Ф. М. КАНАРЁВ
ИСТОРИЯ НАУЧНОГО ПОИСКА
И ЕГО РЕЗУЛЬТАТЫ
Второе издание
Краснодар 2007
УДК 93:530.1:541]:001.89
Канарёв Ф.М.
История научного поиска и его результаты: Монография.
– Краснодар, 2007. – 511с.
История науки – свидетельство хода познания человеком окружающего его мира. Она
выявляет сложности в реализации его интеллектуальных возможностей и убедительно
демонстрирует младенческое состояние человеческого мышления в оценке правильности
научных суждений.
Во втором издании этой книги на русском языке изложен 30 летний опыт автора по
поиску научной истины, который завершился серией фундаментальных научных результатов в
познании глубин мироздания.
Книга может быть полезной для всех, кто стремится познать тайны мироздания,
сложности нашего бытия и историю науки.


Канарёв Ф.М., 2007.
ФГОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет», 2007
Kanaryov F.M.
History of scientific search and its results: the Monography.
– Krasnodar, 2007. – 508 pag.
History of a science – the certificate of a course of knowledge the person of the world
surrounding it. It reveals complexities in realization of its intellectual opportunities and convincingly
shows an infantile condition of human thinking in an estimation of correctness of scientific
judgements.
In the second edition of this book 30 years experience of the author on search of scientific true
which has come to the end with a series of fundamental scientific results in knowledge of depths of a
universe is in Russian stated.
The book can be useful to everyone who aspires to learn secrets of a universe, complexity of
our life and a history of a science.


Kanaryov F.M., 2007.
ФГОУ ВПО «The Kuban state agrarian university», 2007
E-mail: [email protected]
http://Kanarev.innoplaza.net
http://peswiki.com/index.php/Directory:Kanarev_Electrolysis
http://www.new-physics.com/
2
СОДЕРЖАНИЕ
1. Начало пути к истине …………………………………
2. Интеллектуальный лабиринт …………………………
3.Научная инквизиция – главная преграда на пути к
истине
……………………………………………………….
4. Поиск критики …………………………………………
5. Воспоминания юности ………………………………
6. За помощью в ЦК КПСС ……………………………
7. Методы доказательства достоверности СТО ………
7.1. Беседа редактора с академиком ……………………
7.2. Знал ли Эйнштейн физику? ………………………
7.3. Парадоксальная история парадоксальной теории …
7.4. Роль гласности ………………………………………
7.5. Не трепите имя Эйнштейна ………………………..
7.6. Кому верить?…………………………………………
7.7. Физика и политика …………………………………
7.8. Тайные деяния инквизиторов.……………………….
8. Кубанская индустриальная технология (КИТ)……..
9. Публикации, конференции ……………………………
10. Отзывы на доклад ……………………………………
11. Лабиринты анализа …………………………………
12. Начало продолжения ……………………………...…
13. Начало экспериментального поиска ………………
14. Президенту республики Адыгея……………………
15. Фрагмент факультетской жизни………..…………
16. Отчет бескорыстному инвестору ……………………
17. Долгожданное финансирование……………………
18. Интернет…………………………………………….
19. Фундаментальные науки на пути к единству…….
20. Президенту России В.В. Путину…………………..
21. Юбилей………………………………………………
22. Дискуссии с оппонентами………………………….
23. Эксперимент – судья теории……………………….
24. Ошибки Нобелевского комитета…………………..
25. Судейские функции аксиомы Единства……………
26. Ответы на вопросы о микромире………………
3
12
18
20
24
26
31
31
32
37
38
41
44
46
49
51
53
58
63
72
73
74
81
83
87
90
92
96
108
114
144
151
155
164
3
История науки – свидетельство младенческого
состояния человеческого мышления в оценке
правильности научных суждений.
Канарёв Ф. М. 10.03.07.
1. НАЧАЛО ПУТИ К ИСТИНЕ
Приближалась полночь. Настольная лампа с самодельным абажуром ярко освещала
белый лист бумаги.
- Ну вот, опять придется лечь спать ни с чем. Сколько же это будет продолжаться? - уж
который вечер пытался начать теоретическое обоснование предмета моих аспирантских
изысканий, но ничего не получалось.
Много раз перелистывал журналы и книги, читал и изучал их. Не все математические
формулы понимал, так как представлены они были без выводов. Конечно, самый простой
выход - отнестись с доверием ко всем этим формулам, к бесчисленным математическим
крючкам, бисером рассыпанным по научным страницам, поверить в достоверность того, что
сделали другие, и, взяв их достижения за основу, двигаться дальше. Пугала мысль о вере. Разве
можно верить в науке? Ведь вера - это обитель религии - опиума для народа, как нас уверяли.
Уверяли основательно, давили авторитетом, шельмовали всеми средствами пропаганды,
формируя новую веру, но не получилось. В душе оставалось сомнение, оно базировалось на
весьма веском факте: все народы мира религиозны, и не одну тысячу лет. Можно ли их всех,
кто жил и живет, веруя, назвать религиозными наркоманами? Ведь их миллиарды! Неужели
один человек может быть умнее миллиардов себе подобных, чтобы вот так взять и сказать:
опиум для народа. Нет, тут что-то не так. Все тут, видимо, значительно сложнее. Сомнения эти
уже нашли подтверждение и я невольно повернул взгляд от пустого листа бумаги влево. На
книжной полке, в виде доски, лежащей на высоких спинках детской кроватки, - стопочка самых
дорогих для меня книг, купленных в букинистическом магазине. Среди них "Логика, как часть
теории познания" А.И. Введенского. Петроград 1917 г.
С трепетом читал ее, поглощая глубокие, основательно аргументированные мысли.
Написанные до революции, они в условиях тотального навязывания одной мысли
воспринимались как откровение, как неописуемая новизна. Больше всего изумило в этой книге
то, что наличие и отсутствие Бога логически доказать невозможно.
Вспомнились годы вступления в комсомол, попытки убрать из дома иконы,
необузданная уверенность в торжестве коммунистических идеалов, слезы мамы. Благо, любовь
к маме оказалась сильнее и расправа над иконами ограничилась тирадами по поводу опиума для
народа.
В заключении своей логики А.И. Введенский отмечал, что философия должна еще
выяснить, какие мотивы заставляют нас исповедовать то или другое мировоззрение.
Систематическое изложение этих мотивов еще никем не составлено и вряд ли скоро может
быть составлено, хотя материала для него, отмечал А.И. Введенский, много в истории
философии, в истории религии, в истории литературы и т.п. И, во-вторых, по каким законам
приобретают в разное время главенствующее значение те или другие из этих мотивов, а с ними
то или другое из метафизических направлений... .
Вон, оказывается, сколько еще надо изучить и обобщить, прежде чем появится хоть
какое-то прояснение. А тут сразу, на те: опиум для народа. Дорого он - этот опиум - для меня
обошелся, и в триллионы раз дороже, как потом узнал, для Отечества, для человечества в
целом.
4
Заряженный комсомольской уверенностью в светлое будущее, я с неудержимой
энергией двинулся приближать его с дипломом инженера в кармане и сразу же оказался в
шоковом состоянии из-за разительного контраста между официальными призывами быстрее
нестись к горе, за которой вот уже маячит это светлое будущее, и реальной жизнью. В реальной
жизни никто не верил в эту сказку. Все старались жить не ради будущего, а ради текущего дня
и момента. Не знаю, может быть где - то все дружно неслись к той горе. А у нас трудовой день
обычно завершался распитием спиртного. Расслабившись, чувствовали себя счастливее и
навеселе расходились по домам, чтобы на другой день все начать с начала, которое должно
было закончиться к концу рабочего дня наличием незаконно добытых денег и новым
распитием.
Директор совхоза ко всему этому относился пошире, размашистей. Запивал на неделю, а
то и две, а вечно хмельной бухгалтер подделывал подпись директора на банковских документах
только для тех, кто был как все, и кто его щедрость не забывал.
Душа кипела непониманием происходящего. Мои счета неделями не оплачивались,
техника стояла, подчиненные хихикали. Что делать?
Н.С. Хрущев так много говорил тогда хороших, нужных для дела слов, а тут его никто
не слышал. Решил написать ему. Бумаги вернулись в обком КПСС. Областная газета
напечатала фельетон.
Газета «Адыгейская Правда». 3 августа 1962г.
ЛИКЁРО-ВОДОЧНЫЕ ДУШИ
ФЕЛЬЕТОН
Главный агроном Сафонов находился в сумрачном состоянии. На душе было слякотно.
Он не мог осматривать спокойно фруктово-ягодные единицы, когда на него не взирали глаза
директора. В прежние дни они часто останавливались на агрономе и, затуманившись,
подмаргивали. При этом директор произносил нежно:
- Пойдем, Николай Степанович, выпьем за процветание!
Плечом к плечу сослуживцы двигались к торговой точке. Глаза их блестели, губы
шептали…
Размягченный воспоминаниями, агроном не выдержал. Прихватив поллитровку, он
двинулся на квартиру главы совхоза Н.С. Рогатина. Через час, оживленно беседуя и обдавая
друг друга сорокоградусным перегаром, они сели в машину и поехали в Понежукай. В
Белореченске встретили главного бухгалтера треста Мельникова и своего коллегу по совхозу
Огурцова. Обнялись. Слёзы радости падали на сухую землю. Все вместе направились на вокзал
завтракать. Пили, пели и слабеющими ногами пытались танцевать лизгинку.
Потом раздалась команда:
- По машинам!
Дорога неслась под колесами автомобиля. Она была почему-то кривая и качалась то
сверху вниз, то из стороны в сторону.
Обедали в Рязанской. После принятия пищи, обильно смоченной спиртным, Сафонова
вели под руки. Он вырывался, хотел идти сам, но не мог. Кричал, вспоминал чью-то маму и
несколько раз пытался запеть: «Сады, садочки…»
В Понежукае выпили три литра водки. Вечером сели в машину и поехали обратно – в
Майкоп. В пути Рогатину пришла на ум идея: познакомиться с директором Рязанского
плодосовхоза. Знакомство закрепили изрядной выпивкой. После этого вели Рогатина, а
Сафонова несли. Николай Семёнович тихонько подвывал, главный агроном мученически
смотрел в небо: ему было все безразлично. Так закончился этот однодневный вояж Рогатина с
компанией.
5
Бывали и многодневные. По случаю очередной премии теплое общество в составе
Рогатина, Сафонова и других устроило бал-карнавал в Понежукае. Пили трое суток. Вино
лилось рекой, произносились заздравные тосты в честь золотой кормушки – плодового
хозяйства. Перехвативший Сафонов отправился в аул Октябрьский. Там выкрикивал
агрономические лозунги и лез бить совершенно незнакомые лица. Утром его нашли в
состоянии, близком к обморочному, и без документов. Пропал и партийный билет.
Подобные пьянки – не редкость в совхозе. Директор неделями не бывает на работе.
Главный бухгалтер Огурцов приходит в контору в таком состоянии, когда уже невозможно
ответить, сколько будет дважды два? Нередко кутежи переносятся в мастерскую или на какоенибудь отделение, чтобы пить «без отрыва от производства».
Мы не повели бы такого длинного разговора о пьяных оргиях этой компании, если бы за
ними не стояли дела очень сомнительные, если не сказать – преступные.
Судите сами. Баланс прошлого года украшают радостные цифры сверхплановой
прибыли – 76 тысяч рублей. В тресте было ликование. Там кричали «Ура!» и бросали вверх
руководящие чепчики.
Появился приказ, подписанный Гонтмахером: выделить для премирования
ответственных работников совхоза 7,6 тысячи рублей. Рогатину перепало 750, Огурцову -505,
Юдину и Фефелову – по 520. Сафонову -500. Список не выходил за пределы все той же
компании и не включал совхозную общественность.
На самом деле в балансе кредит задавил дебет. План окультуривания дикоплодовых был
сорван. Урожай собран плачевный: кукурузы -12,7, бахчевых – 11, подсолнечника -5 центнеров
с гектара. Земледелие дало убыток в 30 тысяч рублей. К тому же погибло около ста гектаров
садов, ягодников – ещё десятки тысяч рублей выброшенных денег.
Тогда откуда же прибыль? Вот здесь и начинается сама история. Рогатин и компания
превратили Адыгейский плодовый совхоз из предприятия по производству плодов и фруктов в
заготовительную организацию. Желаемую сверхплановую прибыль, которая манила
премиальным кушем, они добывали двумя блудливыми способами: купля – продажа с высокой
разницей между ценами и обман – приписки плюс очковтирательство.
В прошлом году совхоз произвел своими силами четыре тонны семян дикоплодовых, а
двенадцать закупил у населения. Твердой закупочной цены не существует. Можно заплатить
пятьдесят копеек, можно и два рубля: государству же сдают по пять-семь рублей за килограмм.
Такая система позволяет покрыть все недостатки и накопить крупную сумму сомнительной
прибыли.
Рогатин пошёл дальше. Он организовал вокруг подвластного ему хозяйства самую
настоящую предпринимательскую лавочку. Есть тут возможность развернуться людям, не
помышляющим о честном труде! Например, он заключил соглашение с Шеффером, Варичевой
и другими, которые вот уже годы находят своё призвание в поставке совхозу семян. За короткое
время они получили 6 тысяч рублей. Их месячный заработок - 600-800 рублей.
Закупленные у населения семена в годовом отчете значатся, как произведенные в
совхозе. Рогатин с компанией ликуют: ловко замазали, есть вдохновляющие цифры для дутого
отчета!
Выручает и комбинатор цифровых дел – главный бухгалтер Дмитрий Иванович
Огурцов. Это он состряпал годовой отчет с «прибылью». В последнюю минуту заметил, что
перерасход фонда зарплаты 4900 рублей не даёт права на премию. Всполошился бухгалтер,
побежал к директору. За закрытыми дверями договорились. Предприимчивый Дмитрий
Иванович зарплату декабря списал январём следующего года. Финансовое «чудо» не заставило
себя ждать: в балансе оказалась экономия по заработной плате в 1500 рублей!
Рогатин и его сподвижники, как ни в чем не бывало, ещё и сегодня тешат свои ликеро водочные души. Разливают по чаркам спиртное, произносят тосты:
- За тех, кто нас так долго милует!
6
Пьянка продолжается.
Но когда-то ведь будет и похмелье!
К. ВАСИЛЬЕВ
Долго длилась тяжба, но директора все-таки сняли, всех специалистов разогнали и
впоследствии расформировали совхоз.
Да, нелегок путь к коммунизму, борьба за который и вытолкнула меня с этого пути как
инородное тело. И вот теперь аспирантура.
Можно ли после этого доверять авторитетам? Нет, конечно. Истина - вот настоящий
авторитет, авторитет вечный и непоколебимый.
Второй год аспирантуры пошел. Путь к истине открыт, но я так и не сделал еще ни
одного шага на этом пути. Не сделал, потому что этот путь начинается с теоретического
анализа проблемы. Хорошо сказать: с теоретического анализа. А с чего начать этот самый
анализ - вот главный вопрос, который теперь первым встал передо мной на новом пути.
А может быть обойти его, заглушить внутренний голос, который требовал ответа, и
двигаться дальше? Нет, стучало в голове. Дальше в таком случае многое будет непонятно и
продвигаться придется не на знании, а на вере, на вере в достоверность результатов других
исследователей. А если они ошиблись? Что тогда? Тогда неизбежно строительство нового на
этих ошибках. Можно ли таким образом стать на тропу, которая ведет к истине? Нет, конечно.
Это путь в лабиринт заблуждений. Неужели этот вопрос встал только передо мной? А другие,
кто начинал эти исследования, разве они не ставили его? Такого быть не может. С чего же они
начинали?
Вновь начал листать книги и журналы, и обнаружил, что почти все исследователи
начинали изучать предмет теперь уже и моих исследований с установления закона его
движения. Да вот же и есть начало. Почему я раньше этого не заметил? Но внутренний голос не
дал на это никакого ответа.
Итак, закон движения - начало теоретического анализа процесса движения рабочего
органа. У всех исследователей он был один и тот же, но с небольшой разницей. И я никак не
мог уяснить: существенна эта разница или нет? «Уравнение закона движения, - мелькнуло в
голове, должно быть таким, чтобы оно автоматически включало секундомер в момент начала
рабочего процесса. Вот тогда появится возможность синхронного фиксирования начала работы
и начала течения времени. Каждому моменту времени будет соответствовать определенное
положение изучаемого объекта на траектории и, наоборот, каждому положению объекта на
рабочей траектории будет соответствовать определенный момент времени. Разрыва между
течением времени и движением объекта не будет, процессы течения времени и движения
объекта будут находиться в состоянии непрерывного единства».
Четко и логично построенное суждение показалось существенным, но насколько
значительна эта существенность, я тогда ещё не ведал. Хотя сразу на душе стало теплее,
почувствовал, что такой подход формирует прочную основу для следующих шагов в анализе.
Тут уместно отметить, что истинная значимость выявленной основы стала ясной лишь через
двадцать пять лет.
Итак, ответ на первый вопрос: с чего начать теоретический анализ процесса движения
рабочего органа, был найден. Следующий шаг - уравнение закона движения. Оно должно
отражать указанные требования. Легко сказать отражать, но как? Если бы это было легко, то
другие уже давно бы это сделали, значит, это не так просто сделать.
Голова уже не настраивалась на поиск ответа, чувствовалась усталость и я положил
ручку на пустой белый лист бумаги, выпрямил спину и почувствовал сзади вместо спинки стула
металлическую трубу. Высота от пола до прогнутой части потолка, которую подпирала труба,
не более двух метров. Посмотрел вниз. Свет от настольной лампы освещал бугристый,
крашенный красной краской пол. Когда-то хозяева, не имея большего, накрыли земляной пол
7
рубероидом. Со временем он местами осел, местами поднялся, и пластичный рубероид
скопировал причудливую архитектонику неровностей почвы.
В комнате, размером три на четыре метра, была плита для отопления зимой, в сенях
стоял на ящике керогаз и рукомойник. Это была пятая квартира, которую пришлось снимать
после окончания института, причем не худшая.
Работать больше не хотелось, крепкий сон дочери в детской кроватке и миловидное лицо
спящей жены окончательно сломили мои научные рассуждения, и я быстро уснул. На
следующий день, после напряженных лабораторных экспериментов, домой пришел поздно и в
22 часа вновь сидел перед белым листом бумаги. Начало прояснилось, появились первые схемы
и математические символы.
И тут неожиданно мое внимание привлекла интереснейшая особенность. Ее лучше всего
пояснить на примере катящегося колеса. Оказывается, что в точке, где оно касается с дорогой, в
каждый момент времени абсолютная скорость равна нулю, поэтому эту точку называют
мгновенным центром вращения. Когда же колесо начинает буксовать по скользкой дороге, то
эта точка начинает приближаться к центру колеса. Если же колесо при движении тормозится, то
мгновенный центр уходит вниз и оказывается в бесконечности, когда движущееся по дороге
колесо будет полностью заторможено.
Поразило то, что эта точка меняет свое положение синхронно меняющемуся режиму
движения колеса. Вот здорово! - подумалось. Из положения этой точки автоматически следует
режим вращения. Но ведь в Природе вращаются не только колеса и круглые предметы.
Вращаются планеты, звезды, целые галактики и их скопления. А в микромире? Ведь там тоже
вращения есть, например, электрона вокруг ядра атома. А что если и там этот самый
мгновенный центр вращения играет какую-то роль? Что из этого должно следовать?
Ну, конечно, подумалось, от мотыги к электрону. Смех один. Какой смех? - подсказал
внутренний голос. Природа едина и не может быть, чтобы она не использовала удивительное
свойство мгновенного центра вращения.
Больше всего поражала красота связи между вращением, прямолинейным движением и
изменением положения загадочного центра. На душе стало почему-то тепло, показалось, что от
родившейся гипотезы теперь не избавиться. Слишком уж она красива и проста. Но сейчас не до
этой красоты и простоты.
Отблеск красной краски пола с причудливой архитектоникой поверхности диктовал
другое. Дважды в месяц приходилось ездить к родителям в станицу за продуктами. Другого
выхода не было. Сто аспирантских рублей и шестьдесят рублей жены - воспитателя детского
сада - вот и весь семейный бюджет. Третья часть его уходила на оплату жилья. Да, в таких
условиях не до галактик и электронов. Хлеб насущный - на первом месте. Хотя бы чуть-чуть
стать на ноги и обеспечить семью. Путь к этому теперь один - быстрейшее завершение
исследований и защита диссертации.
Для достижения этой цели приходилось ежедневно работать по 14-16 часов. А тут еще
тренировки по акробатике. Три раза в неделю. Форму спортивную приходилось держать. Как никак признали кандидатом в мастера спорта. На двух соревнованиях подтвердил претензии
на мастерское звание. Осталось еще одно соревнование, которое ожидалось через полгода, и я у финиша.
Заманчиво, конечно, носить на груди значок мастера спорта, и ради этого стоило
выкладываться, думалось вначале. А теперь эта заманчивость почему-то стала терять смысл.
Сам я не понимал почему. Может быть из-за скромности моих способностей в избранном виде
спорта, а может быть, из-за переутомления, которое я явно начал ощущать? Объяснить не могу,
но регулярность тренировок начал нарушать. Интереснее было остаться дома, притягивал
белый лист на письменном столе.
Неловко было перед заботливым и замечательным тренером, удивительным человеком Геннадием Карповичем Казаджиевым. Но я не совладал с собой, перед получением мастерского
8
значка добровольно сошел с дистанции. Утешал себя тем, что не ради значка все эти годы
занимался спортом, а ради здоровья. И поскольку появились более важные и интересные цели,
то спортивную - можно считать достигнутой. Достигнутой для себя лично, но не для плановых
показателей, которые тогда ценились во всем, в том числе и в спорте.
Закон движения изучаемого объекта оказался с изюминкой, не как у других.
Математические формулы включали секундомер не где-нибудь, а в самом начале рабочего
процесса. При этом они учитывали геометрические и кинематические параметры самой
машины и глубину обрабатываемого ею слоя почвы.
Маленький, но успех. Он надолго заполнил мою душу радостью, которая формировалась
мыслью: сколько прошло по этой тропе исследователей, да и открыли они немало, а вот то, что
я обнаружил, они не увидели. Причем не увиденное оказалось таким важным и существенным.
Оно значительно облегчало анализ изучаемого процесса и по - новому описывало ряд его
закономерностей. Благодаря этому и следствия появились новые. Но самым главным оказалась
ясность и простота понимания того, что в формулах других исследователей выглядело
запутанным и далеко не ясным.
Поступая в аспирантуру, я думал о том, что там уже и делать нечего, все исследовано и
изучено, и на мою долю ничего не осталось. Теперь мнение изменилось. Оказывается, что
каждый тут изучает по-своему, идет по проторенным дорожкам, не обращая внимания на
полноту ясности каждого шага, легко соглашаясь с выводами тех, кто уже шел по этому пути.
Соглашаться - дело неизбежное, но только при условии, когда ясность есть полная, когда
объекту исследования заданы все мыслимые и немыслимые вопросы, и когда на них получены
убедительные, однозначные ответы. Это главное условие, после выполнения которого можно
сделать следующий шаг на пути к истине.
Странная, странная логика, подумалось. О ней я нигде не читал. Почему мне другие об
этом не сказали? Да, об этом они не сказали, но сказали о многом другом, чем я теперь и
пользуюсь, изучая свой объект.
И все же, застучала мысль, тут ведь, оказывается, личные природные качества
исследователя играют не последнюю роль. Качества? Да, качества - отозвалось в голове. Тогда
какими надо обладать качествами, чтобы уметь замечать то, что другие не смогли заметить? Не
скоро я получил ответ на этот вопрос. Он появился лишь после основательных бесед с дядей двоюродным братом отца.
Иногда задается такой вопрос: кто оказал наибольшее влияние на формирование
определенных качеств у того или иного человека? Ответ тут однозначный: тот, кто волею
судьбы оказался авторитетом. Основательно эта проблема еще не изучена, а между тем
авторитет - самый сильный воспитательный фактор, и те, кто сознательно направляет
воспитательный процесс в глобальных масштабах и нужном для себя направлении, используют
его, как оружие, с величайшим успехом. С помощью этого фактора успешно решаются такие
задачи как, разрушение семьи, моральное разложение общества, разрушение государств,
уничтожение неугодных кому-то наций и т. д. Это самое мощное оружие с успехом
применяется сейчас против всех граждан бывшего Советского Союза. В основе его
безудержная пропаганда всех человеческих пороков, пpидание этим поpокам своств
автоpитетности, и чеpез эту автоpитетность привитие молодежи вкуса к этим порокам. У такой
молодежи не может быть крепкой семьи и здоpовых детей, а без крепкой семьи и здоpовых
детей не бывает крепкого государства. Сейчас это оружие применяется против моего Отечества
открыто, на глазах всего мира. Главная причина безнаказанного применения этого оружия абсолютная неосведомленность по данной проблеме тех, кто обязан принимать
соответствующие законы и тех, кто по долгу службы обязан наказывать тех, кто санкционирует
применение такого оружия.
Тут уместно вспомнить суд древних греков над Сократом. Его приговорили к смерти за
не почитание богов и развращение молодежи. В своей защитной речи Сократ убедительно
9
доказал ложность обвинений и свою невиновность, но эмоции афинян, умело управляемые
политиками, которые ненавидели Сократа за логичность его суждений, оказались сильнее.
Из воспитательных забот жены и методических установок учителей своих детей я узнал:
какое большое значение придается беглому чтению и быстроте счета. Ни тех, ни других качеств
у меня нет. Почему? Да потому, что во мне заложено стремление к полной ясности изучаемого,
а ясность приходит только при вдумчивости, а вдумчивость не совместима с быстротой
мышления. Быстрота в познании - сестра бездумности, бабочка, порхающая над земным
мирозданием и замечающая только яркие цветы. Но мир богаче, все травинки и все росинки
между цветками - единая сущность и они не менее удивительны, чем яркие, сразу бросающиеся
в глаза цветы. Поэтому сущность никогда не познаешь методом бабочки, порхая с цветка на
цветок.
Чтобы познать сущность, надо после познания одного цветка уметь остановиться, задать
тысячу вопросов окружающему миру и, получив на них ответы, делать шаг к другому цветку.
Странная философия! Что из нее следует? А то, что признак тугодумия - величайшее
качество для исследователя. Ведь тугодум как раз и не делает поспешного вывода, а значит и
шага, пока не получит ответ на первый вопрос и не уяснит все, что связано с этим вопросом.
А быстродум? Он ведь как бабочка, не уяснив толком ответ на первый вопрос, летит ко
второму. Так формируется поверхностный взгляд на Природу. Быстродум всегда верхогляд. Он
мнит себя знающим и знать может немало, но это справочные знания, непригодные для
системного анализа сущности.
Шли годы. Защитил кандидатскую диссертацию. С полгода передохнул и начал думать,
а что дальше? Так случилось, что дальше на одной дорожке начал искать ответы на разные
вопросы. Основательный поиск шел по анализу тонкостей в работе ротационных машин.
Поражало то, что их незримо сопровождал в работе все тот же загадочный мгновенный центр
вращения. Из головы не уходила мысль о роли этого загадочного центра в движении не
ротационных рабочих органов, а элементарных частиц. Они ведь тоже и движутся, и
вращаются, и мгновенный центр вращения также незримо, как тень сопровождает их движение.
Смешно было временами: мотыга и фотон, но избавиться от связи между процессами их
движения не мог. Читал популярную литературу по элементарным частицам и продолжал
решать задачи по кинематике различных ротационных рабочих органов.
Наконец встретился с самым интересным из них - игольчатым диском. Читателю трудно
представить, что это такое, но он наверняка держит в памяти катящееся колесо телеги. В жизни
их теперь не часто встретишь, а в исторических кинофильмах роскошные кареты - не редкость.
Четко видны вращающиеся спицы колес. Красиво, плавно катится колесо, весело чувствует
себя кучер, резво скачут лошади, доволен и пассажир.
Остановите эту картину мысленно на мгновение и представьте, что колесо кареты
оказалось без внешнего обода, с одними спицами. Не будем описывать кошмарные ощущения
пассажиров кареты, а присмотримся к качению такого колеса. Оно будет прыгающим: с одной
спицы на другую. Точно так же движется и игольчатый диск, предназначенный для обработки
почвы. Ну и что тут интересного? - скажет быстродум,- ерунда какая-то.
-Нет - скажет тугодум. При скачкообразном движении колеса его центр описывает
волну, а само колесо движется как единое целое, с постоянной поступательной скоростью.
Сразу два движения присутствуют здесь: прямолинейное и волнообразное. Но и это
быстродуму ни о чем не говорит, а тугодум замечает в этом аналогию с движением всеми нами
ощущаемого, но до сих пор безумно таинственного - фотона, частицы света.
"Свет - это частица и волна одновременно" - постулировал более 300 лет назад великий
Исаак Ньютон. В одних экспериментах свет ведет себя как волна, а в других - как частица. В
этом и суть его дуалистических свойств. Сколько исписано, сколько передумано, сколько
оспорено, сколько уверовано в попытке найти ответ на вопрос: почему свет ведет себя так?
Поставлен этот вопрос еще до Ньютона, но ответа на него нет до сих пор. Вот научная
10
проблема, достойная, чтобы заняться ею. Эта мысль так глубоко взволновала, что уйти от нее
было уже невозможно.
Около недели искал уравнения, которые бы описали движение центра и конца спицы
скачущего колеса. Удивительные получились уравнения. Впервые они описывали не простую, а
волнистую циклоиду.
Постепенно набралось достаточное количество теоретического материала для того,
чтобы задуматься о докторской диссертации. Мысль о ней усиливалась улучшенными
условиями. Трехкомнатная квартира казалась райским уголком на десятом году после
окончания ВУЗа. В этот же примерно момент вначале назначили, а потом и избрали на
должность заведующего кафедрой "Охраны труда". Сразу же взялся за организацию учебного
процесса и создание лабораторий. Осваивал учебный курс и писал докторскую диссертацию. В
1972 г. взял отпуск и оформил ее первый вариант, а в октябре 1974 г. защитил. Два года ждал
утверждения.
Изредка навещала мысль о поиске связей между движением скачущего колеса и
элементарной частицы. Манила загадочность мгновенного центра вращения. Набрав кое-какой
популярной информации, пытался беседовать на эту тему с другом, физиком Борисом
Николаевичем Диденко. Но он сразу же охлаждал мой пыл ссылкой на священность
теоретической физики и убогость моих знаний в этой области. Аргумент, конечно, очень веский
и я надолго остывал, но надежду на возможность познания не терял.
К 1976 г. кафедра уже была лучшей среди аналогичных кафедр сельхозвузов страны и
поэтому нам поручили вести занятия по повышению квалификации преподавателей
дисциплины "Охрана труда". Увлекся курсом лекций по охране труда, которые потом
переросли в учебное пособие, дважды изданное в содружестве с коллективом авторов.
В начале восьмидесятых годов подготовил и издал монографию по теории ротационных
машин и орудий, и лишь после этого почувствовал наличие резерва времени для давно
задуманного поиска. Не теряя при этом профессиональный интерес, о котором потом написал
книгу "История одного поиска", принялся искать фундаментальную истину, спрятанную в
глубинах мироздания. Об этом поиске и идет рассказ.
Шел 1982 г. Отделы физики книжных магазинов и библиотек стали моим частым и
желанным пристанищем.
Когда основательно начитался господствующих идей в квантовой механике, возник
вопрос: а с чем, с движением какой частицы можно отождествить скачкообразное качение
колеса без обода? С движением кванта или электрона, или же еще какой-нибудь другой
частицы? Долго размышлял на эту тему и сошелся на том, что начинать надо с фотона или
кванта энергии, как его еще называли. Ведь он является основным носителем информации об
окружающем нас мире, и одновременно элементарным носителем энергии.
Прочитав квантовую физику Э. Вихман, понял, что кванты энергии неделимы. Их
главный параметр - длина волны - изменяется в широчайшем диапазоне: от 10 6 м в
низкочастотном диапазоне, до 10 18 м в гамма - диапазоне. Внушительная шкала размеров:
двадцать четыре порядка.
Странно, почему наше зрение воспринимает лишь узкую полосу этого диапазона, от
7
7,7  10 м до 3,8  10 7 м ? Лишь после узнал, что причиной этому послужило Солнце. Оно
имеет максимум излучения именно в указанном диапазоне. Впоследствии появилась
необходимость учесть еще один важный факт при анализе причины воспринимаемого нами
узкого диапазона электромагнитного излучения: в этом диапазоне излучают поверхностные
электроны всех атомов. Это более веская причина. Она указывает на то, что если где-нибудь
существует жизнь, то она мало будет отличаться от живых существ нашей планеты.
Как же должен быть устроен квант энергии, чтобы быть неделимым и изменять свой
размер в столь широком диапазоне? Долгие поиски ответа на этот вопрос не давали
11
положительного результата. Думалось, что природа кванта электромагнитная, какова же
структура электромагнитного поля? А что, если фотон состоит из электромагнитных полей,
связанных друг с другом по круговому контуру, так, как обыкновенные магниты,
расположенные в виде хорд окружности? А может быть эти поля представляют собой
магнитные диполи? А что, если расположить их в виде спиц колеса, что получится? Купил
магнитные защелки, разобрал, получил магнитики, начал из них конструировать структуру
фотона.
Удивительная вещь! Если расположить рядом разноименные магнитные полюса
получается замкнутая структура. Да, но ведь в покое она никогда не существует. Она всегда
движется, поэтому вокруг замкнутых друг с другом магнитных диполей будут формироваться
электрические поля. Они ведь тоже будут контактировать разнонаправленными
электрическими вихрями и создавать дополнительные силы, которые удерживают эту
структуру в едином образовании. Логично, но электромагнитные силы сожмут такую модель до
бесконечно малых размеров. Чем их уравновешивает Природа? Ага, фотон в движении имеет
массу, а значит и центробежные силы инерции, которые как раз и будут взаимодействовать с
электромагнитными силами и удерживать геометрические размеры модели в пределах
равенства между электромагнитными силами, сжимающими модель, и центробежными силами,
увеличивающими ее радиус.
Описанная логическая дорожка сформировала в воображении модель фотона,
показанную на рис. 1.
a)
b)
Рис. 1. Схема модели фотона
Конечно, надо бы было смоделировать ее, но ни времени, ни технических возможностей
для этого у меня тогда не было. Значительно позже в одном из книжных магазинов Ленинграда
случайно увидел на полке книгу с фотографией на обложке с замкнутыми друг с другом
магнитными полями. Это - книга немецкого физика Вальтера Кранцера. Никакой информации о
рисунке в книге не содержалось и я написал письмо в издательство в Берлин, надеясь выяснить
смысл рисунка, который заложил в него автор этой книги. Ответ пришел печальный. Автора
уже не было в живых. Но фотографию его магнитной модели я начал приводить в своих
публикациях, делая соответствующие ссылки.
Уравнения волнистой циклоиды, которые я получил ранее при описании движения
игольчатого диска, сразу описали движение центра масс новой гипотетической модели фотона.
А как быть с математическими формулами, которые описывают движение этой модели, как
частицы?
Ответ на этот вопрос был подобен прорыву какой-то информационной лавины. Стоило
только предположить, что модель состоит из шести электромагнитных полей, как сразу
выстроились в строй математические формулы, предложенные разными учеными в разное
время и многократно проверенные экспериментально. Самым удивительным оказалось новое
рождение постоянной Планка и ее физического смысла. Этот смысл проявился так ярко и так
12
отчетливо, что его можно было принять за золотой ключик, который поможет открыть немало
скрытых от нас тайн микромира, да и макромира.
Тайн микромира - подумалось, а кто дал мне право вторгаться в этот мир и открывать
его тайны? А может быть такое право мне не дано? Где искать ответ на этот вопрос? Ведь я
вторгаюсь в святая святых мироздания, структуру самого загадочного образования Природы -света. Есть ли у меня моральное право делать это? Конечно, мною движет интерес, стремление
узнать тайну, но как согласовать это стремление с чем-то более высоким и таинственным, с тем,
кто дал мне право и возможность делать это. Мысль при этой думе ушла куда-то высоко, в
бездну и по телу пробежала дрожь, после которой я машинально и почти бессознательно
написал с волнением на обратной стороне предыдущего листа рукописи: "Прости меня,
Господи!" И поставил дату....
Поразмыслив, пришел к выводу, что мое увлечение может принести вред людям. Ведь
не поставлена еще преграда на пути использования продукта мыслей человеческих во вред
самому человечеству.
Гонка вооружений как раз в этот момент набирала новые обороты. Чем это все
закончится? Неужели разум наш, дарованный нам Свыше, не найдет выхода из тупика? Найдет,
стучала мысль, только при одном условии: если обратиться за помощью к Творцу нашего
разума, попросить прощения у него за свои грехи. Но когда это будет? Придет такое время, не
может быть, чтобы не пришло, иначе мы погибнем.
Такая мысль показалась утешительной, но не раскрепостила разум. Разве я могу
предвидеть последствия раскрытия сокровенной тайны Природы? Нет, конечно. Все дело в
разуме. Он еще не подготовлен к тому, чтобы извлекать из открытых сокровенных тайн
Природы только пользу для себя. Он слишком хрупок, не имеет прочной опоры в суждениях,
быстро поддается влиянию чувств, различных модных поветрий и не задумывается о
последствиях таких увлечений.
С одной стороны это так, а с другой: вряд ли я смогу остановиться, встав на этот путь.
Как знать, может быть я один нашел это начало пути к величайшим тайнам Природы. И всетаки осторожность не помешает. Гуманность целей Отечества - гарантия того, что оно не
пустит все, что последует потом, во вред этим гуманным целям, а посему следует сделать
попытку зарегистрировать это предполагаемое открытие. Там ведь эксперты высочайшего
класса, разберутся, и, если это серьезно, то засекретят этот поиск. Так рассуждала моя сверх
наивная голова, и в рамках этого рассуждения я быстро подготовил материалы на
предполагаемое автоколебательное распространение электромагнитной энергии в пространстве.
Ученый Совет института без особого интереса поддержал мою просьбу отправить эти
материалы в Государственный комитет по делам открытий и изобретений при Совете
Министров СССР. Ректор с чувством, как мне показалось, гордости подписал необходимые
бумаги и они ушли в мозговой центр Отечества на заключение.
Думалось: публиковать материал пока не стоит, это может повредить делу.
2. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ЛАБИРИНТ
Ответ пришел быстро. В нем сообщалось: В ответ на Ваше заявление о выдаче
диплома на открытие по заявке под названием: «Автоколебательное распространение
электромагнитной энергии в пространстве» сообщаем следующее.
Открытие, на которое выдается диплом, должно быть доказано, т.е. теоретически
обосновано и, как правило, подтверждено экспериментально... При этом теоретические
предпосылки и выкладки, подтвержденные ранее экспериментально в мировой науке,
использованы без каких-либо допущений. Однако, в представленных материалах Вы делаете
допущение: Если квант энергии, модель которого представлена на рис. 3, в момент рождения
получает вращение, то... совмещение поступательного и вращательного движений приводит его
13
к автоколебаниям". К тому же достоверность предлагаемой модели кванта нельзя признать
доказанной, поскольку Ваши доводы основаны на аналогии и рассуждениях...
Согласно существующему делопроизводству возвращаем Вам 2-й экз. материала заявки.
Первый экземпляр остается на хранение в Комитете. Приложение на 58 л.
Зам. начальника отдела открытий.................В.В. Лыткин"
Чувство досады, конечно, появилось после прочтения этого текста. Ведь в заявке все
базируется на давно постулированных и хорошо экспериментально проверенных
математических моделях. Разница лишь только в том, что эти модели были предложены в свое
время разными учеными без выводов, то есть, как говорят, постулированы. Подтверждая
показания физических приборов, они ничего не говорили исследователю о том, какое же
электромагнитное образование вызывает эти показания. В заявке же показывалось, что стоит
только предположить, что модель кванта имеет предлагаемую структуру, как сразу отпадает
необходимость постулировать все существующие фундаментальные соотношения квантовой
механики. Отпадает потому, что все эти соотношения автоматически выводятся из законов
классической физики в процессе описания движения самой модели. Причем движение модели
описывается параллельно двумя группами формул: одни описывают движение модели как
волны, а другие - как частицы.
Таким образом, на смену разрозненным математическим моделям, хорошо
согласующимся с показаниями приборов, но неизвестно, что описывающих, появился ярко
зримый процесс вывода всех этих соотношений в тесной взаимосвязи между собой совместно
со структурой объекта, которая прежде считалась неизвестной.
Родившаяся модель фотона (кванта энергии) оставила на месте все фундаментальные
математические соотношения и эксперименты, их подтверждающие. То есть все неисчислимые
эксперименты, связанные с поведением фотона, как раз и являются доказательством
соответствия реальности выявленной модели фотона.
Писать ли этот ответ или нет? Интуиция подсказала: нет. В данном случае бюрократия,
пусть даже и интеллектуальная, сильнее разума. В принципе я и не возлагал большие надежды
на положительный исход. Ответ мозгового центра Отечества для меня был важнее сам по себе.
Он снимал с меня моральную ответственность за преждевременное разглашение того, что
возможно надо было бы до поры до времени не разглашать.
Успех в описании движения фотона увлекал дальше, к математическим моделям,
которые описывали движение электрона в атоме водорода. Поскольку фотоны рождают и
поглощают в основном электроны при орбитальных переходах, то структуры их должны быть
близки по устройству. Мысль простая и логичная. Посмотрел на модель фотона. А что, если у
этой модели поменять местами электрические и магнитные поля? Что получится? И перед
глазами появилась заряженная модель. Так это же и есть электрон! Как в этом убедится? Очень
просто. Надо сейчас же попытаться описать движение этой модели вокруг ядра атома водорода.
В результате должны получиться, прежде всего, постулированные соотношения Нильса Бора.
Вернувшись с работы, сел за письменный стол и загадочные формулы Нильса Бора, за
которые его основательно критиковали, как за необоснованные, как по команде начали
выстраиваться на бумаге, показывая величие автора этих формул. Как обрадовался бы Нильс
Бор, если бы увидел простоту и стройность вывода своих формул, которые он угадал силой
своего ума более 70 лет назад. Вот они, теперь чередой идут одна за другой, стоит только
пустить модель электрона вокруг ядра атома водорода и начать описывать это движение с
помощью уравнений, аналогичных тем, которые описывают прямолинейное движение фотона.
В модели фотона схема замыкания электромагнитных полей представляется более или
менее понятной, а вот у электрона даже и этой малой ясности не было. Обратился к Борису
Николаевичу Диденко. К тому времени и он проникся интересом к моим увлечениям и уже не
останавливал мои порывы замечаниями о моих скудных знаниях в анализируемой области
знания. Идею связи модели фотона с моделью электрона он поддержал, а когда я провожал его,
14
то уже в лифте он неожиданно уверенно сказал: "А я теперь знаю, как выглядит модель
электрона!"- и на другой день принес рисунок этой модели.
Рис. 2. Модель электрона
Да, удивительно, но факт, вначале уравнения были получены для описания движения
игольчатого диска или колеса без обода. Но стоило их приложить к описанию движения
фотона и электрона, как из них естественным образом появились соотношения Макса Планка,
Эйнштейна, Гейзенберга, Луи-де-Бройля, Нильса Бора. Особняком осталось уравнение
Шредингера. Интуиция подсказывала, что и оно содержится в выявленных уравнениях
движения игольчатого диска, но где и как его обнаружить, оставалось неясным. Несколько лет
ушло на то, чтобы разобраться с этой проблемой, но когда она прояснилась, то стала ясной
глубина теоретических заблуждений физиков. Эти заблуждения потрясли меня. Ибо из них
следовало, что теоретические упражнения физиков в двадцатом веке напоминали химические
эксперименты алхимиков в прошлом веке. Это понимание пришло значительно позже, а в тот
момент самым логичным шагом была попытка опубликовать полученные результаты.
Как раз в этот момент из Северокавказского научного центра поступила просьба
подготовить статью для сборника по уборке урожая с обмолотом на стационаре. Просьбу эту
выполнил быстро и одновременно подумал, а почему бы не отправить в этот центр и материалы
по физике в соответствующий сборник научных работ.
Мысль показалась логичной, так как надежды на публикацию этого материала в
центральных журналах не было никакой. А тут, тут ведь родной зональный научный центр,
разве не рискнет он опубликовать необычный материал, в котором, в общем-то, нет ни одной
новой формулы, но есть модель фотона и зримый вывод математических формул, ранее
постулированных. Теперь нет нужды их постулировать. Бери модель и начинай описывать ее
движение. В процессе этого описания и получишь все формулы, которые ранее были угаданы
великими физиками. С такими мыслями я и отправил подготовленный материал в Ростов-наДону. Ответ пришел сравнительно быстро.
Рецензия на статью Ф.М. Канарёва "Движение кванта"
Проблематика рецензируемой работы - структура электромагнитного поля, традиционно
относится к разделу физики, названному квантовая электродинамика. В настоящее время
квантовая электродинамика является наиболее развитой из разделов физики элементарных
частиц и полей, и не содержит трудностей, о которых упоминает автор. Подтверждением этому
служит прекрасное согласие с экспериментом всех величин, рассчитываемых в квантовой
электродинамике.
Тот факт, что не все явления можно представить в виде движущихся рычагов и
вращающихся шестеренок, бесспорно, затрудняет понимание квантовой теории, но не является
ее недостатком, так как это является следствием реальной картины мироздания, а не прихотью
теоретиков. Вычисления, проведенные в работе, не имеют никакого отношения к структуре
15
электромагнитного поля. Публикация статьи нецелесообразна. И никакой подписи.
Сопроводительное письмо от 24 мая 1983 г. подписал заместитель И.И. Ворович.
После такого ответа самым логичным действием явилось бы прекращение всех поисков
в намеченном направлении, но ... легкая досада никак не поколебала уверенность. Показалось,
что рецензент не все понял, и я решил написать подробнее, с детальным обоснованием. Через
месяц получил рецензию и на вторую статью.
Рецензия на статью Ф.М. Канарёва "Механика кванта"
В работе делается попытка обосновать в рамках классической механики соотношение
для энергии кванта электромагнитного поля E  h , т.е. проделать работу, в которой, как
подчеркивает автор, потерпели неудачу М.Планк и А.Эйнштейн. При этом автор исходит из не
только недоказанных, но и заведомо абсурдных предположений. Например, автор пишет что
центр масс кванта движется по укороченной циклоиде и т.п. Понятия, используемые в работе,
вводятся без определений. Из текста видно, что автор незнаком с квантовой электродинамикой
- предметом, изучающим квантовые свойства электромагнитного поля.
Хочется отметить, что соотношение E  mC 2 , открытие, которого автор приписывает
Эйнштейну, было известно лет за 300 до его рождения, а фамилию создателя Теории
Относительности на протяжении всей статьи автор пишет Энштейн, вопреки сложившейся в
русском языке традиции. В целом статья бессодержательна, не содержит никаких результатов и
не может быть рекомендована к опубликованию.
И опять без подписи, с таким же сопроводительным письмом.
