Карл Барт (1886-1968)
1. Личность Карла Барта.................................................................................................................... 1
2. Общая характеристика богословия ............................................................................................. 3
2.1. Диалектическое богословие .................................................................................................... 3
2.2. Богословие кризиса .................................................................................................................. 4
2.3. Нео-ортодоксия.......................................................................................................................... 5
2.4. Релевантность богословия ...................................................................................................... 5
1. Личность Карла Барта
Определяя самого влиятельного богослова 20-го века, большинство исследователей сходятся во
мнении, что таковым был Карл Барт. Мы посвятим изучению Барта четыре лекции. На этой
лекции мы ближе познакомимся с его жизнью и общими чертами его богословия. На
последующих трех лекциях мы уделим внимание конкретным темам. Сначала мы поговорим о
его доктрине Откровения, затем – о его христологии, и, наконец, о его представлениях об
избрании.
Барт родился в 1886 году в семье реформатского пастора и ученого-библеиста. Он получил
блестящее образование в немецких университетах. Его преподавателями были многие
известные либеральные богословы. В 1909 году он становится помощником пастора
реформатской церкви в Женеве и там впервые начинает всерьез изучать «Наставления»
Кальвина. А с 1911 по 1921 год он служит пастором реформатской церкви в швейцарской
деревне Зафенвиль.
В этот период в жизни и мировоззрении Барта произошли радикальные изменения.
Воспитанный лучшими либеральными учителями своего времени, Барт решил отказаться от
либерального богословия. Позднее Барт сам указал две причины, побудивших его к этому
разрыву.
Как мы помним из первых лекций, либеральное богословие 19 века придерживалось весьма
оптимистических взглядов на человека и его будущее. Определяющими темами были
отцовство Бога, братство людей, царство Божье на земле, Христос как пример хорошего
человека. Но такой оптимистический гуманизм был перечеркнут и разоблачен началом Первой
мировой войны в 1914 году. Для либерального протестантизма христианство было вершиной
цивилизации, культуры. А теперь эта цивилизация была в руинах. Более того, эта война была
инициирована Германией – едва ли не самой культурной нацией в мире и уж точно самой
богословски развитой. У многих возникал вопрос: как же так могло случиться? И что делать с
таким христианством и таким богословием? Мы видим, что первая мировая война вызвала
кризис веры.
Одно событие из Первой мировой войны показало Барту несостоятельность не только
либерального богословия в целом, но и самых видных его представителей в частности. Вот как
пишет об этом сам Барт: «один из августовских дней 1914 года навсегда останется в моей
памяти.1 В тот черный день 93 немецких интеллектуала поразили общественное мнение своим
обращением в поддержку военных действий Вильгельма II и его советников. Среди этих
интеллектуалов я обнаружил, к своему ужасу, имена почти всех моих богословских учителей,
которых я так чтил… Я внезапно осознал, что не могу больше следовать ни их этике и
догматике, ни их пониманию Библии и истории. Для меня это означало, что богословие 19-го
века уже не имеет никакого будущего».
Другой, не менее важной причиной радикального богословского поворота Барта стал его
личный пастырский опыт. Богословские познания, приобретенные им у знаменитых
либеральных профессоров, не помогали Барту в служении простым людям в маленькой
деревушке. Он пришел к выводу, что культурному, либеральному протестантизму нечего было
сказать этим людям в их практических духовных нуждах. Регулярное проповедование
вынуждало его больше изучать Библию. И в Писании Барт обнаруживает «странный новый
мир», вовсе не похожий на то, чему он был обучен. Он находит там суверенное откровение
Бога людям – вместо религиозного поиска Бога людьми. Он находит там мир, полный греха, –
вместо «хорошего человека» либерализма. Он находит весть о Боге и Христе – вместо
антропоцентричных построений Просвещения и либерального богословия.
В 1919 году издается первая серьезная богословская работа Барта, которая стала настоящей
революцией в богословском мире. Это его комментарий на Послание Римлянам апостола Павла.
В нем он выступает против либерального богословия. Через три года он публикует второе,
значительно переработанное издание этого комментария. Оно уже издано на русском языке. К
его основным идеям мы обратимся чуть позже.
В 1921 году Барта назначают профессором реформатского богословия в университете в
Гёттингене. Позже он работает в других немецких университетах и уже никогда не оставит
академическую деятельность. Но Барт не был профессором, отвлеченным от общественных
проблем. И когда в 30-е годы в Германии к власти приходят нацисты, Барт вступает с ними в
конфликт. Для него этот конфликт был неизбежным следствием его богословия. Когда в
фюрере видели спасителя нации и пророка "немецкого духа", для Барта это было не что иное,
как еще одна попытка подмены Божьего человеческим. В 1934 году была опубликована
«Барменская декларация», главным автором и вдохновителем которой был Барт. Вопреки
попыткам нацистов подчинить себе церковь, в декларации утверждается, что «Иисус
Христос … есть единое Слово Бога, которое мы должны слушать, которому мы должны
доверять и покоряться в жизни и в смерти». Для Барта в словах «Иисус Христос есть Господь»
заключена и богословская, и политическая позиция. Барт становится одним из организаторов
«Исповеднической церкви», которая стала в оппозицию так называемым «немецким
На самом деле обращение было написано в октябре. А 1-го августа Вильгельм II призвал к войне в обращении,
которое написал Адольф Гарнак!
