СОВРЕМЕННАЯ КУЛЬТУРА
КОММУНИКАЦИИ.
СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ
В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Материалы II международной
научно-практической конференции
(27 августа 2015)
Саратов 2015
УДК 004.02:004.5:004.9
ББК 73+65.9+60.5
С56
Редакционная коллегия:
Доктор экономических наук, профессор Ю.В. Федорова
Доктор филологических наук, профессор А.А. Зарайский
Доктор социологических наук, доцент Т.В. Смирнова
С56
СОВРЕМЕННАЯ КУЛЬТУРА КОММУНИКАЦИИ.
СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ:
материалы II международной научно-практической конференции (27
августа 2015 г)/ Отв. ред. Зарайский А.А. – Саратов: Издательство ЦПМ
«Академия Бизнеса», 2015. - 115с.
ISBN 978-5-9906712-5-6
Сборник содержит научные статьи и тезисы ученых Российской Федерации и
других стран. Излагается теория, методология и практика научных исследований в
области информационных технологий, экономики, образования, социологии.
Для специалистов в сфере управления, научных работников, преподавателей,
аспирантов, студентов вузов и всех лиц, интересующихся рассматриваемыми
проблемами.
УДК 004.02:004.5:004.9
ББК 73+65.9+60.5
ISBN 978-5-9906712-5-6
© Институт управления и социально-экономического развития, 2015
© Саратовский государственный технический университет, 2015
© Richland College (Даллас, США), 2015
2
СЕКЦИЯ 1. СОВРЕМЕННАЯ КУЛЬТУРА КОММУНИКАЦИИ.
СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Peleckis Kęstutis
professor, Doctor of social sciences
Vilnius Gediminas Technical University, Lithuania
BUSINESS NEGOTIATIONS AND BUSINESS MEETINGS: START AND
POSSIBLE INTERFERENCE OF MUTUAL UNDERSTANDING
Beginning of business negotiations and business meetings starts with
perception (lat. perceptio), process between interlocutors, opponents. It is a
process in which the interlocutors are looking each other and from external view
are trying to decipher and to understand their opponent. Impressions that arise by
monitoring interlocutor’s appearance play an important regulatory role (Bonatti et
al. 2014). First of all, it should be noted that negotiator knowing his opponent,
improves himself, since he is improving his cognitive powers. On the other hand,
cognitive accuracy, disclosure of the interlocutors internal essence, determines
course and future results of the business meetings and business negotiations
(Zhang et al. 2014). Research shows that the perception of interlocutor is different
depending on whether we see him for the first time, or whether we are already
familiar and have communicated before. It was found that in the meeting with a
stranger are activated intergroup communication mechanisms and in
communicating with familiar interface - are activated rules of interpersonal
communication.
Intergroup communication mechanisms include processes of social
stereotypes that are based on the fact that image of other person (in this case, the
interviewer) is created in accordance with one or two typical schemes.
Social stereotype - a simplified, schematic, often distorted domestic point of
view about any social object (group of man belonging to any society, and other).
Various social groups, people communicating with each other, create certain
social stereotypes. These stereotypes rarely occur from personal experience,
people usually pick them up from their parents in childhood, from teachers, out of
the group that owns, from the mass media sources. Stereotypes wear off, become
blurred if people from the different groups start to cooperate more closely, learn
more about each other, seeking common goals (Tu 2013, 2014). Well-known
ethnic or national (ethnic) stereotypes are, for example, that the English are very
polite, the Germans - pedantic, French - are light, Russians - wide, unpredictable
soul people, and so on. Thus, the image of the interviewer, negotiation opponent is
formed on the basis of stereotypes. How much is an accurate first impression of
stereotypical image is complex issue. On the one hand, almost everyone adult,
having an experience, can quite accurately under clothing, language, manners,
behavior to describe his interviewer characteristics: psychological characteristics,
age, social class, profession. However, it works most accurately on neutral
situations, while in other, when people are interested in each other, higher or lower
potential errors. And if the people (in this case the negotiators, the interlocutors,
3
opponents) are more interested in each other - the higher is the probability of error
(Gunia et al. 2014).
The perception of interviewer and possible errors of perception are
determined by the following factors: superiority, attractiveness and approach to us.
Participants of business communication and business negotiations generally
are not completely equal: they differ in their social status, life experience,
intelligence and so on. The inequality of interlocutors and opponents, leads to
perceptual errors resulting from the advantage factor.
This scheme is as follows: when we meet someone with some kind of
advantage, we tend to assess him more positively than in the case if we would be
equal in accordance with that parameter. On the contrary - if we have certain
advantages against our interviewer, we underrate him and transfer our advantages
to other our properties (parameters). Thus, the advantage is fixed by one parameter
only, and self-overestimation (or underestimating) is moved to many properties.
However, this scheme is activated only in case if there is significant advantage
(Elahee, Brooks 2004; Fells 1993). How is determined advantage of other person,
what criteria can be used? When we meet him for the first time, information about
the participant provides: a) the clothing, the overall human image (glasses,
hairstyle, jewelry); b) car, office equipment; c) behavior, manners (such as sitting,
walking, language, etc.).
Attractiveness factor occurs when we evaluate the exterior - we like or do
not like the other person. If we like him, we tend to keep him smarter, better, more
interesting, and so on. Thus we overestimate many characteristics of the
interviewer.
Approach to us factor works as follows: if the interviewer appreciates us
very well, so we will evaluate him better. If the opinions and attitudes of
interlocutors overlap more, the better they assess each other.
When we communicate with somebody who is already familiar - appear
these interpersonal communication mechanisms: identification, empathy and
reflection. Identification in business negotiations and business meetings - this is an
unconscious identification with negotiator. In the case of identification
interlocutor inserts himself mentally into the opponent's position and decides how
he would behave in such a situation. Very close identification is empathy, that is,
the ability to feel existence of the interlocutor, to empathize with his feelings, to
enter into his inner world, to accept him all with his feelings and thoughts.
Empathetic person knows how to understand others, interest in each other, to be
tolerant. There are three forms of empathy: a) emotional empathy that is based on
the projection, the ability to imitate motor and emotional reactions of another
person; b) cognitive empathy that is based on intellectual mental processes: the
search for analogies, comparison, etc.; c) prediction empathy, characterized by as
a human's ability to anticipate another person's emotional reactions in specific
situations. Reflection in business negotiations or business meetings is the
understanding of interviewers as well as the perception of opponents. The
phenomenon of reflection in business communication explains well the mirror "I"
4
concept - that's "I", which, in my opinion I am perceived by other people.
Meanwhile, the content of the actual or real "I" indicates what does the person see
about himself in fact, without embellishment - capacity physical and moral
qualities, behavioral goals and motives. Demonstrative "I" - is the "I" part, which
we think is the best representing us. This demonstrative "I" is beautified with all
kinds of ways and it means that person will present himself to others so as to
create a favorable impression, align his behavior with interviewer desires,
circumstances and environments requirements.
The main factors, which rarely help, but in most cases only hinder to
understand and evaluate correctly each other in business meetings, can be grouped
as follows:
1.
Preliminary (in respect of interviewer) estimates, beliefs, attitudes,
which are derived from certain sources before the start of the business meeting.
For example: „He came from Norway? So we will be uninteresting to him really,
he will keep us as second-class human beings" or „And what can you say for me,
with your ten year work experience, for the man, who has forty year work
experience in this system? "
2.
Formed stereotype, according to which the interviewer is assigned to
a particular category of persons and those properties are sought showing the
dependence precisely to that group. For example: „He reminds me the drug dealer
from Gypsy encampment - I do not think we will begin with him."
3.
Seeking to make too early conclusions about the personality of
interviewer before obtaining complete and reliable information. Some people just
meeting someone are making conclusions about him immediately. For example:
„Well, a man with such a face, and yet with nose rings, can’t achieve anything in
our area."
4.
Irresponsible structuring of the other person's personality, mean that
the overall picture of the interviewer includes only certain properties, and other
features are rejected.
5.
The Halo Effect: it is created integral image on the interlocutor, by a
certain property and then according to this image are assessed all his other
properties. If the first overall impression is good, then some other his
characteristics are assessed positively. Conversely, if the overall impression on the
participant is bad, then even his doings that are good and noble are not noticeable,
or seen as self-serving.
6.
Projection effect arises where the interviewer is assigned the own
characteristics and emotional functioning by analogy. A man according himself
understands and appreciates the participant, based on the following logic: "All
people are like me," or "All people are different than am I." A person, who is
stubborn and suspicious, tends to see the same qualities in others also, while
objectively they do not exist. Kind, helpful, honest man, in contrast, may look to
an unfamiliar interlocutor through rose-tinted glasses and sorely be mistaken.
Therefore, when a man complains that everyone around him is cruel, greedy,
unscrupulous, it may be that he decides by oneself.
5
7.
Priority effect: when the first information on the interlocutor, which is
heard or seen, is very important and becomes entrenched in mind so much that can
affect the entire communication time with this person. And even if later will be
received information contradicting the original, it nevertheless will be
remembered, appreciated and will be taken into account.
8.
The mood of perceiver influences perception of interviewer: if it is
bad (because of poor well-being, health, etc.), then the first impression on
interviewer will be negative. In order to obtain an objective impression of the
interviewer needs to be disposed.
9.
Lack of desire and habits of listening to other people's opinions,
always takes into consideration only personal impressions.
10.
Over time does not change the perceptions and evaluations, while for
different reasons many things are changed. This is the case when there remains
unchanged once created perception or conclusions about the man, while there a lot
of new information.
11. Latest information effect: when the last received adverse information
on the interlocutor wipes all previous information.
Understanding and build trust with opponent, interlocutor is very strongly
influenced by the pre-create perception. This determines how the recipient accepts
and interprets information. Even human facial image can be perceived differently,
depending on what you know on him for example: Is he the president of a far
country? Is he criminal? Whether he is manager of the bankrupt bank? Is he discus
throw champion? Experiments have shown that it is very difficult to deny wrong
thoughts and the lie if the other person this justifies logically. This phenomenon
(called belief sustainability) shows that beliefs can live their lives and they can
survive even after destruction of the evidence. So misperception about other
people or themselves may continue to survive and exist, despite disrepute. To
change views are needed much stronger proof, arguments nor to create them (Van
Kleef et al., 2006; Kong et al., 2014, Koeszegi 2004).
Already at the beginning of the business negotiation, business meeting with
the interviewer it is very important to be able to take off the mask, to be open and
sincere. In an open, honest communication it is impossible the trust worthy
relationship. In order to better understand your business relationships
characteristics with other human we have to take interest what is his reaction, what
are your own deeds in specific situations, to evaluate the real consequences of
your behavior, expressions. With this information - how we perceive, understand,
evaluate - from different people we can see ourselves in several different mirrors
and modify the behavior in further stages of the business relationship in the right
direction, avoiding difficulties, confidence-building problems at the beginning of
conversation (Lewicki 2006; Lennane, Weidner 2006).
What are characteristics which man emphasize and exaggerate, when he
seeks to create a credible human image for surroundings? It appears that most we
want to appear nice, friendly and sincere, understanding and polite, intelligent and
talented, energetic, hardy, able to do everything on time as required. We also want
6
to look honest, tolerant and even altruistic, temperate and modest, that we should
be more reliable (Ross, LaCroix 1996; Sinaceur 2010).
Creating trust often gets indulging, insinuation, the interviewer praise direct
or indirect approval of his opinion. If this behavior is successful, other people
become enthusiastic with person, who is seeking favor, not because of the specific
features and characteristics, but because of his behavior. Research shows that trust
is created by the following:
1. Responsiveness to other people, taking into account their views, needs
and
interests;
2. Ambient pleasing behavior, though it would be contrary to your own beliefs or
values;
3. Showing of respect and sympathy, but do not overdo praising as well as
complimenting words;
4. The aid proposal, the provision of services;
5. Approval the opinion of the surrounding (or more);
6. The demonstration of such properties, which are assessed around and
hiding those that can be evaluated negatively.
One can predict that in doing so, person must be very careful, because other
people can see his behavior as a manipulation. To create and maintain confidence
is necessary communication and willingness to cooperate between the relations of
two (or more) participants. If one side will be inclined to trust only and the other
indiscriminately will seek their goals alone, after one naive trust case will come ...
distrust. The importance of trust or distrust intensifies when two people or groups
are functionally dependent, and any process error can harm them both or whole
group. For trust building in business negotiations and business talks are essential
the following components:
• the ability to trust (which includes all the life experience of both sides of
the negotiations, which formed the ability of its members and willingness to risk
by relying on others);
• perception of your and the opponent’s competence (your negotiating
team), evaluation of skills to compete in the current circumstances, evaluation of
the opponent’s (the opponent's negotiating team) capacity to compete;
• perception of the intentions of negotiators, opponents (your understanding
that opponents actions, words, missions and decisions are influenced by
companies, he represents rather than the opponents motives).
Referenсes
1. Bonatti, Piero; Oliveira, Eugenio; Sabater-Mir, Jordi; Sierra, Carles; Toni,
Francesca (2014) „On the integration of trust with negotiation, argumentation and
semantics“, The Knowledge Engineering Review, Vol. 29 Iss, 1, pp.31-50.
2. Gunia, Brian C.; Brett, Jeanne M.; Nandkeolyar, Amit K.; Kamdar, Dishan
(2011) „Culture, trust, and negotiation consequences“, Journal of Applied
Psychology, Vol 96(4), pp.774-789. doi:10.1037/a0021986
3. Elahee, Mohammad; Brooks, Charles M. (2004) "Trust and negotiation tactics:
perceptions about business‐to‐business negotiations in Mexico", Journal of
7
Business & Industrial Marketing, Vol. 19 Iss: 6, pp.397 – 404. doi:
10.1108/08858620410556336
4. Fells, R. E. (1993) "Developing Trust in Negotiation", Employee Relations,
Vol. 15 Iss: 1, pp.33 – 45. doi: 10.1108/01425459310024910
5. Van Kleef, Gerben A.; De Dreu, Carsten K. W.; Manstead, Antony S. R. (2006)
„Supplication and appeasement in conflict and negotiation: The interpersonal
effects of disappointment, worry, guilt, and regret“, Journal of Personality and
Social Psychology, Vol 91 Iss1, pp.124-142.
doi:
10.1037/0022-3514.91.1.124
6. Koeszegi, Sabine T. (2004) "Trust‐building strategies in inter‐organizational
negotiations", Journal of Managerial Psychology, Vol. 19 Iss: 6, pp.640-660. doi:
10.1108/026839404105515347. Kong, Dejun Tony; Dirks, Kurt T.; Ferrin,
Donald L. (2014) „Interpersonal Trust within Negotiations: Meta-Analytic
Evidence, Critical Contingencies, and Directions for Future Research“, Journal
ACADEMY OF MANAGEMENT Vol.57, Iss 5, pp.1235-1255.
8. Lennane, Michael T. ; Weidner, Laura E. (2006) „In Each Other We Trust: The
Importance of Relationship Building in Cross-Cultural Negotiations „: In Cross
Cultural Negotiation for U.S. Negotiators / Edited by Kristen Blankley, pp.47-70.
http://moritzlaw.osu.edu/programs/adr/docs/cross_cultural_negotiation.pdf
9. Lewicki, Roy J. (2006) „Trust and Distrust“: In The negotiator‘s Fieldbook /
Editors: Andrea Kupfer Schneider, Christopher Honeyman, pp.191-202.
10. Ross, William; LaCroix, Jessica (1996) "MULTIPLE MEANINGS OF
TRUST IN NEGOTIATION THEORY AND RESEARCH: A LITERATURE
REVIEW AND INTEGRATIVE MODEL", International Journal of Conflict
Management, Vol. 7 Iss: 4, pp.314 – 360. doi: 10.1108/eb022786
11. Sinaceur, Marwan (2010) „Suspending judgment to create value: Suspicion
and trust in negotiation“, Journal of Experimental Social Psychology, Vol. 46 Iss:
3, pp.543-550.
doi: 10.1016/j.jesp.2009.11.002
12. Tu, Yu-Tu (2014) „Trust Affecting on Negotiation Styles“, International
Journal of Humanities and Social Science, Vol. 4 No. 1, pp.259-267.
13. Tu, Yu-Tu (2013) „The Relationships between Trust and Unethical
Negotiation“, International Journal of Business, Humanities and Technology, Vol.
3 No. 3, pp.45-52.
14. Zhang, Jian-Dong; Liu, Leigh Anne; Liu, Wu (2014) „Trust and Deception in
Negotiation: Culturally Divergent Effects“, Management and Organization
Review, http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/more.12028/pdf
8
Peleckis Kęstutis
professor
Doctor of social sciences
Vilnius Gediminas Technical University, Lithuania
BUSINESS NEGOTIATIONS AND BUSINESS MEETINGS: TRUST
SUBSTITUTES AND ANTIDOTES TO OVERCOME THEM
When confidence in business communication is busted, confidence appears
in other alternative things. Do you trust in police? This is useful for private
detectives agencies. You do not trust the doctors? Probably you trust more in
mother, herbal tufts from neighbors or extrasensory diagnosis. Are you unsure
about your appearance? You trust hairdressers, stylists, designers and friends who
know how to make compliments and convince them that "now under your feet the
whole world, what do you want, this you will get." Some trust substitutes are
ineffective, even - harmful to personality development and negotiations. What
does exchange our trust? In interpersonal communication are relevant such trust
substitutes:
1. As fated destiny - this is one of the reactions that can reduce anxiety and
fear somewhat, but occurring in passivity and stagnation, in decrease of individual
responsibility, it is a regression. The supernatural or metaphysical force - fate,
god, nature, space, death, world order - are out of control and unmanaged, so for
us for small folks remains the exception to wait and see what happens.
Possible antidotes for reaction "as fated destiny" are currently in direct
communication:
• Try to offer for the interviewer who constantly complains and moans that he is
bad to change anything in the existing unfavorable situation. A man who believes
in destiny or in any other irreplaceable thing would rather find a different listener,
but will not leave his suffering agent and will not change situation.
• Firmly tell your opinion that you are not going to wait until the problem
will be solved itself and ask whether the interviewer will contribute to you or will
continue to wait passively a finger of fate.
• Agree with the interviewer that it is possible to wait and do nothing. Then
ask him whether that waiting will help to feel secure and calmly?
2. Corruption or bribery - other confidence substitute that can cause the
feeling that this chaos in which we live, we can control, that is, that gifts for some
significant people can ensure their grace and privilege in our respect. Natural
relationships are converted to useful contacts in return for the bribe giver and
receiver, into mutual manipulation and exploitation.
Possible antidotes for corruption, bribery case:
• Directly and explicitly tell that in your organization, in system and in your
society such things can’t be and will not be, therefore you will not discuss either
now or at a later date.
• Repeat again and specify the information that will help the person, who
gives a "gift", to achieve his goals legally and without extra costs, such as:
"Desired duties you will get when the necessary documents you will transmit to
9
the personnel department and will win the competition."
• If the requests and requirements are repeated, use method of blocked plate:
Repeat - this topic have nothing more to add and ask, "What else can I help you?",
"What information do you still need?"
• If the request is repeated obsessively and do not stop, you can respectfully
to send off interlocutor and take the next question, thus paving that bribery theme
- exhausted and will not return to it.
3. Excessive alertness, harassment. If the negotiating partners do not trust
each other, shaking hands are no longer enough - they are concluding excessively
detailed agreements, adding even some jurists insisting guarantees and
compensation after breaking the agreement with partner. It may seem that if
somebody monitors suspiciously all around, in afraid that he will be deceived, he
can lose any spontaneity and joy of life. But it must be respected, such picky
protection of negotiating partner - perhaps previous experience of this man
requires to hedge against unexpected events, perhaps may be it is a requirement of
his superiors, perhaps just for you, this agreement seems shoddy, and to another
person – may be it is almost life and death question, for example, in case if he is a
novice in the organization and is trying to establish itself and maintain positions.
Possible antidotes for exaggerated vigilance, harassment:
• Accept that you can gain credibility not immediately. In advance
determine as many possible contradictions. Prepare for the meeting more than ever
before. Introduce gradually the new ideas or changes in terms of the contract,
contradictions can be just delaying tactic, the usual resistance to change or
interviewer’s personality characteristic, so do not take suspicions of dishonesty as
a personal attack.
• If the negotiator openly expresses distrust encourage him to substantiate
the allegations with the facts. Ask to lay out clear facts that cause mistrust, by
providing examples and the dates.
• Make sure that you allow to speak. After a pause, when the alert speaker
stops to breathe the air and say, "I'd say your opinion - is there anything else I
should know before?"
• Take care that you will enable to speak. After a pause, when the alert
speaker stops to breathe the air say, "I'd say my opinion - is there anything else I
should know before?"
• Show respect for alert and cautious person evaluating these valuable
properties. Use words that imply respect to interviewer’s awareness: "As you
know…, you guessed it…, you have already dealt with ...".
• For suspected interviewer keep in analysis data. Refer to rules, regulations,
statutes and procedural references, manuals, statistics, certifications, quality
standards, and all other possible data.
• Ask openly this vigilance interviewer: "How can I convince you? What
additional facts or documents you need, which would allow to be sure in my
words of justice?"
• If your alert interlocutor presented new terms and conditions, which, in
10
your opinion, basically does not change anything (but free of charge), be patient maybe you'll be the only one who will win his personal confidence over the past
ten years. Therefore praise him for clarifications and new ideas, which, of course,
will be taken into account.
4. Dissociation: "You are not peculiar”. In the alien, unsafe or threatening
environment for us is typical closure and attachment to their small groups - ethnic,
religious, tribe or family. In this way, the willingness to isolate from the outside
world, we can reduce feelings of insecurity and anxiety. So we say: "I trust in
peculiar and do not want to have affairs with others."
Possible antidotes of direct communication:
• Show an understanding that a person needs time to decide that it is - not a
one-day issue.
• Demonstrate and emphasize similarity of your experiences to the
interviewer.
• Ask: "What are the facts of my life and professional experience which
could convince you that we have a common similarities?", „What are requirements
which you raise for the person with whom you will cooperate?". When you will
know what interlocutor expects from you, it will be easier to choose the
appropriate facts to strengthen his confidence.
5. Paternalistic: the cult of authority (ruler or clan, for example, Law firm).
During maturing of general distrust, anxiety of the future, people are beginning to
rely on strong autocratic leaders who will remove all the obstacles out of the way,
such leader often becomes blind trust object.
Possible antidotes of direct communication:
• Do not argue. Accept that you can learn a lot from other person's authority
and you also respect this person.
• Recite thoughts of leader mentioned by interlocutor, indicate his
achievements, show that you are interested in things important for interlocutor
also.
• Allow yourself to think aloud, what about your conversation would say the
interviewer mentioned authority: by whom is he support. What things the
interviewer Guru would doubt?
6. Externalization: the search for confidence on the outside, abroad, in other
type of people. When there is a lack of trust in their own (politicians, institutions,
leaders, products) people tend to direct their confidence, for example, to leaders of
other countries, which may become a panacea for all problems ("He - from
America, so listen to what he's talking about business... "), organizations ("that's
the Swedish police - it's not ours, even when the fuel is limited ... ") or products
("Lithuanian TVs will never reach the level of imported, although the latter coming from the same China"). Other people, organizations, or things are often
easier to idealize because of the distance, a lack of information or its one-sided
perception. Therefore we trust in German economy, American democracy and the
quality of Japanese cars until ... we face with the reality, and we see that not
everything is so ideal. Such confidence in distant, little known and achievable
11
things are well described by saying - it is a good place where we are not.
Possible antidotes of direct communication:
• Do not argue. Accept the interviewer mentioned authority that you can
learn a lot and also can respect this person, country, brand and see significant
benefits.
• Asking the interviewer what the above-mentioned examples of things are
the most credible.
• Bring yourself to the trust deserving (in the eyes of the interviewer) things
(for example: "For five years I worked for the Swedish company, so I had a good
opportunity to adjust their experience in Lithuania.").
7. Belief in quick success and wonders - distrust of the system, state
institutions can be expressed in peril and blindly trusting in what is believed will
bring quick success, for example - doubtful banks, promising high interest rates
for loans - as well as belief in various games and lotteries.
Possible antidotes of direct communication:
• Give understanding that you know a lot of cases, have known a number of
intelligent and educated people who are sorely mistaken, if ignited in such rapid
business ideas.
• Ask the interviewer what he was going to do in case of failure? Is there
anticipated fallback?
• Agree with the recipient, that all of these ideas, creating illusions and
dreams are charming and lightening, but the risks can take away all the fun ...
• Laugh: "If this is done, it is done together, but ... not now and not in this
business."
The order is backed by such trust substitutes. Justice and stability is
temporary.
Peleckis Kęstutis
professor
Doctor of social sciences
Vilnius Gediminas Technical University, Lithuania
HOW TO STREGTHEN THE CONFIDENCE OF BUSINESS
NEGOTIATIONS AND BUSINESS MEETINGS
All business negotiations and business meetings are associated with risk.
Therefore trust in the other side of negotiations is very important. The absence of
trust consists of a vacuum, which necessarily fills the alternative structure.
Negotiators often will say that they are willing to negotiate honestly, but
sometimes talks could collapse because each of negotiations side lack confidence
on the other side of negotiations, its competence or good intentions. If one of the
negotiating parties, perhaps, would like to make a concession, discount or share
sensitive information in exchange for the expectation of concessions or
compromise of another side of negotiations, but there is always the risk that the
other side will refuse to concede, or worse - will use information obtained in his
12
favor. Confidence is particularly weak when there is no information, when
negotiating with strangers, whose bargaining power and status are greater.
Confidence can occur naturally over time, but negotiators rarely have such
opportunities. So sometimes it seems that the easiest way to negotiate is not
risking, safely, cautiously, making agreement with a number of compromises,
concessions and with exchange of some kind information. However, in order to
avoid risks we can lose enormous opportunities and not to achieve optimal results.
Confidence in business negotiations, business meetings can be strengthened
in the following ways:
• Use elementary, precise and convincing concepts. Confidence is raised by
understandable words. Credibility is very easy to drown in the multitude of words,
terminology, international or other words, especially if they are not clear to the
interviewer opponent.
• Avoid negative expressions and formulations. Negative expressions and
formulas should be modified into phrases which predisposes positively.
• Talk about the interviewer desires, interests and needs. This means that
you have to talk with your interlocutor about that what he would like to hear. This
does not mean that you have to indulge him. Just other person wants to talk with
you about: his goals, interests, and benefits and wish that you will understand and
accept all this.
Try to avoid the following wording:
"I would like ..."
"For me, this looks interesting ..."
"I came to the conclusion ..."
Change the wording as follows:
"You want to ...”
"You will be interested to know ..."
"You probably could say that ..."
• Use words that represent trust. To create the compelling text is not difficult
- you just need to tie with so-called trust words. These words have not meaning
and value solely, but they express or cause emotions for us also.
• Provide numbers and specific facts. The numbers in your language will provide
the reliability and feasibility.
Trust can be described as an assumption that others will behave the way you
expect. In other words, it means that other people, institutions or organizations
will meet your expectations. When we trust, we hope that we will get the results
desired. When we have confidence in other people, we give them greater freedom
of action. When our trust is too low or when it is total absence, then we are trying
hard to control all business conversations and relations.
Trust always involves some risk in deciding what is worth trust. Being
entrusting we are like betting thereon how will behave other people, and what will
be the consequences of their activities. In cases when the behavior of trust objects
do not meet the expectations, we are losing a bet. Decision to trust may facilitate,
for example, the behavior of confidence objects in the past, in other words, their
reputation. Often we rely just on facts: if man promised and made good on
something, then it's quite responsible. And when he complied with words more
than one or two times he has to be trusted. Genuine confidence is being developed
13
at regular and long-term business relations. But what does sustainability mean? In
the business relations cannot be created rules: "Sign the contract only in the fifth
meeting, talk about the real needs and desires only after two hours of business
communication", "Put aside advance payments for up to one year cooperation...".
But the benefits of trust are unambiguous: only relying on each other during
negotiations and business communication, it will be possible to achieve common
goals. You need to look for confidence not only in other people but also in
yourself. Refer to what you already know – to your personal characteristics,
especially those in which you can be proud of and you would like to develop.
Trust is a precondition for successful cooperation and the result. Confidence
plays a positive impact on the confident person, relationship in negotiating group,
organization represented, for relations with the other negotiating side. It liberates
and mobilizes the negotiator actions, encourages creative, innovative activity
towards others, it reduces uncertainty and risk and increases the possible options
for action. Trust is necessary in order to feel that negotiating partner or
interlocutor will not betray us, that we could work and schedule the work together,
would risk and communicate securely.
Conclusions
1. All business negotiations are concerned with risk. Therefore it is very
important confidence in the other side of the negotiations. Confidence is
particularly weak when it is a lack of information, when it is negotiations with
strangers, who have greater bargaining power and status. Confidence can occur
naturally over time, but negotiators rarely have time and opportunity to afford
such a luxury. So sometimes it seems the easiest way is to negotiate without risk,
safely and carefully, making agreement, with a few compromises, multiple rates
and with a slight exchange of information. However, in order to avoid risks we
can lose enormous opportunities, not to achieve the optimal results.
2. Negotiators, like all other people, are characterized by stereotypes.
Stereotypes rarely emerge from personal experience. Often people pick them up in
childhood from parents, teachers, from people of the group they belong, from
media sources. Stereotypes are polished, blurred if people from different groups
come into close cooperation by discovering more about each other in order to
achieve common goals. Thus, the images of the interviewer, negotiations opponent
is formed on the basis of stereotypes. How much is accurate stereotypical image of
the first impression it’s quite difficult question. On the one hand, almost every
adult having experience can describe such characteristics of his interviewer quite
accurately by clothing, language, manners and behavior: psychological
characteristics, age, social class, profession. However, this operates accurately in
neutral situations, while in others, where people are interested in each other, there
is the potential for higher or lower error.
3. Inequality of negotiation opponents, interlocutors is causing
comprehension errors, arising from the advantage factor. This scheme is as
follows: when we meet with someone, having some kind of advantage, we tend to
treat him more positively than it would be if we were equal under that parameter.
14
And on the contrary - if we have certain advantages against our interlocutor, then
our own advantage we move to our other properties (parameters). Thus, the
advantage is fixed by only one parameter, and self-overestimation (or
underestimating) is transferred to many properties. However, this scheme is
activated only when there is a significant advantage, but not small.
4. The pre-formed opinion has a very significant impact on the development
of an opponent’s, the interviewer’s understanding and trust. This determines how
the recipient accepts and interprets information. It is found that is very difficult to
refute false ideas, untruth, if the interviewer this justifies logically. This
phenomenon (called belief sustainability) shows that beliefs can live their life and
even after the destruction of evidence they can survive. So misperception about
other people or about ourselves may continue to live, to exist, despite disrepute.
To change opinion is needed much stronger evidence and arguments than to create
it.
5. It is very important to be able to take off the mask, to be open and sincere
with the interviewer at the beginning of the business negotiation, business
meeting. In the open, honest communication it is impossible trust worthy
relationship. To better understand the peculiarities of our business relationship
with another man we need to take interest in his reaction to our behavior in
specific situations, the ability to assess the real consequences of our deeds,
expressions. With this information - how we are perceived, understood and valued
by different people - we can see ourselves in several different faces and modify
our behavior in subsequent stages of the business relations in the right direction,
avoiding the problems of starting conversation and confidence-building.
Ананьева Е.П., к.фил.н.
доцент, докторант
государственное учреждение «Южноукраинский национальный
педагогический университет им. К.Д. Ушинского»
Украина, г. Одесса
Россия, г. Севастополь
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ
В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОСТИ
В статье рассматривается вопрос о месте и роли образовательной
составляющей в социокультурном пространстве современности.
Указывается, что образовательная составляющая является ключевым
фактором в процессе развития социокультурной сферы, призванной
усовершенствовать социум глобализированного мира.
Ключевые слова: глобализированный мир, образовательное
пространство,
образовательная
составляющая
социокультурного
пространства, социокультурное пространство.
В последнее десятилетие исследователи все чаще адресуются к идее
социокультурного пространства для разрешения философских, социально15
педагогических, организационных, управленческих задач. Понятие
«социокультурное пространство» рассматривается на уровне региона,
страны и всего мира в целом. Этот факт нередко приводит к отождествлению
понятий «социокультурное пространство», «социальное пространство»,
«образовательное пространство» (А.П. Лиферов, Э.Д. Днепров). Некоторые
работы рассматривают вместе с социокультурным пространством проблемы
личности и общества
(И.Д. Фрумин, Д.Б. Эльконин). Отдельные
исследования изучают социокультурное пространство как событийное
явление, ситуацию развития (Н.М. Борытко), как культурнообразовательную систему (О.В. Гукаленко) [1, С.36-40].
Понятие «социокультурное пространство» можно соотнести с двумя
взаимосвязанными понятиями – «социальное пространство» и «культурное
пространство». Это связано с тем, что трансформация общества приводит к
увеличению влияния не только социальных процессов, но и культуры.
Однако, для того, чтобы понять социокультурное пространство, нельзя
просто объединить социальное и культурное в одно целое. Как утверждает
исследователь И.В. Тулиганова, собственно пространственная парадигма в
социокультурном измерении позволяет увидеть культуру и социум как
системное единство, обладающее особой структурой, определенными
элементами однородности и одновременно – многомерности [2, c. 25].
Трансформация общества приводит к увеличению влияния не только
социально-культурных процессов, но и систем образования. В связи с этим
часто культурное пространство увязывается с проблемами науки и
образования – всего того, что лежит в основе образовательного
пространства. Так, российский ученый А. Хуторской рассматривает
социокультурное пространство как эвристическую среду [3, c. 23–57].
Украинская
исследовательница
А.Д.
