детородного возраста снизилось на 31,96%
с 31,6% в 2007 году; до 21,5% в 2013, а на 1000 родившихся живыми на 43,94%
с 736,1 до 412,6.
С 2010 по 2013 годы показатель заболеваемости у девушек (18-23 лет)
увеличился на 6,63%, в том числе гонореей на 36,8%, мочеполовой системы на
10,5%; сифилисом на 33,3%, в то же время заболеваемость туберкулёзом
уменьшилась на 5,86% (табл. 15). Увеличились
показатели расстройства
менструаций на 13,7%, а анемиями на 35,7%.
Таблица 15.
Общая заболеваемость у девушек (18-23 лет) по Ставропольскому краю на
100 тыс. соответствующего населения
2010
Всего
Анемии
160263.8
582.2
2011
2012
2013
150100.9 163959.0 170895.7
636.7
849.9
786.4
2010/ 2013,%
+6.63
+35.07
40
Болезни мочеполовой
13581.3
12486.5
13553.3
14977.4
+10.27
1124.2
1124.5
907.5
818.5
-27.19
3465.1
2899.3
4221.6
3943.1
+13.7
Туберкулез
34.1
20.9
25.6
32.1
-5.86
Сифилис
12.0
15.7
12.8
16.0
+33.3
Гонорея
20.1
11.8
23.5
27.5
+36.8
системы
из них
сальпингоофориты
Расстройства
менструаций
Анализ гинекологической заболеваемости
женщин в возрасте 18 лет и
старше из расчета на 100 тыс. женщин соответствующего возраста в динамике с
2010 по 2013 годы показал, что показатель женского бесплодия увеличился на
27,86%, сальпингита и оофорита – на 24,38%,
эндометриоза на
9,05%,
расстройства менструаций на 27,6% (табл. 16).
Таблица 16.
Общая гинекологическая заболеваемость по нозологиям в Ставропольском крае
на 100 тыс. соответствующего населения у женщин в возрасте 18 лет и старше
Наименование болезней
2010/
2010
2011
2012
2013
Сальпингит, оофорит
1368.6
1455.8
1796.6
1702.3
+24.38
Эндометриоз
395.5
403.5
447.1
431.3
+9.05
Расстройства менструаций
818.0
1109.7
1010.1
1044.3
+27.6
2013,%
41
Женское бесплодие
215.7
270.2
313.8
275.8
+27.86
СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОБРАЗА ЖИЗНИ ДЕВУШЕК
ГОРОДА СТАВРОПОЛЯ.
В исследовании приняли участие 332 девушки, обучающиеся
в
ставропольских ВУЗах и ССУЗах. Полностью доверяют официальной медицине –
16,2%+2,0 респонденток; скорее доверяют, чем нет – 52,0%+2,8; скорее не
доверяют – 15,3%+2,0; не доверяют совсем – 4,7%+1,2; затруднились ответить
11,8%+1,8.
Доверие официальной медицине также зависит от пола респондента.
Ответы по общим вопросам сравнивались с ответами 250 юношей-сверстников.
Другим
существенным
фактором,
определяющим
отношение
к
официальной медицине, является место проживания. Например, коренные жители
Ставрополя доверяют ей в 25,9%+2,2, а «пришлые» только в 12,3%+1,2 случаев
(Хи–квадрат Пирсона 27,358a).
Большинство респонденток считают важным придерживаться здорового
образа жизни – 60,68%+2,7; желательным – 37,6%+2,7; не важным -1,9%+0,8.
Фактически придерживаются здорового образа жизни полностью – 34,2%+2,6;
скорее придерживаются, чем нет – 52,5%+2,8; скорее не придерживаются –
11,2%+1,7, не придерживаются – 2,2%+0,8.
Выявлены корреляции между ценностью для респонденток придерживаться
здорового образа жизни и образовательным учреждением, в котором они
обучаются. Положительно на данный вопрос ответили 40,0%+1,4
учащихся
профессиональных технических училищ, 54,8%+0,5 студенток техникумов и
61,1%+0,9 студенток высших учебных заведений (Хи–квадрат Пирсона 13,353a).
Другим определяющим фактором является отношение к религии. Так,
необходимым придерживаться здорового образа жизни считают 68,3%+2,7
верующих респонденток; 51,4%+1,0 респонденток, которые относят себя скорее к
42
верующим, чем нет; а среди атеистов этот показатель равен 25,0%+2,9 (Хи–
квадрат Пирсона 71,321a).
На отношение к здоровому образу жизни влияет и состав семьи.
Респондентки,
живущие
в
семье
с
одним
родителем,
менее
склонны
придерживаться ЗОЖ -32,9%+1,0, чем живущие в полной семье – 39,8%+0,7 (Хи–
квадрат Пирсона 13,644a). 68,8%+2,6 студенток не нуждаются в информации о
здоровом образе жизни, а 31,2%+2,6 хотели бы её получать.
Желание получать информацию о ЗОЖ зависит от типа учебного заведения.
Если студентки профессиональных технических училищ выразили такое желание
в 36,1%+0,6, то студентки ВУЗов лишь в 26,5%+1,5 (Хи-квадрат Пирсона 7,941a).
Верующие респондентки больше нуждаются в информации о здоровом образе
жизни, чем атеисты (33,9%+0,9 и 17,6%+1,7) соответственно (Хи–квадрат
Пирсона 12,375a).
Предпочтительными источниками информации о ЗОЖ для респонденток
являются врачи - специалисты – 48,1%+2,8; Интернет – 40,2%+2,7.
Причем верующие респондентки желают получать ее преимущественно от
специалистов, чем атеисты (43,9%+0,9 и 33,3%+1,7) соответственно (Хи–квадрат
Пирсона 8,858a).
Жители республик Северного Кавказа традиционно предпочитают получать
информацию
от
родственников,
так
считают
19,4%+1,3
респонденток,
проживающих в городе одной из республик Северного Кавказа, а в селе этот
показатель равен 26,7%+2,3, в то время как респондентки из городов
Ставропольского края аналогичным образом ответили лишь в 6,7%+1,6 случаев
(Хи-квадрат Пирсона 11,610a).
С начала учебы 78,7%+2,3 респонденток посещали врача. Девушки склонны
к более частому посещению врачей -78,8%+2,9 из них посещали докторов за
истекший год, и 51,8%+3,0 юношей (Хи–квадрат Пирсона 49,886a). Выявлена
корреляция между частотой обращения к врачу и религиозностью девушек. Если
43
82,8%+0,6 верующих респонденток посетили врача, то
атеистов только
62,5%+0,7 (Хи-квадрат Пирсона 9,382a).
46,4%+2,8 опрошенных отметили, что на приёме у доктора им не задавали
вопросов о табакокурении, питании, физической активности, либо делали это
очень редко 31,3%+2,6. При этом 55,2%+2,8 опрошенным никогда не давали
рекомендаций по здоровому образу жизни (коррекция массы тела, правильное
питание, профилактика заболеваний, передающихся половым путем и др.).
У 55,2%+2,8 респонденток врачи никогда не интересовались, болели ли их
близкие родственники онкологическими заболеваниями, туберкулезом и др.
44,2%+2,8 респонденток не вакцинируются от гриппа, только 19,0%+2,2
делают прививку каждый год.
Отношение к вакцинации у респонденток находится в зависимости от типа
учебного заведения, в котором они обучаются. Так не вакцинируются от гриппа
31,1%+1,3 студенток техникума и 45,4%+1,5студенток ВУЗов (Хи–квадрат
Пирсона 18,470a). Религиозность респонденток тоже является определяющим
фактором в отношении к вакцинации. Среди тех, для кого религия важна, не
вакцинируются 35,2%+1,3, а среди атеистов не вакцинируются 56,9%+1,9 (Хи–
квадрат Пирсона 16,378a). При этом среди отказавшихся от вакцинации больше
коренных жителей Ставрополя 62,0%+2,4, в то время, как среди приезжих таких
36,9%+1,5респонденток (Хи-квадрат Пирсона 18,414a).
Более половины опрошенных 53,3%+1,9 не посещали центр здоровья.
Установлено, что среди посетивших центры здоровья больше респонденток,
для которых религия важна -52,0%+0,9, а из числа атеистов побывали в центре
здоровья – 22,2%+1,5 респонденток (Хи-квадрат Пирсона 8,989a).
Компетентными (грамотными) настолько, чтобы самостоятельно принять
решение в отношении своего здоровья, считают себя 34,5%+2,6 респонденток;
скорее компетентными, чем нет – 46,1%+2,8; скорее нет, чем да – 17,6%+2,1; а
1,9%+0,8 не считают себя компетентными.
44
Изучение сексуального поведения и гинекологического анамнеза девушек
выявило следующие факты.
68,4%+2,6 опрошенных имеют «друга». При этом не имеют опыта петтинга
только 10,4%+1,7 девушек. По ответам респонденток 37,8%+2,7 из них не имели
полноценных сексуальных контактов. В то же время 22,1%+2,3 девушек живут
регулярной сексуальной жизнью. Всегда при занятиях сексом
пользуются
презервативом 45,5%+2,8, иногда 33,8%+2,6, никогда 20,7%+2,2. «Другим»
контрацептивным средством пользуются всегда 8,6%+1,6,иногда–15.2%+2,0,
никогда - 76,1%+2,4.На вопрос о причине занятия сексом без презерватива были
получены следующие варианты ответов: не было под рукой – 6,6%+1,4, слишком
дорого - 1,1%+0,6, нежелание партнера – 7,7%+1,5, не нравится ими пользоваться
– 21,5%+2,3, считают, что это лишнее - 3,3%+1,0, затруднились с ответом 19,9%+
2,2.
Поводами использования презервативов у респонденток являются: для
предохранения от беременности – 75,3%+2,4, для защиты от венерических
заболеваний - 14,4%+1,9, для защиты от ВИЧ/СПИД – 10,3%+1,7.
