Анна Ивановна Щетинина (1908 - 1999)
Анна Ивановна Щетинина родилась 26 февраля 1908 года на станции Океанской под
Владивостоком. Отец Иван Иванович (1877-1946) - уроженец с. Чумай Кемеровской
области работал (1908 год и далее) - стрелочником, лесником, рабочим и служащим на
рыбных промыслах, плотником и комендантом дач в Облотделе НКВД. Мать Мария
Философовна (1876-1971) из Кемеровской области. Брат Владимир Иванович (1919)
родился во Владивостоке, работал мастером цеха Авиазавода на ст. Варфоломеевка
Приморского края.
В 1919 году Анна Щетинина поступила в начальную школу в Садгороде. После 1922 года
училась в единой трудовой школе на станции Седанка, где в 1925 г. окончила 8 классов. В
том же году поступила на судоводительское отделение Владивостокского водного
техникума путей сообщения. Не боялась черной работы - во время учебы в техникуме
работала санитаркой и уборщицей в зубоврачебном кабинете техникума. В период
обучения плавала учеником на п/х «Симферополь» и о/с «Брюханов» Дальрыбы, матросом
на п/х «Первый краболов».
После окончания техникума Анна Ивановна была направлена в АКО (Акционерное
Камчатское Общество), где всего за 6 лет прошла путь от матроса до капитана. Первый
рейс Щетининой в качестве капитана (1935) - перегон парохода «Чавыча» из Гамбурга на
Камчатку - привлек внимание мировой прессы. С тех пор ее стали называть «Леди
Капитан».
В 1936 году Анна Щетинина была награждена орденом Трудового Красного Знамени за
тяжелые рейсы через Охотское море. Так, в феврале 1936 года ее пароход в течение 11-ти
суток был затерт льдами. За время вынужденного дрейфа подошло к концу
продовольствие. Моряки сели на жесткий паек: команде выдавали 600 граммов хлеба в
день, комсоставу — по 400. Пресная вода также оказалась на исходе. Весь экипаж и
пассажиры были мобилизованы на заготовку снега. Его собирали с льдин, насыпали в
форпик, а затем плавили паром. Так добыли около 100 т воды. Это позволило пароходу
снять в Олюторке почти все рыбную продукцию. В течение всего ледового плена Анна
Ивановна не сходила с капитанского мостика, собственноручно управляла судном,
выбирая удобный момент, чтобы вывести «Чавычу» изо льдов.
С 1928 году Анна Щетинина замужем за Николаем Филипповичем Качимовым, который
работал радистом на судах рыбной промышленности, впоследствии – начальник
Радиослужбы Дальрыбы во Владивостоке. В 1938 году Николай Филиппович был
арестован и содержался под следствием во Владивостокской тюрьме в течение года. В
1939 году освобожден и реабилитирован. По словам АИ, ее мужа, вместе с другими
арестованными, освободила жена Молотова Полина Семеновна Жемчужина, нарком
Рыбпрома, которая в 1939 году приезжала во Владивосток. С 1939 по 1941 год Н.Качимов
работал в Радиоцентре Наркомрыбпрома в Москве. В 1941 пошел добровольцем на фронт,
служил в Ладожской военной флотилии начальником БЧ-4. Имел 4 правительственных
награды. Умер в 1950 году.
В 1938 году А. И. Щетинина была назначена начальником рыбного порта во
Владивостоке. В том же году поступила в Ленинградский институт водного транспорта на
судоводительский факультет. Имея право свободного посещения лекций, через два с
половиной года окончила 4 курса.
В начале Великой Отечественной войны получила направление в Балтийское
пароходство. Лето 1941 года ходила на пароходе «Сауле», выполняя задания военного
командования в Финском заливе, часто попадая под обстрел фашистской авиации. Осенью
1941 года вместе с группой моряков была командирована во Владивосток в распоряжение
Дальневосточного морского пароходства (ДВМП), где работала на судах «Карл
Либкнехт», «Родина» и «Жан Жорес» - перевозила воинские грузы и даже высаживала
десант на Сахалин.