В основном критика справедлива, подумалось, но почему рецензент не обратил
внимания на вывод постулированных соотношений, которые лежат в фундаменте квантовой
механики? Ведь это, с моей точки зрения, исключительно важный момент исследования и
настоящий искатель истины не может пройти мимо него. Или его истина вовсе не интересует?
Тогда в чем тут дело? Может быть обиделся за то, что не последовал общепринятому
написанию фамилии создателя теории относительности? Как гордо звучит: создатель! А почему
я так и не понимаю то, что этот создатель создал? Хотя не раз углублялся в его теорию, но так и
не понял, на чем же базируется логика этой теории. Связана эта теория как раз со светом, чем я
и занялся и, видимо, мне не обойти эту теорию, но пока не ясно, как подойти к ней, чтобы
уяснить: соответствуют ли результаты моих исследований этой теории или нет? В целом,
причины столь негативного отношения к моим исканиям, которые сопровождали меня еще
несколько лет, оставались для меня загадкой.
Какой же следующий логический шаг? Конечно, публиковать результаты с учетом
полученных замечаний, что я и начал делать. Но кому они нужны, эти результаты, если они
публикуются в научных трудах сельскохозяйственного института?
Никому, конечно, но делать нечего, и я постепенно начал публиковать то, что получал в
результате поиска.
Ну, а как все же выйти на специалистов, как установить с ними контакт? Ведь я сельхозник, а они - физики. В наших головах разные миры. Моя попытка взглянуть на их
физический мир своими глазами встретила полное непонимание.
Все дело, видимо, в слабой аргументации изложения. И я принялся писать обобщенный
трактат. Не знал, удастся ли опубликовать его или нет, но делать было нечего, пришлось
писать. Тем более, что процесс написания столь необычного результата приносил мне немалое
удовлетворение.
Отдыхая на море, показал рукопись Валерию Ивановичу - брату друга, Владимира
Борисовича. По специальности он физик. Но работал в этой области мало, поэтому наше
обсуждение кончилось тем, что он порекомендовал передать материал одному из своих
однокурсников, который физикой занимался основательно.
Прогулки по берегу моря, а потом по лесным полянам в горах, рисовали в моем
воображении неописуемую красоту открытой мною, как я думал, модели фотона. Ведь увидеть
16
его никому никогда не дано, так как сам он является тем, что приносит в наши глаза вид
любого творения Природы: песчинки на берегу моря, изумрудной прозрачности воды,
архитектоники каждой травинки и цветка, зелени горного склона и белизны облаков, всего,
абсолютно всего, что нас окружает.
Фотоны несут в наши глаза всю информацию об окружающем нас мире. Разве не
заслуживает восхищения, думал я, то творение Природы, благодаря которому мы видим мир?
Заслуживает, но увидеть его мы никогда не сможем. Некому принести нам видимую
информацию о нем, так как он сам носит её. Однако, положение не совсем безнадежное, это
может сделать дарованный нам разум, представив носителя информации в виде красивейшего
образования электромагнитных полей.
Увлеченный анализом сложности и красоты видимого мною фотона, я думал, хорошо бы
вот здесь, на этом месте поставить фотон на пьедестал и заставить его с помощью
электротехнических средств пульсировать так, как он это делает в процессе движения его со
скоростью, которая позволяет ему достичь Луны всего лишь за секунду с небольшим. Сколько
колебаний за это время он осуществляет? Вычислить легко, а вот представить трудно. За миг
миллион миллионов колебаний. Это невообразимо много. А что, если принять масштаб
времени, в котором одно колебание видимого фотона длилось бы одну секунду? Сколько
времени потребовалось бы в нашем измерении, чтобы проследить за этим колебанием от начала
до конца?
Вы, конечно, видели в кинофильмах замедленные движения спортсменов: акробатов,
гимнастов или прыгунов в воду. Так вот, съемки таких движений ведутся ускоренно, с большей
частотой кадров, например, с частотой 100 кадров в секунду, а показываются с частотой,
соответствующей реальной скорости движения. Обычно это 18 кадров в секунду. Таким
образом, движение оказывается замедленным почти в пять раз. Если одно колебание фотона
снимать с частотой миллиард кадров в секунду, а потом просматривать эту запись с обычной
скоростью 18 кадров в секунду, то есть в нашем темпе течения времени, то одно колебание
фотона будет длиться около двух лет.
Невероятно долгая жизнь фотона получается в таком масштабе времени. Вот почему он
успевает отразиться от объекта, попасть в телекамеру, возбудить электрон в телекамере,
который передает это возбуждение электрону антенны. Электрон антенны вновь излучает
фотон в пространство. Достигнув антенны приемника, этот новый фотон возбуждает в ней
соответствующий электрон, который передает свое возбуждение на экран телевизора, где и
высвечивается пятнышко, соответствующее тому фотону, который понес информацию от
видимого объекта в телекамеру. На всем этом сложном пути строго сохраняется частота
колебаний первоначального фотона, так как от нее зависит не только четкость изображения,
но и его цвет.
Сколько же надо фотонов, чтобы они смогли передать все изображение и, если оно
движется, то наш глаз не должен фиксировать интервалы между движущимися фотонами?
Принятая длительность одного колебания фотона, равная одной секунде и продолжительность
этого колебания в масштабе времени, приведенном к нашему измерению, показывает, что одно
колебание фотона длится около полугода. Это как раз и раскрывает причину, которая позволяет
фотону так быстро передавать информацию. Между приходами в телекамеру двух следующих
друг за другом фотонов в таком измерении проходят часы, а может быть и недели. Вот почему
электроны успевают поглощать и излучать каждый фотон в отдельности и предавать свое
возбуждение дальше задолго то того, как к ним приблизятся следующие фотоны.
Интересный вопрос. Задумывался ли кто-нибудь над ним? Видимо нет, так как
современной науке не известно, что собой представляет фотон: волну или частицу. Эти мысли
постепенно увели меня от идеи установки фотона на постамент и я переключил свое внимание
на красоту окружающей меня Природы, благодаря судьбу за то, что подарила мне возможность
17
видеть эту красоту и за то, что приносит ее в мои глаза с помощью фотонов, структуру
которых я пытаюсь разгадать.
Валерий Иванович, прочитав мои сочинения, сообщил: "Интересное, но безнадежное
дело. И, тем не менее, я попрошу одного из своих товарищей - физиков свести тебя со
специалистами".
Глубокой осенью 1982г., будучи в Москве, я разыскал лабораторию по применению
электромагнитных полей в медицине Второго Московского медицинского института.
Крохотные комнатки на втором этаже флигеля здания, обилие разнообразной незнакомой мне
аппаратуры и мастерская по изготовлению каких - то экспериментальных датчиков.
Обстоятельная беседа закончилась тем, что Константин Михайлович Губарев
порекомендовал наладить контакт с каким-либо физиком, который к этой проблеме подходит
не стандартно, как, например, Родимов Б.Н. из Томска, книгу которого "Автоколебательная
Квантовая Механика" он дал мне просмотреть.
- В Московские институты обращаться бесполезно, - сказал он - там балом правят
поклонники Эйнштейна, которые рьяно охраняют его авторитет, но не истину. А Вы, как я
вижу, ищите истину, поэтому там Вас не поймут. В общем, народ это бездарный, и в свой клан
никого не впускает. Они изучают следы частиц, не понимая, что след частицы - это еще не
частица, так же как и след зайца на снегу - это еще не сам заяц. Да и теорию относительности
своего обожествленного кумира они силой везде и всюду насаждают. А ведь это фикция, но
прибыльная - безотказный пропуск к государственной кормушке" - заключил он.
Столь откровенных суждений я раньше не слышал. Они меня обрадовали и огорчили.
Интуитивно я чувствовал засилье в большой науке не искателей истины, а защитников
авторитета А. Эйнштейна, и теперь получил подтверждение этому. Ну, а с истиной, думал я, как
быть с истиной? Ведь она всегда служила маяком для всякого пытливого ума. Почему же
теперь дорога к истине закрыта в Москве и ее надо искать в Томске, где работает Борис
Николаевич Родимов?
Зимой поехал к двоюродному брату отца - Канарёву Льву Емельяновичу. Во многом для
меня он был эталоном еще в детстве, но с наибольшей силой эти качества проявились именно в
этот приезд. С собой я привез основательно переработанный и расширенный текст своих
исследований.
Кратко рассказал суть дела. Лев Емельянович сразу проявил интерес к идее. После моего
подробного рассказа он обратил внимание на уравнения движения центра масс фотона.
-Уравнения как уравнения, таких в математике немало, но почему они столь емки по
содержанию? - задумчиво сказал он.
С математиком беседовать всегда трудно, но со Львом Емельяновичем еще труднее, не
по всем, конечно, вопросам, а по тем, где требовались точность и строгость в суждениях.
Идея колеса без обода оказалась весьма наглядной и плодотворной в беседе. Несколько
вечеров шаг за шагом мы вместе анализировали все мыслимые и немыслимые детали
кинематики такого колеса и пришли к согласию в том, что уравнения, описывающие детали
этой кинематики, оказались необычайно информативными, и, что особенно удивительно, из
описания этой кинематики следуют все фундаментальные постулированные соотношения
квантовой механики. Затем дошла очередь до проверки наличия автоколебаний в процессе
движения гипотетической модели фотона. Лев Емельянович попросил меня привести уравнения
кинематики движения фотона к дифференциальному виду. Я быстро сделал это и показал ему
полученный результат. Он посмотрел и удивительно просто сказал: "Ну вот, теперь ясно видно,
что никаких автоколебаний в процессе движения модели нет. Удивительно, но факт, довольно
сложная модель, со сложной кинематикой совершает обыкновенные колебания. Да это, видимо,
так и должно быть, ибо автоколебания требуют дополнительного источника энергии, а где его
возьмет фотон, если он движется миллиарды световых лет со скоростью света, без потерь
18
энергии, как считают физики, а дифференциальные уравнения как раз и подтверждают этот
факт".
Неловко стало мне за свою ограниченность. Основываясь на интуиции, я назвал
движение фотона автоколебательным, и с таким названием отправил заявку на предполагаемое
открытие, а теперь... эти колебания фотона оказываются обыкновенными, не
автоколебательными. А как же тогда быть с Автоколебательной квантовой механикой Б.Н.
Родимова, которую я держал в руках и бегло просматривал в Москве?
Лев Емельянович одобрил мои увлечения и настоятельно рекомендовал не торопиться с
выводами и публикацией получаемых результатов.
Вернувшись из Ленинграда, написал письмо Б.Н. Родимову в Томск с просьбой прислать
мне его монографию "Автоколебательная квантовая механика." Получил книгу быстро, но без
единого слова. Начал внимательно просматривать и к удивлению обнаружил, что вся его теория
тоже базируется на уравнении циклоиды. Разница лишь в том, что в основе моих поисков были
уравнения волнистой циклоиды, полученные мною за много лет до этого, а Борис Николаевич
оперировал не двумя, а одним уравнением обыкновенной циклоиды.
Дальнейший анализ показал, что он также, как и я, придал квантовым электромагнитным
образованиям автоколебательное движение без всяких доказательств, опираясь лишь на голую
интуицию. Стало ясно, что даже специалисты в этой области не ограждены от
фундаментальных ошибок. Что уж тогда говорить обо мне - любителе в поиске истины.
Жизнь моя в этот период была наиболее отрадной. Получил пятикомнатную квартиру, в
три раза большую прежней. Условия для занятий были идеальные. Этому способствовало и
доброжелательное отношение ко мне руководства института и особенно его ректора академика Ивана Тимофеевича Трубилина. Сколько доброго он сделал для меня, да и для
других сотрудников института, который по праву стал называться потом университетом.
Помню, дважды ректор сыграл решающую роль в моей судьбе. Один раз, когда я собирался
уйти на должность заведующего отделом механизации Всесоюзного института риса и второй
раз, когда без колебаний перевел меня по моей просьбе с должности заведующего кафедрой
"Охрана труда" на освободившуюся должность заведующего кафедрой теоретической
механики, что полностью соответствовало моим любительским увлечениям в поиске истины.
Не было случая, что бы он упрекнул меня в несоответствии моих увлечений профилю вуза, в
котором я работал.
Так что он заслуживает моей искренней благодарности и я благодарю
судьбу за то, что свела меня с этим замечательным человеком, великолепным организатором
всей нашей вузовской деятельности.
3. НАУЧНАЯ ИНКВИЗИЦИЯ - ГЛАВНАЯ ПРЕГРАДА НА ПУТИ К ИСТИНЕ
Исследования продолжались, и я начал подумывать, как издать их отдельной брошюрой.
Убедил руководство научной частью института в необходимости такого издания, и оно
подписало просительное письмо в Главк сельхозвузов с просьбой включить в план издания
института лекцию профессора Канарёва Ф.М. под названием "Проблемные задачи механики." В
письме сообщалось, что тема лекции посвящается проблемам земледельческой механики, ибо
без этого разрешения не получить.
Добрые отношения с нашим куратором в Главке - Аллой Даниловной Повзун помогли
сочинить другое письмо, но уже от Главка сельхозвузов в Госкомитет по печати с просьбой
разрешить издать упомянутую лекцию.
Через три месяца институт получил соответствующее разрешение, и я, можно сказать,
ринулся быстрее издавать накопившееся, боясь, что разрешение на издание могут отменить.
Мне казалось, что результаты, собранные вместе, помогут интересующимся понять суть
описываемого. К этому моменту купил книгу о сверхкоротких световых импульсах и поразился
осциллограммам этих импульсов. Они в точности копировали траекторию конца иглы
19
игольчатого диска, и я без должного анализа принял это сходство за экспериментальное
доказательство соответствия модели фотона реальности. Подробнейшим образом описал детали
осциллограммы с помощью уравнений волнистой циклоиды
и был уверен, что это
доказательство будет неотразимым.
"Проблемные задачи механики" разошлись, как и положено, в центральные библиотеки,
и я начал ждать, что из этого получится.
Борис Николаевич Диденко, знавший в деталях мои результаты, выразился так: "Как бы
там ни было, но каждая библиотека будет считать за честь иметь такую книгу."
Читатель понимает, что научные увлечения – лишь часть жизненных забот автора.
Неожиданно и слишком поздно обнаружилась неизлечимая болезнь у жены. Титанические
усилия пришлось приложить, чтобы разместить её на лечение в одну из лучших клиник страны.
Но хлопоты оказались напрасными. Слишком поздно была обнаружена болезнь. Жена искренне
интересовалась моим научным увлечением и была рада выходу в свет моей книги. Но радость
эта была недолгой. В мае 1984 г. я навсегда попрощался с ней.
Зимой поехал ко Льву Емельяновичу. Недовольство его проявилось сразу. "Разве можно
в таком важном деле спешить с публикацией, надо было прислать мне, я бы отредактировал. А
теперь публикация вышла в таком неприглядном виде, серьезные ученые ее даже читать не
будут, обойдут". Этот прогноз оказался пророческим. Так оно потом и случилось.
Лишь несколько писем я получил с просьбой выслать "Проблемные задачи механики."
Наиболее интересная переписка завязалась с Рэмом Георгиевичем Баранцевым из
Ленинградского Государственного Университета (ЛГУ). Встретил он эту книгу в публичной
библиотеке Ленинграда и попросил выслать экземпляр. Потом я ездил к нему. Мы много раз
встречались и даже трижды я выступал на кафедре математической физики по данной
проблеме.
Спустя год после издания "Проблемных задач механики" в наш институт поступило
письмо из отделения Общей физики и астрономии Академии наук СССР. Вот его содержание.
«В отделение Общей физики и Астрономии АН СССР поступил на отзыв препринт
лекции Ф.М. Канарёва "Проблемные задачи механики", изданный в Вашем институте.
Направляю Вам отзыв, подготовленный в институте теоретической физики АН СССР
(прилагается)».
«Вызывает недоумение тот факт, что в Вашем институте одобрено к печати издание не
только научно несостоятельное, но и не имеющее никакого отношения к актуальным
проблемам сельского хозяйства, которые призван решать Ваш институт. Особенно неуместен
подзаголовок препринта "Лекция", указывающий на возможность использования в процессе
обучения студентов...
О принятых мерах прошу сообщить в Отделение общей физики и астрономии Академии
Наук СССР.
Зам. академика - секретаря Отделения общей физики и астрономии АН СССР, академик
.........Г.В. Курдюмов.
Подпись не соответствовала указанной фамилии.
К этому письму было приложено второе письмо, подписанное ученым секретарем
института теоретической физики (ИТФ), кандидатом физико-математических наук В.Г.
Каменским. В нем сообщалось, что моя работа была рассмотрена в ИТФ им. Ландау АН СССР
и ниже приведены выводы рецензента, последний из них сформулирован так.
"Таким образом, высказанные автором гипотезы представляются несостоятельными и
не представляют материала ни для экспериментальной проверки, ни для сравнения с
существующими теориями."
Для меня осталось загадкой: почему меня не пригласили на обсуждение моей брошюры?
Вообще-то в науке считается, как я уже знал, что если одно и то же явление повторяется
многократно, то оно закономерно, и можно было уже согласиться с тем, что все мои поиски -
20
чистая ерунда и ничто более. Но настораживало инквизиторское требование из института
Общей физики и астрономии к Председателю ученого Совета нашего института доложить о
принятых мерах. Какие же меры ожидало руководство уважаемого академического института
от руководства нашего института? Не тех ли, которые были применены еще в 20-30 годы
против критиков Специальной Теории Относительности? Ведь тогда немало видных советских
ученых было репрессировано и расстреляно только за критику этой теории.
Проректор по научной работе, В.В. Ерошкин пригласил меня и говорит: "Мы тут
получили угрожающее письмо из академии за то, что опубликовали твою лекцию, но ты на это
не обращай внимания. Мало ли что им там показалось. Мы решили передать все это тебе и не
отвечать на это письмо."
Размышления наводили на мысль, что в высших эшелонах науки сформировалась
атмосфера, в которой стремление к познанию истины путем анализа противоречий атрофировано. Учеными управляют какие-то другие страсти, которые умело формируются и
рьяно охраняются.
4. ПОИСК КРИТИКИ
Регулярное посещение книжных магазинов привело меня к популярной книжке М.Г.
Сапожникова "Миры и Антимиры". Увлекательно написанная гипотеза показывала
нестандартность мышления автора и я рискнул отправить ему "Проблемные задачи механики".
Ответ пришел довольно быстро и мне он показался весьма полезным.
"Глубокоуважаемый тов. Ф.М. Канарёв! Я, конечно, мог бы дать отзыв на Вашу книжку,
тем более, если Вас не заботит отрицательный он будет или положительный, но хотел бы сразу
предупредить, что первый вариант "Проблемных задач механики" произвел на меня очень
грустное впечатление. По моему, идеи, которые Вы развиваете, в корне не верны. По крайней
мере, Вы же понимаете, что Ваш подход совершенно расходится со всеми хорошо
проверенными и установленными законами физики.
Поэтому Вашу точку зрения надо очень сильно аргументировать и обосновывать.
С уважением, М.Г. Сапожников".
Короткое письмо, но весьма ценное. Михаил Григорьевич сразу увидел основное и дал
правильный совет. Пересмотр основ физики так слабо аргументировать нельзя, как у меня
получилось. Я понял, что это первый вариант обоснования новой точки зрения на
сформировавшиеся в физике проблемы. Но я не предполагал, что, встав на путь усиления
аргументации, я найду еще немало удивительного в своем поиске и остановлюсь примерно
лишь на десятом варианте, который потом и пойдет в печать.
Конечно, согласиться с тем, что мои исследования противоречат законам физики я никак
не мог. Ведь все законы физики сформулированы не только словами, но и выражены
математическими формулами. Так вот, мои исследования дают те же самые математические
формулы, но вносят при этом новую их интерпретацию. Так что результаты моих исследований
не могут противоречить законам физики, ведь проверка экспериментальных данных не
изменяется, формулы для расчетов остаются прежними, меняется лишь интерпретация
результатов эксперимента. Стоит ли писать об этом Михаилу Григорьевичу? Нет, конечно.
Свое мнение о моей книге он сформировал в результате ее беглого просмотра, не вникая в суть.
Если я напишу ему об этом, то он может обидеться и тогда я не получу от него
квалифицированного заключения. Лучше попросить его написать мне отзыв такой, какой у него
получится при внимательном чтении моей книжки. И я поблагодарил Михаила Григорьевича
Сапожникова за согласие дать мне отзыв, но получил его не скоро, после еще одного
напоминания.
"Глубокоуважаемый товарищ Ф.М. Канарёв!
Я хотел бы принести свои извинения за то, что долго не отвечал на Ваше письмо.
Вообще говоря, изучить Вашу книжку на 80 страниц не так просто, и, честно говоря, я не могу
21
утверждать, что я в ней полностью разобрался. Однако, уже само начало вызывает большие
возражения. Из рассуждений на стр. 6-7 ясно, что Вы отождествляете полностью квант, частицу
и волновой пакет или цуг волн. На самом деле это разные вещи: волновой пакет есть цуг волн
вероятности, в том смысле, что квадрат амплитуды волнового пакета определяет не плотность
энергии в пространстве, как справедливо для обычной электромагнитной волны, а вероятность
обнаружить частицу в данном объеме. Вы же всюду работаете с волновым пакетом как с
обычной электромагнитной волной, а этого, конечно, делать нельзя, потому что возникает куча
парадоксов и противоречий с опытом. Например, Ваш цуг волн должен делиться при
прохождении через полупрозрачное зеркало, что означает расщепление фотона.
У меня есть еще целый ряд замечаний, но все они уже имеют более производный
характер. Основное возражение - именно в Вашей трактовке волновых пакетов. Вы ссылаетесь
на книгу Э. Вихмана, поэтому я бы посоветовал еще раз просмотреть стр. 168-180, там очень
четко все сказано про разницу между фотоном и цугом волн".
С уважением, М. Сапожников. 8.08.84 г.
Есть все основания согласиться с Михаилом Григорьевичем в том, что он полностью не
разобрался в прочитанном. Ибо, неделимость кванта (фотона) - основа всей работы, а
рецензенту показалось, что он делится.
Интересной оказалась ссылка на вероятность обнаружить частицу. Это - фундамент всей
современной теоретической и экспериментальной физики, которому все они поклоняются, как
идолу, так и не разобравшись, в чем тут дело. Чувствовалось, что я и сам еще не до конца
раскрыл то, что подсказывала мне интуиция, и не имел четкого представления, в чем тут дело.
Это обстоятельство обнаруживалось практически при всех последующих контактах, поэтому я
обязан был разобраться с этим вопросом. Несколько лет ушло на анализ столь глубоко
запрятанной сущности принципа неопределенности, сформулированного физиком-теоретиком
Гейзенбергом.
Думается, что как раз здесь и надо познакомить читателя кратко с этой сущностью.
Более подробный анализ будет приведен в следующей книге "Кризис теоретической физики".
Суть вопроса тесно связана со свойством фотона двигаться в пространстве
прямолинейно и синхронно с течением времени. Оказалось, что эту особенность можно
отразить только в геометрии Евклида. Но так уж случилось, что математики наплодили
множество геометрий, а физики не разобравшись, начали включать математический символ
скорости фотонов "С" в математические формулы всех геометрий, а этого делать нельзя, так как
свойства фотона соответствуют только аксиомам геометрии Евклида и противоречат аксиомам
всех других геометрий. Но физики не заметили этой связи и, не задумываясь, включают
скорость фотонов в формулы всех геометрий. Это первое заблуждение, которое приводит к
неопределенности.
Второе заключается в том, что для описания поведения элементарных частиц они
используют в основном синусоиду с многочисленными модификациями ее аргумента. При этом
они не обращают внимания на тот факт, что с помощью синусоиды невозможно определить
точное положение частицы, так как такое положение описывается в геометрии Евклида на
плоскости двумя координатами, а значит и двумя уравнениями, а в пространстве - тремя.
Синусоида - это одно уравнение, а координаты, которые обычно вводятся в нее, оказываются не
зависимыми от времени. Вот и получается, что синусоида описывает такой процесс, в котором
координата меняется сама по себе, а время течет само по себе. В жизни ведь такого не бывает.
Здесь координата положения объекта в пространстве меняется синхронно с течением времени.
Разве из этого анализа не ясно, что с помощью синусоиды вообще невозможно получить
точную информацию о положении объекта в пространстве.
Однако среди кривых похожих на волнообразную синусоиду, есть такие, которые могут
точно описать положение объекта в пространстве. Это циклоида. Ее математическая модель как
раз и позволяет делать то, что не может сделать математическая модель синусоиды. Вот в чем
22
дело. Читатель вспоминает рецензии на мои статьи и критику в мой адрес по поводу
использования для описания поведения фотона уравнений циклоиды. Ведь то, что я сейчас
описал могли понять мои оппоненты при внимательном чтении текста статьи, но они, как
говорится, с порога все это отвергали, не разобравшись в сути.
Третья причина господства принципа неопределенности в современной теоретической и
особенно в экспериментальной физике связана со структурой фотона и электрона. Именно
структура фотона и электрона не позволяет им принести информацию в какой-нибудь прибор с
точностью большей, чем две длины волны. Но об этом мы подробно поговорим в следующей
книге.
По линии Константина Михайловича Губарева я добрался до Отдела Теоретических
Проблем Академии Наук СССР и много раз встречался с ученым секретарем этого отдела,
кандидатом физико-математических наук Альбертом Николаевичем Агеевым. При первой
встрече он сразу спросил: "Какой новый постулат Вы предложили и как доказываете его
достоверность?"
Признаться, в то время я не очень - то представлял важность значения постулатов в
науке, не размышлял на эту тему и поэтому ответил, что у меня нет никаких новых постулатов,
все я базирую на уже известных математических формулах.
Однажды он согласился дать мне отзыв и даже подумывал о том, чтобы опубликовать
мои результаты в трудах отдела. К тому времени он уже основательно был знаком с моими
задачами, понял их и в одной из бесед выразился так: "Если я выполню роль повивальной бабки
для Ваших исследований, то для меня это будет большая честь. Я понимаю, что шумок после
этой публикации пройдет, но монолит привычного мышления останется непоколебимым".
Однако созревавший контакт с физиками быстро оборвался. В следующий приезд в
Москву я уже застал нового ученого секретаря. Несколько встреч с директором отдела Эрастом
Ивановичем Андрианкиным ничего не дали. Он с какой-то осмотрительностью сторонился
моих результатов, хотя и заметил однажды: "А что, весьма вероятно, что фотоны всей шкалы
электромагнитных излучений имеют одну и ту же структуру. Эта идея заманчива, но зачем она
Вам нужна? Я никак не пойму".
На этом мои связи с отделом начали угасать и совсем оборвались после моего доклада на
ученом Совете отдела результатов по анализу преобразований Лоренца. Мужи науки к моему
докладу отнеслись примерно так, как родители к безобидным шалостям ребенка.
Книга Л. Пономарева "Под знаком кванта" поразила меня своей публицистичностью. В
ней было немало мыслей, созвучных моим представлениям. Часть из них я потом включил в
свою книгу. Вот эта часть: "Споры о квантовой физике продолжаются по сей день... Своей
ожесточенностью и непримиримостью споры эти напоминают иногда вражду религиозных сект
внутри одной и той же религии... И, как всегда в религиозных спорах, логические доводы здесь
бесполезны, ибо противная сторона их просто не в состоянии воспринять: существует
первичный эмоциональный барьер, акт веры, о который разбиваются все неотразимые
доказательства оппонентов, так и не успев проникнуть в сферу сознания".
Ну, думаю, вот этот человек лишен стереотипа мышления и способен творчески подойти
к нестандартной работе. Он - то обязательно проявит интерес к моим исследованиям. К этому
моменту у меня был уже отпечатан в пяти экземплярах и переплетен новый вариант
"Проблемные задачи механики". Основательно доработанный, он казался мне неотразимым и я,
будучи в Москве, зашел в издательство "Советская Россия" и попросил адрес и телефон автора
книги "Под знаком кванта".
Написал ему теплое письмо и благодарность за интересный обзор проблем квантовой
механики, и вместе с новым рукописным вариантом своей книги отослал через почтовое
отделение гостиницы "Россия".
В следующий приезд в Москву, не помню уже, через какое время после этого, позвонил
Леониду Ивановичу, поинтересовался его мнением о моей работе.
23
Он начал так: "Вообще-то знаете, я не специалист в этой области, но мнение у меня уже
сложилось. Ваше сочинение больше относится к метафизике, чем к науке, если мягко
говорить".
Мне ничего не оставалось, как поблагодарить за такую оценку и попросить выслать мне
обратно рукопись. На что он ответил: "А что, она Вам так дорога, что Вы не желаете оставить
ее мне?"
-Думаю, что при Вашей оценке она Вам не пригодится, поэтому очень прошу Вас
вернуть ее мне - был мой ответ. Через три месяца я получил рукопись вместе со своим письмом
обратно.
Следующий логический шаг - попросить специалистов местного университета
выслушать меня. Семинар организовал на своей кафедре. Основные формулы написал на доске.
Собралось человек десять - пятнадцать. После доклада и ответов на вопросы слово взял зав.
кафедрой теоретической физики кандидат физико-математических наук В.И. Чижиков и начал
примерно так: "Я вспоминаю студенческие годы, лекцию Нильса Бора и его слова о том, что
теория должна быть достаточно сумасшедшей, чтобы быть современной, а то, что мы
услышали, не отвечает такому требованию и к тому же не соответствует существующим
представлениям". Далее он принялся рисовать линии на доске, имитирующие поляризацию
светового потока и связывать ее с вероятностным представлением, вытекающим из
интерпретации уравнения Шредингера. В конце, по неизвестно кем установленной традиции,
выдал: "А тут автор нам доложил и не знает сам, как та женщина, что он родил на самом деле".
В своем выступлении я сказал, что в его университете скоро состоится зональный
семинар по физике, и я в нем участвую. Однако я не опущусь до того, чтобы отпускать такие
неуместные колкости в адрес хозяев семинара какие допустил Чижиков.
Доцент Е.
Мултых из Политехнического института выступил в поддержку
исследований, сказав: "Мы знаем, что в прошлом немало рациональных идей отвергалось с
порога, а потом они получали великолепное развитие. Вот и теперь мы имеем, по-видимому,
аналогичный случай. Мы даже толком не можем оценить то, что написано на доске, а ведь
многое осталось еще за доской, и я бы на месте Чижикова не брал на себя смелость отвергать
все с порога."
Доклад мой был одобрен в целом и было рекомендовано продолжать исследования. Я
попросил Чижикова вернуть мне рукопись в переплете, которая была передана ему за две
недели до семинара. Но он наотрез отказался, ссылаясь на то, что она ему еще нужна.
Борис Николаевич Диденко устроил мне разнос за плохой доклад, за то, что я не смог
выделить главное и топтался на частностях.
Что же, я и сам чувствовал, что не смог убедить аудиторию. После этого вновь начал
переделывать рукопись и решил отправить ее в Академию наук СССР.
Проректор по научной работе согласился подписать письмо, в котором сообщалось, что
автор учел замечания рецензента, поэтому если Отделение общей физики и астрономии АН
СССР сочтет возможным публикацию предлагаемой гипотезы в виде препринта, то институт
готов ее отпечатать при наличии соответствующего разрешения.
Не дождавшись ответа на это письмо, я решил обратиться к самому Нобелевскому
лауреату, академику-секретарю Отделения Общей физики и астрономии АН СССР, академику
А.М. Прохорову.
Уважаемый Александр Михайлович!
Знаю, что Вашему отделению уже изрядно надоели просьбы со стороны по
рецензированию различных научных работ по проблемам физики. Но что делать, если так у нас
поставлено дело. Имей мы журнал научных гипотез, у Вас бы меньше было забот. Научные
дискуссии были бы открытые.
24
О моей научной работе в Вашем отделении знают с 1984 г. Правда, первый вариант ее
оказался трудно воспринимаемым. Сейчас изложение несколько улучшилось, и я решил вновь
представить ее на суд специалистов академии.
В адрес академии выслал рукопись в переплете в объеме около 180 страниц и
сопроводительное письмо от института, где работаю.
В уведомлении о вручении моего почтового отправления академии сообщено, что оно
получено тов. Захаровой по доверенности 26.2.86 г.
Не дождавшись официального ответа, я, будучи в г. Москве, позвонил в Ваше отделение.
Мне сообщили, что в журнале регистрации писем от организаций не зарегистрировано
поступление письма от Кубанского сельхозинститута и посоветовали позвонить в отдел писем.
Из отдела писем ответили, что в картотеке регистрации писем от авторов не зарегистрировано
получение письма или бандероли от Канарева Ф.М. После этого мне посоветовали обратиться к
Виктору Анатольевичу Заяц. Он сообщил, что помнит о поступлении этой работы и что ее
просматривал высококвалифицированный специалист, у которого она не вызвала интереса.
Далее Виктор Анатольевич сообщил, что не помнит, какой и куда был направлен ответ
на официальное письмо нашего института. Вроде бы в Союзагропром. На вопрос о возврате
рукописи работы он сообщил, что рукописи назад не возвращаются.
Поскольку объем работы вырос до 180 стр., то для объективной и глубоко
аргументированной её оценки требуется немало времени, поэтому я и не ожидал рецензию, а
лишь официальный ответ с любой долей этичности, но и его не последовало.
Учитывая изложенное, прошу Вас прислать ответ хотя бы лично мне.
С уважением, Ф.М. Канарев.
25.04.86 г.
Не получив ответа, я в следующий приезд в Москву, вновь начал обзванивать и попал на
высокого специалиста. Он объяснил мне, что знакомился с рукописью, но ничего
заслуживающего внимания в ней не нашел. "Мы ушли дальше Вас, описываем микромир
струнными теориями". Я попросил выслать рукопись назад. Он подтвердил, что рукописи они
назад не возвращают. Я поинтересовался фамилией своего собеседника, он ответил, что его
фамилия Окунь. Мне она ни о чем не говорила. Лишь потом я узнал, Что он - Лев Борисович,
академик. Впоследствии он выступил с критикой теорий относительности А. Эйнштейна.
Мои напоминания, видимо, надоели и я получил, наконец, официальный ответ.
Уважаемый тов. Канарёв Ф.М.!
Ваша работа " Проблемные задачи квантовой механики" поступила на рассмотрение в
Институт теоретической физики им. Ландау АН СССР. К сожалению, мы не можем
рекомендовать ее к публикации в научные журналы или в виде препринта, т.к. уровень ее
научности не удовлетворяет современным стандартам. Если Вы, скажем, взялись строить
теорию водородоподобного атома с учетом релятивистских поправок, то нужно написать
исходные уравнения и далее решить их, не вводя никаких новых гипотез. В конце вычислений
Вам нужно получить правильный спектр уровней с правильной тонкой структурой линий.
Ничего этого в Вашей работе нет. Этим и вызвано наше отрицательное заключение.
Дальнейшую переписку по данному вопросу считаем нецелесообразной.
С уважением, ученый секретарь В.Г. Каминский.
Удивительное дело. В книге впервые дан аналитический расчет спектра второго
электрона атома гелия, то есть, решена задача, которую до этого никому не удавалось решить, а
ученый секретарь умалчивает этот факт и пишет лишь о спектрах атома водорода. Почему?
Почему новый результат замалчивается?
5. ВОСПОМИНАНИЯ ЮНОСТИ
25
Потом мне посоветовали обратиться к заведующему кафедрой проблем механики
Ленинградского университета Н.Н. Полехову. Встреча состоялась в Петровском зале старого
здания университета на Васильевском острове.
С большим волнением я поднялся на второй этаж и зашел в длинный коридор, на стенах
которого висели портреты великих ученых. Странное чувство охватило меня. Последний раз я
ходил по этому коридору целый учебный год почти тридцать лет назад, учась на физическом
факультете.
Тогда я боялся ходить по этому коридору, так сильно давил меня таинственный
авторитет портретов великих ученых. Думалось, я из заброшенной и забытой богом Кубанской
станицы, кто я? Никто. А тут - тут светила науки. Есть ли у меня совесть претендовать на
близость к их уровню? Я чувствовал себя ничтожеством, проходя по этому длинному коридору
под пристальными взглядами этих портретов. Нет, думаю, это не моя среда, не мое окружение,
никогда я не смогу хоть как-то приблизиться к их уровню, а по сему учиться здесь - значит
претендовать на то, чего у тебя нет и никогда не будет.
Я ненавидел лекции, которые читались в зале в конце этого коридора. Другое дело
другие здания университета, там мне было легко и непринужденно, там не было "самозваных"
контролеров моей совести.
Странные это были чувства. Они явились главной причиной моего ухода из
университета по собственному желанию. При отсутствии троек в зачетной книжке я покинул
университет, закончив первый курс физического факультета. До сих пор не могу толком понять
до конца, какие силы увели меня из этого университета. Но в целом я благодарю судьбу за это.
Ибо, окончив физический факультет университета, я получил бы такой заряд стереотипа
мышления, который навсегда закрыл бы для меня тот путь поиска, по которому я сейчас иду.
И вот теперь я вновь вхожу в этот коридор. Еще на лестнице сознание отметило
невзрачность стен, потолков и сводов, а когда вошел в зал, то был поражен всеобщей серостью
стен. Видимо, давно не ремонтировали этот загадочный для меня коридор. Портреты висели,
наверное, те же, но вид у них был серый, никаких красок, никакой яркости, как раньше, не было
заметно. Все тускло, тускло и неприглядно. У окон группами стояли студентки и студенты, и
тут же курили, о чем раньше и подумать нельзя было. Невзрачность длинного коридора меня
поразила. Куда делся прежний блеск, загадочный и таинственный вид портретов, которые,
можно сказать, выгнали меня из университета после успешного окончания первого курса в
1956?
С Николаем Николаевичем Полеховым состоялась теплая беседа, он взял
переплетенный, по-моему, шестой или седьмой вариант рукописи и обещал дать отзыв. Через
некоторое время я узнал, что его не стало.
Знакомство с сотрудниками экологической лаборатории в Москве оказалось для меня
плодотворным. Один из них, Злобин В.Н., дал мне книгу А.А. Логунова "Лекции по теории
относительности и гравитации". Беглое знакомство с этой книгой привело меня в немалое
возбуждение и, даже, смятение.
Раньше я читал немало книг по теории относительности, но так и не мог понять связи
этой теории с реальностью или убедиться в ее ошибочности. Меня сильно волновал вопрос: как
связана разрабатываемая мною теория с теорией относительности? Ответа у меня на этот
вопрос не было, и я не знал, где его искать. И тут, после прочтения нескольких страниц
зародилась уверенность в том, что теперь-то я разберусь с этим вопросом. И не ошибся. Он не
давал мне покоя в момент отдыха на море и в горах. В голове крутились идеи Логунова,
Минковского, их математические модели. И, вдруг, в горах пришла ясность по очень важному
вопросу: физическому смыслу математических символов преобразований Лоренца. Здесь же, за
бревенчатым столом, на крутом берегу горной речки Киша, при свидетельстве величавой
растительности Кавказского Государственного заповедника и бодрящей свежести горного
воздуха я написал статью под названием "Единство относительности", которую и опубликовал
26
через несколько месяцев. В ней показал невероятный результат: вывод преобразований Лоренца
из преобразований Галилея. До этого такая операция считалась немыслимой, она
противоречила многим устоявшимся взглядам.
Доказать несостоятельность этого вывода невозможно, и все физики, которых я потом
знакомил с этим выводом, воспринимали его как непонятный курьез, но в суть никто из них не
желал вникать.
Поскольку самым крупным авторитетом в интерпретации преобразований Лоренца был
ректор МГУ академик А.А. Логунов, то я и отправил ему этот весьма необычный результат,
который был неприемлем для тех, кто заражен вирусом стереотипного мышления. Этот вирус
легко поражает не только бездумную толпу демонстрантов, но и маститых мужей науки.
Странно было видеть нежелание разобраться с явными неясностями, тесно связанными с
любимой областью исследований человека, к которому я обращался. Однако оказалось, что
глубина поражения мышления этого человека вирусом стереотипного мышления настолько
велика, что выйти из этого состояния он, как и абсолютное большинство других физиков, был
не в состоянии. Он так и не изъявил желания встретиться со мной.
Подготовил статью по интерпретации преобразований Лоренца и отправил ее в журнал
экспериментальной и теоретической физики и скоро получил ответ.
Глубокоуважаемый товарищ Канарёв! Сообщаю Вам, что редколлегия журнала
вынуждена отклонить статью, так как ее содержание не соответствует современному состоянию
науки".
Зав. редакцией
Н.И. Янкелевич.
Аналогичные ответы получил из редакций журналов "Природа", "Наука и жизнь",
"Знание сила", куда направлял статьи обзорного характера по результатам своих исследований.
Отважился, прошел дебри бюрократии, и отправил статью в Американский журнал
"FOUNDATIONS OF PHYSICS" Ответили: "Сожалеем, но в любом случае публикуем статьи,
написанные только на английском языке".
Перевел на английский. Ответ пришел такой:
"Я очень сожалею, но Вашу статью "Единство относительности" мы можем только
обсудить... Она не имеет значимую фундаментальную важность и не преследует важные цели
нашего журнала....
Мы благодарим Вас за Ваш интерес к фундаментальной физике и желаем Вам успеха в
поиске подходящего форума для обсуждения Ваших интересных идей...
Так как копии Вашей статьи пересняты, то нужно ли вернуть ее? Правила нашей работы
- экономия во всем, где только возможно.
Благодарю Вас за Ваше сотрудничество. В.Г. Гринвэлл».
6. ЗА ПОМОЩЬЮ В ЦК КПСС
Оставался еще один путь издания рукописи. Партия тогда правила еще всем и вся, и я
решил обратиться в ЦК КПСС за помощью. Иван Кузмич Полозков - первый секретарь
Краснодарского Крайкома КПСС принял меня приветливо. Я дал ему, по-моему, седьмой
вариант переплетенной рукописи и попросил оказать содействие в ее издании.
Через некоторое время мне сообщили номер телефона помощника члена Политбюро ЦК
КПСС Е.К. Лигачева и попросили связаться с ним.
К тому моменту у меня был готов уже восьмой вариант рукописи и я повез ее в Москву.
Трипаков Владимир Тихонович - помощник Лигачева, принял меня весьма приветливо, все
расспросил и не только посоветовал обратиться в отдел науки ЦК КПСС, но лично провел меня
в этот отдел, представил меня зав. отделом естественных наук И.А. Рязанову, тот
внимательно выслушал и сослался на то, что такие вопросы решает не ЦК КПСС, а Академия
Наук СССР. Я сообщил, что мой результат противоречит теории Эйнштейна, поэтому там я
27
правды не найду. Тут нужно вмешательство ЦК. Дайте указание издать мою книгу в виде
гипотезы, и редакция, чтобы не брать на себя ответственность, пусть напишет предисловие и
возложит всю ответственность на автора. Таким образом, и издательство, и ЦК КПСС будут
выведены из под возможной критики. Эта идея Игорю Андреевичу, как мне показалось, очень
понравилась и он согласился со мной, что это разумный выход, но для страховки проводил
меня к зав. Отделом общественных наук Б.И. Шимякину.
- А разве в теорию относительности все еще верят? - удивленно спросил он после моих
объяснений. - Мы считаем, что ученые уже разобрались, тем более теперь. Вы, наверное,
знаете, что эту теорию и Логунов критикует. И вообще, если Вы следите за политикой, то,
наверное, заметили установку А.Н. Яковлева. Помните, он сказал, что раньше было или - или, а
теперь наступает пора, когда должно быть "и" и "и".
Не сразу я понял смысл этой простоты. Понимание пришло позже, когда агенты
влияния, эксплуатируя бездарность руководства Великой страны с помощью подобной детской
демагогии, развалили её на части.
В конце концов, я попал к инструктору отдела А.В. Шишкину, физику по образованию.
Тот был также вежлив и спросил, кому надо направить мою рукопись в переплете на рецензию?
Я подумал, подумал и решил, что лучше, если ее посмотрят последовательно академики Фролов
и Логунов. Так и порешили.
Через месяц звоню Шишкину. "Фролов сразу отказался, сказав, что эту область науки
курирует А.А. Логунов. Теперь Ваша рукопись у него. Ждите ответа".
Помощник Лигачева, видимо, знал, что в отделе науки ЦК КПСС возможны задержки и
поэтому связал меня с ЦК ВЛКСМ, где через целую череду лиц меня свели с энергичным
молодым физиком - Александром Михайловичем Курбатовым. Он передал мою рукопись на
кафедру теоретической физики Московского государственного университета и посоветовал
приехать через месяц за отзывом и одновременно рекомендовал мне доложить результаты
своих исследований по месту его работы в математическом институте им. Стеклова.
Через месяц интересуюсь. "Приезжайте, - говорит - Вашу работу посмотрели и уже есть
отзыв".
Зашли мы с Александром Михайловичем в обычную неопрятную академическую
комнату со столами, шкафами, бумагами и доской, где можно было писать формулы.
- Знакомьтесь - представил меня Александр Михайлович. Я поздоровался. "Николай
Николаевич Богомолов" - сказал один. "Дмитрий Яковлевич Петренко", - услышал я от другого.
-Это членкоры - дополнил Александр Михайлович.
Санкович Дмитрий Петрович был следующим и у меня на душе появилась радость.
Наконец - то будет предметный разговор. Но к моему удивлению мои новые знакомые сразу же
покинули нас. Стало ясно, что к поиску истины они не имеют никакого отношения. Ибо
стремящийся к ней не упустит момента подискутировать о правильности пути к ней. Но у них,
видимо, были другие заботы.
Александр Михайлович уверял, что они просматривали рукопись. Ничего не оставалось
делать. Я повесил свои листы и Александр Михайлович со своим аспирантом начали
выслушивать мой тщательно подготовленный доклад. Все, быть может, было не совсем плохо,
но начал непрерывно звонить телефон. Александр Михайлович отвлекался и я свернул свое
сообщение. Начали с его аспирантом рисовать графики на доске и обсуждать связь
пространства со временем.
Потом в комнату вошел еще один физик, который, хотя и не слушал почти меня, но суть
сказал сразу: "Вас не поймут. Вы доказываете, что преобразования Лоренца частный случай
преобразований Галилея, а это невозможно, как невозможно из одной части чего-то целого
сделать само целое".
Но ведь я защищаю не философскую концепцию, а элементарные геометрические
преобразования, точность которых и логичность моих суждений легко проверить и согласиться
28
с ними или доказать их несостоятельность. Этот аргумент не был принят во внимание. Мои
собеседники не хотели вникать в детали моих логических суждений.
Потом я поехал с этим физиком в университет на физфак, где он вручил мне два
анонимных, можно сказать почти хулиганских, отзыва.
С рукописью, переданной через ЦК КПСС лично Логунову, оказалось сложнее. Через
многочисленные телефонные переговоры дело свелось к тому, что помощники А.А. Логунова
порекомендовали мне выступить с сообщением на семинаре в институте ядерных
исследований, где мне и возвратят рукопись.
С трудом нашел я этот институт. Присутствовало человек пятнадцать. Ваградов Георгий
Михайлович выделил на все 1 час, из коих 10-15 минут на доклад информации, изложенной на
200 страницах машинописи. "Отзыв огласим Вам в конце семинара" - сказал он.
Я попытался сконцентрировать внимание на выявленном новом физическом смысле
математических символов преобразований Лоренца, на замену синусоиды циклоидой в
описании волновых процессов и на моделях фотона и электрона, которые следуют из этого.
