О. С. Смирнова
Г. Н. Ерегина
Домовая церковь Константиновского дворца
По слову Святителя Феофана Затворника, храмоздание (строительство храмов)
является высшим из благ, оказываемых человеком человеку. Создание домового храма
есть свидетельство духовного состояния семьи.
В конце XIX — начале XX вв. домовые храмы в Санкт-Петербурге численно
преобладали: во многих государственных, воинских, учебных, благотворительных,
лечебных учреждениях, а также дворцах и особняках находились свои церкви, которые
обустраивались Придворным ведомством с разрешения Святейшего Синода. Некоторые
из них имели долгую историю и были подлинными памятниками искусства: они
создавались по проектам известных архитекторов и украшались работами признанных
живописцев. С молитвы в домовой церкви начинались и ею заканчивались все важнейшие
события в жизни Российской Империи, ее венценосных особ и их верноподданных1.
Царствование Николая I отличалось строго православным направлением. По воле
императора, архитектор Константин Андреевич Тон (1794–1881) восстанавливает забытые
традиции церковной архитектуры средневековой Руси и создает «русско-византийский
стиль», наиболее созвучный национальным и православным чаяниям николаевской эпохи.
В 1838 г. Тон издал с высочайшего одобрения Николая Ι альбом образцовых проектов
церквей, самым значительным из которых был храм Христа Спасителя в Москве. Кроме
Тона, церковными постройками в этот период занимаются А. П. Брюллов и придворный
зодчий А. И. Штакеншнейдер.
В Большом Стрельнинском (Константиновском) дворце домовая церковь появилась
в середине XIX века. Уже с 1837 года проводилась большая реконструкция
Стрельнинского дворцово-паркового ансамбля по проекту и под руководством
архитектора Департамента уделов академика Христиана Филипповича Мейера. Владелец
усадьбы великий князь Константин Николаевич пожелал иметь в Стрельнинском дворце
домовую церковь не случайно: получив в семье отца, императора Николая I, истинно
православное воспитание, великий князь придерживался всех церковных установлений и
неукоснительно выполнял свои христианские обязанности.
22 октября 1847 г. министр Императорского Двора П. М. Волконский направляет
предписание Департаменту Уделов: «Препровождая при сем представление от
архитектора Мейера планы Стрельнинского дворца, для переделки в нем дворцовой
церкви и комнат, согласно отметкам, сделанным на планах и на постройку новой
каменной конюшни. Предлагаю Департаменту уделов представить сметы на
производство работ по дворцу и по постройке конюшен вместе с проектом указа об
отпуске нужной суммы. В сметы должна быть включена и издержка на замену новой
мебели»2.
Ровно через месяц, 22 ноября 1847 г., Мейер предоставляет Департаменту уделов
смету на строительство домовой церкви: «Вследствие предписания Департамента за
№ 17593, честь имею при сем представить две сметы <…> На разные переделки и
справление по дворцу в мызе Стрельна на сумму 88983 руб. 15 коп. серебром, в каковой
смете, между прочим, заключаются следующие главные работы: покрытие всей крыши
на дворце новым листовым железом, устройство двух чугунных тамбуров с лестницами
на террасе, устройство иконостаса для домовой церкви с написанием образов,
устройство постоянных ватерклосетов, изготовление новых оконных переплетов,
См. Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни Санкт-Петербурга: Историко-церковная энциклопедия в трех
томах. Т. 2. СПб, 1996. С. 5–6.
2
РГИА. Ф. 515. Оп. 8. Д. 2351. Л. 10.
1
1
надстройка каменной парадной лестницы до верхнего этажа, переделка живописи в
большом зале и пр.»3.
В феврале 1848 г. Мейер предоставляет проект церковного зала с ризницей и
пономарской, согласно которому две последние комнаты были соединены с алтарной
частью храма, а также с лестницей, предназначавшейся для церковных служителей. В
смете Мейера была предусмотрена выломка стен и обтеска торцов в залах, где
планировалось разместить церковь.
Храм занял место во флигеле восточного крыла дворца, причем лестницу,
существовавшую здесь ранее, Мейер предложил продлить до третьего этажа. Однако в
1849 г. Мейер скоропостижно скончался, поэтому в Стрельну был приглашен
А. И. Штакеншнейдер — мастер по реконструкциям и новым отделкам интерьеров
дворцов. Этот русский архитектор, один из основоположников романтического историзма
в русском зодчестве, выделялся среди зодчих своего поколения огромной фантазией,
эрудицией, мастерством и большим трудолюбием. Штакеншнейдер продолжает работы,
начатые Мейером; именно Штакеншнейдер достроил и отделал в восточном крыле дворца
большую парадную лестницу в 46 каменных ступеней, по которой чуть позже обитатели
дворца поднимались в домовый храм.
