УДК811.111 Английский язык
Лукьянченко Екатерина Александровна
«Метафора в англоязычной молодёжной коммуникации
на примере номинализаций с инкорпорированным объектом»
Аннотация. В статье рассматривается речь современной англоязычной молодёжи
и одна из тенденций её развития – появление инкорпорированных
существительных. Номинализации с инкорпорированным объектом являются в
английском языке по большей части неологизмами. Среди них выделяются такие
пласты, как метафоричные композиты, разговорные композиты. В данной статье
особое внимание уделено подтипу сложных слов, совмещающему в себе обе
характеристики. Исследование материала произведено с приведением некоторых
ярких примеров слов, подходящих под данную категорию. Делается вывод о
возможности изменения семантики данных лексических единиц и частотности их
использования в дальнейшем. По общему заключению автора, разговорный
дискурс пополняет запас единиц языка, диверсифицируя его формы выражения и
стимулируя его дальнейшее развитие.
Ключевые слова: номинализации с инкорпорированным объектом, когнитивная
метафора, молодёжный дискурс, неологизмы, сложные слова, композиты,
культурный феномен, развитие языка.
Summary. The article deals with the language of the modern English-speaking youth
and noun incorporation as a trend in its development. Nominalizations with
incorporated objects are on the whole neologisms to the English language. There are
metaphorical or colloquial compounds among them. The author of this article pays
special attention to the kind of nominalizations which are characterized by both
features. The study of the material involves several example incorporated nouns
included in the article for illustration purposes. The author makes conclusions
concerning possible future changes in meaning of these lexical units and their further
frequency of use. As the author generalizes, informal discourse enriches the language
with new diverse forms of nomination and stimulates its further development.
Keywords: nominalizations with incorporated object, cognitive metaphor, the discourse
of the young, neologisms, compounds, nominal compounds, cultural phenomenon,
language development.
Речь молодежи – достоверный и яркий показатель современного состояния
общества и его языка (В.В. Химик).
Коммуникация носителей языка, происходящая каждый день, является
мощным стимулом к изменению и обновлению языка. Наряду с языком СМИ,
язык молодёжи – вторая по влиянию на состояние современной живой речи сфера
массового общения [1]. Поворот лингвистики к изучению личностных аспектов
языка, антропоцентрический подход к рассмотрению культурных и языковых
феноменов предопределили понимание языка молодёжи как «специфического
феномена культуры, как особой идеологической системы, характеризующейся
эстетической
спецификой
и
располагающей
средствами
её
вербального
оформления, что, в свою очередь, расширило традиционную проблематику
исследования молодёжного жаргона»[6].
Молодёжный дискурс как культурный феномен заслуживает исследования
как часть разговорного языка с целью выявления перспектив развития языка в
целом. Как писал В.В. Химик, «изучение языка молодежи очень важно, ибо дает
представление не только об особенностях и условиях становления средней
языковой личности, но и о глобальных перспективах развития национального
языка: тенденции в речи молодых могут стать языковыми реалиями будущего»[5,
c.10].
Одной из форм концептуализации является когнитивная метафора,
представляющая собой когнитивный процесс, направленный на формирование
новых концептов на базе сходства с ранее сформированными. «При наиболее
общем подходе метафора рассматривается как видение одного объекта через
другой и в этом смысле является одним из способов репрезентации знания в
языковой форме». Метафора обычно относится не к отдельным изолированным
объектам, а к сложным мыслительным пространствам (областям чувственного
или социального опыта). В процессах познания эти сложные непосредственно
ненаблюдаемые мыслительные пространства соотносятся через метафору с более
простыми или с конкретно наблюдаемыми мыслительными пространствами
(например, человеческие эмоции сравниваются с огнем, сферы экономики и
политики – с играми, спортивными соревнованиями и т.д.)»[2].