Цимбалару
под
понятием
«социокультурное пространство» понимает именно «образовательное
пространство» — педагогический феномен встречи и взаимодействия
человека с окружающими его элементами-носителями культуры [4].
Как представляется, понятие «социокультурное пространство»
объединяет две составляющие: идею пространства и идею олицетворения
духовности — культуры, науки и образования, норм права и ценностных
ориентаций. Социокультурное пространство характеризуется культурнообразовательной,
культурно-правовой,
культурно-ценностной
протяженностью,
структурным
взаимодействием
образовательных,
правовых,
ценностных
систем,
ценностно-культурных,
научнообразовательных, правовых событий. Социокультурное пространство
неотделимо от представлений о культурно-образовательной и культурнонаучной инфраструктуре общества, его социокультурном и ценностном
потенциале. Социокультурное пространство — интегрирующая идея, вокруг
которой возрастает стратегия развития науки и образования, норм права и
ценностей социума [5, С. 167-170].
В наше время уровень развития и применения современных
16
технологий
обусловливается
главным
образом
–
степенью
интеллектуализации общества, его способностью вырабатывать, осваивать и
прилагать новые знания. В этой ситуации образовательная составляющая
социокультурного
пространства,
обеспечивающая
регулярное
многоаспектное взаимодействие личности и социума, становится одним из
наиболее значительных социальных институтов. К образованию
предъявлены принципиально новые запросы, которые объединены с
необходимостью замены системы ценностей общества в направление
открытости, культуры, толерантности. Иллюстрацией этому может служить
Комплекс противоречий глобализируемого мира, отраженный в
современном социокультурном пространстве и сформулированный в
Докладе Международной комиссии по образованию для XXI века
«Образование: сокрытое сокровище», представленном ЮНЕСКО. К таким
противоречиям авторы доклада причисляют следующие: противоречие
между глобальными и локальными проблемами: человек должен
становиться гражданином мира без утраты собственных корней и при
активном участии в жизни своего народа; противоречие между
универсальным и индивидуальным: в условиях глобализации культуры
существует опасность забвения уникального характера каждой личности и ее
предназначения; противоречие между традициями и современными
тенденциями: диалектическая связь собственной независимости со свободой
и развитием других; противоречие между долгосрочными и краткосрочными
задачами; противоречие между необходимостью соревнования и
стремлением к равенству возможностей; противоречие между развитием
знаний и ограниченными возможностями их усвоения человеком;
противоречие между духовным и материальным [6, с.58–59].
Из этого исходит мысль о том, что, несмотря на выраженный запрос
социума, всеобщее социокультурное пространство пока не в состоянии
удовлетворить усиливающийся спрос на качество, объем и возможность
приложения образования. Наличествует вероятность разрыва между
социальными потребностями в овладении знанием и возможностями их
удовлетворения [5, с. 167-170]. Это приводит к возникновению
противоречия между правом человека на получение знаний, понимаемым
уже как естественное право, и традиционными системами образования.
Возникает вопрос о практике формирования образовательной системы, в
которой могло быть разрешено противоречие между обществом и
образованием [7].
В связи с этим в стремлении к перспективе глобального
мультикультурного
общества
приходится
утверждать,
что
для
образовательной
составляющей
социокультурного
пространства
современности приоритетной усматривается культурообразующая модель,
так как она базируется на национальных особенностях научного знания в
каждой отдельной стране и перспективна для глобального сообщества в
целом. Исходя из этого, образовательная составляющая новой парадигмы
17
социокультурного пространства состоит в том, что знаниевоориентированный
подход
должен
уступить
место
личностноориентированному,
основанному
на
культурологическом
знании,
нацеленному на высвобождение креативной энергии личности. Такой подход
входит в глобальный процесс. В этом случае на смену рецептивноотражательному пособу мышления человека приходит конструктивнодеятельностный. Думается, именно он в большей степени отвечает
гуманистическому
мышлению,
поскольку
в
своей
личностной
ориентированности полагает высвобождение креатива личности.
Усиление творчески-креативной компоненты в рецептивноотражательном процессе овладения знанием, на наш взгляд, действительно
может способствовать становлению личности, которой предстоит жить в
«беспрецедентных» условиях глобализма. А в целом заявленная личностноориентированная
образовательная
составляющая
социокультурного
пространства современности в его социально-философском прочтении
является ключевым фактором в процессе развития социокультурной сферы,
призванной
усовершенствовать
фрагментированный
социум
глобализированного мира.
Использованные источники:
1. Леонова, О. Образовательное пространство как педагогическая
реальность. // Alma mater (Вестник высшей школы). – 2006. № 1. – С.36–40.
2. Тулиганова, И. В. Социокультурное пространство современного города:
дисс. канд. филос. наук. – Саратов. –2009. – С 25.
3. Хуторской, А. В. Образовательное пространство СНГ: проблема
сравнительной педагогики. М.: ИНЭК, 2006. – 247 с.
4. Цимбалару, А. Д. Компонентно-структурний аналіз поняття «освітній
простір».
[Электронный
ресурс]
URL:
www.rusnauka.com/20_PRNiT_2007/Pedagogica/23997.doc.htm
(дата
обращения 21.07.2015).
5. Изюрова, Е. Н. К вопросу о методологии социокультурного
конструирования современного образования. // Сб. статей по мат-лам межд.
науч.-практ. конференции. – Великий Новгород, 2012. – С. 167–170.
6. Национализм в эпоху глобализации. – [Электронный ресурс] URL: Allpolitologija.ruall-politologija.ru/.../nacionalizm-v-epoxu-globalizacii
(дата
обращения 22.07.2015).
7. Дюпуи, И. А. Международные интеграционные процессы в образовании.
СПб, 2003. – С.58–59.
18
Беляев С.А., к.т.н.
доцент
кафедра математического обеспечения и применения ЭВМ
Санкт-Петербургский государственный электротехнический
университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина)
Кудряков С.А., д.т.н.
заведующий кафедрой радиоэлектронных систем
Санкт-Петербургский государственный университет гражданской
авиации
Россия, г. Санкт-Петербург
ПРЕДНАМЕРЕННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТРЕНДЫ И ИХ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Аннотация.
В статье рассматриваются вопросы автоматизированного контроля
деструктивных информационных трендов, распространяемых в сети
интернет, и предлагается создание комплексной системы, позволяющей
обнаруживать подобные действия.
Ключевые слова.
Информационный
тренд,
деструктивная
информация,
психологический дисбаланс, социальная напряженность.
По мере развития и совершенствования современных техногенных
систем на фоне снижения доли физического труда наблюдается увеличение
умственных и психических нагрузок, связанных с расширением сферы
деятельности человека и
увеличением количества перерабатываемой
информации.
Механизмы психологических нарушений, вызванных нагрузками,
превышающими индивидуальные границы адаптированности, затрагивают
не только эмоциональные слои психики, но и влияют на когнитивные
уровни, мировоззренческие установки и систему мотивации личности. Эти
процессы часто сопровождаются повышением личностной тревожности,
напряженности и конфликтности и, следовательно, расширяют область
негативных воздействий на других окружающих людей.
Хронический когнитивный диссонанс, помимо прочего порожденный
процессами глобализации и усугубления экономического кризиса, приводит
к возрастанию угрозы межнациональной и межконфессиональной
напряженности и агрессивности в обществе [1].
Многие искаженные и деструктивные стереотипы восприятия
действительности внедряются в сознание человека преднамеренно. Либо из
стремления к экономической выгоде, либо для втягивания его разнообразные
политические игры. Умелое манипулирование информационными трендами,
культивация сомнительных привычек и способов поведения сочетается с
«раскачкой» общества и может привести к массовым беспорядкам и даже
революциям, как это недавно наблюдалось в ряде арабских стран.
19
Деструктивное информационное воздействие широко использовалось в
событиях на Украине. Подобные информационные методы воздействия на
общество имели место и в истории России [2].
Информационные потоки интернет сегодня являются практически
бесконтрольными и представляют серьезную опасность для детей и
молодежи
Обнаружение запуска спланированных информационных трендов и
своевременное оповещение об этом самых широких слоев населения
является одной из важнейших задач обеспечения безопасности общества
[1,3].
К числу основных направлений работы по обеспечению
информационной безопасности общества могут быть определены
следующие задачи:
- выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие деятельности
преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих
своей целью внедрение в массы идей преступной направленности с
использованием сети Интернет;
-контроль появления новых преступных групп, отдельных лиц и
общественных объединений;
-контроль
деятельности
организованных
преступных
и
террористических группировок с использованием сети Интернет.
В общем случае в сети интернет размещается текстовая информация,
фотографии и видео, при этом автоматический анализ фото и видео
продукции существенно затруднён. Текстовая информация, размещаемая в
средствах массовой информации, в социальных сетях, форумах, блогах,
гостевых книгах и рекламных блоках может содержать информацию с
призывами
к
насилию,
межнациональной
розни
и
подрыву
конституционного строя Российской Федерации. Данные тексты влияют на
эмоциональное состояние пользователей сети интернет и на
психологическую безопасность общества в целом.
Объём текстовой информации, требующей контроля, уже на настоящее
время превышает десятки тысяч печатных страниц и их число постоянно
увеличивается. При этом часть текстов повторяется, перепечатывается, но
появляется и новая информация. Существенное влияние на это оказывает
бурное развитие социальных сетей (таких как «ВКонтакте»,
«Одноклассники» и т.п.), которые быстро замещают форумы и гостевые
книги.
Ручной контроль огромных объёмов информации и всё возрастающего
количества источников информации существенно затруднен, особенно когда
необходимо не просто найти текст по ключевым словам и можно
воспользоваться стандартными инструментами поисковых машин, а
требуется выяснить семантику текста. Эксперту для этого необходимо хотя
бы поверхностно прочитать содержимое публикации, сообщения или
заметки, размещённой в сети интернет. Эффективное решение данной задачи
20
вручную не представляется возможным. Во-первых, в связи с большим и
непрерывно возрастающим количеством источников информации, вовторых, с большим объёмом самой информации, требующей анализа. В
связи с этим необходима автоматизация наиболее трудоёмких частей.
В настоящее время существует множество программных продуктов,
реализующих функции автоматизированной обработки текстовых
документов, например, «Интеллектуальный партнер» (http://intelpart.by/)
TextAnalyst (http://analyst.ru), контур информационной безопасности
SearchInform (http://searchinform.com/), Fact Extractor Desktop (http://rco.ru/) и
ряд других
Эти разработки могут быть использованы для создания единой
системы информационного контроля, выполняющей по выявлению и
контролю преднамеренных информационных трендов с целью воздействия
на пользователей сети интернет [4].
В результате реализации и внедрения данной системы появится
возможность
– выявлять, предупреждать, пресекать и раскрывать деятельность
преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений на ранних
стадиях;
– выявлять тенденции по распространению информации;
– увеличить область охвата по сравнению с традиционными методами
поиска;
– сократить время реагирования при возникновении новых
информационных трендов;
– освободить экспертов от рутинных операций, что позволит
сосредоточиться на анализе семантически значимых событий.
Объединение усилий специалистов различной отраслевой и
ведомственной принадлежности, безусловно, будет способствовать
повышению эффективности системы мониторинга и анализа информации,
учитывающей насущные проблемы, как психологической безопасности
человека, так и социальной безопасности.
Использованные источники:
1. Кудряков С.А. Актуальные аспекты психологической безопасности
личности и общества//Здоровьесберегающее образование, №1, 2013, с.98101.
2. Кудряков С.А. Размышления о виртуальной истории, или куда бежит
«Идиот»?// КЛИО, №1, 2013, с. 135-138.
3. Кудряков С.А., Станкевич П.В., Ситников В.Л. Психологическая
безопасность как основа стабильного развития личности и общества.//
Психолого-педагогические проблемы формирования единого евразийского
пространства.- СПб.: МИЭП, 2012, с.52-59.
4. Солодухин А.И., Романенко С.А., Беляев С.А., Медведева Я.И. Подход к
построению комплексной системы предупреждения преднамеренных
информационных трендов на основе семантического анализа текстовых
21
ресурсов в сети Интернет.// Актуальные проблемы психологической
безопасности:
Сборник трудов регионального совещания, (г. СанктПетербург, июнь 2012 г.) – СПб.: Свое Издательство, 2012, с.79-85.
Быков В.М., д.э.н., к.и.н.
профессор
кафедра менеджмента
Зайченко В.Г.
аспирант
Мухамадиев И.Ш.
аспирант
Международная академия бизнеса и новых технологий (МУБиНТ)
Россия, г. Ярославль
РОЛЬ КОММУНИКАЦИЙ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЭФФЕКТИВНЫХ
УСЛОВИЙ ТРУДА
Аннотация: в статье рассматривается роль коммуникаций в
обеспечении эффективных условий труда работающих на предприятиях
нефтегазового комплекса Республики Коми. Приведены, в этой связи,
материалы социологических исследований.
Ключевые слова: условия труда, коммуникации, коммуникационное
пространство, социально-трудовые отношения, вахтовый метод работы.
Условия труда, выступающие в качестве совокупности факторов
производственной среды и трудового процесса, оказывают существенное
влияние на организм человека, его физиологические и психические функции
во время трудовой деятельности. Именно они во многом определяют
работоспособность и производительность труда персонала предприятий.
Условно факторы объединяют в следующие группы:
1.
Социально-экономические, включающие законодательную и
нормативно-правовую базу.
2.
Технические и организационные, обусловленные конструкцией,
особенностями средств и предметов труда, применяемых технологий,
средств защиты, а также организационными формами производства и
управления.
3.
Естественно-природные – географические, климатические,
геологические, биологические.
4.
Социально-психологические, обусловленные характером и
особенностями взаимоотношений людей и их групп в трудовой
деятельности, личными и групповыми ценностями в сфере труда, системой
информации и коммуникаций в организации.[5]
Если первую и третью группы факторов можно отнести к
составляющим внешней среды, то первая и четвёртая – сугубо элементы
внутренней среды хозяйствующих субъектов, прерогатива менеджмента
предприятий, критерий его искусства и научного подхода к управлению.
22
При этом важнейшим инструментом формирования эффективных условий
труда являются, по нашему мнению, действенные коммуникации. Данное
утверждение базируется на следующей аргументации:

коммуникации являются своего рода «лакмусовой бумагой», т.е.
индикатором правильности применяемых в организации на определённый
период её функционирования организационных форм управления. Это в
значительной мере касается крупных вертикально интегрированных
компаний, особенно осваивающих статус транснациональных;

при разнообразных формах организации труда (что «по
определению»
присуще рыночной экономике) именно коммуникации
призваны в наибольшей степени оперативно адаптироваться к
изменяющейся ситуации;

в условиях, когда время становится стратегическим ресурсом
формирования
конкурентоспособности
субъектов
хозяйствования,
современные многовекторные коммуникации являются определяющим
сигнализирующим инструментом необходимых преобразований в системе
производственно-хозяйственной деятельности;

коммуникациям отводится значительная роль в формировании
здоровых социально-трудовых отношений, поскольку современные рабочие
коллективы (особенно временные, вахтовые и т.п.) нередко объединяют
людей различных возрастов, образования, уровней культуры, национальных
особенностей и т.п.
О конструктивной роли коммуникаций свидетельствуют обстановка и
настрой непосредственно в трудовых коллективах. Так, исследуя условия
труда в ряде производственных коллективов нефтегазового комплекса
Республики Коми, авторы статьи выявили следующий калейдоскоп мнений
работающих, которые определили связь условий труда с социальнопсихологическим предназначением коммуникаций.
На вопрос: «Что на ваш взгляд необходимо предпринять для снижения
предпосылок, ведущих к стрессу?» абсолютное большинство (87%)
управленцев одной из сервисных компаний ОАО «ЛУКОЙЛ» на первое
место поставили ответ: «ставить работнику конкретные и выполнимые
работы с оценкой сроков и качества промежуточных этапов работы».
Понятно, что без отлаженных коммуникаций по линии «руководитель –
подчинённый» подобную задачу не решить.
Мастера этого же предприятия на вопрос: «Какие дополнительные
меры необходимо предпринять для эффективного отбора работников на
должность мастера» в числе важнейших мер выделили следующее: «придать
формированию резерва мастеров большую гласность, изучая при этом
мнение рабочих, профсоюзной группы, коллег по предыдущему месту
работы и т.п.». Также
в плане повышения эффективности
коммуникационного поля было предложено учитывать мнение мастеров при
выработке управленческих решений в сфере производственной
23
деятельности, что повысит их качественный уровень. А на вопрос: «Что вы
как представитель работодателя (по отношению к рабочим) считаете
необходимым сделать для улучшения социально-трудовых отношений?»
были даны ответы, в полной мере отвечающие коммуникационной политике:
«создавать максимально возможные условия для удовлетворённости
рабочим своим рабочим местом», «проводить обучение мастеров приёмам
управления персоналом», «по вопросам социально-трудовых отношений
улучшить обратную связь с руководством предприятия».
При ответах на вопрос: «Какие на ваш взгляд меры необходимы для
дальнейшего
совершенствования
мотивационной
политики
на
предприятии?»
большинство рабочих данного коллектива выделило:
«своевременно реагировать на все значимые события в жизни работников, а
не откладывать чествование до определённых праздников». На наш взгляд,
подобная содержательная составляющая ответа призвана выступать одним
из критериев «глубины» коммуникационных процессов.
Необходимость в такой оценке базируется, в частности, на мнении
управленческого состава исследуемой организации. Так, на вопрос: «Что на
ваш взгляд необходимо сделать, чтобы способствовать стиранию
психологических барьеров «мы/они» (рабочие и управленцы, работники
основного и вспомогательного производств и т.д.)?» работники аппарата
управления в числе приоритетных выделили два ответа: «выработать
систему регулярных деловых встреч руководителей и ведущих специалистов
с трудовыми коллективами», и «совершенствовать коммуникации по
вертикали
(«руководитель-работник»)
и
горизонтали
(«работникработник»)».
В этой связи заслуживает внимания практика ОАО «Роснефть».
Инструментарий внутренних коммуникаций, определённый Стандартом
Компании, включает в себя: корпоративную газету; информационные
стенды; встречи руководителей с трудовыми коллективами; исследования
мнения работников; «ящики» обратной связи, корпоративный телефон
электронная почта; приём по личным вопросам. При этом, в части деловых
встреч руководителей предприятий с трудовыми коллективами структурных
подразделений, Стандарт чётко прописывает как технологию проведения
деловых встреч, так и их регулярность: для генеральных директоров
дочерних предприятий - 1 раз в полугодие, для их заместителей – 1 раз в
квартал.[1]
Совершенствуют коммуникационную политику и структурные
предприятия ОАО «ЛУКОЙЛ». Так, в ТПП «ЛУКОЙЛ-Севернефтегаз»
(ООО «ЛУКОЙЛ-Коми) модернизировали механизм коммуникаций с
мастерами. В частности, это касается проведения Дня мастера.
Раньше руководители предприятия, начальники цехов сами выезжали
на нефтепромыслы и непосредственно в цехах вели диалог с мастерами,
отвечали на вопросы, информировали о делах предприятия. Но в этом были
и свои минусы: в разных аудиториях, на удалённых друг от друга
24
месторождениях зачастую озвучивали одни и те же проблемы, то есть
слишком много времени у управленческих работников тратилось на поездки
и повторы.
В итоге, в целях создания эффективного взаимодействия руководства и
мастеров, с апреля 2015 года был определён вариант коллективного общения
с руководителями первичных трудовых коллективов. За две недели до
каждого такого совещания формируется перечень докладов и тем для
обсуждения, после чего подготавливается соответствующая информация.
Она может носить инструктивный, методический и распорядительнорегламентирующий характер. На Дне мастера стал широко практиковаться
обмен передовым опытом[4]
Исследуя мнение работников одной из нефтедобывающих организаций
в части изыскания дополнительных мер по укреплению социально-трудовых
отношений, нами были получены предложения (расположены в порядке
представленной в ответах значимости):
1.
Обеспечение работнику условий для карьерного роста с
информацией со стороны руководства вариантов карьеры и оценки
прохождения её этапов.
2.
Широкое информирование работников о перспективах развития
предприятия и имеющихся проблемах.
3.
Системное обучение руководителей всех уровней умению
работать с людьми.
4.
Формирование паспорта потребностей каждого работника и
создание условий для их удовлетворения (в обмен на высокоэффективный
труд и лояльность работника к предприятию).
5.
Расширение видов неформального общения руководителей
предприятия с работниками.
6.
Введение в корпоративной газете рубрики «вопрос-ответ», где
сотрудники аппарата управления давали бы ответы на интересующие
работников вопросы.
7.
Формирование первичных трудовых звеньев с учётом
психологической совместимости.
8.
Публикация в корпоративной газете наиболее важных приказов
по предприятию, касающихся социально-экономической жизни коллектива и
хода их выполнения.[2]
Как видно, абсолютное большинство ответов направлено на
повышение роли коммуникационной составляющей в системе мер по
улучшению условий труда. Та же тенденция прослеживается и в ответах
работающих в этом же коллективе на вопрос: «Что на ваш взгляд
необходимо сделать для повышения инициативы работников в отношениях
«работодатель-работник»?». Ответы:
1)
«своевременно поощрять инициативу работников» (296
ответивших);
2)
«создать обстановку, когда в инициативе работников будет
25
необходимость, и она не будет наказуема» (166);
3)
«важные
управленческие
решения
принимать
после
предварительного обсуждения их проектов в трудовых коллективах» (122);
4)
«инициативных работников вносить в резерв кадров на
выдвижение, придавая данной процедуре широкую гласность» (116);
5)
«информировать работников о реализации на практике их
предложений или причинах отклонений» (113).
Апогеем интеграции коммуникаций в системе создания эффективных
условий труда является, по нашему мнению, коллективный договор
администрации и трудового коллектива хозяйствующих субъектов. Именно
разнообразные – как по вертикали, так и по горизонтали, и диагонали –
прямые и обратные коммуникационные потоки в среде работающих
являются «питательной» средой для выработки действенного соглашения
субъектов социально-трудовых отношений. В этой связи нами было
исследовано отношение работников к существующему механизму
выработки и качественной составляющей коллективного договора.
Анализ результатов, полученных в одной из ведущих буровых
организаций г. Усинска, показал, что 47% работников буровых бригад не
принимали участия в выработке коллективного договора и не знают его
содержания. Однако, 42% ответивших признали, что хоть и не принимали
участия в выработке данного документа, но его содержание знают. И лишь
12% из числа опрошенных работников принимали участие в данной
процедуре и знают содержание коллективного договора.
На вопрос: «Удовлетворяет ли вас механизм разработки и принятия
коллективного договора?» рабочие ранее упоминавшейся (структурного
подразделения ОАО «ЛУКОЙЛ») организации ответили следующим
образом:
- «да, удовлетворяет: предприятие по мере возможностей стремится
удовлетворить пожелания работников» – 30,4%;
- «удовлетворяет не в полной мере, поскольку очень многое в его
содержании заранее предопределено вышестоящей организацией» - 42%;
- «не удовлетворяет, поскольку и руководство предприятия, и
профсоюзная организация лишены самостоятельности в плане расширения и
финансирования отдельных составляющих коллективного договора. Всё
решает вышестоящая организация» - 27,6%.
При исследовании нами деятельности профсоюзных организаций как
субъекта социально-трудовых отношений (на предприятиях ТЭК Республики
Коми) участникам опроса (в большинстве своём членам профсоюза) был
поставлен вопрос: «Знаете ли вы условия и порядок формирования и
предоставления набора социального пакета в организации?». Ответы
распределились в следующем соотношении:

«предприятие проводит осознанную социальную политику, но
пожелания работников принимаются во внимание не в полном объёме»
(36,4%);
26

«да, он принимается с учётом мнения трудового коллектива»
(26,1%);

«нет, так как неизвестна доля каждого работника в сумме
средств, выделенных организацией на социальный пакет» (17,5%);

«нет, решение о содержании пакета принимает работодатель»
(11,2%);

«да, но не учитываются потребности реальных условий работы»
(8,8%). [3]
Полученные результаты анализа свидетельствуют об имеющихся
резервах коммуникационного характера.
Условия труда работников всех северных предприятий нефтегазового
комплекса имеют особую востребованность в совершенствовании
внутреннего коммуникационного пространства. Объясняется это массовым
применением вахтового метода работы, когда у работников происходит
чередование длительных по продолжительности периодов работы и отдыха,
как правило, в различных местах расположения.
Отмеченные особенности вахтовой организации труда снижают
возможности работников по их участию в управлении предприятием в
пределах структурных подразделений и их трудовых коллективов. Участие в
работе всевозможного вида коллегиальных органов, обсуждение насущных
проблем на собраниях, совещаниях, конференциях соответствующего
уровня, длительное обучение практически для вахтовиков (особенно
межрегиональных) - не доступно. Причина тому - продолжительный и
напряжённый труд в течение вахтового периода (т.е. отсутствием времени и
возможностей для внепроизводственной деятельности), а также
необходимость и желание работников в полном объёме использовать время
отдыха в отрыве от места работы (в местах постоянного проживания, где
находится семья, близкие и друзья).
Характерное отличие вахтовых коллективов заключается в том, что
они состоят из людей различных специальностей, различного возраста,
социального статуса, с различными привычками в бытовом укладе, что
является серьёзным препятствием в обеспечении полной сплочённости
группы. При этом можно говорить и об обратном явлении – когда
длительное пребывание групп в замкнутой среде не всегда ведёт к росту
сплочённости.[6] Чаще всего проявляется обратная тенденция: падение
сплочённости к концу нахождения группы в указанных условиях. Возникает
это в результате длительного отсутствия работника вдали от семьи, друзей,
любимых
занятий,
что
обусловливает
развитие
негативных
психоэмоциональных реакций, дискомфорта, конфликтности, агрессивности
и является своеобразным психологическим проявлением экстремальности
условий экспедиционно-вахтового метода труда.
То же самое относится и к показателям удовлетворённости членов
группы межличностным общением. В данном случае большое значение
имеет изучение специфики структуры вахтовой бригады, её групповой
27
динамики, взаимоотношений и совместимости членов бригады.
Вариативность работников в значительной степени отражается на их
восприимчивости корпоративной культуры и способности формировать
бесконфликтную обстановку.
Данную характеристику усугубляет
постоянная межвахтовая миграция членов бригады, что не способствует
повышению уровня таких групповых характеристик как «чувство локтя»,
«сработанность» и т.п.;
Кроме того, территориальная разбросанность структурных единиц
(напр. буровых бригад), цехов и участков нарушает традиционные
представления об их организационном единстве (в т.ч. работе, что
называется, «под одной крышей»). В таких условиях трудно реализовать
принцип единого коммуникационного пространства, полнокровного
межличностного общения, выработки коллегиальных решений и
направлений деятельности. Данная компонента, опять же, не способствует
формированию единой коллективистской идеологии, что в значительной
мере присуще трудовым коллективам, работающим по стандартной схеме
режима труда и отдыха.
Отмеченные особенности условий труда работников северных
предприятий нефтегазового комплекса в контексте их коммуникационного
обеспечения требуют, на наш взгляд, как новых теоретических осмыслений
данного явления, так и поиска нестандартных практических мер
прикладного характера.
Использованные источники:
1.Быков В., Пичко Н. Корпоративная культура в системе социальнотрудовых отношений. Журнал «Общество и экономика», №3 2009. – С.136138.
2. Быков В.М. Формирование конкурентоспособного персонала в условиях
вахтового метода работы (на примере нефтегазовой отрасли). Монография.
Ярославль: Аверс Плюс. 2011. – С100-101.
3. Быков В.М. Управление конкурентоспособностью вахтового персонала:
Монография / В.М.Быков. – Ярославль: Аверс Плюс, 2014. – С.156.
4. Веселов М. Сержантский состав в действии. «Северные ведомости».
Корпоративная газета ООО «ЛУКОЙЛ-Коми» от 8.05.2015 г.
5. Иванова Н.А. Экономика и социология труда. Электр. Ресурс. Режим
доступа: http://be5.biz/ekonomika/t003/toc.htm
6. Кричевский Р.Л., Дубовская Е.М. Социальная психология малой группы. –
М.: Аспект-пресс, 2001. – 318 с.
28
Ваградян Э.А.
студент 4-го курса
направление «Психология»
Российско-Армянский (Славянский) университет
Армения, г. Ереван
АНАЛИЗ СПОСОБОВ ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ ФОБИЙ В КОНТЕКСТЕ
РАЗЛИЧНЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И
ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ НАПРАВЛЕНИЙ
Аннотация. В данной статье проводится теоретический анализ
различных методов избавления от фобий в рамках психотерапевтических
направлений,
таких
как
когнитивно-экспозиционная
терапия,
систематическая десенсибилизация, психоанализ, НЛП и др. Статья
направлена на выявление специфических особенностей каждого из
вышеприведенных психотерапевтических направлений.
Ключевые слова: фобии, когнитивно-экспозиционная терапия,
систематическая десенсибилизация, психоанализ, НЛП.
Избавление от фобий фактически невозможно без профессионального
вмешательства психотерапевта, поскольку они носят постоянный,
навязчивый характер, препятствуя нормальному ходу жизни человека, а
также потому, что фобии в большинстве случаев являются следствием
тяжелого переживания, длительного стресса, психотравмы, депрессии либо
одним из проявлений невроза. Поэтому профессиональное вмешательство
является необходимым.
Психология не стоит на месте и имеет активное развитие и
распространение,
характеризующиеся
возникновением
все
новых
психологических и психотерапевтических школ и направлений, каждое из
которых предлагает свои методы и способы помощи в процессе
освобождения от различного рода психологических проблем. Это ставит в
ряд основных задач психологии воспитание «свободной личности»,
имеющей твердую самоконцепцию, способной к самореализации,
нравственно совершенной и социально активной [1]. Это же касается и
области фобий. Ниже представлены наиболее распространенные техники
терапии фобий.
1. Когнитивно-поведенческая терапия (CBT)
Этот метод предполагает воздействие на мысли и убеждения пациента,
а также на модели его поведения. Он основан на двух основных
составляющих:
а) Когнитивная терапия – этот метод главным образом сосредоточен
на мыслях и убеждениях пациента, а также на тех моделях поведения,
которые они вызывают. У каждого из нас существуют некие автоматические
модели мышления, о которых мы обычно и не подозреваем. Эти модели
могут влиять на нашу способность объективно воспринимать реальность, и
поэтому они часто приводят к стрессам. Например: многие люди, которые
пострадали в транспортной аварии, боятся вновь сесть за руль автомобиля,
29
поскольку думают, что "это обязательно повторится". Анализируя это
ощущение, мы понимаем, что если водитель будет вести себя осторожно, то
шансы повторной аварии невелики.
б) Экспозиционная терапия – это второй компонент когнитивноповеденческого метода лечения. Прямое, мужественное противостояние
травме осуществляется посредством так называемой "экспозиции". Пациент
мысленно представляет себе происшедшее, говорит о нем и постепенно
подвергается воздействию различных сигналов, которые напоминают ему о
травме. Эта процедура повторяется несколько раз в безопасной обстановке и
под наблюдением терапевта. Сначала данный метод терапии вызывает
сильнейшие эмоции, но на определенном этапе пациент "привыкает" к
мыслям о травме, и они уже не властны над ним [2].
В случае с абстрактными фобиями метод экспозиционной терапии
осложняется, и для борьбы с данным видом фобий применяются иные
техники, о которых будет сказано дальше.
Следует также отметить, что метод экспозиционной терапии может
подойти далеко не всем, поскольку, в случае если у человека пониженный
порог чувствительности либо он слишком впечатлителен и т.п.,
демонстрация пугающего объекта может оказаться крайне травмирующей
для психики пациента.
2. Систематическая десенсибилизация
Способ систематической десенсибилизации по методу Вольпе, состоит
из трех последовательных этапов: овладение методикой мышечной
релаксации, составление иерархии ситуаций, вызывающих страх и
собственно десенсибилизация.
а) Этап овладения методикой мышечной релаксации является
аутотренинговой процедурой, т.е. это процесс самовнушения. Клиент в
течение определенного времени (от нескольких недель но нескольких
месяцев) учится самостоятельно, с помощью самовнушения, приводить свои
мышцы в расслабленное состояние во время стрессовых ситуаций,
поскольку, как известно, в ситуации психологического напряжения у нас
возникают так называемые “мышечные зажимы”: например, мы можем
неосознанно сморщить лоб, начать сутулиться, хмурить брови, дергать ногой
и т.д. После овладения методикой мышечной релаксации человек может
привести свое тело в расслабленное состояние в критической ситуации в
течение 20-30 секунд.
б) На стадии составления “иерархии страхов” клиенту дается задание
вспомнить все те явления либо причины, вызывающие либо когда-либо
вызвавшие у него реакцию страха и записать их в иерархическом порядке –
от наименее травмирующего до наиболее сильно травмирующего, вплоть до
возникновения панических атак.
в) Собственно стадия десенсибилизации заключается в соединении
представлений, вызывающих страх, с состоянием релаксации. На данной
стадии пациент входит в состояние глубокой релаксации, и, находясь в нем,
30
начинает “переживать” травмирующие, вызывающие фобию ситуации,
пытаясь, методом усиления релаксации побороть нарастающую тревогу.
Представление ситуации повторяется несколько раз и, если у пациента
тревога не возникает, переходят к следующей, более трудной ситуации.
Обычно, в течение одного сеанса отрабатываются 3-4 ситуации из списка. В
случае появления выраженной тревоги, не угасающей при повторных
предъявлениях ситуации, возвращаются к предшествующей ситуации [3].