Чувствовалось, что таких семинаров здесь было немало, меня слушали два, три человека,
а остальные занимались беседами между собой. Потом начались вопросы вполне по теме, на
них я давал ответы, следующие из результатов моих исследований. Оппоненты возмущались
тем, что у меня время абсолютно. В их экспериментах с частицами оно замедляется на
несколько порядков. На что я ответил, что все их эксперименты косвенные, и имеют много
вариантов интерпретации, Вы же выбираете из этих вариантов тот, который согласуется с
теорией относительности А. Эйнштейна и с преобразованиями Лоренца. Кто Вам сказал, что не
существуют другие математические формулы с той же закономерностью, что и преобразования
Лоренца, но по-другому интерпретирующие Ваши результаты?
Ведь преобразования Лоренца кинематические, а процесс взаимодействия элементарных
частиц друг с другом и электромагнитными полями - динамический, в нем участвуют силы
взаимодействия, значит надо искать динамические уравнения. Только тогда будут ясны
причины того или иного поведения изучаемой элементарной частицы и только тогда можно
найти правильное объяснение результатам экспериментов. Неужели это не понятно?
- Хорошо, - ответили мне. - У Вас есть такие уравнения?
-Пока нет, - был мой ответ. - Я еще не дошел до необходимости их поиска в своих
исследованиях. Но у Вас такая необходимость уже давно созрела. Почему Вы не решаете эту
задачу?
- Нас удовлетворяет то, что есть - ответили мне мои оппоненты.
Однако в России не все ученые были такими. Лишь позже я узнал, что с моими
оппонентами сражался еще один искатель истины из далекой Тюмени. И.И. Смульский как раз
такие уравнения получил, сделал по ним расчеты, которые подтверждают эксперименты на
ускорителях, но интерпретируют их без привлечения постулатов эйнштейновских теорий
относительности.
Разве могли признать эти замечательные результаты рыцари защиты авторитета
Эйнштейна, а не истины? Конечно, нет. Потом один из участников дискуссии встал и
возбужденно начал: "Как Вы не понимаете, замедление времени проверено многократно и
считается истиной, не подлежащей сомнению".
На это, как я помню, я нашел не менее эмоциональный ответ: "Если учесть то, что я уже
сказал Вам и тот факт, что в истории науки был такой период, когда считалось, что Земля
держится на трех китах и по тем временам это тоже была истина, то можно ли останавливаться
лишь на одной интерпретации?" - Раздался смех в зале.
В общем, я остался при своем мнении, а они - при своем, считая, что это не так потому,
что не так. Удобный вариант замыкания логической цепи суждений.
В конце руководитель семинара сказал, что отзыв оглашать они не будут, а пришлют его
мне вместе с рукописью.
29
Отзыв, но без рукописи получил примерно через три месяца.
Академия наук СССР. Институт ядерных исследований.
Направляем отзыв на Вашу работу "Начала реальных теорий движения" (Так был
озаглавлен мною этот вариант рукописи).
В рецензируемой работе автор предлагает отказаться от применения в современной
физике представлений о пространстве и времени, и заменить их так называемой аксиомой
единства пространства-времени, под которой понимается обязательная зависимость
пространственных координат от времени.
Автор утверждает, что в рамках этой аксиомы "рушится СТО". Утверждается, что
преобразования Лоренца противоречат аксиоме единства и поэтому не соответствуют реальной
действительности.
Ф. М. Канарёв предлагает вернуться к ньютоновским представлениям о пространстве и
времени, и принципу относительности Галилея. Однако, какая-либо последовательная
аргументация такого утверждения отсутствует, приведенные рассуждения неубедительны и
апеллируют в основном к геометрической наглядности, которая сама по себе не может
считаться доказательством. Но, главное, давно выяснено, что преобразования Галилея при
больших скоростях движения противоречат наблюдаемым фактам, и напротив, следствия СТО
прекрасно подтверждаются экспериментом (классические примеры, изложенные в учебниках увеличение энергии и времени жизни движущихся частиц в точном соответствии с СТО).
Однако автор уходит от обсуждения этого вопроса, ограничившись замечанием, что "эти
эксперименты и их интерпретации выполнены за рамками аксиомы единства пространствавремени" (стр.164 рукописи). Такой подход вызывает недоумение, поскольку главным
критерием истинности теории Ф.М. Канарёв предлагает считать соответствие теории не
эксперименту, как это принято в естественных науках, а им же выдуманной аксиоме.
Ф.М. Канарёв отвергает физические уравнения, в которых пространственные
координаты и время выступают независимо, как противоречащие его аксиоме. Таким образом,
по аксиоме Ф.М. Канарёва неверными оказываются уравнения Шредингера, Максвелла,
Дирака. Все это можно было бы принять всерьез, если бы такой отказ автор снабдил
аргументированным анализом причин и предложил бы что-нибудь взамен, столь же хорошо
описывающее всю совокупность имеющихся экспериментальных данных. Однако, ничего этого
в рукописи нет. Есть только умозрительные и туманные аналоги, проведенные между
процессами микромира и классической механикой, которые не служат доказательством.
В целом же претензии Ф.М. Канарёва на пересмотр основ современной физики нельзя
признать обоснованным.
Кандидат физико-математических наук ....... С.А. Кулагин.
К рецензии присоединяются также участники семинара Отдела теоретической физики
ИЯИ, на которой обсуждалась работа Ф.М. Канарёва.
Копия аналогичного отзыва, направлена академику А.А. Логунову доцентом кафедры
квантовой теории и физики высоких энергий, физического факультета МГУ В.И. Денисовым.
Странно, подумалось, все, что изложено в рукописи, отвергнуто, а саму рукопись не
вернули. Звоню в ЦК КПСС А.В. Шишкину, объясняю ситуацию.
Он обещает добиться от А.А. Логунова возврата рукописи.
Прошло несколько месяцев, звоню еще раз. Результат тот же. Еду в Москву, обзваниваю
всех. Никто не знает, куда девалась рукопись. А.В. Шишкина в этот момент не было в Москве.
В следующий приезд захожу к нему и говорю: "Я лично Вам, здесь, в ЦК КПСС дал
рукопись, верните мне ее, пожалуйста. Она содержит большое количество результатов моих
исследований, которые еще нигде не опубликованы". Он вновь пообещал найти рукопись. Я
тоже не стал ждать и вновь звонил в МГУ, и объединенный институт ядерных исследований
(ОИЯИ). Но все безрезультатно.
30
Между тем копия одного из моих писем в ЦК КПСС оказалась в Главной редакции
научно-технической литературы, откуда я получил такой ответ.
Уважаемый т. Канарёв Ф.М.!
Главная редакция научно-технической литературы рассмотрела письмо, направленное
Вами в ЦК КПСС с просьбой издать Вашу рукопись "Новый анализ проблемных задач
механики" и сообщает, что решением Коллегии Госкомитета СССР издательствам
предоставлена полная самостоятельность в формировании тематических планов выпуска
литературы. В связи с этим окончательное решение об издании рукописи принадлежит только
издательству.
Одновременно сообщаем, что Госкомиздатом СССР утверждено "Положение о порядке
выпуска книг за счет средств автора", который ему предоставляет право издания своего
произведения через издательство за собственные средства.
Кроме того, можно использовать и право на депонирование рукописи, что, как известно,
приравниваться к ее публикации.
Заместитель главного редактора главной редакции научно - технической литературы ...
А.К. Бурцев
Что ж, последний совет перевел проблему в разряд последнего шанса. Своих денег на
издание книги у меня не было и я начал готовить новый вариант к депонированию. К этому
моменту я имел уже отзыв доктора физико-математических наук Владимира Георгиевича
Демина, профессора кафедры теоретической механики МГУ.
Первая встреча состоялась с ним в 1971 г., когда я писал докторскую диссертацию.
Неясность при решении одной задачи с применением уравнений Лагранжа, привела меня тогда
на эту кафедру и свела с Владимиром Георгиевичем.
Следующая встреча состоялась осенью 1987 г. в Дагестане г. Махачкала. Там проходил
зональный семинар, посвященный 300-летию "Математических начал натуральной философии"
Исаака Ньютона. После обстоятельных докладов, связанных с юбилейной датой, предоставили
слово мне. Свое сообщение я посвятил работе законов Ньютона в микромире. Получасовое
сообщение получилось эмоциональным и, как потом мне говорили, весьма убедительным.
Среди заданных мне вопросов был и такой: "Как Вы думаете, как бы поступил Ньютон после
столь интересного сообщения?" Не знаю почему, но меня опередил председательствующий,
который сказал так: "Наверное, удалился бы в свою лабораторию для углубления полученных
результатов".
В перерыве подошел Владимир Георгиевич Демин с вопросом: "Почему не публикуете
результаты?" "Нет отзыва" - был мой ответ. "Я дам Вам отзыв, только имейте в виду, те силы,
которые стоят на пути к истине, не позволят Вам издать эту работу в центре. Попытайтесь
сделать это у себя в Краснодаре. Эти силы не остановятся ни перед чем, имейте это в виду и
будьте осторожны".
К этому моменту я уже владел кое-какой информацией о силах, упомянутых
Владимиром Георгиевичем, и поэтому его намек понял отчетливо.
Предупреждение имело под собой почву. После отказа американского журнала
опубликовать мою статью о несостоятельности Специальной Теории Относительности,
творцом которой был А. Эйнштейн, его имя, с подчеркиванием его величия вновь замелькало в
наших газетах, невзначай упоминалось в различных телепередачах, а в США был организован
аукцион по продаже одной его рукописи. Как сообщили, ее приобрел за миллион долларов
некто, пожелавший остаться неизвестным.
Приступая к поиску истины, я полагал, что истина для всех священна и поэтому имеет
только друзей. Человек от рождения стремится познать истину. Это врожденное стремление,
думал я. Доказательством этого служило только что (5.9.1995) полученное мною письмо из
США. Там уже сформирована группа ученых по разработке космического корабля для
межзвездных полетов и меня приглашают принять в этом участие. Хорошее предложение, но
31
надо внести 25 долларов, то есть пятую часть зарплаты. А это для меня пока не под силу.
Однако постепенно стало выясняться, что в мире немало людей, в том числе и ученых, которые
люто ненавидят тех, кто ищет истину. Это шокировало меня и я начал знакомиться с этим
явлением. К тому моменту у меня была обширная переписка. Из Новосибирска прислали такой
сюжет о врагах истины.
7. МЕТОДЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ДОСТОВЕРНОСТИ ТЕОРИЙ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ
А. ЭЙНШТЕЙНА
7.1. Беседа редактора с академиком
Редактор: - А.Ю., а что, теория относительности действительно непогрешимая теория?
Почему же против нее все время выступают отдельные ученые как у нас в стране, так и за
границей? Даже один наш солидный знакомый тоже пишет против специальной теории
относительности (СТО).
Академик: - В.И., теория относительности Эйнштейна - это незыблемая
фундаментальная теория. Выпады же против нее в данное время у нас в Союзе делает кучка
безответственных людей. Их "деяния" и "писания" у нас, по-существу, находятся вне закона,
ибо они бесплодны и, в основном, характеризуются разглагольствованиями на
общефилософские темы, которые можно толковать и так и сяк, и в которых, главным образом,
можно "утонуть". Таких деятелей у нас не репрессируют. Мы, академики, а таких у нас
большинство, считаем, что наиболее правильным на данном этапе является простое
замалчивание их "писаний". Это мы проводим достаточно четко и в ЦК. Нам удается довольно
легко убеждать членов ЦК в том, что опасаться в таком случае указанных деятелей нечего, ибо
они, самое большее - это "пожужжат", "пожужжат" вокруг ЦК, да и отстанут.
В прошлом против теории относительности Эйнштейна выступали и не такие деятели,
как сейчас. Против нее выступал сын Тимирязева - Аркадий, академик Миткевич. Колебался
даже сам С.И. Вавилов. А где они, и где Эйнштейн - на недосягаемой высоте, а указанные
деятели со своими наскоками в забытии. И мы постараемся сделать так, чтобы у последующих
поколений полностью вытравить даже имена таких деятелей. Наоборот, всех, кто в прошлом
поддерживал теорию относительности и творчески развивал ее, которые были незаслуженно
принижены, таких, например, как Мандельштам, Левинсон, Френкель - мы сейчас всемерно
популяризируем. Их труды и собрания сочинений у нас в Союзе издаются Академией Наук.
Тем же, кто серьезно берется за опровержение основ теории относительности, мы даем
основательного пинка. Слышали, например, о Вейнике из Минска? Этот деятель решил, что ему
все нипочем, а потому и выступил с двумя утверждениями: 1) -что эйнштейновский закон не
является универсальным законом Природы; 2) -что в принципе нельзя ограничивать скорость
движения в Природе каким-то потолком.
Виктор Иванович! Я примерно догадываюсь, кто из солидных знакомых выступает
против теории относительности. Так порекомендуйте ему, во избежание одних только
неприятностей, не ввязываться в эту кашу, ибо любые выступления против теории
относительности, по нашему мнению, абсолютно бесперспективны, по крайней мере, у нас, в
СССР.
Так заканчивалась записка, присланная мне из Новосибирска В.И. Секериным.
32
- О Господи! - Произнес я, прочитав этот диалог. А где же речь об истине и путях к ней?
Становилось страшно. Ведь все это я испытал сам. И теперь мне ничего не остается, как с
доверием отнестись к содержанию этой беседы.
Тем временем рукопись удалось депонировать. Правда и здесь не обошлось без
курьезов. Первую рукопись, посланную мною по почте, потеряли и, видимо, не случайно.
Пришлось везти лично и лишь со второго захода я получил документы о депонировании моей
работы.
В Киеве на осень 1988 года был назначен семинар заведующих кафедрами
теоретической механики всех вузов страны. Отослал текст своего доклада и просьбу включить
его в программу семинара. Но все напрасно. Балом там правили все те же, желающие остаться
неизвестными в борьбе с истиной. Не дали до конца договорить даже в прениях, где я пытался
сказать о том, что законы нашей механики работают и в микромире.
Враги истины оккупировали почти все направления ее поиска, но наиболее
неприступную крепость они соорудили вокруг теорий относительности А. Эйнштейна,
рекламируя его во всех средствах массовой информации как непревзойденного гения
человечества. Противникам Эйнштейна ничего не оставалось, кроме объединения своих усилий
путем проведения научных семинаров. Один из таких семинаров состоялся в сентябре 1990 г. в
г. Сухуми.
Довольно интересный доклад сделал Морозов Георгий Валентинович. Из него
следовало, что постоянная Планка - момент количества движения, играла существенную роль и
при образовании планет солнечной системы. Сам автор глубину этой проблемы не видел, но
результаты его исследований подтверждали данный факт.
Убедительно прозвучало сообщение Почтарева Алексея Петровича. Он всесторонне
проанализировал опыт Физо и показал путаницу между математическими формулами, по
которым рассчитывался путь луча света, и реальной длиной этого пути. Заблуждение здесь
спряталось в определении оптической длины хода лучей света.
Доклад И.И. Смульского из Тюмени тоже был оригинальным. Он сделал попытку
привести к общему знаменателю механические и электромагнитные силы.
Но самый интересный доклад, связанный с диссидентством в науке, не прозвучал. Текст
доклада был распространен среди участников семинара, но самого докладчика не оказалось.
Доклад этот был озаглавлен: "Знал ли Эйнштейн физику?" Автором доклада значился Л.
Гельфер, как потом выяснилось это псевдоним. Истинную фамилию докладчик поставить
побоялся, опасаясь террористических действий защитников авторитета А. Эйнштейна. И,
видимо, не без оснований. Доклад был построен на анализе многочисленных литературных
источников о жизни и деятельности А. Эйнштейна, которые были приведены в конце текста
доклада. Так что достоверность приводимых сведений легко проверить. В последующем, при
встрече с автором этого доклада выяснилось, что он еврей, а его доклад - фрагмент из рукописи
его книги, которую он боится публиковать. С учетом изложенного приведем текст этого
доклада с некоторыми сокращениями, но с полным списком цитируемой литературы. Историки
науки сами разберутся прав или нет автор этого исследования, а мы выскажем свое мнение
попозже. Итак, текст доклада, который не был прочитан на сухумском семинаре. Печатается с
разрешения автора.
7.2. Знал ли Эйнштейн физику?
Хотя А. Эйнштейн и утверждал, что "в возрасте 12-16 лет я ознакомился с элементами
математики, включая основы дифференциального и интегрального исчислений", но это нигде
не нашло подтверждения. Большинство написанных им статей, в которых содержалась более
или менее серьезная часть математики, написана им в соавторстве с более известными
математиками. Единичные же статьи в основном содержат пространные рассуждения. Как,
33
например, рассуждая об относительности одновременности, Эйнштейн даже не смог
представить математическую зависимость одновременности событий от скорости и координат.
На возможность использования неевклидовой геометрии в общей теории
относительности было указано Эйнштейну в 1912 г. Г. Пиком, профессором Пражского
университета, по свидетельству которого в "Праге Эйнштейн был еще не готов к восприятию
дифференциально-геометрических концепций" [1, c.319]. Эйнштейн, чувствуя свою
беспомощность, в 1912 г. в отчаянии обратился к М. Гроссману: "Гроссман, ты должен мне
помочь или я свихнусь!" [4, c.205]. Гросман всегда чутко относился к просьбам Эйнштейна, и в
этот раз он не отказал своему другу. Благодаря более ранним работам Римана, Кристофеля,
Риччи и Леви-Чивата ему "сравнительно быстро удалось математически разъяснить общую
теорию относительности" [2, c.134].
Эта задача была успешно решена уже в 1913 г. в совместной их работе "Проект общей
теории относительности и теории тяготения", где Гроссману принадлежит математическая
часть теории. При этом Гроссману пришлось разъяснять Эйнштейну, что " для современной
физики математика является необходимым орудием" [2, c.103]. Как на такую помощь со
стороны Гроссмана отреагировал великий физик? Так, 15 июля 1915 г. в письме к А.
Зоммерфельду он сообщает: "Гроссман никогда не будет претендовать на то, чтобы считаться
соучастником открытия. Он лишь помог мне ориентироваться в математическом лабиринте, но
ничего не внес в результаты" [16, c.192].
Гениальная работа Эйнштейна "К электродинамике движущихся тел", которая
полностью включала в себя предыдущие работы по теории относительности А. Пуанкаре [3,
c.761] начинается словами: "Если движется магнит,... то вокруг него возникает электрическое
поле.. Если же магнит находится в покое, а движется проводник... в проводнике возникает
электродвижущая сила, которой самой по себе не соответствует никакая энергия". В то время
такую ошибку при интерпретации электромагнитной индукции не мог допустить даже
школьник. Такой подход Эйнштейна к важной проблеме настораживает, а свои ли он идеи
выдает за свои, все ли он понимает, что пишет? Настораживает и другой факт. Эта статья была
опубликована в сентябре 1905 г. Несмотря на неоднократные просьбы коллег Эйнштейна свою
первую публичную лекцию по теории относительности он впервые прочел только 16 января
1911 года на собрании Общества цюрихских естествоиспытателей, то есть спустя более пяти
лет после ее выхода [2, c.113]. Этот момент свидетельствует о том, что Эйнштейн не очень
понимал то, что написал. Этому есть и другое подтверждение.
В 1987 г. была опубликована переписка Эйнштейна с его первой женой Милевой Марич,
где Эйнштейн в 1901 г. писал: "Как счастлив и горд буду я, когда мы с тобой вместе доведем
нашу работу по относительному движению (теории относительности) до победного
завершения". Советский физик А. Иоффе "утверждал, что он видел оригинал работ 1905 г., и
что они были подписаны "Эйнштейн-Марич" [4]. После опубликования статьи рукопись тут же
бесследно исчезла. Редактором журнала, где была напечатана статья, был В. Вин, большой друг
Эйнштейна.
Эти строчки из переписки Эйнштейна полностью опровергают его легенду, что
специальная теория относительности была им создана за 5-6 недель, и что он ничего не знал о
работах Пуанкаре, ни об экспериментах Майкельсона-Морли. Что касается эксперимента, то
автор теории относительности о нем знал, что свидетельствует из его же [5, c.29]
неконтролируемых разрозненных высказываний. Как видим, несмотря на все ухищрения
Эйнштейна, плагиат налицо.
Как известно, Альберт Эйнштейн крайне плохо усваивал школьные предметы, что
служило поводом для насмешек его одноклассников. По этой причине он вынужден был
досрочно оставить Лиутпольдскую гимназию, где он получил оскорбительную кличку
"двуликий" [6, c.24], что убедительно подтверждается историей написания статьи "К
электродинамике движущихся тел". Среднюю школу он уже заканчивал в Арау, которая
34
соответствует нашему ремесленному училищу [2, c.24]. Какую Альберт получил
специальность, нам не известно. Только известно, что большую часть времени он играл на
скрипке.
Естественно, с такими низкими знаниями Эйнштейн выбрал Цюрихский политехникум,
педагогический факультет, где готовили отнюдь не ученых, а преподавателей для средней
школы, но зато принимали без экзаменов, тогда как на инженерный факультет необходимо
было сдавать экзамены [7]. Учиться здесь было просто. "Было всего два экзамена, в остальном
можно было делать более или менее то, что хочешь", писал в "Творческой биографии" творец
теории относительности. Это обстоятельство и заставило Альберта изменить свое
первоначальное решение стать инженером. Напомним, когда Б. Ритц заболел, то он вынужден
был сменить инженерный факультет на педагогический, где было проще учиться [7].
Однако, природная лень не позволила Эйнштейну успешно учиться. Он с трудом
закончил политехникум и имел выговор за небрежное отношение к практическим работам по
физике. Преподаватель математики Г. Минковский заметил: "Эйнштейн был настоящим
лентяем. Математикой он не занимался вовсе" [2, c.29]. Особенно Альбертом был недоволен
профессор - физик Г. Вебер, раннее сочувствовавший Эйнштейну. Он отказал ему
единственному из всех студентов, которые обращались к нему с просьбой, в должности на
своей кафедре, к которой Альберт так стремился. Не случайно, когда Альберт закончил
четырехгодичное учение в политехникуме, он был настолько утомлен плохо усвояемыми
предметами, что "целый год после сдачи окончательного экзамена всякое размышление о
научных проблемах было для него отравлено" [2, c.27]. Однако, и это заявление Эйнштейна
вызывает подозрение, скорее оно носит дезинформационный характер. После окончания
политехникума он торопил жену с теорией относительности, и написал статью "Следствия из
явлений капиллярности", где он косвенно развивал атомистическую теорию. Однако,
анализируя события, связанные с этой статьей, возникает мысль: "Он ли писал эту статью?"
На самом деле, если верить Эйнштейну, то он со студенческих лет был абсолютно
уверен в существовании атомов. Эта идея проходит через все его "термодинамические работы".
Но настораживает такой факт: почему он неоднократно с этой статьей обращался к В.
Оствальду, который вплоть до 1908 года не признавал реальность атомов [8, c.35]. Естественно,
в просьбе найти место ассистента на кафедре профессора Оствальда ему было отказано.
Но возникает еще один вопрос: "Почему Эйнштейн с этой же статьей и с этой же
просьбой не обратился к Л. Больцману, которому идеи атомизма стоили жизни и с которым
Эйнштейн находился в переписке?" (Очевидно, эта переписка уничтожена). Это можно было
объяснить тем, что идеи статьи "Следствия из явлений капиллярности были им заимствованы
из работ Больцмана. Может быть, в этом помог ему П. Эренфест, знакомство с которым
Эйнштейну необоснованно приписывают в 1912 г., хотя они, несомненно, знали друг друга
раньше. Имеются сведения, что еще до аспирантуры Эренфест встречался с Эйнштейном в
Берне [2, c.117]. Это не исключается, так как В. Ритц, который по состоянию здоровья в 1901 г.
вынужден был оставить Цюрихский политехникум, перевелся учиться в Геттинген, где он
близко подружился с Эренфестом [7, c.475]. Очевидно, знакомство Эренфеста с Эйнштейном
могло состоятся через Ритца. В 1907 г. Эйнштейн в журнале "Анналы физики" опубликовал
небольшую статью об электронных исследованиях Эренфеста.
Но не только Больцман мог быть источником его первой статьи "Следствия из явлений
капиллярности". К моменту написания этой статьи вышла аналогичная работа К. Рентгена " О
капиллярности и о поверхностной пленке жидкостей" [9, c.132]. Учитывая скрупулезность
научных исследований Рентгена, можно предположить, что эта работа включила в себя те
результаты, которые Рентген получил в 1901 г. Этому выводу придает уверенность то, что по
заявлению самого ученого в 1901 г. "всякое размышление о научных проблемах было для него
отравлено".
35
Из истории, связанной с этой статьей, можно сделать вывод, что Эйнштейн не имел
достаточного представления, что им сделано, иначе бы он не обращался к Оствальду.
9 ноября 1922 г. Эйнштейн стал лауреатом Нобелевской премии по физике за 1921 год за
открытие "Закона фотоэлектрического эффекта". Удивительное дело, Эйнштейн, по-существу,
получает премию за предсказание дуализма света, фотона, в который он не верил. Еще в 1910 г.
4 ноября, Эйнштейн радостно писал Лаубу: "Я сейчас очень надеюсь решить проблему
излучения, и даже без световых квантов" [2, c.110].
16 ноября 1925 г. состоялась беседа гениального физика на Специальной сессии
Национальной Академии Наук в Буэнос-Айросе. Эта беседа официально в Германии была
оценена как полный провал Эйнштейна. Оценим его беседу в ранге Лауреата Нобелевской
премии.
Лойярти: "Можно ли получить индуцированную радиоактивность бомбардировкой
вещества световыми квантами?"
Эйнштейн: "Возможно, существует искусственная радиоактивность вещества,
возникшая под действием световых квантов. Трудность обнаружения такого явления в случае
его существования состоит в том, что эффект, который подлежит наблюдению, очень мал.
Подтверждение этого эффекта затруднительно, однако возможно".
Лойярти: "Таким образом, если вещество бомбардируется рентгеновскими лучами
достаточно долго, чтобы приблизиться к ядру, из него могут вырваться альфа частицы?"
Эйнштейн: "Существует возможность получить такой эффект".
Эти ответы Эйнштейна, как и другие, не соответствуют его статусу Лауреата
Нобелевской премии по физике. Они полностью противоречат открытому им закону
фотоэлектрического эффекта, где самим Эйнштейном подчеркивалась независимость данного
эффекта от длительности облучения, а зависимость его только от длины волны кванта. Все
ответы Эйнштейна на этой беседе носили приблизительно следующий характер: "Я не
утверждаю, что невозможно обнаружить эффект, так как, в случае его существования, он будет
незначительным, наблюдать его крайне затруднительно" [12, c.115, 117].
Удивительная способность Эйнштейна отстаивать свои научные позиции порой
взаимоисключающими способами. Так он утверждал, что теория относительности должна
заменить классические представления "с железной необходимостью", оставив по выражению
Эйнштейна, "изящество портным и сапожникам". Однако, для доказательства этой "железной
необходимости" 7 апреля 1920 г. Эйнштейн пишет Эренфесту: "Я полностью доверяю идее
относительности. Когда будут устранены все причины ошибок (земные источники света)
должен, наконец, получиться правильный результат?! [2, c.147]. Здесь Эйнштейн, спекулируя
проблемой, прибегает к испытанному приему Маха, когда доказательство необходимого
результата пытается поставить в зависимость от условия, выполнить которое невозможно.
Очевидно, этот прием заимствован у Эзопа. Когда на вопрос: "Можно ли выпить Черное море?
– ответил: «Конечно, но для этого надо изолировать его от других источников воды".
Как известно, теория относительности возникла в результате отрицательного результата
эксперимента Майкельсон-Морли, пытавшегося обнаружить эфир. Эйнштейн отверг эфир.
Это величайшее событие оказалось почему-то вне поля зрения Нобелевского комитета, а
значит, и научной общественности. Но в этом случае (без эфира) эксперимент века становится
ординарным и помещается в прокрустово ложе галилеевского принципа относительности.
Понимая это, гениальный физик был вынужден тщательно скрывать, что ему было известно
об этом эксперименте. Отвергая эфир, он должен был ответить на вопрос: "Чем же тогда
результат Майкельсона-Морли противоречит механике Галилея? Единственный ответ на этот
вопрос - ничем. Этот момент очень хорошо уловил физик, просто сняв его с повестки дня, как и
многие другие вопросы, заменяя их постулатами в тот момент, когда великие умы пытались
найти причину. Для таких искусственных приемов особых знаний физики не надо.
36
Эйнштейн заменил искусственным приемом ньютоновское тяготение кривизной
пространства. Но возникает вопрос: может ли быть кривым пространство около бесконечного
плоского массивного тела? Конечно, нет. Здесь эйнштейновская теория тяготения не работает, а
ньютоновская от этого не зависит. Инертная масса по Эйнштейну увеличивается со скоростью.
Но как при этом ведет себя тяжелая масса, он вынужден промолчать. Однако, из его принципа
эквивалентности следует, что и тяжелая масса должна возрастать аналогичным образом. Но это
противоречит законам сохранения. Действительно, тогда гравитационное взаимодействие,
определяемое непостоянной тяжелой массой или, на языке теории относительности, кривизна
пространства, должна зависеть от отсчета наблюдателя, т.е. на общую теорию относительности
накладывается специальная.
Очевидно, Эйнштейн при создании теории относительности не очень беспокоился о ее
внутренней противоречивости. Она соткана "умелой рукой" из одних противоречий. Поэтому,
несмотря на существование этой теории 75 лет, она так и не воспринималась здравомыслящими
физиками, в том числе и самим Лоренцем.
Борн в 1953 г. по этому поводу писал Эйнштейну: "Что касается Лоренца... он, вероятно,
никогда не станет "релятивистом", и лишь временами, во избежание дискуссии признавал
Эйнштейна, но только на словах" [20, c.71].
Сама Природа поставила эксперимент, отвергающий общую теорию относительности. С
1974 г. в Пуэрто-Риканской обсерватории в г. Аресибо постоянно регистрируется время
прихода импульсов радиосигналов от пульсара 1913+16, находящегося на расстоянии 15 тыс.
световых лет. Общая теория относительности для этого пульсара предсказывает вращение
перигелия около 4 0 в год. Следовательно, за 16 лет пульсар вместе с локальным источником
должен был повернуться более чем на 60 0 . Тогда узконаправленное излучение за этот период
также повернется на этот же угол, что должно быть зарегистрировано в виде эффекта Доплера
или вообще излучение должно потеряться. Однако, этого не наблюдается. Отсюда следует
вывод, что никакого вращения перигелия пульсара 1913+16, вопреки предсказанию теории
относительности, не существует [21].
Поэтому следует поддержать Эйнштейна в его опасениях: "Но не грозит ли нам
опасность увлечения спекуляциями, слишком далекими от реальности?" [18, c.313]. Да, грозит,
уже три четверти века. Когда создатель математической модели теории гравитации Гроссман в
1931 г., узнал от одного из друзей о лекциях Эйнштейна, посвященных единой теории поля, он
нашел в себе силы и написал свою последнюю статью, где он выступил с резкой критикой
геометрических основ единой теории поля, одновременно задев интересы Леви-Чевита, Э.
Картана и самого Эйнштейна. В результате этой статьи между Эйнштейном и Гроссманом
завязалась несколько натянутая переписка. Учитывая состояние здоровья Гроссмана, Эйнштейн
просил Картана не участвовать публично в полемике с Гроссманом [5, c.218].
Напомним, чем закончились исследования Эйнштейна в области единой теории поля. За
25 лет непрерывной работы совместно с ведущими математиками ему так и не удалось "найти
никакого основополагающего физического принципа, способного указать направления поисков;
... и, в связи с этим, многие физики наблюдали за его долгими поисками с едва скрываемым
презрением" [6, c.185]. Как видим, хотя Гроссман не был физиком, он лучше Эйнштейна оценил
бесперспективность его научного поиска.
Великий Эйнштейн, находясь в расцвете творческих сил, убеждал: "Ведь главное - это
содержание, а не математика. С помощью математики можно доказать все, что угодно" [17,
c.52]. При этом он добавил: "Ни один ученый не мыслит формулами" [17, c.53]. "Раньше, когда
Эйнштейн разработал общую теорию относительности, он руководствовался... принципом
эквивалентности, который связывал тяготение с ускорением" [6, c.184]. При создании единой
теории поля Эйнштейн далеко отошел от своей заповеди: "Сначала физика, потом математика".
Поэтому его последние работы характеризовались "не столько целенаправленным поиском,
37
сколько блужданием в математических дебрях путника, потерявшего всякую надежду найти
дорогу, крайне слабо освещаемую физической интуицией" [6, c.184].
Так знал ли Эйнштейн физику? Вопрос остается открытым.
Скорее всего, Эйнштейн, если встречал какую-либо идею, которая нравилась ему,
настолько увлекался ею, что забывал об ее истинном авторе. Не случайно в его работах не
имеется ссылок на предшественников. Хотя у него имеется только единственный результат, для
которого пока не удалось отыскать соавтора" [1. c,308].
Список литературы
1. Эйнштейновский сборник. 1984-1985, -М.:Наука, 1988.
2. К. Зелинг. Альберт Эйштейн. -М.:Атомиздат, 1966.
3. Анри Пуанкаре. О науке. -М.:Наука,1990.
4. Рабочая трибуна (газета). "Подсказано женой?" 12 мая 1990.
5. А. Пайс. Научная деятельность и жизнь Альберта Эйнштейна. -М.:Наука,1989.
6. Б. Хофман. Альберт Эйнштейн - творец и бунтарь.-М.: Наука, 1989.
7. Dictionary of scientific biografy. New York, Charles Scribner's, 1975. Vol. 11, p. 475.
8. В.Я. Френкель, Б.Е. Явелов. Эйнштейн - изобретатель.-М.:наука, 1981.
9. А. Зомерфельд. Пути созидания в физике. -М.:Наука, 1973.
10. Эйнштейновский сборник 1974. -М.:Наука, 1966.
11. Эйнштейн. Собрание научных трудов. т.III. -М: 1966.
12. Эйнштейн. Собрание научных трудов. т.IV. -М: 1966.
13. А. Эйнштейн, И. Инфельд. Эволюция физики. -М.:Наука,1965.
14. Эйштейн и современная физика. Памяти Эйнштейна. -М.:Гос. издат. техн. и тереретич.
литературы, 1956.
15. В.Л. Гинзбург. О теории относительности. -М.:Наука, 1979.
16. Денисов. Мифы теории относительности. -Вильнюс, Лит. НИИ, 1989.
17. Ф. Гернек. Альберт Эйнштейн. -М.:Мир, 1979.
18. А. Эйнштейн. Физика и реальность. -М.:Наука, 1965.
19. А. Эйнштейн. Собрание научных трудов. т.I -М.: 1965.
20. Эйнштейновский сборник. 1972. -М.:Наука, 1974.
21. Г. Даукурт. Что такое пульсары? -Киев.:Рядянска школа, 1986, с. 151-154.
Не менее интересное аналогичное сообщение сделал Колоколов Евгений Петрович на
семинаре в доме науки и техники в г. Ленинграде в декабре 1990 г. Впоследствии, с его
согласия я опубликовал сокращенный вариант его доклада в своей брошюре "Продолжаешь
верить или решил проверить?" Сходство идей двух независимых авторов проясняет
таинственность величия А. Эйнштейна, сформированную средствами массовой информации.
Приведем и этот доклад в сокращенном виде.
7.3. Парадоксальная история парадоксальной теории
Е.П. Колоколов
Фрагмент из рукописи книги
(Печатается с разрешения автора)
В июле 1989 года была опубликована большая статья ведущего советского физикарелятивиста члена-корреспондента АН СССР Л.Б. Окуня. Читатель помнит, что он знакомился
38
с рукописью наших исследований, где содержится критика теорий относительности А.
Эйнштейна.
Статья "Понятие массы", вызвавшая большой резонанс не только среди физиков, но и
среди широкого круга образованной общественности (Успехи физических наук - УФН, т. 158, N
3).
Оказывается, что релятивистской массы, увеличивающейся со скоростью движения тела,
этого символа величия и необычности теории Эйнштейна, в Природе не существует, что
миллионы учебников и монографий трактуют этот вопрос неправильно. Более того, обучение
читателя знаменитой эйнштейновской формуле соотношения между релятивистской массой и
энергией, утверждает Л.Б. Окунь, "сопряжено с тем, что его обманывают, скрывая от него, по
крайней мере, часть истины и провоцируя в его уме неоправданные иллюзии..." Причем, обман
этот преследует определенную цель обращения людей в релятивистскую "веру", поскольку, по
Окуню, "масса, растущая со скоростью, это было по-настоящему непонятно и символизировало
глубину и величие науки и завораживало воображение. Что по сравнению с ней обычная масса,
такая понятная, такая постоянная"?!
Парадоксальность ситуации заключается в том, что большинство авторов учебников и
монографий обманывают читателей по неведению, поскольку сами они даже "вообще не
слышали о том, что существует иная точка зрения" (там же).
В конце статьи Л.Б. Окунь патетически восклицает: "Время не ждет. Ежегодно
миллионами экземпляров тиражируются книги, которые вбивают в головы подрастающих
поколений ложные представления о теории относительности. Этот процесс необходимо
остановить..."
Канонизация Эйнштейна
Так озаглавил один из параграфов своей книги (А. Пайс. Научная деятельность и жизнь
А. Эйнштейна. М., 1989, с.132). член национальной Академии наук США А. Пайс. Термин этот,
как известно, означает причисление человека к лику святых. Условием "канонизации" является
сотворение двух особо важных чудес. Обряд "канонизации" Эйнштейна был совершен на
совместном заседании Королевского общества и Королевского Астрономического общества в
Лондоне 6 ноября 1919 года. В качестве "чудес", совершенных Эйнштейном, фигурировали
искривление лучей света и смещение перигелия Меркурия. Докладчиком выступил
руководитель астрофизической экспедиции по наблюдению солнечного затмения член
многих академий и научных обществ Артур Эддингтон. Он сообщил, что теоретически
предсказанные Эйнштейном явления полностью подтверждены наблюдениями. Еще раньше
астрономическая экспедиция по наблюдению
солнечного затмения была широко
разрекламирована в прессе. После же "канонизации" открылся настоящий бум. Уже на другой
день, 7 ноября, газеты запестрели статьями типа: "Революция в науке", "Новая теория
Вселенной", "Эйнштейн против Ньютона", "Пространство искривлено", "Альберт Эйнштейн новый гигант мировой истории" и т.д., и т.п.
Очевидец, присутствовавший на лекции Эйнштейна, пишет в газете "люди были в
состоянии необъяснимого возбуждения, когда уже не имеет значения, что ты понимаешь, важно
только, что находишься в непосредственной близости от места, где происходят чудеса" (Цитата
по: А. Пайс,...с.297)...
А вот высказывание лауреата Нобелевской премии академика-астрофизика Ханнеса
Альвена. Называя космологическую теорию расширяющейся Вселенной мифом, он
продолжает: "Но чем меньше существует доказательств, тем более фанатичной делается вера в
этот миф. Как Вам известно, эта космологическая теория представляет собой верх абсурда - она
утверждает, что вся Вселенная возникла в некий определенный момент подобно взорвавшейся
атомной бомбе, имеющей размеры (более или менее) с булавочную головку. Похоже на то, что
в теперешней интеллектуальной обстановке огромным преимуществом теории "большого
39
взрыва" служит то, что она является оскорблением здравого смысла: "верю, ибо это абсурдно"!
Когда ученые сражаются против астрологических бессмыслиц вне стен "Храма науки", неплохо
было бы припомнить, что в самих этих стенах подчас культивируется еще худшая
бессмыслица" (Ханнес Альвен, в книге "Будущее науки", М., 1979, с.64).
Через 40 лет после "канонизации" Эйнштейна, в феврале 1962 года конференция
Королевского общества в Лондоне вновь обсудила результаты измерений, полученные во время
различных затмений Солнца, происходивших после 1919 года. Выяснилось, что трудности при
проведении точных измерений положения звезд оказались значительно большими, чем
предполагал Эдингтон, а сами результаты измерений отличаются от эдингтоновских. Ученые
скептически отнеслись к выводам Эдингтона и вынесли решение о нецелесообразности
проведения в дальнейшем такого рода измерений.
Пресса молчала. Никакого бума по этому поводу она не устроила. Советские
релятивисты также не обратили внимания на решение Лондонской конференции. До сих пор
эдингтоновская интерпретация наблюдений солнечного затмения 1919 года, утверждают они,
блестяще подтверждает выводы общей теории относительности....
7.4. Роль гласности
Каждому старшекласснику известно, что достоверность любой теории доказывается
только экспериментальным путем, но не все знают невероятную сложность постановки
современных экспериментов, и еще меньше знающих тот факт, что эксперименты
подразделяются на два класса: прямые и косвенные. Первые из них всегда имеют один вариант
объяснения (интерпретации) результата, а вторые могут иметь несколько таких вариантов.
Среди них можно выбрать и такой, который якобы подтверждает проверяемую теорию.
Однако не все смиряются с рабским положением своего сознания и настойчиво ищут
ответы на возникающие неясности. Один из таких - Ацюковский - скрупулезно
проанализировал экспериментальные основы СТО и пришел к такому выводу: "Анализ
экспериментов, показывает что результатов, положительно и однозначно интерпретирующих
положения и выводы теории относительности А. Эйнштейна, не существует".
Значит, большинство ученых просто верят разрекламированным вариантам
интерпретации результатов экспериментов, якобы подтверждающих теории относительности А.
Эйнштейна, и на этой вере строят всю свою научную деятельность. А как быть с
несогласными? Ответ на этот вопрос находим в газете "Куранты", N50, за 20 марта 1992 года.
На десятой странице в заметке "Старик Эйнштейн был неправ? Несогласных в психушку"
Евгений Николаев пишет, что дискуссии в области фундаментальных наук велись с
применением не только таких веских доводов, как доносы, административный произвол, но
зажим ртов засекречиванием. За критику "основ науки" людей отправляли в дома
умалишенных. В конце заметки он призывает гласно отделить подлинную фундаментальную
науку от присосавшихся к ней паразитов.
На той же странице в другой заметке "Приказ тираж уничтожить" Л. Мышкин подробно
описывает, как Отделение общей физики и астрономии (ООФА) Академии наук СССР
добивалось уничтожения тиража сборника научных трудов "Проблемы исследования
Вселенной", изданного сотрудниками Пулковской обсерватории в 1982 году. Причина
инквизиторских действий ООФА - критика в статьях сборника теории относительности
Эйнштейна и неуважительное упоминание имени академика Л.Д. Ландау.
Авторов смелых статей уволили с работы. Инквизиторы и их прислужники не
постеснялись в характеристике одного из них указать причину своего деяния: "... получил
результаты, которые подрывают фундамент теоретической физики и противоречат теории
относительности".
40
В декабре 1990 года в Ленинграде на научно-техническом семинаре, посвященном
теоретическим вопросам нетрадиционной энергетики, Е.П. Колоколов сообщил, что в 1989 году
А.А. Денисов издал небольшую книгу "Мифы теории относительности", которая стала
предметом обсуждения на годичном собрании АН СССР. Академик А.А. Александров высказал
упрек академику В.Л. Гинсбургу за то, что тот не воспрепятствовал избранию народного
депутата А.А. Денисова председателем комиссии по этике в Верховном Совете СССР.
В.Л. Гинсбург, оправдываясь, в частности сказал: "Я известил руководство Верховного
Совета о том, что выбирать председателем Комиссии по этике человека, который является в
каком-то смысле врагом науки, занимает столь лженаучные позиции, недопустимо" (Вестник
АН СССР, n 7, 1990 г. с.126).
Вот так, "Враг науки и лжеученый" - главные аргументы инквизиторов. Зачем утруждать
себя анализом доводов оппонента и их опровержением? Высоты академического Олимпа
упрощают задачу - враг науки и не больше, ни меньше.
На второй международной конференции "Проблемы пространства и времени в
естествознании", которая проходила в Ленинграде в сентябре 1991 года, в докладе
американского ученого Джона Е. Чаппели сообщалось, что каждого, кто в США осмелится
критиковать теории относительности Эйнштейна, подвергают дискриминации и увольняют с
работы. Так что в Америке инквизиторское давление на мысли ученых не меньшее, чем у нас.
Австрийский ученый Стефан Маринов свой доклад сопровождал демонстрацией
фотографий, где ему надевают наручники в момент выступления на одной из международных
конференций и сопровождают в психбольницу. Это случалось с ним не раз в Западной Европе с
ее хваленой демократией. Международная инквизиция зорко следит за инакомыслящими в
науке и, не церемонясь, снимает их с трибуны международной конференции только за то, что
они не согласны с Эйнштейном. Впоследствии Стефан Маринов был убит.
К тому моменту у меня было большое количество различных газетных, журнальных и
рукописных статей различных авторов с критикой теорий относительности А. Эйнштейна, но
надо было сформулировать свое мнение об этом человеке.
Подкупали его здравые суждения, приведенные в книге Ф. Генрек. А. Эйнштейн М.,
1966. Они указывали на то, что он был обыкновенным смертным человеком со своими
специфическими достоинствами и недостатками. Вот что написано на 16 стр. этой книги.
"В течение всей своей долгой жизни Эйнштейн неизменно выполнял любимый девиз
Маркса: "Сомневайся во всем!"
Читаем дальше 18 стр. "Всякий, кто попытается выступить в качестве авторитета в
области истины и познания, потерпит жалкое фиаско под хохот богов". И далее: "истина
несравненно сильнее меня, и мне показалось бы смехотворным донкихотством пытаться
защищать ее с мечом и Россинантом". На стр. 19 находим такие слова: "Когда речь идет об
истине и справедливости, не существует разницы между большими и малыми проблемами. Ибо
наиболее общие точки зрения, касающиеся человеческого поведения, неделимы. Тому, кто в
малых делах несерьезно относиться к истине, нельзя доверять и в больших делах".
Таким образом, у нас есть основания считать Альберта Эйнштейна обыкновенным
нормальным человеком, а культ гения создали ему его соплеменники. Приходится удивляться,
почему до этого не додумались англичане? Ведь роль в прогрессе человечества их великого
соотечественника Исаака Ньютона не идет ни в какое сравнение с ролью в этом деле А.
Эйнштейна.
Нет вины А. Эйнштейна в том, что после публикации его теорий постепенно стали
появляться и накапливаться и результаты экспериментов, которые якобы подтверждали эти
теории. Правда, эти результаты можно было интерпретировать по - разному, но несколько
поколений физиков не захотело утруждать себя поисками новых объяснений этих
экспериментов, и без раздумий приняло первую попавшуюся интерпретацию, которая, как
теперь оказалось, случайно вписывалась в теории относительности А. Эйнштейна.
41
Однако, постепенно стали появляться и накапливаться результаты наблюдений и прямых
экспериментов, которые противоречили этим теориям. Ну что же, это обычное дело в науке:
выявлять и устранять противоречия в результатах исследований и цитированное уже
высказывание А. Эйнштейна как раз и подтверждает эту мысль. Но поклонников его таланта и
идей это не устраивало. Им хотелось из обыкновенного человека сделать бога в науке.