Все это давало ей право говорить о себе: «Я прошла весь тяжелый путь моряка от начала
до конца. И если я сейчас капитан большого океанского корабля, то каждый из моих
подчиненных знает, что я явилась не из пены морской!»
После окончания войны с Японией АИ подала просьбу отпустить ее в Ленинград для
окончания Ленинградского института инженеров водного транспорта. В Ленинграде до
1949 года работала в Балтийском пароходстве капитаном судов “Днестр”, “Псков”,
“Аскольд”, Белоостров”, “Баскунчак”, “Менделеев”. На “Менделееве” села в тумане на
рифы острова Сенар, за что министром МФ была переведена капитаном судов V группы
на один год. Плавала на лесовозе “Баскунчак” до его перехода на Дальний Восток. А с
1949 года работала ассистентом в Ленинградском высшем инженерном морском училище
и одновременно заочно заканчивала 5 курс судоводительского факультета.
В 1951 году А.И. Щетинина была назначена сначала старшим преподавателем ЛВИМУ, а
затем деканом судоводительского факультета. В 1956 году ей было присвоено звание
доцента. В 1960 года переведена во ВВИМУ (ДВВИМУ, МГУ) на должность доцента
кафедры “Морское дело”.
Интересы Анны Ивановны не ограничивались только морем. В 1963 году, став
председателем Приморского филиала Географического общества СССР, она обратилась к
мореплавателям с просьбой сообщать о наблюдениях «над необычными, аномальными
или редкими явлениями», изучение которых «расширит знания человека».
А.И. Щетина написала две книги, стала членом Союза писателей России.
Звания Анны Щетининой: Герой Социалистического Труда, Почетный работник
Морского флота, Почетный гражданин города Владивостока, Почетный член
Географического общества СССР, член Союза писателей России, Почетный член
Дальневосточной ассоциации морских капитанов в Лондоне.
Награды: два ордена Ленина, орден Отечественной войны II степени, орден "Красная
Звезда", орден "Трудового Красного Знамени", медаль "За победу над Германией в
Великой Отечественной Войне 1941-1945 г.г.", медаль "За победу над Японией", золотая
медаль "Серп и молот", знак отличия "Герой Социалистического Труда".
Цитаты и факты
Анна Щетинина: «По морским писаным и неписаным правилам - нельзя свистеть на
судне, нельзя упоминать черта, хотя можно проклинать при неудаче веру, могилу,
гроб, душу, предков, селезенку и печенку. И упаси вас Бог за борт выбросить чтонибудь съестное, когда судно в море. Женщина на борту приносит несчастье, но ко мне
это не относится».
Из воспоминаний режиссера Олега Канищева:
«Анна Ивановна Щетинина не очень любила нашего брата - журналиста и «киношника» - за то
вранье, которое мы себе позволяем. На мою просьбу снять фильм о ней с неохотой согласилась
при условии, что в фильме будет только жизненная правда, какой бы горькой она не была».
- Олег Канищев так и снимал. Это послужило причиной того, что фильм в советское время
забраковали и положили на полку.
Интересные Факты
- Во время работы в АКО Анна Щетинина в свободное время путешествовала по Камчатке пешком
и верхом — ездить на лошади выучилась еще в детстве, когда отец работал лесником. Зимой
ходила на лыжах.
- За работу в АКО Анна Щетинина была награждена орденом Трудового Красного Знамени. Весть
об этом пришла летом 1936 года, но получить награду осенью вместе с большинством
награжденных не позволила работа. Группа моряков и Анна Ивановна в их числе прибыла за
наградами в Москву весной 1937 года. После награждения она была на приеме у наркома
Микояна. Один из ветеранов рыбной промышленности рассказывал, что Анна Ивановна с
гордостью говорила о себе: “Я — рыбный капитан”.
