Кузьмичева И. В.
ЖУРНАЛ АМИ 2013
СПЕЦИАЛЬНОЕ ИЮЛЬСКОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
СОДЕРЖАНИЕ
стр. 2 Редакторская статья
стр. 4 Состав Редколлегии
стр. 5 Природа-Учитель
Редакторская статья
Все представители Монтессори сообщества с нетерпением ждут Международный Конгресс
Монтессори в Портленде, Орегон. Его тема, «Под Руководством Природы», передает саму суть
того, как Мария Монтессори сформулировала свои идеи: отвечать на естественное развитие
детей, которых она наблюдала и с которыми она работала, это был ее главный руководящий
принцип. Метод и материалы постоянно совершенствовались, в зависимости от того, как
откликались на них дети.
В 1913, когда Монтессори проводила свой первый Международный Учебный курс в Риме, она уже
создала свои основные дидактические материалы и сформулировала базовые принципы своей
философии. Она защищала права детей и пропагандировала идею оптимального их развития со
всей страстью и красноречием.
Во время того курса 1913 года, ее аргументы все время обращались к природе ребенка. В
нескольких лекциях она аргументировала свои идеи, говоря о силе Природы, и показала, как
традиционное образование трактует этот аспект.
В лекции, которая опубликована в данном приложении журнала АМИ, «Природа в Образовании»,
Мария Монтессори объединяет физическую и психологическую природу. Она обсуждает
эксперимент с мальчиком-дикарем из Аверона, проведенный французским врачом ЖаномМарком Гаспаром Итаром, и какое огромное влияние Итар и Сеген на нее оказали. Она обсуждает
взгляд на природу, какой ее видели Толстой и Руссо. Но она также подчеркивает, насколько важно
способствовать воспитанию прочной связи между природой и человеческим существом, начиная
с раннего детства. На первое место она ставит то, что дети должны не просто находиться на
свежем воздухе и солнце. Взрослые должны предоставить детям все имеющиеся возможности
взаимодействовать с природой и пережить изумление и восторг перед ее тайнами.
Кузьмичева И. В.
Эта лекция является частью собрания лекций Международного Учебного курса 1913 года, которое
было недавно отредактировано и опубликовано. В своем вступительном слове к этому изданию др Сюзан Физ пишет,
Из социальной и интеллектуальной круговерти и неразберихи конца 19-го столетия появилось
поколение новаторов, которым по праву принадлежит честь быть изобретателями того будущего,
которое теперь само собой разумеется. Это поколение сделало переворот практически во всех
отраслях человеческих знаний. В то время как Маркони и Бэлл революционизировали средства
связи, братья Райт поднимались в небеса, Энштейн, Резерфорд, Кюри и Бор делали новые
открытия в физике, а Стравинский, Пруст и Пикассо экспериментировали с новыми формами в
искусстве, психология, социология, антропология и лингвистика—социальные науки—
приобретали ту форму, которую мы до сих пор признаем, благодаря трудам Фрейда, Юнга,
Дюркгейма, Вебера, Малиновского и Соссюра. Боле того, границы между наукой, искусством и
социальной наукой были все еще подвижными. Фантазии и анормальная психология
очаровывали художников и поэтов, а психологи писали драматические и художественные
произведения; везде и во всем экспериментировали с новыми способами передачи того, что
значит быть человеком. Реформистские идеалы довоенной эры находят отражение в лекциях
Марии Монтессори 1913 года. В них красной нитью проходит ее идея сделать лучше жизнь детей,
предоставляя им среду, которая будет поддерживать их физическое и умственное развитие. На
заре своей карьеры, молодой врач Мария Монтессорри работала с детьми из социально
неблагополучных и неграмотных семей. Создание для таких детей условий, которые
поддерживали бы их здоровье и физическое благополучие, было для нее важным условием
свободы детей, которая, по ее мнению, была необходима детям для оптимального развития.