1
христианам», которые пытались внедрить в церковную жизнь и учение политическую доктрину
национал-социалистов.
В 1935 году Барт отказался присягнуть в верности Гитлеру (что требовалось от всех
профессоров), и его высылают из Германии. Он возвращается в швейцарский Базель – город,
где он родился, – и преподает в местном университете уже до конца своей жизни. Начиная с
1932 года, он пишет свой монументальный труд – «Церковная догматика». На русском языке
издана только часть этой серии, потому что в целом труд насчитывает более 9000 страниц. В
этой работе Барт излагает уже свое конструктивное богословие. Он уже не столько критикует
либерализм, сколько противопоставляет ему полноценную альтернативу.
2. Общая характеристика богословия
Теперь мы переходим к общей характеристике богословия Карла Барта. Мало кто из известных
богословов изменял свои взгляды так часто, как Барт. Здесь имеется в виду не только его
разрыв с либерализмом, но и его богословие после этого разрыва. Большая разница есть даже
между первым и вторым изданием комментария к Посланию Римлянам. Тем не менее, можно
говорить и об определенной общей основе, о преемственности взглядов Барта от издания
первого комментария к посланию Римлянам в 1919 г. до конца жизни. Радикальный разрыв был
только один – с либерализмом, а дальше уже пошло развитие. В книгах и статьях, посвященных
богословию Барта, можно найти три главных термина, которые описывают его богословие:

диалектическое богословие

богословие кризиса

нео-ортодоксия
Все три термина указывают на одно и то же богословское движение, главным выразителем
которого считается Барт. Тем не менее, каждое из этих понятий по-своему выражает его суть.
Мы рассмотрим их по порядку.
2.1. Диалектическое богословие
В 20-е годы Барт находился под большим влиянием Кьеркегора. Это влияние, в частности,
выразилось в принятии Бартом мысли о «бесконечном качественном различии» между «Богом
на небесах» и «человеком на земле». Барт писал: «Бог – это Бог, а не человек, написанный
большими буквами». Существует огромное различие между Творцом и творением, между
вечностью и временем. Таким образом, Барт уходит от либерального богословского подхода,
который сосредотачивается преимущественно или даже исключительно на человеке и земных
делах. Барт открыл заново значение трансцендентности. Между Богом и миром – пропасть,
противоречие.
Что же может преодолеть эту пропасть? Что может помочь человеку познать Бога? Барт
утверждает, что правильные чувства, разум, мораль не помогут человеку. Барт называет все это
«религией», которая есть просто выражение человеческого идолопоклонства. Только Бог может
Сам открыть Себя.
Но как Бог это делает? И как нам понять это Откровение? Барт утверждает, что Божье Слово –
диалектично. Оно содержит, с одной стороны, Божий суд, гнев, осуждение. С другой –
благодать и прощение. Барт называет это «левой» и «правой» рукой Бога, или же Божьим «нет»
и Божьим «да». Божье «нет» осуждает человека за грех; Божье «да» – прощает его. Но Божье
«да» и «нет» всегда идут вместе, и только так мы и можем понять их. Мы познаем грех, только
если знаем о прощении; темнота открывается только светом Христа. Осуждение и любовь
можно увидеть только в диалектическом противоречии. Таким образом, мы обретаем познание
только через рассмотрение противоположностей и осознание «напряженности» между ними.
Вот как кратко описывает сам Барт диалектический метод: "Пояснить «нет» через «да», а «да»
– через «нет», не задерживаясь более чем на миг на определенном «да» или «нет»"2.
Кроме
того,
по
мысли
Барта,
нам
не
нужно
пытаться
логически
«согласовать»
противоположные высказывания. Барт, особенно в ранний период, редко следует диалектике
Гегеля, где тезис и антитезис согласуются определенным синтезом. Барт подчеркивал, что Бога
нельзя вместить в какую-то законченную богословскую схему, а Его Откровение нельзя
раскрыть, следуя какой-то логической цепочке. Бог превосходит человеческий разум. Поэтому
богослов не должен бояться антиномии, парадокса. Тезис и антитезис могут оставаться и без
синтеза. Противоположности помогают понять предмет исследования, но не обязательно
должны согласовываться, "систематизироваться".
2.2. Богословие кризиса
Переходим к нашему второму понятию – богословие кризиса. Этот «кризис» не имеет
отношения к экономике или политике, хотя иногда «богословие кризиса» связывают именно с
его «историческим контекстом», когда первая мировая война вызвала «кризис», который
подразумевал
культурный
пессимизм,
отчаяние,
крушение
идеалов
Просвещения
и
либерального богословия.