В течение года с партнерами, с которыми нет постоянных отношений,
респондентки имели сексуальный контакт:
с одним
- 23,2%+2,3, с двумя –
4,4%+1,1, с тремя и более – 4,9%+1,2.
По ответам девушек незащищенный секс (без использования презервативов)
не приемлем для 34,6%+2,6,
могли бы практиковать незащищенный секс
32,2%+2,6, а у 33,2%+2,4 он уже был.
Возраст начала сексуальной жизни большинства респонденток 18-20 лет, но
у 1,2%+0,6 он приходится до 14 лет, а у 7,7%+1,5 до 16 лет.
97,5%+0,9 респонденток не делали абортов;
0,4%+0,4 делали один,
0,8%+0,5 - два, 0,4%+0,4 – 3 аборта, 0,8%+0,5 – произвели 4 и более абортов.
У
15,4%+2,0
опрошенных
были
воспалительные
гинекологические
заболевания, у 15,8%+2,0 – нарушения менструального цикла, у 0,8%+0,5- пороки
45
(задержки развития), у 2,1%+0,8-поликистоз яичников, не было гинекологических
заболеваний у 69,6% +2,6 респонденток.
Кроме этого, 0,4%+0,3 девушек перенесли гепатит В или С, 0,4%+0,3 –
сифилис, 0,8%+0,5 микоплазмоз, трихомониаз. Частота гинекологических
заболеваний коррелирует с возрастом. Если в возрасте 16 лет у 8,3%+0,7, была
обнаружена гинекологическая патология, то в 17 лет уже у 56,3%+0,4, а в 18 лет
уже у 80,9%+0,9 (Хи-квадрат Пирсона 17,388a).
Посещения гинеколога с профилактической целью коррелируют с местом
жительства девушек. 19,7%+1,4 коренных ставропольчанок посещают гинеколога
часто (несколько раз в год), у переехавших в Ставрополь для обучения этот
показатель равен 10,6%+0,9. В то же время среди тех, кто обращается за
профилактической консультацией к гинекологу реже 1 раза в 3 года значительно
больше мигрантов -32,3+1,7, для сравнения у коренных ставропольчанок этот
показатель равен 11,5%+2,2 (Хи-квадрат Пирсона 15,010a). По ответам
респонденток врачи никогда не беседовали о безопасном сексе с 36,8%+2,7
девушек. С профилактической целью гинеколога посещали: несколько раз в год –
12,9%+1,9, раз в год – 49,2%+2,8, раз в 2 года – 12,5%+1,8, реже 1 раза в три года
– 25,4%+2,4.
Большинство девушек считают, что аборт – это убийство – 61,1%+2,7,
рассматривают аборт как личное право женщины – 40,9%. На отношение девушек
к абортам влияет их религиозность. Среди тех, кто считает, что аборт – это
убийство -56,3%+1,4 верующих и лишь 25,0%+1,4 атеистов (Хи-квадрат Пирсона
13,878a). Напротив, среди тех, кто считает, что аборт – это право женщины
21,4%+2,5 религиозных респонденток и 52,6%+1,5 атеисток (Хи-квадрат Пирсона
19,779a). Информацию по вопросам сексуальных взаимоотношений респондентки
получают от друзей, подруг – 56,1%+2,8; педагогов – 13,5%+1,9; СМИ, Интернета
- 52,3%+2,8; других лиц без медицинского образования – 30,4%+2,6.
46
В то же время они хотели бы получать информацию от врача – 50,0%+2,8,
на специальных курсах -15,7%+2,0, СМИ, Интернета – 16,5%+2,1, из других
источников – 7,3%+1,4.
СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ
КАЧЕСТВА
ИССЛЕДОВАНИЕ
МЕДИЦИНСКОЙ
ВОПРОСОВ
ПОМОЩИ
ПО
ЗДОРОВЬЯ,
РЕЗУЛЬТАТАМ
АНКЕТИРОВАНИЯ ВРАЧЕЙ-ГИНЕКОЛОГОВ, ГИНЕКОЛОГИЧЕСКИХ И
ОНКОГИНЕКОЛОГИЧЕСКИХ ПАЦИЕНТОВ.
Генеральная совокупность гинекологических больных в Ставропольском
крае составляет 58 тысяч человек. По формуле была определена численность
выборочной совокупности, в соответствии с этим были проанкетированы
пациенты онкогинекологического отделения ГБУЗ СК «Ставропольский краевой
клинический онкологический диспансер» и гинекологических отделениях ГБУЗ
СК
«Ставропольский
краевой
клинический
перинатальный
центр»,
поликлинических гинекологических кабинетов вышеуказанных учреждений,
находящиеся на лечении и осмотрах в данных отделениях с февраля по ноябрь
2014 года. Также были проанкетированы 132 гинеколога города Ставрополя
(генеральная
совокупность).
Анкетирование
проходило
одномоментно
(самозаполнение анкет). Отклик составил 94,5% от общего количества
гинекологов – 125 гинекологов.
Результаты опроса врачей выявили следующие факты.
1.
Врачи недостаточно информируют пациенток о ЗОЖ, кроме того, часть
врачей не придерживаются здорового образа жизни сами.
2.
Рекомендации по коррекции факторов риска дают всего 15% врачей.
3.
Врачи редко собирают анамнез жизни, особенно, что касается
болезней близких родственников.
4.
Нередко
в
практической
деятельности
врачей
встречается
невыполнение стандартов скрининга по разным причинам.
47
5.
Редко
в
практической
деятельности
гинекологов
встречается
консультирование супругов.
6.
В то же время 36,7% врачей считают уровень гигиенических знаний
пациенток – низким. В качестве решения этой проблемы врачами предлагается
введение
специального курса. В качестве причин низкого уровня знаний
пациенток врачи отмечают консервативном воспитании, религиозности, низком
уровне образования.
В
ходе
анкетирования
онкогинекологических
и
гинекологических
пациенток получены следующие данные.
Качество жизни.
1.
Пациентки отмечают, что их беспокоит постоянная усталость, плохое
настроение, ухудшение питания, снижение доходов.
2.
Онкогинекологические больные отмечают также снижение социальной
активности.
3.
Вопреки
представлению,
что
курение
характерно
для
менее
обеспеченных слоёв населения, в нашем исследовании больше курят более
обеспеченные.
4.
Находящиеся
в официальном браке курят меньше и
больше
придерживаются здорового образа жизни.
5.
Больше других пациентов нуждаются в информации о ЗОЖ
онкобольные, предпочитая получать информацию от специалистов-медиков.
6.
Пациентки отмечают, что
уровень компетентности в вопросах
здоровья у них низкий.
7.
Пациентки нуждаются в психологической помощи тем больше, чем
старше их возраст и чем хуже их материальное положение.
8.
В анамнезе пациенток часто встречаются половые инфекции: гепатит
В и С – 3,5%; гонорея -2,8%; сифилис -3,8%; микоплазмы и трихомониаз – 17,7%.
9.
Реже, чем 1 раз в 3 года посещали гинеколога 25,4% пациенток,
особенно высок процент среди них онкобольных.
48
10.
Бескорыстность как важное качество врача отметили всего 15%
гинекологов, в тоже время пациентки оценивают важность данного качества врача
выше. Особенно важен этот фактор для пожилых пациенток.
11.
Режим работы врачей-гинекологов требует коррекции, так как он не
устраивает пациенток.
12.
Стоимость лечения важна для пациенток, особенно, если они относятся
к категории малообеспеченных.
Пациентки отметили, что сохраняются сложности при госпитализации
13.
в специализированный стационар, наиболее высок процент таких пациенток в
категории наименее обеспеченных.
Исследование выявило низкий уровень приверженности лечению -
14.
63,5%. Среди других причин низкой приверженности выделяется высокая
стоимость лечения. Среди причин позднего обращения к врачу лидирует –
«Думала, что заболевание пройдёт само» и уверенность в необходимости платить
за лечение. Этот фактор наиболее значим для малообеспеченных категорий
пациенток.
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ
ГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ
МЕРЫ
И
ПО
ОПТИМИЗАЦИИ
ОНКОГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ
ПОМОЩИ
ЖЕНЩИНАМ.
Для повышения эффективности гинекологической и онкогинекологической
помощи
женщин
в
Ставропольском
крае
нами
был
выполнен
анализ
заболеваемости и смертности женщин, имеющихся ресурсов, в том числе
кадровых, для оказания данного вида помощи; качества и доступности
медицинской помощи, социологическое исследование образа жизни девушек, в
том числе их сексуальное поведение, практическая деятельность врачейгинекологов, а также медико-социальные аспекты (социально-демографические
характеристики), образ и качество жизни, пациенток гинекологического и
онкогинекологического отделений ЛПУ города Ставрополя. Нами по результатам
49
статистического и социологического анализа были установлены
следующие
научные факты.
1.
Рост первичной заболеваемости раком молочной железы и шейки
матки в Ставропольском крае и, в целом, по РФ.
2.
Рост
одногодичной
летальности
в
Ставропольском
крае
злокачественных новообразований молочной железы и шейки матки (+17,5% и
+43,8%, соответственно).
3.
В Ставропольском крае – самый высокий уровень числа абортов в
СКФО – 10,8 на 1000 девушек.
4.
В Ставропольском крае – самый низкий показатель обеспеченности
гинекологами в СКФО (4,7 на 10 000).
5.
В
Ставропольском
крае
произошло
сокращение
числа
гинекологических коек на 22,1% - больше, чем в СКФО и РФ.
По результатам анализа показателей здравоохранения в Ставропольском
крае за период с 2010 по 2013 годы было установлено следующее:
1.
Рост
заболеваемости
у
девушек
по
сравнению
с
юношами.
Заболеваемость возросла эндокринной патологией, болезнями нервной и пищевой
систем.
2.
Выросла
онкозапущенность
клинической группой)
(доля
больных,
выявленных
на 22,3%. Максимальный рост отмечается
с
IV
в городе
Лермонтове (+32,4%).
3.
Онкозаболеваемость
возросла
преимущественно
в
возрастной
категории 70 лет и старше на 15,9%.
4.