Лекция «Природа в Образовании» сплела все эти аспекты в единое целое, с характерной для
Монтессори убедительностью. Мы надеемся, что вы получите удовольствие от прочтения этой
лекции и выражаем благодарность издательской компании Монтессори-Пирсон за любезно
предоставленные материалы для этого приложения журнала АМИ.
Кузьмичева И. В.
РЕДКОЛЛЕГИЯ
Кей Бейкер, д-р философии, руководитель учебного курса 6-12, США
Сюзан Физ, д-р философии, старший лектор, TESOL/ENGLISH и Литература, университет Новой
Англии, Австралия
Дэвид Кан, исполнительный директор НАМТА и руководитель программы «Введение в
Монтессори курс для юношества», США
Александр Хенни, член редакционной коллегии Комюникейшнз, Нидерланды
Д-р Стивен Хьюз, директор исследовательского центра Развития и Образования, бывший
президент американской академии педиатрической нейробиологии, и председатель Комитета
АМИ по глобальным исследованиям, США
Профессор Геральд Людвиг, сопредседатель, профессор emeritus Монтессори центра при
университете Мюнстера и член редакционной коллегии немецкого журнала Монтессори,
Германия
Каролина Монтессори, активист и редактор Ассоциации Монтессори Интернэшнл, Нидерланды
Рита Шефер Ценер, д-р философии, сопредседатель, руководитель учебного курса 3-6,
экзаменатор АМИ и консультант
Паола Трабальцини, Монтессори историк, лектор Римского Университета «La Sapienza» и член
Научного Комитета «Montessori Laboratory», Италия
Джоук Верхуль, редактор и активист Ассоциации Монтессори Интернэшнл, Нидерланды
ИЗДАТЕЛИ
Ассоциация Монтессори Интернэшнл
Koninginneweg 161
1075 CN Amsterdam, Netherlands
Tel: +31 20 6798932
e-mail: [email protected]
www.montessori-ami.org
copy to: [email protected]
ISSN: 1877-539X
РУКОВОДСТВО АМИ
Андрэ Роберфруа, президент
Линн Лорэнс, исполнительный директор
Йен Стокдейл, казначей
Кузьмичева И. В.
Гваделупа Борболла, Питер Дэвидсон, Питер O’Брайан, Молли O’Шонесси, Мэри Каролина
Паркер, Мария Тереза Видалес
Природа в Образовании
Лекция, прочитанная 27марта 1913 года
Мария Монтессори
Важность природы является одним из глубочайших вопросов, к которому мы должны обратиться
в образовании, он также является одним из наиболее изученных и наиболее часто применяемых
предметов в различных современных методиках. Подводя итог нынешним достижениям можно
сказать, что человечество заключило мир и вступило в контакт с природой. Этот вопрос не требует
специального пояснения с моей стороны, потому что он является неотъемлемой частью нашего
метода.
Прекрасная идея свободы, которую развил Жан-Жак Руссо, заключалась в том, чтобы соединить
ребенка с природой и позволить ему расти под влиянием самой природы. Согласно хорошо
известной концепции Руссо, человечество портит божественное творение, вот почему мы должны
оставить ребенка в руках Бога, предоставить ребенку ту свободу, которая состоит из недействия—
в данном случае, скорее, в изоляции от человеческого общества.
Как вам известно, идеалы Руссо1 применялись на практике только в его романах. У Толстого с его
концепцией свободы была подобная мысль. Он представлял, что современные люди, горожане,
вернуться к такому обществу, где они ограничатся работой в поле. Они будут вне досягаемости тех
сил зла, которые есть в каждом городе, они вернуться к простой жизни, к возделыванию земли.
Толстой также мечтал о том, чтобы развить педагогические методы на этой основе и, таким
образам, добиться реформирования человечества.