Настоящий ученый всегда таит в душе крупицы сомнений в правильности своих
результатов. Этим качеством обладал и А. Эйнштейн, и не только обладал, но и сказал об этом.
Так зачем же вычеркивать из его черт характера это положительное качество? Кому это нужно
и зачем? - вопросы естественные и мы уже пытались ответить на них.
Наша грешная жизнь - миг в истории человеческой. Наши потомки поднимутся на такую
высоту в познании Природы, что наши знания будут казаться им примитивными. Такими,
например, как нам кажутся сейчас знания тех древних людей, которые считали, что Земля
держится на трех китах. Эти древние искатели истины пытались найти хоть какое-то
объяснение тому, что для всех тогда было полной неясностью. Для своих современников они
казались гениями, пророками и мудрецами. Так должны ли мы теперь насмехаться и глумиться
над этими нашими предшественниками в науке? В рамках христианской морали ответ один нет. Отсюда и следует наше отношение к А. Эйнштейну. Сам он и его идеи уже вошли в
историю науки, пора бы оставить его в покое, занимаясь анализом его теорий. Но сторонникам
его неймётся. Они яростно защищают его ошибочные идеи, ибо понимают, что вместе с этими
идеями умрет и величие их автора. Даже если это и случится, то, что же в этом особенного, это
естественный путь развития науки. Известными остаются лишь те, кто максимально точно
отразил в своей научной деятельности реальность.
Описанные суждения долго копились в моей голове и, в конце концов, возникло
желание опубликовать их. Статья под заголовком "Не трепите имя Эйнштейна" была
опубликована в газете "Кубанские Новости". 16.12.1992 г.
7.5. Не трепите имя Эйнштейна
Сейчас модными стали сообщения о необычных физических явлениях так или иначе
связанных с пространством и временем. Кочуют они по многим средствам информации. Для
доказательства необычности таких явлений часто привлекается авторитет Альберта Эйнштейна.
При этом ему приписываются действия, которых он не совершал, и высказывания, которых он
не делал.
Утверждается, например, что под конец своей жизни он вывел невероятно гениальные
математические формулы перехода в иное пространство и время, потом понял, что
человечество еще не готово для восприятия такой информации, поэтому взял и уничтожил их.
Авторитет Эйнштейна лихо эксплуатируют политические авантюристы, астрологи, телеи радиожурналисты, шарлатаны от науки.
Помнится, архитектор хаоса, небезызвестный член Политбюро А.Н. Яковлев на одном из
Съездов народных депутатов СССР лихо пристегнул имя Эйнштейна для доказательства
существования протокола Риббентропа - Молотова. Телекоментатор как-то сообщила о
результатах исследований (несуществующих) мозга Эйнштейна и о каких-то его
непревзойденных особенностях. Есть факты, когда маститые ученые из бывшей Академии наук
СССР использовали авторитет Эйнштейна для защиты своей научной несостоятельности и для
борьбы со своими оппонентами.
В целом это постыдное занятие - трепать имя ученого по всякому нужному и ненужному
поводам, и больше всех в этом отношении достается Альберту Эйнштейну. Между тем, он был
обыкновенным человеком, который, как и все, имел достоинства и недостатки, но его
почитателям неймется, они хотят видеть его богом. Доживи он до наших дней, конечно,
протестовал бы против использования своего имени на потребу случая.
42
Ревнители его авторитета немало напакостили ему при жизни своим усердием в
доказательстве его гениальности, при этом, абсолютно не понимая научной проблемы, которой
он занимался совместно со своими современниками. На закате жизни Эйнштейн так ответил
тем, кто стремился оказать ему медвежью услугу: "Им кажется, что я в тихом удовлетворении
взираю на итоги моей жизни. Но вблизи все выглядит совсем иначе. Там нет ни одного понятия,
относительно которого я был бы уверен, что оно останется незыблемым, и я не убежден,
нахожусь ли я вообще на правильном пути" (Ф. Генрек, А. Эйнштейн. М. 1966, с. 16).
Теперь у нас есть веские основания полагать, что его сомнения оправдались. Обе его
теории относительности - результат глобального заблуждения в науке. Нелегко, конечно, в
доступной форме рассказать о сути этого заблуждения, которое теперь признается многими
учеными, как у нас, так и за рубежом.
История науки показывает, что в ее развитии формируются определенные периоды.
Вначале идет период накопления наблюдений, измерений, вычислений. И когда их
накапливается достаточно много, возникает потребность в обобщении.
Первое фундаментальное обобщение сделал Евклид в III веке до нашей эры. Он заметил,
что измерения и расчеты земельных участков и строительных конструкций того времени
сопровождаются повторяющимися правилами. Он обобщил эти правила в виде аксиом. На их
основе он впоследствии разработал геометрию, которую назвали Евклидовой. Удивительно
прочными оказались аксиомы Евклида. Все наши расчеты, связанные с геометрическими
размерами, базируются на этих аксиомах и, судя по всему, будут служить человечеству все
время его существования.
Второй период накопления результатов наблюдений и экспериментов включил в себя
процессы движения и взаимодействия твердых тел. Длился он около двух тысяч лет. Завершил
его Исаак Ньютон, сформулировав свои знаменитые законы движения и взаимодействия
материальных тел. Все движущиеся творения рук человеческих: машины, самолеты, ракеты,
корабли, космические станции - результат реализации, прежде всего, законов Ньютона. Можно
смело сказать: законы Ньютона - самое ценное достояние человечества.
Ньютон не только завершил второй в истории науки период накопления знаний, но
пытался выявить направление развития третьего периода. Он провел большое количество
экспериментов со светом, пытаясь описать его поведение своими законами, но эта попытка
тогда оказалась безуспешной.
Свет - электромагнитное излучение, которое распространяется в пространстве со
скоростью 300 тыс. километров в секунду. Значит, чтобы познать суть этого излучения, надо
основательно разобраться с сутью пространства и времени. Поскольку пространство едино, то,
казалось бы, геометрия для его описания должна быть одной. Но математики, начиная с
середины IXX века, разработали целый ряд неевклидовых геометрий.
Встал вопрос: какую же из них следует применять для описания физического
пространства? Ответ на него был, как нам кажется, удивительно простым, но математики
почему-то не стали его искать. "Математики, как это ни странно, отвернулись от Бога, и
всемогущий геометр не захотел открывать им, какую из геометрий он избрал за основу при
сотворении мира" - отметил американский историк науки М. Клайн.
Это была кульминация в развитии фундаментальных наук и начало формирования
фундаментальных заблуждений. Обратим внимание читателей на то, что началось это до
появления теорий относительности А. Эйнштейна. Что же нужно было сделать, чтобы заметить
эти заблуждения и избежать их? Нужно было обратить внимание на следующий простой факт.
Почти всю информацию об окружающем нас мире в наши глаза, приборы, теле- и
радиоприемники приносят фотоны. Они движутся в пространстве не только прямолинейно, но
и синхронно с течением времени. У нас нет ни единого факта нарушения этой синхронности, то
есть остановки течения времени в процессе движения любого объекта. А раз так, то
синхронность движения любого объекта в пространстве с течением времени - аксиома, то есть
43
закон Природы. Сразу возникает вопрос: а в какой же геометрии реализуется эта аксиома?
Ответ следует однозначный - только в геометрии Евклида.
Вместо того, чтобы поставить этот вопрос и поискать на него ответ, А. Эйнштейн с
невероятной легкостью построил свои теперь уже печально знаменитые теории
относительности в неевклидовых геометриях Минковского и Римана. Аксиома синхронности,
или, как мы ее еще назвали, Единства пространства-времени, однозначно отрицает возможность
проверки достоверности формул неевклидовых геометрий с помощью прямого эксперимента.
Вот почему теории относительности Эйнштейна до сих пор не имеют ни одного прямого
экспериментального доказательства своей достоверности. Все эксперименты, которые якобы
подтверждают правоту Эйнштейна - косвенные. Они имеют много вариантов объяснений, и
какой из них отражает реальность - неизвестно.
Вряд ли теперь можно посчитать убытки, которые принесли человечеству теории
относительности Эйнштейна. Эти убытки были бы значительно меньше, если бы защитники его
авторитета не вмешивались в процесс поиска истины.
Для каждого, кто вникает в суть эйнштейновских теорий, сразу открывается их
противоречивость. Человек оформляет свои сомнения и отправляет их в Академию наук:
больше ведь некуда. А там хозяйничают не искатели истины, а защитники авторитета
Эйнштейна, лишенные, как выясняется, элементарных норм человеческой морали. Свою
бездарность в науке они компенсировали тем, что по партийно-административным каналам
отправляли на родину смельчака заключение: критикует теорию великого Эйнштейна - верный
признак шизофрении, и бывший бездарный партийно-административный аппарат отправляет
такого человека в психушку.
В книге "Беседы о космосе и гипотезах" (М. 1968, с. 198) В.А. Бронштейн с радостью
сообщает, что только за 1966 г. отделение общей и прикладной физики АН СССР помогло
медикам выявить 24 параноика. Теперь инквизиторы льют слезы по поводу сокращения
финансирования их инквизиторской деятельности. Мало им загубленных жизней и
искалеченных интеллектуальных способностей нескольких поколений потенциальных
Ломоносовых, Менделеевых, Королёвых....
Да, нелегко поверить в то, что неисчислимое количество диссертаций, книг, научных
статей и учебников, пронизанных идеями относительности Эйнштейна, будет отправлено в
макулатуру, а сами эти идеи - в раздел истории науки как свидетельство тщетных усилий
физиков-теоретиков XX века. В печати уже сообщалось, что рукописи эйнштейновских работ,
которые периодически перепродавались на аукционах США и приобретались за миллионы
долларов лицами, желавшими оставаться неизвестными, теперь отправлены в музей Израиля.
Правильное решение. Теперь там их законное место.
Сейчас мы уже можем предсказать последовательность действий будущих поколений
при выводе науки из глобального кризиса.
Начало этому уже положено. Вход в это начало открывает аксиома Единства
пространства-времени. Она присутствует в неявном виде в законах Ньютона, но, будучи не
сформулированной, давала простор многочисленным измышлениям о сути пространствавремени.
Именно поэтому около ста лет отрицается возможность описания поведения
элементарных частиц с помощью законов Ньютона. Но аксиома единства пространства-времени
устраняет это отрицание. Она соединяет аксиомы Евклида и Ньютона в единую систему,
последовательно выявляя модели фотонов, электронов и атомов элементов таблицы
Менделеева на основе анализа их спектров.
А теперь - о замедлении хода часов, описанном в заметке "Загадочные явления" в вашей
газете от 13 ноября. Показания стрелок часов могут изменять различные физические явления:
приблизьте их к обыкновенному магниту, они замедлят ход и могут даже остановиться. Но
течение времени как таковое от этого не изменится.
44
Филипп КАНАРЁВ, профессор Кубанского агроуниверситета.
Прочитав опубликованную статью, подумал: не простят меня соплеменники А.
Эйнштейна. Слишком уж резкая критика в их адрес. Так оно и случилось. Самая главная газета
края "Вольная Кубань" выступила с резкой критикой в мой адрес. Статья занимала целую
страницу. В левом верхнем углу - фотография автора - старшего преподавателя кафедры
теоретической физики Кубанского госуниверситета Всеволода Тихомирова, которого в ряде
статей, опубликованных в краевой прессе, называли сионистом.
К тому времени я владел почти всей информацией об их гнусных приемах. Кроме
различных печатных и рукописных материалов слушал магнитофонные записи лекций В.
Бегуна в Новосибирском отделении академии наук о тактике сионистов. Главный приём у них глумление над личностью. Что касается аргументов, доказывающих ошибочность идей автора,
то их нет, так как для этого требовалось бы прочесть критикуемые книги и показать сущность
ошибок. Однако, разбираться в научных суждениях и идеях - дело весьма хлопотное. Куда
легче оболгать автора, навешать ему ярлыков и дело сделано, так как люди, далекие от науки
склонны верить ярлыкам, а не глубоко обоснованным аргументам.
Получив известие о выходе этой статьи, я, конечно, немного разволновался: вдруг
убедительно показано, что я в чем-то ошибаюсь. Однако, когда узнал, что статью написал В.
Тихомиров, то понял: в статье глумление над автором и никакой критики сущности его
научных работ. Твердо решил не читать ее и не отвечать редакции. Газету же купил в киоске и
положил в архив, пригодится.
Нетрудно было разгадать дальнейший сценарий сионистов. Автор, оскорбленный
глумлением над ним, пишет запальчивый эмоциональный ответ и глумление продолжается с
цитированием эмоций оскорбленного. Поэтому и решил не отвечать на эту критику.
Однако, спустя несколько дней звонит зав. кафедрой физики политехнического
института, профессор Иван Петрович Выродов и спрашивает: читал ли я статью Тихомирова. Я
ответил, что не читал. "А я - говорит Иван Петрович - подготовил ему ответ и сейчас прочту
тебе".
Прослушал я его телефонное чтение с нескрываемыми нотками гордости за хлесткие
выражения не в адрес Тихомирова, а в мой адрес, и сказал, что на его статью я буду писать
ответ после ее публикации.
- Ну давай, давай, пиши - уверенно сказал Иван Петрович, - я же тебе давно говорил:
брось заниматься физикой, ты же сельхозник, не послушал меня, теперь видишь как они (он
читал книгу Дугласа Рида "Спор о Сионе" и о приемах сионистов знал не меньше чем я)
глумятся над тобой". На этом наш разговор закончился.
Свою неприязнь ко мне и моим исследованиям по физике Иван Петрович выражал
неоднократно, требуя оставить это дело. Он был в то время один физик - доктор наук, в
Краснодаре и чувствовал себя обиженным, если кто-то не следовал его авторитетному совету.
Через день Иван Петрович передал мне машинописный текст статьи, которую он
направил в "Вольную Кубань". Я стал ждать ее публикации, но она не появлялась. А вокруг
самого Ивана Петровича начали разворачиваться весьма интересные и интригующие события.
Спустя некоторое время газеты сообщили, что какое-то научное общество Англии
объявило его человеком года. Газеты печатали его интервью, Иван Петрович праздновал
признание.
А мне подумалось: человеком года ведь объявляют в конце года, но не в феврале. А не
плата ли это Ивану Петровичу - русскому ученому за резкую критику в мой адрес, как
противника обоих теорий относительности А. Эйнштейна?- думалось мне.
Шло время, я не реагировал, редакция не публиковала письмо Выродова. Чувствовалось,
ждали моего ответа.
Прошло больше месяца. Заходит ко мне один из моих студентов, сторонник Ф.
Эйнштейна, и говорит: "Вы разве не читали статью о себе в "Вольной Кубани", такая
45
оскорбительная. Я хотел бы прочитать Ваш ответ на эти оскорбления". А я и отвечаю ему:
"Ведь мы с Вами касались проблемы сионизма и Вы знаете, что они не критикуют существо
идей критикуемого, а глумятся над ним. В. Тихомиров известный сионист и стоит ли читать его
критику?"
Прошло еще несколько дней. Заходит ко мне в кабинет близкий по работе товарищ,
знающий проблему сионизма и известный узкому кругу моих друзей как осведомитель органов
безопасности.
"Слушай, такая критика в твой адрес. Вот я был у сестры, она завернула пирожки в
газету, пришел домой, смотрю, а тут про тебя, надо отвечать".
Я взял газету, на ней никаких следов пирожков не было. Обычный чистый экземпляр
газеты. Обратив внимание пришельца на отсутствие каких-либо следов пирожков на газете, я
порвал ее, выбросил в урну и сказал, что не собираюсь отвечать.
Стало ясно, что газетной операцией против меня дирижирует сионистское гнездо
органов безопасности, шутки с ними плохи, их контора не в Москве.
Написал ответ, текст которого к тому времени постепенно созрел в голове. Газета
поместила глумливую статью Выродова, мой ответ и новое глумление Тихомирова, теперь уже
не только надо мной, но и над Выродовым. Поскольку аргументированная критика моих идей
полностью отсутствовала в обоих статьях, то привожу здесь лишь свой ответ.
7.6. Кому верить?
Газета "Кубанские Новости" опубликовала мою статью "Не трепите имя Эйштейна", в
которой я высказал несогласие с теми, кто пристегивает имя Альберта Эйнштейна к
доказательствам достоверности различных небылиц, не относящихся к науке. Я также показал
бесплодность обоготворения его имени, а действия, запрещающие критиковать его теории инквизиторскими.
Правда, я не напомнил, что такие ситуации возникали в науке и раньше. Достаточно
вспомнить времена средневековой инквизиции и глумление религиозных фанатиков над
великими учеными только за то, что они осмеливались критиковать устоявшиеся научные
догмы.
Запретители научной критики до сих пор не могут понять, что научная истина не
подвластна никакой критике. Своей связью с реальностью она сама защищает и себя, и идеи, в
которых отражается. Доказательством этого являются гениальные идеи Галилея, Ньютона и
многих других выдающихся ученых, отразивших в своих научных трудах не мистику, а
реальность. Никому и в голову не приходила никогда мысль защищать этих ученых от научной
критики. Исключение в истории науки пришлось на долю только Альберта Эйнштейна.
Почему? Это вопрос историков науки.
Наука - плод коллективного творчества и является таковой только благодаря научной
критике.
В силу изложенного, я не только терпимо, но и с чувством удовлетворения анализировал
научную критику в свой адрес после докладов результатов своих исследований в Московском и
Ленинградском университетах, в Институте ядерных исследований, на многочисленных
научных конференциях и в письмах, которых я получаю немало. Некоторые критические
замечания помогли мне улучшить свои научные результаты. Обрадовался я и известию о том,
что "Вольная Кубань" посвятила критике моих научных работ целую страницу. Однако, узнав,
что автором статьи является В. Тихомиров, разочаровался.
В. Тихомиров уже не раз без стеснения называл себя в печати физиком-теоретиком,
игнорируя отсутствие обладания соответствующим научным уровнем, который, как известно,
подтверждается наличием соответствующей учёной степени и соответствующими научными
46
трудами. Ни того, ни другого он не имеет. Заслуживает ли внимания научная критика такого
человека? Да и можно ли считать ее научной?
На критику В. Тихомирова быстро отреагировал зав. кафедрой физики
политехнического института И.П. Выродов и передал мне копию своего ответа, в котором
критикует и Канарёва, и Тихомирова. Научный уровень Ивана Петровича позволяет ему
высказаться по существу, но он почему-то тоже склонился к бытовой критике, считая, видимо,
что такие понятия, как: булыжник, лежачего не бьют, кухонное жарево и т.д., являются глубоко
научными понятиями, точно отражающими существо обсуждаемых научных идей.
Перед читателями "Вольной Кубани", интересующимися затронутой проблемой, встает
вопрос: кому верить. Канарёву, Тихомирову или Выродову?
Ответ для тех, кто владеет знаниями средней школы по физике и математике, думаю,
однозначный. Не верить ни Канарёву, ни Тихомирову, ни Выродову, а самим проверить, кто из
них прав. Каждый любознательный читатель теперь имеет такую возможность благодаря
предельно простому изложению сути глобального кризиса фундаментальных наук в
написанной мною небольшой брошюре "Продолжаешь верить? Или решил проверить?,
которую можно купить в Доме книги Краснодара.
Для тех читателей, кто затрудняется разобраться в сути анализируемых научных
проблем, интересной окажется информация о том, как ученые всего мира пытаются вывести
науку из тупика, в котором она оказалась.
По этой проблеме уже состоялись две международные конференции. На второй,
проходившей в 1991 г. в Ленинграде, было заслушано более 100 докладов с критикой теорий
относительности Эйнштейна. В США уже три года издается международный журнал
"Галилеевская Электродинамика", который принимает к публикации только те научные статьи,
которые противоречат теориям Эйнштейна. За это время в нем опубликовано уже около 100
статей с многочисленными теоретическими и экспериментальными доказательствами
несостоятельности его теорий. Авторами этих статей являются ученые всех континентов.
Кстати, почти в каждом номере этого журнала публикуются критические замечания
сторонников А. Эйнштейна и рядом - ответы авторов статей на эти замечания.
Мой доклад на второй международной конференции "Роль пространства и времени в
научном познании мира" этот журнал опубликовал полностью и готовит к публикации еще две
моих статьи. Издатели журнала высылают мне все его номера бесплатно. В этом году тираж
этого журнала увеличился в 10 раз. Это верный признак переориентации ученых и отхода их от
идей Эйнштейна.
С 22 по 27 марта этого года состоится третья международная конференция по данной
проблеме, названная уже симпозиумом. Мой доклад "Законы Ньютона работают в микромире"
тоже включен в программу его работы. Для зарубежных участников я написал книгу "Кризис
фундаментальных наук" на английском языке. Цель - собрать их критические замечания,
необходимые мне для дальнейшей работы. Часть таких замечаний от зарубежных читателей я
уже получил из переписки с теми, кто прочитал мою статью.
Научные идеи Альберта Эйнштейна для меня - это вчерашний день науки. Все, что я
хотел сказать об этих идеях, я уже сказал, и они не представляют для меня никакого научного
интереса. Однако по опыту знаю, что многие ученые имеют еще значительный критический
потенциал и постараются использовать его сполна, особенно в работе такой научной секции,
как "История Науки". Потому, думаю, читателям "Вольной Кубани" будет интересно узнать
детали и итоги работы этого международного научного симпозиума.
Филипп КАНАРЕВ. Доктор технических наук, профессор Кубанского государственного
университета.
Шло время, и вдруг газеты публикуют сенсацию. Выродов И.П. объявлен человеком
года не научной организацией, а каким-то шарлатаном, который к тому времени наплодил уже
47
не мало таких знаменитостей. Интересно, откуда же этот шарлатан узнал о существовании
Выродова Ивана Петровича?
Прогноз оправдался. С Выродовым расправились так же, как и с Канарёвым. Причина
одна: Выродов не признает одну эйнштейновскую теорию относительности, а Канарёв - обе.
Тем не менее, в Краснодаре нашлись и защитники моих идей и моего отношения к
теориям относительности Эйнштейна. Президент Кубанской народной академии Молоканов
Геннадий Иванович звонит мне и говорит: "Я уже написал ответ Тихомирову на 13 страницах
машинописи, может быть вначале вы прочитаете, а потом я понесу в редакцию?" Я ответил,
что, конечно, желаю иметь экземпляр Вашего ответа. Однако если Вы написали для редакции,
то туда, прежде всего, и несите, а мне передайте копию. На другой день я получил копию
статьи Г.И. Молоканова, написанной в качестве ответа Тихомирову на критику в мой адрес, а
еще через два или три дня звонит Геннадий Иванович и сообщает, что редакция "Вольной
Кубани" категорически отказывается печатать его ответ Тихомирову.
Я успокоил его тем, что его труд не пропадет и когда-нибудь увидит свет.
Время ушло, и я привожу ответ Геннадия Ивановича Молоканова В. Тихомирову. Статья
написана под названием: "Физика и политика". Так как она довольно емкая и местами выходит
за рамки анализируемой проблемы, то я привожу ее с сокращениями, оставляя в архиве полный
текст.
7.7. Физика и политика
Г.И. Молоканов
Очень большая и художественно написанная, украшенная насмешливо-ироническими
рисунками статья Всеволода Тихомирова, опубликованная в газете "Вольная Кубань" (3.02.93
г.), направлена против профессора, доктора технических наук Канарёва Ф.М. и призвана
разоблачить его "антинаучные взгляды",
пригвоздить к позорному столбу научного
обскурантизма.
Прежде всего, о сути разногласий между В. Тихомировым и Ф. Канарёвым. Профессор
Ф.М. Канарёв, показывая слабые места Теории относительности, выступает против культа этой
теории, используемого в политических целях. В. Тихомиров пытается доказать, что никаких
слабых мест Теории относительности нет, это "безукоризненно логичная" и абсолютно
истинная теория без каких-либо внутренних противоречий. Такая позиция физика Тихомирова
не может не вызывать удивления. Весь опыт истории науки за все время существования
цивилизации неотвратимо свидетельствует, что абсолютно истинных теорий в прошлом
никогда не было, хотя и делались попытки канонизировать и превратить в абсолютное учение
Аристотеля, космогонию Птолемея, физику Ньютона, философию Гегеля, а потом Маркса. Но
проходило время и оказывалось, что все эти теории и учения не были идеальными, а были
лишь частично правильными теориями, применимыми в известных пределах, за которыми они
приводили к бессмыслице и противоречиям. Все это В. Тихомиров прекрасно знает и
понимает. Но почему же он встал в позу бескомпромиссного защитника ТО? Тихомиров
много лет проработал на кафедре, возглавляемой проф. Пугачевым, крупным специалистом,
всю жизнь отдавшим тому, чтобы как-то улучшить ТО, устранить ее слабые места, освободить
от противоречий. Эти слабые места и противоречия Тихомирову известны лучше, чем комулибо. Почему же он говорит о ее безупречной логичности? ....
Краснеешь за Тихомирова, когда он переносит спор о ТО в националистическую
плоскость: дескать, немецкие нацисты отрицали ТО, потому что ее создатель был евреем; и
А.А. Жданов, переживший блокаду Ленинграда и бившийся насмерть с нацистами, тоже якобы
"антисемит", потому и назвал ТО "Чертовщиной". С такой логикой недолго и всех нас,
участников войны, обвинить в "защите коммунистического режима" и, следовательно, занести
48
в "антисемиты", хотя мы защитники и спасли европейские народы от фашистского геноцида.
Поистине, как в поговорке: "Если нельзя, но очень хочется, то можно". Но кому хочется?
Одна из "научно-партийных" конференций АН СССР еще в 1960 г. постановила: считать
ТО абсолютно непогрешимой теорией, запретить ее критику (то есть дальнейшую разработку и
совершенствование), не публиковать статей, если в них содержится хотя бы намек на критику.
И заработала научная инквизиция серых личностей. Глубоко разбираться в научных проблемах
они не способны, а вот рассматривать в лупу каждую строчку и искать там критику ТО, это они
могли. Такому исследователю они немедленно приклеивали ярлык "опровергатель Эйнштейна"
или "невежественный гипотезотоман", а то и "шизофреник", вся научно-партийная школа
дружно подхватывала нелепое обвинение, потоком шли доносы в ЦК КПСС, и вот уже
хороший крупный ученый хватался за сердце, получал инсульт или увольнялся с работы,
понижался в должности или раньше времени отправлялся на пенсию. Через такой кошмар
прошел основоположник Общественного института энергетической инверсии (ОИ ЭНИН) П.К.
Ощепков, или упомянутый Тихомировым краснодарский физик Пугачев. Удары научно политизированной школы эпигонов Эйнштейна испытал на себе и я. Рецидивом этого же
процесса является статья Тихомирова, пытающегося навешать ярлыки на профессора Канарёва
Ф.М.
На совести серой гвардии политиканов от физики немало хороших, умных, творческих
людей, отправленных в психушки - Канарёв об этом писал в своей статье. Но политиканам в
академических тогах этого было мало. Они придумали еще один ярлык антисемита. Едва кто-то
из любознательных исследователей и физиков осмеливался сказать о слабых местах ТО и
попытаться выдвинуть свою теорию, как ему сразу же привешивался ярлык антисемита, его
приравнивали к антисемитам фашистской Германии, на него сыпались доносы, появлялись
шельмующие лживые статьи, их подхватывали другие представители политической научной
организации, часто имевшие звания академиков, и доверчивые массы, местные советы,
партийные руководители верили этой злонамеренной лжи и репрессивная машина
тоталитаризма обрушивалась на смельчака. Этот много раз проверенный и безотказный прием
еще раз применил В.Тихомиров, пытаясь опорочить профессора Канарёва.
Русская научная физическая школа не могла смириться с тем антинаучным переворотом,
который произошел в 1960 г. и ее последователи сразу же собрались на свой форум в
Ленинграде,
на
котором
они создали свою организацию.
Зарегистрировать эту
оппозиционную к основному составу физиков АН СССР организацию было, конечно,
невозможно. И они назвали ее безобидным "Физическим кружком". Академики русской школы,
как, например, П.Н. Кропоткин, не осмелились напрямую входить в этот кружок, хотя и
сочувствовали ему. Идеологом (или одним из официальных идеологов) этого "кружка" был
профессор Ленинградского политехнического института Лебедев Т.А. Этот "кружок" и
основал тот самый журнал ЖНФК, о котором так неодобрительно отзывается В. Тихомиров,
намекая о связях его с КГБ. Но это, конечно, очередная ложь политика, которого интересует не
истина, а власть, и который ради этого готов на любые инсинуации. В действительности,
только за одну попытку подписаться на ЖНФК человека могли посадить в лагерь или
психушку, что произошло, например, с инженером Н. Троицким, работавшим вместе со мной
в НИИ. Кстати говоря, ЖНФК никогда в Витебске не выпускался, а выпускался в Могилеве
кандидатом технических наук, доцентом А.К. Шуруповым в рукописном варианте как
самиздатовский журнал. А когда я попытался заступиться за журнал и написал в его защиту
статью, которая хотя и не была опубликована, но пошла по рукам и стала самиздатовским
методом тиражироваться, в конце концов попав в КГБ, то "выдернули" и меня. Оказывается,
как мне объяснили, академики - это неразрывная часть советской власти, ругать академиков это все равно, что ругать партию и клеветать на советскую власть.
Но из длительной беседы с краснодарскими кэгэбистами я понял, что они сами
несколько смущены нелепостью своей аргументации - такая установка пришла им из Москвы.
49
И вообще, в этой организации, как я считаю, не так уж мало порядочных мыслящих людей,
которые очевидно понимали пагубность монополизации одной школы и возможно, как - то
симпатизировали и Шурупову, они не дали посадить нас в психушку и в лагеря. Но говорить о
какой-то сознательной политике КГБ в отношении ЖНФК в связи с его "антисемитизмом" это не более, чем политический прием, очень далекий от науки и истины. Дело, начатое
физическим кружком, нашло продолжение. В 1967 г. последователь русской научной школы
П.К. Ощепков почти на грани чуда сумел создать и даже зарегистрировать Общественный
институт энергетической инверсии (ОИ ЭНИН), который с первого дня своего существования
стал прибежищем для всех творческих, принципиальных, честных неполитизированных
физиков и ученых, которые не соглашались признавать нелепые "научные сказки" о рождении
Вселенной из точки, кривом пространстве, абсолютно пустом вакууме, порождающем
мистические силы, о невозможности познания микромира и прочие благоглупости, и
естественно, сразу же попадали под удар научной партии, лишались работы, оказывались вне
государственных учреждений. Этих отверженных правдолюбцев и собирал под крышу П.К.
Ощепков. А в Ленинграде образовался его филиал, который возглавил профессор Т.А. Лебедев.
С первых лет существования ОИ ЭНИН членом его стал и я, поняв жульническую
природу культа Эйнштейна и ТО. В конце 70-х гг. я организовал Краснодарский филиал ОИ
ЭНИН, который и стал затем одним из организаторов Кубанской народной академии, которая
через него унаследовала связи и идеологию ОИ ЭНИН.
Ф.М. Канарев, как типичный представитель русской школы, покровитель и друг многих
горемычных членов ОИ ЭНИН, с первого дня был с нами. Более того, без его поддержки в его
бытность председателем совета Краснодарского Дома ученых, где состоялась учредительная
конференция народной академии, еще неизвестно, удалось ли или нет организовать нам
академию.
Разумеется, вползание "серых кардиналов" в науку происходило далеко не
безболезненно для обыкновенных, а тем более талантливых, уважающих себя,
принципиальных ученых: в них видели конкурентов, их нужно было устранить, их травили,
шельмовали, на них писали фальшивые доносы, их обвиняли в "невежестве", "ретроградстве",
снимали с работы, их лишали финансирования, их очень нужные и важные для народа научные
темы и лаборатории закрывали и расформировывали (как в 1976 г. расформировали мой
головной в стране по так называемой невзрывной кодо-импульсной сейсморазведке научный
сектор, задержав на долгие годы развитие этого направления). Путь к власти научного
иезуитского ордена был непростым: советская наука заплатила за это тем, что была на
десятилетия отброшена назад и потеряла мировое лидерство.
В Тихомиров считает себя физиком - но ведь он сам признается, что физика была для
него просто "убежищем внутреннего диссиденства". Его призвание в другом: он написал очень
неплохие книжки по туризму и природе Кубани - и ни одной по физике. Если нет призвания к
чему-то, то больших высот в этой области человек достичь не сможет, оставаясь
посредственным специалистом. Неглубокое понимание В. Тихомировым физических проблем
проходит через всю статью. Попросите его, например, объяснить, что такое "происхождение
Вселенной из точки" и что же находилось вне этой точки - и вы почувствуете это. Или,
например, его объяснение конечности Вселенной парадоксом Ольберста. Но ведь этому
парадоксу верили тогда, когда считали межзвездный вакуум абсолютно проницаемым - в этом
случае звездное небо действительно было бы сплошь сияющим. Но в действительности
межзвездное пространство - это физический вакуум, он лишь относительно прозрачен и
обладает поглощающими свойствами, скрывая от нас безбрежную картину материи.
В. Тихомиров защищает все эти нелепости не потому, что понимает картину, а потому
что выполняет установку лидеров научной партии, верит им, опирается на авторитет
академиков, уверенный в своей безнаказанности. И таковы все научные партийные боссы,
посредственные физики и ученые, загнавшие отечественную науку в тупик, доведшие народ
50
своими бездарными научными экономическими экспериментами до полной нищеты и
вымирания. Но они очень ловкие политики, каменные сердца, железной рукой устраняющие,
как это делали в недавнем прошлом громилы Берии, своих возможных конкурентов, то есть
подлинных ученых и физиков.
Всеми делами в КПСС правила верхушка и номенклатура, но народ проклинает всю
партию и даже вполне гуманную идею коммунистического общества; всю политику в СССР
определял спаянный коррумпированный слой высшего чиновничества, - но народ ныне
проклинает социализм в целом. Всю научную политику в стране проводит сравнительно
немногочисленная партия научных чиновников и бюрократов, но народ ныне проклинает всю
науку. Давно пора разобраться, кто есть, кто и очистить авгиевы конюшни российской науки.
7.8. Тайные деяния инквизиции
Мы уже отмечали, что в книге "Беседы о космосе и гипотезах" (М. 1968, с. 198) В. А.
Бронштейн с радостью сообщает, что только за 1966 г. отделение общей и прикладной физики
АН СССР помогло медикам выявить 24 параноика. Случилось так, что судьба свела меня с
одним из «них».
Шли восьмидесятые годы. Генеральным секретарём ЦК КПСС был избран Ю. В.
Андропов. Его служба усилила борьбу с инакомыслием, в том числе и научным. В то время я
был членом партийного комитета института и заведующим кафедрой Теоретической механики.
Результаты своих исследований публиковал в научных трудах института, и краснодарская
научная элита в общем-то знала о моих увлечениях.
Однажды передают мне записку от неизвестного мне Нелепина Евгения Апполоновича.
Он писал, что знаком с некоторыми из моих научных трудов и поддерживает их нестандартные
результаты, которые формируют у него надежду на освобождение из психбольницы, куда его
посадили за анализ теорий относительности Эйнштейна. Далее он просил помочь ему выйти на
свободу.
Несколько дней я ходил в шоковом состоянии. Создавалось впечатление, что мне
готовили такую же участь за резкую критику теорий Эйнштейна. Что делать? Согласно
партийной дисциплине член парткома обязан понимать, что зря в психбольницы не сажают, и
поэтому я не имею партийного права интересоваться этим случаем. Если посадили, значит,
разобрались, и никто не расскажет мне о мотивах такого заключения, кроме самого
заключенного. Опыт работы в парткоме подсказывал, что за посещением такого больного в
психбольнице последует требование отчитаться: зачем пошёл туда?
Сознание постепенно поставило необходимость посещения больного выше возможных
последствий. Шёл сентябрь, стояли теплые солнечные дни. Купил самый большой арбуз и
поехал на автобусе на окраину города в психбольницу.
В приемной попросил встречи с больным Нелепиным Е.А. Дежурная сестра или врач,
посмотрела на меня подозрительно и спросила о причине посещения. Я сказал, что получил от
него записку, в которой он просит посетить его для обсуждения общих научных вопросов.
Списав с моего паспорта какие-то данные, она вернула его мне и удалилась. Примерно
через полчаса вышла и сообщила, что мне разрешено посещение.
Проходя через какую-то комнату, я заметил, как женщина стоит у стола, а молодой
человек ест принесённые ею продукты и грубо бранит её за что-то. Брань была такая
неестественная, что не было сомнения в ненормальной психике бранящего, как потом узнал,
свою родную мать.
Вывели меня в сад психбольницы и подвели к молодому человеку, сидящему на скамье.
Это был Нелепин Евгений Апполонович.
- Здравствуйте, Филипп Михайлович, - обратился он ко мне. Так началась наша беседа.
51
Здесь же по алее ходили другие больные. Некоторые из них читали стихи, устремив
взгляды ввысь, один, в коротких плавках, поднимал руки вверх и торжественно произносил:
- Я - Наполеон и Вы все должны подчиняться мне.
Однако, кроме этих слов никаких действий не следовало. Болезнь была явной.
Из беседы с Евгением Апполоновичем выяснилось, что его посадили сюда за критику
теорий относительности Эйнштейна.
- Но это явная ошибка – уверял меня Евгений Апполонович.
- Все как раз наоборот, я развиваю теорию относительности Эйнштейна, а они не
понимают этого и держат меня здесь.
Объяснив мне суть его анализа теорий относительности Эйнштейна, он показал руки.
Кожа на пальцах шелушилась.
- Зачем они силой делают мне какие-то уколы и заставляют пить какие-то таблетки?
Видите результат, кожа на теле шелушится. Помогите мне выбраться отсюда.
Долго мы беседовали, и я пообещал помочь ему.
Секретарь парткома института жил в нашем доме. Ежедневно, утром за ним приезжала
персональная машина. Иногда он брал и меня с собой. На этот раз я вышел из дома пораньше,
дождался секретаря и попросился проехать с ним в институт. Он любезно согласился. Чтобы не
вовлекать в эту историю шофера, я попросился в кабинет и рассказал ему о своём походе в
психбольницу, объяснил суть дела и попросил помочь освободить Нелепина Е.А.
Евгений Иванович Чайкин – секретарь парткома института - относился ко мне
доброжелательно, поэтому сказал сразу:
- Дело это не простое, но я постараюсь выяснить возможности у секретаря райкома партии
района, в котором расположена психбольница.
Долго тянулись месяцы обещаний. Настала весна, поменялся генсек и Евгения
Апполоновича выпустили. Я так и не понял, что послужило причиной этого освобождения: моя
просьба или приход Горбачева к власти.
Прихожу как-то на работу, звонит телефон, слышу голос Евгения Апполоновича. Он
просит разрешения посетить меня и поблагодарить. Я был безмерно рад встрече, хотя и
понимал, что, развивая теорию относительности А. Эйнштейна, он ещё сильнее запутывает
научную проблему относительности.
Евгений Апполонович сообщил мне, что хотел бы устроится на работу садовником, но
ректор университета, где он учился, ещё не принял такого решения. Далее он сообщил, что
дома не ночует, так как опасается прихода следователя КГБ и нового ареста.
Он часто приходил в дом ученых и принимал участие в различных научных семинарах.
Шло время, и вдруг я узнаю, что Евгения Апполоновича похоронили, отказало сердце.
Стало ясно, что это следствие издевательских действий над ним в психбольнице.
Думаю, что читатель согласится с тем, что описанные деяния нельзя назвать иначе, как
сатанинские.
Перестройка, осуществляемая шизофреническими методами гения политической
бездарности, бушевала, открыв шлюзы во власть всем великим шизофреникам, которые
должны были не руководить столь сложным процессом, а занять освободившиеся места в
психбольницах.
Конечно, освобождение невиновного из психбольницы - благородное решение, но оно
тонет в следствиях последующих решений, которые отправили на тот свет десятки тысяч
невинных людей и сделали большую часть населения нищей. Поэтому, с научной точки зрения,
такие решения – следствие шизофренических знаний их авторов о тех процессах, развитием
которых они намеревались управлять. Я пишу эти слова с полной уверенностью в том, что
будущие поколения именно так оценят деяния правителей России в её переходный период.
Впоследствии, на научной конференции в Санкт-Петербурге, подходит ко мне
незнакомый человек и представляется:
52
- Я старший брат Евгения Апполоновича Нелепина. Он много рассказывал мне о Вас, поэтому я
обязан подарить Вам его книгу «Теория движения», которая была
издана в 1992г.
Ленинградским отделением Академии Наук РСФСР. Книга признана одной из лучших по
развитию идей относительности А. Эйнштейна.
Он взял ручку и написал: «Глубокоуважаемому Филиппу Михайловичу Канарёву на
добрую память». Расписался и поставил дату 26.05.1994.
8. КУБАНСКАЯ ИНДУСТРИАЛЬНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ
(КИТ)
Я уже упоминал, что занимался исследованиями одновременно по двум направлениям.
Первое - разработка индустриальной технологии уборки зерновых культур и второе - анализ
проблем физики.
По первому направлению было выполнено тогда более 80% исследований, необходимых
для разработки конструкций машин. Самым мощным тормозом в этом направлении было
безоговорочное поклонение агротехническим требованиям к качеству уборки. Они были
разработаны и утверждены для комбайновой технологии уборки урожая и у меня не хватило
сил доказать, что для новой технологии нужно разработать и утвердить новые требования.
Противники новой технологии были многократно сильнее меня и сделали все, чтобы это не
произошло и чтобы машины новой технологии соответствовали требованиям, которые
предъявляются к комбайнам.
Тот факт, что новая технология увеличивает сбор зерна минимум на 10%, собирает с
поля всю незерновую часть урожая вместе с сорняками, разделяет ее на кормовые компоненты
и грубые стебли, пригодные для разных целей, в том числе для приготовления органических
удобрений и получения биогаза, не убеждал. Новая технология дробила более 5% зерна,
направляя его вместе с кормовой незерновой частью в хранилище, и это был главный козырь
противников технологии. А то, что технология как бы готовила эту дробленую часть к
скармливанию вместе с половой и листьями стеблей, которые по питательным свойствам
приближались к высококачественному сену, не убеждал. Требовали снизить дробление до 1%.
Выполнение этого требования вынуждало нас непрерывно усложнять машины. Исследования
затягивались. Но несколько десятков миллионов рублей (цифра немалая по тем деньгам),
израсходованных на эти исследования, не были напрасными. Часть машин, разработанных нами
совместно с конструкторскими
организациями, нашло свое применение за рамками
технологии, и завод начал их выпуск.
Помню, как-то на экспериментальный комплекс приехал Иван Кузмич Полозков первый секретарь Краснодарского крайкома партии в то время. Посмотрел работу стационара и
попросил открыть половохранилище, куда как раз и уходило дробленое зерно вместе с половой
и листьями стеблей. Открыли дверь, вошли. Огромное по размерам хранилище при мерном гуле
вентиляторов
заполнялось
кормом,
который
представлял
собой
фактически
высококачественное сено, смешанное с небольшим количеством дробленого зерна. Секретарь
знал цену кормам и воочию увидел, что технология сразу решает эту проблему для любых
погодных условий. Я заметил, что этот момент произвел на него сильное впечатление.
Огромный затененный ангар под крышу заполняется ценнейшим кормом, наполняя все
пространство запахом хлебного поля. Для России, куда через три, пять лет неминуемо приходит
засуха - это неоценимая находка, подумалось мне. При любом урожае зерновых заготовка
высококачественного корма для коров гарантирована. Хозяйствам Поволжья не надо будет
возить с Кубани солому, питательность которой почти в три раза ниже того корма, который
новая технология отделяет от зерно-стебельной массы и направляет сразу в хранилище.
Обращаю внимание читателей, что сегодня, 30 июня 2005 г. – дата чтения рукописи
этой книги. Много воды утекло с тех пор, как говорится, но у меня не уходит желание описать
53
судьбу нашего поиска новой технологии уборки. Наиболее плодотворным был 1988 год. Тогда
наш экспериментальный стационар убрал более 300 га. Результаты уборки фиксировали
специалисты Куб. НИИТИМА и группа моих помощников. По результатам уборки я написал
отчет около 180 стр. в пяти экземплярах. В отчете была показана максимальная часовая
производительность комплекса около 15 тонн зерна в час безотказной работы. Надо иметь в
виду, что не только зерно, но и все компоненты урожая за это время оказываются в складах.
Этот результат ясно показывал перспективу и многочисленные таблицы экспериментальных
данных, представленные в моём отчете, подтверждали это.
Прошло около 10 лет, и я начал искать указанный отчет. Его не оказалось в сейфе
кафедры, где хранились все другие отчеты, не было его в архиве университета. Как не странно,
исчез он и из колхоза им. Калинина, где проводился эксперимент, исчез он и из архива Куб.
НИИТИМА. Мой аспирант, Гуте Б. М. приложил немало усилий, чтобы найти хотя бы один
экземпляр этого отчета, чтобы сослаться на него при защите диссертации, но они оказались
тщетными. Он объездил все организации куда был отправлен этот отчет и нигде не нашел его.
Эта тайна до сих пор беспокоит меня. Украден многолетний труд коллектива, который я
возглавлял. Несомненно, его результаты будут использованы в будущем. Но кем?
Затем пришла пора всеобщей демагогии и была поставлена под сомнение не только
новая технология, но и сами колхозы, для которых она разрабатывалась. Конечно, её легко
можно модифицировать и для более мелких фермерских хозяйств, которые начали появляться,
но делать это уже было некому. Перестройка всех поставила на колени, в унизительное,
безденежное положение, и все думали о дне насущном, но не о перспективе. Поскольку о новой
технологии много писалось в газетах, то Краснодарское книжное издательство попросило меня
написать на эту тему книгу. Под названием "История одного поиска" она и вышла в 1989 г.
9. ПУБЛИКАЦИИ, КОНФЕРЕНЦИИ
Издание книги по физике без рецензии и без разрешения отделения общей физики и
астрономии Академии наук ССР - дело в то время было немыслимое. Поэтому я выражаю
особую признательность и благодарность доктору физико-математических наук, профессору
кафедры теоретической механики Московского государственного университета (МГУ)
Владимиру Георгиевичу Демину. С его отзывом и копией письма в Краснодарское книжное
издательство с просьбой издать мою книгу "Новый анализ фундаментальных проблем
квантовой механики" я и пришел к проректору по научной работе, профессору В.В. Ерошкину.
К моему удивлению, просмотрев отзыв, он подписал письмо в издательство без каких-либо
возражений.
Обрадованный, я пошел к главному редактору Краснодарского книжного издательства.
Он тоже без возражений принял письмо и рукопись книги, и сказал: "Ну, поскольку одну Вашу
книгу мы уже готовим к печати в этом году, то эту будем издавать в следующем".
Книга с обобщением моего поиска в области физики вышла в 1990 г. В этот год
проходила вторая международная конференция по проблеме пространства и времени в
Ленинграде и я получил приглашение выступить с докладом на ней. На эту конференцию я и
повез свою книгу. Более 100 экземпляров ее разошлось среди участников конференции, причем
большую часть я раздал бесплатно.