Недостатком метода десенсибилизации, по нашему мнению, является
тот факт, что в процессе данной терапии не устраняется причина, вызвавшая
возникновение фобии. Фобия, от которой человек избавился с помощью
краткосрочных, поверхностных методик, может проявиться в чем-либо
другом: депрессии, тревоге, ином виде фобии и т.д.
3. Психоаналитическая терапия
Как уже было отмечено, фобии не возникают просто так, они всегда
имеют причину возникновения: чаще всего это детская психотравма, не
осознаваемая нами, вытесненная в сферу бессознательного, поскольку
являлась слишком травмирующей для психики, и в дальнейшем
проявившаяся в форме интенсивной фобии. Поэтому для выявления
травмирующей ситуации психоаналитики используют методы свободных
ассоциаций, анализа сновидений для того, чтобы достичь глубинных слоев
подсознания.
Психоаналитики так объясняют возникновение фобий: человек как бы
оказывается в пугающей пустоте, в одиночестве и никто не может его
защитить от «внешней опасности» которая генерализуется в фобию. Все это
порождает чувство подавленной враждебности и неуверенности в себе,
которое не находит места для выражения и проецируется на объекты
внешнего мира.
4. НЛП
НЛП относится к быстрым методам избавления от фобий, в процессе
которого происходит разрушение связи между картиной ситуации,
порождающей фобию, и собственно фобической реакцией. В процессе этой
кратковременной терапии образ, вызывающий негативные впечатления,
“разбивается” на мелкие детали, т.е. лишается логических связок, что
облегчает переживание травмирующего обстоятельства.
Таким образом, проведенный нами теоретический анализ различных
способов избавления от фобий в рамках наиболее распространенных
психологических и психотерапевтических направлений позволяет
заключить, что существующее разнообразие предлагаемых методов терапии
фобий является сугубо индивидуальным, поскольку выбор той или иной
техники работы с фобиями должен исходить как из специфики самой фобии,
ситуативных особенностей ее проявления, так и из индивидуальных
особенностей клиента.
Использованные источники:
1.Берберян А.С. Личностно-центрированноая технология поэтапного
31
развития стремления к личностному и профессиональному росту. Проблемы
развития личности. Международная научная конференция.-Ереван, 2009. с.
247-254.
2. Ronald J. Comer. Fundamentals of Abnormal Psychology. «Психопатология
поведения». 4-е международное издание. Издательство: Прайм-Еврознак.
2005 г.
3. Ромек В. Г. Поведенческая терапия страхов (статья).
4. Martha Davis, Elizabeth Robbins Eshelman, Matthew McKay. The relaxation &
stress reduction workbook. — Oakland, USA: New Harbiner Publications Inc.,
2008. — 294 с.
5. http://udoktora.net/fobii-prichinyi-i-lechenie-74701/
Гаджимурадова Л.А.
старший преподаватель
кафедра «Финансы и кредит-1»
Дагестанский Государственный Университет народного хозяйства
Российская Федерация, г. Махачкала
МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА РАЗВИТИЯ АПК
РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН
Аннотация: в данной статье рассматриваются основные пути и методы
оценки экономического развития АПК РД.
Ключевые слова: отрасль, население, территория, производство,
направление.
Агропромышленный комплекс является одной из базовых отраслей
экономики Дагестана. Основу АПК Республики составляют мясное
животноводство, овцеводство, растениеводство. Дагестан имеет большой
потенциал для развития пищевой и перерабатывающей промышленности.
Агропромышленный комплекс является одной из ведущих базовых
отраслей экономики Дагестана. В сельской местности Республики
проживает 60%. В значительной степени, сельское хозяйство определяет
состояние всего народного хозяйства и уровень жизни населения.
Сельское
хозяйство
пока
не
удовлетворяет
полностью
продовольственных нужд своего населения, за исключением овощей и
фруктов, рыбы, все же остальные виды продовольствия приходится в той
или иной степени ввозить. Животноводство - важнейшая отрасль сельского
хозяйства, развитие которой обусловлено наличием больших площадей под
пастбищами (более 50 процентов территории), исторически сложившимся
укладом жизни горцев, традиционно занятых разведением скота. Показатели
животноводства характеризуются следующими данными. Поголовье
составляет: крупного рогатого скота - 710 тысяч голов, в том числе коров 300 тысяч голов; свиней -19 тысяч; овец и коз - 3,2 миллионов, птицы - 3,5
миллионов голов. Производство мяса составило - 123 тысячи тонн в живом
весе, молока -307 тысяч тонн, яиц -200 миллионов штук, шерсти - 13 тысяч
тонн (в среднегодовом исчислении). Продукция животноводства главным
32
образом покрывает потребности местного населения. Непищевая продукция
животноводства отгружается также за пределы Республики (шерсть,
кожевенное и рогокопытное сырье). [2]
Агропромышленный комплекс является основным звеном экономики
Республики.
Несмотря
на
увеличение
объема
производства
сельскохозяйственной продукции за последние годы и некоторое улучшение
финансового состояния сельскохозяйственных предприятий, общее
положение производителей сельскохозяйственной продукции остается
довольно сложным.
Среди основных проблем развития агропромышленного комплекса
Республики можно назвать также: высокие ставки налогообложения и
процентные ставки по кредитам, неразвитость рыночной инфраструктуры рынков сельхозпродукции и продовольствия, техники, снижение природного
потенциала отрасли - плодородия почвы, площадей сельхозугодий,
поголовья племенного скота, низкая эффективность использования пахотной
земли.
Ухудшает
ситуацию
отсутствие
необходимой
социальной
инфраструктуры и комплексного обустройства села, низкий уровень
образования
и
дефицит
кадров,
малопривлекательность
и
низкооплачиваемость труда в сельском хозяйстве.
В Республике Дагестан, несмотря на непростую экономическую
ситуацию, уровень промышленного производства в 2014-м году достиг
137%.
На сегодняшний день создана необходимая законодательная и
нормативно-правовая
база,
обеспечивающая
различные
формы
государственной поддержки инвестиционной деятельности. Речь идет,
прежде всего, о предоставлении инвесторам налоговых льгот,
инвестиционных налоговых кредитов, госгарантий в обеспечение возврата
заемных средств, привлекаемых для реализации инвестпроектов, льгот при
аренде объектов недвижимости и земельных участков, инвестиций из
государственных источников финансирования.
Большую актуальность имеет официальная оценка скрытых объемов
экономики. После решения вопросов инвестирования и статистики на
первый план выходят мероприятия, направленные на развитие сельского
хозяйства Республики. Приоритетным является увеличение валовой
продукции сельского хозяйства в 2,5 раза, пищевой промышленности в 2,7
раза. Для достижения поставленных задач необходимо обеспечить
повышение уровня доходов производителей сельхозтоваров, рост объемов
производства АПК за счет увеличения посадочных площадей, в том числе за
счет развития горно-террасного земледелия, внедрения современных
технологий, реконструкции действующих и создания новых предприятий.[1]
В частности, провести мероприятия по развитию виноградарства,
садоводства, овощеводства, рисоводства, животноводства, птицеводства,
пищевой и перерабатывающей промышленности, повышению плодородия
33
почв и мелиорации. В виноградарстве предстоит значительно расширить
площади и увеличить продуктивность виноградников, обеспечив на этой
основе многократный рост объемов производства винограда.
Для динамичного развития необходимо реализовать следующие
мероприятия:
- приоритетно осуществлять посадки в районах неукрывной зоны
Республики, имеющей
благоприятные почвенно-климатические и
экономические возможности, и в районах традиционного выращивания
винограда в укрывной зоне;
- осуществлять посадки высокопродуктивных промышленных сортов
косточковых культур (в структуре садов они должны составить 75-80 %);
- улучшение материально-технической базы на основе финансового
лизинга (аренды) техники для производителей сельхозтоваров;
- увеличить производство овощей для реализации населению и вывоз в
основном ранних сортов овощных культур за пределы республики;
- увеличение объемов капитальных вложений с привлечением средств
федерального и республиканского бюджетов, а также внебюджетных средств
(в том числе средств водопользователей);
- создать условия для привлечения негосударственных инвестиций.
Реализация вышеперечисленных мер может поспособствовать
увеличению площадей виноградников, объемов производства и реализации
винограда, создания новых рабочих мест.
К настоящему времени в республике разработаны и реализуются
десять приоритетных направлений развития. Главная цель этой работы сделать все, чтобы Дагестан перестал быть кризисным, проблемным
регионом. Он должен выйти в ряд стабильных и эффективных субъектов. И
самое главное, - все, что для этого необходимо, у нас есть: инфраструктура,
природные месторождения сырья для различных отраслей промышленности,
сотни километров песчаных морских пляжей, лечебные воды, не
уступающие по своим качествам известным мировым курортам. А, кроме
того, - вековые традиции ведения сельского хозяйства, народные промыслы,
научный потенциал и т.д.
Использованные источники:
1.Абдурахманов М.А. Проблемы становления и развития крестьянских
(фермерских) хозяйств в Республике Дагестан. - Махачкала, 2003.
2.Мудунова А. Ю. Проблемы и перспективы привлечения прямых
иностранных инвестиций в экономику Республики Дагестан. - М. : МАКС
Пресс, 2012.
34
Гаджимурадова Л.А.
старший преподаватель
кафедра «Финансы и кредит-1»
Дагестанский Государственный Университет народного хозяйства
Российская Федерация, г. Махачкала
ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРИМЕНЕНИЯ НАЛОГОВЫХ
ИНСТРУМЕНТОВ В МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОМ
РЕГУЛИРОВАНИИ
Аннотация: в данной статье рассматривается значение государства в
обеспечгении правовых основ экономических решений, равных условий и
стабильностиправил хозяйствования, развиввитии секторов экономики и
формировании инфраструктуры, что в принципе не возможно без налоговобюджетной политики государства.
Ключевые
слова:
макроэкономическое
равновесие,
макроэкономические пропорции, бюджет, налог, финансовое регулирование.
В условиях рыночных отношений финансовые механизмы
макроэкономического
регулирования,
используемые
в
рамках
государственного вмешательства в производственные и потребительские
процессы являются одними из основных экономических рычагов. В
интегрированном виде роль государственного регулирования экономики
можно характеризовать удельным весом государственных бюджетных
расходов в структуре валового национального продукта.
Государственный бюджет, как известно, является основной частью
финансовой системы любой страны. Он имеет большое значение с точки
зрения
регулирования
отношений
между
производственным
и
потребительским сектором. В настоящее время механизм взаимодействия
между совокупным потреблением и совокупным спросом регулируется со
стороны государства посредством многих инструментов. Данное
регулирующее воздействие в общем виде можно характеризовать
следующим образом: от непосредственного и прямого финансирования к
косвенному финансированию.
На наш взгляд, к основным направлениям государственного
макроэкономического регулирования можно отнести следующее:
Во-первых, формирование новой системы ценообразования и
проведение реформ в системе ценообразования. Данные реформы позволят
приблизить цены к мировому уровню, устранят несоответствие между
материальными и финансовыми запасами, создаст условия для
эффективного финансового регулирования фундаментальных изменений в
национальной экономике.
Во-вторых, создание рынка реальных средств производства станет
основой для воспроизводства товаров и услуг и сформирует условия для
развития, как общественного производства, так и совокупного потребления.
В-третьих, резкий бюджетный дефицит сократит централизованные
капитальные вложения, которые проходят под контролем государства.
35
В-четвертых, для сокращения бюджетного дефицита государство
сокращает расходы, проводит жёсткий экономический режим, осуществляет
фундаментальные изменения в налогообложении. [2]
В США и других развитых странах налоговая политика играет
большую роль в макроэкономическом регулировании экономики. В этих
странах была создана система, обеспечивающая сокращение бюджетного
дефицита и инфляции, тем самым способствуя динамичному развитию
производственного сектора национальной экономики.
Вместе с этим, налоги являются не только главным инструментом
фискальной политики, но выступают мощным стимулом роста
предпринимательства. По расчётам американских специалистов, если налог
на прибыль будет превышать 25-30% , то занятие предпринимательством не
будет рентабельным и капиталы будут утекать в «теневой» бизнес.
Таким образом, предлагаемая структура налогов и их ставки позволят
обеспечить следующее:
1.Стимулировать
экономических
реформ
с
целью
роста
производственных отраслей, обеспечивающих удовлетворение совокупного
спроса;
2. Активизировать производственную деятельность за счёт изменений
в структуре налогов;
3. Сформировать благоприятную среду для роста иностранных
инвестиций в национальную экономику.
По нашему мнению, должны быть определённые ограничения на
дотации из бюджетной системы. Эти ограничения должны определяться
исходя из рыночной конъюнктуры.
В развитых странах для стимулирования капитальных вложений
применяется активная налоговая политика. Так, в США существует
налоговый кредит с процентной ставкой равной 6-8%. Например,
предприятия при использовании капитальных вложений в закупку нового
оборудования освобождаются от уплаты части налогов.
В таких условиях более целесообразно привлекать кредитные ресурсы.
Отметим, что финансово-кредитный рынок регулируется государством
посредством изменения учётной ставки центрального банка (ЦБ) страны ,
либо эмиссией специализированных ценных бумаг. Меняя учётную ставку,
ЦБ регулирует процесс аккумулирования кредитных ресурсов в
коммерческих банках страны и тем самым на процесс накопления капитала в
экономике.
Следует отметить, что в банковской системе развитых стран
государственные приоритеты непосредственно, либо косвенно регулируются
со стороны государства достаточно чётко. Для усиления кредитных
отношений проводятся соответствующие мероприятия. На наш взгляд, и в
России необходимо применять льготные налоги для банков, выдающих
долгосрочные инвестиционные кредиты.
Кроме того, помимо производственных отраслей
имеет смысл
36
привлечь к
процессу кредитования предприятий и организации
непроизводственного сектора и небанковских финансовых структур.
Все эти и другие, предложенные нами мероприятия, на наш взгляд, в
перспективе помогут, повысить национальную конкурентоспособность
предприятий России и поднять на новый уровень производительные силы
по всем отраслям экономики.
Вообще, должен быть определённый лимит в использовании
налоговой системы, дотаций и других форм бюджетного финансирования,
что определяется потребностью предприятий и адекватной реакцией на
изменения в конъюнктуре рынка. [1]
В развитых странах для стимулирования капитальных вложений
применяется активная налоговая политика. Так, в США существует
налоговый кредит с 5-10%-ной процентной ставкой. К примеру, если какоето предприятие,
повысив свою мощность, произведёт
капитальное
вложение в покупку оборудования, то оно будет освобождено от уплаты
определённой части налогов.
В таких условиях более целесообразно привлечение кредитных
средств. Государственное регулирование через рынок ссудного капитала
путём изменения процентных ставок размера кредитных средств само по
себе обеспечивает и регулирование дополнительных средств, полученных
предприятиями путём эмиссии специальных ценных бумаг или посредством
кредита. Центральный банк, меняя учётную процентную ставку
(процентную ставку кредитов, выдаваемых коммерческим банкам), активно
влияет на объем кредитных ресурсов этих банков и тем самым действует на
процесс накопления капитала.
В нынешних условиях необходимо добиться максимального
кредитования экономики, то есть перехода от
государственного
финансирования государственных учреждений на самофинансирование и
кредитование. Наличие кредитного рынка и прекращение кредитной
эмиссии имеют важное значение, ибо эмиссия ещё больше ускоряет
инфляционные процессы. В любой развитой стране кредитование широко
распространено. Например, в Японии 80% капитала существующих
компаний состоит из кредитов, 20% - из средств акционеров. [3]
Следует отметить, что в банковской системе развитых стран с
рыночной экономикой государственные приоритеты регулируются
косвенным путем с высокой точностью. Для усиления
кредитных
отношений осуществляются эффективные мероприятия. По нашему мнению,
в отношении банков, занимающихся в России долгосрочными
инвестиционными кредитами, должны применяться также и льготные
налоговые ставки.
Использованные источники:
1.Врублевская
О.
В.
Налоги
и
налогообложение
/ПHYPERLINK"http://www.ozon.ru/context/detail/id/4015451/"од
редакцией
М. В. Романовского, О. В. Врублевской - М.:Питер,2009- 528 с.
37
2. Григорьева К.С. Эффективность налоговой системы РФ на современном
этапе. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.lib.tsu.ru
3. Чхутиашвили Л.В. - Упрощенная система налогообложения как
поддержка малого бизнеса//Налоги и налогообложение.- 2010.- № 9.- С. 1112.
Гаджимурадова Л.А.
старший преподаватель
кафедра «Финансы и кредит-1»
Дагестанский Государственный Университет народного хозяйства
Российская Федерация, г. Махачкала
РОЛЬ КРЕДИТОВ В ПОВЫШЕНИИ УСТОЙЧИВОСТИ РАЗВИТИЯ
ЭКОНОМИКИ
Аннотация: в данной статье рассматривается эффективное
функционирование банковской системы, как необходимое условие развития
рыночных отношений в России.
Ключевые слова: деньги, банк, кредит, экономическое развитие,
кредитно-денежная система, возвратность кредита, платность кредита,
ликвидность, капитализация прибыли, страхование вкладов.
Организация финансово-кредитного обслуживания предприятий,
организаций, населения, функционирование кредитной системы играют
исключительно важную роль в развитии хозяйственных структур. От
эффективности
и
бесперебойности
функционирования
кредитнофинансового механизма зависят не только своевременное получение средств
отдельными хозяйственными единицами, но и темпы экономического
развития страны в целом. Вместе с тем, эволюция кредитной системы и
кредитного дела в полной мере определяется экономической ситуацией в
стране, господствующими формами и механизмом хозяйствования.
Кредит развивается вместе с ростом масштабов производства и
товарооборота. Такова закономерность его движения, т.к. увеличение
материальных потоков и услуг неизбежно вызывает необходимость
использования дополнительных источников финансирования затрат. Таким
источником объективно становятся заемные средства.
Необходимо уделять большое внимание проблеме кредита, так как
экономическое состояние страны в значительной степени зависит от
состояния кредитно-денежной системы. Это ускорит развитие экономики
нашей страны, сделает ее более эффективной.
Основой кредита является возвратность. Возвратность кредита вне
зависимости от стадий движения ссужаемой стоимости является всеобщим
свойством кредита. В процессе анализа кругооборота ссужаемой стоимости
становится ясно, что возвратность «пронизывает» все стадии движения
кредита, будь то размещение и получение кредита, использование кредита,
высвобождение стоимости либо передача стоимости от заемщика к
кредитору. Возвратность представляет собой специфическое свойство
38
кредитных отношений. [1]
В рыночной экономике роль кредита исключительно высока. Каждое
предприятие как самостоятельный субъект рынка функционирует в режиме
самофинансирования. В любой момент оно должно иметь определенную
сумму средств, которые постоянно совершают непрерывный кругооборот. В
процессе него или возникает потребность во временных дополнительных
средствах, или, наоборот, денежные ресурсы временно высвобождаются.
Эти колебания гибко улавливаются с помощью кредитного механизма. Тем
самым осуществляется саморегулирование величины средств, необходимых
для совершения хозяйственной деятельности. Благодаря именно кредиту
предприятия располагают в любой момент такой суммой денежных средств,
которая необходима для нормальной работы. Например, при сезонных
условиях снабжения, производства или реализации продукции кредит
необходим для формирования временных запасов.
Особенно важна роль кредита в пополнении оборотных средств,
потребности в которых у любого предприятия не стабильны: то
увеличиваются, то уменьшаются. Кроме того, величина остатков готовых
изделий и необходимых предприятию денежных средств также зависят от
условий поставки, сроков получения платежей от покупателей и оплаты
счетов поставщиков, сроков выплаты заработной платы и так далее.
Поэтому, несмотря на равномерный процесс производства, у предприятий
даже несезонных отраслей в процессе кругооборота средств постоянно
образуются кратковременные отклонения от установленных средних
величин. Объективный процесс притока и оттока средств у отдельных
предприятий требует гибкой системы организации движения капитала.
Велика роль кредита в воспроизводственном процессе основных
фондов. Предприятиям часто нужны средства до того, как они накопят
амортизацию и прибыль (для инвестиций). Использование заемных средств
позволяет совершенствовать технологию производства, быстро внедрять
новые виды продукции, а следовательно, расширять или стабильно
поддерживать на рынке свою долю реализуемой продукции. Сочетание
собственных ресурсов предприятий с заемными средствами позволяет
эффективно эксплуатировать основные фонды, наращивать объемы
конкурентоспособной продукции. [2]
Важную роль кредит играет в регулировании ликвидности банковской
системы, а также в создании эффективного механизма финансирования
государственных расходов.
В настоящее время банковский кредит стал в обычных условиях одной
из главных причин роста денежной массы в развитых странах. Чем быстрее
растет объем выданного кредита в стране, тем быстрее увеличивается
денежная масса. Западные экономисты рассматривают банковский кредит
как важнейший эквивалент денежной массы и соответственно источник ее
роста.
Роль кредита можно рассматривать не только с позиции того, каково
39
его предназначение для воспроизводства в целом, но и для отдельных его
фаз: производства, распределения, обмена и потребления.
Отсюда следует сделать вывод о том, какую роль в развитии
экономики страны играют банки. Банки обеспечивают распределение и
перераспределение денежно-кредитного обращения в стране и дают
возможность населению в целом и отдельно каждому потребителю
приобретать товары и услуги в кредит, рассрочку в тот момент времени, в
который это необходимо, даже если потребитель не имеет достаточной
суммы денег в наличии. Банки, специализирующиеся на потребительском
кредитовании разрабатывают какую кредитную политику, которая
поспособствовала бы удовлетворению самого изощренного спроса на
кредитные услуги и предусмотрела все нюансы работы по кредитованию
населения, таким образом, заполучая наибольшую долю данного сегмента
потребительского кредитования. Однако на спрос на продукты, товары и
услуги неуклонно влияет их цена, а в нашем случае это ставка по кредитам.
В настоящее время кредитно-финансовое хозяйство нашей страны
переживает серьезные структурные изменения. При командноадминистративной системе банкам отводилась роль организаторов расчетов
в народном хозяйстве, перераспределителя свободных денежных средств.
Денежные средства перераспределялись без учета действительной
потребности в них. В приказном порядке производились денежные
поступления в нерентабельные отрасли и предприятия. При этом не
учитывались важные принципы кредитования: срочность, платность,
возвратность. Это не могло не привести к финансовому кризису.
В условиях рынка, а значит децентрализации, производитель сам
зарабатывает для себя деньги. Дополнительные средства можно получить
только за определенную плату и на определенный срок. Значение кредитов
неизмеримо возрастает. Они превращаются в основной источник ускорения
производства. Банки становятся ключевым звеном, питающим предприятия
дополнительными денежными ресурсами, и обеспечивающие население
всеми необходимыми благами.
Использованные источники:
1. Калистратов Н. В. Банковский розничный бизнес. - М.: БДЦ-пресс, 2013. 423 с.
2.Пещанская
И.
В.
Кредитный
рынок
России:
повышение
конкурентоспособности // Бизнес и банки. -2008. -№ 2 -С. 1-4.
40
Грива О. А., док.филос.наук
профессор
кафедра культурологии
ФГАОУ ВО «Крымский Федеральный
университет им. В.И. Вернадского»
РФ, г. Симферополь
ОСОБЕННОСТИ ЭТНО-КУЛЬТУРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ
МОЛОДЕЖИ В ПОЛИКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ
Аннотация
В статье описано исследование этнокультурных стереотипов молодежи
наиболее крупных этнических групп (русских, украинцев, крымских татар),
проживающих в поликультурном пространстве Республики Крым.
Особенности этнокультурных стереотипов
рассмотрены в контексте
формирования толерантности
молодежи как основы культуры
самоопределения в поликультурной среде.
Ключевые слова: поликультурная среда, молодежь, межличностные
отношения, психологические установки, стереотипы.
Одним из трех важнейших планов общения (коммуникативного,
перцептивного, интерактивного) является межличностное восприятие. В
восприятии других люди пользуются некоторыми обобщенными образами,
сложенными на основании собственного прошлого опыта, в усвоении опыта
ближайшего окружения. Личность стремится иметь определенное
представление об окружающих людях, что позволяет в значительной
степени облегчить процесс коммуникаций. Данный механизм, по образному
выражению М.А.Джелериевской, обеспечивает личность «ключами»,
которые облегчают процесс межличностного восприятия [2, с. 11].
Стремление человека активно приспосабливаться к изменяющимся
условиям окружающей среды формирует у него механизм создания
определенного «банка данных» о людях и их поступках, позволяет в
актуальных условиях эффективно выстроить свою линию коммуникативного
поведения в соответствии с условиями среды. Такие образования называют
установками коммуникативного поведения и определяют как готовность
субъекта к актуализации четко направленной коммуникативной
деятельности [2, с. 20]. Установки создаются в течение всей жизни на
основе опыта общения и взаимодействия с другими людьми и являются для
людей теми ориентирами, которые позволяют «быть в полной готовности» в
определенных ситуациях. Положительной стороной наличия установок
является некоторый упрощенный процесс восприятия, что позволяет
экономить психологические ресурсы во взаимодействии с другими людьми.
Наличие таких установок означает реальную готовность и умение адекватно
реагировать в конкретных ситуациях. Но с другой стороны, некоторые
установки обусловлены предубеждениями в отношении людей и явлений.
Обычное формирование предубеждений связано с потребностью человека
41
определить свое положение как преобладающее по отношению к другим
людям и группам.
Большинство
исследователей
подчеркивает,
что
наиболее
устойчивыми являются установки по этническим и конфессиональными
признакам (Баронин А.С., Джелериевская М.А., Майерс Д. и др.).
Одним из элементарных психологических образований личности,
является чувственно ориентированный социальный облик, который сочетает
в себе социальный и психологический опыт общения и взаимоотношения
людей. Это и есть стереотип. Для отдельного человека стереотипы
выполняют важную функцию упрощения и сокращения процесса восприятия
другого человека и группы. Поэтому стереотипы имеют широкую сферу
социального применения и активно используются при оценке групповой,
национальной или профессиональной принадлежности человека, ибо
предполагают связь между членством в группе и индивидуальных
характеристик отдельных людей. Остановимся на национальных и
этнических стереотипах. В основе стереотипа может лежать какая-то
типичная черта или характер поведения (молчаливость,
скупость,
сдержанность и т.д.).
В механизме формирования стереотипа участвует «явление призмы»
[1, с. 89] заключающееся в том, что у человека возникает установка по
отношению к представителю другой культурной общности на основе его
опыта общения, или уже существующей в менталитете установки к
представителю данной культуры.
В сообществах, где находится несколько этнокультурных групп,
стереотипы, как правило, имеют широкое распространение. Самой простой
классификацией может быть разделение стереотипов на позитивные и
негативные.
Стереотипы
складываются
под
влиянием
всех
взаимодействующих социальных и субъективных факторов. Подчеркнем,
что существуют отрицающие друг другу стереотипы, хотя, зачастую они
складывались в одной среде в одно и то же время. Проведенное нами
исследование стереотипов в среде студенческой молодежи, которая учится в
вузах Республики Крым, позволяет видеть этнокультурные стереотипы
наиболее распространенных здесь этнических групп (русских, украинцев,
крымских татар).
Стереотипы в отношении русских
Негативные:
ленивые,
нерадивые,
неаккуратные,
непредусмотрительные непунктуальные, безответственные, примитивные.
Положительные:
сообразительные,
изобретательные,
дружелюбные,
открытые, хлебосольные, искренние, преданные, смелые, романтичные.
Стереотипы относительно украинцев
Негативные: жадные, скупые, надменные, несообразительные, хитрые
коварные, неискренние. Положительные: трудолюбивые, экономные,
надежные, верные, дружелюбные, смелые, мужественные, ценят дружбу,
искренние, хлебосольные.
42
Стереотипы в отношении крымских татар
Негативные:
враждебные,
хитрые,
коварные,
неискренние,
неоткровенные, невежественные, стремящиеся доминировать (занимать
руководящие должности).
Положительные: трудолюбивые, терпеливые, патриотичные, верные,
преданные, хозяйственные, чтят семейные отношения и традиции.
Поскольку, стереотипы, распространенные среди молодежи, как
правило, отражают представления взрослых, их гетерогенные стереотипы,
можно утверждать о характерности данных стереотипов для всех возрастных
категорий населения.
В свою очередь среда (общество, семья, религиозная община,
общество сверстников) влияет на формирование стереотипов, так как в
результате их воздействия человеком приобретаются различные сведения о
типах поведения людей, их образ жизни, личностных качествах. Но, к
сожалению, негативные стереотипы являются тем краеугольным камнем,
который мешает развитию рациональных связей между представителями
разных культур, разных этнических групп. Эти явления лежат в русле
этноцентризма, который в отечественной психолого-педагогической науке
рассматривается как искривление этнического и нравственного
самосознания [4, с. 10].
Для анализа стереотипов важным является иметь четкие
представления об их источниках. Обратимся к классификации, данной Д.
Майерсом, выделившим три группы источников стереотипов:
1. Когнитивные, которые объясняют существование стереотипов как
побочного явления процесса мышления, конкретно - механизма
категоризации и организации окружающего мира путем группировки
объектов по определенным признакам.
2. Эмоциональные, потому что стереотип - это, прежде всего,
эмоционально ориентированный образ, поэтому его возникновения связано с
определенными эмоциями, часто с болью и фрустрацией, вызываемое
враждебностью, переадресованные и направленной на другие группы.
3. Социальные. Социальные условия порождают и поддерживают
стереотипы различными путями. В первую очередь - это неравный статус,
поскольку стереотип помогает оправдывать экономическую и социальную
преимущество тех, у кого в руках власть и богатство. Стереотипы в
отношении
подчиненных
групп
помогают
предоставлять
рационалистическое объяснение их социальному статусу [3].
Таким образом, можем сделать вывод о
влиянии на процесс
формирования этнокультурных стереотипов таких факторов, как:
особенности мышления, эмоциональной сферы личности и социальных
условий ее формирования и функционирования.
Использованные источники:
1. Баронин А.С. Этническая психология. / Учебное пособие. – К. : МАУП,
2000. - 264 с.
43
2. Джелериевская
М.А.
Установки
коммуникативного
поведения:
диагностика и прогноз в конфликтных ситуациях. – М. : Смысл, 2000. – 191
с.
3. Майерс Д. Социальная психология. / Пер. с англ. – СПб. : 1997.- 686 с.
4. Чорний Є.В. Психологічне дослідження етноцентризму і можливості його
профілактики у молодших підлітків.//Автореф. дис. на здобуття наук. ступ.
кан. псих. наук. - Одеса, 1997.- 18 с.
Зайцева И.В., к.п.н.
доцент
кафедра романо-германских языков и перевода
ЕГУ им. И.А. Бунина
Россия, г. Елец
ДИДАКТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ДИАЛОГА КУЛЬТУР
НА УРОКАХ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА
Аннотация
В данной статье рассматриваются актуальная проблема реализации
диалога культур на уроке иностранного языка. Современная образовательная
парадигма и ФГОСы второго поколения основаны на взаимосвязи
образования и культуры. Диалог культур на уроке реализуется через
социокультурный компонент содержания иноязычного образования.
Насколько успешно будет интегрирован социокультурный компонент в
учебный процесс, зависит от определенных дидактических условий.
Ключевые слова: диалог культур, межкультурная коммуникация,
дидактические условия, социокультурный компонент содержания УМК по
иностранным языкам.
Современные потребности российского общества в области методики
обучения иностранным языкам предполагают не только преодоление
языкового барьера, но и готовность обучаемого к межкультурной
коммуникации с представителями разных культур. Диалог культур – важное
для лингводидактики понятие, определяется как взаимодействие культур в
процессе изучения языка, обеспечивающее адекватное взаимопонимание и
взаимообогащение представителей разных лингвокультурных сообществ.
Предметом знакомства в контексте диалога культур являются такие
составляющие научной картины мира, как время, пространство, мир,
природа, занимающие важное место в национальной культуре и
оказывающие влияние на её развитие и обогащение других культур [6:125].
Диалог культур, как результат социокультурной направленности
обучения
иностранным
языкам,
ориентирует
на
усиление
культуроведческого аспекта в содержании обучения иностранному языку,
приобщает школьников к культуре страны изучаемого языка, содействует
развитию взаимопонимания, толерантного отношения к проявлениям иной
44
культуры. Всё это должно обеспечить воспитание человека культуры,
гражданина и патриота своей страны и гражданина мира, способного
интегрироваться в мировое сообщество и успешно функционировать в нём
[1]
Соизучение языка и культуры, межкультурное общение делают
общество более открытым для взаимопонимания разных народов,
способствуют воспитанию взаимоуважения и толерантности. Современная
образовательная парадигма и ФГОСы нового поколения основаны на
взаимосвязи образования и культуры. Культурологическая составляющая
иноязычного образования в современной парадигме языкового образования
определила одну из целей обучения – овладение социокультурным опытом
представителей лингвокультурной общности. Существенное место в
языковом образовании занимает формирование способности к участию в
межкультурной коммуникации.
Диалог культур подразумевает взаимодействие или контакт, в который
вступают культура и представители культуры родного и изучаемого языка.
Особый вклад в развитие данного вопроса внесли следующие отечественные
методические школы: школа факультета иностранных языков МГУ им. М.В.
Ломоносова под руководством проф. С.Г. Тер-Минасовой, НИЦ
«Еврошкола» под руководством генерального директора проф. В.В.
Сафоновой и Липецкая методическая школа под руководством профессора
Е.И. Пассова. В концепциях этих школ отмечается, что необходимым
является овладение иностранным языком в контексте диалога культур
именно для реальной жизни, а не как факт соизучения культур сам по себе.
С.Г.