Действие когнитивной метафоры универсально для всех регистров
коммуникации (формальный / неформальный). Более того, разговорный дискурс,
включая молодёжный, использует метафоризацию исключительно часто и
благодаря этому он
обладает
экспрессивностью
в
условиях
множества
коммуникативных ситуаций. В частности, Смольникова Е.Л. пишет о такой части
разговорного языка, как сленг: «Когнитивный механизм сленговой метафоры
является результатом креативных усилий говорящего, проявляющимся в
способности метафорического образа, актуализированного через использование
сленгового слова, сообщить об условиях протекания коммуникативной ситуации
и о субъективной оценке предмета речи и эмоциях, которые данный предмет
вызывает у говорящего, и как следствие, характеризует самого говорящего,
поддерживает его имидж и оказывает влияние на ответное речевое поведение
собеседника»[4].
Как
иллюстрацию
можно
привести
новые
слова,
вышедшие
из
молодёжного дискурса reminder storm, Russian doll present, grass ceiling и index
finger discount. Reminder storm в буквальном переводе означает «буря
напоминалок». Это явление известно современным офисным работникам, оно
происходит перед важными встречами, когда все сотрудники установили себе на
мобильные телефоны звонок для напоминания о такой встрече. Поскольку она
общая для всех, в «час икс» офис «взрывается» шумом звонков, напоминающих
каждому из сотрудников, что пора идти на встречу. Концепт «буря»,
включающий звук грома, охватывающий всё окружающее пространство,
переносится на офисную обстановку. Звук так называемых «напоминалок»
(reminders), взятых всех вместе, также подобен грому.
Семантика концепта Russian doll present становится прозрачной, если
вспомнить, что самой известной русской игрушкой в Европе сейчас считается
матрёшка. Как кукла, состоящая из нескольких фигурок, заключающихся одна в
другую, так и подарок в нескольких слоях упаковки называется «подарокматрёшка».
Концепты grass ceiling и index finger discount - довольно сложный продукт
когнитивной деятельности. Они оба не имеют точного перевода на русский язык.
Первый, по аналогии с glass ceiling, имеет значение непреодолимого и
невидимого
барьера на пути карьерного роста. Если glass ceiling (букв.
«стеклянный потолок») полностью соответствует этой метафоре, являясь
негласным правилом в основном продвигать мужчин, а не женщин на
руководящие посты, то термин
grass ceiling (букв. «потолок из травы»)
произошёл по созвучию и называет ситуацию, когда сотрудник, не умеющий
играть в гольф и пропускающий такого рода корпоративные события, рискует не
подняться выше занимаемой должности. Здесь слово «трава» тоже взято в
переносном значении. Оно символизирует как игровое поле, так и сам навык игры
в гольф, в данном случае отсутствующий у сотрудника.
Index finger discount – пример сложных отношений метафоры и метонимии.
Лексическая
единица
является
эвфемистическим
выражением
«нелегальное скачивание материалов из сети Интернет».
концепта
Index finger –
указательный палец. Именно его мы чаще всего используем, когда щёлкаем по
левой кнопке компьютерной мыши. Здесь действует закон метонимии «часть за
целое», так как на первый план выходит палец руки, и в тени остаётся
обозначаемый им человек.
Discount (скидка) в данном случае метафора. Из
области-источника переносятся такие качества, как «дешевизна», «доступность».
В данном случае, скачивание является нелегальным, потому что оно бесплатное и,
следовательно, нарушает права авторов, не получивших за свои произведения
должное вознаграждение.
Кроме сказанного выше, разговорная речь в основном диалогична,
спонтанна, что порождает неологизмы. Их появление является мощным
двигателем в развитии языка, даже учитывая то, что сравнительно небольшое
количество спонтанно образованных лексических единиц в результате остаётся в
языке. Благодаря им, тенденции, связанные с когнитивной метафорой, принимают
новые формы, новый грамматический облик.