На конференции я очень сильно волновался и доклад мой был плохим. Но поскольку он
был переведен и на английский язык, то копию я вручил издателю журнала "Галилеевская
Электродинамика" П.Р. Бекману. Чех по национальности, он хорошо говорил по-русски, жил в
США и с группой других физиков издавал указанный журнал.
54
В жизни каждого человека, видимо, бывают встречи с такими людьми, которые
оказывают решающее влияние на его судьбу. Одним из таких для меня оказался Петр
Рудольфович Бекман. Через год после конференции он опубликовал мой доклад "Роль
пространства и времени в научном познании мира" и с этого момента у меня начали
формироваться научные контакты с зарубежными коллегами. Без этих контактов и критики,
которая последовала за этим, я вряд ли смог так быстро продвигаться в своем поиске, как это
случилось потом.
Другой интересный и не совсем понятный для меня случай произошел в одном из
перерывов конференции. Ко мне подошел невысокий сравнительно молодой человек с
короткой черной бородкой, показал приобретенную мою книгу и начал намекать на какой-то
компьютерный учет идей. Я, конечно, не возражал против этого, но он пытался убедить меня,
что это не всегда хорошо, так как идеи бывают разные: противоречащие идеям Эйнштейна и
развивающие их. Я никак не мог понять суть его предложения, поэтому порекомендовал брать
из моей книги любую идею и вводить ее в компьютер. Он с досадой отметил, что я не понимаю
его. Тут подошли другие участники конференции со своими вопросами ко мне, и я потерял из
виду человека с бородкой. На следующий день он снова появился, и я поинтересовался у
заместителя председателя конференции: знает ли он этого человека? Тот ответил, что не знает,
так как он не участник конференции, а присутствующий.
Несколько раз потом моя мысль возвращалась к этому эпизоду, и я пытался понять суть
предложения или намека этого человека. Этот человек намекал не на учет идей, а на
компьютерный учет лиц, критикующих идеи Эйнштейна и собирал на конференции
информацию по данной для него проблеме. Повторный мысленный анализ беседы с ним давал
один вывод: это тонкий намек на то, что автор книги, которую он держал в руках, включен в
список учета противников идей Эйнштейна. Так это или нет, сказать, конечно, трудно, но
другого объяснения я не нашел.
Любая научная конференция интересна установлением научных связей между ее
участниками. Связь с редактором журнала "Галилеевская Электродинамика" была для меня
наиболее важной и интересной. В начале января 1992 г. я получил от него письмо с просьбой
выслать ему русский текст моего доклада, так как английский вариант ему местами не
понятен. Кроме этого он спрашивал: имею ли я адрес в международной компьютерной сети?
В то время я даже и не знал о существовании такой сети. Отослал ему копию своего доклада на
русском языке с фотографиями рисунков и номером Московского факса, принадлежащего
офису Валерия Ивановича. О нем мы уже писали. Через пару месяцев Валерий Иванович
сообщил, что получил копию моей статьи на английском языке и высылает ее мне по почте.
После коррекции я быстро отправил текст назад и через пару недель голос из телефонной
трубки домашнего телефона попросил меня зайти на главпочтамт и получить электронное
письмо из Америки.
Это была моя статья, присланная П. Бекманом для повторной корректировки. Он
отправил это письмо в Московский Центр и попросил передать ее в Краснодар и сообщить мне
о ней по моему телефону. Связь сработала отлично и у меня открылся канал для электронной
связи. Однако, мои многократные предложения ректорату подключить университет к этой
связи долго не давали положительного результата. Хотя другие университеты г. Краснодара
имели тогда уже по два адреса электронной почты.
О приходе мне писем по электронной почте я узнавал по телефону у Юрия Петровича
Есина, который обслуживал эту связь на главпочтамте. Потом шел к нему с дискеткой, он
переписывал письмо, адресованное мне. Набрав ответ на компьютере экономического
факультета и переписав его на дискету, я вновь шел на главпочтамт и Юрий Петрович
отправлял мой ответ.
55
Наконец, через полтора года после этого, руководство университета удовлетворило мою
просьбу и разрешило приобрести для кафедры компьютер подешевле. Я был безмерно рад,
когда у меня появилась 286 модель компьютера с игольчатым принтером.
Тут уж своей властью я установил его не на кафедре, а у себя дома, чтобы ускорить
освоение и уберечь его от кражи. Такое тогда случалось весьма часто.
Однако, более сложным оказался процесс освоения английского языка. В школе был
немецкий. Когда поступал в Ленинградский государственный университет (ЛГУ), этот
вступительный экзамен был последним. К этому моменту в экзаменационном листе из семи
оценок было, как помнится две или три четверки, а остальные пятерки.
При конкурсе более пяти человек на место это был не плохой результат для абитуриента
из села.
Экзаменатор сразу обнаружила мои чересчур скромные знания немецкого языка и ее
удивили столь высокие оценки по другим предметам, выставленные в экзаменационном листе.
Тогда она и говорит мне: "Дайте слово, что не будете больше изучать немецкий, а пойдете в
группу начинающих изучать английский язык".
Это предложение соответствовало моему желанию изучать английский, а не немецкий,
но в школе не было учителя по английскому языку, поэтому я немедленно согласился, и она к
моему удивлению поставила в экзаменационном листе "Отлично".
В группе для начинающих изучать английский язык я оказался один не знающий его
азбуки. Немалые усилия пришлось прикладывать, чтобы не иметь двоек. С запасом знаний
английского языка, соответствующем первому курсу его изучения начинающих я оказался в
Кубанском сельхозинституте.
Здесь на первом месте была сдача тысяч знаков текста. Так сформировались условия,
при которых я не знал ни немецкого, ни английского. Не имел почти никакого представления
об английской грамматике. Аспирантура также свелась к тысячам (знаков) и почти не
прибавила мне знаний по этому предмету. К тому же надо учитывать, что без регулярного
использования языка в любом виде: то ли для переписки, то ли для перевода запас слов быстро
улетучивается. Конечно, идеальный вариант иметь разговорную практику, но об этом тогда и
мечтать нельзя было.
И вот настал момент переписки на английском языке. За плечами было уже 55 лет. Что
делать? В университете открыли курсы для желающих. Помню, зашел в преподавательскую в
ранге известного многим сотрудникам университета профессора и бодро произнес: "May I come
in?" Это удивило регистратора желающих совершенствовать английский язык и меня записали
в первую, лучшую группу.
Конечно, мое невежество в английском обнаружилось сразу и я кроме двоек ничего не
получал, но старался учиться прилежно. Больше всего меня радовало тактичное отношение ко
всем молодой преподавательницы Инны Валентиновны Зайцевой. Благодаря ее стараниям, я
познакомился с грамматикой этого языка и приобрел кое-какой словарный запас.
Закончились курсы, но количество ошибок в моих письмах на английском языке
удручало меня, и я еще более года обращался к Инне Валентиновне с просьбами по их
корректировке.
Первое письмо по поводу публикации моей статьи в американском журнале я получил
от Роберта Ханона из Сарасоты. О себе он сообщал, что пенсионер, инженер по радиолокации.
Всю жизнь проработал в системе противовоздушной обороны США. Его основательно
интересовала возможность получения электромагнитного импульса со сверхсветовой
скоростью. Потом наша переписка склонила его к анализу преобразований Лоренца, принципа
неопределенности, интеграла Фурье и другим проблемам.
Не являясь ученым, Роберт оказал мне неоценимую помощь. Вначале он отредактировал
две моих брошюры на английском языке, а затем и книгу:"ON THE WAY TO THE PHYSIC ON
THE XXI CENTURY" и я выразил ему искреннюю благодарность. Обменялись мы и кассетами
56
магнитофонной записи классической музыки. Правда, качество записи на моих кассетах
оказалось значительно худшим, да и выслать ему я смог лишь десятую часть из того, что имел в
то время.
Следующая конференция состоялась также в Ленинграде, который к тому времени был
переименован в Сакт-Петербург. Она была посвящена идеям великого Исаака Ньютона и
прошла довольно успешно. Появились новые знакомые и новые научные идеи. Мой доклад
был посвящен работе законов Ньютона в микромире. К тому времени я рассчитал спектры не
только водородоподобных атомов, но и спектр второго (с меньшей энергией ионизации)
электрона атома гелия. До моих увлечений этой проблемой такие спектры рассчитывались с
помощью приближенных функций, основанных на уравнениях Шредингера и Максвелла. И
вот, наконец, мне удалось преодолеть этот барьер и показать, что есть аналитический метод
расчета спектров, который до этого никем не был выявлен. Интерес к докладу был большой.
Все иностранцы пришли послушать мое выступление. На этот раз, как мне показалось, мой
доклад удался.
Через год конференция собралась вновь. Количество ее участников значительно
возросло. Не знаю, по каким причинам, но оргкомитет конференции доверил мне быть
председателем самой большой секции физики. Это была исключительно интересная
конференция. Меня поразило то, что из Греции приехало сразу несколько профессоров противников теорий относительности Эйнштейна. Они предлагали принять жесткое заявление
по поводу ошибочности этих теорий, но руководство конференции проявило осторожность и
убедило участников конференции, что вполне достаточно поддержать заявление, принятое на
прошлой конференции. Вот оно.
"Техническая революция ХХ века беспредельно расширила экспериментальный базис
науки, что всегда создает мощный импульс для прогресса фундаментальных исследований.
Однако распространение релятивистской механики (специальной теории относительности)
способствовало искаженной интерпретации результатов многих исследований и затормозило
развитие классических направлений в астрономии и небесной механике, геофизике и
космологии, квантовой механике и электродинамике. Господство релятивистских авторитетов
оказало пагубное влияние на философию и нравственное состояние научного сообщества.
Запрет либо замалчивание публикаций, противоречащих учению Эйнштейна, привели
современную теоретическую физику в состояние кризиса. В докладах участников конференции
продемонстрированы противоречивость постулатов теории относительности и отсутствие
убедительного экспериментального подтверждения указанной теории.
Мы предлагаем отказаться от преподавания теории относительности в средней школе,
посвятив освободившиеся часы истории и обоснованию методов классической механики и
физики. Преподавание теории относительности в высших учебных заведениях предлагаем
сопровождать ее критикой и изложением альтернативных подходов.
Мы призываем исследователей сосредоточить усилия на развитии теорий, основанных
на классических принципах и углубленном анализе прошлого опыта, к совершенствованию
наблюдений и экспериментов, методов анализа их результатов.
Мы надеемся, что отказ от политики конфронтации социальных систем и
противостояния военных блоков создаст более благоприятную атмосферу для развития науки и
народного образования и сделает невозможным уклонение от научной дискуссии под
предлогом сохранения государственных секретов".
Обязанности председателя секции физики оказались довольно хлопотными в первые дни
работы конференции. Чувствовалось, что некоторые члены оргкомитета относятся ко мне с
какой - то недоброжелательностью и я не мог понять почему. Лишь потом догадался, что
некоторые из них, вероятно, надеялись руководить работой секции физики, но руководство
назначило меня, хотя я и не изъявлял желания заниматься этим. Важнее было познакомиться с
новыми участниками, обменяться рукописями докладов.
57
На конференцию я привез свою новую книгу "Анализ фундаментальных проблем
современной физики". Вначале собирался продавать ее, но потом подумал, что для
председателя секции физики не к лицу заниматься таким делом и я положил книги на стол,
чтобы все желающие брали их бесплатно, хотя другие участники все же установили цены на
свои книги. На конференцию я привез и три брошюры на английском языке. Их я раздавал
иностранным докладчикам. Помню Грейг Спаниол из США не согласился с моей щедростью и
вручил мне за три брошюры сто долларов. Он наверное не знал, что эта сумма в то время
соответствовала моей месячной заработной плате и поэтому показалась мне неимоверно
большой.
Конференция прошла успешно, было решено избрать редакционную коллегию для
издания сборника докладов конференции. Я покинул зал конференции до ее окончания, так как
спешил на поезд. Потом узнал, что меня не включили в состав редколлегии. В нее вошли лишь
те участники, кто жил в Ленинграде.
При следующем приезде в Ленинград по поводу весьма печального для меня события,
связанного с похоронами моего любимого дяди, я случайно зашел в Дом книги на Невском
проспекте. Поинтересовался, можно ли прислать для продажи через магазин книги, которые я
издавал раннее и не все их роздал друзьям и знакомым. У меня спросили мою фамилию. Я
сказал и услышал неожиданный для себя ответ: "Конечно, привозите и, как можно быстрее,
Ваши книги у нас спрашивают покупатели". Так я избавился от всех излишков своих
собственных книг. Раньше я и не знал о такой удобной возможности.
Один из руководителей оргкомитета, Варин Михаил Павлович, сообщил мне, что
редколлегия создана и все доклады будут направляться на рецензии. Ну что же, думаю,
правильно, только вот где же найти рецензентов для новых нестандартных научных
результатов? Их ведь нет еще. Я и не предполагал, что рецензенты будут столь
некомпетентными. Звоню, как - то Михаилу Павловичу, спрашиваю: "Как идет рецензирование
докладов?" Он сообщил, что на мой доклад получено две рецензии с очень серьезными
замечаниями, и что надо встречаться с рецензентами и доказывать им правоту. Я не придал
этому особого значения, так как к этому моменту уже издал книгу "ON THE WAY TO THE
PHYSICS OF THE XXI CENTURY". Через полгода оказался в Ленинграде и зашел к Михаилу
Павловичу. Он вручил мне два плотно запечатанных конверта и сказал: "В этих конвертах
отзывы на Ваш доклад, звоните рецензентам, встречайтесь и разъясняйте им свою позицию".
Я сказал, что в принципе не имею большого желания публиковать свой доклад, так как в
значительно большем объеме он вошел в мою книгу, опубликованную на английском языке. Но
Михаил Павлович настаивал на встрече с рецензентами, предупредив, что ответ рецензентам
обязателен.
Создавалось впечатление, что он выполняет чье-то указание. Кому - то очень хочется
знать, как я буду отвечать на весьма серьезные с чьей-то точки зрения замечания. «Ну что же,
ответим желающим проверить мою компетентность в исследуемой области знания» - подумал я
и пошел в гостиницу. Созвонился с рецензентами и с их согласия раcпечатал таинственные
конверты. Прочитал и сразу же позвонил Михаилу Павловичу, сообщил, что для меня не
составляет никакого труда ответить рецензентам и показать их некомпетентность. Он сказал,
что ответ обязательно надо прислать в оргкомитет, такая есть установка. Я не стал
расспрашивать, чья это установка и пообещал прислать свои ответы. Вот они.
Варину М.П.
Уважаемый Михаил Павлович, выполняю Вашу просьбу: дать письменный ответ
рецензентам моего доклада на III международной конференции "Пространство, время,
гравитация".
Как Вы помните, эти конференции замышлялись, как альтернативные официальной
науке. Таковыми они и были. На них можно было услышать удивительно интересные доклады,
которые полностью или частично не признаются современной наукой. Конечно, нелегко Вам
58
проводить такие конференции, ибо нет судей для оценки неожиданных научных результатов.
Такие судьи со временем сформируются из числа участников этих конференций.
Не скрою, что в ряде случаев я смог бы выполнить такую роль, так как
сформулированная мною аксиома ЕДИНСТВА ПРОСТРАНСТВА-МАТЕРИИ-ВРЕМЕНИ
успешно выполнила роль арбитра при проведенном мною анализе фундаментальных проблем
современной физики и это легко заметить и проверить при внимательном чтении моей книги
"Анализ фундаментальных проблем современной физики", которую я раздал всем участникам
конференции бесплатно. Некоторые из них прислали мне свои рецензии на эту книгу, другие теплые одобрительные письма. Один участник конференции особо постарался и прислал
рецензию на 25 стр. Есть отзывы на мои брошюры на английском языке и из-за рубежа.
Редактор моей книги "ON THE WAY TO THE PHYSICS OF THE XXI CENTURY" мои
результаты по спектроскопии назвал превосходными.
Помню, я намекал Вам на готовность просмотреть все доклады и, руководствуясь
указанной аксиомой, оценить их значимость и перспективность. Это усилило бы объективность
при принятии решения: публиковать или нет тот или иной доклад. Но Вы пошли по другому
пути - привлекли помощников с традиционными взглядами в науке и устаревшими подходами к
анализу сложных научных проблем. Результат не трудно предсказать. За бортом сборника
окажутся как раз те доклады, которые отражают суть конференции - новый нетрадиционный
подход к решению различных научных проблем. Это вызовет вполне естественное
недовольство авторов таких докладов.
Михаил Павлович, Вы помните, наверное, что я был участником трех конференций. Вы
меня попросили воздержаться от публикации моего доклада на II конференции, где
присутствовал П. Бекман, ввиду перегрузки сборника. Так как мой доклад к тому времени уже
был опубликован за рубежом и у нас в России, то я согласился с Вами и нисколько не жалел об
этом.
Отсутствие моего доклада в сборнике Ньютоновской конференции меня несколько
удивило, но я ничего Вам не сказал, так как к тому времени доклад этот был опубликован мною
на русском и английском языках. История с моим докладом на III конференции, как видно,
повторяется. Но теперь уже главная причина, как мне кажется, - мое согласие выполнить Вашу
просьбу и возглавить работу секции физики. Как бы Вы и другие не оценивали правильность
выполнения мною функций председателя, я считаю, что основные принципы я выдержал. Вы
знаете, что на таких конференциях самые трудные первые два-три дня. Основная задача
председателя - удерживать аудиторию от излишнего возбуждения, строго соблюдать регламент,
ни в коем случае не унижать человеческое достоинство неуместными репликами или
язвительными комментариями; гасить, а не разжигать эмоции, не вступать в полемику и не
давать другим делать это. Труднее всего, конечно, добиться от участников соблюдения
регламента. Все они стремятся сказать больше, чем позволяет отведенное время, в результате
быстро набегает перерасход времени и в конце дня его не хватает двум-трем докладчикам. Вот
почему, когда не было хронометра, я вставал за 3 минуты до окончания времени, выделенного
на доклад, и считаю, что другого способа сориентировать докладчика, не причинив ему
излишнего беспокойства, у меня тогда не было.
Михаил Павлович, Вы видели, как вели заседания секций Смирнов А.П. и Мануйлов
К.В. на прежних конференциях. Они, видимо, не знакомы с изложенными мною принципами,
поэтому эмоциональность при их председательствовании приближается чуть ли не к
рукоприкладству. И, тем не менее, я прошу Вас больше не назначать меня председателем. У
меня будет больше времени для бесед с участниками конференции, в том числе и с
иностранцами. Не надо будет при всем народе искать мел в момент, когда иностранный
докладчик стоит у доски и просит его. Мануйлов К.В. не будет мне завидовать и не выплеснет
это чувство в рецензии на мой доклад на следующей конференции.
59
В целом я доволен ситуацией с моим докладом. Материалы этого доклада в значительно
большем объеме опубликованы в моих книгах на русском и английском языках. Всем
иностранным участникам конференции я разослал свою книгу "ON THE WAY TO THE
PHYSICS OF THE XXI CENTURY". В ней значительно больше новых научных результатов,
чем в докладе. Конечно, они будут недоумевать: почему не опубликован доклад председателя
секции физики?
Для меня же теперь больший интерес представляет не доклад, а рецензии на него и мой
анализ этих рецензий. Если Вы согласитесь опубликовать в этом сборнике рецензии и мои
ответы рецензентам, я готов немедленно перевести Вам нужную сумму денег за публикацию,
как на русском, так и на английском языках.
Уважаемый Михаил Павлович! Не обижайтесь, Вашей вины в некомпетентности
рецензентов нет. Поэтому прошу вашего согласия включить это письмо в будущую мою книгу
"История научного поиска". Что касается рецензентов, то их согласия на публикацию их
рецензий и моих ответов на эти рецензии не требуется.
С уважением Ф.М. Канарёв.
2.4.1995.
10. ОТЗЫВЫ НА ДОКЛАД
"На пути к физике XXI века"
(Примечание: Через 10 месяцев после конференции автор доклада опубликовал книгу на
английском языке с таким же названием. Научные результаты, включенные в этот доклад, в
значительно большем объеме помещены в главе "THE ANALYTICAL THEORY OF
PECTROSCOPY" этой книги.)
Рецензия написана от руки и начинается со слова Канарёв.
Сто страниц книги автора по обоснованию модели фотона не читал, но исходные для
данной работы формулы по существу являются простой перефразировкой известного. Далее
интересно: "Прежде всего мы сразу замечаем соответствие постоянной Планка аксиоме
Единства материи, пространства и времени.
Кто это мы? Я, например, ничего этого не замечаю, да и аксиому такую не знаю.
Соотношение для постоянной Планка , конечно, верное; но каким образом из этого следует,
что постоянная Планка является вектором: масса - скаляр, радиус - скаляр (в отличии от
радиуса - вектора), частота - скаляр; да и размерность постоянной Планка - эрг/сек типично
скалярная. Это абсурд.
Как может заниматься спектроскопией человек, который утверждает: "Энергия связи его
электрона с ядром (речь идет об атоме водорода), соответствующая первой стационарной
орбите, равна 13,6 eV. 13,6 eV - это энергия ионизации атома водорода, а вовсе не энергия
связи электрона на первой стационарной орбите.
Эти замечания касаются только первой страницы. Дальше в таком же духе ....
Путем каких-то трудно понятных рассуждений автор приходит к формуле для энергии
связи электрона на стационарной орбите.
Кроме специфических обозначений, эта формула, по существу, не отличается от
известной формулы Бора:
И зачем - то потом он сравнивает расчетные значения по формуле с
экспериментальными данными. Конечно, будет хорошее согласие.
Работа эта какая-то абракодабра, жаль времени, потраченного на её разбор.
Не публиковать.
Рецензия написана от руки, но подписи нет.
Ответ Победоносцеву Л.А.
60
Уважаемый Лев Анатольевич, Вы принялись рецензировать доклад, прочитанный на
международной конференции, посвященной научному анализу сути и физического содержания
основополагающих понятий Естествознания "Пространство, время, тяготение". Причем анализу
нестандартному, не признаваемому официальной наукой. Поскольку это была уже третья
подобная конференция, то, видимо, прежде чем приступать к анализу нетрадиционного подхода
к решению определенной проблемы, надо было хоть как-то ознакомиться с научными
докладами прежних конференций, ведь на них уже выработаны и критерии, владея которыми
легко установить: заблуждается автор или устанавливает что-то новое. Начало статьи как раз и
предупреждает Вас об этом. В частности сообщается, что обоснованию модели фотона в такойто книге посвящено около ста страниц. Это значит, что Вы читаете не начало анализируемой
проблемы, а в лучшем случае середину этого анализа.
Если Вы ученый, а я в этом не сомневаюсь, так как читал Ваши статьи в Американском
журнале, то должны понимать, что для понимания нового материала надо знакомиться с его
началом, а не с серединой. Это ж ведь азбука познания, ее даже студенты знают. Пропустил
лекцию, на следующей сидишь, как истукан, ничего не понятно - говорят они сами, да и Вы
помните свои студенческие годы и знаете это хорошо. Поэтому непонятно, на что вы
рассчитывали, когда написали: "Сто страниц книги автора по обоснованию модели фотона не
читал..." Ну, если не читали, то зачем же берете на себя роль судьи? Чтобы судить о чем-то,
надо знать суть судимого. Вы же сами признаетесь, что не читали и, тем не менее, уверенно
начинаете судить то, чего не знаете. А вот если бы Вы прочитали, то узнали бы, как из
тщательного анализа существующих математических моделей, которые Вы называете простой
перефразировкой известного, выявляется модель фотона. Повторяю: из тщательного анализа
существующих (а не вновь полученных) математических моделей, то есть, сделано то, что не
удалось другим.
Уважаемый Лев Анатольевич, в научной среде существуют нормы этики, в которых
отражена коллективная сущность научного труда. Никто не начинает с нуля. Любые новые
результаты базируются на результатах предшественников, поэтому, когда мы говорим или
пишем "МЫ" это значит, что мы чтим предшественников и полученный нами новый научный
результат в определённой мере принадлежит им. Если бы Вы прочитали книгу, на которую
дается ссылка в статье, то Вы бы знали, что научный анализ связи пространства со временем
начал Галилей (Если не считать очень глубокие суждения по этой проблеме Блаженного
Августина), потом это было развито Ньютоном, затем Минковским и Логуновым. Они показали
единство Пространства и Времени, но не указали, как это можно доказать экспериментально.
В той книге, которую Вы, по Вашему признанию, не читали, доказывается, что единство
пространства и времени невозможно доказать при отсутствии материи. Из этого и следует, что
пространство, материя и время едины. Как видите, все очень просто, аксиоматично, а Вы,
признаетесь, что не знаете этой простоты.
Примечание: Уважаемый Лев Анатольевич, все мы в какой-то степени не безразличны к
катаклизмам, в которые нас втянули, задумываемся о причинах, о том, как оградить от этих бед
будущие поколения. Так вот у меня иногда возникает мысль предложить законодателям
разработать закон, сурово карающий тех, кто стремится к исполнению государственных
обязанностей при полном отсутствии знаний для их реализации. Иными словами - закон,
карающий за безответственность.
Извините, это к Вам не относится, да и в науку такой закон допускать нельзя, так как это
приведет к повторению Эйнштейновских бесплодных столетий. Лев Анатольевич, аксиома
Единства пространства, материи и времени - самое большое завоевание коллективной
человеческой мысли и грех ученому не знать её.
Ну а теперь обсудим размерность постоянной Планка.
61
Думаю, Вы помните, что основными единицами измерений в системе СИ приняты: метр,
килограмм, секунда. Постоянная Планка, как видите, имеет размерность кг  м 2 / с . Неудобно
мне Вам, как ученому напоминать, что это размерность момента количества движения векторной величины. Думаю, Вы не наберетесь смелости опровергать Ньютоновскую механику.
Момент количества движения или момент импульса, или угловой момент, или, наконец,
кинетический момент (видите, сколько он имеет названий, а Вы не знаете ни одного) это фундаментальные понятия динамики, без них невозможно точно описать ни одно вращательное
движение. Я уж не говорю о том, что студенты, изучающие механику, знают это как дважды
два. Вам, видимо, не довелось изучать классическую механику, однако это не мешает Вам
судить о достоверности ее результатов. Не отчаивайтесь, еще не поздно, откройте любой
учебник по теоретической механике и восполните пробелы в своих знаниях. Вот, например,
Курс Теоретической механики. И.М. Воронков. Москва 1966г. На стр. 403 написано: "момент
количества движения относительно точки О мы (обратите внимание на этику И.М. Воронкова,
он тоже пишет мы) можем представить так же, как и момент силы, в виде векторного
произведения радиуса-вектора r на вектор mV , то есть:..." Ну как, продолжим изучение
учебника или и этого достаточно Вам, чтобы понять свою элементарную научную
некомпетентность...?
Уважаемый Лев Анатольевич, векторные свойства постоянной Планка следуют из ее
размерности и никак не зависят от Вашего или моего мнения. Так что успокойтесь насчет
абсурда. Проанализировал я только половину страницы Вашей рецензии, утомили Вы меня
своим незнанием элементарных, как говорят, школьных вопросов.
Не буду повторять Ваши суждения о моих познаниях в области спектроскопии, при
желании, читатель может прочесть их еще раз. Не знаю, на каком курсе изучается
спектроскопия, но думаю, что не надо особых знаний, чтобы понимать, что энергия ионизации
равна энергии такого фотона, который переводит электрон с первой на самую дальнюю орбиту,
то есть удаляет электрон от ядра на такое расстояние, что электрон теряет связь с ядром и атом
становится ионом. Поэтому есть все основания присвоить этой энергии второе название энергия связи с ядром, соответствующая первой орбите, и распространить это название на все
остальные орбиты, что и сделано в книге, которую уважаемый рецензент не читал, как он сам
признается. Зачем утруждать себя чтением, рецензия рецензентом не подписывается,
ответственности никакой. Совесть? Так это же абсурд. Зачем иметь совесть там, где не узнают,
что ты бессовестный. Извините, Лев Анатольевич, это замечание не в Ваш адрес, а в адрес
сложившейся анонимной процедуры написания рецензий.
Уважаемый Лев Анатольевич, в книге, которую Вы не читали, даны определения всем
энергиям и фотона, и электрона, и без знания этих определений рассуждения автора по выводу
формулы для расчета спектров действительно трудно понимать. Никто Вас не насиловал
разбираться с тем, чего Вы не знаете, но если уж взялись, будьте добры разобраться. А так что
же получается, Вы даже не знаете, что с помощью формулы Бальмера-Ридберга, как и с
помощью уравнения Шредингера рассчитываются спектры только водородоподобных атомов.
Спектры всех других атомов и ионов рассчитываются с помощью приближенных числовых
методов. А вот простая формула, полученная автором рецензируемой Вами статьи, непонятным
для Вас образом рассчитывает спектры практически любых атомов. Это значит, что в ней
отражен закон формирования спектров атомов и ионов пока не имеющий своего имени.
Не знаю, знаете ли Вы профессора Дубровского Германа Васильевича из ЛГУ или нет,
но он серьезнее Вас подошел к анализу, разработанной мною Аналитической Теории
Спектроскопии. И если при первой встрече отнесся к моему докладу с большим скептицизмом,
то потом, разобравшись, отметил, что результат действительно является новым и он излагает
его студентам в своих лекциях. Профессор А.А. Нассикас из Греции попросил меня выслать
ему 30 брошюр "Аналитическая Теория Спектроскопии" для проведения семинарских занятий
со студентами.
62
Вы же, уважаемый Лев Анатольевич, даже не дочитали мою статью до третьей
страницы, поэтому и ничего не написали в cвоей рецензии по поводу расчета спектров вторых и
всех последующих электронов, что не под силу ни одной современной теории. Чувствуется,
утомились в проявлении своей некомпетентности, и завершили рецензию одной фразой: не
публиковать. Звучит как приказ, а в прежние времена это был бы не подлежащий обжалованию
приговор. Слава Богу, хоть в этом у нас появился прогресс.
Всего Вам доброго, Лев Анатольевич, не отчаивайтесь, Вы не причинили мне никакого
вреда. Не знаю, как насчет оргкомитета, но это уж его дело.
Доктор технических наук, профессор Ф.М. Канарёв.
Рецензия К.В. Мануйлова
Канарёв Ф.М. Почему модель фотона есть вращающееся кольцо? с тем же успехом яйцо,
тор, edc. Кроме того, на рис. не кольцо, а окружность. Если энергия и действие - суть векторы,
как полагает ученый автор, то все векторы - скорость, сила, должны стать тензорами II рода
или порядка. Дальше стоит непонятное слово. Почерк неразборчивый и это слово трудно
прочитать. Как быть с составляющими? Останется ли на свете хоть один скаляр?
Что же касается обоснования этой векторности, то оно демонстрирует лишь
безграмотность автора. Разве нет отрицательной температуры? Есть, но это не превращает ее в
вектор. Все прочее, т.е. числа и формулы остались теми же, что и при представлении энергии
скаляром.
На этом рецензия и заканчивается. Нет ни рекомендации: публиковать или не
публиковать, ни подписи рецензента. В телефонном разговоре Михаил Павлович Варин
объяснил, что этот отзыв писал К.В. Мануйлов.
Ответ К.В. Мануйлову
Уважаемый Константин Викторович, я ведь подарил Вам все свои книги, связанные с
анализом обсуждаемых проблем. Если бы Вы внимательно прочитали их, то поняли бы, что
модель фотона в виде вращающегося кольца неотвратимо следует из экспериментальной
спектроскопии. Не буду обижать Вас оскорблениями по поводу незнания элементарных основ
классической механики, но напомню базовую или, если хотите, основную, а не производную,
размерность постоянной Планка кг  м 2 / с . Думаю, вы не станете отвергать основы
классической механики и согласитесь, что это - размерность момента количества движения величины векторной по своей природе. Обращаю Ваше внимание на то, что эта, как Вы пишете,
векторность, не зависит ни от Вашего, ни от моего мнения. Этим свойством постоянную
Планка наделила Природа. Если Вы с этим не согласны, значит, Вы отрицаете всю
классическую механику, так как момент количества движения - одно из фундаментальных ее
понятий.
А теперь обратите внимание на то, что и энергия фотона и орбитальная энергия
электрона определяются по одной и той же формуле, что было доказано до нашего с вами
рождения. А именно: произведение постоянной Планка на частоту.
Если Вы признаете классическую механику, то признаете и векторные свойства
постоянной Планка. А если признаете векторные свойства постоянной Планка, то Вам ничего
не остается, как признать векторные свойства энергий единичных фотонов и единичных
электронов. Если Вы отвергаете эту логическую цепочку, если так можно сказать, то, видимо,
надо вновь взять учебник по классической механике и освежить свои знания.
Далее, если энергии единичных фотонов и электронов - величины векторные, то где же
эти свойства они могу проявить? Конечно, в спектроскопии. В ней ведь фиксируются акты
соединения фотонов с электронами и их разъединения при орбитальных переходах электрона.
Если это так, то энергии единичных фотонов и электронов должны складываться и вычитаться
63
как векторные величины. Как это проверить? Путем анализа экспериментальных данных
спектроскопии. Что я и сделал. Оказалось, что спектры всех электронов вычисляются по одной
и той же элементарной векторной формуле, которую теперь можно назвать законом
формирования спектров атомов и ионов.
Так вот, Константин Викторович, постоянная Планка, входящая в указанную формулу,
как раз и равна моменту количества движения кольца. Из этого и следует, что модель фотона в
первом приближении - вращающееся кольцо. Вы пытаетесь опровергнуть этот факт ссылкой на
аналогии, чем грешат, кстати, многие. Но причем здесь аналогии, факт следует из размерности
постоянной Планка и анализа десятков тысяч экспериментальных данных спектроскопии. Вот
Вы и опровергайте наличие у постоянной Планка размерности момента количества движения, а
также данные экспериментальной спектроскопии и метод их анализа. Тогда можно будет чтото обсуждать. А так ведь стыдно читать Ваши, извините, отвечаю Вашей фразеологией, ученые
доказательства.
Всего Вам доброго, Константин Викторович!
Доктор технических наук, профессор Ф.М. Канарёв.
Уважаемый читатель, видимо, у Вас появляется сомнение в правоте автора поиска.
Слишком уж много несогласных с ним. Это действительно так. Но мы с Вами анализируем
самую сложную область деятельности человека - научный поиск. История науки имеет немало
примеров негативного отношения современников исследователей к их научным результатам.
Помните средние века, тогда тех, кто видел дальше своих современников, не только
критиковали, но некоторых сжигали на кострах. Виною этого является стереотип мышления,
который формируется у каждого человека в процессе накопления им знаний. Этот стереотип и
не позволяет такому человеку увидеть, понять и оценить новое. К сожалению, прогресс в
развитии человеческого общества слабо влияет на позитивные изменения в этом деле.
Приведем еще один факт, доказывающий справедливость этой мысли.
По существующему в России положению все издательства рассылают изданные ими
книги в Российский библиотечный коллектор, книжную палату, в центральную Российскую
государственную библиотеку или библиотеку им. Ленина, как она называлась раньше. Чтобы
усилить гарантию получения этой библиотекой моих книг я одновременно с издательством
отсылал их туда самостоятельно за свой счет.
В конце мая 1996 г., оказавшись в Москве, зашел в Российскую государственную
библиотеку поинтересоваться, числятся ли мои книги в каталоге этой библиотеки?
Вы правильно догадались. Ни одной моей книги по физике не оказалось в картотеке этой
некогда знаменитой библиотеки. Причина теперь Вам известна. Книги с критикой научных
идей А. Эйнштейна не имеют права на жизнь.
Перед этим я был в Санкт-Петербурге. Центральный книжный магазин "Дом книги"
этого города принял от меня в продажу книгу "Кризис теоретической физики", изданной на
русском языке типографией нашего университета.
Прибыв в Москву, я зашел в такой же книжный магазин, но получил отказ. Центральный
Московский книжный магазин принимает книги в продажу только от ученых Москвы сообщила мне необщительный сотрудник этого магазина.
Поехал в Московский государственный университет на физический факультет.
Предложил эту книгу продавщице книжного киоска этого факультета. Она сказала, что
принимает такие книги только с разрешения руководства факультета.
Они посмотрят и решат, можно ли продавать эту книгу нашим студентам. О чем можно
было еще говорить? Я отошел от киоска, стал у входной двери и начал раздавать свою книгу
входящим студентам бесплатно. Через несколько минут моя сумка опустела. Более 70 шт. книг
я раздал студентам. Лишь двое отказались взять. А один, вернувшись через некоторое время
попросил оставить на ней мой автограф.
64
Уважаемый читатель, извините меня, но действия руководства физического факультета
по моему мнению заслуживают названия инквизиторских действий. Разве питомцы этого
факультета не в состоянии оценить полезность или бесполезность
книги, продаваемой в
книжном киоске? Зачем закрывать им путь к любознательности? Ответ ясен. Просмотрев книгу
и увидев там критику теорий А. Эйнштейна, руководство факультета, конечно же, запретило бы
ее продавать.
В середине июня 1996 г. я выступил с докладом "
Секрет холодного термоядерного синтеза" на международной конференции "Новые идеи
в Естествознании", которая состоялась в Санкт-Петербурге. В нем я изложил результаты
экспериментов по электролизу воды, проведенные в Краснодаре почти десять лет назад и дал
теоретическое объяснение этим результатам. Мой доклад произвел впечатление на участников
конференции своей необычностью. Суть доклада в том, что и теория, и эксперимент
показывают возможность "зажечь" воду и получать из нее дополнительную энергию.
Представители США и Германии сразу предложили сотрудничество в этой области.
Вернулся домой и узнал, что Библиотечный Коллектор России прислал в университет
письмо с требованием обязательной присылки 35 экземпляров моей книги "Кризис
теоретической физики". Ну вот, студенты оказались умнее своих учителей. Книга нашла своих
читателей и они требуют ее в библиотеках, а ее там нет. Вот и пошли заказы на нее в
Центральный Бибколлектор и тот направил письмо в университет с требованием обязательно
выслать ее.
Наконец последняя новость. В середине июля 1996 г. получил приглашение Ньюйорской
Международной академии наук стать ее действительным членом. До этого я был избран
академиком Международной Академии Информатизации. А теперь приведем высказывание
Макса Планка о том, как признаются научные истины научным сообществом:
"Обычно научные истины побеждают не так, что их противников убеждают и те
признают свою неправоту, а большей частью так, что противники эти постепенно вымирают, а
подрастающее поколение усваивает истину сразу".
11. ЛАБИРИНТЫ АНАЛИЗА
Думается, что труднее всего описать сам процесс поиска. В какой момент и почему
зарождались сомнения, как они разрешались, почему появлялась уверенность в том, что та или
другая идея является ошибочной или, наоборот, правильной. Как трудно было отказаться от
собственных сложившихся неполных или даже ошибочных представлений?
Помню, была полная неясность причины вероятностной интерпретации результатов
решения уравнения Шредингера, проявления принципа неопределенности Гейзенберга,
искривления пространства в неевклидовых геометриях. Прояснение начало появляться после
изучения лекций академика А.А. Логунова по релятивистской теории гравитации. Единство
пространства и времени, о котором он так ярко написал, повлекло за собой целую серию
вопросов по реализации этого единства в реальной действительности. В результате и родилась
модель формирования понятия "время" из которой следовало, что это единство можно доказать
только присутствием в данной области пространства материального объекта. Однако,
несколько лет потребовалось, чтобы убедиться в неполноте сформулированного единства
пространства и времени. И уж потом пришла мысль: если это единство доказывается
присутствием материального объекта, то без этого объекта единства не может быть. Пришлось
включить в это единство материю.
Как только стало ясно, что для реализации аксиомы единства в математических моделях
необходимо, чтобы эти модели фиксировали положение объекта в пространстве в любой
момент времени, так сразу прояснилась причина вероятностной интерпретации результатов
решения уравнения Шредингера. Это был кульминационный момент, который показал главное
65
упущение ученых при математическом описании движения объектов. Далее сразу появилось
желание проверить соответствие выявленной аксиоме уравнений Шредингера, Луи-де-Бройля и
принципа неопределенности. Догадка причины неполноты этих уравнений сразу
подтвердилась. На душе был праздник, но потом оказалось, что этот праздник никто не хочет
праздновать вместе со мной, никто не понимал сущности предлагаемого. Мне оно
представлялось предельно простым и невероятно важным, но другие не воспринимали эту
простоту и, что особенно непонятно, ее важность.
С анализом по выявлению модели фотона читатель уже знаком. На пути этого анализа я
не встретил ни одного серьезного противоречия, которое ставило бы под сомнение все
существующие математические модели, описывающие поведение фотона, а также
эксперименты, подтверждающие достоверность этих моделей.
Другое дело - поведение электрона. Здесь противоречий и весьма серьезных встретилось
немало. Находясь в плену сложившихся представлений об орбитальном движении электрона, я
все время втискивал его в это движение. Временами, особенно при анализе модели атома
водорода, это мне удавалось. Модель и формулы, описывающие ее, находились, можно сказать,
в симфоническом согласии.
Пустив постулированную модель электрона по орбитальной траектории вокруг ядра
атома водорода, я сразу получил постулированное соотношение Нильса Бора и это меня
обрадовало. Затем попытался получить уравнение Шредингера из кинематических уравнений
орбитального движения электрона. Но сделать это оказалось не так просто. Ведь уравнение
Шредингера работает за рамками аксиомы Единства пространства-материи-времени, а
полученные мною кинематические уравнения орбитального движения центра масс электрона в рамках этой аксиомы. А что, если вывести свои уравнения за рамки этой аксиомы и взять из
них только ту часть, которая описывает колебания центра масс электрона при его круговом
орбитальном движении? И ответ появился сразу. Да, из этой части легко выводится уравнение
Шредингера и я этот вывод уже показал при анализе данного уравнения. Теперь желающий
может описать орбитальное движение электрона атома водорода или с помощью моих
уравнений, или с помощью уравнения Шредингера, которое оказалось частью моих уравнений.
В первом случае исследователь получит информацию об орбитальном положении центра масс
электрона в любой момент времени, с любой необходимой ему точностью. Во втором случае он
получит плотность вероятности, с которой можно обнаружить этот центр масс (в сложившейся
интерпретации - сам электрон) в той или иной области атома.
Таким образом, новый результат не разрушал и не отрицал сложившееся представление
о поведении электрона в атоме, а лишь углублял представление об этом поведении - думалось
мне.
Лишь после стало ясно, что эта строгая логическая связь между старым и новым
описанием поведения электрона в атоме не решала всех проблем этого поведения, вытекающих
из анализа спектров электронов.
Интересным оказался результат, описывающий поведение электрона в атоме водорода с
помощью корпускулярных соотношений. Вывод постулированных соотношений Нильса Бора
радовал, конечно, так как углубленный анализ показал, что кинетическая энергия орбитального
движения электрона строго равна его потенциальной энергии. Из этого следовало, что если
потенциальную энергию признать отрицательной, как это и сделали физики задолго до моего
прихода к этому этапу анализа поведения электрона и учесть, что кинетическая энергия по
своей природе не может быть отрицательной, то тогда суммарная орбитальная энергия
электрона оказывается равной нулю. Это уже серьезное противоречие. С одной стороны
нулевая орбитальная энергия электрона проясняет вечность его движения, а с другой получалось, что при орбитальном движении электрон не имеет никакой энергии. С этим
согласиться невозможно при сложившихся представлениях о его поведении в атоме.
66
Изящными выглядели волновые уравнения, описывающие радиальную и
трансверсальную скорости движения центра масс электрона и соответствующих им ускорений.
Но это не удовлетворяло меня в связи с серьезным противоречием в определении орбитальной
энергии электрона, и я не знал, как устранить это неудовлетворение, где выход из этого тупика?
Этот вопрос тревожил меня несколько лет. Ответ на него, да и то не полный, я получил при
анализе спектров второго электрона атома гелия. Когда перешел к анализу движения этого
электрона, то вся симфония орбитального движения электрона в атоме гелия рухнула. Второй (с
меньшей энергией ионизации) электрон отказывался совершать орбитальное движение.
После завершения анализа поведения электрона в атоме водорода, я честно сказать,
боялся переходить к расчету спектров, так как считал эту область исследований невероятно
сложной, недоступной для меня. Однако, когда просмотрел присланную мне из Новочеркасска
книгу Ю. П. Ковалева "Теория строения вещества и Вселенной", где приводился расчет спектра
атома водорода, понял, что смогу пройти и эту часть пути.
Для меня важнее было увидеть, меняет ли электрон свои геометрические размеры и
кинематические показатели при орбитальных переходах. Корпускулярные соотношения быстро
показали мне, как идет это изменение. Из них неотвратимо следовало, что при удалении
электрона от ядра атома, его радиус увеличивается пропорционально номеру орбиты, а
орбитальный радиус центра масс пропорционален квадрату номера орбиты. Все эти изменения
следовали из меняющейся орбитальной энергии электрона. Картина получалась чрезвычайно
красивой и, как мне казалось, абсолютно непротиворечивой и неподвластной изменению. На
нескольких конференциях и семинарах я рассказывал об изменении параметров электрона при
его орбитальных переходах по этой картинке. Опубликовал ее в нескольких статьях и книгах.
Она казалась мне неотвратимой. Однако, беспокоило то, что выявленный метод расчета спектра
электрона атома водорода и водородоподобных атомов, минуя уравнение Шредингера, оказался
бессильным при расчете энергетического спектра первого электрона атома гелия.
Более года ушло на расшифровку этого спектра. Выписанный ряд экспериментально
полученных энергий, соответствующих стационарным орбитам этого электрона, никак не
получался расчетным путем. Стало ясно, без наглядной модели изменения орбитальных
энергий электрона и энергий, поглощаемых при этом фотонов, решить задачу очень трудно,
может быть и невозможно такому тугодуму как я.
Строить такую схематическую модель начал для атома водорода, там мне казалось все
прозрачным и предельно ясным. Провел слева страницы вертикальную линию и решил, что она
будет соответствовать положению электрона на первой орбите, где его энергия равна энергии
ионизации атома, то есть 13,6 эВ. Далее, электрон поглощает фотон с энергией 10,2 эВ и
переходит на вторую орбиту, где его энергия становится равной 3,4 эВ. Провел вторую
вертикальную линию, соответствующую этой энергии. Стало ясно, что интервал между
вертикальными линиями соответствует изменению орбитальной энергии электрона и энергиям
поглощаемых фотонов. Если электрон стартует со второй орбиты, то максимальная энергия
фотона, который он может поглотить, будет равна 13,6 - 10,2 = 3,4 эВ. Эта энергия
соответствует положению электрона на второй орбите. Так сформировались условия, которые
вынуждали меня дать новые определения энергиям электрона и фотона, ибо существовавшие до
того определения этих энергий затрудняли описание указанной схемы их изменения. Так я и
сделал. Энергии, принадлежащие электрону на разных орбитах, я назвал энергиями связи
электрона с ядром, так как при поглощении фотона с такой энергией электрон эту связь
утрачивал и становился свободным. Стало ясно, что если электрон, находясь на первой орбите,
поглощает фотон с энергией 13,6 эВ, то он потеряет связь с ядром и атом водорода станет
ионом. Поэтому энергия 13,6 эВ кроме названия энергии ионизации, получила еще название
энергии связи электрона с ядром, соответствующей первой его орбите.