Тер-Минасова
подчеркивает,
что
«тесная
связь
и
взаимозависимость преподавания иностранных языков и межкультурной
коммуникации настолько очевидны, что вряд ли нуждаются в пространных
разъяснениях. Каждый урок иностранного языка - это перекресток культур,
это практика межкультурной коммуникации, потому что каждое слово
отражает иностранный мир и иностранную культуру: за каждым словом
стоит обусловленное национальным сознанием представление о мире»
[5:30].
Довольно широко известна формула Е.И. Пассова: культура через язык
и язык через культуру. Реализация данной формулы позволяет решить
проблему функциональной нерасторжимости языка и культуры. [3, 212].
В.В. Сафонова отмечает, что в основе обучения иноязычному
общению в контексте диалога культур лежит создание дидактикометодических
условий
для
сопоставительного
гуманистическиориентированного соизучения иноязычной и родной культур при
формировании интегративных коммуникативных умений межкультурного
общения. Причем методическая доминанта — это ориентация на
формирование обучаемых как участников или как субъектов диалога
культур [4:71].
Сегодня в контексте новых образовательных стандартов методика
45
обучения иностранным языкам претерпела соответствующие изменения с
учетом требований воспитания и развития компетентной, творческой,
всестороннее развитой личности. В 2012 - 2013 учебных годах к обучению
иностранному языку по программе нового ФГОС перешли все
образовательные учреждения страны. ФГОС второго поколения определяет
социокультурную компетенцию как умение достойно представлять свою
страну, а также приобщаться к реалиям стран изучаемого языка.
Формирование социокультурной компетенции в процессе обучения
иностранным
языкам
подразумевает
обогащение
лингвистических, эстетических и этических знаний учащихся о стране
изучаемого языка. Изучение истории, традиций, культуры страны,
изучаемого языка является сутью социокультурной компетенции и
становится важным элементом обучения. Социокультурная компетенция
помогает формировать личность, способную к ведению диалога культур.
Диалог культур на уроке иностранного языка, безусловно, в первую очередь
реализуется через социокультурный компонент содержания иноязычного
образования.
В процессе нашего исследования мы попытались выделить
дидактические условия, которые обеспечивают реализацию диалога культур
и формирование социокультурной компетенции. Обобщив педагогический
опыт, который студенты старших курсов факультета иностранных языков
ЕГУ им. И.А. Бунина приобретают, работая в качестве практикантов в
школе, мы выделили следующие дидактические условия:
1. Методическое обеспечение учебного процесса:
а) УМК;
б) авторские программы;
в) новые образовательные технологии.
2. Интеграция урочной и внеурочной деятельности учителя и учеников
в рамках внеклассной и самостоятельной работы.
3. Готовность учителя к формированию социокультурной
компетенции.
Остановимся более подробно на методическом обеспечении учебного
процесса, а именно на результатах нашего анализа УМК. Чтобы подготовить
учащихся к реальной межкультурной коммуникации, необходимо выбрать
УМК, где должным образом представлен диалог культур. Насколько
успешно и интересно для учащихся организован диалог культур на
страницах учебника? Мы проанализировали ряд отечественных УМК, таких
как «English 6» (В.П. Кузовлев, Н.М. Лапа, Э.Ш. Перегудова и др.); «Happy
English.ru» для 6 класса (К.И. Кауфман, М.Ю. Кауфман); «Deutsch» для 6
класса (Бим И. Л., Садомова Л. B., Санникова Л.М.); «Deutsch.
Wunderkinder» для 6 класса (О. А. Радченко, Е. Э. Сысоева); «Deutsch als
2.Fremdsprache. Horizonte» для 6 класса (М. М. Аверин, Ф. Джин, Л. Рорман
и др.). УМК «English 6» и «Happy English.ru» для 6 класса используются в
российских школах для обучения школьников английскому языку. УМК
46
«Deutsch», «Deutsch. Wunderkinder» для 6 классов используются в
российский школах для обучения школьников немецкому языку как первому
иностранному языку. УМК «Deutsch als 2.Fremdsprache. Horizonte»
разработан совместно с зарубежными авторами для обучения немецкому как
второму иностранному языку. Анализ УМК показал, что социокультурный
компонент наиболее полно представлен в УМК «Happy English.ru» для 6
класса авторов К.И. Кауфман, М.Ю. Кауфман. Сюжетная линия построена
таким образом, что главные герои – россиянин Миша и его английские
друзья путешествуют по Англии, а также регулярно обмениваются
информацией об особенностях жизни и быта своих стран. Такой сюжетный
ход позволяет обеспечить постоянное сравнение культур своей страны и
страны изучаемого языка. Для подтверждения сказанного обратимся к
данным статистики. При анализе процентного содержания упражнений,
направленных на формирование социокультурной компетенции и
реализацию диалога культур, нами было выявлено, что из 250 упражнений,
содержащихся в данном учебном пособии, 72 (т.е. 29%) способствуют
формированию социокультурной компетенции. Несколько ниже процент
упражнений, направленных на формирование социокультурной компетенции
в рамках диалога культур, показал УМК «Deutsch. Wunderkinder» для 6
класса О. А. Радченко, Е. Э. Сысоевой. Основной акцент в данной серии
делается на сочетании коммуникативной и социокультурной составляющих,
которое в итоге должно сформировать у обучающихся общее представление
о немецком языке, как об одном из средств вербализации мира, одной из
возможных культурных сред человечества, имеющей собственную ценность
и позволяющей в процессе сопоставления с ней осознать специфику
культурной идентичности своего народа. Хороший результат показал УМК
«Deutsch. Horizonte» для изучения немецкого как второго иностранного
языка для 6 класса М. М. Аверина, Ф. Джина, Л. Рормана. УМК имеет
межкультурную направленность, а материалы учебного комплекта содержат
много информации о жизни, быте и интересах детей из Германии, Австрии,
Швейцарии. Данное учебное пособие содержит около 106 упражнений, из
которых 33 (т.е. 31%) направлены на формирование социокультурной
компетенции, и как следствие индивидуальности ребенка в контексте
диалога культур. Существенные различия в процентном соотношении
упражнений, направленных на формирование социокультурной компетенции
к общему числу упражнений мы нашли в учебниках «English 6» (В.П.
Кузовлев, Н.М. Лапа, Э.Ш. Перегудова и др.) и «Deutsch» для 6 класса (Бим
И. Л., Садомова Л. B., Санникова Л.М.). Учебное пособие «English 6»
включает 234 упражнения, из которых лишь 37 упражнений (т.е. 16%),
направленных
на
формирование
различных
навыков,
имеют
социокультурную направленность. Учебное пособие «Deutsch» для 6 класса
включает около 350 упражнений, из которых 49 (т.е. 14%) упражнений,
направленных
на
формирование
различных
навыков
имеют
социокультурную направленность, но не всегда реализуется диалог культур.
47
Оценивая социокультурное содержание представленных УМК, мы
попытались провести не только количественный, но и качественный анализ.
Для анализа мы взяли критерии, предложенные профессором, заведующим
отделом АСУП Центра группы германских языков издательства
«Просвещение» В.П. Кузовлевым, а именно:
- насколько последовательно соблюдается в УМК принцип «язык через
культуру» - «культура через язык» (в некоторых УМК материал организован
по принципу «язык + культура» - что менее эффективно);
- как учащиеся вовлекаются в диалог культур, на каких фактах
культуры строятся упражнения;
каким
образом
представлен
страноведческий
материал
(документально или проблемно заостренно);
- какова позиция ученика при восприятии материала: постороннего
наблюдателя или активного участника с личностным эмоциональноценностным отношением к факту чужой культуры;
- есть ли в учебнике лингвострановедческий справочник, содержатся
ли в книге для учителя дополнительные материалы, поясняющие
социокультурные реалии, ключи к упражнениям;
- как организован контроль усвоения учащимися социокультурного
содержания;
- как представлена страноведческая информация в зрительном ряде
(фотографии, иллюстрации, рисунки);
- насколько приемлемо содержание учебника с точки зрения
соответствия духовным ценностям, идеалам российского общества;
- достаточно ли аутентично содержание УМК (аутентичность помогает
ученикам ощутить, насколько хорошо учебник готовит к реальной
межкультурной коммуникации);
- насколько отобранные факты культуры соответствуют возрастным
интересам, контексту деятельности и опыту учащихся.
В результате мы пришли к следующим выводам: УМК «Happy
English.ru» для 6 класса авторов К.И. Кауфман, М.Ю. Кауфман, УМК
«Deutsch. Wunderkinder» для 6 класса О. А. Радченко, Е. Э. Сысоевой, УМК
«Deutsch. Horizonte» для изучения немецкого как второго иностранного
языка для 6 класса М. М. Аверина, Ф. Джина, Л. Рормана имеют хорошие
показатели по всем критериям и в процентном соотношении упражнений,
направленных на реализацию социокультурного компонента на уроке ИЯ,
что еще раз доказывает их состоятельность в решении данной задачи.
Однако в полной мере реализовать диалог культур авторским коллективам
пока не удалось. Мы полагаем, что это задача на перспективу. Очевидно, что
разнообразные авторские программы и готовность учителя иностранных
языков творчески подойти к организации учебного процесса с
использованием
новых
образовательных
технологий
являются
необходимыми условиями реализации диалога культур на уроке
иностранного языка. И, безусловно, внеклассная и самостоятельная
48
работа занимает важное место в реализации диалога культур, так как
ограниченное время урока и насыщенность школьных программ не
позволяет в полной мере показать все разнообразие и многогранность
явлений и проблем, связанных с различием культур разных стран.
Использованные источники:
1. Бим, И.Л., Биболетова, М.З., Щепилова, А.В., Копылова, В.В..
Иностранный язык в системе школьного филологического образования//
[Текст] Иностранные языки в школе. 2009. № 1.
2. Кузовлев, В.П., Костина И. П. Как оценить социокультурное содержание
УМК. [Текст] / В.П. Кузовлев, И. П. Костина // Электронный ресурс. Режим
доступа. http://www.prosv.ru
3. Пассов, Е.И. Сорок лет спустя или сто и одна методическая идея [Текст]/
Е.И. Пассов. – М.: ГЛОССА-ПРЕСС, 2006. – 240 с.
4. Сафонова, В.В. Изучение языков международного общения в контексте
диалога культур и цивилизаций [Текст] / В.В. Сафонова. – Воронеж:
Истоки, 1996. – 237 с.
5. Тер-Минасова, С.Г. Язык и межкультурная коммуникация [Текст] / С.Г.
Тер-Минасова. – 3-е издание. – М.: Изд-во МГУ, 2008. – 352с.
6. Щукин, А.Н. Методика обучения речевому общению на иностранном
языке [Текст] / А.Н. Щукин. – М.: Издательство Икар, 2011. – 454 с.
Золотая И.Г.
учитель математики
МБОУ «Лянторская средняя
общеобразовательная школа №6»
Россия, г. Лянтор
ПОДХОДЫ ЛИЧНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННОГО ОБУЧЕНИЯ НА
УРОКАХ МАТЕМАТИКИ
Аннотация
В данной статье рассматриваются актуальность применения
личностно- ориентированного
обучения при изучении математики,
подходы.
Одна из задач школы на современном этапе — это подготовка
учащихся к самостоятельному совершенствованию своих способностей,
качеств и знаний. Эта задача делает особо значимой проблему
формирования интересной для окружающих, социально-активной позиции
учащихся в учебном процессе, превращение его в субъекта учебной
деятельности. Последнее требует умения всесторонне и объективно
оценивать особенности своей личности и деятельности, т.е. определенного
уровня развития самооценки. С этим
трудно не согласиться. При
существующем обучении проблема развития учащихся является одной из
важнейших в психолого-педагогической практике. Решение этой проблемы
главным образом зависит от того, на получение какого именно результата
49
ориентируется учитель в своей работе.
Педагогические задачи
многофункциональны,
но
основное
содержание
педагогической
деятельности - ученик. В этой связи главным критерием деятельности
является представление о конечном результате: хотим ли мы дать ученикам
определенный набор знаний по предмету или сформировать личность,
готовую к творческой деятельности. При применении традиционных
методов в обучении не приходиться говорить о развитии учащегося, так как
ученик получает готовую информацию, воспринимает её, понимает,
запоминает, затем воспроизводит, то есть видна всего лишь репродуктивная
деятельность. Если же поставить своей целью развитие ребенка, то конечный
результат деятельности учителя - техническое новообразование в личности
учащегося. Отсюда следует, что развитие личности учащихся зависит от той
деятельности, которую они выполняют в процессе обучения.
Применение инновационных технологий – это одно из стратегических
направлений в образовании, которое создаёт оптимальные условия для
проявления учащимися индивидуальных способностей, личностного
развития каждого ребенка, формирование его активной позиции,
субъектности учащихся в учебном процессе, развития самостоятельного
мышления. Образование все более ориентируется на создание таких
технологий и способов влияния на личность, в которых обеспечивается
баланс между социальными и индивидуальными потребностями, и, которые,
запуская
механизм
саморазвития
(самосовершенствования,
самообразования), обеспечивают готовность личности к реализации
собственной индивидуальности и изменениям общества. К таким
технологиям относится личностно-ориентированное обучение. Личностноориентированное обучение (далее ЛОО) - это такое обучение, которое во
главу угла ставит самобытность ребёнка, его сомоценность, субъективность
процесса учения. ЛОО - это не просто учёт особенностей субъекта учения,
это иная методология организации условий обучения, которая предполагает
развитие человека как индивида, наделённого своим неповторимым
субъектным опытом. Мыслительная деятельность является одним из
основных индивидуальных качеств личности ученика и, следовательно,
вопрос о развитии мышления на уроках математики остаётся актуальным.
Актуальность исследования проблемы развития мышления на уроках
математики обусловлена требованиями педагогикой сотрудничества и
личностно-ориентированного
подхода
в
обучении.
Личностноориентированное
образование
включает
следующие
подходы:
разноуровневый; индивидуальный; дифференцированный;
субъективно-личностный.
По мнению доктора педагогических наук, профессора Степанова Е.Н.,
можно выделить следующие принципы личностно-ориентированного
подхода: самоактуализация; индивидуальность; субъективность; выбор;
творчество и успех.
Педагогические технологии на основе личностно-ориентированного
50
подхода: -Личностно-ориентированное обучение (Якиманская И.С.);
Технология саморазвивающего обучения ( Селевко Г.К. );
Педагогика сотрудничества («проникающая технология»);
Педагогические технологии адаптивной школы;
Гуманно-личностная технология Амонашвили Ш.А.;
Игровые технологии;
Технологии развивающего обучения;
Проблемное обучение;
Технологии уровневой дифференциации;
Технология индивидуального обучения (индивидуальный
подход, индивидуализация обучения, метод проектов);
Коллективный способ обучения.
Главная задача педагогов, исповедующих личностно-ориентированное
обучение - содействовать человеку в определении и совершенствовании его
отношения к самому себе, другим людям, окружающему миру. Главное, на
что работает учитель- организация общности с учениками. В основе
личностно-ориентированного обучения лежит признание индивидуальности
каждого человека, его развитие не как «коллективного субъекта», а как
индивида. Ученик не становится субъектом обучения, а им изначально
является.
Личностно - ориентированная система обучения предполагает:
признание ученика основным субъектом процесса
обучения;
признание основной целью развитие индивидуальных
способностей ученика;
определение средств, обеспечивающих реализацию
поставленной цели;
очень важна на уроке позиция педагога.
Функции учителя:
1. Учитель как собеседник. Центром является ученик.
2. Учитель как исследователь. Во время урока учитель применяет
развивающие технологии, проводит анализ динамики взаимоотношений во
время обучения, использование психолога - диагностических методов.
3. Учитель как человек, создающий условия для учения. Педагог
создает комфортные условия для развития ребенка, безоценочно принимает
ребенка, помогает ему в усвоении нового.
4. Учитель как эксперт. Учитель, используемый ЛОО обладает
глубокими систематическими знаниями, учащиеся испытывают потребность
в учителе.
Мнение
учителя значимо для учеников.
Педагог постоянно
наблюдает за каждым учеником, выполняющим разные виды учебной
деятельности. Профессиональные наблюдения за учениками оформляются в
виде индивидуальной карты. Она служит основным документом для
определения дифференцированных форм обучения. Педагог наблюдает за
51
каждым учеником в процессе его повседневной, систематической
деятельности. Следовательно к технологиям, адекватным задачам
педагогики сотрудничества и личностно-ориентированного обучения,
относится технология проектного обучения. Необходимость введения
проектной деятельности в учебный процесс определяется тем, что
отличительной особенностью настоящего времени является процесс
проектизации знания, культуры и производства. В ходе проектной
деятельности учащиеся не просто приобретают знания, они еще и учатся
тому, как самостоятельно в современной жизни приобретать эти знания. Это
чрезвычайно важно, ведь быстро устаревающие знания, появление новых
видов деятельности делают заучивание определенного объема информации
бессмысленным. Знания приходится все время обновлять. Значит, этому
необходимо учить. Одна из причин внимания к новому методу — проблема
повышения мотивации учащихся к изучению предмета. Он ориентирован на
достижение целей самих учащихся, и поэтому он уникален. Формирует
невероятно большое количество умений и навыков, и поэтому он
эффективен. Он формирует опыт деятельности, и поэтому он незаменим.
Метод проектов не только формирует интерес к предмету, он развивает
творческие способности, познавательные процессы - восприятие, внимание,
воображение, память, мышление, речь, которые выступают как важнейшие
компоненты любой человеческой деятельности. Необходимо организовать
процесс обучения математике так, чтобы творческое мышление учащихся
развивалось не стихийно, а целенаправленно, специально обучать умению
мыслить,
вооружать
учащихся
знаниями
о
содержании
и
последовательности умственных действий, обеспечивающих усвоение курса
математики.
Использованные источники:
1. Гузеев В. Метод проектов как частный случай интегральной технологии
обучения//Директор школы. - 1995. - №6
2. Ильин Г.Л. Проективное образование и реформация науки. - М., 1993.
3. Круглова О.С. Технология проектного обучения//Завуч. - 1999.- №6
4. Степанов Е.Н., Лузина Л.М. Педагогу о современных подходах и
концепциях воспитания. Творческий центр "Сфера" – М., 2002, 160 с.
5. Селевко Г.К. Традиционная педагогическая технология и ее
гуманистическая модернизация. М.: НИИ школьных технологий, 2005. – 144
с.
6. Якиманская И.С. Личностно-ориентированное обучение в современной
школе. – М.: Сентябрь, 1999. – 96 с.
52
Ибрагимова Л.С.
преподаватель
ГБОУ ВО РК «КИПУ»
Россия, Республика Крым
СМЕШАННОЕ ОБУЧЕНИЕ В СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО
ОБРАЗОВАНИЯ
Аннотация. Показаны проблемы разработки, освоения и внедрения
методик смешанного обучения в системе высшего образования
Ключевые слова: специалист, смешанное обучение, развитие,
информатизация, процесс
Abstract.
Problems of development, development and introduction of
techniques of the mixed training in system of the higher education are shown
Keywords: the expert, the mixed training, development, informatization,
process
Введение. Современный этап развития высшей школы в России,
введение новых образовательных стандартов и другие международные
соглашения стимулируют формирование новых подходов и разработку
принципиально новых критериев качества образования. Все большее
развитие получают новые образовательные технологии, основанные на
эффективном использовании в учебном процессе вузов современных средств
и методов передачи знаний.
Механизмом проводимых преобразований становится реализация
концепции смешанного обучения (blended learning) как процесса
предполагающего создание комфортной образовательной информационной
среды, системы коммуникаций, представляющих всю необходимую учебную
информацию. В рассматриваемом контексте информационная среда
современного вуза понимается как сочетание традиционных и
инновационных (электронных) форм обучения с постоянным наращиванием
информационно-коммуникативных технологий (ИКТ) и электронных
ресурсов, а также непрерывным совершенствованием методов обучения,
профессиональных знаний самих преподавателей.
Формулировка цели статьи. Раскрыть проблемы разработки,
освоения и внедрения методик смешанного обучения в системе высшего
образования
Изложение основного материала статьи. В отечественной
терминологии, развитие которой во многих случаях допускает
заимствование англоязычных терминов, понятие blended learning в последнее
время все более утверждается, а опыт организации смешанного обучения
стал освещаться в педагогических журналах и трудах конференций.
Практическая реализация моделей смешанного обучения как
инструмента модернизации современного образования видится в создании
новых педагогических методик, основанных на интеграции традиционных
подходов к организации учебного процесса, в ходе которого осуществляется
непосредственная передача знаний, и технологии электронного обучения.
53
При этом, как отмечает К. Кун, в качестве цели смешанного обучения
выступает стремление объединить преимущества очного преподавания и
электронного обучения, осуществляемого при поддержке образовательных
ресурсов, так, чтобы постараться исключить недостатки обеих форм
обучения [2].
В свете сказанного обозначим некоторые проблемы разработки,
освоения и внедрения методик смешанного обучения, с которыми
сталкиваются образовательные учреждения.
В первую очередь, стоит проблема организации создания требуемой
учебной
информации,
преобразования
ее
в
образовательный
информационный ресурс и разработка средств передачи его обучающимся с
максимальной эффективностью. При этом под учебной информацией
понимается научная информация, преобразованная в целях обучения при
формировании
содержания
учебного
предмета.
Соответственно,
информацию, извлеченную из совокупных информационных ресурсов
общества, следует считать образовательным информационным ресурсом
(ОИР) лишь тогда, когда ее можно использовать в учебном процессе при
данных ИКТ [4].
С одной стороны, речь идет о превращении сведений, «рассеянных» в
печатных изданиях (учебной литературе, книгах, журналах и др.), в
электронных ресурсах, в структурированную учебную информацию с учетом
основных
алгоритмов
деятельности
обучающихся.
Современная
номенклатура электронных образовательных ресурсов (ЭОР) для поддержки
смешанного обучения достаточно велика: электронные копии печатных
пособий;
электронные
интерактивные
учебники,
реализующие
дидактические схемы программированного обучения; мультимедиапрезентации учебного материала; системы компьютерного тестирования;
обзорные лекции на компакт-дисках; компьютерные тренажеры и
виртуальные лаборатории, основанные на математических моделях
изучаемых объектов или процессов; интеллектуальные обучающие системы;
учебные пакеты прикладных программ и т.п. [5]
С другой стороны, быстро растущий объем учебной информации и ее
качественное усложнение сегодня входят в явное противоречие с
количеством времени, определенным учебными планами на изучение
дисциплин, в связи с чем возникает необходимость ее уплотнения.
Вместе с тем, гарантом успешности использования ИКТ в учебном
процессе в первую очередь является именно преподаватель. Потенциал
новых технологий остается недостаточно реализованным, поскольку лишь
малая часть преподавателей использует ИКТ в полном объеме. Очевидно,
что в условиях быстрого развития и усложнения технологий деятельность
преподавателя по разработке курсов значительно усложняется. Она требует
от преподавателя развития специальных навыков, приемов педагогической
работы. Основная задача, которая поставлена перед исследователями на
сегодняшний день в этом направлении, - это методологическое и
54
адаптационное содействие внедрению, широкому использованию ИКТ в
образовательной сфере.
Освоение и внедрение методов смешанного обучения начинается, как
правило, с небольшой группы наиболее активных сподвижников. Если
руководители понимают значимость проблемы и предлагают оптимальные
решения, то «подключаются» и остальные сотрудники, понимая, что это –
общая политика организации.
Разработка электронных образовательных ресурсов внутри вуза
требует
четкой
координации
деятельности
преподавателей
со
специализированными подразделениями, имеющими опыт работы в этой
сфере и соответствующим образом подготовленных специалистов –
методистов и компьютерных инженеров. В идеальном случае такие службы
должны включать весьма внушительный контингент профессионалов:
специалистов
предметной
области
(предметников,
методистов);
специалистов по разработке мультимедиа-компонентов (компьютерных
художников, аудиоинженеров, видеоинженеров); программистов ( web программистов,
монтажеров,
создателей
программы-реализатора;
постановщика (продюсера, креативного директора, менеджера). С учетом
российских реалий содержать такой коллектив пока не под силу даже
крупному университету [7] .
Помочь
руководителям
вузов
реализовать
функции
администрирования процессов внедрения смешанного обучения призвана
методическая служба учебного заведения. Наряду с традиционными
функциями
(образовательной,
методической,
консультативной,
организаторской), все большее место стала занимать информационная,
аналитическая, экспериментальная, прогностическая, исследовательская,
инновационно-внедренческая, экспертная деятельность.
Выводы. Таким образом можно сказать, что смешанное обучение как
инструмент осуществляет серьезные преобразования и в области
администрирования образовательной деятельности. В теории менеджмента
образовательных инноваций на первый план выходят функции,
направляющие образовательной учреждение на постоянное развитие.
Использованные источники:
1. Всероссийский научно-методический симпозиум «Смешанное и
корпоративное обучение» (СКО-2007) // Педагогическая информатика. 2007. - №4. - С.86-94
2. Кун К. E-Learning - электронное обучение // Информатика и образование. 2006. - №10. - С.16-18
3. Браун А., Бимроуз Дж. Инновационные образовательные технологии
(проблемы практического использования) // Высшее образование в России. 2007. - №4. - С.98-100
4. Калина И.И. Информатизация и образовательная политика // Качество.
Инновации. Образование – 2007. - №1. - С.2-9
5. Соколов А. Электронное обучение - новая технология или новая
55
парадигма? //Высшее образование в России. - 2006. - №11. - С.104-112
6. Рапуто А.Г. Развитие визуально-образного мышления и навыков
эффективного применения средств мультимедиа у учителей-предметников
//Информатика и образование. - 2007. - №7. - С.72-77
7. Андреев А. УМК для e-Learning // Высшее образование в России. - 2007. №7. - С.63-69
8. Земсков А.И. Некоторые особенности работы с электронными
документами // Науч. и техн. б-ки. - 2008. - №2. - С.112-125
Иванова О.Э., к.ф.н.
доцент, зав.кафедрой социально-педагогического образования
ФГБОУ ВПО «ЧГПУ»
Россия, г. Челябинск
ВЛИЯНИЕ ТРАНСКОММУНИКАЦИИ НА ИЗМЕНЕНИЕ СМЫСЛА1
Аннотация: Транскоммуникация как коммуникация «между» в
сцеплении реального и виртуального проявляет производные свойства
коммуникации. Она создает условия для изменяемости смысла в ее среде,
предоставляя возможности для его развития в форме симуляции и
конструирования. В транс-формируемом смысле проявляется его срединная
сущность.
Ключевые слова: коммуникация, трансформация коммуникации,
транскоммуникация, смысл, трансформация смысла.
Транскоммуникация, как коммуникация «между» проявляет
срединную сущность в сцеплении реального и виртуального. В понятии
«транскоммуникация» фиксируется трансформация коммуникации –
становление системы нового качества, возможное в условиях неустойчивого
бытия, под сильным влиянием факторов внешней среды. Такую
коммуникацию можно определить ризоморфной, ведущими принципами [1]
которой выступают сцепление и гетерогенность. Характерным примером
такой коммуникации является коммуникация в структуре сетевого
электронного (информационного) пространства как гетерогенного, точки
которого равноудалены, физические границы отсутствуют, смыслы
сосредоточены в абстрактных сетевых узлах. Идею сцепления реализуют и
средства
коммуникации,
проявляя
свойства
гаджета
в
их
«дополнительности-пристегнутости» человеку, за счет чего человеческое
тело мысленно «расширяется» и может одновременно взаимодействовать с
предметами различной природы.
Морфология сети допускает свободное и на высокой скорости
перемещение сообщения, создание условий для открытости элементов
коммуникации. Вместе с тем, в силу собственной открытости, коммуникация
Статья подготовлена в рамках задания № 2014/396 Министерства образования и науки Российской
Федерации на выполнение государственных работ в сфере научной деятельности.
1
56
становится изменяемой. В соответствии с принципами картографии и
декалькомании, коммуникация как «пунктир» находится в состоянии
постоянной достраиваемости. Конструирование электронного пространства
коммуникации – сайтов или социальных сетей – допускает
«переворачивание» сообщений и их репрезентативность в форме фейков.
Сущность фейка проявляется в ложной сущности сообщения, сложно
отличимой от реальности и не всегда поддающейся верификации. Природа
фейков позволяет классифицировать их как явные и имплицитные. В
«явных» фейках не скрывается ложная сущность сообщения. В интернетпространстве существует определенный фейк-сегмент, фейк-сообщество.
Контент фейков когерентен запросам блогосферы. В принципе, и сам
Интернет можно рассматривать как глобальный фейк: он стирает
физические границы, вводит в реальность иного порядка, устанавливает
детерминацию сети, информационное неравенство его субъектов. Фейковой
природой обладает и сетевая коммуникация как таковая по причине
соответствия ожиданиям сообщества, а не физической реальности.
В «имплицитных» фейках ложная сущность сообщения не всегда
распознается. Среди таких фейков выделяются «человекомерные» и
«машинные» фейки. Наиболее динамичным является человекомерный фейк,
проявляющийся в виртуализации субъекта (преимущественно, в социальных
сетях), его превращении в квазисубъекта. В роли субъекта может выступать
фейк, виртуально существующий коллективный субъект, машина,
отвечающая на сообщения. Тело человека как физическая реальность
виртуализируется до его идеального образа в сети – аватар(а) – визуального
образа субъекта коммуникации, подчеркивающего в нем существенное и не
являющееся, как правило, реальным. Выделение существенного – в
изображении (двух- или трехмерном) или в тексте – упрощает восприятие
образа, как правило, не единственного у одного реального человека.
Множественность воплощений субъекта определена исторически: аватары
использовались в индуизме в связи с «нисхождениями» Вишну, описанными
в священных текстах – Пуранах. Но в философии индуизма
множественность
аватар
объяснялась
их
социально-этическим
предназначением: «появление всех аватар Вишну вызвано необходимостью
навести порядок в мире, спасти добродетель и уничтожить неправедный
образ жизни» [3, с. 114]. Современное же представление аватара
эгоцентрично и связано с утратой человеком самоидентичности.
Виртуализация-идеализация образа изображает как таковое телеологическое
выказывание «Я» миру. В виртуализации тела человека проявляется его
интенциональность, измеряемая Другим – человеком или сообществом в
сетевой коммуникации. Это требует соответствия его образа ожиданиям сообщества. Самоидентичность для такого коммуницирующего человека не
является существенной: экзистенциально человек постепенно превращается
в фейк. Не снимается эта проблема и посредством обратной связи.
Направленная на определение меры понимания смысла сообщения в
57
традиционной коммуникации, в электронной коммуникации она лишь
выказывает факт присутствия в определенном сегменте коммуникации и
готовность к со-бытию.
«Машинные» фейки генерируются автоматически. Программный
механизм позволяет запускать ложные аккаунты и файлы в сети, рассылать
фальшивые сообщения от имени несуществующих реально субъектов,
симулируя обратную связь в коммуникации. Данная категория фейков
входит в противоречие с ожиданиями со-общества.
Фейк как сущее настолько сливается с реальностью, что не всегда
распознается как ложное сообщение. Жизнеспособность фейков
парадоксальна и подтверждается наличием обратной связи – реальными
комментариями к виртуальным событиям. В возможности установления
истинности фейковых сообщений существуют сложности, связанные с
непосредственной верифицируемостью. Это обусловлено отсутствием у
субъекта объективной возможности проверки утверждений напрямую,
фиксируя различия между реальным предметом и его подделкой в
наблюдении и/ или эксперименте. В случае косвенной верифицируемости,
основанной «на установлении логических отношений между косвенно
верифицируемыми и прямо верифицируемыми утверждениями» [2, с. 383] и
посредством указанного, существует возможность установить истинность
содержания сообщения.
Смысл как идеальное образование, является онтологическим «дном»
человекомерной коммуникации; он существуют не «сам по себе», а в
определенной коммуникационной среде. Являясь частью этой среды и
разворачиваясь
в
ней,
смысл
насыщается
ее
признаками.
Транскоммуникация априори не настраивает на понимание смысла, момент
коммуникации как со-общения ценится выше смысла передаваемого
сообщения, в факте со-бытия отчетливо проявляется лишь совместность
смысла. Усиление признаков транскоммуникации, в зависимости от
факторов внешней среды, как неустойчивой, неструктурной, нелинейной,
срединной сущностью достигающей сцепления реального и виртуального,
увеличивает вероятность изменяемости смысла. Но трансформация смысла
не ограничена его изменяемостью, это – и процесс развития смысла. По мере
отрыва смысла от первоначального значения выделяются два уровня
трансформации смыслов. На уровне относительной трансформации еще
сохраняется
возможность
соотнесения
измененных
смыслов
с
первоначальными, на уровне абсолютной трансформации изменяется
сущность смыслов при их тотальном отрыве от первоначальных. Указанным
уровням трансформации смыслов соответствуют формы трансформации
смыслов – симуляция и конструирование. Общим для них является
несоответствие
смысла
своему
онтологическому
значению.
Симулированные смыслы – это некие подобия онтологических смыслов,
выдающие сущее за должное, мнимое за истинное. Они еще не утратили
связь с онтологическими смыслами, к ним применима дихотомия «истинное
58
– ложное». Конструируемые смыслы становятся уже онтологически
несоизмеримыми с исходными. Такие смыслы не являются ни истинными,
ни ложными, это – конструкты сознания человека. Конструируемые смыслы
реализуются в «общем смысле», достигаемом во взаимодействии,
соотносятся с пространством-временем, которого еще нет. Поэтому
конструируемые смыслы можно назвать транс-формирýемыми в
определенной коммуникационной среде.
Таким образом, влияние транскоммуникации на смысл проявляется в
обретении смыслом свойств «между», что предполагает сцепление
онтологического и виртуального смысла, смысла отдельного человека и
смысла, соответствующего коммуникативным ожиданиям.