Стены лестницы были расписаны в тягах различными колерами, а роспись потолка
имитировала лепные украшения. Интерьер церкви декорировался с особым изяществом и
фантазией; для отделки использовали искусственный мрамор, ценные породы дерева,
золоченую лепку, живопись.
Главным украшением храма стал уникальный резной иконостас в «русском стиле»,
проект которого разработал К. А. Тон. Проект иконостаса был высочайше утвержден
самим государем. Устройство иконостаса и написание для него образóв упомянуто уже в
смете Мейера (см. выше): он выделил на его устройство 2000 рублей, а на написание икон
для алтарной преграды — 4000 рублей.
Деревянный резной иконостас с двенадцатью золочеными колоннами был
изготовлен мастером резных дел Скворцовым. В написании образцов для иконостаса
принимал участие известный живописец М. Пошехонов, однако основную часть работ
выполнил академик К. Дузи, родившийся в Венеции и прошедший школу живописи у
итальянских мастеров. Сохранились любопытные сведения о том, что в ходе работ над
иконами алтарной преграды было принято решение заменить образ Архангела Гавриила,
который должен был находиться на северной двери Царских врат, на образ Святого
Александра Невского.
Все иконы были написаны к маю 1849 года. В марте 1850 года иконостас был
вчерне изготовлен. Его привезли в Стрельну и здесь приступили к его золочению и
чистовой отделке, которая была завершена в мае 1851 года. К этому же времени была
полностью закончена вся отделка церковного интерьера и устроены два клироса. Согласно
описи 1851 года, стены церковного зала были окрашены клеевой краской, на них — шесть
жирандолей, ложный свод церкви расписан в тягах, а в углах находились изображения
святых евангелистов, созданные живописцем К. Полем.
Церковь была небольшая, но пышно украшенная. К освящению церкви во дворец
была доставлена необходимая богослужебная утварь. Согласно сохранившемуся реестру,
представленному 28 декабря 1849 года министром Императорского двора князем
П. М. Волконским, в церковь Стрельнинского дворца были переданы следующие
«изготовленные в кабинете Его Величества для церкви Стрельнинского дворца ризницы и
церковную утварь, значащаяся в прилагаемой ведомости… <…>
Ризницы: Первая праздничная из светлого синего бархата с золотыми крестами,
обитая в приличных местах золотым гасом. В ней заключаются: 1. Три воздуха с
золотою бахромою и с 12-ю золотыми небольшими кистями.
3
РГИА. Ф. 515. Оп. 8. Д. 2351. Л. 20.
2
Для священника: Риза с вышитым оплечьем, епитрахиль, набедренник с золотою
бахромою, палица с тремя золотыми небольшими кистями, пояс, пара поручей.
Для диакона: Стихарь с вышитым предплечьем. Орарь с золотою бахромою. Пара
поручей.
Для псаломщиков: Два стихаря с вышитыми оплечьями. На всех прописанных
вещах нашиты в некоторых местах вышитые золотым крестом.
Одежды: на престол с пеленою; на жертвенник с пеленою; на столик с пеленою.
Подгузник для священника из серебряного моаре. (Пелены с вышитыми крестами и
при каждой по четыре золотые большие кисти). Вторая воскресная из светлой материи
с золотыми крестами, обшитая в приличных местах золотым гасом, в ней заключается:
1. Три воздуха из золотого глазета с 12-ю золотыми небольшими кистями.
Для священника: Риза из означенной материи с золотым глазетовым оплечьем.
Подризник из серебряной обьери. Из пунцового бархата — Епитрахил. Набедренник с
золотою бахромою.
Завеса к Царским дверям из малинового кенсеза с кольцами, шелковым шнуром и
кистями, с железным прутом, кронштейнами и блоками.
Утварь серебряная с позолотою.
Евангелие большое с закладками из орденских лент.
Крест. Патитр. Диск со звездою. С образами»4.
Было решено освятить храм летом 1851 года к приезду великого князя Константина
Николаевича. Это мероприятие было высочайше поручено духовнику царской семьи
протопресвитеру Василию Бажанову, известному церковному деятелю и богослову,
ставшему впоследствии придворным протопресвитером.