Заболеваемость раком шейки матки возросла на 13,2%, тела матки на
12,6%, молочной железы на 19,1%.
5.
Заболеваемость девушек 18-23 лет гонореей возросла на 36,8%,
воспалительными и инфекционными заболеваниями мочеполовой системы на
50
10,5%, сифилисом на 33,3%, менструальных расстройств на 13,7%, анемиями на
35,7%.
6.
Заболеваемость женским бесплодием выросла на 27,8%, сальпингитом
и оофоритом на 24,38%, эндометриозом на 9,05%, расстройствами менструации
на 27,6%.
При этом результаты опроса студенток 18-23 лет выявили следующие
факты:
1.
Низкий уровень доверия девушек официальной медицине, девушки-
мигрантки доверяют официальной медицине ещё меньше.
2.
Девушки придерживаются ЗОЖ тем лучше, чем выше уровень
учебного заведения. Важным фактором, влияющим на положительное отношение
к здоровому образу жизни, является также наличие полной семьи. В неполных
семьях уровень приверженности ЗОЖ ниже.
3.
В качестве источника информации о здоровом образе жизни и
профилактике заболеваний девушки
предпочитают
Девушки из республик Северного Кавказа
врачей-специалистов.
получают информацию
по
означенным выше темам от родственников.
4.
Девушки отметили, что врачи довольно часто не задают вопросов об
образе жизни, не дают рекомендаций по ЗОЖ, не интересуются анамнезом
близких родственников.
5.
Недостаточно высокую посещаемость Центров здоровья девушками,
при этом среди верующих респонденток процент посетивших центр выше.
6.
Пользуются
презервативом
лишь
45,5%
девушек.
Ведущими
причинами неиспользования презервативов являются: «не было под рукой»,
«дорого», «не нравится».
7.
В тоже время сексуальные контакты с 3-мя и более непостоянными
партнерами уже был у 4,9% респонденток.
51
8.
Распространенность практики
«незащищенного секса». Уже имеют
такой опыт – 33,2% респонденток, не исключают такую вероятность – 32,2%.
9.
Раннее начало сексуальной жизни. В возрасте до 14 лет имеют такой
опыт 1,2% девушек, а в возрасте до 16 - 7,7% респонденток.
10.
Резкий подъём гинекологической заболеваемости в возрасте 18-23
11.
Обращаемость в ЛПУ
лет.
к гинекологу с профилактической целью
низкая. Реже других категорий за гинекологической помощью обращаются
приезжие студентки.
12.
Наибольшее
количество
информации
о
сексуальной
жизни
респондентки получают от друзей и подруг – 56,1%. В тоже время хотели бы
получать информацию от врача-специалиста 50%.
Результаты опроса врачей выявили следующие факты.
1. Врачи недостаточно информируют пациенток о ЗОЖ, кроме того, часть
врачей не придерживаются здорового образа жизни.
2.
Рекомендации по коррекции факторов риска дают всего 15% врачей.
3.
Врачи редко собирают анамнез жизни, особенно, что касается
болезней близких родственников.
4.
Нередко
в
практической
деятельности
врачей
встречается
гинекологов
встречается
невыполнение стандартов скрининга по разным причинам.
5.
Редко
в
практической
деятельности
консультирование супругов.
6.
В то же время 36,7% врачей считают уровень гигиенических знаний
пациентов – низким. В качестве решения этой проблемы врачами предлагается
введение
специального курса. В качестве причин низкого уровня знаний
пациенток врачи отмечают консервативном воспитании, религиозности, низком
уровне образования.
52
В
ходе
анкетирования
онкогинекологических
и
гинекологических
пациенток установлены следующие факты.
Качество жизни.
1. Пациентки отмечают, что их беспокоит постоянная усталость, плохое
настроение, ухудшение питания, снижение доходов.
2.
Онкогинекологические больные отмечают также снижение социальной
активности.
3.
Вопреки
представлению,
что
курение
характерно
для
менее
обеспеченных слоёв населения, в нашем исследовании больше курят более
обеспеченные.
4.
Находящиеся в официальном браке курят меньше и
больше
придерживаются здорового образа жизни.
5.
Больше других пациентов нуждаются в информации о ЗОЖ
онкобольные, предпочитая получать информацию от специалистов-медиков.
6.
Пациентки отмечают, что
уровень компетентности в вопросах
здоровья у них низкий.
7.
Пациентки нуждаются в психологической помощи тем больше, чем
старше их возраст и чем хуже их материальное положение.
8.
В анамнезе пациенток часто встречаются половые инфекции: гепатит
В и С – 3,5%; гонорея -2,8%; сифилис -3,8%, микоплазмы и трихомониаз – 17,7%.
9.
Реже, чем 1 раз в 3 года посещали гинеколога 25,4% пациенток,
особенно высок процент среди них онкобольных.
10. Бескорыстность как важное качество врача отметили всего 15%
гинекологов, в тоже время пациентки оценивают важность данного качества врача
выше. Особенно важен этот фактор для пожилых пациенток.
11. Режим работы врачей-гинекологов требует коррекции, так как он не
устраивает пациенток.
53
12. Стоимость лечения важна для пациенток, особенно, если они относятся
к категории малообеспеченных.
Пациентки отметили, что сохраняются сложности при госпитализации
13.
в специализированный стационар, наиболее высок процент таких пациенток в
категории наименее обеспеченных.
Исследование выявило низкий уровень приверженности лечению -
14.
63,5%. Среди других причин низкой приверженности выделяется высокая
стоимость лечения. Среди причин позднего обращения к врачу лидирует –
«Думала, что заболевание пройдёт само» и уверенность в необходимости платить
за лечение. Этот фактор наиболее значим для малообеспеченных категорий
пациенток.
Систематизация выявленных фактов позволила определить направления
повышения эффективности медико-профилактической помощи женщинам.
1.
Проблемы грамотности в вопросах здоровья.
2.
Проблемы приверженности лечению.
3.
Проблемы доступности к качественной медицинской помощи.
4.
Проблема недостаточности ресурсов.
5.
Проблемы информирования и коммуникации с пациентками.
6.
Проблемы соблюдения стандартов лечения.
7.
Проблемы популяризации здорового образа жизни, в том числе на
примере врачей.
8.
Проблемы психологического сопровождения и социальной инклюзии.
9.
Проблемы сексуального воспитания.
10.
Проблемы профилактики половых инфекций.
11.
Недостаточная
подготовка
специалистов
в
сфере
медицинской
профилактики.
12.
Рост
гинекологической
и,
особенно,
онкогинекологической
заболеваемости.
54
Для поиска решений означенных выше проблем построим таблицу
планирования
мер
по
повышению
эффективности
оказания
онкогинекогологической и гинекологической помощи населению СК (табл. 17).
Таблица 17.
Таблица планирования мер по повышению эффективности оказания
онкогинекогологической и гинекологической помощи населению
Ставропольского края.
№
Проблема
Подтверждающий факт
Необходимые
Партнеры
меры
1.
Проблемы
 Низкий
грамотности
компетентности
в вопросах
вопросах здоровья.
здоровья.
 Высокий уровень числа грамотности
 МЗ СК
уровень 1.Внедрение
в программ
 МО СК
повышения
 СТГМУ
 Межэтнический
населения
абортов
в совет
 Источник информации вопросах
 СМИ
молодежи о сексуальной здоровья
(для
жизни – друзья и подруги. всего населения
целевых
 Дефицит информации у и
групп).
молодёжи о ЗОЖ
 Недостаток
2.Обучение
для врачеймолодёжи по коррекции специалистов
коммуникации с
факторов риска
консультаций
 36,7% врачей считают пациентами
уровень
гигиенических вопросам
знаний
пациентов
низким.
Причины
по
– здоровья.
- 3.Повышение
консервативное
уровня
общего
воспитание,
образования
и
низкий культуры
населения.
уровень образования
религиозность,
 Девушки из республик 4.Организация
55
Северного
Кавказа работы
с
получают
информацию диаспорами
и
по
означенным
выше национальными
темам от родственников.
автономиями по
 Недостаточно высокая вопросам
Центров здорового образа
посещаемость
здоровья девушками.
жизни.
 Обращаемость в ЛПУ 1.
к
гинекологу
Популяри
с зация
центров
профилактической целью здоровья.
низкая.
2.
Акцент в
 Реже других категорий профилактическ
за
гинекологической ой
работе
обращаются необходимо
сделать
приезжие студентки.
помощью
на
 Реже, чем 1 раз в 3 работе
года,
посещали приезжими
с
25,4% девушками.
Проводит
особенно 3.
гинеколога
пациенток,
высок процент среди них ь мониторинг и
активно
онкобольных.
выявлять
женщин,
не
проходящих
регулярный
гинекологически
й осмотр.
2.
Проблемы
 Рост
одногодичной 1.Усовершенство  МЗ СК
приверженност
летальности
и лечению.
Ставропольском
в вание стандартов  СТГМУ
крае лечения
злокачественных
онкологических
новообразований
заболеваний.
молочной
железы
 ФОМС СК
 НКО
и Повышение
56
шейки матки.
квалификации
 Низкий
уровень врачей.
доверия
девушек 2.Информирован
медицине, ие
официальной
пациентов,
оказание
девушки-мигрантки
официальной медицинской
доверяют
помощи
медицине ещё меньше.
в
уровень рамках
 Низкий
территориальной
приверженности
лечению. Среди причин программы
низкой
приверженности бесплатно,
высокая усиление
выделяется
стоимость лечения. Среди контроля за этим
позднего положением
причин
обращения
со
врачу стороны НКО.
к
лидирует – «думала, что
заболевание
пройдёт
само» и уверенность в
необходимости платить за
лечение.
Этот
наиболее
фактор
значим
для
малообеспеченных
категорий пациенток.
3.
Проблемы
доступности
 Рост
одногодичной 1. Повышение
клетальности
в ценовой,
качественной
Ставропольском крае от территориальной
медицинской
злокачественных
,
помощи.
новообразований
доступности
молочной
железы
шейки матки.
