ВОЙНА В ЖИЗНИ МОЕЙ СЕМЬИ
Ирина Викторовна Стешова
70 лет прошло с того времени, как
отзвучали залпы победного салюта. Но и
сейчас этот праздник болью откликается в
сердце, так как нет ни одной семьи в России,
которую не затронула бы война. И моя семья
не исключение.
В 1941 году пропал без вести старший
брат моего отца Василий. Восемнадцатилетним
пареньком ушел на фронт мой папа Стешов
Виктор Александрович. Родился он в 1925 году
в г. Богородске Нижегородской области. В
январе 1943 года был призван в армию. С
января по июль 1943 года служил в 8-м
отдельном запасном телеграфном полку в г. Чебоксары, где проходил
обучение на телеграфиста.
С июля 1943 года до окончания войны принимал участие в боевых
действиях в составе 980-го отдельного батальона связи 68-го стрелкового
корпуса 57-й армии 3-го Украинского фронта. С боями прошел Украину,
Молдавию, Румынию, Болгарию, Югославию,
Венгрию, Австрию. Закончил войну в Чехословакии в
звании рядового. Награжден медалями «За взятие
Будапешта», «За взятие Вены», «За освобождение
Белграда», «За победу над Германией в Великой
Отечественной войне 1941-1945 гг.», юбилейными
медалями и орденом Отечественной войны II степени.
После возвращения домой в 1948 году мой отец
продолжил
обучение
в
дизелестроительном
техникуме, которое пришлось прервать из-за войны.
Закончив его, в 1951 году поступил в политехнический институт на вечернее
отделение и в это же время начал работать технологом на заводе «Двигатель
революции». Затем работал в ГКТИ автопрома, НИИТМ «Сириус». В 1998
году Виктор Александрович ушел на заслуженный отдых.
ИЗ СОЧИНЕНИЯ «МОЯ СЕМЬЯ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ»
НИНЫ СОЛОДОВНИКОВОЙ, УЧАЩЕЙСЯ 10 КЛАССА
ШКОЛЫ № 3 Г. БОГОРОДСКА
День Победы в нашей семье всегда считался святым днем. Об этом
постоянно твердила мне мама. А ей говорили об этом отец и дед. На мой
первый парад Победы я попала, когда мне не было еще и года. С тех пор
каждый год 9 Мая мы с мамой ходим на торжественный митинг. Я часто
задаю себе вопрос: «Что значит война для русских людей? И почему на этих
митингах, кода звучат «Журавли» в исполнении Марка Бернеса, так горько
плачет моя мама, родившаяся через 20 лет после окончания войны? Так что
же это за война, и какой отпечаток наложила она на судьбы людей?
За ответом на эти вопросы я отправилась в Нижний Новгород, к нашему
родственнику, ветерану Великой Отечественной войны Виктору
Александровичу Стешову, который в середине января отметил свое
девяностолетие.
Дверь открывает хозяин квартиры, он по-юношески подтянут, бодр,
легок, мудр в суждениях. Остывает душистый чай… Я расспрашиваю его о
войне, о боях, в которых он принимал участие, о фронтовых подвигах. Он помальчишески смущается: «Да какие подвиги, воевал, как все». А память
услужливо рисует картины военного прошлого… Перелистывая странички
своей боевой юности, Виктор Александрович рассказывает… Голос его
негромок, взволнован и немного торжественен.
– Я родился в Богородске в 1925 году, – не торопясь начинает мой
собеседник. – В январе 1943, едва мне исполнилось 18 лет, я получил
повестку на фронт. Провожали меня мама и младший брат Борис. Мой
старший брат Василий пропал без вести еще в октябре 1941 года. Вместе со
мной были призваны на фронт все родившиеся в 1925 году, многие уходили
семнадцатилетними. До июля я учился в Чебоксарах на телеграфиста. И
только потом был отправлен в Пензу, там у нас была штабная рота, в
которую входили телефонисты и телеграфисты. Я был телеграфист, но
зачастую выполнял обязанности и телефониста: бегал с катушкой, налаживая
связь.
Из Пензы меня отправили служить на Украину, под Харьков.