- Узнав в начале мая 1941 года, что Балтийское пароходство готовит перегон судов на Дальний
Восток Севморпутем, обратилась с просьбой назначить ее капитаном одного из них. Назначение
получила на “Биру”, которая находилась в Лиепае. 17 июня “Бира”, экипаж которой возглавила
Анна Ивановна, вышла из Лиепаи в Ленинград. Караван перегоняемых судов должен был идти
через Ладожское озеро, реку Свирь, Онежское озеро, Беломоро-Балтийский канал в Белое море.
Известие о нападении Германии на Советский Союз получили на переходе по Неве, когда стояли у
Смольнинской пристани. Вместо перегона суда мобилизовали в Ладожскую военную флотилию.
Мужчины из комсостава судов надели военную форму, Анне Ивановне предложили работу в
штабе. Это ей не подходило. Она приняла пароход “Сауле”, который совершал перевозки в
Финском заливе. Направленный к Таллину, откуда было необходимо вывозить наши войска изпод удара немецких армий, “Сауле” у острова Гогланд подвергся налету немецкой авиации,
получил серьезные повреждения, погибли члены экипажа, погибшей считали и саму Щетинину,
вытащив из воды ее капитанский китель, оставленный ею на поручне мостика и сброшенный
взрывной волной.
После ремонта, сделанного на Гогланде,, пароход дошел до Кронштадта. Анну Ивановну
поставили во главе группы моряков, которых направляли на Дальний Восток.
- Во Владивостоке ее направили капитаном на пароход “Карл Либкнехт” — всего за день до
выхода старого и запущенного судна в рейс в Америку. Выход был назначен на 31 декабря. Как
добирался до Америки “Карлуша”, надо читать у самой Анны Ивановны. Ремонтировали его в
Канаде, в Ванкувере. Один из моряков говорил, что “канадцы из уважения к Анне Ивановне к
старой трубе приделали новый пароход”.
- Ремонт “Карла Либкнехта” в Канаде длился почти полгода, Анна Ивановна своей
компетентностью и обаянием завоевала сердца многих канадцев, с которыми имела контакты
сначала чисто деловые, а потом и дружеские. Алексей Андреевич Гринько, капитан АКОфлота,
ставший капитаном “Чавычи” и приведший ее в ремонт на тот же завод “Буррард драй док”
немного позже, рассказал, что когда канадцы узнали, что первым капитаном “Чавычи” была Анна
Ивановна, отношение к его судну стало распрекрасным. Алексею Андреевичу показали на
территории завода палисадник, обнесенный легкой оградой, где леди капитан собственноручно
посадила цветы, какие-то кустики и деревце. «Показывали мне все это канадцы с чувством
восхищения леди капитаном и гордостью, что им посчастливилось быть с нею знакомыми».
(А.Гринько, “Паруса ее жизни”, газета “Рыбак Камчатки” №19 от 4.05.1988 г.).
- Во Владивосток Анне Ивановне пришлось возвращаться на другом судне — принятом по лендлизу пароходе из спецпрограммы, названном “Родина”. В одном из следующих рейсов в Америку,
прибыв в Сиэтл, капитан Щетинина получила распоряжение выехать в Лос-Анджелес для приемки
нового судна. Это был второй переданный в ДВГМП сварной сухогруз типа “Либерти” – «Жан
Жорес». Во время пребывания в Лос-Анджелесе АИ посетила Голливуд, где ей и другим русским
был устроен прием в кинокомпании «ХХ век фокс».
- “Все суда, находившиеся в море, были фактически на фронте”, — писала Анна Ивановна. На
“Жан Жоресе”, как и на других судах, было установлено вооружение, в состав экипажа входила
военная команда, регулярно проходили учения.