 Самый
временной
и качественной
медицинской
низкий помощи.
показатель
2. Доведение
обеспеченности
показателя
к  МЗ СК
 СТГМУ
 ФОМС
 Муниципалитеты
СК
57
гинекологами в СКФО в обеспеченности
Ставропольском крае.
 Сокращение
гинекологами до
числа среднего
гинекологических коек в показателя
в
Ставропольском крае на СКФО, особенно
22,1% - больше, чем в в
отдаленных
территориях
СКФО и РФ
 Рост онкозапущенности края.
в
СК
больных, 3. Повышение
(доля
выявленных
с
IV качества
группой). скрининга
клинической
рост онкозаболевания
Максимальный
отмечается
на
в
городе ,
улучшение
Лермонтове.
качества
 Рост
анамнеза
сбора
онкозаболеваемости в СК врачами,
преимущественно
в повышение
возрастной категории 70 эффективности
профилактическ
лет и старше.
 Бескорыстность
важное
качество
отметили
гинекологов,
время
всего
осмотров.
как их
врача Разработка
15%
специальной
тоже программы
пациентки онкопрофилакти
в
важность ки для города
данного качества врача Лермонтов.
выше. Особенно важен 4.Оказание
оценивают
этот фактор для пожилых диагностической
помощи
пациенток.
 Режим работы врачей- преимущественн
гинекологов в СК требует о по полису
коррекции, так как он не медицинского
страхования.
устраивает пациенток.
58
 Стоимость
важна
лечения 5. Установление
пациенток, режима
для
особенно,
относятся
они гинекологов,
если
к
работы
категории позволяющего
обеспечить
малообеспеченных.
отметили, доступность
 Пациентки
сохраняются гинекологическо
что
при й
сложности
помощи
в населению.
госпитализации
специализированный
6.
Усиление
стационар в СК, наиболее контроля
высок
процент
пациентов
в
таких запорядком
категории госпитализации
наименее обеспеченных.
в
стационар,
повышение
показателя
оборота
койки.
Расширение
числа
онкологических
кабинетов
в
ЛПУ.
4.
Проблема
 Самый
низкий 1.
Доведение  МЗ СК
недостаточности показатель
показателя
ресурсов.
обеспеченности
обеспеченности
 ФОМС
гинекологами в СКФО в гинекологами до
СК (4,7 на 10 000)
 Сокращение
среднего
числа показателя
в
гинекологических коек в СКФО, особенно
СК на 22,1% - больше, в
чем в СКФО и РФ
отдаленных
территориях
края.
2.Оптимизация
59
числа
гинекологически
х коек в СК.
5.
Проблемы
 Высокий уровень числа 1.Внедрение
информирования иабортов
коммуникации
пациентками.
СК. программ
в
сНедостаточная
информированность
врачами
 МЗ СК
пациенток
 МО СК
повышения
 СТГМУ
грамотности
 Межэтнический
о населения
в совет
вопросах
ЗОЖ.
 Врачи редко собирают здоровья
 СМИ
(для
анамнез жизни, особенно, всего населения
что касается
болезней и
целевых
близких родственников.
групп).
 Консультирование
2.Обучение
супругов
пациенток врачей-
практикуется редко.
специалистов
коммуникации с
пациентами
по
вопросам
здоровья.
3.Усиление
контроля
качества
оказания
медицинской
помощи.
4. Установление
нозологических
форм
и
обстоятельств,
требующих
консультаций
супругов.
60
6.
Проблемы
 Рост
соблюдения
летальности
стандартов
Ставропольском крае от соблюдением
лечения.
злокачественных
стандартов
новообразований
оказания
 МЗ СК
одногодичной 1.Усиление
молочной
в контроля
и медицинской
железы
помощи
шейки матки.
 Рост
за  ФОМС
показателя
онкозапущенности в СК.
 Невыполнение
стандартов
скрининга
онкогинекологических и
гинекологических
заболеваний.
7.
Проблемы
 Рост заболеваемости у 1.Повышение
 МЗ СК
популяризации
девушек по сравнению с эффективности
 МО СК
здорового
юношами.
мер
 СТГМУ
образа жизни, в  Недостаточно высокая медицинской
 Межэтнический
том
совет
числе
на посещаемость
примере врачей. здоровья
девушками
Ставрополе.
 Высокий
курения
Центров профилактики.
среди
в 2.Популяризация  СМИ
центров
 МСЗН СК
и
процент здоровья
более привлечение
обеспеченных женщин.
в
них девушек
в 3.Создание
официальном браке курят медикоменьше и
больше психологических
программ
по
придерживаются
 Находящиеся
здорового образа жизни.
борьбе
с
других курением среди
пациентов нуждаются в женщин.
информации
о
ЗОЖ 4.Реализация
 Больше
онкобольные,
они мер
по
61
предпочитают
получать поддержке семьи
информацию
от (законодательны
специалистов-медиков.
е, материальные,
моральные
и
иные стимулы).
8.
Проблемы
 Распространенными
психологическо симптомами у пациенток мер
го
являются
сопровождения
усталость,
и
медико-  МЗ СК
постоянная социальной
плохое поддержки
социальной настроение,
инклюзии
 МСЗН СК
1.Реализация
 Клинические
для психологи
ухудшение женщин.
 НКО (волонтёры)
снижение 2.Предоставлени
питания,
доходов.
е
 Онкогинекологические
психологической
больные отмечают также поддержки
в
социальной случае
снижение
необходимости.
активности.
 Среди
 Конфессии
пожилых
и
малообеспеченных
пациентов
процент
нуждающихся
в
психологической помощи
выше.
9.
Проблемы
 Высокий уровень числа 1.Разработка
сексуального
абортов в СК.
программ
 МО СК
воспитания.
 Распространенность
сексуально-
 Клинические
практики
гигиенического
психологи
«незащищенного
секса» воспитания
сексуальной
жизни образования,
 МЗ СК
с  НКО (волонтёры)
учётом возраста,  Конфессии
среди респонденток.
 Раннее
начало уровня
 Розничные
респондентками.
религиозных
 Источником
национально-
информации
торговая и аптечная
и сети
о культурных
62
сексуальной
являются
жизни особенностей
друзья
и девушек.
подруги в большинстве 2.Привлечение к
случаев.
Причины
- данной
работе
консервативное
национальных
воспитание,
диаспор
религиозность,
и
низкий лидеров
уровень образования.
духовенства.
 Девушки из республик 3.Обеспечение
Кавказа доступности
Северного
информацию средств
получают
по
выше контрацепции.
означенным
темам от родственников.
 Низкий
процент
девушек-респонденток,
пользующихся
презервативом. Ведущими
причинами
неиспользования
презервативов
«не
было
являются:
под
рукой»,
«дорого», «не нравится».
10.
Проблемы
 Распространенность
1.Реализация
 МЗ СК
профилактики
практики
программ
 МО СК
половых
«незащищенного
инфекций.
среди респонденток.
секса» сексуального
образования.
 Клинические
психологи
 Раннее
начало 2.Создание
 НКО (волонтёры)
сексуальной
жизни родительского
 Конфессии
лектория
респондентками.
 Рост
заболеваемости проблемам
девушек
15-17
лет сексуального
гонореей, заболеваниями воспитания.
мочеполовой
по  Розничные
торговая и аптечная
сети
 СМИ
системы, 3.Проведение
63
сифилисом,
информационны
менструальными
х кампаний по
расстройствами,
профилактике
анемиями.
инфекций,
 Низкий
процент передаваемых
половым путём.
пользующихся
презервативами
среди
респонденток.
 В анамнезе пациенток
часто
встречаются
половые
инфекции:
гепатит В и С; гонорея;
сифилис, микоплазмы и
трихомониаз.
11.
Недостаточная
 Врачи-гинекологи
1.Проведение
 МЗ СК
подготовка
недостаточо
регулярного
 СтГМУ
специалистов в информируют пациенток курса
по  ФОМС
сфере
о ЗОЖ.
медицинской
 Низкое количество и профилактике
профилактики.
качество рекомендаций по для
коррекции
медицинской
врачей
–
факторов гинекологов.
риска.
 Врачи редко собирают
анамнез жизни, особенно,
что касается
болезней
близких родственников.
12.
Рост
 Рост
гинекологическ
заболеваемости
первичной 1.
Повышение  МЗ СК
раком качества
 СтГМУ
ой и, особенно, молочной железы и шейки диагностики
 ФОМС
онкогинекологи матки в Ставропольском предраковых
 СМИ
ческой
крае и, в целом, по РФ.
заболеваемости.
 Рост онкозапущенности лечение.
в СК.
заболеваний и их
2.Повышение
64
 Рост
качества
онкозаболеваемости в СК оказания
в медицинской
преимущественно
возрастной категории 70 помощи
онкобольным,
лет и старше.
подъём соблюдение
 Резкий
гинекологической
заболеваемости
возрасте 16-17 лет.
 Рост
стандартов
в лечения.
3.Усиление
заболеваемости онконасторожен
женским
бесплодием, ности
сальпингитом
оофоритом,
в
и отношении
пожилых
эндометриозом,
женщин,
расстройствами
диспансеризация
менструации в СК.
женщин,
 Обращаемость
имеющих
респонденток в ЛПУ
гинекологу
к предраковые
с заболевания
профилактической целью женской
низкая.
Реже
других половой сферы.
категорий
гинекологической
Обучение
за 4.
гигиене
пола,
обращаются соблюдение
регулярности
приезжие студентки.
помощью
 Реже, чем 1 раз в 3 года медицинских
посещали
гинеколога гинекологически
осмотров.
пациенток, х
особенно высок среди них Своевременное
выявление
и
процент онкобольных.
25,4%
лечение
гинекологически
65
х заболеваний.
2.Проводить
мониторинг
и
активно
выявлять
женщин,
не
проходящих
регулярный
гинекологически
й осмотр.
Для повышения качества и доступности медицинской помощи женскому
населению в части профилактики, санитарного обучения и раннего выявления
гинекологической патологии на базе центрально расположенной городской
детской поликлиники №2 города Ставрополя был создан Ювенильный центр.
