Палата сердится
Заседание Общественной палаты началось нервно
Людмила КАРГОПОЛЬЦЕВА 27 сентября 2013
Еще бы: по первому вопросу — «О ходе реконструкции здания Коми-Пермяцкого
национального драматического театра» — докладчик, министр строительства и
архитектуры Пермского края Дмитрий Бородулин просто не явился, предварительно не
без подтекста посоветовав членам палаты провести свое заседание на строительной
площадке.
Приглашенные на обсуждение вопроса заместители председателя краевого правительства
Олег Демченко и Надежда Кочурова, министр по Коми округу Виктор Рычков тоже
не появились, сославшись на занятость. Члены палаты повозмущались, кстати вспомнили,
что такое оскорбительное небрежение общественным мнением со стороны власти
происходит не впервые и решили… пожаловаться на прогульщиков губернатору.
Письменно и устно. Впрочем, подобные жалобы «царю-батюшке» тоже уже имели место
быть.
В отсутствие «главных» ограничились информацией о состоянии дел на стройплощадке
кудымкарского театра. Чувствовалось, что вводящему в курс директору театра Анатолию
Четину очень хочется, чтобы объект наконец-то был сдан в эксплуатацию: как-никак 13
лет мучений и надежд, не раз менялись исполнители, инспектировали разные комиссии,
переносились и переносились сроки сдачи. Сцена и зал уже готовы (если не считать
отсутствия кресел и занавеса), но в закулисной части недоделок много. На все,
по прикидкам директора, потребуется еще два месяца. А вот когда откроется театр для
зрителей, не может сказать даже он.
Члены рабочей группы Общественной палаты Светлана Аристова и Евгений Зубков,
за последний год не раз побывавшие на главной стройке Кудымкара, но, видимо, не так
измученные ожиданием, как Четин, были более критичны. Отметили, что множество
постстроительных вопросов: обеспечение техническими кадрами, содержание
прилегающей территории и т. п. — пока даже не рассматривались. До сдачи, как они
считают, далеко.
Черту подвел исполнительный директор Пермского театра оперы и балета Анатолий
Пичкалев: мол, как у нас принято, здание сдадут 29 декабря, а потом долго-долго будут
доделывать, доводить, оборудовать. Так было (и до сих пор происходит) с Большим
и Мариинским, другими реконструированными театрами. Оперный, судя по всему, ждет
та же история. Впрочем, ситуацию с Коми-Пермяцким театром, как предполагает реалист
и практик Пичкалев, может подтолкнуть возможный декабрьский приезд в Кудымкар
Президента России: именно Владимир Путин когда-то поддержал идею реконструкции
местного театра (на что были выделены федеральные средства), да и где принимать
высокого гостя, как не в лучшем здании города. Сами кудымкарцы, понятно, возражать
против такого штурма не будут: им не меньше будущих новоселов надоела эта «вечная
стройка».
Второй вопрос — «О ситуации, связанной с Пермской художественной галереей», —
тоже, кажется, грозит стать «вечным». По крайней мере эта ситуация, когда галерее надо
съезжать из здания Спасо-Преображенского собора, а съезжать некуда, тянется с 90-х
годов прошлого века и только усугубляется (с передачей здания в конце 2011 года
Пермской епархии РПЦ музей по существу оказался бездом-ным). Вариантов, в том числе
и конкурсных, было немало. На этот раз министр культуры, молодежной политики
и массовых коммуникаций Пермского края Игорь Гладнев вынес на обсуждение палаты
два. Но поскольку один из них — проект швейцарца Петера Цумтора стоимостью
1 миллиард 900 миллионов рублей, и эта сумма не окончательная, может вырасти —
тут же он отверг из-за его дороговизны, то остался единственный — перемещение галереи
в Речной вокзал, которое последует после реконструкции здания. Реализация этого
проекта позволит уложиться в 950 миллионов рублей и 2,5–3 года. Министр упорно
называл этот вариант разумным, реалистичным и исполнимым.
Известно, что губернатор края Виктор Басаргин в своем недавнем отчете перед
депутатами высказал это же предложение — и даже более категорично: чуть ли не как
решенное. Министр же пытался смягчить его оговорками: мол, сейчас идут различные
экспертизы, которые и должны дать окончательные оценки. А пока не преминули
обнародовать свои мнения члены Общественной палаты. В большинстве своем —
из прозвучавших — отрицательные. Так, они усомнились в том, что названная
на осуществление проекта сумма не вырастет, — за примером далеко ходить не надо:
тот же кудымкарский театр, начав реконструкцию с планируемых на все-про все
230 миллионов рублей, сегодня довел ее почти до миллиарда. Вопросы возникли
по нахождению Речного вокзала в зоне возможного затопления, согласованности
предполагаемых действий с федеральным Министерством культуры, которому
принадлежат музейные коллекции, по участию в сегодняшнем предварительном процессе
сотрудников галереи и будущих проектировщиков. Но еще больше участники обсуждения
говорили о том, что этот минималистский вариант («подешевле и быстренько»)
перечеркивает брендовую роль галереи и усиливает провинциальный характер города.
А член Общественный палаты Геннадий Игумнов вообще назвал реализацию этого
проекта большой ошибкой, решение — неправильным.
Кстати, интернет-голосование, проведенное на днях, дало такие результаты. 20,5 процента
высказавших свою позицию пермяков согласились с тем, что размещение галереи
в Речном вокзале — оптимальный вариант. Однако 79,5 процента исключают нахождение
галереи в этом здании. К сожалению, проголосовавших оказалась всего сотня.
Общественная палата решила провести более масштабный опрос горожан по злободневному вопросу.
Только прислушается ли исполнительная власть к голосу Общественной палаты? К голосу
пермяков? Как власть при исполнении. Той самой (извините за высокие слова) народной
воли.
http://zwezda.perm.ru/newspaper/?pub=11771
Скачать

Палата сердится Заседание Общественной палаты началось