Вместо этих идей, которые так хорошо известны, я бы хотела обсудить одну педагогическую
работу, которая менее известна большинству людей, интересующихся педагогикой. С точки
зрения природы, она могла бы быть особенно важной как эксперимент: это работа Итара2 по
обучению дикого мальчика из Аверона. В данном случае мы не начинаем с теории, идеи, а имеем
дело с фактом. Итар изучал ребенка, который в действительности жил один, изолированно от
человеческого общества, далеко от города, в лесу, непосредственно соприкасаясь с природой. И
это редкостное существо, ребенок, выросший в полном одиночестве в сердце природы, был
изучен Итаром, не только как индивид, но как часть подлинного педагогического эксперимента.
Этот эксперимент был противоположен идеям, выдвинутым Руссо и Толстым, и он ввел ребенка,
выросшего на природе, в социальную жизнь, и заставил его встать на сторону цивилизации.
Люди, имеющие неподдельный интерес к педагогике, возможно, захотели бы услышать больше
об этих противоречивых идеях: с одной стороны мы говоримо том, чтобы переместить людей из
их существующего положения на уровень ниже, а с другой стороны, мы видим уникальный случай
человеческого существа, которое попало с самого низшего уровня в цивилизованную жизнь, с
Кузьмичева И. В.
помощью незначительных педагогических усилий, венцом чего стали выводы, которые можно
считать краеугольным камнем в новой науке экспериментальной педагогики.
Этого ребенка, которого воспитал Итар, и жизнь которого стала основой педагогических идей
Итара, развитых далее Сегеном и продолженных мною, этого ребенка можно изучать или
анализировать под двумя разными заголовками: созерцание величайшей радости, которую
природа сама по себе может дать человеку, возможно, и не наделенному в высшей степени
сентиментальностью и интеллектом. Примером человеческого существа, которое находится на
такой низкой ступени, был этот дикий мальчик из Аверона. Без сомнения, этот ребенок приобрел
некоторую степень чувствительности в наслаждении всеми естественными проявлениями
природы, которой мы еще не достигли: например, радость, которую можно пережить, любуясь
грозой, снегом, луной, деревенской тишиной, слушая разнообразные звуки природы. Все эти
факты, чувствительность к которым у городских людей уже притупилась, были такой радостью для
этого мальчика идиота, что описание выражения его чувств имеет качества, которые достигают
поэтического уровня; например, когда Итар описывает, как мальчик проводит целый вечер, сидя
на краю фонтана и наблюдая, как падают на гладь воды увядшие листья, временами издавая
вздох, который позднее становится звуком горестной жалобы; или как он проводит целую ночь,
прижавшись лицом к оконной раме, потому что луч лунного света разбудил его; или когда,
проснувшись посреди ночи, мальчик замечает, что идет снег, и не в силах удержаться, выбегает на
улицу и сам ныряет в снег.
С другой стороны, этот мальчик, который является таким крепким, и таким физически
закаленным, что может находиться раздетым на улице в мороз, подставив грудь ветру, гулять под
дождем, без какого-либо вреда для своего здоровья, скорее испытывая величайшее
удовольствие, этот мальчик испытывает самое настоящее отвращение к определенным вещам. Он
не знает, как пережить то, от чего люди страдают, когда переходят к цивилизованной жизни.
Например, этот ребенок не может смириться с тем, что нужно принимать горячую пищу, которую
подают в определенный час, когда нужно сидеть за столом, пользоваться ножом и вилкой и т. д.
Он не может переносить ограничений, связанных с одеждой, с помощью которой мы защищаем
наши тела от природы, и укрываем от солнца, холода, дождя и т. д. Он не может сдержать свой
порыв бежать, в тот момент, когда ему следует идти шагом как полагается, что собственно
является необходимым в городе; он не может сдержать резких и громких звуков своего голоса, и
привести его с соответствие с ограниченными модуляциями речи. Здесь мы имеем живой пример
того, как мы жертвуем жизнью природы, для того чтобы жить цивилизованной жизнью. Эти
жертвы относятся к составляющим ограничений, и могут быть названы жертвой природной
жизнью нашего тела—жертвой, которая состоит в том, чтобы не дать нашему телу окунуться и
насладиться благами, которые может дать природа. Итар, который очень любил этого ребенка, и
который столь живо передал историю своего ученика, описал эти два аспекта естественной и
цивилизованной жизни. Итар очень хотел, чтобы этот ребенок адаптировался к цивилизованной
жизни, будучи уверенным, что это станет для него чрезвычайно полезным. Он исходил из того, что
этот дикий мальчик поймет это рано или поздно. Как педагог он действительно добился к этой
великой и славной цели, потому что мальчик, в конце концов, предпочел блага социальной жизни
тем острым моментам радости, которые он испытал в лесу, на природе. То, что больше всего
побуждает детей к цивилизованной жизни, это любовь, которую они испытывают к людям,
воспитывающих их, и постепенно, возможность попробовать некоторые из благ, которые,
несомненно, являются помощью цивилизованной жизни.