Согласно специфике оказания медицинской помощи
подросткам
его
штатное расписание включает клинического психолога, детских и подростковых
акушеров-гинекологов, уролога-андролога, средний и младший медицинский
персонал.
На консультацию в центр направляются подростки всего города. Приём
детей от 0 до 10 лет осуществляется в поликлиниках по месту жительства, где
имеются
специалисты
по детской
и
подростковой
гинекологии.
Также
осуществляется приём девочек и девушек края из близлежащих республик по
хозрасчёту. За 5 лет
в Ювенильном центре обследованы
25870 девочек и
девушек в возрасте от 0 до 18 лет. Патология выявлена у 15005 девочек (рис.4).
Воспалительные заболевания половых органов выявлены у 63%, различные
нарушения менструального цикла у
32% девушек, выявлены также аномалии
развития половых органов, заболевания молочных желёз и преждевременное
половое развитие.
66
патология выявлена
12865
здоровые
15005
Рис. 4. Количество здоровых девушек и девушек с выявленной гинекологической
патологией.
Дети
и
подростки
проходят
обследование
по
месту
жительства,
рекомендации, назначения и наблюдения проводятся специалистами центра.
Гинекологами и урологами-андрологами
проводятся беседы и лекции по
анатомии, физиологии, гигиене детей и подростков, а также о вреде абортов,
контрацепции, профилактике ИППП, ВПЧ. Медицинскими психологами центра
принято 1768 подростков, проведено 83 групповых занятий, 64 лекции.
Специалистами центра проводится групповая психо-коррекционная работа с
целью формирования мотивации подростков к здоровому образу жизни,
семейным ценностям, а так же индивидуальная коррекция личности по
характерам и темпераментам, семейно-личностное консультирование (родителидети), по ситуациям, тестирование по профессиональным методикам, помощь в
решении трудностей социальной и школьной адаптации.
Активная работа
ведётся по профилактике и предупреждению нежелательных беременностей и
ИППП у подростков, проводится подбор контрацептивов, предоставляется
необходимая информация о заболеваниях, передающихся половым путём и
способах профилактики, раздаются информационные буклеты. Часто по вопросам
67
контрацепции девушки консультируются вместе с партнёрами. В центре также
проводится иммунизация
девочек-подростков. Необходимо отметить рост у
девочек - подростков маточных кровотечений, что, вероятно, связано часто с
патологическим течением беременностей и
инфекций,
передающихся
половым
родов у матерей, наличием
путем,
большим
количеством
экстрагенитальной патологии, патологией ЦНС, эндокринной, избытком и
дефицитом массы тела и пр. По данным Ювенильного центра 63% осмотренных
девочек дошкольного и младшего школьного возраста имеют неспецифические, в
основном хронические воспалительные заболевания половых органов, реальной
возможностью уменьшить этот показатель является улучшение преемственности
в работе детских гинекологов с участковыми педиатрами и врачами детских
дошкольных
и
школьных учреждений.
C
беременностями
обратилось
8
подростков старше 15-17 лет, 4 беременности были прерваны, 4 девушки были
направлены в женскую консультацию по месту жительства для дальнейшего
ведения беременности и родов. В дневном стационаре, в котором терапию
получают девочки всего города, было пролечено 91 девочек в возрасте от 11 до
18лет. В 2013 году в дневном стационаре пролечены девушки со следующей
патологией (рис. 5):
1.Нарушения менструального цикла -40%
2.Атипичное маточное кровотечение-14%
3.Воспалительные заболевания органов малого таза, кольпиты – 37%
4.Задержка полового развития -3%
5.Кисты яичников -6%
68
40%
40 37
Нарушения
менструального цикла
35%
Воспалительные
заболевания органов
малого таза
Задержка половго
развития
30%
25%
20%
14
Кисты яичников
15%
10%
6
Атипичное маточное
кровотечение
3
5%
0%
Рис. 5. Количество девушек с гинекологической патологией, прошедших
лечение в дневном стационаре Ювенильного центра (2013 г.)
За годы работы данными центрами обследованы десятки тысяч детей и
подростков. На ранней стадии выявлены заболевания женской и мужской половой
сфер, а нуждающимся проведено лечение. У всех детей выявлены факторы риска
неинфекционных заболеваний, даны рекомендации по их коррекции. Дети и
подростки получают информацию о гигиене, санитарных правилах, здоровом
образе
жизни.
Более
восстановительное лечение
12
тысяч
детей
школьного
возраста
прошли
на базе территориального центра «Здоровье» без
отрыва от учебы.
На основании полученных данных о высокой эффективности Ювенильного
центра, нами была сформулирована организационно-функциональная модель
сотрудничества в вопросах улучшения репродуктивного здоровья женщин,
которой ключевым звеном, методическим и диагностико-лечебным центром
является Ювенильный центр (рис. 6.).
69
Министерство здравоохранения СК, СтГМУ
отделениями
Поликлиники
консультации
Женские
ГБУЗ СККОД
Росздравнадзор, ФОМС
ЛПУ с гинекологическими
отделением
(зам по лечебной работе)
Бюро МСЭ
Муниципалитеты
НКО
Ювенильный центр
Оздоровительные санаторнокурортные учреждения
Пациентка,
семья
Работодатель
Розничная торговая и аптечные
сети
Конфессии, Межэтнический совет
СМИ
Рис. 6. Организационно-функциональная модель кооперации в вопросах повышения оказания
онкогинекогологической и гинекологической помощи населению СК.
70
ЛИТЕРАТУРА
1. Аверьянова С.В. Психосоматические аспекты лечения больных раком
молочной железы / Автореф. дис. … канд. мед.наук. - Саратов, 2001.
- С. 13–14,
164, 211, 212.
2. Адамян Л.В., Сухих Г.Т. Состояние и перспективы репродуктивного
здоровья населения России / Современные технологии в диагностике и лечении
гинекологических заболеваний: Сб. тр. ФГУ НЦ АГиПРосмедтехнологий // М.,
2007. - С. 5–19.
3. Аксель Е.М. Статистика злокачественных новообразований женских
половых органов // Опухоли женской репродуктивной системы. – 2009. - С. 76-80.
4. Аксем
С.М.
Научное
обоснование
организации
работы
гинекологического отделения стационара экстренной помощи в условиях
медицинского страхования / Автореф. дис. … канд. мед.наук. - СПб., 2005. – 18 с.
5. Алиева
Н.А.
Особенности
репродуктивного
подростков с ожирением различного генеза / Автореф. дис.
здоровья
девушек-
канд. мед. наук. -
Волгоград, 2007. - 22 с.
6. Альбицкий В.Ю. Репродуктивное здоровье и поведение женщин России
/ В.Ю. Альбицкий, А.Н. Юсупова, Е.И. Шарапова // Казань: Медицина, 2001. –
248 с.
7. Алясова
А.В.,
Лаптев
А.В.
Особенности
нервно-психических
расстройств у больных раком молочной железы / Сборник трудов 1-го конгресса
невропатологов, психиатров и нейрохирургов Приволжского федерального
округа. Под ред. В.Д. Трошина // Н. Новгород: ВОН, 2002. - С. 231–233.
8. Андреева М.В., Жаркин А.Ф., Сивочалова О.В., Андреев Ю.В.
Состояние
здоровья
девочек
подростков,
проживающих
в
условиях
экологического неблагополучия // Акт.вопросы акуш. и гин. – М., 2001. - С. 122123.
71
9. Асеев А.В., Васютков В.Я., Мурашева Э.М. Психологические изменения
у
женщин, больных раком молочной железы // Маммология. - 1994. - № 3. – С.
14–16.
10. Асеев А.В., Васютков В.Я., Мурашова З.М. Опыт изучения качества
жизни больных раком молочной железы (в условиях областного онкологического
диспансера) // Маммология. – 1995. - № 3. – С. 40–45.
11. Бадретдинова Ф.Ф., Ганцев Ш.Х., Трубин В.Б. Вторичная профилактика
рака шейки матки путем разработки и реализации системы оптимизации
диагностических и лечебно-реабилитационных мероприятий при фоновых и
предраковых заболеваниях шейки матки // Опухоли женской репродуктивной
системы. – 2012. - № 3-4. - С. 133-138.
12. Баласанян
В.Г.
Роль
гигиенической
культуры
и
практики
в
формировании и сохранении репродуктивного здоровья девочек и девушекподростков / В.Г. Баласанян // Мать и дитя: материалы IV Рос.форума. - М., 2002.
- С. 10–12.
13. Бебнева Т.Н., Прилепская В.Н. Папилломавирусная инфекция и
патология шейки матки // Гинекология. - 2001. - № 3(3). – С. 677−681.
14. Богданова Е.А. Гинекология детей и подростков // М.: Медицинское
информационное агентство, 2000. - 32 с.
15. Бодрова
С.А.
Медико-социальное
исследование
нарушений
репродуктивного здоровья женщин, занятых в промышленности / Автореф. дис.
… канд. мед.наук С.А. Бодровой // Рязань, 2004. – 21 с.
16. Бохман Я.В. Руководство по онкогинекологии // СПб.: Фолиант, 2002. С. 195−229.
17. Вартапетова
Н.В.,
Карпушкина
А.В.,
Трушков
А.Г. Пути
совершенствования родовспоможения: опыт проекта «Мать и дитя» в российских
регионах / Материалы 6 международной научно-практической конференции
«Нерешенные проблемы акушерства, гинекологии, неонатологии и педиатрии»
// Сибирский мед.журнал. - Иркутск, 2005. - № 7. (прил.). - С. 76-79.
72
18. Вихляева Е.М., Пшеничникова Т.Я. Роль специальной программы
ВОЗ по репродукции человека в решении актуальных проблем бесплодного брака
// Акушерство и гинекология. - 1988. - № 6. - С. 3-4.
19. Войцеховская Ж.И. Роль социальных и семейных факторов в
формировании здоровья потомства // Социальные аспекты здоровья населения. –
2008. – Т. 4. - № 8. − С. 6.