Использованные источники:
1. Делез, Ж. Ризома [Электронный ресурс] / Ж. Делез, Ф. Гваттари. – Режим
доступа:
http://www.situation.ru/app/j_art_1023.htm (дата обращения:
25.02.2012).
2. Новая философская энциклопедия: в 4 т. [Текст] / Ин-т философии РАН,
Нац.-общ. научн. фонд; Научно-ред. совет: предс. В.С. Степин, заместители
предс.: А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин, уч. секр. А.П. Огурцов. – М.: Мысль,
2010. – Т. 1. – 744 с.
3. Тюлина, Е.В. «Гаруда-пурана». Человек и мир [Текст] / Е.В. Тюлина. – М.:
Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2003. – 278 с.
Кудряков С.А., д.т.н.
заведующий кафедрой радиоэлектронных систем
Санкт-Петербургский государственный университет гражданской
авиации
Россия, г. Санкт-Петербург
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБРАЗОВАНИИ И
ПРОБЛЕМА ПАРАПРОФЕССИОНАЛИЗМА
Аннотация.
В докладе рассматриваются вопросы современной системы
подготовки профессиональных кадров
для эксплуатации сложных
технических систем, использования автоматизированных обучающих
комплексов и возникающие при этом проблемы формирования реальных
профессиональных компетенций.
Ключевые слова.
Профессиональная подготовка, компетенции, автоматические
обучающие системы, транспрофессионализм, парапрофессионализм.
На современном этапе технологического развития нашего общества
явно просматриваются тенденции к взаимопроникновению сфер интересов и
способов решения практических задач у специалистов различных профессий
и отраслей деятельности.
Все чаще от специалистов требуется
одновременное наличие компетенций, которые ранее относились к
59
различным областям деятельности. Необходимость сочетания навыков
технических и гуманитарных наук естественным образом приводит к
понятию транспрофессионализма современных специалистов [5].
Тенденции объединения и комплексирования требований к
специалистам представляет собой только одну сторону интеграционного
процесса, другая особенность которого состоит во введении единых
образовательных стандартов для отраслей инженерной деятельности,
которые ранее существовали отдельно.
Наглядным примером такого
объединения может служить введение государственного образовательного
стандарта высшего образования по направлению подготовки 25.06.01
"Аэронавигация и эксплуатация авиационной и ракетно-космической
техники
(уровень
подготовки
кадров
высшей
квалификации)”,
утвержденный приказом № 891 Министерства образования и науки РФ 30
июля 2014.
Безусловно, авиационная и ракетно-космическая отрасли всегда
развивались в условиях прочного взаимодействия в учебной, научноисследовательской, и производственной деятельности. Однако каждой из
этих отраслей присущи свои особенности, имеются сложившие традиции и
общепринятая практика деятельности [5].
Задача форсированного повышения эффективности экономики требует
не только внедрения новейших промышленных технологий, но и подготовки
принципиально нового класса специалистов-профессионалов [1,3,5].
Возникновение и развитие межотраслевых объединений накладывает
дополнительные
требования
на
профессиональную
подготовку
специалистов, задействованных в реализации мульти-дисциплинарных и
международных проектов. При этом все чаще возникает необходимость
соединения в единую команду специалистов не только разной
профессиональной направленности, но и принадлежащих к принципиально
разным типам профессий, проходившим профессиональную подготовку в
странах с различными образовательными стандартами.
Чтобы соответствовать современным требованиям специалисты всех
профессий должны иметь знания, умения и навыки, предполагающие
наличие готовности и способности воспроизводить, структурировать и
интерпретировать разнородную информацию, действовать в стандартных и
нештатных ситуациях, адаптируясь к изменяющимся условиям физической и
социальной среды. При этом становится совершенно очевидным, что степень
взаимопроникновения профессиональных компетенций и навыков из одного
типа профессии в другой усиливается, что позволяет говорить о
необходимости формирования некоторых видов «надпрофессиональных»
компетенций, включая способность противостоять преднамеренным
деструктивным информационным трендам [2].
Компетентностный подход обновления содержания образования и
профессиональной подготовки призван развить у учащихся компетенции на
основе сочетания принципов практической направленности и теоретической
60
фундаментальности, универсальности и индивидуальности.
Рис.1. "Ловушка" парапрофессионализма
Переход к новым формам организации и самоорганизации совместной
деятельности
сопровождается
формированием
нового
типа
профессионализма, который получил название транспрофессионализма, как
умения связывать и организовывать представителей различных профессий
для решения комплексных проблем с реализацией
синергетического
эффекта. Если расположить кластеры, характеризующие специалистов по
двум парам критериев [4]: «универсальность – специализация» и
«унификация - уникальность», как показано на рис. 1, то легко заметить, что
на пути движения от специалистов массовых профессий к специалистамтранспрофессионалам имеется весьма опасная ловушка. Суть этой ловушки
состоит в возможности подготовки парапрофессиональных специалистов
(то есть, людей на самом деле не являющихся профессионалами).
Широкое развитие различного рода автоматизированных средств
обеспечения и поддержки деятельности, компьютерных технологий с
обилием шаблонов, реализованных алгоритмов обработки информации и
принятия решения создают обманчивое впечатление об отсутствии
необходимости глубокого изучения предметной области для их
оптимального выбора и применения. Поверхностное ознакомление с
подобными наукоемкими продуктами с пользовательским интерфейсом,
сведенным к «одной кнопке» может создавать крайне вредную и опасную
иллюзию доступности данного вида деятельности практически для любого
человека.
Понимание сути деятельности и логической структуры
выполняемых действий в данном случае сводятся к знаниям названий
программного продукта или технической системы, которая может
автоматизировать решение стоящей перед специалистом задачи. Данная
негативная ситуация особенно осложняется в том случае, если в процессе
профессиональной подготовки рассматривались только унифицированные
рабочие ситуации.
Расширение сферы осведомленности в данном случае приведет не к
повышению компетентности, а к проявлению негативного явления
61
парапрофессионализма.
Комплексирование методов, средств, способов мышления и
деятельности под конкретную проблемную ситуацию, не имеющую
стандартных вариантов решения, составляют специфику современной
профессиональной деятельности. При этом
специалисту приходится
учитывать многообразные и весьма противоречивые интересы самых
различных социальных групп и отдельных личностей, а также быть готовым
брать на себя моральную ответственность за предлагаемые варианты
решения и их реализацию.
Новизна этого подхода характеризуется не только необходимостью
обеспечения быстрой адаптации специалиста к изменяющимся условиям
профессионально-предметной области, но
и активным вниманием к
проблеме сохранения и развития социального, культурного и морального
капитала общества.
Использованные источники:
1. Кудряков С.А. Актуальные аспекты психологической безопасности
личности и общества.// Здоровьесберегающее образование, №1, 2013, c.98101.
2. Кудряков С.А. Размышления о виртуальной истории, или куда бежит
«Идиот»?// КЛИО, №1, 2013, c. 135-138.
3. Кудряков С.А., Остапченко Ю.Б., Шаповалов Е.Н., Романцев В.В.
Транспрофессиональная подготовка современных специалистов: миф или
реальная
необходимость.//
Известия
Санкт-Петербургского
государственного электротехнического университета "ЛЭТИ", №8, 2014,
с.94-98
4. Малиновский П. Конец «Эры милосердия», или российские СМИ и
кризис
цивилизационной
идентичности//[электронный
ресурс] http://www.dzyalosh.ru/01-comm/statii/konec-ery/1-0.htm
5. Остапченко Ю.Б., Кудряков С.А., Романцев В.В., Беляев С.А. Проблемы
профессиональной подготовки специалистов для эксплуатации сложных
технических объектов в современных условиях.// Известия СанктПетербургского государственного электротехнического университета
"ЛЭТИ", №8, 2014, с.90-94
Кудряков С.А., д.т.н.
заведующий кафедрой радиоэлектронных систем
Санкт-Петербургский государственный
университет гражданской авиации
Россия, г. Санкт-Петербург
СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ И БЕЗОПАСНОСТЬ
ОБЩЕСТВА
Аннотация.
В докладе рассматриваются актуальные вопросы безопасности в
контексте психологического дисбаланса личности, сопровождающего
62
некоторые социокультурные процессы развития современного общества.
Ключевые слова.
Психологическая безопасность, психологический дисбаланс, стресс,
социальная напряженность, человеческий фактор.
Публикуемые в открытом доступе данные по причинам чрезвычайных
происшествий в России и за рубежом показывают значительное увеличение
доли неблагоприятных событий, обусловленных человеческим фактором.
При этом к числу причин возникающих аварий и катастроф часто относятся
не только прямые ошибки в деятельности персонала, но и общая тенденция
к пренебрежению установленными правилами и инструкциями, а также
правовой нигилизм.
Статистика неумолимо показывает рост числа происшествий и аварий,
происходящих по вине человека. Эти данные касаются не только России,
они имеют общемировое значение. Так, например, открыто публикуемые
данные по обрабатывающей промышленности развитых стран указывают в
качестве причин аварий 22% случаев по вине операторов, 11% по причинам
нарушения технологического процесса и 5% из-за конструкторских ошибок.
По данным авиационных перевозчиков причинами на воздушном транспорте
в 50% случаев являются ошибки пилотов, в 7% случаев ошибки других
членов экипажа.
Весьма настораживающим является появление в
официальной статистике причин аварий и катастроф такого фактора как
саботаж. В промышленности доля этого фактора оценивается в 1%, а в
авиации его оценки доходят до 9%. Причины связанные с техническими
неполадками явно отходят на второй план. На сегодняшний день самым
слабым (с точки зрения функциональной надежности) становится именно
человек. В совокупности человеческий фактор, как причина аварий и
катастроф в некоторых исследованиях оценивается в 70-95% . Судя по
всему, такая тенденция будет сохраняться в ближайшие годы [2].
Человек одновременно является и центральным объектом любой
системы жизнеобеспечения и субъектом любой социальной деятельности,
от действий которого в конечном итоге зависит как личностная, так и
общественная
безопасность.
Поэтому
совершенно
естественной
представляется необходимость распространения методов и средств контроля
состояния технических систем, предотвращения негативных ситуаций и
минимизации неблагоприятных последствий от их возникновения и
воздействия на самого человека.
Наиболее ярко историческое развитие взглядов на процесс
обеспечения безопасности можно проследить на примере этапов,
выделяемых Международной организацией гражданской авиации (ICAO) .
Техническая эра - с начала 1900-х по конец 1960-х годов. Авиация стала
отраслью массовых перевозок, в которой случаи нарушения в системе
обеспечения безопасности полетов были первоначально обусловлены
техническими причинами и отказами оборудования.
63
Эра человеческих факторов - с начала 1970-х до середины 1990-х
годов. В начале 1970-х годов частота авиационных происшествий
значительно снизилась благодаря важнейшим техническим достижениям и
дальнейшему усовершенствованию правил о безопасности полетов.
Организационная эра - с середины 1990-х по настоящее время. В
период "организационной эры" безопасность полетов стала рассматриваться
системно, т. е. охватывая как организационные, так и человеческие и
технические факторы. Также в это время в авиации появилось понятие
"происшествия по организационным причинам", учитывая то влияние,
которое оказывают организационная культура и политика на эффективность
системы контроля за факторами риска для безопасности полетов.
Разработка методов и средств контроля психофизиологического
состояния человека и прогнозирования его профессионального и
социального поведения в сочетании с определением оптимальных способов
реализации организационного управления является областью активных
исследований в нашей стране и за рубежом.
К сожалению, доступ к сложной современной технике при
существующем в настоящее время уровне психофизиологического контроля
открыт как для людей с аддикциями, так и для представителей
деструктивных организаций [1,4, 5].
Психологический дисбаланс, то есть нарушение психологической
гармонии, является одним из ведущих факторов аннигиляции человеческого
капитала, то есть по сути безвозвратной потери главного ресурса страны, что
в экономическом выражении соответствует потерям более 13% ВВП
ежегодно.
К сожалению, в современном общественном сознании
укрепились искаженные стереотипы моделей построения взаимоотношений
человека с окружающим миром. Вопросы психологической экологии и
психологического комфорта на производстве и в быту чаще всего
оказываются вне какого-либо серьезного рассмотрения.
Хронический когнитивный диссонанс, помимо прочего порожденный
процессами глобализации и усугубления экономического кризиса, приводит
к возрастанию угрозы межнациональной и межконфессиональной
напряженности и агрессивности в обществе.
Многие искаженные и деструктивные стереотипы восприятия
действительности внедряются в сознание человека преднамеренно. Либо из
стремления к экономической выгоде, либо для втягивания его разнообразные
политические игры. Умелое манипулирование информационными трендами,
культивация сомнительных привычек и способов поведения сочетается с
«раскачкой» общества и может привести к массовым беспорядкам и даже
революциям [3].
Информационные потоки интернет сегодня являются практически
бесконтрольными и представляют серьезную опасность для детей и
молодежи
Обнаружение запуска спланированных информационных трендов и
64
своевременное оповещение об этом самых широких слоев населения
является одной из важнейших задач обеспечения безопасности общества [2].
Психологически напряженная атмосфера в семье, быту и на
производстве, неконтролируемый негативный информационный поток от
средств массовой информации приводит к значительному ухудшению
состояния
здоровья населения, выражающемуся в росте числа
психосоматических заболеваний, неврозов, депрессий
и психических
отклонений, приводящих даже к попыткам суицида. Попадая из нездоровой
семейной атмосферы на производство, в большинстве случаев человек не
способен к мобилизации всех своих сил для разрешения нештатных
ситуаций, что особенно опасно в условиях быстроменяющейся летной
обстановки. Поэтому задача правильного формирования мировоззренческих
концепций и соответствующих им стереотипов поведения не только на
рабочем месте, но и в семье, безусловно, является стратегическим
приоритетным
направлением
развития
системы
психологической
безопасности [1,2].
Решение задачи
эффективного мониторинга индивидуальной и
организационной деятельности человека, а также создание условий
психологической безопасности и психологического комфорта требует
дальнейших работ с привлечением специалистов психологической, медикобиологической и инженерной специализации.
Использованные источники:
1. Кудряков C.А., Комарова М.Е. ДГС. Методика совершенствования навыков
эффективного поведения.- Санкт-Петербург: Из-во «Свое издательство»,
ISBN 978-5-4386-0085-5, 2011, 146 с.
2. Кудряков С.А. Актуальные аспекты психологической безопасности
личности и общества//Здоровьесберегающее образование, №1, 2013, с.98101.
3. Кудряков С.А. Размышления о виртуальной истории, или куда бежит
«Идиот»?// КЛИО, №1, 2013, с. 135-138.
4. Кудряков С.А., Остапченко Ю.Б., Шаповалов Е.Н., Романцев В.В.
Транспрофессиональная подготовка современных специалистов: миф или
реальная необходимость // Известия СПбГЭТУ "ЛЭТИ", №8, 2014. - с.94-98.
5. Остапченко Ю.Б., Кудряков С.А., Романцев В.В., Беляев С.А. Проблемы
профессиональной подготовки специалистов для эксплуатации сложных
технических объектов в современных условиях // Известия СПбГЭТУ
"ЛЭТИ", №8,2014. - с.90-94.
65
Кузнецов А.О.
бакалавр
Международный финансовый факультет
Финансовый университет при Правительстве РФ
Российская Федерация, г. г. Москва
АРКТИЧЕСКИЙ «ПРИТОК»
Арктическая зона России разительно отличается от других регионов во
всех планах: длинными сроками окупаемости проектов, экстремальными
климатическими условиями, несформированной бюджетной политикой,
некомфортабельными условиями для реализации проектов ГЧП, и
неразвитостью необходимой инфраструктуры для реализации тех или иных
проектов. Сегодняшняя Арктика требует колоссальных инвестиций и
является самым большим «мегапроектом». Арктика является объектом
мирового внимания, так как в ней сосредоточено 40% всех мировых запасов
нефти и газа и для развития месторождений, и необходимой
инфраструктуры, необходимы „длинные” деньги, а также технологии,
доступ к которым на сегодняшний день России закрыт и приходится
создавать все условия для благоприятного развития за счёт собственных
средств.
Вопрос перспектив привлечения инвестиций занимает особую роль,
так как государство и частный сектор, будут опираться на стратегию
развития и на наиболее перспективные её стороны во всех вопросах,
касающихся создания новых проектов. Обладая огромным ресурсным,
транспортно-транзитным потенциалом, Арктика имеет стратегическое
значение для экономического развития России. Социально-экономическое
развитие арктических территорий – одна из важнейших современных задач
нашей страны.
В Арктическую зону РФ (АЗ РФ) кроме расположенных в Северном
Ледовитом океане островов, вошли: Мурманская область, Ненецкий,
Чукотский и Ямало-Ненецкий автономные округа, часть территорий
республик Коми и Саха (Якутия), Красноярского края и Архангельской
области. Представляется, что данные субъекты образуют специфический
экономический регион, который объединяют ряд общих условий ведения
экономической
деятельности.
Эти
условия
предопределяют
и
специфический характер факторов, формирующих инвестиционный климат
всей АЗ РФ
Ключевыми принятыми в Российской Федерации программными
документами по социально-экономическому развитию АЗ РФ являются
«Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на
период до 2020 г. и на дальнейшую перспективу» и утвержденная
Правительством РФ 21 апреля 2014 г. государственная программа
«Социально-экономического развития Арктической зоны Российской
Федерации на период до 2020 г.». Согласно «Программе», в 2015 — 2020 гг.
общий объем инвестиций в Арктическую зону России должен оценочно
66
составить около 221,8 млрд рублей, причем государственная доля из них
должна составить около 160,3 млрд рублей.
Среди способов привлечения остальных необходимых объемов
финансовых средств, очевидно, — привлечение иностранных инвестиций
(ПИИ). Здесь следует заметить, что, поскольку отраслевая структура
иностранных инвестиций соответствует отраслевой структуре региона
(около 90% направляется в добывающую и обрабатывающую
промышленность), то иностранное финансирование неизбежно усиливает
межотраслевые структурные диспропорции в регионе. Тем не менее, ПИИ
однозначно способны оказать преимущественно благотворное влияние на
регион, повышая уровень занятости, научно-технического потенциала
региона, оказывая общий мультипликативный эффект. [1]
Поэтому представляется, что при продуманном выстраивании
инвестиционной политики, во влиянии на регионы АЗ РФ ПИИ будут
преобладать положительные моменты. Развитость экономических связей
субъектов с зарубежными партнерами и преимущественная доля в
инвестировании в субъекты АЗ РФ развитых стран (Франция, Германия,
Нидерланды, Великобритания, страны Скандинавии, Япония и США) Но
следует оговориться: в регионе присутствует также высокая доля
инвестиций и из оффшорных зон. Следовательно, существует вероятность,
что часть поступающего оттуда капитала является российским по своему
происхождению. Уровень оттока капитала является очень важным вопросом
на мой взгляд, показателем здоровой внутренней валютной политики
является показатель отток и притока капитала из государства. Так как
именно уровень оттока указывает на недостатки валютной стратегии в
вопросе сдерживания капитала.
Главный экономист АФК "Система"
Евгений Надоршин поясняет РБК, что, помимо нестабильной
международной ситуации, отток капитала из страны связан со снижением
деловой активности в самой России. Ожидаемый отток капитала в 2015 г.
может составить порядка $115 млрд против $152 млрд в прошлом году.
Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил, что отток капитала из
России в 2015 г. может оказаться меньше $100 млрд. ЦБ в свою очередь
прогнозирует отток капитала в 2015 г. в размере $100-110 млрд. Статистика
изменения уровня оттока капитала показана на графике 1.
67
График 1
Динамика оттока капитала (млрд. долл)
160
140
120
100
80
60
40
20
0
2010
2011
2012
2013
2014
2015
Источник: ЦБ РФ
Россия в 2000-х гг. резко сократила объем государственных
инвестиций. Рыночный, т. е. банковский, механизм кредитования развития
также подавлен, собственные средства предприятий составляют около 50%
инвестиций в основной капитал. Поэтому российские предприятия просто
вынуждены брать кредиты за рубежом, наращивая внешний долг
корпораций и политическую уязвимость движения капитала. Следствием
отсутствия национального механизма финансирования развития является то,
что предприятия стараются вывести капитал из-под российской юрисдикции
в оффшоры. Часть этих денег затем реинвестируется в российские
предприятия уже под видом иностранного капитала.
Геополитически Россия остается для Запада противником и ее
действующий лидер для Запада нежелателен, считать, что отток капитала из
России носит несистемный характер, нет оснований. Таким образом,
системный характер получают возможные рекомендации в отношении
государственные решения, способные изменить ситуацию. Наряду с
политическими и макроэкономическими решениями на поведение частного
капитала воздействуют и конкретные психологические и экономические
причины, которые также выглядят в России устойчиво неблагоприятными.
Бизнес заинтересован в доходности и снижении рисков для своего капитала.
Эти показатели означают, что формирование валютной политики
государства является комплексом мер по удержанию капитала и его возврату
из-за кордона, путём создания благоприятного инвестиционного климата для
всех эшелонов бизнеса. [1]
Использованные источники:
1. Отток капитала из России: постановка проблемы// Центр научной
политической мысли и идеологии – 2013. [Электронный ресурс]. URL:
http://rusrand.ru/analytics/ottok-kapitala-iz-rossii-postanovka-problemy
(дата
обращения 05.04.2015)
68
Пантелеева А. В.
аспирант
ГБОУ ВПО МО «Академия Социального Управления»
Россия, г. Москва
«ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ» КАК ФОРМА РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРНОЙ
КОМПЕТЕНТНОСТИ УЧАЩИХСЯ
Аннотация. Статья посвящена одной из насущных проблем
российского общества – кризису читательской культуры. Для этого
требуется повысить уровень культурной компетентности посредством
развития читательской компетентности. Этого можно достичь с помощью
разработки и внедрения новых методик и подходов, примером которых
могут послужить основные методологические принципы программы
«Читательский клуб».
Ключевые слова и фразы: читательский клуб; культурная
компетентность;
кризис
читательской
культуры;
безграмотность;
образовательная среда; интегрированное образование; ценностные
ориентиры;
Как известно, культура общества складывается из культурной
компетентности отдельных ее представителей. Культурная компетентность
учащегося – это комплекс систематических знаний и представлений, умений
и навыков, традиций и ценностных ориентации, применяемых им в
повседневной жизни.
С самых древних времен письменность и книги были источником
знаний и способом передачи опыта от поколения к поколению. С помощью
книг осуществляется неразрывная связь времен. Мы считаем, что на
сегодняшний день формирование культурной компетентности необходимо
осуществлять на этапе школьного обучения.
На критическое состояние в области культурной компетентности в
2006 году указал проект Национальной программы поддержки и развития
чтения, одобренный президентом российского книжного союза
Степашиным С.В.:
«…Современная ситуация в России может характеризоваться как
системный кризис читательской культуры. Россия подошла к критическому
пределу пренебрежения чтением… Такое положение сопряжено с большим
социальным риском, поскольку чтение представляет собой важнейший
способ освоения жизненно значимой информации, без него немыслима
интеграция личности в многонациональную и многослойную российскую
культуру, понимаемую как весь комплекс духовных, материальных,
интеллектуальных и эмоциональных черт; образа жизни; основных прав
человека; систем мировоззрения, т.е. ценностей, норм, традиций,
образования, характеризующих общество. В то же время от уровня
культурной компетентности граждан во многом зависит экономика,
политика, национальная безопасность и конкурентоспособность страны»[5,
69
c.21]
Если обратиться к статистике Центра Юрия Левады, 2003–2005 гг., мы
увидим следующие цифры: в настоящее время книги не покупают 52%, не
читают 37%, библиотеками не пользуются 79% россиян. Более 40%
издаваемых в нашей стране книг не доходит до рук читателей. Уже к 2005
году не имели домашней библиотеки 34% опрошенных. И всего лишь 12%
пользователей сети Интернет читали книги в сети, причем из них всего 1%
составляла художественная литература, не читали своим детям 73%
родителей, хотя в 90х годах процент не читающих был всего лишь 18% [6,
с.53-54].
Согласно данным того же исследования мы имеем следующие
показатели:
- в странах с наилучшими показателями, доля детей с наивысшим
уровнем грамотности (под грамотностью понимается социальная и
творческая практика чтения и письма) составляет 24%, а с уровнем
грамотности выше среднего –80%;
- в Российской Федерации доля детей с наивысшим уровнем
грамотности около 8%, а с уровнем грамотности выше среднего 64%. [6,
стр. 54-55]
Статистика Международной программы по оценке образовательных
достижений учащихся (PISA) говорит о том, что доля учащихся с уровнем
грамотности ниже минимально допустимого в странах с лучшими
показателями составляет 0,9%, а в России – 9% (2000 г). Доля учащихся с
наивысшим уровнем грамотности составляют соответственно 19% и 3,2%, а
показатели доли учащихся с уровнем грамотности выше среднего – 79% и
43% (2000 г) [7].
«…Доля систематически читающей молодежи у нас снизилась с 48% в
1991 г. до 28% в 2005 г. Если в 1991 г. 79% жителей нашей страны читали
хотя бы одну книгу в год, то в 2005 г. эта цифра составила 63%. В 1991 г.
61% россиян ежедневно читали газеты, в 2005 г. - только 24%. Для
журналов аналогичные цифры составляют 16% и 7% соответственно. В
1970-е годы регулярно читали детям в 80% семей, сегодня - только в 7%...»
[11]
В 2009 году по материалам доклада программы развития ООН был
составлен список стран мира с указанием индекса образования. Данный
список опирался на доклад о грамотности ЮНЕСКО от апреля 2007 года. В
нем использовались данные, которые составлены из национальных оценок
самих стран и оценок, основанных на Глобальной модели прогноза
грамотности среди взрослого населения, разработанной в 2007 году. При
этом ООН отмечает, что при сборе данных о грамотности, учитывалось
умение чтения и письма население от 15 лет, в то время как качество
литературы и уровень письма в расчет не брались. Поэтому ООН призывает
использовать данный список с осторожностью. По данным этого списка
Россия находится на 15 месте [12].
70
Приведенные выше данные говорят о том, что Россия подошла к
критическому
пределу
пренебрежения
чтением.
И
именно
общеобразовательной школе предстоит решать эту проблему. «…На
сегодняшний день система общего обязательного образования для многих
граждан РФ является первым, а для значительной части — важнейшим
институтом социализации. Именно в школе закладываются основы их
личности, отношение к себе и окружающим, культурная компетентность…»
[5,с.23-24].
Одним из способов модернизации образовательной системы в области
развития культурной компетентности учащихся мы видим в формировании
развивающейся интегрированной полисубъектной и поликультурной
образовательной среды.
Одним из элементов такой среды может стать программа
«Читательский клуб», в рамках внеурочных занятий по ФГОС или занятий
в кружках (в рамках дополнительного образования).
Толчком к созданию данного клуба стала педагогическая инициатива
учителей: Маликовой Полины Михайловны, учителя русского языка и
литературы МАОУ СОШ совхоза имени Ленина [4] и Бугаевой Маргариты
Ивановны, учителя русского языка и литературы Развилковской СОШ с
УИОП [3].
В рамках деятельности клуба они предприняли попытки решения
ключевых проблем воспитания на базе своих школ.
«Девизом нашего читательского клуба, - говорит Бугаева М.И.,является воспитание внимательного и вдумчивого читателя»[3].
Многолетний опыт с применением различных методик показал, что в рамках
урочной системы можно замотивировать ребенка ознакомиться с
литературным произведением, помочь ему освоить технические навыки
работы с текстом, но пропустить его через себя, обдумать и прочувствовать
– крайне сложно.
Данная проблема была затронута и в проекте Национальной
программы поддержки и развития чтения: «…Цели в области обучения
чтению и развития читательской компетентности в значительной степени
сужены до технических навыков работы с текстом. Такие умения, как
восстановление контекста, связывание воедино всех элементов информации,
соотнесение прочитанного со знаниями из других областей и собственным
опытом, критическое осмысление текстов пока отсутствуют…» [5, c. 31]
Так же одной из главных проблем отсутствия интереса к чтению
создатели клуба видят в семье. Одной из ключевых, по мнению
Сметанниковой Н.Н. здесь является проблема так называемых «не читающих
родителей» - «…нередко под давлением не читающих родителей, уходит и
урок чтения. Уже в 2007 году учебный план в некоторых школах включал
три урока чтения в неделю вместо четырех и пяти… По мнению таких
родителей, обучение чтению в начальной школе не является приоритетным
направлением, и оно не связано с успехом ребенка в жизни…» [6, с.55-56]
71
«Хорошая мама, - говорит Маликова П.М, - начинает читать своему
ребенку еще до его рождения»[5]. В этом вопросе с ними солидарен В.Б.
Брайнин, отметивший, что: «…Университет культуры может быть
подспорьем лишь для того, кто сам хочет найти ориентиры в мире
культуры…В первую очередь это задача семьи… Если ребёнок не видит
читающих родителей, он не приохотится к чтению, несмотря на
родительские причитания…» [2, с. 4]
Таким образом, одной из главных особенностей, по мнению создателей
«Читательского клуба» является совместная работа школы, семьи и
библиотеки в рамках интеграции и социального партнерства.
В апреле 2015 года была презентация Книги памяти "Пока живые
помнят павших..." [8]. Этот огромный по масштабам и значимости проект
был запущен к 70-летию Великой Победы и включал в себя воспоминания
героев войны, внуки и правнуки которых являются учащимися школы.
После ряда удачных презентаций книги на школьном и районном уровнях,
проект был признан настолько успешным, что теперь планируется выход
второго, дополненного собрания воспоминаний. «Когда я в сентябре 2014
года начинала этот проект, - рассказывает Маликова П.М., - не многие
откликнулись, но когда мы начали верстку книги, нас буквально завалили
информацией и фотографиями. Родственники учащихся и педагогов нашей
школы так хотели попасть в издание, что пришлось трижды дополнять уже
готовый макет сборника… Я убеждена, что такой интерес возник благодаря
тому, что все могли увидеть результат своих трудов…»[4].
Данный проект дал возможность почувствовать каждому его
участнику частицей чего-то большего, значимого.
Таким образом, получение результата (отражение в печати, СМИ,
публичная защита проектов) является действенным методом повышения
читательской компетентности через ознакомление с работами друг друга,
предварительные презентации проектов.
Другим примером такого проекта может служить муниципальный
семинар для библиотекарей на тему «Приглашаем на питчинг», который
прошел в конце октября 2014 года. Подготовили Организаторами
мероприятия являются заведующая библиотекой школы Анохина Татьяна
Алексеевна [1], Маликова Полина Михайловна [4] и Бугаева Маргарита
Ивановна [3]. Целью семинара стало привлечение учащихся к чтению, через
проекты друг друга. Каждому участнику было предложено прочитать,
осмыслить и разрекламировать выбранное литературное произведение так,
чтобы оппоненты захотели их прочитать или приобрести для своей
домашней библиотеки. Всего было представлено 6 проектов по шести
литературным произведениям.
На питчинге участники «Читательского клуба» успешно доказали
своим оппонентам и судьям, что именно их проект актуален и будет иметь
стойкий интерес в течение долгого времени [9].
Также, на семинаре была затронута проблема наличия у учащихся
72
домашней библиотеки, причем не на электронном носителе (электронные и
аудиокниги). В своем интервью Бугаева М.И. говорит о том, что негативно
относится к электронным книгам: «…Книгу важно держать в руках,
ощущать… Электронные книги не вызывают приятных эмоций, не
прививают любовь к чтению …» [3]. С ней согласна и Сметанникова Н.Н.,
которая указывает на то, что «…Исследования показывают, что дети, не
читающие книг, не читают и с экрана компьютера...» [6, с. 56].
Еще одним действенным методом повышения читательской
компетентности и увеличения заинтересованности юного читателя является
смена творческой обстановки. «Мы часто стараемся проводить заседания
клуба вне школы, - рассказывает Маликова П.М. - В конце апреля 2014 года
заседание нашего клуба проводилось в долине сказок, на свежем воздухе.
Мы были в гостях у русских писателей, организовывали литературную
эстафету, инсценировки отрывков из различных произведений и, конечно
же, пекли пироги…». Мероприятие проходило в апреле 2014 года в рамках
регионального семинара для заместителей директоров по учебновоспитательной работе, учителей-предметников школ
Ленинского
муниципального района и школ города Москвы по теме «Педагогические
ресурсы здоровьесберегающих технологий»[10]. Оно было основано на
партнерстве школы, семьи, библиотеки и СМИ. Мероприятие включало в
себя знакомство с культурой нашей страны и родного края, демонстрацию
навыков публичных выступлений и организаторских способностей
учащихся, представление национальной кухни различных народов,
коллективной
работы;
способствовало
развитию
культурной
компетентности.
Исходя из всего выше сказанного, мы делаем вывод, что одной из
проблем низкой культурной компетентности является низкая читательская
компетентность учащихся. Таким образом, «…повышение культурной
компетентности граждан определяется через улучшение способности
ориентироваться в каналах коммуникации, понимания информации
(печатных и медиа текстов)…»[5,с.41].
Следовательно, наша задача
совместными усилиями всех образовательных и общественных институтов
повысить читательскую компетентность подрастающих поколений, путем
искоренения культурной безграмотности
молодежи и воспитания
грамотного молодого поколения граждан.