Кузьмичева И. В.
Детальное описание того, как этот дикий мальчик превратился в цивилизованного человека,
должно стать одним из самых важных и фундаментальных исследований для тех, кто
интересуется педагогикой, особенно, в ее связи с природой, и однажды книга Итара станет
классикой для всех педагогов. С определенной точки зрения, мы можем сказать, что все дети
являют собой то, кем был этот дикий мальчик из Аверона для Итара: по-видимому, все дети
рождаются предопределенными для жизни природы, и все они должны, с помощью образования,
адаптироваться к жизни цивилизации.
Знание того как пройти этот путь, вот то, что должно интересовать всех нас. Не только тех, кто
имеет отношение к образованию, но и всех цивилизованных людей.
Согласно общепринятому мнению, эти две идеи противостоят друг другу, и именно это Руссо и
Толстой отстаивают: что мы, очевидно, должны иметь два отдельных способа жизни, будучи
практически принуждены выбирать между жизнью в коллективе и цивилизованном обществе, и,
возможно, более полезным способом—абсолютной жизни природы. Высшая ступень в
образовании и самой жизни должна находиться в гармоничном союзе этих двух разных жизней,
что не только признается в наши дни, но и применяется на практике. Поместить человеческие
существа в среду, где они соприкасаются с природой, никогда не будет бесполезным действием,
потому что, для того чтобы жить хорошо, люди должны соприкасаться с природой.
В последнее время много экспериментов, общезначимых для биологии, проводились на предмет
исследования жизни вообще в ее связи с природой: например, стимулирующий эффект
солнечных лучей, влияние лучей определенного спектра на жизнь микробов и деятельность
клеток. Когда, в условиях эксперимента, эмбрионы некоторых животных были изолированы от
электромагнитного поля земли, как оказалось, только лишь по этой причине эти развивающиеся
существа заболели рахитом. Был сделан вывод, что человеческие существа живут не только за
счет еды и кислорода, как мы легкомысленно полагали, но также благодаря множеству других
природных элементов. Соприкосновение с землей, солнцем, и жизнью растений, подобно тому,
как если бы мы пили из самого источника жизни. И эти принципы, которые мы могли бы назвать
материалистическими и физиологическими, как раз сейчас возникают на педагогическом
горизонте, и не ограничиваются только лишь сферой медицины.
Ослабленные дети могут стать крепче, если будут дольше находиться на солнце, или много
лежать, растянувшись на траве. Таким образом, понятно, что солнечные лучи, магнитное поле
земли, и живая трава являются помощью жизни.
Мы знаем, например, что туберкулез можно вылечить с помощью ультрафиолетовых лучей
солнца на определенной высоте; мы также знаем, что все то, что помогает окрепнуть слабому
человеку, в еще большей степени помогает стать сильнее сильному человеку: те средства,
которые мы изначально изучали для того, чтобы помогать слабой жизни, являются теми же
самыми, которые должны помогать нормальной жизни.
В наше время мы видим четкую тенденцию, детей помещают в такие условия, где они проходят
определенную терапию, которая больше не определяется органикой, но которая продиктована
воспитательными целями, тенденция привести детей в соприкосновение с природой. Мы видим
детей, которые ходят легко одетые, видим детей, которые должны оставаться у моря не для того,
чтобы купаться, что когда-то было единственной причиной, но потому что полезно дышать
насыщенным йодом воздухом, и находиться на солнце. Мы видим детей, которых научили спать
Кузьмичева И. В.