22 июня 1851 года, в десять часов утра, в присутствии духовных лиц и хора певчих,
церковь было освящена в честь Святых равноапостольных царя Константина и царицы
Елены. Теперь на молящихся с храмового образа смотрел лик царя Константина,
названного во всемирной истории Великим5.
Регулярные богослужения в домовой церкви Большого Стрельнинского дворца
начались в 1850-х гг. Одно время в причт Константиновской церкви входил известный
церковный композитор протоиерей Петр Турчанинов6, многие произведения которого до
сих пор принадлежат к числу любимых и часто исполняемых церковными хорами.
РГИА. Ф. 515. Оп. 8. Д. 751. Лл. 1-5.
Св. равноапостольный император Константин (306–337) был воспитан в христианской вере своей
матерью, царицей Еленой. Сделавшись полновластным правителем Западной части Римской империи, царь
Константин издал в 313 году Миланский эдикт о веротерпимости, провозгласив тем самым свободу
исповедания христианской веры в подвластных ему землях. В 323 году Св. Константин стал единственным
императором над всей Римской империей и распространил действие Миланского эдикта и на всю ее
восточную часть. После трех столетий гонений христиане впервые получили возможность открыто
исповедовать свою веру во Христа.
Отказавшись от язычества, император не оставил столицей империи древний Рим, бывший центром
языческого государства, а перенес свою столицу на восток, в город Византию, которая и была
переименована в Константинополь. Константин был глубоко убежден, что только христианская религия
может объединить огромную разнородную Римскую империю. Он всячески поддерживал Церковь,
возвращал из ссылки исповедников-христиан, строил церкви, заботился о духовенстве. Император желал
найти и самый Животворящий Крест, на котором был распят Христос, и с этой целью направил в Иерусалим
свою мать — Св. царицу Елену. Вместе с Иерусалимским Патриархом Макарием Св. Елена приступила к
поискам, и в 326 году Животворящий Крест был чудесным образом обретен. Находясь в Палестине, царица
многое совершила в пользу Церкви: приказала освободить все места, связанные с земной жизнью Господа и
Божьей Матери, от всяких следов язычества, повелела воздвигнуть в этих памятных местах христианские
церкви. Над пещерой Гроба Господня сам император Константин повелел соорудить великолепный храм во
славу Воскресения Христова.
6
Турчанинов Петр Иванович — протоиерей, один из самых видных русских духовных композиторов (1779–
1856). Сын киевского дворянина, воспитывался в киевском народном училище. Был полковым певчим,
потом учился у Сарти и Веделя; руководил хорами в Киеве и Севске; в 1803 г. принял сан священника. В
1809 г. Турчанинов был вызван в Петербург и назначен регентом митрополичьего хора, позже учителем
4
5
3
Существовал небольшой домовый храм недолго. По желанию хозяев, уже в
1857 году архитектор А. И. Угрюмов, работавший во дворце на реконструкции Розовой
гостиной, составил проект по переделке домовой церкви. Семья великого князя
Константина Николаевича увеличивалась, и через три года, в 1860 году, из-за недостатка
во дворце жилых комнат, храм упразднили. Бывший церковных зал был разделен
перегородками, и вместо него появились четыре новые кавалерские и адъютантские
комнаты. 29 мая 1860 года великий князь Константин Николаевич записал в своем
дневнике: «Смотрел во дворце вновь устроенный в подвале телеграф и новые комнаты
наверху вместо старой церкви»7.
Утварь Константиновского храма передали в придворную Преображененскую
церковь, находившуюся на территории Стрельнинской усадьбы. Уникальный иконостас
временно поместили в домовую церковь греческого посольства в Санкт-Петербурге,
которая, вероятно, совпадала по размерам с домовым храмом Стрельнинского дворца.
Через некоторое время иконостас был перевезен в Варшаву, в домовую церковь
Королевского замка — резиденции великого князя Константина Николаевича,
являвшегося тогда наместником российского императора в Царстве Польском. Резной
позолоченный иконостас в русском стиле, по всей видимости, был утрачен во время
фашистской оккупации Польши.