Получившаяся в результате этого схема позволяла наглядно видеть, где энергия
электрона, а где энергия поглощаемого фотона. Такая схема значительно облегчила
67
формирование представлений об изменении этих энергий при орбитальных переходах
электрона. Без этой схемы невозможно было четко представить, какая энергия чему
соответствует при разных положениях электрона в атоме.
Без всяких затруднений посчитал по этой схеме спектры целого ряда водородоподобных
атомов, то есть атомов разных элементов с одним электроном. Ну, раз он один, то его и надо
называть первым. Нет же, физики присвоили ему номер в обратном порядке, то есть первым
назвали не самый ближний от ядра электрон, а самый дальний, с наименьшей энергией
ионизации. Такая нумерация разрушала разработанную схему, и я изменил принятую
нумерацию электронов в атоме (и сделал это, как потом выяснилось, напрасно). Первым назвал
электрон, самый ближний к ядру. Это значительно облегчило решение многих последующих
задач. Более того, убедительно показало ошибочность целого ряда принципов поведения
электрона в атоме, за разработку которых в свое время были получены Нобелевские премии.
В частности, считалось, что невозможно установить, какому электрону принадлежит
энергия той или иной спектральной линии у многоэлектронных атомов. Поэтому справочники
по спектроскопии указывали номера энергий ионизации, которые соответствовали числу
электронов в атоме, но ничего не говорилось какому по счету электрону принадлежат эти
энергии. Я же отождествил номера этих энергий с номерами электронов в атомах по принятой
мною схеме нумерации.
Руководствуясь принципом строгой последовательности, я не мог двигаться дальше, не
расшифровав спектр второго электрона атома гелия. Многократные попытки получить
расчетным путем экспериментальный ряд энергий этого электрона с помощью разработанной
мною схемы не давали нужного результата. Интуиция подсказывала, что этого не должно быть,
схема должна работать и здесь, но она не работала. Оставалась одна возможность: скрупулезно
проанализировать сам ряд энергий, соответствующих стационарным орбитам этого электрона.
Присмотревшись, заметил, что начало ряда энергий не давало четкой закономерности их
изменения, а по мере уменьшения этих энергий такая закономерность явно проявлялась. А что
если в этом ряду не одна, а две независимые друг от друга последовательности, которые
соответствуют не одному, а разным положениям электрона в атоме? Как их разделить?
Исключил две энергии, которые явно нарушали стройный ряд, и думаю: разница между
энергией ионизации этого электрона и первой энергией в полученном ряду должна, в
соответствии с принципом Паули, соответствовать энергии связи этого электрона с ядром в
момент пребывания его на второй орбите, так как принцип Паули запрещает пребывание двух
электронов на первой орбите.
Хорошо, думаю, пусть это так, второй электрон не бывает на первой орбите, но ведь
энергия, пусть она и фиктивная, должна соответствовать этой орбите? Умножил полученную
разность на квадрат главного квантового числа, соответствующего второй орбите, то есть на 4 и
получил число 13,47 эВ. Оно было близко к энергии связи с ядром электрона атома водорода в
момент пребывания его на первой орбите.
Подставил полученное число в формулу для расчета спектра атома водорода и сразу
получил почти весь (за исключением двух значений) ряд экспериментальных значений энергий.
Все с невообразимой синхронностью вписалось в разработанную мною схему для расчета
спектров. Да, это был праздничный момент. Уравнение Шредингера такую задачу решить не
смогло. Его оставили в покое и для расчета спектров неводородоподобных атомов разработали
числовые методы, которые давали нужный результат, но картину поведения электрона в атоме
покрывали густым туманом. А тут, тут начали появляться уже кое-какие контуры
взаимодействия второго электрона атома гелия с его ядром.
Однако на рассеивание тумана ушло еще несколько лет. Все оказалось значительно
сложнее, чем виделось вначале. Многочисленные попытки согласовать спектральные линии
первого электрона атома гелия с орбитальным его движением потерпели полную неудачу.
Наступило уже отчаяние. Но тут электронная почта принесла рецензию на статью: "Модель
68
фотона", которую редактор журнала "Галилеевская электродинамика" готовил к печати.
Рецензия была краткой и сразу указывала на противоречие с существующими представлениями.
Рецензент писал, что у предполагаемой модели фотона спин направлен перпендикулярно его
движению. Это противоречит хорошо известному продольному направлению спина фотона и,
как писал рецензент, спектроскописты сразу это заметят. Сложность объяснения этого
противоречия, писал рецензент, ложится на плечи автора.
Петр Бекман просил меня как можно быстрее устранить это противоречие, иначе он не
сможет опубликовать статью.
Это была кульминация в моем поиске. Как не высказать глубочайшую благодарность
рецензенту за это критическое замечание! До сих пор я, как и все до меня, не придавал
большого значения векторным свойствам энергий единичных фотонов и электронов. Эти
свойства неоспоримо следовали из размерности постоянной Планка и никак никем не
принимались во внимание.
Тут как раз уместно сказать о роли интуиции в поиске. Интуиция - это процесс догадки о
существовании неизвестной до этого сущности.
Работает интуиция только при условии, если для разгадки этой сущности накопилось в
голове достаточно информации. Тогда наш мозг автоматически устанавливает связи между
предметами и явлениями, которые раннее не были замечены. Возникает, как говорят, догадка,
изумившись которой, как пишут историки науки, Архимед, не выдержав, громко закричал:
"ЭВРИКА!"
Да в голове к этому времени было вполне достаточно информации, чтобы понять суть
замечания рецензента и сразу найти ответ ему. Так как энергии и фотона, и электрона в атоме
определяются по одной и той же формуле: произведение постоянной Планка на частоту, то
постоянная Планка и есть спин и фотона, и электрона, и поскольку она - величина векторная, то
энергии и фотона, и электрона при его орбитальных переходах должны складываться и
вычитаться по правилам векторной алгебры. Это автоматически следовало из методики расчета
спектров атомов, но я не обращал на это внимания. Поэтому выражаю искреннюю
признательность неизвестному мне рецензенту за исключительно ценное для меня его
критическое замечание.
Написал я об этом П. Бекману. Было это в мае, а в августе его уже не стало. Не успел
Петр Рудольфович Бекман рассказать читателям своего журнала о моем открытии.
В завещательной статье редактора журнала он отразил главный результат своих усилий,
указав, что из опубликованных статей в его журнале следует, что теория относительности
Эйнштейна умерла, но на похороны ее уйдет еще много времени.
Я получил обратно из Колорадо обширную свою записку с ответом на фундаментальное
замечание рецензента. Журнал перешел в ведение другого, молодого редактора и последующие
два года ушли на то, чтобы убедить его, что постоянная Планка - вектор. Отрицал он это,
ссылаясь на аналогии и не хотел признавать тот факт, что векторные свойства постоянной
Планка следуют из ее размерности и не зависят от нашего мнения. И даже тогда, когда я
отослал ему свою книгу: "ON THE WAY TO THE PHYSICS OF THE XXI CENTURY", где этот
вопрос рассмотрен детально, он в электронном письме ответил мне, что обоснование векторных
свойств постоянной Планка представлено очень слабо, в лучшем случае.
Утешало то, что, прочитав первые главы моей книги, он сразу понял сущность
заблуждений, связанных с теориями относительности А. Эйнштейна и наглядно об этом
написал в редакторском вступлении третьего номера своего журнала за 1995 г.
Вместо того, чтобы рассматривать искривление траектории движения фотона под
действием внешних сил, физики разработали неевклидовы геометрии с искривленными
координатами и подставляли в формулы этих геометрий скорость прямолинейного движения
фотона. И Howard Hayden прекрасно проиллюстрировал это простыми рисунками.
69
Однако по отношению уравнения Шредингера он высказался ошибочно, полагая, что
недостатки этого уравнения связаны с тем, что оно составлено в сферических (по его мнению
криволинейных) координатах. Сразу было видно: он не понимает что сферические координаты
работают в Евклидовой геометрии. Недостаток же уравнения Шредингера следует из
отсутствия связи этого уравнения с аксиомой Единства пространства - материи - времени.
Оставалось сожалеть, что сущность этой аксиомы он не понимал.
Я с надеждой ждал следующего номера журнала, полагая, что он удовлетворит мою
просьбу и сообщит читателям своего журнала о выходе моей книги на английском языке. Но
этого не случилось. В своей редакторской вступительной статье он вновь привел идеи из моей
книги, касающиеся учета скорости вращения Земли относительно своей оси при анализе
результатов опыта Майкельсона - Морли, Саньяка и других.
Однако и здесь чувствовалось, что он не понимает сущность этой проблемы. В пятом
номере также отсутствовала информация о моей книге. Но некоторые статьи были посвящены
тому, что более подробно уже рассмотрено в моей книге и получены те же выводы.
До этого момента я читал описание опыта Саньяка в этом журнале, но до конца не понял
его интерпретацию. Потом, после издания своей книги прочитал об этом опыте в одной из
брошюр на русском языке и впервые узнал, что результат этого эксперимента противоположен
результату опыта Майкельсона - Морли и полностью противоречит Специальной Теории
Относительности. Стало ясно, почему об опыте Саньяка я нигде раньше не читал в
академических и других книгах, изданных в Советском Союзе. Окупированная сторонниками
Эйнштейна, Академия Наук строго выполняла указание по умалчиванию всего, что
противоречило Эйнштейновской теории относительности.
Результат опыта Саньяка поразил меня тем, что он полностью соответствовал моему
описанию поведения фотона. Из него также следовало, что скорость света постоянна в поле
гравитации, так же как и в космическом пространстве. Жаль, что я не знал об этом раньше.
Описал бы это в деталях в своей книге и издатель журнала Howard Hayden был бы весьма
доволен, так как идея постоянства скорости света в поле гравитации принадлежит ему вместе с
П. Бекманом. Об их возможной правоте я несколько раз указал в своей книге, а знай результат
опыта Саньяка в деталях, показал бы, что эта правота убедительно подтверждена
экспериментом.
Дело в том, что Саньяк поставил эксперимент, в котором, приборы были установлены на
вращающемся столе, а Майкельсон и Морли использовали в качестве такого стола
вращающуюся Землю. В их экспериментах приборы не изменяли своего положения
относительно поля силы тяжести Земли, поэтому и не было каких-либо изменений в показаниях
этих приборов.
Другое дело опыт Саньяка. В его опыте приборы вращались вместе с вращающимся
столом, то есть приборы меняли свое положение относительно поля силы тяжести и при
постоянстве скорости света в этом поле показывали смещение интерференционной полосы.
Другого результата здесь и ожидать нельзя.
Но Hayden не улавливал этой сущности и поэтому в своей статье не мог твердо сказать,
что в этом случае влияет на результат эксперимента. Орбитальная скорость движения Земли
вокруг Солнца или скорость точки ее поверхности, где установлен прибор, соответствующая
скорости вращения Земли относительно своей оси?
Думалось, может быть сообщить ему об этих неточностях, но я стал бояться
электронных писем. Критическое письмо относительно его непонимания векторных свойств
постоянной Планка, посланных электронной почтой, резко охладило нашу переписку.
Вторая причина была не менее веской. Электронную почту значительно проще
контролировать, чем обычную. Без всякого труда можно изменять содержание электронного
письма, вычеркивая из него неудобные кому-то мысли и вставляя любые другие, в том числе с
оскорбительными оттенками, которые, конечно же, будут влиять на ожидавшуюся публикацию
70
о моей книге в этом журнале. Я просил редактора опубликовать это в любой форме, в том числе
и под рубрикой диссидентских новостей. Конечно, лучше всего было бы поместить рецензию,
но в полученных мною 4 и 5 номерах журнала "Галилеевская электродинамика" не было ни
того, ни другого. Не было никаких сообщений и никакой критики моей книги и в последующих
номерах этого журнала.
Пора описать еще один фундаментальный момент в анализе. Одно и то же элементарное
математическое соотношение довело меня до расчета спектров всех электронов атома Бора и я
решил на этом остановиться, полагая, что выявленная закономерность будет работать и дальше.
Следствия, которые следовали из этих расчетов, казались мне страшноватыми. Они
рушили многие представления о поведении электрона в атоме, в том числе и мои
многочисленные попытки объяснить это поведение в рамках орбитального движения
электрона.
Из расчетов спектров следовало однозначно, что такое движение электрон не совершает
в атоме, там он вращается только относительно своей оси вращения. В уравнении расчета
спектров полностью отсутствует энергия орбитального движения электрона и это меня
шокировало. Все мои усилия по описанию орбитального движения электрона рухнули.
Расчет показывал, что в момент пребывания электрона атома водорода на первой орбите
его радиус был больше радиуса орбиты. Это значило, что ядро находилось внутри электрона.
Но я еще долго противился этому результату, пока результаты расчетов спектров других
элементов не сломили мое сопротивление.
Если ядро атома внутри первого электрона, то как должен взаимодействовать с ядром
второй электрон, если он вращается только относительно своей оси? Ответ один - осью
вращения. Многочисленные попытки найти другую схему взаимодействия вторых и
последующих электронов с ядром атома не дали никакого результата.
Работал еще один вариант схемы только для первого электрона - вариант
гиповращательного движения, но он вызывал у меня большие сомнения. За неимением другого
оставил пока его.
Как - то после доклада результатов по спектроскопии доктору физматнаук Герману
Васильевичу Дубровскому из ЛГУ заехал в МГУ и встретился с профессором кафедры
теоретической физики Борисовым Анатолием Викторовичем. Подарил ему свою книгу. На
другой день он сказал, что сейчас сессия, и организовать семинар для заслушивания моего
доклада почти невозможно, но свой вопрос он может задать и сейчас. «Имейте в виду, в
современной физике теория и эксперимент находятся в полном согласии при отсутствии какойлибо модели фотона. Вы же предлагаете модель фотона и сразу нарушаете установившуюся
гармонию между теорией и экспериментом. Ваши результаты по расчету спектров интересны,
но существует еще один эксперимент, где участвуют фотон и электрон. Это эксперимент
Комптона. В нем согласие между теорией и экспериментом подтверждается совпадением
восьмых цифр после запятой. Впишутся ли в эту точность модели ваших фотонов и электронов
и как вы это докажите?»
«К сожалению, - ответил я, - у меня еще не дошла очередь до анализа эффекта Комптона
на основе данных, которыми я располагаю».
«Ну что ж, без результатов такого анализа, сразу скажу Вам, семинар будет не
интересным и не в вашу пользу».
Серьезное замечание. Вернулся с командировки и сразу приступил к анализу
эксперимента Комптона. Помню, меня поразило обилие не подкрепленных никакими доводами
результатов интерпретации этого эксперимента.
Эффект обнаруживается только при участии рентгеновских фотонов. Фотоны других
частот этого эффекта не дают. Почему? Это, пожалуй, самый главный вопрос, но
интерпретаторы легко обошли его, отметив, что рентгеновские фотоны взаимодействуют со
71
свободными электронами в кристалле, а ультрафиолетовые, например, - с атомом в целом,
поэтому и не дают ожидаемого эффекта.
Ответ оказался проще. Наличие моделей фотона и электрона позволило мне вычислить
их геометрические размеры. И сразу стала ясна причина взаимодействия рентгеновских
фотонов с поверхностными электронами атомов. Дело в том что, они имеют примерно
одинаковые геометрические размеры. А если взять, например, ультрафиолетовый фотон, то его
размер значительно больше размера электрона. Это главная причина отсутствия механического
взаимодействия между таким фотоном и электроном. Что же касается, электромагнитного
взаимодействия между ними, то выявленный мною закон формирования спектров атомов и
ионов допускал такое взаимодействие только при кратном отношении частоты фотона к частоте
электрона. Причем эта кратность соответствовала закону обратных квадратов, то есть тому же
закону, по которому определяются гравитационное и электромагнитное (Кулоновское)
взаимодействия.
Конечно, главное в эффекте Комптона - это формула для расчета этого эффекта. Для
довольно сложного вывода этой формулы физики привлекают идеи теории относительности
Эйнштейна. Но оказалось, что если рассмотреть взаимодействие вращающегося фотона с
вращающимся электроном, то формулу Комптона можно получить сразу, без релятивистских
поправок. При этом появилась новая интерпретация многих деталей этого эксперимента и
ответы на многие вопросы, которые до сих пор оставались безответными. Так был получен
ответ на замечание физика из Московского государственного университета. Полученный
результат я опубликовал на английском языке и одну брошюру отослал моему оппоненту в
Москву.
Возникает вопрос: на чем базирует автор описываемого поиска уверенность в своей
правоте? Конечно, на экспериментальном подтверждении результатов своих теоретических
исследований. Спектроскопия содержит сотни тысяч экспериментально полученных
спектральных линий. И если появилась теория, которая аналитическим путем рассчитывает эти
спектры, то этого достаточно, чтобы быть уверенным в правильности избранного направления.
Конечно, из результатов исследований последовала лавина новых следствий, которые
дают ответы на многие безответные вопросы в современной теоретической физике. Причем эти
ответы затрагивают практически весь спектр явлений от микромира до галактик. Более 100
таких следствий я привел в последнем издании своей книги "ON THE WAY TO THE PHYSICS
OF THE XXI CENTURY". Список ответов можно продолжить, но впереди более интересные
задачи: поведение валентного электрона и построение моделей молекул. Модели атомов первых
химических элементов уже опубликованы.
Вспоминаю начало 90-х годов, обилие научных конференций, в том числе и в родном
Краснодаре. На одну из таких конференций приехал один из моих приятных знакомых еврей по
национальности. Поскольку основным критерием моего общения является не национальность, а
человеческие качества, которыми мой знакомый, несомненно, обладал, то
у нас
сформировались теплые отношения. Он делился результатами своего, как он говорил, тайного
поиска. Он собирал информацию об Альберте Эйнштейне. Не хвалебную, а всю подряд. И
собрал обилие фактов о его научной некомпетентности. Рукопись своей книги он собирался
издать под псевдонимом "Гельфер". Столь доверительные отношения сформировали у меня
желание, дать ему первому прочитать рукопись моей книги об истории моего научного поиска.
В одном из писем он потом писал мне: "Когда будете заканчивать эту книгу, приведите,
пожалуйста, мое мнение. Если бы Вы были еврей, вы давно были бы Нобелевским лауреатом".
Лестный отзыв, но не для меня. Не люблю я никаких титулов. Это все - бутафории по
сравнению с величием Природы и ее законов, которые мы пытаемся познать в тот миг жизни
Вселенной, который она дарит её нам. Для ученого самой большой наградой служат не титулы,
а трепетное ощущение величия Тайн Природы в момент их познания и сознание того, что ты
познаешь эти тайны первым. Ради этого стоило родиться и пожить в этом сказочном мире.
72
ЧАСТЬ II
12. НАЧАЛО ПРОДОЛЖЕНИЯ
Прошло 10 лет с момента написания рукописи книги, которую Вы прочитали и которая
была издана в Японии в 1996г. издательством "TOPAN PRINTING CO., LT." Случилось это
следующим образом.
73
Начало положил Петр Бекман, опубликовавший мою статью в своём журнале
Галилеевская Электродинамика. Затем Роберт Ханон из США, прочитав её, предложил мне
править тексты моих статей и брошюр на английском языке. После правки текста нескольких
брошюр, я попросил его отредактировать книгу, “On The Way to The Physics of The XXI
Century”, которую начал писать. Он согласился. Россиянин Б. Н. Солимовский переводил её
на английский язык, а Robert Hanon редактировал.
Конечно, для издания книги у меня не было денег. Обратился к ректору и он дал мне
необходимые деньги с условием возврата их. Типография «Советская Кубань» не согласилась с
моим набором текста книги и выполнила его своими силами. В результате количество
погрешностей увеличилось. Делать было нечего. Пришлось брать то, что получилось. Не
помню уж, сколько экземпляров я разослал, но большая часть тиража до сих пор дома. Тем не
менее, информация о книге разошлась
достаточно быстро и я получил письмо от
представительства издательства "TOPAN PRINTING CO., LT.", расположенного в Нью-Йорке.
Представитель сообщал, что издательство намерено издать эту книгу. Дальнейшая переписка
свелась к тому, что договорились издать вначале популярную книгу на эту тему. Я предложил
«Историю научного поиска», которую Вы уже прочитали.
Издательство назначило мне переводчика. Им оказался добрый японец по фамилии
Schugai. Около полугода мы общались электронными письмами, согласовывая различные
детали текста книги. Когда рукопись была готова на японском языке, заключили договор,
согласно которому издательство издаст книгу
тиражом 12 тысяч экземпляров. Мне
причиталось за это в общей сложности более 15000 долларов США - фантастическая сумма.
Подписали договор, и я начал ждать положенный гонорар 5000 долларов, который издательство
обязалось выплатить до продажи книги. Примерно после 10 - го напоминания я получил эту
сумму. Мне прислали 6 экземпляров книги, одну из которых я лично отвёз в центральную
библиотеку страны. Прошло больше года, интересуюсь результатами продаж. Полное
молчание. Примерно после 20 письма, посланного в Токио и в Нью-Йорк, сообщили, что
продано менее 3000 экземпляров, и издательство уничтожило оставшуюся часть тиража.
Так это или нет, я до сих пор не знаю. Писем я получил из Японии немало. Писали и
физики. Постепенно переписка начала угасать. Физики не могли согласиться с тем, что фотон
имеет массу. Это безмассовая частица, – считают они.
Шло время, и вдруг однажды получаю письмо из Японии. Открыл конверт, в нем 200
долларов США – фантастика. Моя заработная плата была в то время 100 долларов. Автор
письма впоследствии просил меня не упоминать его имени нигде. Поэтому я ввожу псевдоним
Nory. Nory писал, что он не физик, но прочитал мою книгу о физике и считает мои достижения
значительными и просил принять вознаграждение за это в сумме 20000 долларов США. Я был в
шоке, но возражать не стал. Положенная сумма пришла быстро.
В следующих
письмах Nory сообщал, что он, читая мою книгу, обнаружил
существенный мой вклад и в математику и просил принять вознаграждение и за это. Так я стал
богатым человеком и получил возможность сносно жить и тратить деньги на науку.
Nory по-прежнему писал мне письма и в каждом из них было 200 или 300 долларов.
Однажды получаю от него распечатанное письмо. Читаю. Он сообщил, что в письмо вложил
500 долларов, но их не было. Я сообщил ему об этом и он перестал писать мне письма, но
деньги в сумме около 1000 долларов периодически перечислял на мой банковский счет. Он до
сих пор продолжает оказывать мне материальную помощь и я по ходу изложения последующих
событий буду упоминать об этом.
Конечно, не могло быть и речи об уклонении от уплаты налога. Но случай был по тем
временам редкостный, и я решил написать письмо главе краевой администрации Н. И.
Кондратенко о том, чтобы заплаченную мною сумму налога, а это – более 300000 рублей
вернули в университет на мои научные исследования. От недостатка денег тогда бедствовали
все, в том числе и университет. Шло время, ответа не было.
74
Однажды встречаюсь с одним из своих знакомых. Он сообщает мне, что деньги от
краевой администрации пришли. Ректор пригласил своих проректоров и начал советоваться с
ними, как использовать эти деньги. Проректор по учебной работе Н.С. Котляров - самый
доброжелательный покровитель моих научных увлечений рекомендовал направить их по
назначению, а проректор по науке Северин Ю.Д. сказал, что это не обязательно. Можно
использовать деньги на нужды университета и ничего не говорить об этом проф. Канарёву.
Ректор принял второе предложение. Получив эту информацию, я счел полезным контакт с
человеком, который по долгу службы владеет подобной информацией. Анализ показал, что
оглашать эту информацию и требовать от ректора деньги, выделенные мне на
экспериментальные исследования, в такой ситуации нет смысла. Деньги мне все равно не
дадут, а отношения испорчу со многими.
Предметом моих увлечений в то время была книга «Кризис теоретической физики».
Теперь этот кризис представлялся мне яснее, чем раньше. Первая книга объёмом 140 стр.
вышла из типографии университета весной 1996 года. Вспоминаю, пошел я к ректору с
просьбой издать её в типографии университета. Выслушав меня, он сказал: «Идите и скажите
зав. типографией, что я разрешаю отпечатать Вашу книгу. Тем более, что тираж небольшой.
Если она не поверит Вашим словам, то пусть звонит мне».
Пришел я к Марии Ивановне, рассказал о беседе с ректором, а она и говорит: «Ой, что
Вы, не буду я звонить. Мне достаточно авторитета ректора и Вашего. Давайте рукопись и через
пару недель получите свою книгу». Так я и сделал. Разрешение на издание всех последующих
книг подписывал Ю.Д. Северин.
Основное внимание я уделил анализу преобразований Лоренца, модели фотона и
орбитальному движению электрона. Попытался представить структуры ядер простейших
элементов. Время шло и я продолжал поиск. Орбитальное движение электрона меня уже не
удовлетворяло. Слишком много было противоречий в этом процессе и я решил рассмотреть
последовательно кольцевую и тороидальную модели электрона. Удивительным оказалось то,
что радиус кольца и радиус осевой линии тора точно равнялись длине волны электрона,
следующей из эффекта Комптона. Это была веская связь теоретического результата с
экспериментом. В обосновании параметров этой модели участвовали все геометрические,
кинематические, электростатические и электродинамические параметры. Несколько
зарубежных журналов опубликовали потом мою статью о структуре электрона.
13. НАЧАЛО ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ПОИСКА
В тот период в центре дискуссии в мировой науке был эксперимент американских
исследователей Флешмана и Понса, показывающий, что при электролизе тяжелой воды идет
выделение дополнительной тепловой энергии. Авторы утверждали, что источником этой
энергии является холодный ядерный синтез. В печати сообщалось, что многие лаборатории
мира пытаются воспроизвести этот результат. Большинство получало отрицательный результат,
но некоторые фиксировали эффект.
Перестройка к тому времени разрушила многие сложившиеся научные коллективы.
Один из них был на Краснодарском оборонном заводе «Сатурн». Так случилось, что один из
участников экспериментов Беклямишев Ю.А. пришел ко мне и попросил помещение для
размещения оборудования по исследованию плазменного электролиза воды. Слово «плазма»
тогда считалось почти секретным, и коллектив этого завода имел закрытые авторские
свидетельства на устройство по получению плазмы в воде.
Надо было продолжать работу, а денег не было. Юрий Александрович занимался какимто небольшим бизнесом и часть денег тратил на эксперименты, которые я получил возможность
наблюдать. Очаровательное зрелище получалось, когда видишь, что вода горит. Около года я не
вникал в детали эксперимента, но потом появилось свободное время и я начал делать это.
75
Убедил Юрия Александровича снять фильм об эксперименте, написать статью и выступить на
следующей Петербургской конференции. Он согласился. Сделали небольшой фильм, я помог
ему оформить результаты его эксперимента в качестве научной статьи и написал свою статью, в
которой пытался дать интерпретацию необычному эксперименту.
На конференцию собрались ехать вместе. Но потом Юрий Александрович из-за
занятости отказался ехать, но дал мне право доложить его результаты от его имени.
Конференция прошла удачно, фильм вызвал большой интерес, удачным, как мне показалось,
было и мое выступление. Завязались контакты с коллегами из США и Германии.
На обратном пути я заехал в Москву и показал фильм на научном семинаре в Институте
Дружбы народов. Фильм произвел сильное впечатление. Присутствовавшие наблюдали такое
явление впервые. Среди докладчиков был японец Tadahiko Mizuno.
Он доложил интересные результаты своих экспериментов по холодному ядерному
синтезу. У меня была переплетенная рукопись следующей своей книги на английском языке,
и я вручил её Tadahiko Mizuno.
Возвратившись домой, я решил интенсифицировать эти исследования. Юрий
Александрович начал оформлять следующую заявку на патент и включил меня в число
соавторов, среди которых была и его дочь. При этом я должен был подписать документ, в
котором обозначалась доля моего участия и юридическая ответственность за разглашение
тайны конструкции устройства. Конечно, от нелепого требования юридической
ответственности я категорически отказался, вызвав сильное недовольство Юрия
Александровича. Тем не менее, заявку он отправил, но мне стало ясно, что на таких условиях
мы не сможем сотрудничать и я начал искать выход.
Оказалось, что Юрий Александрович представлял лишь часть коллектива
разбежавшегося с завода «Сатурн». Вторая часть, которую возглавлял руководитель их
коллектива Зыков Е. Д., разместилась на территории кожевенного завода, пытаясь организовать
с помощью плазменного электролиза очистку сточных вод. Анализы лабораторных
экспериментов показывали значительный эффект, но, как переходить к промышленной
установке, никто не знал.
В этот момент нашими делами начали интересоваться друзья моей дочери Ирины,
которые имели деньги и искали сферу им приложения. Так я познакомился с Подобедовым
Владимиром Васильевичем. Он сказал, что если Вы докажете, что есть положительный эффект,
то мы будем финансировать Ваш поиск. После анализа ситуации мы пришли к выводу, что надо
устанавливать и развивать контакт с Зыковым Е.Д. Когда я встретился с Евгением
Дмитриевичем Зыкиным, кандидатом химических наук, то узнал, что он в ссоре с Ю.А.
Беклямишевым. Детали я выяснять не стал, но рассказал ему перспективу по финансированию
и он согласился с моим предложением.
Через пару дней я был уже в его лаборатории на кожевенном заводе. Стенд, высотою
около двух метров был опутан многочисленными трубками. Расход раствора определялся по
ротаметру, который каждый раз надо было тарировать. Он определил мне роль лаборанта и я
начал осваивать новое для себя дело. Ясно было, что недалеко то время, когда надо будет
организовывать лабораторию у себя при кафедре. Но помещение кафедральной лаборатории
занимал Беклямишев Юрий Александрович. Жаль мне было, что у нас не складывались
творческие отношения и я предложил Юрию Александровичу освободить лабораторию. Он
согласился и, примерно, через месяц вывез все своё оборудование.
Должность лаборанта обязывает готовить растворы к эксперименту и я с помощью
Евгения Дмитриевича делал это. Заправлял установку раствором и фиксировал его расход.
Евгений Дмитриевич устанавливал нужное напряжение и фиксировал показания приборов.
Провели мы первый эксперимент с моим участием. Обработал я его результаты и оказалось, что
есть режим, где количество энергии в тепле нагретого раствора больше количества затраченной
электрической энергии примерно на 25%. Через пару дней эксперимент повторили, с большей
76
тщательностью и его результаты я опубликовал в своих книгах. По данным эксперимента
построили вольтамперную характеристику процесса плазменного электролиза воды. Она
помогала понять некоторые моменты сложного процесса, но далеко не все.
Получив первые результаты, наши инвесторы сообщили о них руководству АВТОВАЗА
в г. Тольяти. Те сообщили, что пришлют своих специалистов. Мы начали готовиться. Евгений
Дмитриевич ревниво относился к моим вопросам о роли многочисленных трубок и говорил:
придет время, узнаете, а сейчас надо испытать последнюю модель реактора с головкой и
трубчатым молибденовым катодом. Несколько дней мы испытывали эту модель и получали
удивительные результаты: в растворе было в 4 раза больше тепловой энергии, чем
израсходовано на её получение электрической энергии. Сняли фильм об эксперименте. Обилие
трубок впечатляло. Повезли на Авто Ваз. Те сразу же прислали своих представителей.
Удивительно, но и с их присутствием получили тот же результат.
Решение инвесторов было одно. Немедленно показать это на Авто Вазе. Так и порешили.
Приехали в Тольяти. Это было примерно в сентябре. Там нам сделали соответствующий стенд.
Евгений Дмитриевич сам собрал гидравлическую схему, которая оказалась проще
краснодарской. Пришло начальство, провели эксперимент, получили те же данные. Была дана
команда немедленно готовить заявку на патент. Меня поставили первым и ещё человек восемь.
Поскольку новая гидросхема была проще, то она осталась в голове, и моя мысль
возвращалась к ней, чтобы убедиться: не вносит ли гидравлическая схема ошибку при
фиксировании результата опыта. Приехали в Краснодар, и ясность пришла. Гидравлическая
схема вносит погрешность в измерения и их надо было оценить. В этот момент передо мной
стояло две задачи. Оценить эту погрешность и изготовить новую модель реактора. Обе они
зависели от Евгения Дмитриевича. Он отказывался повторить опыт, ссылаясь на то, что более
половины молибденовой трубки сгорело, а новой нет. Поэтому лучше поберечь все это до
следующей демонстрации. Мои просьбы проверить это основательнее не действовали.
Затянулось изготовление предложенной мною модели реактора. Орта для изготовления анода
была только у Евгения Дмитриевича и он не спешил давать её мне. Время тянулось, пришел
февраль. Нас уговорили, что надо показать эксперимент специалистам из Российского атомного
института, который расположен недалеко от Тольятти в Ульяновской области. Через некоторое
время мы все оказались там. Но безрезультатно. Специалисты сообщили, что у них нет
возможности изготовить стенд, поэтому лучше поехать на Авто Ваз и там испытать и, главное,
проверить наличие вредных излучений.
Через пару дней установка была готова, приехали специалисты атомного центра с
приборами. Измерения показали, что вредных излучений нет. Специалистов атомного центра
поразило обилие газов, выделяющихся вместе с паром. Эффективность установки Евгений
Дмитриевич отказался измерять, и я видел почему. Он, видимо, тоже заметил погрешности
гидравлической системы. После этого эксперимента я категорически отказался продолжать
эксперименты в Тольяти. Сказал, что мы рано приехали сюда, надо основательнее изучить все в
своей лаборатории. Меня отвезли в Аэропорт, а Евгений Дмитриевич еще неделю
экспериментировал там.
Инвесторы согласились платить заработную плату
только лаборанту в моей
лаборатории. В качестве лаборанта я взял мастерового пенсионера – отца мужа дочери,
Анатолия Федоровича. Он быстро оснастил лабораторию стендами для приборов и размещения
реакторов. Начались будни лабораторных исследований. Гидравлическая схема была
максимально упрощена: раствор выходил из мерной емкости и проходил через плазму в
реакторе. Зафиксировать объём раствора, прошедшего через реактор, и изменение его
температуры не составляло труда. Потом появились весы и точность измерений значительно
возросла.
За три месяца было испытано около 10 модификаций реактора, но дополнительная
энергия фиксировалась редко и в малых количествах. Ежедневно требовались различные
77
материалы, и я посвящал субботы походам на рынок. Несчетное количество всякой мелочи
пришлось приобретать за деньги, которые мне прислал Nory. Наконец, я нашел режим и
сочетание параметров, при которых устойчиво фиксировалась прибавка 30-50% энергии. Что
делать? Кто поверит в эту прибавку? Решил организовать независимую комиссию из докторов
наук разных вузов города. Каждый из них побывал в лаборатории и высказал свои пожелания и
замечания.
22 мая 1998 года независимая комиссия зафиксировало прибавку энергии около 40%.
Это невиданный в то время результат получил официальный статус. Председатель комиссии и
его зам попросили меня свести их с ректором университета. Он принял всех приветливо, но не
придал никакого значения важности научного результата, о котором ему сообщили члены
независимой комиссии.
Не помню, каким образом, но редакция американского журнала «Бесконечная энергия»
узнала о нашем эксперименте и её редактор Евгений Малов (впоследствии был убит) попросил
меня подготовить статью. Корректором назначили Петера из Румынии, который хорошо знал
русский и английский языки. Прислали мне из редакции последние номера своего журнала. В
одном из них обширная рекламная статья о пионерах плазменного электролиза воды – группе
японских исследователей во главе с Тадагико Мизуно, который около года назад видел наш
фильм о плазменном электролизе в Москве и ничего об этом не написал. Все было
представлено так, что японцам принадлежит приоритет в открытии плазмы в воде. Хорошо, что
за пол года до этого в трудах Петербургской конференции была напечатана статья Беклямишева
Ю.А. (подготовленная мною) о плазменном электролизе воды. Я написал статью о своем
эксперименте и упомянул об этом. Статья была быстро напечатана. Корректор моих статей
начал убеждать меня, что причиной дополнительной энергии является холодный ядерный
синтез, и если я буду придерживаться этой точки зрения, то буду в списке претендентов на
Нобелевскую премию. Я категорически отказался от этого и сказал, что буду излагать по этому
вопросу лишь свою точку зрения. Журнал прекратил переписку со мной и публикацию моих
статей.
Тут необходимо напомнить, что Евгений Дмитриевич Зыков был участником многих
экспериментов и приносил в лабораторию несколько моделей своих реакторов, которые он
испытывал раньше. Мы проверяли их на новом стенде и не один из них не показал эффекта.
Тем не менее, я просил Евгения Дмитриевича не отрываться от лаборатории и принимать
участие в её работе, несмотря на то, что инвесторы платили заработную плату 500 руб. только
лаборанту, моему свату.
Евгений Дмитриевич периодически появлялся в лаборатории, но основные
эксперименты проводил на кожевенном заводе на секретной для меня установке. Я никаких
претензий ему не высказывал и даже включил в число авторов патента. Заявку на этот патент
отправляли инвесторы, и когда он пришел, то оказалось, что фамилию Зыков. Е.Д. они
вычеркнули. Мне было страшно неудобно перед Евгением Дмитриевичем и я немедленно
включил его в заявку, которая ушла от имени университета. Евгений Дмитриевич сам
постепенно охладел к нашему сотрудничеству и потом даже не пришел за одним из патентов,
соавтором которого он был, это уже был второй патент. Я выдержал свои обещания о
сотрудничестве и включал его в заявки на патенты даже тогда, когда он уже не сотрудничал со
мной. Было неудобно. Ведь все началось с него. Он ввел меня в курс этого необычного дела.
Неблагодарность в таком случае недопустима в рамках христианской, но не иудейской морали,
о которой я уже имел представление из многочисленных книг на эту тему, порожденных
перестройкой и периодом реформ.
Конечно, параллельно с экспериментами я выполнял обязанности зав. кафедрой
Теоретической механики, проводил занятия и делал массу других дел. Но больше всего
увлекала физика. Подготовил третье издание книги «Кризис теоретической физики». Один из
членов нашей независимой комиссии, доктор технических наук Трофимов
Анатолия
78
Сергеевича. не успокаивался и делал все чтобы мы установили контакт с Министерством
Атомной энергетики и его коллегами в физическом институте в Обнинске. К тому времени я
опубликовал 3-е издание книги о кризисе теоретической физики и мы отослал экземпляр
друзьям Анатолия Сергеевича. Удалось снять и неплохой фильм о наших экспериментах.
Поехали в Обниниск. Выступил я там, на совете, показали фильм, и они обязались
убедить своё министерство финансировать эту тему при условии, что она будет совместной.
Министерские чиновники встретили нас скептически и вопрос о финансировании держали
открытым более полугода. Постепенно надежда рухнула.
Наши инвесторы прекратили оплачивать труд лаборанта, и я остался в лаборатории
один. Это продолжалось около года. Я работал по 12 часов, сам делал реакторы на старом
маленьком токарном станке и испытывал их. Основными материалами были фторопласт и
оргстекло - довольно дорогие материалы, и я покупал их в несчетных количествах. Инвесторы
к тому времени обеспечили меня достаточным количеством молибдена. Шло время, я начал
чувствовать временами головокружение. Взвесился. Оказалось, что похудел на 10 кг. Но
оторваться от экспериментов было сложно. Количество общих тетрадей, где фиксировал
результаты, приближалось к 15.
За это время я так и не нашел параметры реактора, при которых эффект был бы
значительно больше того, что зафиксировала независимая комиссия. Однако, зафиксировал ряд
необычных явлений. Первое – накопление электрического потенциала в растворе, если его
пропускать многократно через плазму. Приборов для измерения у меня не было, но потенциал
был так велик, что не позволял мне ставить гири на весы, где стоял стеклянный баллон с
раствором и из которого он подавался в реактор. Не помогали и защитные диэлектрические
перчатки электрика, которые я использовал. Током било и тогда, когда я клал гирю на чашу
весов, держа её в диэлектрической перчатке. Поэтому пришлось бросать её на весы, но и в этом
случае я получал ощутимый удар электротока. Опасность чувствовалась явная, и я оставил эти
эксперименты с надеждой вернуться к ним в будущем.
Второе явление оказалось тоже интересным. Сделал реактор таким, чтобы раствор от
анода к катоду проходил через диэлектрическую щель из фторопласта. Начал регулировать
величину этой щели. Показания приборов сразу отреагировали на этот процесс, ток и
напряжение уменьшались. Именно этим я и начал заниматься впоследствии, когда пришло
небольшое финансирование от Авто Ваза на разработку генератора водорода.
К тому времени я имел уже более 10 патентов на различные конструкции
плазмоэлектролитических реакторов. Конструкция одного из них позволяла конденсировать
пар и, таким образом, выделять газ из парогазовой смеси. Ладонь руки явно ощущала выход
газового потока и возникла идея измерять его скорость с помощью анемометра. Несчетное
количество опытов было проведено. Снят фильм и показан на нескольких научных
конференциях. Специалисты Сант-Петербургской фирмы «Алгоритм» приехали в лабораторию,
посмотрели и изъявили желание повторить опыт в их лаборатории, и если эксперимент будет
удачный, найти финансирование. Добрый Владимир Васильевич неделю содержал их за свой
счет на своей даче на берегу Черного моря, надеясь на доброту с их стороны.
Сложил я все в чемоданчик и мы поехали в Питер, примерно, в октябре. Собрали
установку, которая фиксировала расход энергии с помощью бытового счетчика электроэнергии,
вольтметра, амперметра и осциллографа. Приборов для анализа газовой смеси у них не было.
Их представитель пытался отобрать пробы из газового потока для последующего их анализа, но
это не удалось, так как не хватало времени, в течение которого реактор работал бы устойчиво.
Надо было минимум 15 минут, а устойчивая работа длилась не более 5 минут. Мы
воспроизвели все показатели, но на другой день хозяева лаборатории высказали сомнение в
корректности измерения газового потока анемометром. Вместо анемометра намылили трубку
мылом. Появился пузырь, размеры которого вначале увеличивались быстро, а потом рост его
объёма прекращался. Тоже случилось и с мыльной перегородкой, которая перемещалась быстро
79
по узкой части (в зоне горлышка) полиэтиленовой бутылки и медленнее в широкой её части.
Такие измерения показали, что газов значительно меньше, чем показывал анемометр.
Специалисты «Алгоритма» объяснили это просто: воздух подсасывается в трубку и за счет
этого анемометр искажает результат.
У меня возникло сомнение в таком объяснении. А что если молекулы водорода
диффундируют через мыльную пленку? Тогда с уменьшением толщины мыльной пленки
скорость её расширения при формировании пузыря или перемещении в бутылке будет
уменьшаться. Вопрос естественный и его надо было проверить.
Тепловую эффективность реактора специалисты «Алгоритма» не смогли измерить, так
как для этого не оказалось необходимых весов. Но протокол с показаниями различных
приборов подписали. Удивительным для них оказалось то, что осциллограф и бытовой счетчик
электроэнергии показали один и тот же результат. Показания вольтметра и амперметра,
измерявших расход энергии на плазмоэлектролитический процесс, были меньше.
По договоренности, они должны были оплатить наш приезд в Питер в любом случае. Но
они оплатили лишь мои билеты и отказались оплатить билеты Владимира Васильевича,
который неделю содержал их на своей даче на берегу Черного моря. Ему они сказали, что его
не приглашали, поэтому и не оплачивают его проезд. Меня это не удивило, так как
большинство в коллективе, во главе с его руководителем, были евреи.
Выступления на разных конференциях и издание статей в зарубежных журналах
привлекали внимание, и меня пригласили на Европейскую конференцию, организованную
издателем немецкого журнала «NET – Journal» Адольфом Шнейдером в Швейцарии. Моя
поездка была полностью оплачена. С собой я повез слайды в виде прозрачек и видеофильм. Это
была моя первая поездка за границу. Встречал меня в аэропорту Цюриха и провожал в
аэропорт Бертил Нордлинг неизвестный мне, но очень приятный человек. Он мог так просто
говорить по английски, что по пути в гостиницу в Венфельд мы обсудили научные работы
многих европейских искателей истины. Я был удивлен его осведомленностью в диссидентских
делах. Впоследствии у нас завязалась переписка, но потом она угасла.
Конечно, моих знаний английского языка было недостаточно, чтобы сделать хороший
доклад на конференции, но помогали картинки, которые я проектировал на экран и подробно
объяснял. Шнейдер переводил мой английский на немецкий язык. Затем я показал видеофильм
о своих экспериментах, ответил на вопросы, которые понял, и мой доклад был признан
впоследствии неплохим.
После доклада ко мне подходило много незнакомых мне ученых и поздравляли меня.
Среди них был Тадагико Мизуно с женой из Японии. Он сказал, что приехал специально
послушать мой доклад. У него возникли вопросы, на которые он просил меня ответить ему по
электронной почте. Так мы начали изредка обмениваться электронными письмами.
Тут надо описать курьёзную ситуацию, в которую я попал. Докладчики сидели за
столами в первом ряду зала конференции и перед каждым была табличка с фамилией. Справа
стояли бутылки воды и по два перевёрнутых фужера. Но один из моих фужеров был почему-то
заполнен наполовину. Я посмотрел – жидкость желтого цвета, а в бутылках была светлая. Это
меня сразу насторожило, и я не стал брать фужер и пить из него. После первого перерыва
фужер был подвинут ближе к месту, где я сидел. Но я вновь проигнорировал такое
предложение выпить находящуюся в фужере подозрительную жидкость. После второго
перерыва фужер был поставлен прямо передо мной, не было места для размещения моих
бумаг. Но я вновь не дотронулся до фужера. После обеда фужер исчез. Все это насторожило
меня, и я не знал, что делать. Решил забыть об этом.
Оказалось, что меня фотографировали и через некоторое время неизвестный мне человек
из Финляндии Juha Hartikka прислал электронное письмо, в котором извинялся за то, что не
подошел ко мне на конференции и просил меня высылать ему мои статьи на английском языке,
а он будет размещать их на своём сайте. Я согласился и послал ему первую, не помню уже
80
какую статью. Он открыл на своем сайте мою домашнюю страницу, на которой в 2005 году
было уже около 30 Мгб. научной информации.
В знак благодарности на моё согласие он прислал мне мои фотографии, которые он
снимал на конференции. Среди них были три фотографии, на которых были зафиксированы
три позиции злополучного фужера. Фотографии были цветные, а жидкость в фужере - желтая.
Зимой Хартика приехал ко мне в Краснодар, мы познакомились лично и все
последующие годы он оказывал мне неоценимую помощь по пропаганде результатов моих
исследований. Впоследствии он начал размещать на моей домашней странице мои статьи и
книги не только на английском языке, но и на русском. Присылал он мне и отчеты о посещении
моей домашней страницы. Его система учитывала лишь часть посетителей, а их было каждый
месяц более 1000 тысячи. Этого было достаточно, чтобы прекратить поездки на конференции,
что я и сделал. Приглашений было немало, но я все их отклонял.
К осени Владимир Васильевич, который имел хорошие контакты с руководством Авто
Ваза привез финансирование 5 млн. руб. на два года. В техническом задании значилось, что
надо разработать генератор водорода, который бы помещался под капотом легкового
автомобиля и потреблял бы не более 20% мощности двигателя автомобиля и производил 20 м 3
водорода в час. Я категорически отказался выполнять такой заказ, реализация которого
требовала минимум 5 млрд. долларов и соответствующее оснащение, которого у меня не было.