«Кризис», который подразумевается в богословии Барта, имеет более широкое значение. Он
описывает не состояние человека в удручающей социально-политической ситуации мировой
войны, а универсальный человеческий опыт.
Это экзистенциальный кризис, то есть он
затрагивает само существование человека и напрямую связан с диалектическим напряжением.
Человек сознает противоречивость своей жизни. Между человеком и Богом – пропасть, и
человек не может преодолеть ее. Более того, все попытки человека преодолеть ее через
2
«Das Wort Gottes und die Teologie», c. 172
религию или самоправедность прямо осуждены Богом. "Кризис" на греческом языке и означает
"суд".
Казалось бы, Барт своими утверждениями об «инаковости» Бога, о серьезности и осуждении
человеческого греха только усугубляет этот кризис, только подчеркивает осуждение. Но, как
мы помним из рассмотрения диалектического метода, у Барта Божье «нет» (т.е. осуждение,
отвержение) всегда сопровождается Божьим «да» (т.е. любовью, прощением). Божье «нет» –
это не единственное и не последнее слово Бога. Оно неотделимо от Божьего «да». Поэтому
кризис необходим, чтобы указать на благодать; Божье «нет» необходимо, чтобы человек
услышал Божье «да»; развенчание религии необходимо, чтобы принять Божье откровение.
Таким образом, для Барта говорить о кризисе не означает повергать в отчаяние, а напротив –
указать на путь примирения.
2.3. Нео-ортодоксия
Термины «диалектика» и «кризис» Барт и его сторонники употребляли сами, считая полезными
для понимания их богословия. В то же время термин «нео-ортодоксия» был дан другими, а сам
Барт его не любил. Термин употреблялся в основном в англо-американских богословских
кругах, и там он больше касался богословия братьев Нибуров и Бруннера, чем самого Барта.
«Нео» означает «новый». «Нео-ортодоксия» – это новая ортодоксия. Под «ортодоксией»
подразумевается то, что Барт возвратился к Писанию, к вероисповеданиям (как к древним
символам веры, так и к исповеданиям времен Реформации), к традиционным учениям о Троице,
божественности Христа, грехе, оправдании. Тем не менее, Карл Барт не просто повторял
традиционные учения. Каждое из них он пытался переосмыслить, передать «по-новому».
Порвав с либерализмом, Барт не пришел к евангельскому (тем более к фундаменталистскому)
протестантизму. Поэтому богословие Барта называют «нео-ортодоксией».
Либеральный богослов Пауль Тиллих называл Барта «нео-ортодоксом» за то, что Барт казался
ему слишком консервативным. А самый ожесточенный консервативный критик Барта –
Корнелиус Ван Тил – называл Барта так же, но уже обвиняя его в противоположном – в том,
что Барт на самом деле не порвал с модернизмом. С Тиллихом и Ван Тилом мы познакомимся
ближе в дальнейших лекциях. Пока для нас важно заметить, что само понятие «неоортодоксии» довольно размыто. О том, что же ортодоксального Барт возродил, и что нового
привнес, лучше говорить применительно к конкретной теме. На следующих лекциях мы и
поговорим о главных темах в богословии Барта.
2.4. Релевантность богословия
Для понимания богословия Барта необходимо учитывать, что он пытался всегда говорить на
языке своего времени. В одном из интервью Барт вспоминает, что рекомендовал своим
молодым богословам брать одновременно Библию и газету, читать и то и другое, но толковать
газету в свете Библии. В дальнейшем этот образ – Библия в одной руке, а газета – в другой, –
очень часто обыгрывался в христианстве. Барт уважал либеральных богословов за то, что они
были вовлечены в общественные вопросы, а их богословие было релевантным культуре 19 века.
В этом смысле особенно примечательно его отношение к Шлейермахеру, которого Барт (и не
только Барт) считал отцом и важнейшим представителем богословия 19-го века. С одной
стороны, Барт осуждал Шлейермахера за злоупотребление философией, за приуменьшение
разницы между Богом и человеком, за пренебрежение учением о Троице, за его
христологические взгляды и за многое другое. Барт даже писал, что «Бог Шлейермахера не
может явить милость. А Бог Евангелия может и являет ее» 3 . С другой стороны, Барт
восхищался Шлейермахером, отмечал его любовь к церкви и богословию, а также его
преданное служение.
Что касается евангельского богословия, то Барт полагал, что оно часто просто повторяет
заученные формулы и злоупотребляет буквальным прочтением Писания. В этом смысле
показателен один случай, который описал в своей автобиографии известный евангельский
богослов Карл Генри. Как-то на мероприятии, посвященном богословию Барта, Генри задал
ему вопрос о воскресении Иисуса, представившись как редактор журнала «Христианство
сегодня». Барт шутливо переспросил: «Вы сказали христианство сегодня или христианство
вчера?» Как видим, многое из традиционного евангельского богословия Барт считал
вчерашним днем. Мы вернемся к этому случаю, когда будем говорить о евангельском
богословии на одной из последних лекций в этом курсе.
3
The humanity of God, с.51.