на земле, и на открытом воздухе, и все это делается с той целью, чтобы ребенок и зарождающаяся
жизнь могли соприкоснуться с дающими жизнь силами природы.
Мы также можем видеть еще более смелый шаг вперед, заключающийся в том, чтобы больше не
ограждать детей от неожиданных атмосферных и метеорологических изменений. Раньше мы
боялись позволить детям гулять под дождем, или выйти из дома в ненастную погоду; теперь мы
знаем, что один из самых величайших инстинктов детства, это быть способным выбежать под
дождь и без зонта. И с этой же точки зрения, в настоящее время формируются средства
воспитания, которые должны сделать людей сильнее.
Создание общественных садов, где только возможно в городах также показывает нам реальную
тенденцию того, что люди восстанавливают связь с природой, для того чтобы принести в жертву
городской жизни лишь только то, что абсолютно необходимо.
Но сторона, которая наиболее тесным образом связана с образованием--та, что относится к
духовной жизни ребенка, и тому влиянию, которое природа оказывает на эту жизнь.
Положительное воздействие природы, рассматриваемое так широко, было бы лишь
материальным, но польза, которую мы получаем от природы не только материальное благо, это
также величайшее интеллектуальное, и более того, духовное благо.
Например, духовная жизнь крестьянина и духовная жизнь шахтера совершенно непохожи, хотя и
тот и другой могут быть образованны и культурны. Более глубокая и более богатая духовная
жизнь крестьянина напрямую связана с тем, что он взаимодействует с формами природной
жизни, которыми изобилует деревенская среда. В случае с шахтером мы наблюдаем лишь
отчуждение от всех форм жизни, за исключением человеческой, которая является столь
ограниченной для такого типа труженика.
Созерцание восхитительных явлений жизни производит величайшее впечатление, и это может
понять даже ребенок. Этот факт так хорошо известен, что целые воспитательные системы для
маленьких детей были основаны именно на этом принципе: влияние разворачивающейся жизни
перед сознанием ребенка. Одна англичанка разработала свой метод воспитания детей,
основанный на том, что дети должны сажать растения, ухаживать за животными, наблюдать за
растениями и их ростом, следовать за ними, и таким образом, постигать восхитительную
концепцию тайны жизни, которая во всей природе развивается сама.3 Это также питает
религиозный настрой, или, по крайней мере, это создает благоприятную среду для религиозных
чувств; понимание жизни растений в связи с внешними фактами окружающей среды очень
хорошо помогает ребенку в учебе. И наконец, сбор растений, знание, как их готовить, будет еще
одним средством общей культуры. Эти попытки были успешны, особенно в Англии. Они давно
вышли за рамки эксперимента, и являются заслуживающими внимания фактами, и, конечно,
имеют огромную важность в формировании внутренней жизни.
Школы и учителя не должны быть единственными, кто знает и применяет этот подход, как раз
наоборот, принципы его должны внедряться повсеместно. Например, когда детей ведут в
общественный парк, матери очень мало разговаривают с детьми и не дают им возможность
проникнуться чувством природы, которое можно заметить в растениях, находящихся вокруг, в
прудах, где водяные лилии вот-вот зацветут. Единственная их забота состоит в том, чтобы малыши
резвились и, чтобы они как можно дольше находились на солнце и свежем воздухе. Осознание
того, что дети в наших парках должны не только впитывать воздух и солнечный свет, но и чувство
Кузьмичева И. В.
тайны и красоты жизни, это то, что широкая общественность должна еще понять, но что уже
известно всем понимающим учителям.