Появляются, в частности, новые словообразовательные модели. Сложные
двусоставные существительные, обозначающие деятеля, производящего действие
над определённым объектом, образованные наименованием деятеля, «сросшимся»
в одну лексическую единицу с наименованием объекта, служат ярким примером
новообразований в быстро развивающемся английском языке. Аналогично им
встречаются процессуальные номинализации, где в одном слове соединился
объект и процесс воздействия на него. Назовём подобные лексические единицы
номинализациями с инкорпорированным объектом.
Расссмотрим те из них, которые можно по праву считать новыми и
порождёнными разговорным языком, молодёжным дискурсом (материал является
результатом
сплошной
выборки
из
онлайн-словаря
urbandictonary.com).
Например, soap dodger (буквально: «тот, кто уклоняется от использования мыла»)
образовано как сочетание формы «глагол dodge плюс суффикс деятеля – er»
(«избегать»)
и существительного soap(«мыло»). Общее значение новой
лексической единицы - тот, кто пренебрегает личной гигиеной настолько, что это
становится заметно окружающим. У слова есть юмористический оттенок,
достигаемый за счёт аналогии с существовавшим ранее draft dodger – «человек,
уклоняющийся от призыва на военную службу». Метафора здесь заключается в
переносе концепта «настойчиво избегать» из области-источника в область-цель.
Интересным также является новообразование package stalking. Это
номинация процесса отслеживания каждого шага доставки заказанного через сеть
Интернет продукта(ов). Под словом package понимается сформированный заказ, а
отглагольная форма stalking заслуживает отдельного внимания. Изначальное
значение глагола stalk – «тайно выслеживать, преследовать цель». То есть перенос
значения происходит по таким качествам, как «внимательность при слежении»,
«желание не упустить из виду каждое передвижение». Поэтому вместо слова
«жертва» в новом английском слове появляется неодушевлённое существительное
«покупка».
Метафорический перенос затрагивает и уже имеющуюся в языке лексику.
Слово screen saver используется для обозначения заставки на экране монитора
компьютера,
которая
появляется,
если
он
долгое
время
включён
без
использования. Семантика этого слова проста screen = «экран», save = «спасать,
сохранять». Такое название заставка получила благодаря своей функции (у
ранних компьютеров была опасность так называемого «выжигания люминофора»,
то есть разрушение покрытия кинескопа и снижение яркости изображения как
результат долговременного проецирования статичного изображения; заставка,
состоящая из изменений изображения, буквально спасала экран от данного
эффекта).
В настоящее время появилось новое значение данного слова screen saver –
«бессмысленное выражение лица, скрывающее мысли человека, который в
данный момент задумался или мечтает о чём-то». Ключевая функция здесь,
скорее всего, в «сокрытии»: заставка скрывает то, что было до неё на экране
монитора, а отсутствующее выражение лица – мысли, чувства человека.
Не менее любопытным можно считать конструкт gift card laundering,
буквальный перевод которого возможен как «отмывание подарочной карты». Gift
card – это подарочная карта, которую можно купить, например, в магазине
косметики или спортивных товаров, если Вы не уверены, что купить в подарок
другу. Теоретически, получив её, Ваш друг приходит в магазин и выбирает себе
подарок в пределах номинала карты. На практике иногда происходит так, что друг
ничего не хочет приобрести и меняет имя на подарочной карте, покупая карту
номиналом несколько больше данной и передаривает её кому-то другому.
Конституэнт laundering, по всей вероятности, происходит от аналогии с
сложным словом money laundering, имеющим аналог в русском языке –
«отмывание денег», легализация средств, полученных незаконным путём. Семы,
являющиеся в данном случае общими, -
это «незаконность действия»,
«произведение действия в тайне». В первом случае, деньги были получены в
тайне от государства и незаконным путём, во втором – согласно принятому
этикету, передаривать подарки нехорошо, и поэтому обмен карты происходит
втайне от того, кто её подарил.
Все приведённые выше новые слова, вполне возможно, со временем станут
более частотными и пополнят сокровищницу метафор английского языка.