Тогда сказали, ну давайте начнём, а там посмотрим, что получится.
Конечно, для реализации задуманного нужны люди, умеющие делать необходимое дело.
Я знал одного, Тлишева Адама Измаиловича, адыгейца по национальности, невероятно
мастерового человека и не ошибся. Убедил его оставить работу и перейти работать ко мне
минимум на два года.
Работа пошла быстро. Я решил проверить вначале наличие или отсутствие холодного
ядерного синтеза на катоде. Нашли мягкое низкопробное железо, сделали катоды. Один
проработал непрерывно 10 часов в растворе КОН, а другой столько же и в растворе NaOH.
Образцы мы быстро отправили моему японскому коллеге Tadagiko Mizuno. Он согласился
провести анализ состава химических элементов на поверхностях катода. На не работавшем
катоде он зафиксировал 99% железа, а на работавших - целый ряд новых химических элементов
- веское доказательство наличия холодного ядерного синтеза в плазмоэлектролитическом
процессе.
Катоды размещались во фторопластовых стержнях и мы обратили внимание на то, что за
10 часов работы головки катодов погружались в стержни почти наполовину. Откуда такая сила,
забивающая катоды в стержни? Начался анализ, который показал, что шум при работе реактора
– это микровзрывы водорода, сгорающего в плазме. Эти микровзрывы и забивали катоды во
фторопластовые стержни. Если так, то эти же микровзрывы вращают лопасти анемометра.
Убрали анемометр, направили поток газов под плавающую полиэтиленовую бутылку и
зафиксировали реальный расход газов, выходящих из плазмы. Результат был печальный. Я
ошибался значительно. Стало ясно, что задание Авто Ваза мы не выполним. Сообщили об этом
Владимиру Васильевичу. Он сказал, что пока докладывать не будет, поиск надо продолжать.
Хорошо сказать продолжать, а в каком направлении?
В голове бродили мысли об электролизе воды при фотосинтезе. Там токи, видимо,
минимальные, а процесс разложения воды на водород и кислород идёт. Как это смоделировать
и возможно ли это? Примерно седьмая модель низкоамперного электролизера показала: да,
возможно. Через пару месяцев мы уже демонстрировали такую модель. Процесс электролиза
шел при токе около 0,02А. Причем, процесс выделения газов продолжался и после отключения
электролизера от сети. Так как общий объём выделявшихся газов был небольшой, то
рассчитывали его количество по массе воды, перешедшей в газы, которую легко было
измерить с помощью электронных весов.
81
Через некоторое время приехали представители Авто Ваза. Посмотрели и уехали. Это
было в ноябре, а за декабрь я уже не получил зарплату. Примерно через два месяца прекратили
платить и Адаму Измайловичу. Но мы продолжали поиск и установили, что затраты энергии на
получение водорода из воды в низкоамперном процессе её электролиза уменьшаются более
чем в 100 раз. Фантастический результат! Но деньги на его промышленную разработку никто
не выделял.
Мои скромные личные сбережения уходили не только на покупку всего необходимого
для экспериментов, но и на оплату высококвалифицированного труда Адама Измайловича.
Такую нагрузку я долго выдержать не мог и начал искать выход.
К тому времени пост Президента Республики Адыгея занял известный миллиардер,
золотопромышленник адыгеец Совмен Х.М. Решил обратиться к нему за минимальной
помощью.
Зам. декана факультета Богус Шумаф Нухович быстро организовал передачу нашего
письма в канцелярию Президента через представителя республики Адыгея в Краснодаре.
14. ПРЕЗИДЕНТУ РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ
Совмен Х.М.
Глубокоуважаемый Хазрет Меджидович!
К Вам обращаются уроженцы республики Адыгея Канарёв Филипп Михайлович (ст.
Ханская) и Тлишев Адам Измайлович (аул Адамий, Красногвардейский район).
Мы работаем в Кубанском Государственном аграрном университете и одновременно ведём
фундаментальные теоретические и экспериментальные исследования по уменьшению затрат
энергии на получение водорода из воды и по получению из неё избыточной тепловой энергии, а
также по трансмутации ядер атомов химических элементов.
В этом году Ростовский институт Теплоэлектропроект сделал мировой обзор по
результатам исследований нетрадиционных источников энергии и пришёл к выводу, что в мире
в этой области лидирует Кубанский Госагроуниверситет. Эти материалы ушли в различные
инстанции, в том числе в комитет по энергетике при президенте России. Реакция
положительная и только.
Сейчас мы имеем лабораторный генератор водорода, который уменьшает затраты
энергии на получение водорода из воды в 10 и более раз, что делает водород самым дешёвым и
экологически безопасным энергоносителем.
Серия различных ячеек водоэлектрического генератора тепла вырабатывает тепловой
энергии в 25-30 раз больше, чем потребляет электрической.
Нашу лабораторию посетило большое количество заинтересованных лиц, в том числе и
иностранцы. Среди них были специалисты высшей квалификации по электрическим
измерениям. Участвуя в контрольных испытаниях, они полностью подтвердили достоверность
наших результатов.
В этом году источник финансирования наших исследований был один - личные
сбережения Канарёва Ф.М. Они позволили Тлишеву А.И. получать ежемесячную зарплату
10000 рублей и приобретать некоторые приборы, материалы и инструменты.
Сейчас мы вплотную вышли на этап масштабирования наших генераторов и их
коммерциализации. Однако инвесторы из г. Ростова и г. Саров, проявив огромный интерес к
нашим результатам, ещё не приняли окончательное решение о финансировании этих работ.
Поскольку возможности Канарёва Ф.М. оплачивать высококвалифицированный труд
Адама Измайловича Тлишева на исходе, а работу бросать нельзя, то убедительно просим Вас
82
найти возможность выплачивать заработную плату Тлишеву А.И. в размере 10000 рублей. Это
позволит нам продолжить наши исследования и патентование их результатов.
Информируем Вас также о том, что готовы передать безвозмездно ученым Адыгеи
запатентованное нами устройство и технологию трансмутации ядер атомов химических
элементов с серьёзной перспективой получения искусственного золота.
Мы будем рады, если Вы посетите нашу лабораторию.
Тел. Тлишева А.И. 618407д. и 20-25-27р.
Тел. Канарёва Ф.М. 68-20-24д. и 20-25-27р.
E-mail: [email protected] Домашняя страница
Канарёва Ф.М. на сайте http://Kanarev.innoplaza.net
Проф. Канарёв
К.Т.Н. Тлишев
20.11.03.
Долго ждали ответ, но так и не дождались. В январе 2007 года декан Экологического
факультета Гайдук Владимир Иванович пообещал найти Российское финансирование наших
исследований. Через месяц сообщает мне, что беседовал на эту тему с Совменом Х.М. и он
сказал: «А, это тот, кто собирается получать Нобелевскую премию?».
Причина его отказа помочь нам стала ясной – предвзятая информация, которая не могла
исходить от дружественных мне лиц, так как они читали мою критику Нобелевского комитета,
из которой следует, что истину об ошибках этого комитета я поставил выше Нобелевской
премии.
15. ФРАГМЕНТ ФАКУЛЬТЕТСКОЙ ЖИЗНИ
Тут уместно упомянуть ещё раз о моих взаимоотношениях с ректором. Я проработал
вместе с ним почти 35 лет. Ценю его, прежде всего, как умелого руководителя. Его
доброжелательное отношение ко мне сохранялось почти все время. Однако были и прохладные
моменты. Его старший сын учился
на мехфаке, закончил аспирантуру и
защитил
кандидатскую диссертацию под моим руководством.
Шло время, Иван Тимофеевич приглашает меня и просит взять кураторство над
докторской диссертацией его сына. Для меня в то время это была тяжкая просьба, так как я
интенсивно занимался физикой, поэтому уклонился от реализации просьбы ректора. Вполне
естественно, что он нашел сыну другого научного консультанта, зав. отделом механизации
селекционного института Маслова Г.Г., перешедшего к нам работать. Его я знал хорошо, так
как учился вместе с ним. Зависть, тщеславие и месть – главные черты его характера. Сын
ректора написал и защитил докторскую диссертацию очень быстро.
В то время заканчивались полномочия нашего ученого Совета по защите кандидатских
диссертаций, где я был председателем, и было решено создавать совет по защите докторских
диссертаций. Ректор поручил формирование докторского Совета Маслову Г.Г.
Поскольку годы уходили, и надо было думать о пенсионной жизни, то я не придал этому
какого-либо значения. Думалось, главное - физика и эксперименты. Поэтому спокойно отнесся
и к предложению перейти с должности зав. кафедрой на должность профессора кафедры. Тем
более, что обещали сохранить заработную плату зав. кафедрой. Но потом, конечно, забыли об
этом.
Все шло нормально, я активно выступал на докторском Совете и ждал, когда Маслов
Г.Г. проявит свои качества. Это случилось довольно быстро. На защиту докторской
диссертации выходил мой докторант Пейсахович Юрий Александрович. Бывший наш студент,
защитил вначале кандидатскую диссертацию и потом подготовил докторскую. К тому времени
через Совет уже прошли несколько докторских диссертаций, о которых один из доцентов
83
факультета выразился довольно четко – высосанные из пальца. Но это пол беды. Было
защищено несколько докторских диссертаций, написанных не самими защищающимися.
Думаю, если Совет так ведет себя при новом председателе, то у него нет морального
права отклонить диссертацию, написанную самим автором. Конечно, она, как и все
диссертации, имела недостатки, но их было не больше, чем у других.
Назначили защиту. Собрался Совет, а первого оппонента нет. Почему? Ведь
председатель и ученый секретарь Совета
отвечают за его явку. Бросился я к телефону
разыскивать оппонента. Говорят в поликлинике. Прошу Маслова Г.Г. обсудить на Совете
другие вопросы, а оппонента сейчас привезут. Но он с особой гордостью заявил: «Нет, этого я
делать не буду, перепечатаем автореферат и назначим другое заседание Совета». Через 15
минут оппонент позвонил в деканат и просил приехать за ним. Но было уже поздно. Члены
Совета разошлись. Я понял, что Маслов Г.Г. во власти своих чувств и главное из них – месть
мне за то, что я, а не он считался ведущим ученым факультета. С тех пор я не ходил на Совет ни
разу.
Была назначена новая дата защиты. Пришло около 20 положительных отзывов на
автореферат, все три оппонента также дали положительные отзывы, но это не в счет. Маслов
Г.Г. ещё до защиты келейно убедил большинство членов Совета проголосовать против.
Пейсахович Ю. А. был обречен. Впоследствии ему даже не дали копию стенограммы защиты.
Как потом стало известно, Маслов Г.Г и ученый секретарь Чеботарев М.И. сами
откорректировали стенограмму так, чтобы она соответствовала результатам голосования. Об
этой мерзости я написал письмо Председателю ВАК Месяц Г.А. и копию передал ректору.
Через три месяца получил ответ: «стенограмма убедительно доказывает справедливость
решения, принятого ученым Советом». Да, хороша инструкция ВАК!
Впоследствии один из членов Совета, прочитав рукопись этой книги, подтвердил, что Г.Г.
Маслов приходил к нему перед защитой диссертации Пейсаховичем Ю.А. и просил
проголосовать против присуждения ему ученой степени доктора наук. «Я ему ничего не сказал
– сообщил он – но проголосовал за». Не случайно второй оппонент назвал результат
голосования сговором.
Хорош председатель Совета! Не понимает, что, организовав сговор, он опозорил
университет, его ректора и ВАК.
Я прекратил контакты с ректоратом и членами Совета, и углубился в свой поиск. Жаль
было Юрия Александровича Пейсаховича, и я помог ему представить свою диссертацию на
защиту в другой Совет. Пройдя дополнительную проверку своей научной компетентности в
ВАКе, он через полтора года после защиты получил диплом доктора технических наук.
Доброжелательнее начал относиться ко мне и ректор после прочтения первого издания
этой книги. Наши отношения, можно сказать, вернулись в прежнее русло. Ректор отметил моё
70-тилетие, как я и просил, в узком кругу нескольких работников ректората. Так же поступил и
новый декан факультета Медовник Анатолий Николаевич, организовав краткое, теплое
поздравление в деканате. Аналогично поступил и новый заведующий кафедрой Зеленский
Сергей Алексеевич.
Шел 2004 год. Финансирование не предвиделось. Мой бескорыстный инвестор из
Японии продолжал периодически присылать мне деньги. За год их накапливалось примерно
столько же, сколько я получал в университете. Поскольку к тому времени удалось некоторую
сумму иметь в банке, то неловко было делать вид, что я крайне нуждаюсь в продолжении
материальной помощи от Nory и я решил написать ему благодарное письмо.
84
16. ОТЧЕТ БЕЗКОРЫСТНОМУ ИНВЕСТОРУ МОИХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
Дорогой мой Друг из далёкой Японии!
Время идет, и история неумолимо пишет свои страницы, не считаясь и не советуясь ни с
кем. Поэтому я боюсь её и не отказываю ей в помощи, когда она просит меня. Этот отчет - одна
из таких просьб. Выполнить её некому, кроме меня.
Иногда я просматриваю Ваши письма. Вот первое из них, которое Вы отправили мне 21
апреля 1999 г. В конверте было двести долларов. В то время это - почти двухмесячная моя
заработная плата и я был чрезмерно рад. Но ещё больше меня поразило Ваше отношение ко мне
и моей научной работе. Вы обратились ко мне на русском и английском языках и просили
прислать книгу “ON THE WAY TO THE PHYSICS OF THE XXI CENTURY”.
Это
свидетельствует о Вашем высоком интеллекте, данным Вам Богом, который вдохновил Вас
помочь мне. Я выслал Вам свою книгу и Вы многократно увеличили финансовую помощь мне,
и не прекращаете её уже несколько лет.
Мне легко представить, что было бы со мной, если бы не было Вашей помощи. Конечно,
не было бы большей части моих научных экспериментальных и теоретических достижений. Я
давно бы уже продал свою квартиру, так как не смог бы содержать её.
Мне уже неловко получать от Вас помощь и я решил написать Вам отчет о
проделанной работе. Прежде всего, о расходе тех денег, которые Вы прислали мне. Большая их
часть ушла на поддержание моей жизни и проведение научных исследований. Часть ушла
государству в виде налогов, часть я положил на счет в банк, чтобы не стать нищим, когда уйду
на пенсию. Признаюсь, часть денег я израсходовал на помощь близким.
Я пока работаю и получаю $300, и пенсию $70. Моей пенсии хватает только на оплату
квартирных расходов.
С учетом изложенного выражаю Вам Великую благодарность и прошу Вас освободить
меня от тяжкого чувства вины за причиняемые Вам неудобства, связанные с Вашими
расходами. Я знаю, что Вы посланы Богом помочь мне, но не могу так долго обременять Вас
исполнять это веление Всевышнего. Огромное спасибо Вам. Извините меня за причинённые
Вам неудобства. Чувство благодарности Вам останется в моей душе до конца моей жизни.
Дорогой мой Друг! Вы уже имеете серию моих научных отчетов в виде книг. Поскольку
в них излагаются довольно сложные вопросы, полное понимание которых доступно не всем, то
я решил написать некоторые комментарии.
Вы знаете, что результаты моих исследований содержат фундаментальные знания от
ядра атома до Вселенной. Обобщенный вариант этих знаний я изложил в шестом издании
своей книги «Начала физхимии микромира», объём которой уже достиг почти 500 стр.
Читатели этой книги увидят единство микромира и тесную связь между всеми его обитателями.
У меня есть надежда издать её тиражом 100 экз. на русском языке в следующем году.
История науки свидетельствует, что венцом фундаментальных исследований являются
результаты, которые неотвратимо включаются в учебники. Поэтому я решил проанализировать
содержание современных школьных и вузовских учебников по физике и химии, чтобы
установить разделы этих учебников, в которых содержатся фундаментальные ошибки.
Оказалось, что одним из таких разделов является оптика. И тут я обнаружил, что мало
уделил внимания ей. Пришлось срочно проверять фундамент, на котором она базируется. Меня
поразили тонкие наблюдения Френеля при анализе явления дифракции света. Они четко
описывают поведение
фотона, электромагнитная структура которого была впервые
опубликована мною в 1984г. Тут есть детали, которые заслуживают внимания.
Почти двести лет во всех учебниках детально описываются волновые свойства света,
обоснованные, как считается, теорией и экспериментами Френеля. Признаюсь, я тоже был
очарован тщательностью его экспериментов. Смущало одно – отсутствие схем постановки
85
экспериментов и схем для вывода формул. Пришлось нарисовать такие схемы и попытаться
повторить вывод формул Френеля, которые уже почти 200 лет привлекаются авторами
многочисленных учебников для доказательства волновых свойств света.
Да, действительно, формула для расчета параметров внутренних дифракционных картин
следовала из нарисованной схемы и исходных уравнений Френеля. Но схема показывала, что в
формуле должен быть знак минус, а он отсутствовал и неясно почему. Благо, у меня есть
мощный помощник – аксиома Единства пространства - материи – времени. Она требует участия
времени в описании изучаемых процессов и явлений, а в исходных уравнениях Френеля время
отсутствовало. Я немедленно составил параметрические уравнения окружностей с центрами,
указанными Френелем, и минус в формуле появился автоматически.
Далее, Френель без каких – либо пояснений заменил в конечной формуле радиус
окружности на расстояние от проволоки, формирующей дифракционную картину, до экрана.
Но права делать такую замену при волновой природе света нет. Стало ясно, что формула
Френеля, описывающая экспериментальные результаты, не имеет никакого отношения к
волновым свойствам света. Наоборот, она автоматически следовала из его корпускулярных
свойств и я немедленно сделал второй вывод этой формулы, основанный на корпускулярных
свойствах света.
Так прояснились истоки ошибочных представлений о волновой природе света. И это был
не единственный случай, убедивший меня в исключительной важности теории для правильной
интерпретации экспериментального результата. Ошибочная теория всегда приводит к
ошибочной интерпретации результата, который она рассчитывает.
Почему авторы учебников не сделали описанный мною элементарный анализ и не
избавили своих неисчислимых учеников от ошибочных представлений о природе света? Эту
загадку я адресую историкам науки.
Хотелось бы привести ещё один пример. В начале этого года я получил письмо от
одного из читателей моей книги. Он сообщал, что его поразила моя точка зрения на суть
уравнений Максвелла. Будучи аспирантом одного из солидных Российских вузов и занимаясь
оборонной тематикой, он изучал электромагнитные сигналы, отраженные от разных
поверхностей. Когда поверхности были гладкие, то уравнения Максвелла удовлетворительно
описывали результаты экспериментов. Но когда на поверхности оказались ржавые головки
болтов, то в отраженном сигнале появились спектральные линии. Это явно противоречило
уравнениям Максвелла и он начал искать причину этого противоречия, но так и не нашел её.
Отказался от защиты диссертации и вот теперь, уже в возрасте, прочитав мою книгу, нашел эту
причину и срочно сообщил мне об этом. В письме он писал, что надо срочно бить во все
колокола и информировать ученый мир о том, что уравнения Максвелла описывают мистику,
но не реальные явления.
Я успокоил его, сообщив, что ещё не родились те, кто способен услышать звон его
колоколов. Современные академики находятся в плену стереотипных представлений и
поэтому останутся глухими к этому звону. И он согласился со мной.
Так что, уважаемый мой японский Друг, сообщаю Вам, что новое описание
корпускулярной оптики готово для включения в учебник. В целом же значительная часть
содержания школьных учебников по физике и химии будет заменена результатами моих
исследований. Что же касается вузовских учебников по физике и химии, то в них значительно
больше ошибочных разделов и нет никаких сомнений, что все они будут изъяты и заменены
результатами моих исследований. Учебник по физхимии микромира будет состоять в
основном из результатов моих исследований, которые будут постепенно дополняться моими
последователями. Специальность «Физхимик» станет одной из самых престижных.
Мне очень жаль, что школьники и студенты продолжают изучать мистику вместо
реальности, но помочь им избавиться от этого у меня нет возможности.
86
Недавно ко мне пришел один из моих бывших студентов. Он уже в возрасте и со
студенческих лет не оставляет в покое точку Кюри, возникающую при охлаждении металлов.
Прочитал он мою последнюю книгу и говорит: «Как обидно, всю жизнь занимался не тем, чем
надо было. Если бы я прочитал Вашу книгу 30 лет назад, я давно бы решил стоящую передо
мной задачу, а так получается, что я впустую тратил время, основываясь на ошибочных
представлениях об изучаемых явлениях».
Вспоминаю письмо одного американца. Он писал, что всю жизнь проработал в ядерных
военно-морских силах США и пытался понять суть и причины радиации, но ясность пришла
лишь после прочтения моей книги, скопированной в Интернете. Его поразила информация о
ядрах атомов и он удивился открывающейся простой и, как он писал, дешевой возможностью
выращивать искусственные алмазы. Другой американец благодарил меня за то, что я открыл
ему глаза на устройство микромира.
Конечно, для меня важнее не похвальные отзывы, а замечания, но таких было мало.
Вспоминаю, письмо академика РАН директора Всероссийского института спектроскопии. Он
сообщал, что прочитал мою книгу не отрываясь и нашел в ней решение некоторых проблем,
которые обсуждались ещё на его студенческих семинарах. Однако он не мог согласиться с
тем, что электрон не имеет орбитального движения в атоме. Считать так, сообщил он мне, все
равно, что отрицать наличие кислорода в воздухе.
Конечно, уважаемому академику ничего не стоило посмотреть на элементарную
математическую модель закона формирования спектров и на таблицы, где приведены расчеты
этих спектров, чтобы убедиться в ошибочности своей точки зрения. Не знаю, сделал он это или
нет, но, когда я воспользовался его прежним приглашением принять участие в конференции по
теории спектров и отослал свой доклад, то очень быстро получил уведомление. В нем
сообщалось, что конференция посвящена традиционной теоретической спектроскопии, а в
моём докладе изложен совершенно новый подход, отличающийся от традиционного, поэтому
оргкомитет не рекомендовал включать его в программу конференции.
Уведомляя меня об отказе заслушать мой доклад, академики и не подумали, что таким
образом они исполняют инквизиторские функции не хуже своих средневековых церковных
коллег.
Недавно я прочитал повторно о судьбе Джордано Бруно и Галилея. Страшно стало. Это
был позорный период в истории человечества, но, желающие повторить его, до сих пор не
перевелись. Дико слышать о решении Российской Академии Наук создать комитет по борьбе с
лженаукой. Как видно, даже академиков история ни чему не учит.
Не надо быть академиком, чтобы понимать, что никакая сила не остановит процесс
распространения знаний, связанных с реальностью и никакая сила не спасет знания, не
имеющие такой связи. Процесс этот надёжно контролируется временем. Оно определяет связь
с реальностью знаний, добываемых человеком. И если эта связь есть, то никакие запреты и
инквизиторские костры не остановят процесс освоения таких знаний. Если же этой связи нет, то
время отправит такие знания в небытие и никакая сила не остановит этот процесс. Я не
понимаю, почему академики не понимают этого.
В мире сейчас нет ни одной академии наук, свободной от, так называемых, научных
инквизиторов по физике, химии, да и другим наукам. Это по их вине головы молодёжи
наполняются мистическими знаниями, не имеющими никакой связи с реальностью. Это по их
вине расходуются миллиардные финансовые средства впустую на ошибочные направления
научных исследований. Да простит их Бог! Они не ведают, что творят.
В моей книге уже дан анализ ряду ошибочных научных результатов, за которые
выданы Нобелевские премии. Теперь этот анализ продолжат другие и список ошибочных
решений Нобелевского комитета, конечно, возрастет. Однако мне думается, что у нас нет
оснований винить в этом научных экспертов этого комитета. Ведь в момент, когда выдавались
эти премии, не было достаточно надёжных критериев для оценки связи с реальностью
87
премируемых научных результатов. Теперь такие критерии есть, и вероятность ошибочных
заключений значительно уменьшится, но при условии, если уменьшится пресс политического
давления на экспертов при оценке приоритета и значимости научных результатов для мировой
науки.
Я понимаю, что «научные инквизиторы» приложат все силы, чтобы воспрепятствовать
распространению результатов моих исследований, но их усилия тщетны. Отказ Российского
Фонда Фундаментальных исследований издать мою книгу не спасёт их. Истина непобедима и
если уж она появилась, то никакая сила не удержит людей от стремления познать её.
Уже не мало тех, кто понял результаты моих исследований. Вы, дорогой мой Друг из
Японии, конечно, первый среди тех, кто понял их значимость. За Вами следует мой финский
Друг Juha Hartikka, который бескорыстно содержит мою интернетовскую страничку с
информацией более 25 Mb. Её посещают ежемесячно более 1000 читателей. Третьим я считаю
зарубежного издателя моей книги Thomas Arends. Он озаглавил её «Воскрешение точной
науки» и удивительно точно отразил в предисловии её суть: «Не удивляйтесь, если в момент,
когда Вы закончите читать эту книгу, Вы выбросите за борт многие так называемые
«доказанные теории».
Считается, что авторы обычно ошибаются в оценке значимости своих достижений.
Чтобы этого не случилось, Всевышний открыл мне первому аксиому Единства пространства,
материи и времени, и поручил ей оберегать меня от ошибок. Поэтому у меня есть все основания
представить ситуацию, когда результаты моих исследований будут господствовать в науке. Это
будет этап качественного перехода науки в новое состояние, а для современных академиков научная катастрофа. Страна, которая первой включит результаты моих исследований в учебный
процесс, быстро оставит все другие страны позади.
Результаты моих исследований изменят научное мировоззрение и откроют новый
подход к исследованиям в области теории познания, логики, философии, математики, физики,
астрономии, химии, биологии и других наук.
Экспериментальные результаты моих исследований убедительно доказали возможность
использования новых эффективных, неисчерпаемых и экологически чистых источников
энергии. У меня нет никаких сомнений в их достоверности и нет желания продолжать и, тем
более, коммерциализировать их. Слишком уж это опасное дело в наше время. Для меня важно
то, что они подтвердили мою теорию. Американцы не случайно добиваются приобретения
лицензий на мои патенты и администрация университета готовит соглашение с ними по этому
вопросу. Есть и другие аналогичные предложения.
Помню, несколько лет назад я отправил в Интернет свою первую книгу на английском
языке для свободного копирования. В первый день появилась в Интернете лишь часть
содержания этой книги. Вторая должна была появиться на второй день. Вспоминаю неодолимое
желание проверить электронный почтовый ящик, которое возникло у меня среди ночи.
Включил компьютер. Действительно, пришло письмо, автор которого, известный мне и очень
уважаемый мною
человек из западной Европы, настоятельно просил меня немедленно
остановить процесс публикации этой книги в Интернете.
Для меня это была такая непонятная неожиданность, что я некоторое время был в
растерянности. Мне трудно было игнорировать мнение весьма уважаемого мною человека и
трудно было согласиться с ним. Мотивы его просьбы не убеждали меня. Реализация его
просьбы означала бы для меня остановку служения истине. С этим я не мог согласиться. И
глубокоуважаемый мною человек постепенно прекратил контакт со мной, а истинные мотивы
его просьбы так и остались загадкой для меня.
Я благодарю судьбу за то, что остаюсь в меру известным ученым. Это идеальное
положение для меня. Уровень этой идеальности усиливается ограничением контактов с
современниками.
88
Так, что, дорогой мой Друг из далёкой Японии! История уже записала Вам
благодарность за содействие в поиске научной истины исторического масштаба. Дай Бог Вам
крепкого здоровья и многих лет жизни.
Почитающий Вас, профессор Канарёв Ф.М. 10.10.04.
17. ДОЛГОЖДАННОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ
Публикация результатов исследований в Интернете оказалась весьма полезной.
Руководитель одной из иностранных фирм лично приехал к нам и изъявил желание
финансировать наши исследования. Была создана Российско - Иностранная фирма. Мы
обязались за год сделать действующую лабораторную модель батареи отопления, которая
вырабатывала бы тепловой энергии в 10 раз больше, чем потребляла электрической. Были
оформлены и согласованы все необходимые документы и с 1 февраля 2005 г. фирма начала
свою работу. В феврале я оформил заявку на патент, в которой указывалось, что источником
питания нагревательной батареи с тепловой мощностью 1 кВт является моторный генератор
импульсов. Копию заявки передал инвестору.
К тому моменту у нас действовала только малопроизводительная, но высокоэффективная
ячейка. По показаниям приборов, установленных перед ней, она вырабатывала тепловой
энергии в 30 раз больше, чем потребляла электрической. Электронный генератор импульсов
снижал эту эффективность до 80-90%. Я уже знал, что высокая энергетическая эффективность
ячейки реализуется только с помощью источника электрических импульсов, который не имеет
гальванической связи со всей электрической сетью. Однако, понимающих меня не было ни
среди специалистов электриков, ни тех, кто работал со мной в лаборатории. Нужно было
провести эксперимент, который бы доказал или опроверг мою точку зрения. Такой эксперимент
был проведен с использованием диода и стоваттной лампочки. Но мои критики отказывались
признавать его результаты, так как они противоречили тому, что по этому поводу написано в
учебниках по электротехнике и импульсной технике. Нужен был такой эксперимент с ячейкой.
Директор нашей фирмы
тоже не доверял мне и настоятельно просил изготовить
электронный генератор импульсов. Этой же точке зрения придерживалось руководство и
специалисты инвестора. Более того, они гарантировали, что быстро изготовят электронный
генератор импульсов, и он даст необходимые показатели. Действительно, быстро привезли
такой генератор, но оправдался мой прогноз. Приборы, стоящие перед ячейкой, показывали
значительную её эффективность, а счетчик электроэнергии – полное отсутствие какой – либо
эффективности.
В мае у нас уже действовала батарея отопления с поверхностью излучения 1,6
квадратного метра. Три её ячейки потребляли 15 Вт мощности и столько же забирал насос,
прокачивавший раствор. Тридцати Ватт мощности оказалось достаточно, чтобы нагреть раствор
в батарее до 90 градусов, при температуре поверхности 75-80 градусов. Поскольку санитарные
нормы не рекомендуют иметь температуру на поверхности радиатора более 65 градусов (при
большей температуре сгорает органика и сушится воздух), то задачу создания отопительного
прибора со столь высокой эффективностью можно было считать решенной. Однако
электронный генератор импульсов «съедал» всю эту эффективность. Причину понимал я один,
рассказывал её другим, но они со мной не соглашались, так как моё объяснение противоречило
тому, что написано в учебниках.
Конечно,
выполняя требования руководства изготовить электронный генератор
импульсов, я понимал бесполезность усилий в этом направлении и активно искал вариант
механического генератора импульсов. К лету было испытано более
пяти различных
электронных генераторов импульсов и примерно столько же механических. Первые давали
импульсы с необходимыми параметрами, но «съедали» всю эффективность. Вторые
оказывались маломощными и раствор не реагировал на их импульсы даже в одной ячейке.
89
Установили контакт с НИИ импульсной техники (г. Москва). Они соглашались сделать
механический генератор импульсов, но предупреждали, что все показатели окажутся не такими,
как думает проф. Канарёв, а такими, как написано в учебниках. Я был в отчаянии. Середина
июля. В соответствии с договором мы изготовили батарею отопления с необходимой
эффективностью. Это составляло примерно 70% намеченного. Инвесторы к этому времени
перечислили около половины намеченной суммы. Они дважды в месяц приезжали к нам в
лабораторию, контролируя ход работ, фотографируя установки. В апреле они попросили одну
ячейку, чтобы испытать её у себя в лаборатории. К тому времени взаимное доверие было
настолько большим, что мы дали такую ячейку. Приезжают через две недели и жалуются, что
не смогли запустить ячейку в работу и получить какой – либо эффект. Передали нам ячейку
назад, высказав недоверие. Мы сразу же предложили им испытать её в нашей лаборатории при
их участии.
Конечно, они разбирали ячейку и снимали размеры необходимые для изготовления
копии. Я попросил своих помощников проверить секретный зазор. Так и есть, он был нарушен.
Тут же отрегулировали его, поставили ячейку на стенд и термометр начал показывать быстрое
повышение температуры. Инвестор и его специалисты, посмотрев друг на друга с недоумением,
начали звонить в свою лабораторию и рассказывать о том, что ячейка работает и даёт
необходимый эффект. Они, конечно,
обрадовались этому и попросили у нас более
совершенную ячейку. Мы по простоте душевной дали её, совершив непоправимую ошибку.
Я не оставлял в покое своих помощников, просил найти более мощное магнето для
проверки своей гипотезы. Наконец, принесли магнето с трактора
С-130. Оно было
безконтактным и более мощным, чем все прежние. Быстро перемотали катушку, соединили вал
магнето с валом электромотора, включили в сеть и к нашему удивлению температура в ячейке
начала расти. Я понимал, что, наконец, добрался до прямого эксперимента проверки своей
гипотезы.
Меня обвиняли в том, что я неправильно определяю мощность, потребляемую ячейкой.
Теперь появилась возможность проверить справедливость этих обвинений. Электромотор,
приводящий во вращение вал магнето, включается в электросеть со счетчиком электроэнергии.
Импульсы напряжения, генерируемые магнето, подаются к ячейке. Таким образом, на валах
электромотора и магнето одна и та же мощность. Включаем электромотор, он приводит во
вращение вал магнето, магнето вырабатывает импульсы напряжения и подает их в ячейку.
Записываем расход раствора, проходящего через ячейку, и изменение его температуры, а также
- показания счетчика электроэнергии, вольтметра, амперметра и осциллографа, установленных
перед ячейкой. Эти результаты сравниваем с показаниями при отключенной ячейке и получаем
результат, предсказанный мною и противоречащий учебникам. Повторяем эксперимент
примерно 50 раз. Результат один – энергетическая эффективность ячейки больше единицы.
Пишу статью
«Закон электрической цепи» и думаю: к физикам и химикам,
ненавидящим меня за необычные результаты научного поиска, прибавятся электрики и
электронщики. Отправляю статью в Интернет и тем, с кем дискутировал по этому вопросу.
Прошел месяц, но ответа ни от кого не последовало. Звоню в НИИ импульсной техники,
спрашиваю, когда ответят на мое предложение разработать механический генератор импульсов
с рассчитанными мною параметрами. Говорят, подождите, разбираемся.
Итог - все
последующие электронные письма, отправленные в этот институт, начали автоматически
возвращаться. Статус закрытого института усилился.
В начале августа приезжает инвестор со своими специалистами. Говорят, что им
непонятен эксперимент. Показываем. Опять непонятно. Спрашивают, почему электронный
генератор не реализует эффективность ячейки и надо делать механический генератор
импульсов? Объясняю десятый раз электронщику инвестора. Соглашается и обещает
привести через неделю механический генератор импульсов, соответствующий переданным ему
90
расчетам. Наш директор напоминает инвестору о том, что кончились деньги. Обещает
перечислить.
Через две недели получаю письмо от инвестора. Обвиняет меня во всех грехах и
выражает полное недоверие. Пишу ответное письмо. Объясняю, что в соответствии с планом
работ изготовление батареи с необходимой эффективностью – 70% всех работ. Вы перечислили
только 50% согласованной суммы. Я же Вам уже показал, что найден вариант источника
питания, который реализует эффективность нашего нагревательного прибора. Расчеты
показывают, что надо изготовить магнето мощностью 15Вт. Столько же потребуется для
прокачки раствора. Остальное - потери. Допускаем, что они будут в 4 раза больше полезной
нагрузки. В этом случае электромотор-магнето-насос монтируются на одном валу. Вместе они
будут расходовать 30 Вт на полезную работу и примерно 120 Вт уйдут на потери. Всего 150
Вт. Вы уже видели, две одинаковые батареи в лаборатории. Одна потребляет 750 Вт, другая
30Вт, при одной и той же температуре (около 80 градусов) на поверхности батарей.
Изготовление указанного генератора импульсов приведет к коммерческому продукту с
энергетической эффективностью 750х100/150=500%. Разве это плохой результат для первого
макетного образца? Наш финансовый год заканчивается в феврале. Сейчас август и у нас есть
еще время довести все показатели до нормы. Дальше пойдет доработка генератора импульсов и
есть все основания снизить, потребляемую им энергию до 100 Вт и меньше. Впереди
разработка более мощных генераторов тепла и генераторов импульсов. Опыт накоплен
значительный и дела дальше пойдут быстрее.
Оправдательное письмо оказалось напрасным. В ответе инвестор пожелал успеха в
сотрудничестве с другой фирмой. Так русская доверчивость оказалась роковой: разве можно
было передавать инвестору самую секретную часть в начале сотрудничества? Не знаю, может
быть я ошибался, и инвестор не собирался продолжать работу в этом направлении. Однако, он
получил почти все, чтобы завершить начатое и выйти на рынок с эффективным отопительным
прибором самостоятельно.
К этому времени у нас сложился неплохой коллектив специалистов по решению всех
вопросов, связанных с этими исследованиями. Начиная с июля я уже не получал зарплату. Мне
жаль было расставаться с классным электонщиком - Игорем Владимировичем Скляным и я
ещё два месяца самостоятельно платил ему заработную плату, надеясь, что проблема с
финансированием разрешится.
Прошло два месяца со дня обещания директора концерна «Акойл – Энергия» приехать
посмотреть результаты наших опытов и начать финансировать доработку теплового и
водородного генераторов. Закончился сентябрь, никто не приехал. Я распустил всех и закрыл
лабораторию, надеясь на нормализацию финансирования.
На следующий день получил от Juha Hartkka отчет о посещении читателями моей
домашней страницы, на которой накопилось на тот момент уже более 30 Mb информации. Вот
его письмо.
Dear Prof. Kanarev,
September 2005 visitors hits on your most popular pages:
1496 hits on your main page http://Kanarev.innoplaza.net
1920 hits on Kanarev/electrolysis/
1243 hits on Kanarev.coldfusion.innoplaza.net
So there is steady increase in interest in your pages. Only the most visited pages are shown on
my statistics. There are more visitors on your other pages that my statistics do not indicate because
statistics show only the 30 most visited pages.
Отсылаю этот текст иностранному инвестору. На другой день получаю письмо от него с
активным намерением продолжить работу.
Финансирование началось в феврале 2005 г., а закончилось в августе того же года.
Новый договор был заключен с университетом в феврале 2006 г. Инвестор настоял на том, что
91
все варианты электромеханических генераторов импульсов будут изготовляться на заводе его
фирмы и привозиться в Россию для испытаний. Первый из них привезли в мае. Испытания
показали, что он генерирует в импульсе до 10 Вольт при токе около 05, Ампера, что явно
меньше необходимого.
Мы рассчитали параметры второго варианта электромеханического генератора
импульсов, и инвестор привез его в сентябре. Все это время мы занимались испытаниями
различных конструкций электролизёров и получили новые интересные результаты.
Конечно, привезённое изделие можно было не испытывать. Результат был очевиден.
Вместо постоянных магнитов специальной конструкции и длины инвестор набрал нужную
длину магнита из мелких квадратных магнитов. Показатели оказались ещё хуже, чем у первого
варианта.
Я вспомнил разговор инвестора по телефону с сотрудниками своей лаборатории, в
котором они сообщали, что достали самые мощные американские магниты. Несоответствие
магнитов второго варианта электромеханического генератора импульсов указанной
информации наводило на мысль, что нам привезли не то, что сделали у себя.
Это было в сентябре. Нам ничего не оставалось, как сообщить инвестору результаты
испытаний и продолжать поиск в водородном направлении, которому инвестор уделял больше
внимания, чем тепловому. Поскольку привезённых денег хватало на заработную плату до
ноября, то я просил инвестора не ставить нас в трудное положении и во время перечислить
деньги, но ответ последовал лишь в феврале, когда инвестор привез месячную сумму денег. До
этого я с большим трудом выплачивал сотрудником лаборатории свои деньги и надеялся
удержать их в лаборатории.
Встретив инвестора, мы напомнили ему о задолженности. Он пообещал ликвидировать
её и одновременно просил составить проект нового договора по водороду. Через три дня я
выслал ему такой проект, надеясь, что он погасит задолженность за прошлый год и я, таким
образом, сохраню штат квалифицированных специалистов. Но надежды не оправдались.
Несколько напоминаний не дали никакого результата и лишь в апреле я получил проект
отосланного инвестору нового договора, в котором был добавлен лишь один пункт:
финансирование договора начинается с января 2007 года при условии сдачи инвестору отчета
за последние два года.
Поскольку сотрудники лаборатории уже работали в других фирмах, то мне ничего не
оставалось, как отказаться от договора, но пообещать написать отчет после получения денег за
прошлый год.
Нестабильность финансирования и нерегулярность работы лаборатории все-таки
позволили нам получить ряд интересных результатов. Главный из них противоречил хорошо
установленному факту начала процесса электролиза воды при минимальном напряжении между
электродами 1,24 Вольта. Наши колонки из конических электродов устойчиво работали при
напряжении между ними 0,2…0,3 Вольта, снижая затраты электрической энергии на получение
одного литра водорода до 1 Ватт-часа.
18. ИНТЕРНЕТ
Читатель вспоминает беседу с академиком, который ярко нарисовал
систему
блокирования научной информации, противоречащей теориям А. Эйнштейна. Делалось это
просто: на все, что противоречило его теориям, автоматически писались отрицательные
рецензии, которые закрывали дорогу новому научному результату.
Приход Интернета значительно осложнил жизнь борцов с искателями научных истин.
Настала пора беспрепятственной публикации результатов научных исследований в Интернете.
Монополия на научную истину рухнула. Теперь каждый желающий может быть судьёй любого
искателя такой истины.
92
В начале мая 2006 года получаю электронное письмо из США от Sterling D. Allan. Он
сообщил, что открыл на своём сайте раздел для результатов моих исследований
с адресом http://peswiki.com/index.php/Directory:Kanarev_Electrolysis
Это сразу увеличило посещаемость моей домашней страницы на финском сайте.
6.6.2006
Dear Prof. Kanarev,
May 2006 visitors hits on your most popular pages:
3511 hits on your main page http://Kanarev.innoplaza.net
2944 hits on Kanarev/electrolysis/
1173 hits on Kanarev.coldfusion.innoplaza.net
345 hits on Kanarev/video/Video-5.wmv
138 hits on Kanarev/book/Quant14.zip
102 hits on Kanarev/book/quant4.zip
A curious thing - you website statistics show rise, although the visitor count usually drops during
summer!
Через некоторое время получаю электронное письмо от англичанина Willy Smith,
который просил у меня разрешения открыть раздел результатов моих исследований на своём
сайте. Он дал ему такое название http://www.new-physics.com/ и стал считать его научным
журналом.
Я не интересовался посещаемостью моих страниц на американском и английском
сайтах. На финском - ежемесячная посещаемость моих страниц колебалась в интервале 4000
…..6000.
В результате такой рекламы получил множество предложений о сотрудничестве, но я
тактично отказывался от них, ссылаясь на возраст и понимая, что нельзя ущемлять интересы
инвестора, который уже вложил в это дело деньги и высказал явное намерение продолжить
сотрудничество.
Среди неисчислимого количества писем пришло сообщение о повторении результатов
моих экспериментальных исследований по низкоамперному электролизу воды.
Hydrogen Water Fuel Cell Results
Using Kanarev’s Data
Modern Electrolyzers consume 4.0k Wh per cubic meter of this gas. When one cubic mete of hydrogen
is burnt, 3.55 kwh of energy is released.
One liter of hydrogen weighs 0.09 gram: One liter of oxygen weighs 1.47 g. It means that it is possible
to produce 111.11 / .09 = 1234.44 liters of hydrogen and 888.89 / 1.47 = 604.69 liters of oxygen from
one liter of water. One gram of water contains 1.23 liters of hydrogen.
Energy consumption for the production of 1000 liters of hydrogen is 4 kWh and for one liter 4Wh. It is
possible to produce 1.23 liters of hydrogen from one gram of water, 1.23 x 4 = 4.94 Wh is spent for
hydrogen production from one gram of water.
Instruments and Equipment used
Experimental low current wfc, filled with tap water.
Stop watch.
Scales type Satrue model SB-200 200g 0.1 gram steps
Avo Mk 9 Test Meter.
Precision Gold model Wgo20 Digital Test Meter.
Racal Dana True RMS Voltmeter model 9300.
Hameg Oscilloscope model 203-5.
Tektronix 547 oscilloscope.
The wfc pulse rate 6 Khz
93
Duty cycle 50:50
Duration of test in min 60
RMS Voltage V7.5
Amp meter I, amperes 0.06
Power P, watts hour (P=VxIxmin/60) 0.45
Mass of wfc in grams 106.9
Mass change in grams (m) 0.4
Evaporating water mass (me) 0.04
Mass of water split into gasses (m-me) 0.36
Existing energy consumption Wh/g water 4.94
Released hydrogen quantity (0.36x1.23x0.09) 0.03985
Energy content of hydrogen (W = 0.03985x142/3.6) 1.57186
Energy Efficiency (W x 100 / P) % , 349 %
Energy Efficiency of this WFC is 349 % or overunity
Date of Test : 15 June 2004
Done by D. Lawton
Владелец американского сайта предлагал различные варианты сотрудничества, но я
отказался, выслав лишь информацию необходимую для воспроизведения лабораторного
эксперимента по низкоамперному электролизу и некоторые видеоклипы о моих экспериментах.
Параллельно с этим, с начала 2006 года шла подготовка к апрельской научной
конференции американского научного общества «NPA» (Естественный философский альянс),
членом которого я был. Послал туда три доклада. В ноябре 2006 г получаю объединённый
вариант этих докладов, подготовленный редактором журнала «Галилеевская электродинамика»
Dr. Cynthia Kolb Whitney для публикации в сборнике конференции. Привожу текст этого
доклада в переводе с английского на русский.
The Fundamental Sciences on the Way to Unity
Ph. M. Kanarev
RUSSIA; e-mail [email protected]
19. ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ НАУКИ НА ПУТИ
К ЕДИНСТВУ
Аннотация.
В докладе
обсуждается процесс приближения мировой науки к
фундаментальному пониманию единства микромира, а также
причины, позволяющие
предсказать движение научной мысли в этом направлении. Ключ понимания находится в новой
аксиоме Единства пространства, материи и времени. В Природе невозможно такое состояние,
когда пространство, материя и время существовали бы в разделённом состоянии. Эти три
главные элемента мироздания существуют вместе. Их невозможно отделить друг от друга.
Введение
Известно, что физика и химия лидируют среди фундаментальных наук. Состояние их
единства наиболее ярко нарисовал американский ученый Дж. Уиллер в статье «Квант и
Вселенная», опубликованной в сборнике «Астрофизика, кванты и теория относительности».
(М.: Мир, 1982). Он зафиксировал следующую беседу между студентами – выпускниками
физиками и химиками.
«Почему вы, химики, продолжаете все эти разговоры о валентных связях и валентных
углах? Почему вы не признаёте, что в химии нет ничего, кроме электронов и боровских
круговых и эллиптических орбит?» Ответ последовал сразу же: «Почему вы думаете, что эти
круговые и эллиптические орбиты имеют какое-либо отношение к форме молекулы или к
94
тетраэдрической валентности атома углерода? Нет, физика это физика, а химия это химия.