Поэтому я тоже приветствую эти средства обучения, которые так хорошо применяются, средства
подразумевающие, уход за растениями, забота о животных и их потомстве. Мы, как и другие,
наблюдали радость и необычайный интерес со стороны детей. Например, наши учителя
рассказывают о сильном душевном волнении, которое дети переживают, видя, как цыпленок
появляется из своей скорлупы, или, когда они обнаруживают однажды утром двух цыплят, когда
вчера еще не было ни одного. Я сама видела задумчивые лица детей четырех лет. Они не
отрываясь, смотрели на большую красную розу в вазе, на которой накануне были только бутоны.
Несомненно, все эти признаки душевного волнения имеют большое воспитательное значение.
Дети приобретают такое понимание этого мистического чуда, что наделяют его силами, которые
способны принести утешение. Однажды одна дама, у которой было горе, и дети знали об этом,
пришла навестить Дом Ребенка. Поскольку они не хотели утешать ее словами, они взяли ее за
руку и повели полюбоваться растущим цветком.
Важность природы в развитии физической и интеллектуальной жизни является тем более
значимой для нас в методе, который я продвигаю, потому что когда ребенок подготовлен с
помощью дидактического материала, который мы предоставляем ему, наблюдать за окружающей
средой, интеллект этого ребенка формируется в значительной степени. И одной из целей и форм
обучения, в рамках метода, который я вам излагаю, является косвенное руководство
наблюдением, как ребенок должен наблюдать наилучшим образом, а затем ожидание
последующего спонтанного проявления. В отличие от тех, кто используют природу для того чтобы
формировать внутреннюю жизнь ребенка, мы не стремимся учить ребенка слишком прямо
наблюдению за природой. Мы позволяем детям наблюдать самостоятельно, и лишь пробуем дать
им средства и возможность наблюдать, и если мы видим, что они все еще не научились
наблюдать природные явления, мы не заставляем их, однако, мы продолжаем неуклонно нашу
работу, которая превратит их в наблюдателей. Когда ребенок достигает этой цели--у него
появляется интерес, он наблюдает за природными феноменами по собственному желанию, тогда
мы можем быть уверенными в том, что природа будет оказывать свое громадное влияние на
самого ребенка.
Это деликатная задача, поскольку, когда мы следуем традиционной практике описания цветов и
растений, они становятся неприятны детям, потому что им приходиться делать усилие, чтобы
понять детали. Мы, таким образом, душим в детях со временем возможность наблюдать за
цветами и растениями. Если вместо этого, мы дадим им принципы, благодаря которым они смогут
наблюдать за этими цветами, они будут останавливаться, чтобы наблюдать с восхищением все
мельчайшие детали, имеющие отношение к этим цветам, и испытывать величайшую радость. Если
мы знаем как культивировать эту тенденцию, эту жажду, которая приносит им радость открытия,
тогда достаточно дать детям возможность соприкоснуться с природой, чтобы они могли
наблюдать. Этот, совершенно отличительный от всех, критерий в нашем методе заключается
только лишь в особенной обучающей технике, смысл которой готовить детей к тому, чтобы
получать радость от общения с природой.
Эта радость является привилегией, которая зависит не только от того, находится ли человек во
взаимодействии с природой. Эта привилегия зависит от внутреннего формирования
человеческого духа. То, что мы видим поколение людей, вдохновленное природой, не зависит от
того факта, что современные люди тесно соприкасаются с природой самыми разными способами.
Кузьмичева И. В.
Это их образование, которое приняло во внимание ту заботу о духе, который ведет человека к
тому, чтобы восхищаться природой и наблюдать за ней.
У нас есть две группы великих наблюдателей: первая—ученые, а затем, те, которые одарены от
природы, кого мы называем художники. И ученые, и художники, имеют силу неустанно
наблюдать, нет, восхищаться мельчайшими деталями природных объектов, мельчайшими
деталями, которые ускользают от взора других людей, которые наблюдают за этими природными
явлениями с такого же расстояния. Это служит примером того, что одних только глаз не
достаточно, для того чтобы увидеть то, что существует, человеку нужна внутренняя духовная
подготовка чтобы видеть и чтобы восхищаться.