«…В повседневной жизни поддержание программного уровня
развития чтения и культурной компетентности читателей за пределами
учреждения - это социальная необходимость…Социальная полезность
программных
мероприятий…способствующих
развитию
чтения,
заключается в повышении культурной компетентности и качества жизни
граждан,
минимизирует
социальное
напряжение,
способствует
установлению
партнерских
отношений
между
обществом
и
Государством…»[5,с.41-42]
73
Использованные источники:
1. http://lenschsovhoz.edumsko.ru/collective/pedagogical_collective/
2. Брайнин В.Б. Слушатель серьезной музыки его воспитание. 2007г [с.4]
3. http://lenschrazvilka.edumsko.ru/collective/pedagogical_collective/bugaeva_ma
rgarita_ivanovna/ Интервью, Май, 2014г
4. http://lenschsovhoz.edumsko.ru/collective/pedagogical_collective/malikova_po
lina_mihajlovna/ Интервью, Май, 2014г
5. Национальная программа поддержки и развития чтения 2007-2020
(проект), согласован Президентом РКС Степашиным С.В. СПб, 2006 [с. 21,
23-24, 31, 41-42 ]
6. Сметанникова Н.Н. Чтение и грамотность. М., 2005 [с. 53-56]
7. Статистический отчет программы международной оценки учащихся\
PIRLS: International report, 2001; PISA: International report, 2000 -2006; IALS,
2000-2006.
8. http://lenschsovhoz.edumsko.ru/about/news/vspomnim_vseh_poimyonno/
9. http://lenschsovhoz.edumsko.ru/about/news/priglashaem_na_pitching/
10. http://lenschsovhoz.edumsko.ru/about/history/2014/29_aprelya_2014_goda1/
11. Данные межрегионального центра библиотечного сотрудничества
http://www.mcbs.ru/chtenie/
12. Список
стран
по
уровню
грамотности
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1638118
Патокина Н.Н.
магистрант
Сироткин В.Б., к.т.н.
доцент
ННГУ им. Н.И. Лобачевского
Россия, г. Н. Новгород
ФАС КАК ИНСТРУМЕНТ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ
СРЕДЫ
Современное государственное регулирование экономики в Российской
Федерации в качестве ключевого элемента развития конкуренции и
успешного функционирования рыночного пространства предусматривает
создание благоприятных условий для развития конкурентной среды на
товарных рынках, то есть совокупности экономических и социальных
условий, в которых производится и реализуется конкретная продукция.
Поддержка конкуренции гарантируется Конституцией Российской
Федерации, является одной из основ конституционного строя Российской
Федерации, а также постоянным приоритетом государственной политики. На
современном этапе развития российской экономики защита конкуренции
приобретает особую значимость, так как следствием разрушения
конкуренции являются замедление экономического роста, отступление от
законов рыночной среды и в итоге падение эффективности по всем
направлениям экономики.
74
В обеспечении надлежащей конкурентной среды российской
экономики важная роль принадлежит Федеральной антимонопольной
службе, осуществляющей функции по принятию нормативных правовых
актов и контролю за соблюдением антимонопольного законодательства,
законодательства в сфере деятельности субъектов естественных монополий
(в части установленных законодательством полномочий антимонопольного
органа), рекламы, контролю за осуществлением иностранных инвестиций в
хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для
обеспечения обороны страны и безопасности государства, контролю
(надзору) в сфере государственного оборонного заказа и в сфере закупок
товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных
нужд, а также по согласованию применения закрытых способов определения
поставщиков (подрядчиков, исполнителей).
В
качестве
формы
реализации
превентивной
функции
антимонопольного органа можно выделить подготовку и публикацию
антимонопольным органом разъяснений и методических рекомендаций по
порядку применения антимонопольного законодательства, в том числе по
результатам рассмотрения обращений физических и юридических лиц,
выступления должностных лиц антимонопольных органов на конференциях
и семинарах и иные действия, направленные на адвокатирование
конкуренции.
В настоящее время государство активно развивает добросовестную
конкуренцию в ее широком смысле, а также совершенствует
антимонопольное законодательство и антимонопольную политику в целом.
Реализация мероприятий по созданию благоприятной конкурентной среды
осуществляется в рамках определенного плана («дорожной карты»),
утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 28
декабря 2012 г. N 2579-р.
Дорожной картой «Развитие конкуренции и совершенствование
антимонопольной политики» предусматривается включение функций по
развитию конкуренции в приоритеты деятельности органов исполнительной
власти. Во исполнение данного положения в августе 2013 года
Правительством РФ были внесены изменения в акты о полномочиях
федеральных органов исполнительной власти. Изменения заключались в
появлении у них дополнительного полномочия по разработке и реализации
мер по развитию конкуренции на товарных рынках, включая выполнение
соответствующих ведомственных целевых программ, в установленной сфере
деятельности.
Функция
развития
конкуренции
федеральными
органами
исполнительной власти является дополнением к соответствующей функции
антимонопольного органа. Она нацелена на усиление отраслевого
воздействия на конкуренцию, и ее реализация позволит сократить
количество нарушений законодательства о защите конкуренции со стороны
самих государственных органов.
75
В апреле 2014 года 6 российских регионов начали в пилотном режиме
внедрять Стандарт развития конкуренции в субъектах Российской
Федерации. Документ о внедрении стандарта развития конкуренции носит
практически директивный характер. Перечень направлений для оценки
работы высших руководителей регионов содержит такой пункт как
содействие развитию конкуренции на основе стандарта. Таким образом,
эффективность работы губернаторов будет оцениваться и по этому
критерию.
При составлении рейтинга развития конкуренции в регионах основная
задача ФАС состоит в том, чтобы охарактеризовать конкуренцию на рынках,
которые носят локальный характер, и состояние конкуренции на которых
зависит от действия региональных властей. Поэтому учитывается
насыщенность региона предприятиями, количество жалоб, поступивших в
ФАС, состояние товарных рынков, которые вносят наибольший вклад в
валовой региональный продукт – мелкий опт и розница на рынке топлива,
электроэнергетики, рынок розничной торговли лекарствами и иное. Еще
одним критерием является мнение бизнеса о ситуации с конкуренцией в
конкретном регионе.
«Дорожная карта» является своеобразным путеводителем для
экономики и шагом к социальному управлению. Она структурирована в
управленческом ключе и предусматривает реформу включенности органов
исполнительной власти в экономику.
В рамках «Дорожной карты» одной из основных целей деятельности
ФАС является цель развития конкуренции в сфере госзакупок, которая тесно
связана с развитием среднего и малого предпринимательства. На
сегодняшней день ФАС во исполнение указанной цели проделана большая
работа. Например, поддержка малого и среднего бизнеса за счет дробления
лотов в госзаказе, более 1,1 трлн. рублей получили малые и средние
предприятия за счет участия в торгах в сфере госзаказа. Также действует
открытая и прозрачная информационная система в сфере госзаказа –
www.zakupki.gov.ru - и в сфере госпродаж – www.torgi.gov.ru.
В соответствии со Стратегией развития конкуренции и
антимонопольного регулирования в Российской Федерации 2013 – 2024 гг.
планируется: разработать и реализовать эффективные программы обучения
для внешней среды (малый, средний, крупный бизнес) в части применения
антимонопольного законодательства; разработать меры, направленные на
развитие конкуренции и сокращение избыточного вмешательства
государственных органов в деятельность субъектов малого и среднего
предпринимательства;
обеспечить
защиту
субъектов
малого
предпринимательства от административного давления со стороны органов
власти и местного самоуправления; повышение вовлеченности предприятий
малого и среднего бизнеса в кооперационные процессы деятельности
субъектов естественных монополий; стимулировать вовлеченность
предприятий малого и среднего бизнеса в выполнение государственного
76
заказа.
Функции, полномочия антимонопольного органа за последнее время
существенно расширились, в связи с упразднением «Рособоронзаказа»,
Федеральной службы по тарифам (ФСТ России) и передачи функций этих
ведомств ФАС России. Так с упразднением ФСТ России функцией по
регулированию деятельности естественных монополий, включающей
осуществление контроля по вопросам, связанным с определением
(установлением) и применением цен (тарифов) в сферах деятельности
субъектов естественной монополии наделен ФАС.
Возможно синергетический эффект от слияния ФАС и ФСТ России
позволит устранить двойной контроль, развивать рыночную экономику,
увеличить долю частного сектора. Например, применяя антимонопольное и
тарифное регулирование, индексация тарифов субъектов естественных
монополий исключительно по результатам выполнения ими программы
снижения издержек поспособствует достижению высокой эффективности
развития отечественной экономики в целом.
В целом антимонопольная (конкурентная) политика охватывает почти
весь круг задач, направленных на развитие экономики, предопределяет
широкое участие антимонопольных органов в выработке экономической
политики государства в общем, или, по крайней мере, тех ее направлений,
которые могут непосредственно повлиять на конкурентную структуру
рынка, деловую практику и хозяйственную деятельность его субъектов.
Государство обязано выполнять важные экономические, организационные,
координирующие, информационные функции для обеспечения рыночных
условий предпринимательской деятельности, развития частного сектора.
Стратегическая задача государственной антимонопольной политики по
отношению к отдельным рынкам (отраслям) состоит в сохранении баланса
конкурентных и монопольно-регулирующих сил в рамках рабочей
конкуренции (олигополии, или монополистической конкуренции). В связи с
этим основными целями ФАС является оптимизация рыночной структуры,
нейтрализация монополистической власти, корректировка невыгодных для
общества экономических результатов для решения двух задач - повышения
качества жизни и конкурентоспособности российской экономики.
Савченко О.В., к.и.н.
доцент, зав. кафедрой теологии
СарФТИ НИЯУ МИФИ
Россия, г. Саров
ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕКУЛЬТУРНЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ
В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ НАЦИОНАЛЬНОГО
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ЯДЕРНОГО УНИВЕРСИТЕТА
Ключевые слова: модернизация образования, общекультурные
компетенции, инновационные образовательные технологии, студенческая
конференция.
77
Аннотация: Подчеркивается место и роль общекультурных
компетенций в современном образовательном процессе. Рассматривается
пример студенческой конференции как эффективной инновационной
образовательной технологии формирования общекультурных компетенций.
Keywords: modernization of education, general cultural competences,
innovative educational technologies, student conference.
Annotation: It emphasizes the place and role of general cultural competence
in modern educational process. The example of the student conference as an
effective innovation educational technologies of formation of general cultural
competence.
Модернизация современного российского высшего образования
подразумевает, что главная цель образования – трактуемое в широком
смысле обучение навыкам социальной и культурной жизни, которые лишь
впоследствии преобразуются в конкретно-профессиональные знания и
навыки.
В динамично меняющемся мире система высшего образования
ориентирована на формирование новых качеств выпускника вуза, которые
описываются компетентностным подходом, – целеустремленности,
организованности, трудолюбия, ответственности, гражданственности,
коммуникативности,
толерантности,
инновационности,
социальной
мобильности, гибкости, устойчивости на рынке труда. Будущий работник
должен владеть культурой мышления, способностью к обобщению, анализу,
восприятию информации; быть готовым к сотрудничеству с коллегами,
работе в коллективе; стремиться к саморазвитию, повышению квалификации
и мастерства; способным учитывать специфику и современное сочетание
глобального, национального и регионального в развитии социальной сферы
и управления, культуры общественной, государственной и личной жизни и
др., т.е. владеть определенным набором общекультурных компетенций.
Компетентностный подход подразумевает, что перечень необходимых
компетенций определяется в соответствии с запросами работодателей
(требованиями рынка труда), требованиями со стороны академического
сообщества и широкого общественного обсуждения на основе серьезных
социологических и психологических исследований.
К общекультурным компетенциям относятся те навыки, которые
связаны с социальной и культурной жизнью в целом, не имея «прямой»
связи с профессиональной деятельностью, если последнюю трактовать в
узкотехническом
смысле
слова.
Формирование
общекультурных
компетенций представляет собой комплексный процесс, опосредованный
социокультурной средой вуза, необходимой для всестороннего развития
личности и направленной на развитие социально-воспитательного
компонента учебного процесса, включая развитие студенческого
самоуправления, участие обучающихся в работе общественных организаций,
спортивных и творческих клубов, научных студенческих обществ.
В соответствии с идеологией новых образовательных стандартов
78
общекультурные компетенции являются базовыми, универсальными, в
интегрированном виде отражающими требования современного общества,
предъявляемые к высшему образованию, а именно: умение жить в
определенном обществе; выступают инструментом для повышения
способности будущего выпускника к трудоустройству. Общекультурные
компетенции в отличие от других компетенций носят более устойчивый и
неугасаемый характер. Термин общекультурные компетенции указывает на
то, что они являются основанием для других, более конкретных, предметноориентированных, профессиональных. В то же время владение ими
позволяет выпускнику быть успешным в любой сфере профессиональной и
общественной деятельности, в т.ч. и личной жизни, так как, если
профессиональные компетенции могут быть недолговечными (в силу
нарастающей смены технологий деятельности, устаревания прикладных
знаний и пр.), то базовые (общекультурные) компетенции человек проносит
через всю жизнь, имея возможность каждый раз выстраивать на их основе
свой новый профессиональный облик. Общекультурные компетенции
содействуют достижению результатов в неопределенных, проблемных
ситуациях, решению вопросов, для разрешения которых никогда нет полного
комплекта наработанных средств. Тем самым общекультурные компетенции
являются основой для формирования профессиональной мобильности
специалиста.
Компетентностная модель подготовки выпускника ставит во главу
угла междисциплинарные, интегрированные требования к результату
образовательного процесса. Компетентностный подход ориентирует на
детерминированность целей образования рынком труда. Поэтому
компетенции, прежде всего, общекультурные, охватывают способность,
готовность к познанию и образы поведения, необходимые для выполнения
той или иной будущей профессиональной деятельности. Под
общекультурными
компетенциями
подразумеваются
наиболее
универсальные по своему характеру и степени применимости компетенции,
формирование которых осуществляется в рамках каждого учебного
предмета, т.е. они метапредметны. Общекультурные компетенции
выпускника-бакалавра представляют способность устанавливать связи
между знанием и реальной ситуацией, осуществлять принятие верного
образовательного направления и вырабатывать алгоритм действий по его
реализации в условиях неопределенности, являющиеся основанием для
других, более конкретных и предметно-ориентированных составляющих;
выступают в роли количественного и качественного эквивалентов оценки
результатов образования с ориентацией на современные требования к
качеству подготовки выпускника.
Метапредметность, универсальность, социальность и аксиологичность
общекультурных
компетенций
требуют
разработки
эффективных
инновационных образовательных технологий в рамках гуманитарных и
социальных курсов НИЯУ МИФИ. Одной из таких технологий
79
представляется студенческая научно-практическая конференция.
Многолетние исследования студентов СарФТИ НИЯУ МИФИ по
истории атомной отрасли и города Сарова (история семьи, интервью с
ветеранами отрасли, социологические опросы горожан) сделали
необходимым презентацию результатов на студенческих конференциях по
гуманитарным и социальным наукам в рамках проекта «Ядерный
университет и духовное наследие Сарова». Научный руководитель проекта –
О.В. Савченко, к.и.н., доцент, зав. кафедрой теологии СарФТИ НИЯУ
МИФИ (с 2001 г.). В ходе подготовки конференции на протяжении семестра
команды студентов готовят на конкурс доклады с презентациями. Работы
выполняются на основе интервью с учеными, ветеранами атомной отрасли,
священниками, на основе социологических опросов горожан.
С ноября 2010 г. по май 2015 г. прошло 15 студенческих конференций
по истории, социологии, экономике: «Россия в ХХ веке – советский проект:
за и против» (12 05 2011г.), «Русская интеллигенция: за и против» (22 05
2012г.), «Ядерный университет и духовное наследие Сарова:
знаменательные даты года» (23,24 04 2013г.), онлайн-конференция НИЯУ
МИФИ «К 400-летию Дома Романовых» (15 05 2013г.), «Ядерный
университет и духовное наследие Сарова: 260 лет преподобному Серафиму
Саровскому, 60 лет городу Сарову, 65 лет испытанию РДС-1» (22,23 04
2014г.), онлайн-конференция НИЯУ МИФИ «Год культуры в России» (22 05
2014г.), «Россия – 2030: как мы будем жить через 20 лет» (8 11 2010г.),
«Ядерный университет и духовное наследие Сарова: 60 лет СарфТИ и 70 лет
МИФИ» (29 11 2011г.), «Личность, свобода, ответственность в эпоху
высоких технологий» (11 12 2012г.), «Наука, религия, безопасность» (26 11
2013г.), «Социальная справедливость и рыночная экономика» (4 12 2013г.),
«Человек в закрытом городе» (26 11 2014г.), «Социальная справедливость и
рыночная экономика» (2 12 2014г.), онлайн-конференция НИЯУ МИФИ
«Великая Отечественная война 1941- 1945 гг. в памяти народа»(9 04 2015г.),
«Ядерный университет и духовное наследие Сарова: 70 лет Победе» (21,22
04 2015г.). В конференциях приняло участие более 800 студентов, более 190
команд.
Изучение жизненного и профессионального опыта людей старшего
поколения (в процессе живого, зафиксированного на видео диалога), работа
в команде, выступление на конференции, подготовка публикаций
способствует эффективному процессу формирования общекультурных
компетенций, т.е. личностному росту студентов, помогает сформировать
верную идентичность и адекватную самооценку, патриотическую и
гражданскую позицию, повышает личностную и профессиональную
мотивацию выпускников СарФТИ НИЯУ МИФИ.
80
Сулейманова Р.Р.
ассистент
кафедра Технологии социальной работы
Чеченский государственный университет
Россия, г. Грозный
ПРОБЛЕМА ИДЕНТИФИКАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ:
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
Автор рассматривает проблему идентификации в контексте
глобализационных процессов, переживаемых современным обществом.
Ключевые слова: идентификация, современная молодежь, ценности,
норма.
Проблема
идентификации современной молодежи актуальна в
современном социокультурном пространстве, потому что наше общество,
уже который год, переживает процесс переоценки ценностей и норм,
являющихся носителями главной культурной темы. Цивилизационные и
глобализационные изменения современного общества находят отражения не
только в сфере экономики, техники, но и охватывают духовную сферу,
которая демонстрирует сегодня наибольшую чувствительность к
происходящим процессам. Проблема идентификации молодёжи, по своей
сути, представляет собой проблему не столько современного молодого
поколения, но и всего общества в целом. И от позитивного исхода в решении
данной проблемы будет зависеть не столько актуальное сегодня, но и
возможное завтра. С одной стороны, как мы видим, эта проблема осложнена
процессами глобализации, информатизации, урбанизации и т.д. С другой
стороны она
имеет свою специфику, опосредованную современной
российской действительностью и проводимой в отношении молодёжи
политикой. Идет размывание ценностных основ и традиционных форм
общественной морали, ослабление и разрушение механизмов культурной
идентификации, снижение интереса молодежи к своей культуре, ее истории,
традициям, к носителям национального самосознания. Данные процессы
стимулируют асоциальные и противоправные формы самореализации
молодёжи: нарастание криминальных проявлений в молодёжной среде,
отчуждение от трудовой деятельности, алкоголизм, наркоманию; стремление
к участию в неформальных молодёжных объединениях; усиление
напряженности и агрессивности, рост экстремизма в молодёжной среде. В
условиях разразившегося мирового кризиса, все обозначенные проблемные
обстоятельства в развитии молодёжи могут быть использованы
деструктивными силами для дестабилизации обстановки не только в Чечне,
но и в России в целом.
В целом данная проблема обусловлена самой природой
идентификации. Идентификация (от лат. identificо — отождествлять) —
установление тождественности неизвестного объекта известному на
основании совпадения признаков.
81
Современная чеченская молодежь не хочет смотреть в прошлое, а
аккумулирует высокий уровень оптимизма и ориентацию на буржуазное
развитие. Если проанализировать качественный состав молодежи по таким
позициям, как социальное положение, ценности, здоровье, то в итоге
обозначится картина, которая свидетельствует о том, что наша страна далека
от устойчивого развития.
В России возникли новые для нашего общества критерии
дифференциации молодежи (бедность — богатство, этническое деление),
обнаружились расколотость и внутренняя противоречивость сознания. Эти и
другие новые явления в молодежной среде требуют сложной системы
анализа, не терпят упрощенной интерпретации.
Процесс идентификации молодежи в современных реалиях протекает
весьма трудно. Это можно сказать связано с быстрым темпом развития
общества и теми нововведениями, что привносит в нашу жизнь много
нового. Изучив научную литературу по проблеме идентичности, мы
выявили, что в настоящее время понятие «идентичность» является
индикатором
состояния
современных
социально-экономических,
политических и культурных процессов, Однако, несмотря на большой объем
теоретических и эмпирических исследований, феномен идентичности
остается одним из самых сложных и теоретически многозначных
культурных концептов. Под идентичностью принято понимать некоторое
состояние индивида, конечный результат соотнесения и отождествления с
социальными образцами, группами, ролями, типами, свойствами и
качествами, конструируемый в результате взаимодействия индивида и
общества в рамках определенного исторического периода. А под
идентификацией - процесс формирования социальной идентичности путем
соотнесения и отождествления индивида с социальными образцами,
группами, признаками, типами, свойствами и качествами.
Особую актуальность проблемы формирования
идентичности
молодежи в современном мире обуславливает глубокая трансформация
общества и государства, приведшая к радикальным изменениям социальной
реальности. Одно из ключевых противоречий трансформации заключается в
конфликте между ее универсальными целями и традиционными ценностями
и традициями. Проблема состоит в том, что в Чечне, как и в России в целом
ценностные ориентиры эпохи социализма были отвергнуты субъектами
модернизации, а формирование новых ценностей требует гораздо более
длительного времени, нежели изменения в институциональной сфере.
Привычные механизмы идентификации и социализации были разрушены в
ходе реконструкции прежних институтов. В итоге в России в полной мере
начали выявляться признаки описываемые теорией модернизации "кризиса
идентичности". Утрата обществом стабильности, духовного единения
проявляются в том, что старшее поколение начало испытывать потерю
идентичности, молодое поколение - не способно определить свою
идентичность.
82
Необходимо отметить, что наша молодежь находится на пути
становления, вектор которого будет определяться в зависимости от
направленности общественно-политического развития страны в целом.
Итак, основной перечень проблем современной молодежи выглядит
следующим образом:
- нарушение процесса социализации, которая препятствует включению
человека в социальную сферу общества;
- трансформация общества, за которой большая часть молодежи
практически не успевает.
- отказ от прежних ценностей и отсутствие новых устойчивых
институтов, способствующих формированию
и трансляции новых
ценностей.
В результате молодежь переживает потерю ориентира на старые
нормы и ценности и отставание в приобретении новых.
Благодаря идентификации у индивида формируются поведенческие
стереотипы, которые являются составляющим личности, а также происходит
выбор
ценностных
ориентаций
и
полоролевой
идентичности.
Идентификация является механизмом восприятия и понимания других
людей. Несмотря на то, что сам процесс отождествления остается по
большей степени бессознательным, выбор его объектов может быть вполне
осознанным и поддается личностному контролю.
Ведущий представитель прагматизма и функционализма - У. Джеймс
показал, что человек думает о себе в двух плоскостях: в личном "Я"
создается личностная самотождественность, в остальном "Мне"
формируется многообразие социальных "Я" индивида. Джеймс
сформулировал вопрос, определивший
дальнейшее направление
исследований идентичности: "Может ли человек утром, встав с постели,
сказать, что он тот же самый, кто ложился вечером спать?"
Сегодня в сознании молодёжи происходят сложные процессы, идет
поиск дороги к новому обществу. Резкая смена оценок, с одной стороны
свидетельствует о том, что сознание ещё не освободилось от стереотипного
мышления, а с другой, об идущей непростой переоценке ценностей.
Известно, что в настоящее время молодежь развивается в условиях
изменения социально-экономической ситуации в стране, культурной
инфраструктуры и т.д.
Молодежь была и есть, самая мобильная и изучаемая возрастная
категория, с присущими ей особенностями. Самооценка молодежи является
необходимым компонентом в процессе идентификации. Так как она дает
представления человека о значимости своей деятельности в обществе и
оценивании себя и своих качеств и чувств, достоинств и недостатков. Важно
отметить, что самооценка должна быть адекватной. В случае же заниженной
или завышенной самооценки личности наблюдаются различного рода
трудности в процессе идентификации.
Необходимо отметить, что наша молодежь находится на пути
83
становления, вектор которого будет определяться направленностью
общественно-политического развития страны в целом.
Современная молодежь является наследницей всего накопленного
человеческого опыта. Однако процесс наследования тем сложнее, чем
больше наследство.
Таким образом, можно сделать вывод, что:
- Проблема определения перспектив развития молодежи оказывается и
проблемой определения перспектив развития общества в целом.
- Наблюдаемый кризис идентичности ярко демонстрирует, с одной
стороны, расколотость собственно общества, выраженную в социальном
противостоянии различных групп по социальному, этническому,
религиозному критериям. С другой стороны, обнаружились расколотость и
внутренняя противоречивость сознания. Наблюдается усиление отчуждение
молодежи от труда, увеличивается ее ориентация на деньги, карьеру,
удовольствие.
- Изменились ценности: растет роль семьи, молодежь все более
определенно ориентируется на получение высшего образования и
дальнейшее повышение квалификации.
- Для оказания реальной помощи молодежи в данной ситуации,
необходимо содействовать формированию ее идеологии, четко
определяющей приоритеты на пути к выживанию.
Тимофеева Ю.В., к.ист.н.
старший научный сотрудник
Государственная публичная научно-техническая библиотека
Россия, г. Новосибирск
БИБЛИОТЕЧНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ И БИБЛИОТЕЧНОЕ ЧТЕНИЕ
ЮНОШЕСТВА КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ
XXI ВЕКА
В статье представлена и проанализирована динамика основных
показателей работы муниципальных библиотек Кемеровской области по
обслуживанию юношества: количество читателей, посещений, книговыдач, а
также посещаемости и читаемости. Указаны и охарактеризованы основные
группы пользователей библиотек юношеского возраста. Выявлены основные
сегменты круга чтения юношества.
Ключевые слова: библиотека, юношество, чтение, деловое чтение,
читатель, книговыдача, посещаемость, читаемость, старшеклассники,
учащиеся, студенты, Кемеровская область.
Юношество составляло значительную по численности группу
читателей централизованных библиотечных систем (далее ЦБС)
Кемеровской области. В конце 1990-х г. процент юношества от общего
количества пользователей составил в г. Кемерово 56 % и г. Новокузнецк
51 % [2]. В 2006 г. пользователи юношеского возраста давали 26 % от
84
общего числа посетителей муниципальных библиотек всей области [7].
Само же юношество было охвачено библиотечным обслуживанием в
2005 г. в городах Прокопьевске – на 73 %, Калтане – 80 %, АнжероСудженске – 70 %, Березовском – 70 %, Тайге – 52 % и районах Тисульском
– на 70 %, Гурьевском – 90 %, Крапивинском – 65 % [6]. Однако, целый ряд
других территорий области имел более низкий процент охвата
библиотечным обслуживанием юношества: Междуреченск – 28 %,
Полысаево – 27 %, Юрга – 31 %, Чебулинский район – 39 % [6].
В 2006 г. в целом по области процент охвата библиотечным
обслуживанием составлял 46 %, то есть почти половину всех юношей и
девушек, проживавших на тот момент на ее территории [7].
В 2007 г. услугами муниципальных библиотек воспользовались 48,7 %
от общего количества населения юношеского возраста в городах и районах
Кемеровской области [8]. Наибольший охват библиотечным обслуживанием
юношества был в городах Прокопьевск – 74,5 %, Гурьевск – 66,1 %, АнжероСудженск (61,1 %), Тайга (59,7 %) [8]. Самые высокие показатели в
процентном отношении библиотечного обслуживания юношества были в
районах Тисульском (86,7 %), Промышленновском (72,1 %), Таштагольском
(70,5 %) [8]. В 2009 г. процент охвата библиотечным обслуживанием
юношества области составил 53 % [9].
В рассматриваемый период число читателей юношеского возраста, как
правило, особенно значительно уменьшалось в сельской местности [1, 2].
Это негативное явление объяснялось, прежде всего, массовым оттоком
молодежи из села в город после окончания школы, что было обусловлено
многими причинами, в том числе невозможностью продолжения
образования в очной форме, трудностями устройства на работу в селе,
крайне низким уровнем доходов людей, занятых в сельском хозяйстве.
В первое десятилетие начавшегося столетия наблюдалась,
преимущественно, отрицательная динамика основных показателей
обслуживания пользователей юношеского возраста в библиотеках
Кемеровской области, что наглядно подтверждают данные таблицы 1.
Уменьшение базового показателя – количества читателей – вело, как
следствие, к снижению и других, тесно связанных с ним основных
показателей: количества посещений и книговыдач.
Таблица 1
Динамика основных показателей обслуживания юношества в
библиотеках Кемеровской области в 2003–2011 гг.
Показатели
2003 г.
2005 г.
2007 г.
2009 г.
2011 г.
Количество
278 339
245 087
237 865
227 780
194 741
пользователей
Количество
1 688 922 1 628 297 1 534 424 1 471 995 1 166 509
посещений
Книговыдача 5 110 497 4 932 086 4 704 907 4 396 348 3 446 802
85
К уровню
2003 г.
- 83 598
- 522 413
- 1 663 695
Составлено и посчитано по источникам: 4, 6, 8, 9, 11.
Причин снижения основных показателей в работе муниципальных
библиотек области, отраженного в данных таблицы 1, несомненно, много.
Среди них – общая демографическая ситуация в стране и области в
рассматриваемый период (уменьшение общего количества населения в
городах и районах области за счет спада рождаемости, увеличения потока
миграции и эмиграции и др.); нехватка в фондах новой современной
литературы, учебных пособий, справочной литературы, периодических
молодежных изданий, что приводило к неудовлетворению читательского
спроса и оттоку читателей из массовых библиотек; постепенное улучшение
комплектования библиотек учебных заведений (особенно в городах);
открытие коммерческих интернет-залов и отсутствие компьютеров в
значительной части библиотек области; широкое распространение домашних
компьютеров и подключение их к сети интернет, что, с одной стороны,
предоставило доступ к электронным ресурсам, а с другой – дало новый
захватывающий способ проведения досуга, не оставляющего времени на
другие занятие, в том числе чтение: компьютерные игры.
Важным показателем, характеризующим активность читателей,
является
посещаемость.
В
1999
г.
средняя
посещаемость
специализированных структурных подразделений (юношеских «кафедр» и
«абонементов») библиотек составила 7 посещений одного юного читателя в
год (в 1988 г. – 7,4), средняя посещаемость группы «юношество» в целом по
ЦБС области (читальные залы и абонементы) – 8 [2].
Наглядно представить динамику посещаемости муниципальных
библиотек области читателями юношеского возраста помогают данные
таблицы 2. К сожалению, как и выше представленная динамика основных
показателей в работе библиотек, она тоже, преимущественно, имела
негативную тенденцию.
Таблица 2
Динамика посещаемости муниципальных публичных библиотеках
Кемеровской области в 1998–2012 гг. читателями юношеского возраста
1998 г.
7
1999 г.
8
2000 г.
7
2004 г.
7
2005 г.
6,8
2006 г.
7,1
2010 г.
7
2011 г.
6,2
2012 г.
6
Составлено по источникам: 1, 2, 3, 5, 6, 7, 10, 11, 12.
Данные таблицы 3 отражают динамику еще одного, наряду с
посещаемостью, важного показателя читательской активности – читаемости,
то есть количества книговыдач на одного читателя юношеского возраста.
Этот показатель еще более стремительно тяготел к своему уменьшению,
снизившись с 1999 по 2012 г. на 4,3 пункта (см. табл. 3).
Таблица 3
Динамика читаемости в муниципальных публичных библиотеках
Кемеровской области в 1999–2012 гг. посетителями юношеского возраста
1999 г.
22
2000 г.
19
2003 г.
19
2005 г.
20,1
2006 г.
21,6
86
2010 г.
18,9
2011 г.
19,7
2012 г.
17,7
Составлено по источникам: 2, 3, 4, 6, 7, 10, 11, 12.
В 1999 г. читаемость в ряде библиотек составила свыше 20–25
книговыдач на каждого пользователя библиотек (гг. Новокузнецк,
Киселевск, Таштагол, библиотека филиал №1 г. Кемерово) [2]. Вместе с тем,
были библиотеки, в которых этот показатель едва доходил до 10
(библиотека-филиал № 6 г. Новокузнецка, библиотеки-филиалы №№ 9 и 14
г. Кемерово) [2]. Разброс показателей читаемости по юношеству был также
достаточно велик и в 2009 г. В городах он составил от 10 в Калтане до 22,7 в
Новокузнецке, в сельских районах – от 12,6 в Мариинском до 23,8 в
Таштагольском [9].
В состав юношеской группы пользователей муниципальных библиотек
входили старшеклассники, студенты, учащиеся профессиональных училищ
(ПУ), работающая и безработная молодежь.
Например, в 2000 г. в городских ЦБС старшеклассники от общего
числа читателей юношеского возраста составляли в Кемеровской – 39 %, в
Беловской – 55 %, Березовской – 72 %, Гурьевской – 58%, ЛенинскКузнецкой – 56 % [3]. В том же году доля читателей-старшеклассников в
сельских ЦБС была следующей: в Беловской – 63 %, Гурьевской – 56 %,
Ленинск-Кузнецкой – 48 %, Новокузнецкой – 45 %, Прокопьевской – 42 %,
Промышленновской – 51 %, Тяжинской – 50 %, Яшкинской – 48 % [3].
В 2003 г. самой многочисленной юношеской читательской аудиторией
также были учащиеся школ, лицеев, гимназий, колледжей. На втором месте
по численности пользователей библиотек юношеского возраста
расположились студенты вузов. Замкнули тройку учащиеся ПУ и
работающая молодежь.
Иногда эти группы могли меняться занимаемыми местами. Например,
в 2007 г. в г. Прокопьевск работали 18 профессиональных учебных
заведений и 44 общеобразовательных средних учебных заведений, в ЦБС
большинство пользователей юношеского возраста были студентами – 12 912
человек (49,4 %), что составляло почти половину всех читателей с 15 до 24
лет [8]. Второй по численности категорией являлись учащиеся старших
классов – 8161 человек (31,2 %) [8]. Стабилизация экономической
обстановки в городе в предыдущие годы уменьшила поток уезжающей из
него молодежи, что сказалось и на количестве такой читательской категории,
как рабочая молодежь – 2097 человек (8 %) [8].