20. Воробьева
Е.В.
Дифференцированный
алгоритм
обследования
бесплодных супружеских пар / Научно-практический медицинский журнал
«Проблемы женского здоровья». – 2011. - № 3. - С. 5-13.
21. Гаврилова
Е.Г.
Течение,
исход
беременности
и
профилактика
осложнений у жителей г. Орла / Е.Г. Гаврилова // Материалы V Российского
форума «Мать и дитя». – М., 2003. – С. 45.
22. Геворкян М.А. Ожирение и репродуктивное здоровье женщины //
Проблемы репродуктивного здоровья. - 2008. - Т. 163. - № 9. - С. 17–20.
23. Герасименко Н.Ф. Охрана здоровья населения в правовой системе
Российской Федерации / Н.Ф. Герасименко // Здравоохранение Рос. Федерации. 2004. - № 2. - С. 23-27.
24. Грицман Ю.Я. Деонтологические ошибки в онкологии / В кн. Ошибки в
клинической онкологии. Под ред. В.И. Чиссова, А.Х. Трахтенберг // М., 1993. - С.
156-170.
25. Гулева А.Г. Скрининг-модель выявления рака яичников с применением
ультразвуковой томографии / Автореф. канд. дисс. - Ростов-на-Дону. – 1998.- C. 317.
26. Гуркин Ю.А. Гинекология подростков / Ю.А. Гуркин // Руководство для
врачей. - СПб.: Фолиант, 2000. - 573 с.
27. Гуркин Ю.А. Концепция «перинатального следа» в детской гинекологии
// Сб. науч. тр. 4-й Всерос. конф. по детской и подростковой гинекологии. - М.,
2000. - С. 55.
73
28. Гурова З.Г., Турьянов А.Х., Хуснутдинова З.А. Заболеваемость
студенток высших учебных заведений болезнями женских половых органов. –
2001. - С. 9-13.
29. Давыдов
М.И.,
Аксель
Е.М.
Статистика
злокачественных
новообразований в России и странах СНГ в 2007 г. / под ред. М.И. Давыдова, Е.М.
Аксель // Вестник РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН, 2009. – Т. 20. - №3.Приложение 1. – С. 8–56.
30. Данилова
И.М.
Репродуктивный
Алтайского края / Автореф. дис.
потенциал
девочек-подростков
канд. мед.наук И.М. Даниловой // Омск,
2008. – 24 с.
31. Долженко И.С. Особенности репродуктивного здоровья девочек / И.С.
Долженко // Гинекология. - 2000. - Т. 2. - № 3. - С. 35.
32. Дорофеева В.В. Моделирование потребительского поведения на рынке
препаратов психофармакологического действия / В.В.
Дорофеева,
Е.Е.
Лоскутова // Фармация. - 1998. - Т. 47. – № 4. - С. 28-36.
33. Дыхно Ю.А., Денисов И.Н., Мусаева Н.Э. Социально-психологические
аспекты жизни больных, перенесших операцию на молочной железе / Избранные
вопросы
онкологии:
материалы
Международной
научно-практической
конференции // Барнаул, 1999. – С. 386–7.
34. Евтягин В.В., Сдвижков A.M., Борисов В.И., Васильева И.Д. Проблемы
реабилитации больных раком молочной железы // Вестник Московского
онкологического общества. - 2006. - № 4. - С. 3.
35. Ефименко С.А. Влияние образа жизни на здоровье. Факторы риска / С.А
Ефименко // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории
медицины. - 2007. - № 1. - С. 8-14.
36. Жуковская И.Г., Молчанова Л.Ф. Характеристика качества жизни
пациенток с хроническими воспалительными заболеваниями половой сферы и
членов их семей // Журнал «Фундаментальные исследования». - № 2 (часть 2). –
2012. - С. 294-298.
74
37. Касымова 3.Н. Течение беременности и родов у женщин, занятых в
сельскохозяйственном
производстве
/
З.Н.
Касымова
//
Материалы
VI
Российского форума «Мать и дитя». – М., 2004. – С. 88.
38. Козаченко В.П. Современное состояние проблемы рака шейки матки:
Клинические лекции / под ред. В.Н. Прилепской // 2-е изд. М.:МЕДпресс-информ,
2000. - С. 133−138.
39. Кобыльченко
результаты
М.Ю.,
социологического
Кабакова
Т.И.,
исследования
Котовская
О.В.
гинекологических
Основные
больных
с
кандидозной инфекцией на примере Ставропольского края / Фундаментальные
исследования, 2012. - № 4. – С. 283-287.
40. Козлов
А.В.
Клинико-эндокринологическая
характеристика
состояния здоровья подростков коренного населения Приамурья / Автореф.
дис. … канд. мед.наук. - Хабаровск, 2009. - 22 с.
41. Коколина
В.Ф.
Гинекологическая
эндокринология
детского
и
подросткового возраста. Руководство для врачей / В.Ф. Коколина // М.:
Медпрактика, 2005. - 339 с.
42. Кравцова
О.В.
Медико-социальные
аспекты
здоровья
девушек-
подростков в городе и сельской местности / О.В. Кравцова, В.В. Долгих, О.Я.
Лещенко // Материалы Х юбилейного Всероссийского научного форума «Мать и
дитя». Москва, 29 сентября - 2 октября 2009 г. - М., 2009. - С. 497-498.
43. Кротин П.Н. Научное обоснование организации службы охраны
репродуктивного здоровья девушек-подростков / Автореф. дис. ... докт. мед.наук.
- СПб., 1998. - 37 с.
44. Кудинова Е.Е. Особенности манифестации соматических заболеваний у
матерей имеющих дочерей с нарушением становления менструальной функции /
Е.Е. Кудинова // Успехи современного естествознания.
– 2007. - № 1. – С. 73-
74.
75
45. Кудрина Е.А., Молчанова Л.Ф. Комплексная оценка здоровья семьи
хронического больного // Вестник Российского государственного университета. –
2006. − № 2. - С. 79–83.
46. Кузнецов В.В. Рак шейки матки. Клиническая онкогинекология / под
ред. В.П. Козаченко // М.: Медицина, 2005. - С. 101−154.
47. Кузнецов
С.В. Медико-социальная
характеристика, гестационный
процесс и состояние новорожденных у женщин старше 40 лет / С.В. Кузнецов //
Материалы V Российского форума «Мать и дитя». - М., 2003. – С. 118.
48. Кузнецова И.В. Ожирение в период полового созревания как фактор
риска нарушений репродуктивной системы / И.В. Кузнецова, Е.Е. Ермакова //
Мать и дитя: материалы VII Рос.форума. - М., 2005. - С. 372- 373.
49. Кулаков В.И. Практическая гинекология / В.И. Кулаков, В.Н.
Прилепская // М.: МЕДпресс-информ, 2002. - 717 с.
50. Кулаков В.И. Репродуктивное здоровье населения России / В.И. Кулаков
// Акушерство и гинекология, 2002. – № 2. – С. 4-7.
51. Кулаков В.И. Репродуктивное здоровье населения России // Акушерство
и гинекология, 2007. − Т 9. – С. 7–9.
52. Кулаков В.И. Руководство по охране репродуктивного здоровья / В.И.
Кулаков, В.Н Серов, Л.В. Адамян // М.: «Триада-Х», 2001. – 568 с.
53. Кулаков В.И., Аполихина И.А., Прилепская В.Н. Современные подходы
к диагностике папилломавирусной инфекции гениталий у женщин и их значение
для скрининга рака шейки матки (обзор литературы) // Гинекология, 2000. - №
1(2). – С. 4−8.
54. Кулаков В.И., Овсянникова Т.В. Проблемы и перспективы лечения
бесплодия в браке // Акушерство и гинекология. - 1997. - № 3. - С. 5.
55. Кулаковский
В.А.
Медико-социальные
аспекты
охраны
репродуктивного здоровья / В.А. Кулаковский, Л.А. Даутова // Мать и дитя:
материалы IV Рос.форума. - М., 2002. - С. 50–52.
76
56. Кулигина М.В. Репродуктивное поведение и здоровье населения
(медико-социальные аспекты) / М.В. Кулигина, Т.П. Васильева, О.В. Кулигин /
Иваново: ОАО «Издательство «Иваново», 2008. – 240 с.
57. Кустаров В.Н., Линде В.А. Патология шейки матки // СПб.: Гиппократ,
2002. - 144 с.
58. Кучма В.Р. Гигиена детей и подростков / В.Р. Кучма // М.: Медицина,
2004. - 383 с.
59. Лапицкий
психологические
М.А.,
Коренев
особенности
С.В.,
больных
Соловьев
раком
В.И.
молочной
/
Клинико-
железы
на
дооперационном и послеоперационном этапах. // Паллиат. мед.реабилитац. –
2002. - №. 3–4. – С. 26.
60. Лебедева
М.Г.,
Хамошина
М.Б.,
Вострикова
Т.В.
Медико-
географические особенности формирования репродуктивного здоровья девушекподростков / Доктор.Ру, 2012, - № 7 (75). – С. 35-41.
61. Лебедева
М.И.
Состояние
иммунитета
у
женщин
с
ВПЧ-
ассоциированными цервицитами / М.И. Лебедева // Тезисы конференции «Шейка
матки и генитальные инфекции». - М., 2006. - С. 34−36.
62. Леннер-Аксельсон Б. Роль социальных служб в охране репродуктивного
здоровья / Б. Леннер-Аксельсон // Планирование семьи. – 1997. – № 1. – С. 18-25.
63. Лещенко О.Я. Условия жизни и репродуктивные установки девочекподростков современного села / О.Я. Лещенко, Л.В. Сутурина // Репродуктивное
здоровье детей и подростков. - 2009. - № 1. - С. 24-27.
64. Липатова Н.А., Лабзина М.В., Кудалева О.В. Сравнительное изучение
содержания церулоплазмина в крови больных миомой матки при гистерэктомии и
использовании амбена // Фундаментальные исследования. – 2007. – № 1 – С. 8384.