Некто, очень известный своей любовью к природе способностью видеть тончайшие детали
природных объектов, не был ни ученым, ни художником. Он был святым, Св. Франциск Ассизский,
который был величайшим поклонником, почитателем и наблюдателем природы благодаря
духовной подготовке, которая в нем была очень глубокой и личной, и проявилась как любовь к
природе другого порядка, любовь, которую он мог бы легко разделить с учеными и художниками.
В заключении, я хотела бы зачитать вам как Св. Франциск описывает цикаду, потому что это даст
вам представление, как это утончение духа помогает человеку видеть некоторые детали, которые,
например, ученый, вооруженный инструментами, и руководствуясь строгим научным методом,
мог бы не заметить; мельчайшие детали, которые могут предстать очень живо перед глазами
человека, который духовно чуток.
По словам Св. Франциска, цикада говорит: «Кто дал мне эти легкие маленькие ножки,
снабженные компактными и гибкими маленькими косточками, для того чтобы легко прыгать с
ветки на ветку, листка на листок? Он также дал мне глаза, хрустальные шарики, которые
вращаются и видят впереди и сзади, чтобы зорко следить за моими врагами. И, Он дал мне
крылышки, подобные мягкой золотой шелковой ткани, зеленой с голубым, отражающей цвета
неба и деревьев, Радостно трепещут мои крылья, и трепет их не сравнится с трепетом крыльев
жаворонка или соловья…»
Это является прекрасным примером, показывающим, что духовная подготовка к истинному
наблюдению за жизнью может соединить в одном человеке и мощь ученого, и вдохновение
поэта, и язык святого, чьи слова мы только что слышали. В таком случае мы видим аналогичную
разворачивающуюся подготовку: формирование внутреннего индивида, который дает материал
для развития интеллекта, для того чтобы индивид мог знать как выразить свои идеи с
максимальной ясностью. И я думаю, что, например, в начальных школах при подготовке к
написанию эссе, эта форма является одним из самых действенных средств по формированию
стиля каждого отдельного ученика и по освоению широчайшего спектра идей. Ничто из этого не
воспринимается как интеллектуальное утомление, но только как выход естественной радости.
1913 Монтессори-Пирсон Паблишинг Компани
1 Жан-Жак Руссо (1712-1778) был женевским философом, писателем и композитором. Его
политическая философия повлияла на французскую революцию, а так же на все развитие
современной политической, социологической и образовательной мысли в целом. Роман Руссо
Эмиль: или о воспитании является трактатом по воспитанию целостной личности как гражданина.
Философия педагогики Руссо касается не столько определенных методов передачи информации и
Кузьмичева И. В.
концепций, но скорее развития личности ученика и нравственного чувства. Вымышленного
мальчика Эмиля воспитывают в деревне, которая, по мнению Руссо, является более естественной
и полезной средой, нежели город, под руководство наставника, который руководит его
разнообразным учебным опытом. Руссо был одним из первых, кто стал пропагандировать
эволюционно обоснованное воспитание. https://en.wikipedia.org/wiki/Jean-Jacques_Rousseau, accessed on 22 May
2013.
2 Жан-Марк Гаспар Итар (1774-1838) стал известен благодаря своей работе с диким ребенком из
Аверона. Монтессори впервые заинтересовалась педагогикой, когда начала работать с детьми,
которых считали неполноценными, или идиотами. Поиски педагогической терапии для
интеллектуальной недостаточности, привели ее к двум французским врачам Итару и Сегену, «
двум великим французским врачам, которые приблизили ее к тому, чтобы впрячь в одно ярмо
медицину и педагогику (Boyd W. From Locke to Montessori. London: George Harrap, 1914, p. 17).
3 Это вероятно относится к Люси Р. Латтер, которая написала книгу Садоводство для Младших
школьников, и чья философия очень сильно повлияла на Элис Франчетти. Элис и ее муж
Леопольдо Франчетти были главными жертвователями Монтессори. Они убедили ее написать
свою первую книгу, и оказали огромную помощь в ее публикации.