В целом же в муниципальных библиотеках области основной
категорией зарегистрированных пользователей юношеского возраста были
учащиеся старших классов, что наглядно подтверждают данные таблицы 4.
Читательская активность старшеклассников во многом была связана с
преобразованием ряда школ в лицеи и гимназии, открытием в школах
спецклассов, введением новых учебных предметов и факультативных
занятий, в том числе мировой художественной культуры, основ православия,
журналистики, истории изобразительного искусства, риторики и др., а также
усилением ориентации на самостоятельную работу учащихся и широким
87
распространением таких форм домашних заданий, как подготовка
сообщений, докладов, рефератов.
Также значительную долю читателей этой возрастной категории
составляло студенчество (см. табл. 4), что объяснялось, преимущественно,
появлением новых учебных заведений и филиалов вузов и несоответствием
фондов учебных библиотек вводимым программам обучения.
Таблица 4
Состав зарегистрированных пользователей юношеского возраста в
библиотеках Кемеровской области в 2009–2011 гг. (%)
Основные категории
Учащиеся старших классов
Студенты
Учащиеся ПУ
Работающая молодежь
Безработная молодежь
2009 г.
36
33
11,5
12
7,5
2010 г.
40
29
12
11,5
7,2
2011 г.
41,6
27,2
12
12
7,1
К уровню 2009 г.
+ 5,6
- 5,8
+ 0,5
0
- 0,4
Составлено и посчитано по источникам: 9, 10, 11.
Согласно сведениям, представленным в таблице 4, каждая из этих двух
групп в отдельности – старшеклассников и студентов – в 3–4 раза
превосходила любую из оставшихся читательских групп по числу
библиотечных пользователей.
Из данных таблицы 4 также следует, что самой малочисленной
категорией пользователей библиотек юношеского возраста была безработная
молодежь, что соответствует ее доле в общем числе юношества. Группа
безработной молодежи немногим, но все же уступала по числу посетителей
этих учреждений культуры учащимся ПУ и работающей молодежи. Но,
согласно данным таблицы 4, даже вместе эти три группы из числа
пользователей библиотек юношеского возраста не давали и третьей части
зарегистрированных в библиотеках их читателей-ровесников.
В круг чтения юношества входили периодические издания,
художественная, отраслевая, справочная, энциклопедическая литература.
Значительную долю составляло деловое чтение, в данном случае, когда речь
идет о юношестве, – преимущественное, учебное. Тенденция к
превалированию делового чтения над досуговым была характерна не только
для структуры чтения в целом, но и для выбора художественных
произведений, в частности. Последнее осуществлялось учащимися чаще
всего в соответствии с программой по литературе.
Как правило, юношеством наиболее востребованы были новые
учебники и учебные пособия, энциклопедическая и справочная литература,
периодические издания [2].
Библиотекари и городских, и районных ЦБС области в своих отчетах
за 2000 г. отмечали повышенный интерес юношества к религиозной,
экономической, правовой литературе, к литературе «бытового» содержания:
по домоводству, рукоделию, ремонту бытовой техники [3].
Возросла среди рассматриваемой возрастной категории читателей и
88
популярность литературы по информатике. Рост интереса к изданиям данной
тематики был обусловлен, во-первых, введением этого курса в учебные
программы средних, среднеспециальных и высших учебных заведений, вовторых, развернувшейся компьютеризацией, в результате которой с каждым
годом становилось все больше персональных компьютеров и их
пользователей [3].
Тогда же вырос спрос на литературу по социологии и валеологии,
увеличилась выдача литературы по естественным наукам: математике,
физике, химии, биологии, причем «старых» годов издания [3]. Последнее
объяснялось тем, что книги этих научных специальностей устаревают
медленнее, прежде всего, по своему содержанию, нежели общественнополитическая и социально-экономическая литература.
В чтении художественной литературы у старшеклассников и студентов
приоритетное место занимали программные произведения, у работающей
молодежи и безработных – развлекательная литература: детективы,
любовный роман, фантастика. Слабо оценивалось библиотекарями
обращение юношества к классике, как отечественной, так и зарубежной. В
чтении большинства современного юношества наблюдалось отчуждение от
поэзии. Однако, именно в этот период в круг чтения юношества вошли
десятки новых имен и произведений, ранее имевших в нашей стране
трудную судьбу, а потому не подлежавших изучению в учебных заведениях
и, как следствие, не известных массовому читателю: «Лолита»
В.В. Набокова, «Пашня» Л.Л. Кокоулина, «Архипелаг Гулаг» и «Один день
Ивана Денисовича» А.И. Солженицына, «Мастер и Маргарита»
М.А. Булгакова, «В окопах Сталинграда» В.П. Некрасова, поэзия
«серебряного» века (И. Северянин, З.Н. Гиппиус, Н.С. Гумилев) и др. [3]
В 2000 г. читательские запросы пользователей исследовали в Яйской
районной библиотеке. На первом месте в рейтинге спроса у читателей
оказалась справочная литература, на втором – учебная, на третьем –
периодика, на четвертом – литература досугового чтения, на пятом – научнопопулярная литература, дополняющая учебники. Последнее место, что во
многом объяснялось ее моральным и физическим устареванием, досталось
производственной литературе [3].
Самыми востребованными у юных читательниц были такие журналы,
как «Крестьянка», «Бурда», «Маруся», «Cool» [6].
Таким образом, рассматриваемому периоду была присуща,
преимущественно, отрицательная динамика основных показателей работы
библиотек с пользователями юношеского возраста: количества читателей,
посещений, книговыдач, а также посещаемости и читаемости,
характеризующих уровень читательской активности пользователей.
Существенными факторами негативного влияния на динамику этих
показателей стали спад рождаемости в стране, развитие индустрии
развлечений и компьютеризация.
Устойчиво многочисленными среди пользователей библиотек
89
юношеского возраста на протяжении всего рассматриваемого периода были
группы старшеклассников и студентов. Кроме них категорию юных
посетителей библиотек пополняли учащиеся ПУ, работающие и безработные
девушки и юноши. Последние три группы составляли менее половины всех
читателей этого возраста.
В чтении юношества Кемеровской области в рассматриваемый период
доминировало деловое чтение, направленное, прежде всего, в помощь
учебному процессу, что определило высокую долю в нем учебной,
справочной, энциклопедической и отраслевой литературы. Выбор
художественной литературы также во многом был обусловлен
необходимостью решения учебных задач. В досуговом чтении
художественной
литературы
предпочтение
юношество
отдавало
произведениям, созданным, как правило, в следующих жанрах: фантастика,
фэнтези, детектив, приключение, любовный роман. Из периодики наиболее
востребованными были развлекательные журналы, а также издания,
способные помочь юным читателям в реализации их личных наклонностей и
интересов, в том числе таких, как компьютер, радио, фотографирование,
рыболовство, автолюбительство и т. д.
Использованные источники:
1. Ежегодный доклад о деятельности муниципальных библиотек
Кемеровской области: год 1998 / Кемеров. обл. науч. б-ка; Кемеров. обл.
юнош. б-ка; Кемеров. обл. дет. б-ка. – Кемерово, 1999. [Электронный
ресурс]. – URL: http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_1998.pdf (дата
обращения: 10.09.2014).
2. Ежегодный доклад о деятельности муниципальных библиотек
Кемеровской области: год 1999 / Кемеров. обл. науч. б-ка; Кемеров. обл.
юнош. б-ка; Кемеров. обл. дет. б-ка; Кемеров. обл. б-ка для незрячих и
слабовидящих; отв. ред. О.Е. Пономарева. – Кемерово, 2000. [Электронный
ресурс]. – URL: http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_1999.pdf (дата
обращения: 10.09.2014).
3. Ежегодный доклад о деятельности библиотек Кемеровской области: год
2000 / Кемеров. обл. науч. б-ка; Кемеров. обл. юнош. б-ка; Кемеров. обл. дет.
б-ка; Кемеров. обл. б-ка для незрячих и слабовидящих; отв. ред.
О.Е. Блынская. – Кемерово, 2001. [Электронный ресурс]. – URL:
http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2000.pdf
(дата
обращения:
10.09.2014).
4. Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных
библиотек Кемеровской области: год 2003 / Кемеров. обл. науч. б-ка;
Кемеров. обл. юнош. б-ка; Кемеровск. обл. дет. б-ка; Кемеров. обл. б-ка для
незрячих и слабовидящих; отв. ред. Т.Г. Баранова. – Кемерово, 2004.
[Электронный
ресурс].
–
URL:
http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2003.pdf
(дата
обращения:
10.09.2014).
5. Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных
90
библиотек Кемеровской области: год 2004 / Кемеров. обл. науч. б-ка;
Кемеров. обл. юнош. б-ка; Кемеров. обл. дет. б-ка; Кемеров. обл. б-ка для
незрячих и слабовидящих; отв. ред. Т.Г. Баранова. – Кемерово, 2005.
[Электронный
ресурс].
–
URL:
http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2004.pdf
(дата
обращения:
10.09.2014).
6. Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных
библиотек Кемеровской области: год 2005 / Кемеров. обл. науч. б-ка;
Кемеров. обл. юнош. б-ка; Кемеров. обл. дет. б-ка; Кемеров. обл. б-ка для
незрячих и слабовидящих; отв. ред. Т.Г. Баранова. – Кемерово, 2006.
[Электронный
ресурс].
–
URL:
http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2005.pdf
(дата
обращения:
10.09.2014).
7. Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных
библиотек Кемеровской области: год 2006 / Кемеров. обл. науч. б-ка;
Кемеров. обл. юнош. б-ка; Кемеров. обл. дет. б-ка; Кемеров. обл. б-ка для
незрячих и слабовидящих; отв. ред. С.В. Четверикова. – Кемерово, 2007.
[Электронный
ресурс].
–
URL:
http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2006.pdf
(дата
обращения:
10.09.2014).
8. Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных
библиотек Кемеровской области: год 2007 / Кемеров. обл. науч. б-ка; отв.
ред. Н.Л. Майнгардт. – Кемерово, 2008. [Электронный ресурс]. – URL:
http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2007.pdf
(дата
обращения:
10.09.2014).
9. Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных
библиотек Кемеровской области: год 2009 / департамент культуры и
национальной политики Кемеров. обл., Кемеров. обл. науч. б-ка; отв. ред.
Н.Л. Майнгардт. – Кемерово, 2010. [Электронный ресурс]. – URL:
http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2009.pdf
(дата
обращения:
10.09.2014).
10. Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных
библиотек Кемеровской области: год 2010 / департамент культуры и
национальной политики Кемеров. обл., Кемеров. обл. науч. б-ка; отв. ред.
Н.Л. Майнгардт. – Кемерово, 2011. [Электронный ресурс]. – URL:
http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2010.pdf
(дата
обращения:
10.09.2014).
11. Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных
библиотек Кемеровской области: год 2011 / департамент культуры и
национальной политики Кемеров. обл., Кемеров. обл. науч. б-ка им.
В.Д. Федорова; отв. ред. С.В. Четверикова. – Кемерово, 2012. [Электронный
ресурс]. – URL: http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2011.pdf (дата
обращения: 10.09.2014).
12. Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных
91
библиотек Кемеровской области: год 2012 / департамент культуры и
национальной политики Кемеров. обл., Кемеров. обл. науч. б-ка им.
В.Д. Федорова; отв. ред. С.В. Четверикова. – Кемерово, 2013. [Электронный
ресурс]. – URL: http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2012.pdf (дата
обращения: 10.09.2014).
Хохлова Н.А.
заместитель директора, преподаватель курсов повышения
квалификации и переподготовки кадров
ГБОУ СПО Тверской области «Тверской колледж
культуры имени Н.А. Львова»
Россия, г. Тверь
МАЛОИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ПРАЗДНИКИ РУССКОГО НАРОДНОГО
КАЛЕНДАРЯ В ПРАКТИКЕ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Специалистами социально-культурной деятельности разработано
достаточно большое количество сценариев тематических программ,
посвященных прочно вошедшим в жизнь современного человека праздникам
русского народного календаря (Масленица, Зимние и Зеленые Святки,
Спасы, и др.). При этом в русском традиционном календаре есть множество
малоиспользуемых в практике праздников, о которых не стоит забывать,
ведь это не только сохранение традиций, но и новые идеи в работе
учреждений социальной сферы. В данной статье предлагается теоретическое
введение в традиционную празднично-обрядовую культуру, а также опыт
проведения культурно-досуговых программ к некоторым народным
праздникам, сценарий которых основан на сюжетах русских народных
сказок.
Ключевые слова: праздник, праздники русского традиционного
календаря, идеи программ на основе народных праздников, связь сказки и
народного праздника.
Праздники – неотъемлемый элемент культуры народа. Праздники
существовали во все времена, трансформируясь и преобразуясь по
содержанию, форме и ритуалам, сообразуясь с духовным и эстетическим
развитием общества. В народных праздниках воплощены общечеловеческие
ценности, нравственный опыт народа, его мировоззрение, понимание труда,
морали, человеческих отношений, его верования, история и поэзия. Значение
народных праздников необычайно велико: они являют собой корни
отечественной культуры2.
Праздничных дней в русском быту было довольно много: около 140 –
150 в году3, но вряд ли кто-нибудь из не специалистов назовет хотя бы
Организация деятельности учреждений культуры клубного типа: Учебное пособие / Под общ. ред. Н.П.
Гончаровой. – СПб.: Издательство «Лань»; Издательство «ПЛАНЕТА МУЗЫКИ», 2015. – с.320, 340.
3
Шангина И., Некрылова А. Русские праздники / Изабелла Шангина, Анна Некрылова. – СПб. : Азбука,
Азбука-Аттикус, 2015. – с.11
2
92
двадцать. Сегодня жители России с интересом участвуют в народных
праздниках, организованных учреждениями социальной сферы (культуры,
образования и т.п.). Можно констатировать, что молодое поколение знает о
таких праздниках русского традиционного календаря, как Рождество
Христово, Святки, Масленица, Пасха, Троица, Ивана Купало, Покров…,
понимают, что народные традиции тесно переплетаются с церковными.
Следует отметить, что и менее популярные праздничные даты также
обладают интересными традициями и обрядами. Организуя мероприятие на
основе народного праздника, необходимо глубоко изучать праздничнообрядовую культуру. Здесь мы полностью согласны с Н.П. Гончаровой,
одним из авторов учебного пособия «Организация деятельности учреждений
культуры клубного типа»4, которая рекомендует организаторам
мероприятий (на основе народных праздников) понять семантику и значение
праздника, а также посмотреть на праздник взглядом сегодняшнего человека
(есть ли необходимость копировать вещи, потерявшие смысл для
современного человека?).
Велика роль праздника в воспитании личности. Особая черта
народного праздника – в пожелании добра и прощении5, а где как не в
сказке добро всегда побеждает зло? Любой ребенок познает этот мир через
игру и сказку. Русская народная сказка прекрасно может соединиться с
сюжетом народного праздника. В работе над сценарием народного
праздника необходимо опираться на труды ведущих ученых и специалистов
в области празднично-обрядовой культуры.
Книга А.Ф. Некрыловой
«Русский традиционный календарь на каждый день и для каждого дома»6
представляет собой последовательное описание всех дней года. В ней
автором сделана попытка соединить два пласта национальной культуры –
земледельческий календарь и календарь церковный. О народной
праздничной культуре можно узнать и из исследований известного
этнографа И.И. Шангиной7. Хороший методический материал содержит
комплект пособий «Праздники, игры и забавы для детей (весна, лето, осень,
зима)»8, авторы которого представили разработки русских народных
праздников и развлечений для детей. Также рекомендуем использовать
серию книг Г.Л. Дайн «Игрушка в культуре России» книга первая «Детский
народный календарь»9, где рассказывается о жизни и творчестве детей в
ритме русского народного календаря.
Организация деятельности учреждений культуры клубного типа: Учебное пособие / Под общ. ред. Н.П.
Гончаровой. – СПб.: Издательство «Лань»; Издательство «ПЛАНЕТА МУЗЫКИ», 2015. – с.343.
5
Там же, с.344.
6
Некрылова А.Ф. Русский традиционный календарь на каждый день и для каждого дома. – СПб.:
Издательская Группа «Азбука-классика», 2009. – 768 с.
7
Шангина И., Некрылова А. Русские праздники / Изабелла Шангина, Анна Некрылова. – СПб. : Азбука,
Азбука-Аттикус, 2015. – 464 с.
8
Петров В.М., Гришина Г.Н., Короткова Л.Д. Праздники, игры и забавы для детей (зима, весна, лето,
осень). – М.: ТЦ «Сфера», 1998. – 128 с.
9
Дайн Г.Л. Игрушка в культуре России. Книга 1. Детский народный календарь. – Хотьково, Сергиев Пасад,
2010.- 183 с.
4
93
В рамках данной статьи предлагаем рассмотреть некоторые аспекты
русских народных праздников, которые можно использовать в работе с
детьми.
На Руси самое суровое время года называли «зимушка-зима»,
«зимунья», «зимонька», стараясь смягчить холода. В народном сознании
издавна зимнее время года представлялось в образе сказочного персонажа
Мороза или Морозко – волшебного богатыря-кузнеца, который сковывает
«железными» холодами реки, ударяет по углам изб так, что трескаются
бревна. Не случайно в русских сказках Мороз носит имена - Трескун и
Студенец. Живет он в ледяных домах, глубоких колодцах, одаривая
богатствами тех, кто умеет трудиться. В обрядах, играх, праздниках зимнего
времени обыгрывались смерть природы и будущее ее воскрешение весной.
Так, 2 января10 отмечался как семейный домашний праздник. По
церковному календарю в этот день – день Игнатия Богоносца - сначала
служили молебен, затем обносили иконы крестным ходом вокруг села11 (у
А. Некрыловой вокруг стола12), чтобы уберечь и предохранить добро от
напасти. В народе считали, что на Игнатьев день появляется особая нечисть
– шуликаны13. С этого дня и на протяжении всех Святок они бегают по
улицам за грешниками. Пытаются проникнуть в дом. Оберегались от
шуликанов крестом, слепленным из мякоти хлеба. Однако лучшим
средством считалась чистота на улице и в доме. В народном представлении
они выглядели так: ростом с кулачок или чуть более, ноги с копытами,
голова заострена, изо рта вырывается огонь, бегают по улицам с горячими
угольями на железной сковороде и с каленым крючком в руках. Даже если
ты ленивый, чтобы не встретиться с шуликаном, необходимо навести
чистоту в доме.
4 декабря – Введение, зима вступает в свои права; 14 декабря – Наумграмотник; 19 декабря – Никола чудотворец. Никола зимний; 25 декабря –
Спиридон-поворот, солнцеворот; 8 января - Бабьи каши; 15 января –
Селиверстов день, «Куриный праздник»; 21 января – Емельяны –
перезимники, день крестных родителей – кума и кумы; 31 января –
Афанасий-ломонос, наступали самые сильные морозы; 10 февраля Ефремов день, «именины домового»; 18 февраля – Агафья-коровница; 24
февраля – Власий, Влас – скотий бог и др. Названия праздников так и
напрашиваются на страницы сценария игровой программы.
Весенние праздники. 1 марта - до 1348 года официальная дата Нового
года на Руси. Это время первого движения природы к таянию, пробуждения
от зимней спячки к новой жизни. Все действа и празднества направлены к
Здесь и далее даты указаны по новому стилю.
Петров В.М., Гришина Г.Н., Короткова Л.Д. Зимние праздники, игры и забавы для детей . – М.: ТЦ
«Сфера», 2000. – с.20.
12
Некрылова А.Ф. Русский традиционный календарь на каждый день и для каждого дома. – СПб.:
Издательская Группа «Азбука-классика», 2009. – с. 33.
13
Петров В.М., Гришина Г.Н., Короткова Л.Д. Зимние праздники, игры и забавы для детей . – М.: ТЦ
«Сфера», 2000. – с.20.
10
11
94
Земле – матушке. 17 мая - находим у А. Некрыловой сведения о том, что
«кое-где совершался обряд ограждения огорода от «завидущих» сил»14.
Самой большой предохранительной силой, в глазах русских, обладали
старые лапти. Есть повод рассказать поколению, которые предпочитают
кроссовки о старинной русской обуви – лаптях. И не просто рассказать, а и
мастер-класс провести по плетению, ведь маленький лапоток сегодня может
стать сувениром, который наравне с подковой будет охранять дом от
«завидущих» сил.
6 марта – Тимофей-весновей; 9 марта – Иванов день, «птица гнездо
обретает»; 14 марта – Евдокия-плющиха, весновка, свистунья; 17 марта –
Герасим-грачевник, прилет грачей; 19 марта – Каллистов день – прилет
белого аиста; 22 марта – Сороки; 9 апреля – Матрена-полурепница, репа –
основной продукт питания на Руси в течение многих веков; 16 апреля –
Никита, просыпается водяной; 6 мая – Георгий Победоносец, «хозяин
земли»; 15 мая – Борис и Глеб, соловьиный праздник; 19 мая – Иовгорошник; 22 мая - Николин день, Никола вешний; 23 мая – Симон Зилот,
помощник кладоискателям и др.
«Лето красное». 3 июня – Алена-длинные льны; 4 июня – Василиск.
Соловьиный день, васильковый. 10 июня – Никита-гусятник; 12 июня –
Исаакий-змеевик, змеиные свадьбы; 9 июля – Тихвинская, ягодница, Давидземляничник; 12 июля – Петры и Павлы. Петровки; 14 июля – Летние
Кузьминки; 18 июля – Афанасий Афонский, праздник месяца; 28 июля –
Кириков день, Кирики-мокродырики; 2 августа – Ильин день; 7 августа –
Макарий, открывалась знаменитая Нижегородская Макарьевская ярмарка; 28
августа – Успение, Дожинки, праздник окончания жатвы. 31 августа – Флор
(Фрол) и Лавр (Лавёр) – лошадники, Конский праздник.
На Руси всегда было особое отношение к лошадям, ведь это в первую
очередь кормилица. В сказках образ коня присутствует постоянно: богатырь
не богатырь без коня, Конек-Горбунок, сказочный конь златогривый и т.д. В
этот день лошадку надо не просто от работ избавить, но и полакомить
кусочком сахара и тогда можно обрести покровителей Флора и Лавра. В
культурно-досуговой программе царь сказочного царства может обратиться
с указом, в котором поведает о пропаже коня златогривого, а нашедшему
пообещает мешок сладостей. Гости праздника смогут отправиться в
путешествие по сказкам в поисках коня, найдут волос золотистый, а после
недолгих поисков и самого коня, но только маленького – напился
несчастный воды из запретного колодца! Теперь пусть царь сам ищет
волшебников, чтоб его расколдовать. А царь в ответ наградит, да только
крохотным, как и конь, мешком. Только сахару там должно быть достаточно,
чтобы соблюсти обычай и угостить лошадку! Здесь возможно включение
мастер-класса по изготовлению лошадки из соломы.
Некрылова А.Ф. Русский традиционный календарь на каждый день и для каждого дома. – СПб.:
Издательская Группа «Азбука-классика», 2009. - С. 242.
14
95
С середины XIV века до 1700 года Новый год на Руси отсчитывали с 1
сентября по старому стилю. Символичным является совпадение начала
современного учебного года и православного новолетия. Осенью особенно
ощутим духовный смысл русских праздников. Это следует помнить,
организуя совместную с детьми деятельность и праздники в дни осени. 10
ноября – Параскева (Прасковея) Пятница, Ненила-льняница. Людям добрым,
ведущим праведный образ жизни, строгая святая всегда приходила на
помощь в разнообразных хозяйственных и семейных делах. В этот день
устраивали «льняные смотрины», он вообще богат на обряды и традиции,
легенды и верования15. Возможно, образ Параскевы присутствует и в сказке
«Василиса Прекрасная». Благодаря сюжету сказки, можно не только узнать о
традиционных женских рукоделиях, легендах о Параскеве Пятнице, но и
поучаствовать в мастер-классе по изготовлению куклы-скрутки.
4 сентября – Агафон-огуменник, верили, что лешие выходят из лесу и
бегают по селам; 7 сентября – Тит и Варфоломей, «Святой Тит последний
гриб растит»; 14 сентября – Семен-летопроводец, осенины; 11 ноября –
Анастасия-овчарница, «овчарный праздник»; 12 ноября – Зиновий-синичник,
синичкин праздник; 14 ноября – Кузьма-Демьян, осенние Кузьминки и др.
Организаторы должны ненавязчиво вводить детей в мир символики, в
мир
христианских,
религиозно-народных
праздников
русского
православного календаря. Программы могут включать рассказ о времени
года и о каждом текущем месяце. Следует отразить исторически
сложившиеся образы, народные обычаи, сведения о духовных явлениях,
народных героях, святых и великих людях, рожденных в этом месяце, о
природных и погодных условиях, приметах, суевериях и т.п.. Все это может
быть подано в «живых картинках», наглядно, увлекательно, в
сопровождении песен, стихов, игровых действий. Программа праздника
должна базироваться на обычаях той местности, где проводится
мероприятие.
В традиционном народном воспитании огромное внимание уделялось
созданию душевной атмосферы, чувству оживленности, раскрепощению
внутренних сил каждого участника народного действа, обряда, праздника.
Материал для новых интересных и увлекательных мероприятий в руках
специалистов, организаторов, стоит только открыть русский традиционный
календарь.
Использованные источники:
1. Дайн Г.Л. Игрушка в культуре России. Книга 1. Детский народный
календарь. – Хотьково, Сергиев Пасад, 2010.- 183 с.
2. Некрылова А.Ф. Русский традиционный календарь на каждый день и для
каждого дома. – СПб.: Издательская Группа «Азбука-классика», 2009. – 768
Некрылова А.Ф. Русский традиционный календарь на каждый день и для каждого дома. – СПб.:
Издательская Группа «Азбука-классика», 2009. – с.542.
15
96
с.
3. Организация деятельности учреждений культуры клубного типа: Учебное
пособие / Под общ. ред. Н.П. Гончаровой. – СПб.: Издательство «Лань»;
Издательство «ПЛАНЕТА МУЗЫКИ», 2015. – 448 с. (+ CD).
4. Петров В.М., Гришина Г.Н., Короткова Л.Д. Зимние праздники, игры и
забавы для детей. – М.: ТЦ «Сфера», 2000. – 128 с.
5. Петров В.М., Гришина Г.Н., Короткова Л.Д. Весенние праздники, игры и
забавы для детей. – М.: ТЦ «Сфера», 1998. – 144 с.
6. Петров В.М., Гришина Г.Н., Короткова Л.Д. Летние праздники, игры и
забавы для детей. – М.: ТЦ «Сфера», 1998. – 128 с.
7. Петров В.М., Гришина Г.Н., Короткова Л.Д. Осенние праздники, игры и
забавы для детей. – М.: ТЦ «Сфера», 2000. – 128 с.
8. Шангина И., Некрылова А. Русские праздники / Изабелла Шангина, Анна
Некрылова. – СПб. : Азбука, Азбука-Аттикус, 2015. – 464 с.
97
СЕКЦИЯ 2. ИНФОРМАЦИОННАЯ СРЕДА И ЕЕ ОСОБЕННОСТИ НА
СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Аджимет Г.Х., к.э.н., доцент
доцент кафедры мировой экономики
Аджимет Д.Х.
аспирант кафедры мировой экономики
ГБОУВО РК «Крымский инженерно-педагогический университет»
Россия, г. Симферополь
АНАЛИЗ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЕДИНОЙ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ
ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
Аннотация. В статье представлен анализ финансирования Единой
аграрной политики Европейского союза. Отмечено, что расходы на сельское
хозяйство были основаны на трех китах: поддержка рынка и прямые
выплаты; структурная политика и развитие сельских районов. Установлено,
что в 2014-2020 гг. в число стран-лидеров по расходам на ЕАП вошли
Польша, Франция, Италия, Германия, Румыния, Испания. На основе анализа
бюджета ЕАП определены перспективные направления эффективного
использования бюджетных средств для поддержки развития сельского
хозяйства.
Ключевые слова: бюджет ЕС, поддержка рынка, прямые выплаты
фермерам, страны члены, устойчивость роста, сельские территории.
Постановка проблемы. Единая аграрная политика Европейского
союза (далее ЕАП ЕС) продолжительный период оставалась сложным
механизмом, отличающейся от американской либеральной политики
принципиально бюрократической системой регулирования. Бюджетное
финансирование аграрной политики осуществлялось при выполнении ряда
условий, связанных с
ограничением производства основных видов
сельскохозяйственной продукции,
соблюдением стандартов качества и
экологических норм, способствующих развитию сельских территорий.
Целью исследования является анализ финансирования ЕАП ЕС за
период с 2007-2020 гг.
Результаты. Длительное время сельское хозяйство ЕС являлось
сектором
со
сложными
условиями
интеграции,
обусловленной
использованием различных механизмов и уровнем поддержки в странахчленах. Проводимые реформы заметно отражались на объемах и структуре
финансирования, но вместе с тем, не давали ощутимого результата по
сокращению расходов бюджета.
Начиная с реформы программа “Agenda 2000” расходы на сельское
хозяйство были основаны на трех китах: поддержка рынка и прямые
выплаты; структурная политика и развитие сельских районов. Основные
направления программы включали две компоненты.
Первая компонента политики (Pillar I), включала меры по поддержке
рынка (расходы по хранению продукции, интервенционные закупки,
98
экспортные субсидии) и прямые платежи сельхозпроизводителям.
Мероприятия финансировались за счет средств Европейского фонда
сельскохозяйственных гарантий (ЕФСХГ) или (EAGF).
Вторая компонента (Pillar II) посвящена структурной политике и
развитию сельских районов, включает меры стимулирующие повышение
конкурентоспособности, экологическую политику и территориальное
развитие, а также, диверсификацию доходов. Она финансируется из
Европейского фонда развития сельских районов (ЕСФРС) или (EAFRD). Эти
фонды были образованы для совместного управления между странамичленами и ЕС. Распределение платежей возлагается преимущественно на
страны-члены.
Прямые платежи предусмотрены для поддержки доходов фермеров.
Выплаты осуществляются независимо от количества производимой
продукции и поголовья животных. В свою очередь фермеры обязаны
осуществлять сельскохозяйственную деятельность на своей земле и
учитывать стандарты, касающиеся безопасности пищевых продуктов,
охраны окружающей среды, благополучия животных и сохранение земли в
надлежащем экологическом и сельскохозяйственном состоянии. Прямые
выплаты осуществляются через учреждения, назначенные национальными
органами.
Рыночные меры предназначены для организации рынков путем
использования таких мер как, интервенционные закупки, предоставление
услуг по хранению, экспортные субсидии и др. Рыночные меры реализуют
посредством специальных агентств назначаемых национальными органами.
На развитие сельских районов
на период 2014-2020 гг. ЕС
запланировано выделить инвестиции на сумму более 95 млрд. евро, которые
будут направлены на: содействие конкурентоспособности сельского
хозяйства; обеспечение устойчивого управления природными ресурсами;
борьбу с изменением климата и достижение сбалансированного
территориального развития экономики сельского хозяйства и общин,
включая обеспечение рабочих мест и поддержание занятости [1].
Все средства распределяются согласно принципам поддержки развития
сельского хозяйства, на основе объективных критериев Европейского Совета
и прошлой деятельности стран-членов ЕС.
В среднем, с 2007-2013 гг. из бюджета ЕС было выделено почти 96
млрд. евро. По программе развития сельских районов для поддержки
конкурентоспособности агропродовольственной системы (ось I) из фонда
(ЕФРСТ) странами–членами ЕС выделено 34% инвестиций, а для улучшения
экологической устойчивости сельского хозяйства (ось II) – 44%, 13%
распределялось на диверсификацию доходов и улучшение качества жизни в
сельских районах, 6% направлено на реализацию программы «LEADER»
(ось IV) [1].
По данным [1, с.30] за период с 2007-2013 гг. итоговая сумма
ассигнований на приоритетные программы ЕАП составила 974,769 млн.
99
евро, то есть, возросла на 22,1%. В целом наблюдалась положительная
тенденция роста ассигнований бюджетных средств. В число наиболее
затратных статей вошли: устойчивый рост – 436,770 млн. евро (затраты
возросли на 29,0%); сохранение и управление природными ресурсами –
413,061 млн. евро (или на 11,1%). Меньше всего затрачено средств на такие
статьи бюджета как гражданство, свобода, безопасность и правосудие –
12,216 млн. евро, глобальное партнерство – 55,935 млн. евро,
административные расходы – 55,925 млн. евро. Вместе с тем, за
исследуемый период ассигнования на данные статьи возросли на 87,0% и
45,9% соответственно.
Распределение средств на ЕАП ЕС из фондов EAGF и EAFRD за
период с 2007-2013 гг. по трем программам представлено в табл.1
Таблица 1
Общая сельскохозяйственная политика 2007-2013 гг., млн. евро в
текущих ценах
Годы
Ассигнования на
обязательства
2007
2008
2009
Перед трансфером от EAGF к EAFRD
EAGF
Рынки и прямая 45,759 46,217 46,679
помощь
из
них:
единовременные
36,257 38,344 41,007
выплаты ЕС-27
EAFRD
Развитие сельских 9,868
11,650 11,582
районов
После трансфера от EAGF к EAFRD
EAGF
Рынки и прямая 44,753 44,592 44,887
помощь
EAFRD
Развитие сельских 10,874 13,275 13,974
районов
2010
2011
2012
2013
2007-2013
47,146
47,617
48,093
48,574
330,085
42,007
42,902
44,428
45,080
290,025
11,547
11,258
11,206
11,153
78,264
44,276
44,466
44,710
44,939
312,623
14,335
14,408
14,589
14,789
96,244
*Таблица составлена по данным [1, с.31]
По данным табл.1 видно, что за период с 2007-2013 гг. перед
трансфером от EAGF к EAFRD из фонда EAGF на программу поддержки
рынка и прямых выплат было выделено 330,085 млн. евро (или 80,8% от
общего размера выплат). Из фонда EAFRD на развитие сельских районов
поступило 78,264 млн. евро (или 19,2% от общей суммы выплат). После
трансфера от EAGF к EAFRD – 312,623 и 96,244 млн. евро соответственно.