Невозможно сказать, что этот тренд в целом оказывает позитивное или
негативное влияние на развитие языка, так как язык на протяжении всего
существования подвержен подобного рода обновлениям и для него естественным
является меняться: «затёртые» метафоры заменяются новыми, более «яркими»,
нейтральные слова в речи молодёжи заменяются экспрессивными лексическими
единицами, некоторые из которых впоследствии формируют базу неологизмов
языка.
Литература
1. Атаева Е.В. О некоторых направлениях исследования языка молодёжи:
к постановке проблемы. //Вестник гуманитарного факультета ИГХТУ,
№4, 2009, с.204-209. Электронный ресурс http://www.isuct.ru/epubl/vgf/sites/ru.e-publ.vgf/files/2009/vgf-2009-04-204.pdf
2. Когнитивная метафора// Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкрац
Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов, М.: Филол.
ф-т МГУ им. М.В. Ломоносова, 1997. – 245 с.
3. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем М.: УРСС
Эдиториал 2004. 256 с
4. Смольникова Е.Л. Когнитивный механизм метафоризации сленга (на
материале русского и английского языков) ,специальность 10.02.19 –
теория языка автореф.дисс. канд. филол. Наук - Иркутск – 2011
электронный
ресурс
metaforizatsii-slenga
http://cheloveknauka.com/kognitivnyy-mehanizm-
5. Химик, В.В. Язык современной молодежи // Современная русская речь:
состояние и функционирование: Сборник аналитических материалов. –
СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2004. – С. 7-66.
6. Чабаненко М.Г. Молодежный дискурс как реализация типовой и
индивидуальной языковой личности автореф. дисс.:канд. филол. наук
10.02.01 – русский язык Кемерово 2007
-электронный документ
www.kemsu.ru/about/dissov/1/chabanenko.doc
References
1. Ataeva E.V. O nekotorykh napravleniakh issledovanija jasyka molodjozhi: k
postanovke problem [Some Scientific Trends in Studying the Language of the
Young: Towards Defining the Agenda] // Vestnik Gumanitarnogo Fakul’teta
IGHTU (Ivanovo State University of Chemistry and Technology School of the
Arts Journal) №4, 2009, pp.204-209. http://www.isuct.ru/e-publ/vgf/sites/ru.epubl.vgf/files/2009/vgf-2009-04-204.pdf
2. Cognitive Metaphor// Kubriakova E.S., Demiankov V.Z. Kratkij slovar’
cognitivnykh terminov [A Concise Dictionary of Cognitive Terms] , Moscow,
MSU School of Philology, 1997. – 245 pp.
3. Lakoff G., Johnson M. Metaphors we live by [translated into Russian], Moscow
URSS Editorial, 2004. 256 pp.
4. Smol’nikova E.L. Kognitivnij mechanism metaphorisatsii slenga [Cognitive
Mechanisms
of
Sleng
Metaphor]
Irkutsk
2011
http://cheloveknauka.com/kognitivnyy-mehanizm-metaforizatsii-slenga
5. Khimik V.V. Jasyk
sovrmenoi molodiezhi [The Language of the Modern
Youth] // Sovremennaja Rech: sostojanije I funktsionirovanije, Saint Prtersburg,
SpbGU School og Philology, 2004, pp. 7-66
6. Chabanenko
M.G.
Molodiezhnij
discourse
kak
realisatsija
tipovoj
I
individual’noj jasykovoj lichnosti [The discourse of the Young as a Realization
of
Individual
Language
Personality],
www.kemsu.ru/about/dissov/1/chabanenko.doc
Лукьянченко Екатерина Александровна,
Преподаватель МГИМО (У) МИД России,
Kemerovo,
2007
аспирантка кафедры английского языка №1,
119454, г . Москва, проспект Вернадского, 76, МГИМО
[email protected]
Lukyanchenko Ekaterina Aleksandrovna
Teacher at Moscow State university of International Relations,
postgraduate student at English chair 1,
MGIMO-University, 76, Vernadski Prospekt, Moscow, Russia,119454
[email protected]
Скачать

Метафора в англоязычной молодёжной коммуникации