65. Лободина
И.М.Оптимизация
пубертатного периода /Автореф. дис.
терапииматочныхкровотечений
канд. мед.наук. - М., 2008. - 24с.
77
66. Мейскенс Ф., Пател Д. Профилактика рака шейки матки: курение и
вирус папилломы человека / Вестник РОНЦ, 2007. - № 18(1). – С. 3−9.
67. Минкина Г.Н., Манухин И.Б., Франк Г.А. Предрак шейки матки / М.:
Аэрограф-медиа, 2001. - 112 с.
68. Молчанова Л.Ф. Качество жизни отдельных возрастно-половых,
социальных и профессиональных групп населения / Л.Ф. Молчанова // Ижевск. 2008. – 240 с.
69. Непомнящая
Н.И.
О
психологическом
аспекте
онкологических
заболеваний // Псих.журнал, 1998. - № 4. – С. 132–144.
70. Новик А.А., Ионова Т.И., Шевченко Ю.Л. Руководство по исследованию
качества жизни в медицине // М., 2007. − 320 с.
71. Новицкая
И.А.
Репродуктивное
здоровье
девушек-подростков,
антенатальное развитие которых совпало с аварией на Чернобыльской атомной
электростанции / Автореф. дис. ... канд. мед.наук. - М., 2006. - 26 с.
72. Останенко В.С. Оптимизация диагностики и лечения рака шейки
матки. / Автореф. докт. дисс. - Ростов-на-Дону. - 2003. – С.2-15.
73. Пинхасов Б.Б., Скосырева Г.А., Шорин Ю.П., Селятицкая В.Г.
Гинекологическая заболеваемость и репродуктивные возможности женщин с
ожирением / Вестник НГУ. Серия: Биология, клиническая медицина. – 2010. – Т.
8. – Вып. 2. - С. 62-67.
74. Полякова Н.М. Факторы репродуктивных установок студенческой
молодежи / Н.М. Полякова, И.Я. Чернявская, Т.В. Габидуллина // Сибирский
медицинский журнал. - 2010. - Т. 25, - № 4. - Вып. 2. - С. 147-148.
75. Полянская И.Б. Воспалительные заболевания органов малого таза. Опыт
применения фторхинолонов IV поколения // Гинекология. – 2010. – Т. 12. − № 6. –
С. 4-7.
76. Прилепская В.Н. Заболевания шейки матки, влагалища и вульвы // М.:
МЕДпресс, 2005. - 432 с.
78
77. Прилепская В.Н. Руководство по контрацепции // М.: МЕДпресс, 2010. 448 с.
78. Радзинский
профилактика
В.Е.
Гормональная
репродуктивных
контрацепция
нарушений
у
лечение
и
девушек-подростков /
В.Е.
-
Радзинский // Доктор.Ру. - 2008. - № 6. - С. 4-14.
79. Ризванова Е.В. Анализ
взаимосвязи
артериальной гипертензии у
женщин и особенностей течения беременности с позиций квартильного анализа
величин
скорости
транспорта
ионов
через
клеточную
мембрану
Всероссийская научно-практическая конференция «Молодые
ученые
/
IX
в
медицине» (20-21 апреля 2004 г.): Тез.докл. // Казань, 2004. - С. 109-110.
80. Роговская С.И. Папилломавирусная инфекция у женщин и патология
шейки матки // М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. - 192 с.
81. Роговская С.И., Прилепская В.Н. Оптимизация лечения хронических
цервицитов с помощью изопринозина // Акушерство и гинекология.
– 2006. − Т.
8. - № 1. – С. 4–7.
82. Романова Т.А. Особенности пубертатного периода на современном
этапе // Рос.мед. журнал. - 2004. - Т. 12. - № 13. - С. 12-16.
83. Савельева
И.С.
Репродуктивное
здоровье
и
репродуктивное
поведение современной молодежи: перспективы и пути оптимизации / Автореф.
дис. ... докт. мед.наук. - М., 2004. - 44 с.
84. Савельева Г.М. Акушерство / Г.М. Савельева // М., 2000. – 276 с.
85. Савельева И.С. Репродуктивное здоровье и права молодежи в
Российской Федерации / И.С. Савельева, О.И. Волкова // Мать и дитя: материалы
III российского форума. - М., 2001. - С. 621-623.
86. Саидюсупова И. С. Медико-социальная
студентов
медицинского
медицинской помо
вуза
и
пути
оценка состояния
совершенствования
здоровья
организации
- М., 2008. - 228 с.
79
87. Самушия
М.А.
Психические
расстройства
у
пациенток
со
злокачественными опухолями органов женской репродуктивной системы: обзор
литературы / Журнал «Опухоли женской репродуктивной системы». – 2011. - №
1. - С. 86-94.
88. Сельков С.А. Ранняя диагностика и лечение предраковых состояний
шейки матки / Акушерство и гинекология. – 2005. – № 3. – С. 17−28.
89. Семиглазов В.Ф., Веснин А.Г., Моисеенко В.М. Минимальный рак
молочной железы / СПб., 1992. - С. 31.
90. Семятов
Московского
С.М.
Репродуктивное
мегаполиса
в
здоровье
современных
девушек-подростков
социально-экономических
и
экологических условиях / Автореф. дис. ... докт. мед.наук. - М., 2009. - 54 с.
91. Серегина И.Ф. Опыт всероссийского изучения мнения населения об
организации медицинской помощи / И.Ф. Серегина // Здравоохр. Рос. Фед. – 2009.
– № 6. – С. 9–12.
92. Серов
В.Н.,
Дубницкая
Л.В.,
Тютюнник
В.Л.
Воспалительные
заболевания органов малого таза // Российский медицинский журнал. – 2011. –
№ 1. – С. 46-51.
93. Серов В.Н., Кан Н.И. Ожирение и репродуктивное здоровье // Проблемы
репродукции. - 2004. - № 3. - С. 16–20.
94. Сидельникова
В.М.
Привычная
потеря
беременности
/
В.М.
Сидельникова // М., 2002. – 304 с.
95. Сидоренко Л.Н. Мастопатия // Л.: «Медицина», 1991. - 264 с.
96. Сидорова И.С. Фоновые и предраковые процессы шейки матки /
И.С. Сидоров, С.А. Леваков а // М.: Медицинское информационное агентство,
2006. - 96 с.
97. Сидорова И.С. Позднийгестоз // М., 1996. - 222 с.
98. Стерн П.Л., Китченер Г.С. Вакцины для профилактики рака шейки
матки. / Под ред. П.Л. Стерна, Г.С. Китченера // М.: МЕДпресс, 2009. - 192 с.
80
99. Султанаева З.М., Шарафутдинова Н.Х. Заболеваемость в детском и
подростковом возрасте как фактор формирования репродуктивного здоровья. //
Здравоохранение Российской Федерации. - 2010. - № 2. - С. 22-25.
100. Сумина А.В., Летникова Л.И.
Оценка состояния репродуктивного
здоровья женщин, работающих на предприятиях по хранению и реализации
нефтепродуктов. // Вестник новых мед.технологий. - 2011. - Т. 18, № 2. - С. 320322.
101. Сухих Г.Т. Состояние и перспективы репродуктивного здоровья
населения России / Г.Т. Сухих, Л.В. Адамян // Современные технологии в
диагностике и лечении гинекологических заболеваний. - М., 2007. – С. 5-19.
102. Тихомиров А.Л., Сарсания С.И. Амоксициллин/клавунат − адекватный
подход к лечению воспалительных заболеваний женских половых органов //
Гинекология. – 2006. – Т. 8. - № 1. – С. 7–13.
103. Тишук Е.А. Долговременные тенденции медико-демографических
процессов в Российской Федерации как основа планирования и прогнозирования
сил и средств здравоохранения // Профилактика заболеваний и укрепление
здоровья. - 2006. - № 6. - С. 11-15.
104. Транковская
Л.В.
Рольдисбаланса
химических
элементов
в
формировании нарушений здоровья детей / Автореф. дис. ... докт. мед.наук. Владивосток, 2004. - 48 с.
105. Уварова Е.В. Медико-социальные аспекты репродуктивного здоровья
современных девочек России // Репродуктивное здоровье детей и подростков. 2006. - № 4. - С. 10-15.
106. Уварова Е.В., Веселова Н.М. Железодефицитная анемия у девочек с
маточными кровотечениями пубертатного периода // Репродуктивное здоровье
детей и подростков. - 2005. - № 4. - С. 12-16.
107. Уварова Е.В. Репродуктивное здоровье девочек России в начале ХХI
века // Акушерство и гинекология. - 2006. - Приложение. - С. 27-30.
81
108. Ушакова Г.А., Елгина С.И. Репродуктивное здоровье населения и
национальная безопасность России. Новые технологии
в
акушерстве
и
гинекологии / Материалы научного форума // М., 1999. - С. 222-223.
109. Филиппов О.С. Факторы, определяющие репродуктивную функцию
семьи в Сибири // Здравоохранение Российской Федерации. - 2002. - № 3. - С. 3133.
110. Фролова О.Г. О состоянии и мерах по улучшению гинекологической
помощи в Российской Федерации / О.Г. Фролова, И.А. Ильичева // Акушерство и
гинекология. – 2002. – № 5. – С. 36-39.
111. Хамошина
здоровья
М.Б. Региональные
девушек-подростков
Приморского
особенности
репродуктивного
края / Автореф. дис. ... докт.
мед.наук. - М., 2005. - 49 с.
112. Ханов А.М. Современная система организационных форм активной
профилактики рака молочной железы (на модели Республики Башкортостан) /
Автореф.докт.дисс. - Ростов-на-Дону. - 2001. – С. 2-23.
113. Чандра-Д-Мелло Р., Фаталиева Г.Г. Эффективность использования
общей магнитотерапии в комплексном лечении больных с хроническими
неспецифическими цервицитами // Российский вестник акушера-гинеколога. –
2011. – № 5. – С. 70-74.