На период с 2014-2020 гг. [2] было выделено 79167,8 млн. евро, а с
учетом дополнительных ассигнований в некоторые страны было получено
84723,7 млн. евро, что на 11,3% меньше чем в 2007-2013 гг. В число стран
получивших наибольшие объемы средств после 2013 г. вошли: Польша,
Франция, Италия, Германия, Румыния, Испания. Для ограниченного числа
стран-членов сталкивающихся со структурными проблемами в сельском
100
хозяйстве были предусмотрены дополнительные ассигнования из Pillar II в
размере 6,5% от общего объема обязательств. К числу стран-реципиентов
отнесены Италия, Франция, Австрия, Финляндия, Португалия, Испания,
Швеция, Словения, Ирландия, Литва, Бельгия, Латвия, Эстония, Мальта,
Люксембург и Кипр.
Выводы. Таким образом, анализ финансирования ЕАП ЕС показал,
что после 2013 г. расходы на поддержку аграрного сектора были снижены на
11,3% за счет необходимости перераспределения средств между возросшим
числом стран-участниц ЕС, а также, сокращения расходов на прямые
выплаты фермерам, рыночные меры и перераспределение средств на
развитие сельских территорий.
Использованные источники:
1. Henke, R. The CAP in the EU budget: new objectives and financial principles
for the review of the agricultural budget after 2013 [Электронный ресурс] /R.
Henke, F. Pierangeli and R. Sardone, R. Crescenzi and others // Istituto Nazionale
di Economia Agraria (INEA). STUDY, 2011. – Режим доступа:
http://www.institutdelors.eu/media/est49092_01.pdf?pdf=ok
2. Matthews, A. The CAP budget in the MFF Part 3 – Pillar 2 rural development
allocations [Электронный ресурс] / А. Matthews. – Режим доступа:
http://capreform.eu/the-cap-budget-in-the-mff-part-3-pillar-2-rural-developmentallocations/
Ковалев Д.В.
преподаватель.
Южный Федеральный Университет
Российская Федерация. Ростов на Дону
ОЦЕНКА ВРЕМЕННЫХ ЗАТРАТ РАЗРАБОТКИ ПРОГРАММНОГО
ОБЕСПЕЧЕНИЯ
В статье обосновывается роль процедуры оценки временных затрат
разработки программного обеспечения в системе управления реализацией
ИТ-проектов. Рассматриваются и анализируются методики проведения такой
оценки. Делается вывод о возможности их применения в российской
практике.
Ключевые слова: ИТ-проекты, информационная система, временные
затраты.
В числе главных факторов условий реализации модернизационного
развития экономики России, обеспечивающих прогнозируемые темпы
государственной политики, является информация, как ключевой ориентир
экономических трансформаций на макро-, мезо- и микроуровнях и
необходимая среда осуществления инноваций [1]. В современном бизнесе
существует четкое понимание того, что информационные технологии
являются важным инструментом повышения конкурентоспособности и
эффективности деятельности.
101
Проведенный анализ показал, что сегодня средняя российская
компания тратит около 6% до 7% доходов на информационные технологии, а
если включить в выборку те организации, которые высоко зависят от ИТ –
такие, как финансовые и телекоммуникационные компании – траты
составляют больше 15%16. Причем расходы на программное обеспечение
продолжают расти. Так, по данным Forbes ежегодный прирост затрат на
развитие систем аналитики и обработки данных составляет 20% — 30%17.
Прогнозируемый суммарный объем затрат на системы обработки данных и
аналитические сервисы в 2015 году составит приблизительно 3 млрд. $.
Одновременно ряд аналитиков отмечают, что значительная часть ИТпроектов не приносит ожидаемый экономический эффект. По данным
StandishGroup за период 2003-2012 гг. только 6% из отслеженных крупных
проектов разработки программного обеспечения были успешно внедрены.
Еще 52% были завершены со срывом сроков и превышением бюджета
проекта, что повлекло снижение экономического эффекта, и 42% были
завершены неудачно или вовсе не завершены18.
По мнению ИТ-экспертов,
Рисунок 1 Статистика разработки ПО.
основные проблемы, приводящие
к данной ситуации, заключается в нереальных или невнятно
сформулированных целях проекта; неточном определение необходимых
ресурсов; плохо определенных системных требований; недостаточной и
редкой отчетности о статусе проекта; наличии неуправляемых рисков;
плохой связи между клиентами, разработчиками и пользователями;
использовании незрелых технологий; неспособности проследить за всеми
сторонами сложного проекта; небрежности разработки. По нашему мнению,
к этому стоит добавить также изначальное некорректное определение сроков
и бюджета проекта. По статистике менеджеры изначально озвучивают
цифры, составляющие 25% реальной стоимости проекта и 75% реальных
временных затрат19.
Это обусловливает актуальности исследования проблематики оценки
временных затрат разработки программного обеспечения.
К наиболее известным и получившим в настоящее время широкое
распространение
методам
оценки
проектов
относятся
метод
функциональных точек и метод COCOMO.
Метод функциональных точек предназначен для оценки на основе
логической модели объема программного продукта количеством
функционала, востребованного заказчиком и поставляемого разработчиком.
Достоинством метода является то, что измерения не зависят от
16
Robert N. Charette // Why software fails // IEEE Spectrum - 2010
http://www.forbes.com
18
CHAOS Report [Электронныйресурс] // The Standish Group International, Inc. – 2014:
http://blog.standishgroup.com/BigBangBoom.pdf
19
CHAOSReport [Электронныйресурс] // TheStandishGroupInternational, Inc. – 2012:
http://blog.standishgroup.com/TheTrueCostsofaProject.pdf
17
102
технологической платформы, на которой будет разрабатываться продукт, и
он обеспечивает единообразный подход к оценке всех проектов в компании.
Кроме того, оценка необходимых трудозатрат может быть выполнена на
самых ранних стадиях работы над проектом, так как применение
функциональных точек основано на изучении требований.
При анализе методом функциональных точек надо выполнить
следующую последовательность шагов: 1) определение типа оценки, 2)
определение области оценки и границ продукта, 3) подсчет функциональных
точек, связанных с данными, 4) подсчет функциональных точек, связанных с
транзакциями, 5) определение суммарного количества не выровненных
функциональных точек (UFP), 6) определение значения фактора
выравнивания (FAV),7) расчет количества выровненных функциональных
точек (AFP).
Определение суммарного количества UFP выполняется по формуле:
 = ∑  + ∑  + ∑  + ∑  + ∑ [1]
А значение фактора выравнивания (VAF) определяется по формуле:
 = ( ∗ 0,01) + 0,65
[2]
Итоговый
результат,
то
есть
количество
выровненных
функциональных точек, рассчитывается в зависимости от типа оценки,
каждый из которых был перечислен выше. Формула для программного
приложения:
 =  ∗ 
[3]
Проект доработки и совершенствования продукта оценивается в EFP:
EFP = (ADD + CHGA + CFP) * VAFA + (DEL* VAFB)
[4]
где
ADD — функциональные точки для добавленной функциональности;
CHGA — функциональные точки для измененных функций,
рассчитанные после модификации;
VAFA — величина фактора выравнивания рассчитанного после
завершения проекта;
DEL — объем удаленной функциональности;
VAFB — величина фактора выравнивания рассчитанного до начала
проекта.
В конечном итоге, зная трудоемкость проекта, выраженного в AFP
(DFP, EFP) и производительность команды, выраженной в AFP/час, можно
оценить необходимые временные и денежные ресурсы. Кроме того, данный
анализ хорошо показывает сложность и трудоемкость проекта, позволяя
оценить общую степень риска и рентабельность разработки программного
обеспечения.
Методика COCOMO II определяет следующую последовательность
вычисления трудоемкости проекта при многокомпонентной разработке.
Суммарный размер продукта рассчитывается, как сумма размеров его
компонентов:
103
  = ∑
[5]
=1 
Базовая трудоемкость проекта рассчитывается по формуле:
 =  ∗ (  ) ∗ 
[6]
где SCED — сжатие расписания (очень низкое — 75% от номинальной
длительности; очень высокое — 160% от номинальной длительности).
Далее рассчитывается базовая трудоемкость каждого компонента в
отдельности:

 =  ∗
[7]
 
На следующем шаге рассчитывается оценка трудоемкости
компонентов с учетом всех множителей трудоемкости, кроме множителя
SCED:
′ =  ∗ ∏6=1 
[8]
Итоговая трудоемкость проекта определяется по формуле:
′
 = ∑
[9]
=1 
Длительность проекта в методике COCOMO II рассчитывается
следующим образом:
5

 =  ∗ ( )+0,2∗0,01∗∑=1  ∗
[10]
100
где С = 3,67; D = 0,28; PMNS — трудоемкость проекта без учета
множителя SCED, определяющего сжатие расписания.
Главной особенностью методики является то, что для того, чтобы
оценить трудоемкость, необходимо знать размер программного продукта в
тысячах строках исходного кода. Размер программного продукта может быть
оценен экспертами с применением метода PERT20 или метода
функциональных точек, который описан в пункте выше.
Общепризнанной методики оценки временных затрат на разработку
программного обеспечения предприятий малого бизнеса на данный момент
нет, что приводит к определенного рода проблемам. Нереалистично
короткие плановые сроки наряду с небольшой, а часто и неполной командой
разработчиков провоцируют отказ от дополнительного тестирования
программного продукта, составления документации, внешних и внутренних
совещаний. По данным калифорнийской аудиторской компании Netwrix за
2014 год, 65% ИТ-специалистов небольших компаний вносят не
задокументированные изменения в информационную систему предприятия,
которые приводят к остановке работы системы; 52% вносят в
информационную структуру изменения, которые сопровождаются
простоями от раза в неделю до ежедневных, а 39% вносят изменения,
которые приводят к появлению брешей в системе безопасности компаний.
Более того, 57% разработчиков никогда не документировали какие-либо
PERTи перт-моделирование. http://project.dovidnyk.info/index.php/obschie-upravlenie-proektami/198pert_i_rert_modelirovanie
20
104
изменения системы, хотя более 80% малых ИТ-компаний имеют
автоматизированные средства для контроля таких изменений21.
Таким образом, построение информационной системы предприятия
предполагает проведение предварительной оценки временных затрат
разработки программного обеспечения и требует использование адекватных
методов. В сложившихся условиях российской экономики на фоне
нестабильного курса неадекватная оценка может обернуться для небольших
компаний серьезными убытками вплоть до банкротства.
Использованные источники:
1. Современные тенденции инновационного развития региональных
экономических систем. Коллективная монография / под ред. Черновой О.А.,
Матвеевой Л.Г. – Таганрог: Изд-во ЮФУ. 2010.
2. Прикладная информатика в экономике: теория и практика / под общ. ред.
Проф. Л.Г. Матвеевой, проф. О.А. Черновой – Ростов н/Д: «Содействие ХХI
век», 2013.
Пальянова О.В.
старший преподаватель
НФИ КемГУ
Россия, г. Новокузнецк
ГОСТИНИЧНАЯ АНИМАЦИЯ КАК КЛЮЧЕВОЙ КОМПОНЕНТ
СОВРЕМЕННОГО ТУРИСТСКОГО СЕРВИСА РФ
АННОТАЦИЯ: В данной статье рассмотрены проблемы организации
гостиничной анимации в РФ как специфичного туристского продукта.
Проанализированы подходы к подготовке анимационной программы с
учетом возрастных психологических особенностей личности. Выявлены и
обоснованы особенности разработки программ гостиничной анимации для
различных возрастных групп. На основе проведенного исследования
автором классифицированы типы туристов по их отношению к проведению
досуга. Предложены формы анимации для реализации важнейших
рекреационных функций гостиничной анимации.
КЛЮЧЕВЫЕ
СЛОВА:
Анимация,
программа
анимации,
классификация туристов, психологические особенности, удовлетворенность
туриста, анимационный сервис.
Развитию туризма в России сегодня придается особое значение,
поскольку в нем усматривается фактор, способный решить не только многие
социально-экономические проблемы, но и обеспечить приоритетное
положение России в ряду наиболее привлекательных для туристов регионов.
Анимационный сектор является косвенным источником прибыли,
повышает доходность предприятий индустрии гостеприимства за счёт
разнообразия именно анимационных услуг, таким образом, сглаживая
возможное несовершенство туристской инфраструктуры. Настроение
21
http://www.netwrix.com/it_change_management_2014_state.html
105
туриста, его желание вновь вернуться в гостиницу напрямую связано с
анимационным сервисом. В настоящее время в РФ формируется новое
направление - гостиничная анимация, которая стала специфичным
туристским продуктом.
Слово «анимация» имеет латинское происхождение: anima – ветер,
воздух, душа; animatus–одушевление.
Оно означает воодушевление,
одухотворение, стимулирование жизненных сил, вовлечение в активность.
Термин «анимация» появился впервые в XX в. во Франции в связи с
введением закона о создании различных ассоциаций и трактовался как
деятельность, направленная на то, чтобы провоцировать и усиливать живой
интерес к культуре, художественному творчеству.
Анимация выступает как своеобразная услуга, преследующая цель
повышения качества обслуживания, и, в тоже время, это своеобразная форма
рекламы, повторного привлечения гостей для повышения доходности и
прибыльности турбизнеса. При составлении анимационной программы
необходимо обращать внимание на возрастные психологические
особенности личности.
В возрасте раннего детства (от года до трех лет) особенности нервной
системы ребенка таковы, что он может концентрировать свое внимание на
одном виде деятельности от 1 до 12 минут, поэтому трудно привлечь его
внимание к предмету, который малыша не интересует. Наибольшее влияние
на развитие интеллекта оказывают действия ребенка с предметами. Малышу
свойственна повышенная эмоциональность. В раннем возрасте слово
аниматора может содействовать развитию наглядно-действенного
мышления.
С дошкольного возраста мыслительная активность ребенка
освобождается от обязательной опоры на физические действия. Ребенку
становится интересно отгадывать загадки, составлять рассказ к картинке,
спрашивать, спорить. Особое значение для развития детей в этом возрасте
имеют творческие или ролевые игры, поэтому для них лучше включить в
анимационную программу загадки, игры по ролям, подвижные игры.
Младший школьный возраст охватывает период жизни от 7 до 11 лет.
Возрастная особенность младших школьников — сравнительная
слабость произвольного внимания. Значительно лучше развито у них
непроизвольное внимание. Детей школьного возраста можно заинтересовать
конкурсом рисунков, играми: крокодил, глухой телефон, эстафета, одеть
маму и папу.
В подростковом возрасте от 14 до 16 лет восприятие является
чрезвычайно важным познавательным процессом, который тесно связан с
памятью. Психологические особенности подросткового возраста называются
«подростковыми комплексами» по ряду причин:
-повышенная чувствительность к оценке посторонних;
-предельная самонадеянность и категоричные суждения по отношению
к окружающим;
106
-противоречивость поведения: застенчивость сменяется развязностью,
показная независимость граничит с ранимостью;
-борьба с общепринятыми правилами и распространенными идеалами.
Для подросткового возраста больше подойдут командные игры эстафеты,
конкурсы красоты и творчества.
В юношеском возрасте (до 18 лет) наблюдается бурное развитие всех
познавательных процессов. Процесс запоминания постепенно сводится к
мышлению,
При этом развитие механической памяти
замедляется.
Юношеский возраст характеризуется взаимопроникновением мышления и
речи. Юноши и девушки стремятся мыслить логически, заниматься
теоретическими рассуждениями и самоанализом, относительно свободно
размышляют на нравственные, религиозные, политические и другие темы.
Это и должно составлять ядро анимационной программы.
Для среднего возраста характерна следующая классификация типов
туристов по их отношению к проведению досуга:
-инициативные туристы, которые заранее планируют как рабочие дни,
так и дни отпуска, поэтому все почины и идеи по организации досуга будут
принадлежать им. Главная задача гостиничного аниматора при работе с этим
типом туристов - умение выслушать
и выполнить почти готовую
программу, подыграть инициативным туристам;
- деловые люди, которые в обыденной жизни практически лишены
досуга, и даже свое свободное время они стремятся потратить с
максимальной пользой для дела. Этот тип туристов предпочитают или такой
досуг, который дает им возможность совершенствоваться: деловые игры,
научные диспуты или спокойный отдых, который дает им возможность
расслабиться: рыбалка, охота, выезд на природу.
-«узкоспециализированные» туристы, имеющие какое-то одно
большое увлечение в жизни: вязание, коллекционирование, конструирование
моделирование. Любимому делу они посвящают все свое свободное время,
поэтому им больше всего подходит отдых клуба по интересам;
- активные туристы, предпочитающие во время досуга как можно
больше двигаться: играть в спортивные игры, участвовать в соревнованиях и
различных мероприятиях. Программу для таких турусов надо составлять с
расчетом на максимальную двигательную активность;
- пассивные туристы, склонные к домашним формам досуга: чтению
художественной литературы, просмотру телепрограмм, многочасовому
отдыху на пляже. Для такого типа туристов подойдут программы, в которые
включены игры на пляже, вечернее шоу и видеотека.
- неисправимые скептики и ворчуны. Для людей среднего возраста,
трудоспособных, стремящихся отдохнуть от повседневной работы, подойдут
более спокойные мероприятия: светские салоны и конкурсы (красоты,
юмора, песен), литературные гостиные и творческие вечера, банкеты,
презентации и концерты.
107
К пожилому возрасту аниматору необходимо относиться с особой
внимательностью. С позиции отношения этих возрастных групп к туризму и
путешествиям, различают четыре основные подгруппы: - группа людей в
возрасте от 55 до 64 лет; -от 65 до 74; -от 75 до 84;- от 85 лет и старше.
Возрастная группа людей от 55 до 64 лет характеризуется наличием
больших свободных денежных средств, небольших домохозяйств и свободой
от материальных расходов на образование, воспитание и содержание детей.
Люди от 65 до 74 лет считаются активными пенсионерами. Это важный сегмент туристского рынка. Третью группу составляют люди в возрасте от 75
до 84 лет. По сравнению с первой группой они не так активны, чаще всего не
расположены к путешествиям. Четвертую группу составляют люди от 85 лет
и старше. Туристские гостиничные комплексы пока не видят потенциала
данного сегмента рынка. Можно выделить три типа туристов третьего
возраста:
-регативист, отрицающий у себя какие-либо возрастные признаки;
-экстравертированный, признающий наступление старости через
внешние влияния и путем наблюдений за изменениями (выросла молодежь,
расхождение с нею во взглядах, смерть близких, изменения своего
положения в семье, изменения-новшества в области техники, социальной
жизни и т.п.);
-интровертный тип, для которого характерно острое переживание
процесса старения. Человек не проявляет интереса к новому, погружается в
воспоминания о прошлом, малоподвижен, стремится к покою.
Для людей третьего возраста нужно готовить анимационную
программу с такими формами проведения досуга как посиделки, чаепития,
вечера старинной музыки, романса, воспоминаний.
По меткому выражению Г. Пейджа, гостеприимство - самое первое и
самое главное дело для человека. Гостеприимство - это философия
поведения, но индустрия - это уже сервис за вознаграждение. Индустрия
гостеприимства, согласно Д. Уэбстеру, это сфера предпринимательства,
состоящая из таких видов обслуживания, которые опираются на принципы
гостеприимства, характеризующиеся щедростью и дружелюбием по
отношению к гостям.
Конечной целью туристской
гостиничной анимации является удовлетворенность туриста отдыхом - его
хорошее настроение, положительные впечатления, восстановление
моральных и физических сил.
В этом и заключаются важнейшие рекреационные функции
гостиничной анимации.
108
Стрелков В.И.
профессор, доктор психологических наук,
Российский государственный социальный университет,
Москва, Рф
Сафошин А.В.
доцент, кандидат педагогических наук,
Московский педагогический государственный университет,
Москва, Рф
ВОЛЯ В СИСТЕМЕ ЦЕННОСТЕЙ ВОСТОЧНЫХ ЕДИНОБОРСТВ
Аннотация: в восточных единоборствах воля до сих пор не нашла
достойного места. Это связано со слабой научной разработкой проблемы
воли, а также с недостаточной определенностью ее места в системе
ценностей личности единоборца.
Ключевые слова: восточные единоборства, воля, ценности.
В последние годы на мировых аренах обострилась конкуренция за
первенство в восточных единоборствах, что было вызвано появлением на
сцене соревнований стран, ранее не входивших в элиту этого вида спорта.
Остро встал вопрос морально-волевой подготовки бойцов, которые все чаще
встречались с необычными стилями ведения борьбы, новинками тактики,
порой мало напоминавшими классические образцы. Тем самым воля вошла в
разряд одной из ведущих ценностей восточных единоборств.
Однако специалистов ожидало разочарование от слабости научной
разработки проблем воли. Периодически вспыхивавший интерес
наталкивался на непонимание вопросов происхождения феномена,
становления, формирования и развития воли, а в конечном итоге –
неопределенность ее места в общей системе спортивной подготовки в
восточных единоборствах. Требовался принципиально новый подход в
интерпретации воли, который, как мы надеемся, изложен в настоящей
статье.
Заметим, что истоки боевых искусств относятся еще к III-II
тысячелетию до н.э. [7], имея широкое прикладное значение,
определявшееся приложением единоборств к монастырским нуждам,
военному делу, государственной службе. Отсюда, собственно, и проистекает
идеология восточных единоборств, которая скорее является философией и
религией Востока, чем просто одним из видов деятельности в спорте. Об
этом можно судить, в частности, по одной из кандидатских диссертаций [5],
либо по материалам солидной научной конференции, состоявшейся в
недавнем прошлом в Хабаровске [8]. Можно утверждать, что в данном
случае акцент ставится на ценности восточных единоборств, где воля
занимает одно из ключевых мест.
Мы начинали с того, что предприняли попытку выяснить вопрос
происхождения воли. Здесь мы обратились к классическому труду А.
Шопенгауэра «Мир как воля и представление» [11], имея в виду, что
109
философ интуитивно прозрел, трактуя феномен, говоря современным
языком, как единство пространства и времени (рис. 1) [2].
Рис. 1. Принципиальная схема становления, формирования и развития воли.
В готовой выйти из печати статье [9] мы изложили версию становления
индивида как уникальной процедуры согласования эволюционного,
физического времени (tф) и времени исторического (tи), которые определяют
индивида как единство врожденного и приобретенного. Затем можно
проследить, каким образом формируется субъект, причем в зеркальном
отражении - от исторического к физическому времени (диапазон 15-18 лет)
[3; 4]. Появившийся виртуальный эквивалент индивида создает условия для
юношеского самоопределения – морального, мировоззренческого,
профессионального. Его дефекты приводят к известному феномену аутизма,
который мы трактуем как производному от рыночных отношений [10], что
не случайно, поскольку субъект, как мы себе мыслим, – это замкнутая в себе,
виртуальная сущность человека. Она есть «чистый» произвол
информационной среды, чуждой человеку, где он сам рассматривается как
едва не электронное устройство [6]. Вместе с тем, отчужденное от индивида
«не Я» в перспективе и превращается в ценность воли восточных
единоборств.
Дело в том, что профессиональное самоопределение обуславливает
технику боевых искусств, мировоззренческое самоопределение – их тактику,
моральное самоопределение, соответственно, - духовную составляющую.
Выстраивается система ценностей боевых искусств, где вакантным остается
всего одно, четвертое место, которое в ряду классических эстетики, этики и
языка становится сверхценностью, т.е. волей. Именно поэтому, как считает
В. Виндельбанд, ценность — это не реальность, а идеал, носителем которого
является «сознание вообще», сверхчувственный субъект. Таким образом,
появляется необходимость в носителе системы ценностей, каковой
становится личность, готовая использовать высшую ценность – волю в
110
качестве регулятора боевых искусств. Поскольку же в квадратуре ценностей
воля является «лишней», она выходит за пределы личности, превращаясь в
индивидуальность, точно так же, как «не-Я» индивида по выходе из него
трансформируется в субъект (рис. 1).
Появившееся третье измерение времени - психологическое –
предполагает выход на волевую активность, которая несет в себе пары
волевых качеств, первый член которых символизирует время, второй пространство. Таким образом, можно говорить о настойчивости и упорстве,
решительности и смелости, инициативности и самостоятельности, выдержке
и самообладании. Тем самым субъект как своеобразный «всадник без
головы» обретает, наконец, мыслящий орган, а личность при этом
превращается в индивидуальность.
Обратим внимание на еще один интересный момент, касающийся
недостаточной зрелости личности. В спорте подобное положение дел
является едва не нормой [1]. Связано это с тем, что происходит девальвация
базовых ценностей – эстетики, этики, языка, обусловленных издержками
тренировочного процесса, ведущего к эмоциональному выгоранию [2].
Причем последнему может подвергаться как чувственная сторона личности,
так и волевая. Поскольку в тренировочном процессе ставка делается на волю
безотносительно к чувствам, их девальвация ослабляет главный аргумент
спортивной деятельности, что в особенности дает о себе знать в момент
соревнований. В конечном итоге, воля занимает свое законное место в
системе ценностей восточных единоборств, становясь важным аргументом
спортивной деятельности.
Литература
1. Акимова Л.Н. Психология спорта: Курс лекций. – Одесса: Студия
«Негоциант», 2004. – 127 с.
2. Баранкин С.Ю., Д.А., Сафошин А.В. Стрелков В.И. Инновационная
педагогика и психология в спорте: Коллективная монография. – М.: ФиС,
2013. – 347 с.
3. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции: Учебное
пособие. М., 1998.
4. Ильин Е.П. Психология воли. – СПБ.: Питер, 2009. – 368 с.
5. Ишмуратов М.М. Восточные единоборства как онтологическое явление:
Автореф. дисс. канд. филос. наук. – Уфа, 2004. – 22 с.
6. Коротенков Ю.С. Информационная образовательная среда основной
школы. [Электронный ресурс] – Режим доступа:
mou-imc.ucoz.ru›FGOS/metod.posobie_ios.pdf (Дата обращения 29.08.2015).
7. Методика построения тренировочного процесса в восточных
единоборствах / ВКР. [Электронный ресурс] – Режим доступа:
http://elhow.ru/ucheba/opredelenija/ij/chto-takoe-individ.
(Дата
обращения
15.08.2015). – СПб., 2005.
8. Философско-психологические аспекты восточных единоборств:
Материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Хабаровск, Уссурийск, Владивосток,
111
15–19 мая 2013 г.) / под ред. О.А. Рудецкого. – Хабаровск: Изд-во ДВГУПС,
2013. – 179 с.
9. Стрелков В.И., Сафошин А.В. Воля как фактор становления индивида /
Материалы VIII Международной научно-практической конференции
«Актуальные проблемы современной науки в 21 веке». – Махачкала: Изд-во НП «Научноаналитический центр «Этноэкономика», 2015.
10. Стрелков В.И, Сафошин А.В. Аутизм как феномен рыночных отношений
/ Наука сегодня: постулаты прошлого и современные теории: Материалы II
научно-практической конференции (8 июля 2015 года) / в 2 частях - часть 2.
– Саратов: Изд-во ЦПМ «Центр бизнеса», 2015. – С. 68-77.
11. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Собрание сочинений в
пяти томах. Том 1. – М.: «Московский клуб», 1992. – 395 с.
112
Оглавление
СЕКЦИЯ 1. СОВРЕМЕННАЯ КУЛЬТУРА КОММУНИКАЦИИ.
СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ .................. 3
Peleckis Kęstutis, BUSINESS NEGOTIATIONS AND BUSINESS MEETINGS:
START AND POSSIBLE INTERFERENCE OF MUTUAL
UNDERSTANDING ................................................................................................ 3
Peleckis Kęstutis, BUSINESS NEGOTIATIONS AND BUSINESS MEETINGS:
TRUST SUBSTITUTES AND ANTIDOTES TO OVERCOME THEM ............... 9
Peleckis Kęstutis, HOW TO STREGTHEN THE CONFIDENCE OF BUSINESS
NEGOTIATIONS AND BUSINESS MEETINGS ................................................ 12
Ананьева Е.П., ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ В
СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОСТИ .................. 15
Беляев С.А., Кудряков С.А., ПРЕДНАМЕРЕННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ
ТРЕНДЫ И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ............................................................... 19
Быков В.М., Зайченко В.Г., РОЛЬ КОММУНИКАЦИЙ В ОБЕСПЕЧЕНИИ
ЭФФЕКТИВНЫХ УСЛОВИЙ ТРУДА .............................................................. 22
Ваградян Э.А., АНАЛИЗ СПОСОБОВ ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ ФОБИЙ В
КОНТЕКСТЕ РАЗЛИЧНЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И
ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ НАПРАВЛЕНИЙ ........................................... 29
Гаджимурадова Л.А., МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА РАЗВИТИЯ
АПК РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН ...................................................................... 32
Гаджимурадова Л.А., ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРИМЕНЕНИЯ
НАЛОГОВЫХ ИНСТРУМЕНТОВ В МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОМ
РЕГУЛИРОВАНИИ .............................................................................................. 35
Гаджимурадова Л.А., РОЛЬ КРЕДИТОВ В ПОВЫШЕНИИ
УСТОЙЧИВОСТИ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ ............................................... 38
Грива О. А., ОСОБЕННОСТИ ЭТНО-КУЛЬТУРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ
МОЛОДЕЖИ В ПОЛИКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ ........ 41
Зайцева И.В., ДИДАКТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ДИАЛОГА
КУЛЬТУР НА УРОКАХ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА...................................... 44
Золотая И.Г., ПОДХОДЫ ЛИЧНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННОГО
ОБУЧЕНИЯ НА УРОКАХ МАТЕМАТИКИ ..................................................... 49
Ибрагимова Л.С., СМЕШАННОЕ ОБУЧЕНИЕ В СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО
ОБРАЗОВАНИЯ ................................................................................................... 53
Иванова О.Э., ВЛИЯНИЕ ТРАНСКОММУНИКАЦИИ НА ИЗМЕНЕНИЕ
СМЫСЛА ............................................................................................................... 56
Кудряков С.А., ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ОБРАЗОВАНИИ
И ПРОБЛЕМА ПАРАПРОФЕССИОНАЛИЗМА .............................................. 59
113
Кудряков С.А., СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ И БЕЗОПАСНОСТЬ
ОБЩЕСТВА .......................................................................................................... 62
Кузнецов А.О., АРКТИЧЕСКИЙ «ПРИТОК» .................................................... 66
Пантелеева А. В., «ЧИТАТЕЛЬСКИЙ КЛУБ» КАК ФОРМА РАЗВИТИЯ
КУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ УЧАЩИХСЯ ...................................... 69
Патокина Н.Н., Сироткин В.Б., ФАС КАК ИНСТРУМЕНТ
ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СРЕДЫ .......................................... 74
Савченко О.В., ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕКУЛЬТУРНЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ
В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ НАЦИОНАЛЬНОГО
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ЯДЕРНОГО УНИВЕРСИТЕТА.......................... 77
Сулейманова Р.Р., ПРОБЛЕМА ИДЕНТИФИКАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ
МОЛОДЕЖИ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА .................................................. 81
Тимофеева Ю.В., БИБЛИОТЕЧНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ И
БИБЛИОТЕЧНОЕ ЧТЕНИЕ ЮНОШЕСТВА КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В
КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВЕКА .................................................................... 84
Хохлова Н.А., МАЛОИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ПРАЗДНИКИ РУССКОГО
НАРОДНОГО КАЛЕНДАРЯ В ПРАКТИКЕ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ................................................................................................. 92
СЕКЦИЯ 2. ИНФОРМАЦИОННАЯ СРЕДА И ЕЕ ОСОБЕННОСТИ НА
СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ……98
Аджимет Г.Х., Аджимет Д.Х., АНАЛИЗ ФИНАНСИРОВАНИЯ ЕДИНОЙ
АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА ................................... 98
Ковалев Д.В., ОЦЕНКА ВРЕМЕННЫХ ЗАТРАТ РАЗРАБОТКИ
ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ............................................................... 101
Пальянова О.В., ГОСТИНИЧНАЯ АНИМАЦИЯ КАК КЛЮЧЕВОЙ
КОМПОНЕНТ СОВРЕМЕННОГО ТУРИСТСКОГО СЕРВИСА РФ ........... 105
Стрелков В.И., Сафошин А.В., ВОЛЯ В СИСТЕМЕ ЦЕННОСТЕЙ
ВОСТОЧНЫХ ЕДИНОБОРСТВ ....................................................................... 109
114
Научное издание
СОВРЕМЕННАЯ КУЛЬТУРА
КОММУНИКАЦИИ.
СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ
В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Материалы II международной
научно-практической конференции
27 августа 2015
Статьи публикуются в авторской редакции
Ответственный редактор Зарайский А.А.
Компьютерная верстка Чернышова О.А.
Подписано в печать 31.05.2011,
формат 60х84 1/16,
бумага офсетная,
усл. печ. л. 15,94,
тираж 200 экз.,
отпечатано в типографии
115
116
Скачать

СОВРЕМЕННАЯ КУЛЬТУРА КОММУНИКАЦИИ. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