- В декабре 1943 года “Жан Жорес” в Беринговом море принял SOS от либерти “Валерий Чкалов”,
в корпусе которого во время шторма появилась трещина. Первым к терпящему бедствие судну
успел танкер, на который с подошедшего следом “Жан Жореса” были переданы стальные
буксирные тросы и который стал буксировать “Чкалов” в Акутан, до него было около 200 миль.
“Жан Жорес” шел с ними сопровождающим, когда на глазах его экипажа “Чкалов” разломился.
“Жан Жоресу” пришлось в штормовом море подавать буксир на кормовую половину
разломившегося либерти и буксировать ее. В следующем рейсе, следуя с грузом, что было
особенно опасно, в шторм в Аляскинском заливе стал разламываться и сам “Жан Жорес”.
Выдержка капитана Щетининой и оперативные действия всего экипажа позволили судну
самостоятельно, не подавая в эфир сигнал о помощи, добраться до ближайшего порта.
- В 1946 году Щетинина приняла пароход “Днестр”, который работал на линии Ленинград — порты
Дании. Затем плавала на грузовых пароходах “Псков”, “Аскольд”, после них получила назначение
на пассажирский пароход “Белоостров”, работавший на линии: Ленинград — Хельсинки —
Стокгольм — Копенгаген — Лондон. На этом судне под ее началом собралась почти полностью
женская штурманская команда, старпомом был мужчина. Вторым помощником плавала Евгения
Петровна Горленко, с которой Анна Ивановна встречалась еще в тихоокеанских рейсах военных
лет, четвертым помощником — Е.К.Назарова, только что получившая диплом штурмана. Многие
“морские волки” испытывали потрясение, имея дело с таким “нарушением всех морских
традиций” или просто видя на капитанском мостике пассажирского лайнера сразу двух, а иногда и
трех женщин в штурманской форме. Евгения Петровна рассказывала мне, что Анна Ивановна была
капитаном очень строгим и не допускала никаких поблажек.
- Плавая, Анна Ивановна училась и после окончания учебы решила поработать на берегу, чтобы
подготовиться к государственным экзаменам. Ей предложили должность замдекана
судоводительского факультета Ленинградского высшего мореходного училища. Все знали, что
Щетинина опытный и заслуженный капитан, прошедший войну моряк, но солидности замдекану
поначалу, не хватало. Как вспоминал учившийся в эти годы на факультете Ф.П.Голенков, многие ее
между собой звали просто «Аннушка».
- В 1950 году умер муж. В этом же году Анна Ивановна, успешно сдав государственные экзамены,
получила диплом инженера-судоводителя и стала старшим преподавателем кафедры
судовождения ЛВМУ, а затем и деканом судоводительского факультета.
Из личного дела Анны Ивановны Щетининой (ГАПК, ф.1208, оп.1, д.1):
В 1960 г. Анна Ивановна Щетинина стала Героем социалистического труда. В.Ф.Скорупский
рассказывал, что ее к этому званию представляли трижды, но дважды “заворачивали” органы.
“Досье есть на каждого капитана, и на Анну Ивановну тоже, а у нее ведь муж был арестован,” —
объяснял Виктор Федорович, — “только на третий раз дали, поэтому из женщин-капитанов
Героем она стала второй”.
В 1960 году АИ приехала в командировку во Владивосток — председателем Государственной
экзаменационной комиссии в ДВВИМУ. В этом году Владивосток отмечал 100-летие. Ей
предложили перейти на работу в ДВВИМУ. Поддержанная мамой, которая жила с нею, она
переехала во Владивосток и стала доцентом кафедры управления судном ДВВИМУ. Во
Владивостоке не приходилось встречать тех, кто учился у нее и не гордился бы этим.
Анна Ивановна всегда с гордостью говорила, что ее мама дожила до 95 лет. Сама она скончалась
на 92-м году жизни…
Скачать

Анна Ивановна Щетинина (1908 - 1999)