Прошло полвека. После смерти великого князя Константина Николаевича,
последовавшей в 1892 году, Стрельнинское имение унаследовал его младший сын
Дмитрий. Он появился на свет здесь, в покоях Константиновского дворца8, и ему же
суждено было стать последним владельцем этого великокняжеского гнезда. Новый хозяин
продолжает улучшать состояние дворца, здесь проводятся ремонты, для чего
приглашаются известные, хорошо зарекомендованные себя фирмы. Великий князь
Дмитрий Константинович был человеком глубоко верующим, поэтому в 1910-х годах они
принял решение воссоздать домовую церковь. Новому храму предстояло появиться на
месте прежнего и воспроизвести его размеры. Для работы над интерьером были
приглашены архитектор Н. Н. Веревкин и гражданский инженер С. Н. Смирнов, вместе
трудившиеся в 1911 году на строительстве церкви Христа Спасителя «Спас-на-Водах»,
взорванного в 1932 году9.
пения в хоре Придворной певческой капеллы; участвовал в разных комиссиях по разработке и изданию
духовных музыкальных сочинений. О. Петр Турчанинов создал много оригинальных произведений
специально для хора Стрельнинской Троице-Сергиевой Приморской пустыни, регентом которой он был в
1850-е гг. Духовно-музыкальные сочинения Турчанинова строгого чистого стиля, певучие и задушевные,
сделались достоянием всего православного мира и считаются образцами духовной музыки. Он был одним из
первых, обративших внимание на сопровождение древних напевов, подходящее к их характеру. Все
сделанные им переложения, при сохранении основной мелодии, в гармоническом отношении отличаются
величественностью и простотой. Таковы и самые выдающиеся сочинения Турчанинова — «Херувимская
песнь», «О Тебе радуется», «Тебе одеющагося», «Да молчит всякая плоть», «Многолетие», задостойники
двунадесятых праздников. — Ред.
7
1857–1861: Переписка Императора Александра II с Великим Князем Константином Николаевичем.
Дневник Великого Князя Константина Николаевича. М., 1994. С. ___.
8
РГИА. Ф. 472. Оп. 9. Д. 215 (1860 г.). Распоряжения по случаю рождения великого князя Дмитрия
Константиновича в Стрельне 1 июня 1860 г. Л. 9–18. О крещении великого князя Дмитрия Константиновича
в Петергофе 26 июня 1860 г..
9
Храм Христа Спасителя «Спас-на-Водах» был построен в 1911 году в память моряков, погибших в Русскояпонской войне 1904–1905 гг. Цусимское сражение, состоявшееся 14–15 мая 1905 года, стало самой
трагической страницей в истории русского флота. В 1908 году по инициативе министра внутренних дел
П. А. Столыпина и при всецелом согласии императора Николая II был учрежден комитет по сбору
пожертвований для постройки каменного храма — «символа братской могилы для погибших без погребения
героев-моряков». Первое заседание комитета, который возглавила королева Греции Ольга Константиновна,
старшая дочь великого князя Константина Николаевича и сестра великих князей Константина и Дмитрия
Константиновичей, состоялось в Мраморном дворце 21.11.1908 г. Строительную комиссию возглавил
великий князь Константин Константинович. Белокаменный храм был воздвигнут в конце Английской
набережной, невдалеке от Адмиралтейских верфей, где рождались русские корабли, и 31.07.1911 г.
4
В 1911-1912 гг. по проекту Н. Н. Веревкина храм был переделан в стиле
византийской базилики. Была приглашена фирма братьев «Аксерио», которая работала в
Санкт-Петербурге, Москве и даже в Берлине. Согласно смете от 11 июля 1912 года,
предлагалось выполнить малярные работы, оштукатурить стены белым цементом и
отделать их искусственным мрамором и мозаикой и т.д. За качество ремонта в домовой
церкви отвечал инженер С. Н. Смирнов.
Новый храм был решен в псевдовизантийском стиле. Стены и колонны были
облицованы красным стюком (искусственным мрамором), арки расписаны золотыми
кругами и крестами. Все росписи в храме, включая алтарную часть и плафон, выполнил
художник М. М. Адамович. Зал обогревался керамическими печами. Для нового храма
создали новый небольшой иконостас из дуба и написали новые иконы. Появилась новая
великолепная утварь XIX века из золоченого серебра. В церкви хранилось также собрание
фамильных икон, однако судьба их после революции неизвестна. Окна храма украшали
великолепные витражи. Крышу восточного флигеля увенчала звонница в виде арки. Там
появились колокола, отлитые в Ярославле.