Вспоминаю один случай: выдали нам саперные лопаты и велели рыть окоп в
полный рост. Время идет, мы копаем – не копаем: ведь приехали сюда
воевать, а не окопы рыть. И вот командование пригнало к нам три
«Катюши», они встали на опушке, дали несколько залпов и уехали, немцы
вычислили это место и стали прицельно бить по нему из минометов, мы
закричали: «Мама!» и попадали носом в землю, умирать-то не хотелось. Это
послужило для нас хорошим уроком: буквально за час были выкопаны все
окопы. Больше игнорировать приказы начальства мы не посмели. В этом
первом боевом крещении из нашей роты ранило двоих. Одного очень тяжело,
– вздыхает Виктор Александрович и о чем-то ненадолго задумывается.
Может быть, он снова переживает этот страшный момент.
Вспоминает… И, словно вернувшись из той далекой
его войны в наше время, неторопливо продолжает
рассказывать:
– Между тем мы продвигались на запад. Наш
корпус был присоединен к 3-му Украинскому
фронту и подчинялся непосредственно штабу
фронта. Командующим 3-го Украинского фронта
был Федор Иванович Толбухин. Однажды мне
посчастливилось увидеть его, это было в 1944 году
в Югославии. Он тогда приехал на переговоры в
штаб, а я в это время стоял часовым у телеграфной
станции.
Но это было позже, а зимой 1943 года, мы освобождали Кировоград. Он
тогда был в руках немцев. В марте фронт перешел в наступление. И мы гнали
фашистов до самой Молдавии, до Днестра. А дальше была ЯсскоКишиневская операция, в ней участвовали 2-й и 3-й Украинские фронты. Мы
переправились по мосту от Днестра к румынскому городу Констанца. 9
сентября вышли на берег Дуная. В городе Руса, погрузившись на баржи,
отплыли вверх по Дунаю в город Видин, оттуда пошли в Югославию. По
всему пути следования мы проверяли и восстанавливали линии связи. Из
Югославии в начале декабря 1944 года нас перебросили на территорию
Венгрии, под Будапешт. Он был окружен в то время советскими войсками, а
немцы пытались вывести оттуда свои силы. Мы держали внешнюю линию
обороны, Будапешт взяли 13 февраля 1945 года.
Виктор Александрович с легкостью перечисляет даты и события,
названия городов, местечек, рек, а я не устаю удивляться его поистине
молодой
памяти.
– А потом по Венгрии двигались, – продолжает мой собеседник, –
освобождали
венгерские
населенные пункты. Так дошли до
Вены, в апреле взяли и ее.
А уже потом нас перебросили в
Чехословакию, в Братиславу. Там я
и встретил Победу. Хорошо помню
этот день 8 мая… Прибегает
девушка из радиороты и кричит:
«Братцы, милые, кончилась война,
немцы капитулировали. Победа!
Слышите, победа!». Что тут началось! Мы орали как сумасшедшие,
обнимали друг друга, пускались в пляс. А потом такой победный салют
устроили! Из винтовок, из автоматов, из ракетниц – у кого что было открыли
огонь в воздух. Такая великая радость была!
Виктор Александрович замолчал, задумался. Не знаю, о чем думал он, а
я думала о ребятах того поколения, которые ушли воевать в свои 17-18 лет, о
матерях, которые тихонько плакали по ночам, о сотнях тысяч солдат,
погибших на поле боя за свою родину, за будущее, за нас. Я думала обо всех
выживших и ныне здравствующих. Их осталось так немного. Сегодня внуки
и правнуки спрашивают у них: как было на войне. Каково это – спать стоя,
пробираться тропами, которыми до тебя никто не шел, или идти болотами,
подняв над головой автомат. Каково это – сидеть в промерзшем окопе с
самым близким другом, мечтать о победе, о доме родном. А через минуту
будет страшный бой, и ты прощаешься с другом, быть может, навсегда… Да,
сколько похоронок получили наши бабушки и прабабушки, сколько горя
легло на их хрупкие плечи. Это не должно повториться! Я думаю, наш долг –
всегда помнить о Великой Отечественной войне, рассказывать о ней своим
детям, внукам, чтобы и в их сердцах, как сейчас в наших, пылал огонь
уважения и благодарности к тем, кто отвоевал нам мир, чтобы Святым Днем
для них, как и для нас, был день 9 Мая.
Скачать

Ирина Викторовна Стешова