114. Чиссов В.И. Состояние онкологической помощи населению России в
2006 г. // М., 2007. - 178 с.
115. Шарапова Е.И. Репродуктивное здоровье женщин России: состояние,
тенденции и система мер по его улучшению / Автореф. дис... д-ра мед.наук Е.И.
Шараповой // М., 1998. – 46 с.
116. Шарафутдинов М.А. Динамика и прогноз заболеваемости взрослого
населения Республики Башкортостан болезнями мочеполовой системы //
Медицинский вестник Башкортостана. - 2010. - № 6. - С. 11-15.
117. Шарафутдинов
М.А.,
Калининская
А.А.
Эффективность
организационных и профилактических мероприятий при болезнях мочеполовой
82
системы / Материалы II Международной научно-практической конференции
посвященной 75-летию
Новосибирского
государственного
медицинского
университета // Новосибирск, 2010. - С. 652-655.
118. Шарова О.Н. Особенности психических расстройств у женщин после
радикального лечения рака молочной железы и формирование при них
механизмов психологической защиты / Автореф.дис. … канд. мед. наук //
Челябинск, 2000. - С. 18–19.
119. Шевчик Н.В., Зуев В.М., Леонова А.Б. Влияние стресса на состояние
репродуктивной системы организма / Мать и дитя: материалы IV Рос.форума. М., 2002. - Ч. 2. - С. 465–466.
120. Шестакова Ж.Н. Сравнительная оценка репродуктивного потенциала у
пациенток, проживающих в условиях города и сельской местности / Ж.Н.
Шестакова, В.А. Гурьева // Сибирский медицинский журнал. - Иркутск, 2008. - №
6. - С 79-82.
121. Щепин О.П., Коротких Р.В., Щепин В.О. Здоровье населения - основа
развития здравоохранения. - М.: Национальный НИИ общественного здоровья
РАМН. - 2009. - 376 с.
122. Юровская В.П., Гречко Е.Ю. Прогностические факторы риска развития
гинекологических заболеваний у девочек-подростков / Кубанский научный
медицинский вестник // Краснодар. - 2009. - С. 145-149.
123. Andersen
B.L.
Biobehavioral
outcomes
following
psychological
interventions for cancer patients. J Consult Clin Psychol. - 2002. – 70. – Р. 590–610.
124. Astin J.A., Anton-Culver H., Schwartz C.E. Sense of control and adjustment
to breast cancer: the importance of balancing control coping styles. Behav Med. –
1999. - № 25(3). – Р. 101–109.
125. Cancer in Finland 2002 and 2003. Cancer Society of Finland. Helsinki,
2005.
file:///C:/Documents%20and%20Settings/Admin/%D0%9C%D0%BE%D0%B8%20%
83
D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8
B/Downloads/-pdftiedostot-terveydenhoitoalat-index_7%20(1).pdf
126. Corney R., Crawter M., Howells A. Psychosexual disfunction in women
with gynaecological cancer following radical pelvic surgery. Br J Obstet Gynecol. –
1993. - № 1100(1). – Р. 73–78.
127. Dahl A.A., Haaland C.F., Mykletun A. Study of anxiety disorder and
depression in long-term survivors of testicular cancer. J ClinOncol. – 2005. – № 23. – Р.
2389–2395.
128. Diaz M.E. Hypertension and obesity // J. Hum. Hypertens. - 2002. - Vol. 16.
- Suppl. 1. - Р. 18-22.
129. Fathalla M.F. Reproductive health: a global overview // Early Hum.Dev. 1992. - № 29(1-3). - P. 35-42.
130. Ferlay J., Bray F., Pissani P. Globocan 2002: cancer incidence, mortality and
prevalence worldwide IARC CancerBase № 5, version 2.0. IARC Press, Lyon, 2004.
131. Grassi L., Sabato S., Marmai L. Depressive and anxiety disorders among
cancer patients: screening methods by using the distress thermometer compared to the
ICD-10. Abstracts of the 8th world congress of psycho-oncology. - IPOS, 2006. - 381:
162 р.
132. Haggerty C.L., Ness C.L. Epidemiology, pathogenesis and treatment of
pelvic inflammatory disease // Expert. Rev. Anti Infect. Ther. – 2006. – Vol. 4(2). – P.
235-247.
133. Hans.S., van Leer E.M., Scidell J.C. Waist circumference in the
indentification of cardiovascular risk factors: prevalence study in a randomized sample
// Br. Med. J. - 1995. - Vol. 311. - P. 1401-1405.
134. Harrison J., Maguire P. Predictors of psychiatric morbidity in cancer
patients. Br J Psychiatr. – 1994. – № 165. – Р. 593–598.
135. Irwig L., Bennetts A., Aust N.Z. Quality of life after breast concervation or
mastectomy: a systematic review. Surgery. – 1997. - № 67(11). – Р. 750–754.
84
136. Janssen I., Katzmarzyk P., Ross R. Body mass index, waist circumference,
and health risk: evidence in support of current National Institutes of Health
guidelines // Arch. Intern. Med. - 2002. - № 14. - Vol. 162 (18). - P. 2074-2079.
137. Jemal D., Siegel M., Ward D. Cancer Statistics, 2006. Ca Cancer J Clin. –
2006. – № 56. – Р. 106-130.
138. Kawada. Body mass index is a good predictor of hypertension and
hyperlipidemia in a rural Japanese population // Int. J. Obes. Relat. Metab. Disord. 2002. - Vol. 26. - № 5. - P. 725-729.
139. LasloSzalay, Ungar L. Cervical Pathology. Colposcopy and Cytology.
Tutorial.Cytosza Publishing, Gybr Hungary. - 2007. - 444 p.
140. Liu L., Choudhury S.R., Okayama A. Changes in body mass index and its
relationships to other cardiovascular risk factors among Japanese population: results
from the 1980 and 1990 national cardiovascular surveys in Japan // J. Epidemiol. 1999. - Vol. 9. - № 3. - P. 163-174.
141. Manne S.L., Pape S.J. Functional impairment, marital quality, and patient
psychological distress as predictors of psychological distress among cancer patients'
spouses. Health Psychol. – 2001. – № 20. – Р. 452–457.
142. Mehnert A., Koch U. Prevalence of acute and post-traumatic stress disorder
and comorbid mental disorders in breast cancer patients during primary cancer care: a
prospective study // Psychooncology. – 2007. - № 16(3). – Р. 181–188.
143. Miller L.J. Treatment of delirium. Cancer Bull. – 1992. - № 44(3). – Р. 254–
255.
144. Newell S.A., Sanson-Fisher R.W., Savolainen N.J. Systematic review of
psychological therapies for cancer patients: overview and recommendations for future
research. J Natl Cancer Inst. – 2002. – № 94. – Р. 558–584.
145. Okamura M., Yamawaki S., Akechi T. Psychiatric disorders following first
breast cancer recurrence: prevalence, associated factors and relationship to quality of
life. Jpn J ClinOncol. – 2005. - № 35(6). – Р. 302–309.
85
146. Ortiz-Pagan S., Sharenow E., LayeequrRahman R. Prevalence of psychiatric
disorders at the time of breast cancer diagnosis. Cancer Res. – 2009. - № 69, abstr/
1068.
147. Pezzella G., Moslinger-Gehmayr R., Contu A. Treatment of depression in
patients with breast cancer: aomparison between paroxetine and amitriptyline. Breast
Cancer Res Treat. – 2001. - № 70(1). – Р. 1–10.
148. Portenoy R.K., Thaler H.T., Kornblith A.B. Symptom prevalence,
characteristics and distress in a cancer population. Qual Life Res. – 1994. – № 3. – Р.
183–189.
149. Raison C.L., Miller A.H. Depression in cancer: mechanisms and disease
progression. BiolPsychiatr. – 2003. – № 54. – Р. 283–294.
150. Reaven G.M. Role of insulin resistance in human disease // Diabetes. 1988. - Vol. 37. - P. 1595-1607.
151. Roy-Byrne P.P., Davidso K.W., Kessler R.C. Anxiety disorders and
comorbid medical illness. Focus. – 2008. – № 6. – Р. 467–485.
152. Schiffman M., Castle P.E. The promise of global cervical-cancer prevention.
N Engl J Med. – 2005. - 353(20). – Р. 2101−4.
153. Schraub S., Arveux P., Mercier M. Psychosocial aspects of cancer screening.
Bull Cancer. – 1995. - № 82(8). – Р. 607–610.
154. Smith E.M., Gomm S.A., Dickens C.M. Assessing the independent
contribution to quality of life from anxiety and depression in patients with advanced
cancer. Palliat Med. – 2003. – № 17. – Р. 509–513.
155. Stark D., Kiely M., Smith A. Anxiety disorders in cancer patients: their
nature, associations, and relation to quality of life. J ClinOncol. – 2002. – № 20. – Р.
3137–3148.
156. Tagay S., Herpertz S., Langkafel M. Health-related quality of life, anxiety
and depression in thyroid cancer patients under short-term hypothyroidism and
TSHsuppressive levothyroxine treatment. Eur J Endocrinol. – 2005. – № 153. – Р. 755–
763.
86
157. Weidner К. Psychological and physical factors influencing the quality of life
a department of gynecology in a university hospital // Journal of psychosomatic
obstetrics and gynecology. – 2006. – Vol. 27. - № 4. – Р. 257–265.
158. Wenzel L.B., Fairclough D.L, Brady M.J. Age-related differences in the
quality of life of breast carcinoma patients after treatment. Cancer. – 1999. – № 86. – Р.
1768–74.
159. Wilson B.J., Watson M.S., Prescott G.J. Hypertensive diseases of pregnancy
and risk of hypertension and stroke in later life: results from cohort study // BMJ. 2003. - Vol. 326. - P. 845-849.
160. Zabora J., Brintzenhofeszoc K., Curbow B. The prevalence of psychological
distress by cancer site. // Psychooncology. - 2001. – № 10. – Р. 19–28.
87
Скачать

Репродуктивное здоровье. - Ставропольский государственный