До сих пор остается невыясненным, в честь кого был освятили престол нового
храма, но вероятнее всего, храм был посвящен небесному покровителю хозяина усадьбы,
великого князя Дмитрия Константиновича, — Святителю Димитрию, митрополиту
Ростовскому, подвижнику Земли Русской, жившему во второй половине XVII —начале
ХVIII века10.
Святитель Дмитрий бóльшую часть своей жизни посвятил грандиозному труду —
составлению Четиих-Миней (Житий святых) на весь год. Кроме того, он был настоятелем
нескольких монастырей, возглавлял поочередно Сибирскую и Ростовскую митрополичьи
кафедры. Житие самого подвижника говорит, что по его блаженной кончине у него не
нашли никакого имущества, кроме книг и рукописей.
С 1913 года в восстановленном храме проводятся богослужения. В эти годы
Стрельна, как и на протяжении предшествующих десятилетий, притягивает к себе многих
великих людей России, носителей высокой духовности. Но всего через несколько лет
ураган революции уничтожит красоту и покой этого уединенного островка любви,
творчества и отдохновения души…
Судьба храма в послереволюционные годы печальна. В 1930-е годы во дворце
разместилась 1-я Стрельнинская школа-колония, и на месте церкви, на третьем этаже
восточного флигеля, устроили школьный клуб, о чем свидетельствует сохранившаяся
фотография, на которой хорошо просматривается надпись: «Пусть школьный клуб станет
местом здорового отдыха». На стенах появились плакаты вождей, в алтаре плакат
«Клуб — очаг культуры». Сохранившиеся фотография в ИИМК на которой хорошо
просматривается надпись: подтверждает, что здесь в последствии был создан школьный
торжественно освящен. На церемонии освящения присутствовал императора Николая I с дочерьми,
королева Ольга Константиновна, поднесшая икону Шуйской Божьей Матери 1655 года, ее брат — великий
князь Константин Константинович, многое сделавший для постройки храма. Со временем храм стал
памятником всем военным морякам, отдавшим жизнь за Россию: в стены церкви были вделаны бронзовые
доски с именами павших, над каждой доской висела копия или подлинник судовой иконы с лампадой и
было начертано название корабля и сражения с его участием.
В 1918 г. храм был национализирован и закрыт; все ценности были конфискованы. 8 марта 1932 года,
несмотря на тысячи собранных подписей, храм был окончательно закрыт и вскоре взорван; вместе с ним
был разрушен мост через Ново-Адмиралтейский канал, доски с именами погибших моряков были брошены
на дно Невы. В 1970-е гг. часть фундамента храма была застроена производственным зданием завода
«Адмиралтейские верфи». В 1991 году образован комитет по восстановлению храма, начаты архивные и
проектные работы, подготовлен проект воссоздания храма. Восстановлены традиции служения ежегодных
Цусимских панихид. 24 мая 2003 г, на историческом месте построена и освящена часовня во имя
Св. Николая Чудотворца. (См. Антонов В. В., Кобак А. В. Указ. соч. С. 73–75.).
10
Согласно другим сведениям, престол храма был посвящен Св. благов. вел. князю Александру Невскому.
См. в настоящем сборнике статью И. П. Попова «Новомученик Петроградский великий князь Дмитрий
Константинович» (с. ___).
5
клуб. Один из воспитанников 1-й Стрельнинской школы-колонии В. М. Искров
вспоминает, что в бывшей домовой церкви работал литературный кружок»11. О том, что
когда-то здесь возносились молитвы, свидетельствовал лишь живописный крест, в первые
годы еще сохранявшийся в алтарной части бывшего храма. Судьба множества святынь,
хранившихся в храме, до сих пор не известна.
В годы Великой Отечественной войны дворец и храм в годы значительно
пострадали, но окончательно интерьер домовой церкви был утрачен после приказа
Сталина о размещении в здании Константиновского дворца Ленинградского Арктического
училища. В результате послевоенной реконструкции почти полностью дворцовая
планировка был практически полностью уничтожена, а на месте домовой церкви
появилось несколько аудиторий. В 2001–2003 гг. дворец был реконструкцирован в
соответствии с его новым статусом Государственного комплекса «Дворец конгрессов».
Теперь на месте бывшей домовой церкви на третьем этаже восточного флигеля находятся
технологические помещения12. В настоящее время восстановление домового храма
Константиновского дворца не предполагается.
11
12
Искров В. М. Вехи жизни. СПб, 2003.
Реконструкция Константиновского дворца. СПб, 2003.
6