Электрические силы являются электрическими, а химические силы - химическими».
Описанная беседа студентов ярко демонстрирует тупиковое состояние процесса
единения фундаментальных наук и обязывает нас задуматься о его причинах. История науки и
образования доказывают, что в процессе получения знаний формируется стереотип
представлений о природе, окружающей нас. История науки также
убедительно
свидетельствует, что научную мысль невозможно усыпить
догматизированными
результатами, противоречащими здравому смыслу. Человек так устроен, что он всегда
стремится устранять противоречия в понимании окружающего его мира, и нет силы, которая
могла бы остановить этот процесс.
В средние века церковная инквизиция, пытаясь сохранить догмат: Солнце вращается
вокруг Земли, сжигала на кострах его противников. Но прошло время, и сожженные оказались
правы: Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. Этого достаточно, чтобы понять, что
новые теории и новые идеи нельзя отвергать с порога. Надо предоставлять им возможность
развиваться.
Не надо бояться новых научных идей. Если они не связаны с реальностью, то время
отправит их в небытие без какого - либо лженаучного комитета и они быстро будут забыты. И
наоборот, если новые идеи и научные результаты связаны с реальностью, то они неминуемо
будут развиваться и никакая сила не способна остановить этот процесс.
В 2005 году исполнилось 100 лет с
момента рождения Специальной теории
относительности, разработанной Альбертом Эйнштейном. Всё это время фундаментальные
науки развивались под знаменем данной теории, но она так и не заслужила юбилейных
торжеств, а наоборот - расколола мировое научное сообщество на её сторонников и
противников. Количество последних увеличивается так быстро, что сторонники этой теории
потеряли уверенность в своей правоте и всячески уклоняются от обсуждения сути
фундаментальных противоречий этой теории.
Готовы ли мы для прогресса в новом направлении? Существующий стереотип научных
представлений так силён, что настоящее поколение учёных не сможет изменить его. Только
новое поколение молодых ученых, свободных от стереотипных представлений, сможет решить
эту задачу. Они откажутся от противоречивых знаний и будут искать пути для их устранения.
Это - закон развития науки. Нет силы, которая могла бы изменить этот закон.
Мировая наука находится сейчас в состоянии ожидания прорыва в понимании единства
микромира, поэтому есть основания спрогнозировать движение научной мысли в этом
направлении.
Обращение к молодым теоретикам
Прежде всего, прошу извинения за то, что вторгаюсь в Ваши личные представления о
состоянии теоретической физики и теоретической химии в начале ХХI века. Анализу этого
состояния я посвятил более 25 лет. И вот теперь, когда контуры этого состояния прояснились, я
решил довести их до Вашего сведения.
Состояние современной теоретической физики усиленно подвергается критике и растёт
число стремящихся улучшить её. Анализ результатов их поиска убедительно показывает
полное отсутствие единства понимания того, что до сих пор остаётся непонятым. Это
тревожный симптом. Если мы не найдем прочной основы, на которой должен базироваться наш
поиск, то мы обречены на следующее бесплодное теоретическое столетие.
Нас восхищают достижения экспериментальной физики и экспериментальной химии и
многие из нас делают вид, что глубоко понимают физическую сущность этих достижений.
Однако, если внимательно подойти к этому пониманию, то оказывается, что наши
теоретические представления о сущности экспериментальных достижений весьма далеки от
реально протекающих физических и химических процессов и явлений.
95
Наблюдая мельчайшие детали окружающего нас мира, мы понимаем, что носители
информации, приносящие эти детали в наши глаза и телевизоры, должны быть меньше этих
деталей и обязательно должны быть локализованы в пространстве, то есть занимать
ограниченный пространственный объём. Мы называем их фотонами. Они рождаются
электронами атомов при их энергетических переходах и выполняют функции элементарных
носителей энергии и информации. Они же формируют и шкалу электромагнитных излучений,
длина волны и частота которых изменяются в интервале 24-ти порядков. Удивительным
является то, что энергия каждого фотона равна произведению постоянной Планка на частоту.
Мы догадываемся, что в этом случае постоянством константы Планка и локализацией фотонов
в пространстве должны управлять какие-то законы Природы, но мы до сих пор не знаем эти
законы.
Более 300 лет мы ищем ответ на вопрос: почему фотоны, являясь частицами, формируют
дифракционные картины, подобные волнам. Непостижимыми для нас остаются
Шредигеровские плотности вероятности поведения элементарных частиц. Мы до сих пор не
знаем, как движущаяся совокупность элементарных частиц, взаимодействуя с препятствиями,
формирует дифракционные картины, подобные волновым.
Особой гордостью считаются наши достижения в области понимания тепла и
температуры. Однако физическая сущность тепла и температуры до сих пор остаётся для нас
загадкой. Нас поражает наличие в Природе абсолютно низкой температуры, но мы до сих пор
не знаем главную причину её существования. Максимум излучения Вселенной соответствует
температуре T  2,726 K и мы не знаем почему?
Наша теоретическая наивность не имеет границ. Мы отождествляем эффекты Доплера,
которые формируются волновыми процессами, с эффектами смещения спектральных линий.
Мы даже не представляем, что это совершенно разные явления. Нас удивляет постоянство
комптоновской длины волны электрона, определённая со столь большой точностью, но мы не
знаем причину этого постоянства.
Мы любим рисовать картинки с орбитальным движением электронов в атомах, но до сих
пор не представляем, каким образом электроны, летающие по орбитам, соединяют атомы в
молекулы. Мы выводим формулу для расчета спектра атома водорода из орбитального
движения электрона и наивно полагаем, что её невозможно получить при линейном
взаимодействии электрона с протоном ядра.
Физики и химики едины в преклонении перед авторитетом уравнения Шредингера.
Чтобы спастись от противоречий в понимании формирования молекул из атомов при
орбитальном движении электрона, они придумали спасительный термин «орбиталь», который
символизирует плотность вероятности пребывания электрона в той или иной области атома. Их
не смущает тот факт, что новый термин не проясняет картину взаимодействия валентных
электронов в молекулах. Противоречия такого представления здравому смыслу и реальной
действительности игнорируются.
Известно, что электроны в атомах могут занимать различные энергетические уровни. Из
этого следует, что должны изменяться их энергии связи с ядрами и они обязательно должны
содержаться в спектрах атомов и молекул. Однако сколько энергетических уровней имеет
электрон в атоме, и как меняется его энергия связи с ядром до сих пор остаётся тайной. Не
умея рассчитывать энергии связи между валентными электронами, химики вводят различные
забавные понятия, такие, например, как сродство к электрону.
Ещё смешнее выглядит понимание физиками и химиками энергетики процессов синтеза
атомов и ядер. Они лихо приводят мегаэлектронные величины энергий синтеза ядер, полагая,
что именно эти величины реализуются в ядерных реакторах в тепловую энергию. Они до сих
пор не знают, что тепловую энергию формируют тепловые фотоны, которые рождаются только
при синтезе атомов и молекул, но не ядер.
96
Список вопросов, которые поставили экспериментаторы перед теоретиками можно
продолжить, но, видимо, и этого достаточно, чтобы задуматься: почему так происходит и есть
ли выход из создавшегося положения?
Роль аксиом
Сразу отвечаем: есть и он уже найден. Выйти из столь глобальных заблуждений можно
лишь при одном условии: вернуться к исходным понятиям, на которых базируются наши
знания об окружающем нас мире, и проверить полноту аксиоматики, которой мы пользуемся,
выстраивая математические доказательства правильности интерпретации результатов
экспериментов.
В науке трудно доказывать кто прав, а кто нет, поэтому надо иметь независимого судью,
который бы разрешал научные споры. Эту роль могут выполнить только аксиомы - очевидные
утверждения, не требующие экспериментальной проверки и не имеющие исключений.
Аксиомы Евклида уже две тысячи лет выполняют роль фундамента точных наук.
Однако они оказались бессильны помочь ученым ХХ века в понимании теорий
относительности А. Эйнштейна. Ситуация в фундаментальных науках осложнялась и ста лет
оказалось мало, чтобы установить правильны или ошибочны теории относительности
Эйнштейна. Продолжающийся спор смог решит лишь независимый судья – аксиома Единства
пространства, материи и времени.
Самым первым и самым важным научным понятием является понятие «пространство».
Не было бы пространства, не было бы ничего. Вторым по важности является понятие
«материя», третьим – «время». Многие скажут, что это известная истина. Да, известная, но как
мы используем её в нашем научном поиске? Учитываем ли мы взаимосвязь сущностей, которые
отражают эти понятия? Некоторые ответят утвердительно и приведут мнение Минковского о
том, что предметом нашего восприятия являются только места и времена вместе взятые. В этом
высказывании отражено единство пространства и времени, которое было признано
аксиоматическим и на котором базировалась физика ХХ века.
Странно, разве может быть время в пространстве, в котором нет материи? Нет, конечно.
Время появляется в пространстве лишь только тогда, когда появляется в нём материя. Из этого
сразу следует, что в ансамбль «Единство» входят не только пространство и время, но и материя.
Этот очевидный факт назовем аксиоматическим, а Единство пространства, материи и времени аксиомой. Эта аксиома Единства – главный независимый судья научных споров.
Аксиома Единства родилась в России и уже выполняет роль независимого судьи в оценке
связи с реальностью научных результатов, полученных учеными. Хотят они этого или нет, но
жизнь заставит их почитать аксиому Единства. Она однозначно демонстрирует ошибочность
некоторых теорий, которые считаются сейчас фундаментальными, и ограничивает область
применения других. История появления этой аксиомы и её судейских функций описана в книге
“Истории научного поиска и его результаты”.
Доказательная база судейских функций аксиомы Единства опубликована в Интернете на
английском языке: http://Kanarev.innoplaza.net The Foundation of Physchemistry of Micro World.
The 7-th edition. 2006. 640 pag. Quants 1-20, на русском языке в книге: «Начала физхимии
микромира». 7-е издание. 2006 г. 640 с. http://Kanarev.innoplaza.net Articles 71-78 и в 8-м
издании этой книги объёмом 750 с.
Уважаемые физики и химики – теоретики, я извиняюсь перед Вами за то, что аксиома
Единства уже отправила большую часть Ваших теоретических трудов и трудов Ваших
предшественников в раздел истории науки, как не отражающих реальность. Она уже выполняет
свои судейские функции и каждый теоретик теперь должен знать их. Отказ от знакомства с
судейскими функциями аксиомы Единства эквивалентен бесплодному теоретическому
творчеству.
97
Известно, что с аксиомой спорить бесполезно, она всегда права. Аксиома Единства
признаёт правильной лишь геометрию Евклида и однозначно показывает ошибочность
геометрий Лобачевского, Минковского, Римана и др. Оказалось, что знаменитые
преобразования Лоренца играют в точных науках роль теоретического вируса. В результате
ошибочными оказались обе теории относительности А. Эйнштейна, зараженные этим вирусом.
Аксиома Единства ограничивает область применения уравнений Максвелла, Шредингера и
др.
Выяснено, что существует несколько вариантов вывода математических моделей, с
помощью которых интерпретируются результаты экспериментов. При этом изменение варианта
вывода одной и той же математической модели меняет физический смысл, заложенный в ней.
Аксиома Единства позволяет определить однозначно, какой из вариантов отражает реальность,
а какой мистику.
Главное достоинство Аксиомы Единства в том, что она открыла прямой путь к
выявлению безумно таинственных электромагнитных структур фотонов, электронов, ядер,
атомов и молекул. Самым удивительным оказалось то, что электрон не имеет орбитального
движения в атоме. Он взаимодействует с ядром атома, как вращающееся веретено.
Разноименные электрические поля сближают электроны с протонами, а их одноименные
магнитные полюса ограничивают это сближение. В результате атомы соединяют в молекулы
разноименные магнитные полюса валентных электронов. Атом водорода, представляет собой
стержень, на одном конце которого электрон, а на другом протон. Именно поэтому он оказался
идеальным звеном, соединяющим атомы различных химических элементов в молекулы.
Время шло, я чувствовал, что уже пора привлекать внимание правительства к
результатам моих исследований, чтобы постепенно ввести их в учебный процесс. Идея была
простой – написать на моих книгах дарственные автографы Президенту страны отослать их
совместно с письмом, в котором изложить суть своего предложения.
20. ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В. В. ПУТИНУ
Уважаемый Владимир Владимирович!
Считаю себя обязанным информировать Вас о нижеследующем.
В настоящий период человеческой истории самым большим тормозом научнотехнического прогресса являются академики точных наук. Они упорно не признают
фундаментальные ошибки теоретической физики и теоретической химии, допущенные в ХХ
веке, игнорируют судейские функции новой аксиоматики точных наук и продолжают забивать
головы учащейся молодёжи многими ошибочными догматизированными представлениями о
микромире.
Поскольку дальнейший научный прогресс тесно связан с правильностью таких
представлений, то ускорить его можно только при условии введения в учебный процесс всех
уровней новых, глубоко обоснованных представлений о микромире, как альтернативных
старым ошибочным представлениям. Они опубликованы в моей книге «Начала физхимии
микромира», которую отказался издать Российский фонд фундаментальных исследований.
Восьмое издание этой книги уже доведено то такого состояния, когда лектор любого
классического университета свободно может написать себе курс лекций и излагать их
студентам, критически сравнивая новые представления со старыми.
Таким образом, если Вы поручите министру образования изучить этот вопрос, что
неминуемо должно привести к изданию моей книги массовым тиражом и включению её в
учебный процесс по физике и химии, то это значительно ускорит научный прогресс и
неминуемо сформирует благодарность Вам от будущих физиков и химиков - теоретиков.
Прошу извинить меня за беспокойство и не думать, что я ошибаюсь. Пока я один знаю
значимость своих научных результатов и абсолютно уверен в их историческом уровне.
98
Доктор технических наук, профессор кафедры теоретической и прикладной механики
Кубанского государственного аграрного университета
Ф.М. Канарёв
Краснодар
05.07.06.
Это письмо было вложено в книгу «Начала физхимии микромира». 6-е издание.
Краснодар 2006, а копия - в книгу «История научного поиска и его результаты». Краснодар
2005.
Я понимал, что такие письма не доходят до президента. Решения по ним принимают
клерки самого низкого ранга, но делать было нечего, другого выхода не было.
Примерно через месяц получил первый ответ из Управления Президента Российской
Федерации по работе с обращениями граждан.
18 июля 2006г. № А26-05-150614.
Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее на имя Президента Российской
Федерации, рассмотрено и направлено на рассмотрение в Министерство образования и науки
Российской Федерации.
Консультант
департамента
письменных
обращений
граждан
Козыренко А.А.
Через два месяца пришло письмо из Министерства Образования и Науки Российской
Федерации из департамента государственной политики в образовании.
07.08.2006 №03-ПГ-МОН-3487
Департамент государственной политики в образовании рассмотрел Ваше обращение и
приложенные материалы, поступившие из Администрации Президента Российской Федерации,
и благодарит Вас за внимание к проблемам высшего профессионального образования.
Рекомендуем Вам направить книги «Начала физхимии микромира» и «История научного
поиска и его результаты» в Учебно-методическое объединение высших учебных заведений
Российской Федерации по классическому университетскому образованию (119992, ГСП-2,
Москва, Ленинские горы, Г-3, А-1008, тел. 939-37-67).
Заместитель директора Департамента
И.М. Реморенко
Выполнил рекомендацию директора департамента министерства И.М. Реморенко и
выслал, указанные им книги, по рекомендованному адресу.
Надежды на скорое разрешение ситуации и её прояснение никакой не было, поэтому
следующим логическим шагом явилось стремление написать первый вариант курса лекций по
физхимии микромира, как учебного пособия, и отослать по тем же адресам.
Для реализации этого намерения пришлось основательно поработать летние месяцы. В
начале октября рукопись была готова, и я пошёл к ректору с просьбой издать её. Он с прежней
доброжелательностью одобрил моё намерение и тут же позвонил зав. типографией Марии
Ивановне и попросил её издать курс моих лекций без задержки.
Подписываю экземпляр новой книги президенту и пишу письмо, сообщившему мне о
получении письма, посланного президенту.
Уважаемый г-н Козыренко!
Я получил от Вас ответ на моё письмо, посланное на имя Президента в июле этого года.
Копию прилагаю.
Я получил также письмо из Министерства Образования и науки. Копию прилагаю.
Я выполнил рекомендацию Министерства Образования и науки и переслал две свои книги
в Учебно-методическое объединение высших учебных заведений Российской Федерации два
месяца назад. Однако никакого ответа до сих пор не получил.
Высылаю Вам дополнительные материалы и написанный мною курс лекций по
Физхимии микромира, который уже готов к использованию в учебном процессе.
99
Мне бы хотелось обратить Ваше внимание на то, что Вы допускаете очень большую
ошибку, не проинформировав Президента о Важности поставленного мною вопроса.
Постарайтесь добиться этого. Вопрос настолько Важен, что заслуживает рассмотрения на
совете безопасности страны и я готов сделать там доклад.
Всего доброго,
Канарёв Филипп Михайлович.
25.10.06.
Ответ о получении службой Президента моего письма и книги пришел быстро. В нём
сообщалось, что материалы преданы в Министерство Образования и Науки.
В середине декабря пришло письмо из Министерства Образования и Науки. 14.12.2006г.
№ 03-ПГ-КОН-5331
О курсе лекций по Физхимии микромира.
Уважаемый Филипп Михайлович!
В соответствии с письмом Управления Президента Российской Федерации по работе с
обращениями граждан Департамент государственной политики и нормативно-правового
регулирования в сфере образования Минобрнауки России рассмотрел Ваше письмо на имя
Президента Российской Федерации о курсе лекций по физхимии микромира и сообщает.
По информации из Учебно - методического объединения вузов по классическому
университетскому образованию (УМО), Ваши книги «Начала физхимии микромира» и
«История научного поиска и его результаты туда не поступали. Можно обсуждать причины
этого, но для того, чтобы избежать подобного, Ваша новая работа «Курс лекций по физхимии
микромира» будет доставлена в УМО с нарочным, с целью получения квалифицированного
профессионального заключения учёных ведущего российского вуза – Московского
государственного университета им. М.В. Ломоносова.
Результаты этой экспертизы будут доведены до Вашего сведения.
Заместитель Директора
И.М. Реморенко
Не знаю почему, но через неделю это же письмо пришло повторно. Оставалось одно –
ждать рецензию на первое издание учебного пособия «Курс лекций по физхимии микромира»
от специалистов ведущего университета страны - МГУ.
Время шло. В середине марта из министерства пришло электронное письмо с просьбой
сообщить телефон для контакта. Отослал свои телефоны, прошло два дня, но контакт
отсутствовал. Решил позвонить сам.
Михаил Александрович Павлович сообщил, что они получили 8-е издание моей книги,
но УМО им не подчиняется непосредственно, поэтому вряд ли они смогут добиться от него
отзыва на мою книгу. Ничего себе! УМО не подчиняется «Департаменту государственной
политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования». Весёлая ситуация.
- К тому же, сообщил он, - Вы используете такие несуществующие понятия как
криволинейность, волнистая циклоида и делите математические модели на математические и
физико-математические, но такого деления нет.
Я попытался оправдаться тем, что имею право вводить новые понятия. Что касается
волнистой циклоиды, то её уравнения получены мною и опубликованы в 1971 году и теперь
эти уравнения - фундамент теории фотона, но Михаил Александрович не знает этого. К тому
же, добавил я, книга издана тиражом 100 экз. с целью собрать замечания, чтобы учесть их при
издании этой книги массовым тиражом. У такого издания будет научный редактор и с ним я
буду решать - какое понятие оставить в тексте, а какое заменить. Это общепринятая практика.
- Да, да, Вы правы, - послышался голос в трубке.
Далее, Михаил Александрович сообщил, что надо прислать не электронное, а
официальное, подписанное письмо и сообщить в нём чего я хочу от Министерства.
Он даже не понял, что этим требованием перечеркнул мое письмо Президенту и другие
многочисленные письма, которые я отправлял в Министерство. Оказывается, все надо начинать
100
сначала, потому что душа министерского клерка успокаивается только тогда, когда одно и
тоже пройдёт через его священные функции многократно.
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Зам. директора
Департамента государственной политики
и нормативно-правового регулирования
в сфере образования
Розиной Н. М.
Уважаемая Нэлли Михайловна!
Я получил уже два письма из Вашего департамента за подписью Реморенко И.М.,
поэтому свои письма отправлял на его имя. Сегодня из телефонного разговора с Михаилом
Александровичем Павлович узнал, что вопросы, с которыми я обращался к Президенту России
и в Ваше Министерство, находятся в Вашей компетенции.
Михаил Александрович порекомендовал мне прислать на Ваше имя официальное письмо
не электронной, а обычной почтой, в котором изложить свои предложения. Я, конечно, это
письмо вышлю Вам завтра обычной почтой. Однако, мне казалось, что министерство знакомо с
моим письмом Президенту, где изложены мои предложения. Если у Вас нет копии этого
письма, то я высылаю её Вам.
Я понимаю, что пока один владею всей совокупностью информации по этому вопросу,
поэтому мне легче было бы подготовить проект доклада министру. Если Вы поручите мне
написать его, то я постараюсь сделать это.
Проблема настолько глобальна и настолько серьёзна, что нам не избежать изучения
наших действий будущими поколениями и не только ученых. Это накладывает на наши
действия особую ответственность. Я теперь вижу, что у Вас нет экспертов по этой проблеме,
поэтому если я не буду ставить вопрос о необходимости её анализа на правительственном
уровне, то нанесу этим большой ущерб государству. Своевременное принятие правильного
решения по этому вопросу окажет значительное влияние на успешное развитие государства в
недалёком будущем.
Каковы действия Вашего департамента в этой обстановке? Я вижу их следующими.
1 – обязать ведущих ученых России по физике и химии дать оценку результатам научных
исследований, опубликованных в книге Канарёв Ф.М. «Начала физхимии микромира».
Восьмое издание. Краснодар. 2007. 750с.
Вполне естественно, что это - функция РАН. Вполне естественно также и то, что
рецензия должна быть официальной с подписями рецензентов. Примеры менее значимых
рецензий уже есть и они вместе с ответами на них опубликованы в Интернете
http://Kanarev.innoplaza.net Articles 100 and 101.
2 - обязать РФФИ издать массовым тиражом в этом году восьмое издание «Начала физхимии
микромира», как научное издание.
3 – поручить УМО провести редакцию 2-го издания «Курс лекций по физхимии микромира».
Краснодар 2007. 540 с и издать этот курс в качестве учебного пособия массовым тиражом.
4 – Издать приказ министра Высшего образования и науки, обязывающий все ведущие
университеты выделить минимум 50 часов для чтения лекций по новым достижениям в
познании микромира на физических и химических факультетах с обязательным использованием
результатов, изложенных в Курсе лекций по физхимии микромира.
101
Доктор т.н., профессор, кафедры теоретической и прикладной механики Кубанского
государственного аграрного университета
21.03.07.
Ф.М. Канарёв
Ответ пришёл сравнительно быстро.
17.04.2007г. №03-ПГНОН-1572.
Уважаемый Филипп Михайлович!
На Ваше обращение сообщаю следующее. Восьмое издание «Начала физхимии микромира»
направлено на экспертизу в Учебно-методическое объединение по классическому
университетскому образованию, результаты экспертизы будут доведены до Вашего сведения.
Вопросы издания научной литературы, к которой Вы приписываете «Начала физхимии
микромира», не являются компетенцией Минобрнауки России.
Программы учебных курсов дисциплин федерального компонента определяются
Государственными образовательными стандартами, а дисциплины национально –
регионального (вузовского) компонента устанавливаются образовательными учреждениями,
поэтому Министерство не может обязать вузы включать в учебные планы Ваши представления
о физхимии микромира.
Заместитель Директора
Н.М. Розина
Итак (я пишу этот текст в начале июля 2007г), по заданию Минобрнауки России
специалисты ведущего российского вуза МГУ пишут рецензию на книгу «Курс лекций по
физхимии микромира» с декабря 2006 г, а на книгу «Начала физхимии микромира» 8-е
издание - с апреля 2007 г. и до сих пор не написали. Причины? Не будем гадать,
почитаем мнение других специалистов о наших научных работах.
Фрагменты из писем, полученных проф. Канарёвым Ф.М.
Thanks, It's nice to hear from you again.You
little report is an excellent contribution. We
will include it as an "in absentia" paper in our
conference in April, and you may get some
comments on that report.
Neil Munch
Good Day Professor Kanarev,
Thank you for your remarks and your short
"Appeal to Physicists and ChemistsTheorists." It was an excellent summary of
issues of the 20th century. Regards, Bob
Heaston
Dear Prof. Kanarev,
An excellent paper! With your permission I
would like to publish this paper in the
Journal of New Energy.
Best personal regards,
Hal Fox, Ed. J. of New Energy
Dear Philipp, Thank-you for sending me
your letter; I think it's an excellent message
to the mainstream scientific community.
When will this be published?
Sincerely, Thierry
Dear Prof. Kanarev
Спасибо, приятно слышать Вас опять. Ваш
краткий доклад – превосходная публикация,
мы включим его на нашу апрельскую
конференцию, как доклад отсутствующего
докладчика и Вы
сможете получить
комментарии по этому докладу.
Neil
Munch
Добрый день, профессор Канарёв. Спасибо за
Ваши замечания и Ваше краткое «Обращение
к физикам и химикам – теоретикам» Это превосходное обобщение вопросов ХХ века.
С уважением, Bob Heaston
Уважаемый
профессор
Канарёв.
Превосходная статья! С Вашего разрешения я
хотел бы опубликовать её в журнале «Новая
энергия».
С лучшими персональными пожеланиями,
Hal Fox, Ed. J. of New Energy
Уважаемый Филипп, спасибо за присланное
мне твоё письмо. Я думаю это великолепное
сообщение ведущему научному сообществу.
Когда это будет опубликовано?
Искренне, Thierry
Уважаемый профессор Канарёв, я очень
102
I thank you very much for that information, I
was very delighted to hear from you. I
translated your paper into german and send it
to you, it might help you to reach your
german friends.
With kind regards,
Werner Frey
In these days I had time to read all your book
“THE FOUNDATIONS OF
PHYSCHEMISTRY OF MICRO WORLD”.
I have found it very clear and full of nice
surprises for me: at least now I understand
chemical valences !
Greetings. Your electron model will be in
the Fall Special Issue, to be mailed at the
beginning of October. CKW
On Mar 7, 2006,
благодарю Вас за эту информацию. Я был в
восторге, услышав это от Вас. Я переведу
Вашу статью на немецкий и пришлю её Вам.
Это может помочь Вам в общении с Вашими
немецкими друзьями.
С добрыми пожеланиями,
Werner Frey
В эти дни я имел время прочесть всю Вашу
книгу «Начала физхимии микромира». Я
нашёл её очень интересной и полной
сюрпризов для меня. Наконец, я понял
химическую валентность!
Dear Professor Kanarev,
Дорогой Профессор Канарёв, Я смотрел на
ваш вебсайт со значительным страхом.
Степень вашей работы весьма замечательна,
и я чувствую себя почти слишком скромным,
чтобы комментировать и весьма уменьшил
это, я дал начальный благоприятный
комментарий относительно вашего
материала.
Robert F. Beck
Уважаемый профессор Канарёв!
Спасибо за Вашу информацию. Я извиняюсь
за то, что сразу не ответил, но в любом
случае я начал читать Ваши статьи на
английском и русском. Вы знаете, Ваши
вопросы действительно фундаментальны.
К сожалению, большинство современных
ученых забывает, что мы до сих пор не знаем
многого о Природе, в которой живем.
Мы согласны с Вашей точкой зрения,
отражённой в вопросах о Природе. Она
действительно прекрасна!
Thank You: Tibor
Уважаемый доктор Канарёв.
Я представляю канадскую компанию, которая
специализируется в производстве водорода и
кислорода. Я только что просмотрел Вашу
технологию и хотел бы иметь возможность
сам говорить с Вами и чтобы это могли
делать наши инженеры. Есть ли у Вас
возможность
посетить
Канаду
и
проконсультировать нас?
Пожалуйста, ответьте мне сразу, как
только получите это письмо.
I have been looking at your website with
considerable awe. The extent of your work is
quite remarkable and I feel almost too
humble to comment and quite relieved that I
gave initial favourable comment on your
material.
Robert F. Beck
Dear
Prof.
Kanarev!
Thank You for your information! I am sorry,
that have not answered till now, but anyway I
have started reading your papers boot in
English and in Russian. You know, your
fundamental
questions
are
really
fundamental.
Unfortunately the big majority of nowadays
scientists have forgotten, that we still do not
know all about the nature we live in.
We with You have the same views on the
way of questioning the nature! It is nice!
Thank You: Tibor
Dear Dr. Kanarev:
I am involved with a company in Canada that
specializes in building Electrolyzers for
producing hydrogen and oxyhydrogen. I just
came across your technology and would love
the opportunity to speak to you and have you
speak to our engineers. Would it be possible
for you to come to Canada and consult with
us? Please email me back once you have
received this email.
Tom Hochhausen 10.03.07.
Поздравляю! Модель Вашего электрона
будет опубликована в специальном издании в
октябре. CKW
07.03.06.
103
Dear Mr. Kanarev:
I am very impressing about your knowledge
and the obvius and imminent collapse of the
present Physics, with all that it mean.
Obviously with your knowledge. I buy your
book "The resurrection of exact science" to
Newspower two week ago, the book i hope
the next week to arrive to my home. For the
moment i read "The Foundations of
Physchemistry of Micro World" that is on
Internet.
Well, some chapter i read 10 times, other 20
times, other only one time. But i read
principally the next: Models of the atoms and
the molecules, Model of electron and Theory
of Spectrum of Atoms and Ions. For this
reason
i can't find the next answer to my question
and need if you can help me.
Tom Hochhausen
Дорогой г. Канарёв:
Я очень впечатлён Вашими знаниями об
очевидном и неминуемом
крахе
существующей физики и со всем, что это
означает. Это очевидно в соответствии с
Вашим
знанием.
Я заказал Вашу книгу "Воскрешение точной
науки" у Newspower две недели назад. Я
надеюсь, на следующей неделе она прибудет
в мой дом.
Я читал "Основы физхимии Микро Мира",
что находится в Интернете.
Хорошо, некоторые главы я читал 10 раз,
другие 20 раз. Но я читал преимущественно
модели атомов и молекул, модель электрона
и Теорию спектра атомов и ионов. По этой
причине я не могу найти следующий ответ на
мой вопрос и нуждаюсь в Вашей помощи.
Pablo de Goyeneche
Pablo de Goyeneche
Dear professor,
I’m reading your papers with great interest,
fascinated by the clear exposition of the
subjects in your original way.
You are finally coming back to the classic
physics background and restoring its
development after a century.
Whatsoever be the end of the dispute, I have
no doubt about the unusual love and respect
you have for the Truth.
Sincerely yours,
Luigi F. Mojoli Via Bice Cremagnani 13-3
20059 Vimercate, MILANO ITALIA
Dear Professor Kanarev,
Yes, I have not forgotten about your
powerful "Space, Matter, Time" Axiom; and
the good, strong cases you make and develop
from it.
Best regards,
Carl Littmann
Dear Professor Kanarev,
I have been reading your articles & must say
I am quite impressed with your efforts put
into environmentally friendly energy sources.
I would like to learn more about low current
cell of electrolysis which according to your
article is undergoing patent procedures.
Pls. let me know how far is Krasnodar from
Moscow or which is the nearest airport to
you?
Уважаемый профессор,
Я читаю Ваши статьи с большим интересом
и очарован ясностью Вашего представления и
оригинальностью способа описания. Вы,
наконец, возвращаете классические основы
физики и восстанавливаете её развитие
спустя столетие.
Независимо от того, чем кончится спор я, не
сомневаясь в необычной Вашей любви к
истине.
Искренне Ваш,
Luigi F. Mojoli Via Bice Cremagnani 13-3
20059 Vimercate, MILANO ITALIA
Уважаемый проф. Канарёв!
Да, я не забыл о Вашей мощной аксиоме
«Пространства, материя, время» и о строгих
результатах, которые Вы получаете из неё.
Best regards, Carl Littmann
Уважаемый профессор Канарёв,
Я прочитал Ваши статьи и должен сказать,
что они произвели на меня впечатление в
связи с Вашими усилиями разработать
источник
энергии
дружественный
окружающей среде. Я хотел бы изучить
больше
запатентованную
ячейку
низкоамперного
электролиза,
которая
описана в Вашей статье.
Сообщите, пожалуйста, далеко ли Краснодар
104
от Москвы и какой ближайший аэропорт?
Если Вы говорите по английски, то я хотел
бы иметь с Вами телефонную дискуссию,
поэтому сердечно прошу Вас сообщить мне
Ваш телефон. Kind regards, Rafiq Hussain
Dear Prof. Kanarev,
Уважаемый проф. Канарёв!
I lately discovered your outstanding
Я недавно открыл Вашу выдающуюся
scientific work. First of all I am impressed by научную работу. На меня произвела
your brilliant Unity Axiom. Why am I
впечатление, прежде всего,
блестящая
writing to you? I am translating some articles аксиома Единства. Я перевёл несколько
from your website and I intend to publish
статей с Вашего вебсайта и опубликовал их
them on my site: http://freeна своём сайте: http://free-energy.webpark.cz
energy.webpark.cz
Sincerely ing. Ladislav Kopecky
Czech
Sincerely ing. Ladislav Kopecky Czech
Republi. 10.05.07.
Republi 10.05.07.
Physics is in a state of crisis, a third of
Физика - в состоянии кризиса, одна треть
UK university departments have closed in британских университетских факультетов
the last 10 years, clearly for students this is закрылась за прошлые 10 лет. Ясно, что
not an attractive career option, the discipline для студентов, это - не привлекательный
is going nowhere.
выбор карьеры, дисциплина нигде не идет.
Roger Munday
Roger Munday
25.05.07.
25.05.07.
Present days physics students are fooled
Преподаватели физики наших дней
by main stream physics teachers not only дурачат студентов не только идеями SRT
with respect to SRT but they hear other ferry (Специальной теории относительности), но и
tales about nature. This is one reason why другими сказками о Природе. Это - одна из
physics students have problems in getting причин, почему студенты физики имеют
jobs in industry and research institutions.
проблемы в получении рабочих мест
в
Our troubled world needs, for example, промышленности
и
исследовательских
physicists, who build new useful devices or учреждениях.
invent new methods for converting matter to
Наши
обеспокоенные
мировые
energy (fusion does not work well and many потребности, например, в физиках, которые
people hate uranium) instead of looking for вместо
того,
чтобы
искать
новые
new crazy particles based on unproven сумасшедшие частицы, основанные на
theories.
недоказанных теориях, строили бы новые
Physicists have focused for the last 70 полезные устройства или изобретали новые
years on the sub-atomic dimension, but the методы для того, чтобы преобразовать вопрос
structure of the atom, per se, does not affect отношения к энергии (урановая работает
its interactions with other atoms and with плохо и ненавистна людям).
external forces and it is at the atomic level
Физики сосредоточились в течение
that the forces of nature that most influence прошлых 70 лет на субатомном измерении,
our lives are generated and transmitted.
но структура атома, как таковая, не
Hartwig Thin
затрагивается, нет сил, генерирующих
26.05.07.
взаимодействия с другими атомами и с
внешними силами природы, именно на
атомном
уровне,
которые
оказывают
наибольшее влияние на нашу жизнь.
Hartwig Thin 26.05.07.
If you speak English I would like to have a
discussion with you over the phone therefore
kindly provide me your contact numbers.
Kind regards, Rafiq Hussain
Вторая моя гипотеза заключается в том, что
105
A second sad hypothesis is that my
dear Prof. Kanarev is defunct and
somebody else is answering to his emails; somebody not trained in the
deep discoveries of Prof. Kanarev that
just usurps his name and his wage
possibly.
Giuseppe Zollo. 02.06.07.
Prof. Dr. Philipp M. Kanarev
Department of Theoretical Mechanics
The Kuban State Agrarian University
13 Kalinina St., 350044 Krasnodar
RUSSIA . e-mail [email protected]
Dear Prof. Dr. Kanarev:
I have been studying “The Spectrum of the
Universe”, and I really like it. It is
fascinating that the data obviously shows all
the peaks you talk about, but the
astrophysicists saw only a blackbody profile.
I have prepared the attached draft typeset
version for your review.
Sincerely,
Dr. Cynthia Kolb Whitney
Editor, Galilean Electrodynamics
Visiting Industry Professor, Tufts University,
retired 21 June 2007
Hello, dear Phillip Mihajlovich!
To you the student of III rate of chemical
faculty of the Odessa national university
writes to them. Mechnikova Manukyan
Arsene. Not so long ago I have found your
site
in
the
Internet
(http://Kanarev.innoplaza.net). I was very
much interested with the ideas stated in
articles. I am confident, what not so for a
long time it are necessary to wait and time
will place all in the places, the true Science
will be heard. I would like to study in details
that is known for today, in fact at university,
you understand, that to us teach. Very much
it was pleasant to me, as at you it is written
about Bohrov’s postulates. When I faced
with them at lessons at school, then at
university, always there was inside any
sensation of a fog. To study something new it
мой дорогой профессор Канарёв больше не
существует, и кто-то другой отвечает на мои
электронные письма. Я чувствую, что он не
знает глубоко открытия
профессора
Канарёва и узурпировал его имя, а возможно
и заработную плату.
Giuseppe Zollo 02.06.07.
Профессор, доктор Филипп М. Канарёв
Кафедра теоретической механики Кубанского
государственного Аграрного университета.
Улица Калинина 13. Краснодар, Россия. email [email protected]
Уважаемый профессор, доктор Канарёв:
Я изучила “Спектр Вселенной ”. Это
действительно подобно реальности.
Очаровательно, что данные с очевидностью
показывают все пики, о которых Вы
говорите, но астрофизики видели только
профиль абсолютно чёрного тела. Я
подготовила, приложенный проект, как
версию вашего обзора (автор: для
публикации).
Искренне,
Dr. Cynthia Kolb Whitney. Издатель журнала
«Галилеевская электродинамика.
Visiting Industry Professor, Tufts University,
retired. 21 June 2007.
Здравствуйте,
уважаемый
Филипп
Михайлович!
Вам пишет студент III курса химического
факультета
Одесского
национального
университета им. Мечникова Манукян Арсен.
Не так давно я нашел в Интернете Ваш сайт
(http://Kanarev.innoplaza.net). Меня очень
заинтересовали идеи, изложенные в статьях.
Я уверен, что не так долго осталось ждать и
время расставит всё по своим местам,
истинная Наука будет услышана. Мне бы
хотелось детально изучить то, что известно
на сегодняшний день, ведь в университете,
Вы сами понимаете, что нам преподают. Мне
очень понравилось, как у Вас написано про
постулаты Бора. Когда я сталкивался с ними
еще на уроках в школе, потом в
университете, всегда присутствовало внутри
какое-то ощущение туманности. Изучать чтолибо новое легко, когда известно, как это что-
106
is easy, when it is known, how it something
works
and
whence
undertakes.
I want to ask you to tell to me what
printed books under your authorship are and
what will be still interesting for studying to
set myself on a way of the True Science.
And, it is natural, as they can be got, in fact
on book shelfs of our shops to not meet such
literature.
That I have had time to read, so has
struck me, that it is difficult for transferring
words! Impressions, it is possible to compare
to what arise at listening a musical
masterpiece, only provided that before the
student was for hundred percent a deaf
person.
19.11. 2006
Dear Phillip Mihajlovich!
I express you deep gratitude on behalf of
Russian Municipal Academy (РМА) – sector
«Life-support of cities» for the fine opening
made by you and huge educational work,
putting physics and chemistry «from a head
on legs(foots)».Consequences of this normal
knowledge are predicted and will strikingly
change the world in the best party during a
life of many generations.
Director on a science, Academician РМА,
Member of advisory council at The
government of Moscow on support small
business
Kazanskij E.B. 18.06.07.
Dear Phillip Mihailovich!
Your contribution to a science is difficult for
comparing even to opening Tesla (it is more)
on which there is all industrial civilization, it
will be appreciated on the present only in the
future. It is those inertia our sick society.
C.T.S.
Vladislav Baginsky
Odessa, Ukraine
30.06.07.
то
работает
и
откуда
берется.
Я хочу попросить Вас рассказать мне,
какие есть напечатанные книги под Вашим
авторством и какие еще будет интересно
изучить, чтобы наставить себя на путь
Истинной Науки. И, естественно, как их
можно приобрести, ведь на книжных полках
наших магазинов не встретить такой
литературы.
То, что я успел прочитать, меня так поразило,
что
это
трудно
передать
словами!
Впечатления, можно сравнить с теми,
которые возникают при прослушивании
музыкального шедевра, только при условии,
что до этого слушатель был на сто процентов
глухим.
19.11. 2006
Уважаемый Филипп
Михайлович!
Выражаю Вам глубокую признательность от
имени Российской Муниципальной Академии
(РМА) – сектор «Жизнеобеспечение городов»
за прекрасные открытия, сделанные Вами и
гигантский просветительский труд, ставящий
физику и физхимию «с головы на ноги».
Последствия этих нормальных знаний
предсказуемы и будут разительно менять мир
в лучшую сторону на протяжении жизни
многих поколений.
Директор по науке, Академик РМА,
Член экспертного Совета при Правительстве
Москвы по поддержке малого
предпринимательства
Казанский Е.Б. 18.06.07.
Уважаемый Филипп Михайлович!
Ваш вклад в науку трудно сравнить даже с
открытиями Теслы, (он больше) на которых
стоит вся промышленная цивилизация, он
будет оценен по настоящему только в
будущем. Такова инерционность нашего
больного общества.
к.т.н. Владислав Багинский Одесса,
Украина. 30.06.07.
К тому времени я написал книгу «Теоретические основы нанотехнологий». Курс лекций.
Краснодар 2007. 514с. Т
Среди писем иностранцев были и такие.
Письма из США
107
Dear Prof. Kanarev,
Your request for additional information is well
reeived.
Please keep my information
confidential, as there are security issues here, as
there are everywhere these days. My name is
William Stehl, I am an American, from New
York. I am 62 years old.
I have traveled and worked all over the
world as a scientific consultant, in over 100
сountries. I am a professional scientific
researcher with well grounded understanding in
physics, chemistry and mathematics, all at the
Doctoral
level.
Specialize in extractive and analytical
metallurgy and studies involving the
environmental impact of natural resources
based industries and means of lessening or
eliminating that impact. I am also interested in
developing better understanding of the nature
of the water molecule, and its component parts.
I do not agree with conventional understanding
in this regard. I have not published my work,
nor
do
I
intend
to.
I have studied your Internet published works
and find them not only extremely enlightening,
but very consistent with my own beliefs and
research. I am very anxious to gain a greater
understanding of your thoughts and theories.
There would be no problem making the
money available to do the translation of your
works into English, I can certainly make
$20,000 available to you for that. Please let me
know how you would plan to get that done, and
what the results would be.
I would propose to provide you a stipend of
$1,000. per month in order to assist in your
completing the documentation of your
thoughts. This could be provided for as many
years as you would feel comfortable with. In
addition, I would provide the necessary funds to
publish those of your works that we feel should
be made public at this time.
I would, upon your advice, like to make the
arrangements to license the patents you have
created from your university. This can be done
as time and arrangements allow.
These are my basic thoughts. Perhaps we
can expand on them from this point.
Warmest regards,
Bill
Дорогой профессор Канарёв,
Ваш запрос о дополнительной информации
получен.
Пожалуйста,
держите
мою
информацию конфиденциально, так как тут
существуют проблемы безопасности, как и везде
в эти дни. Мое имя - Уильям Стехл, я Американец, из Нью-Йорка. Мне 62 года.
Я путешествовал и работал, как научный
консультант, в более чем 100 странах. Я профессиональный научный исследователь с
хорошим пониманием основ физики, химии и
математики на докторском уровне.
Я специализируюсь в
металлургии, в
экологическом
воздействии
отраслей
промышленности на уменьшение природных
ресурсов и устранении этого воздействия на
экологию. Я также интересуюсь развитием
понимания молекулы воды и её составляющих
частей. Я не соглашаюсь с обычным
пониманием в этом отношении. У меня нет
печатных работ, но намереваюсь иметь их.
Я изучил Ваши работы в Интернете и нашел
их не только чрезвычайно просвещёнными, но
совместимыми
с
моими
собственными
представлениями. Я очень стремлюсь к
большему пониманию ваших мыслей и теории.
Нет никакой проблемы достать деньги для
перевода Ваших работ на английский язык и я
могу, конечно, достать для этого 20 000 $.
Пожалуйста, сообщите мне, как Вы планируете
сделать всё это и какие будут результаты.
Я предлагаю обеспечить Вас стипендией
1 000 $. в месяц, чтобы помочь Вам завершить
документальное изложение Ваших мыслей. Это
будет продолжаться столько лет, сколько Вы
будете чувствовать себя нормально. Кроме
этого, я могу обеспечить необходимые фонды,
чтобы издать ваши работы, которые, как мы
чувствуем, должны быть обнародованы в это
время.
Я был бы рад патентовать Ваши патенты от
Вашего университета по Вашему совету, как
только время позволит делать это.
Это - мои основные мысли. Возможно, мы
можем подробно остановиться на них от этого
пункта.
Теплейшие пожелания,
Bill
30.11.06.
108
30.11.06.
Продолжение переписки
Dear Professor Kanarev,
I am going to plan your grant at USD $50,000 per
year. If I understand your plans, this should be
sufficient, if not, it will be increased, I expect the
translation budget to be in addition to this
amount.
This
will be a personal arrangement with me, not any
commercial firm. I will be traveling until
Monday next, and will get back to you then. I
would prefer that our arrangements provide you
with sufficient resources to avoid your needing to
distract yourself with working for others.
I hope you are well.
Warmest regards,
Bill
06.12.06.
Уважаемый проф. Канарёв.
Я собираюсь запланировать Вам грант USD
$50,000 в год. Как я понимаю, Ваши планы, то
этого должно быть достаточно, если нет, то
будет увеличено, я полагаю, что затраты на
переводы будут дополнительными. Это будет
персональное соглашение со мной, а не с
какой-либо коммерческой фирмой. Я буду
путешествовать до следующего понедельника
и извещу Вас, когда вернусь. Я полагаю, что
наше
соглашение
обеспечит
Вас
достаточными ресурсами, чтобы избежать
необходимости работать на других. Я
надеюсь, с Вами все нормально.
Теплейшие пожелания
Bill
06.12.06.
Dear Prof. Kanarev,
Please excuse my delay in responding to you. It
has been a very hectic time for me. I was in the
midst of year-end planning when my brother, 3
years younger than I, died suddenly a few days
before Christmas. This put my entire world into a
tailspin from which I am only now recovering. I
have reviewed our previous communications. I
propose to set up something like the following,
subject, of course to your inputs and approval.
1) I would set aside a total of USD $350,000 to
cover your efforts for the next five years.
2) You would receive USD $100,000 for the first
year, to cover your personal costs and the
translation and preliminary publishing
costs. Would cover any subsequent publishing
expenses.
3) You would receive an additional USD $10,000
per year to cover misc. Costs such as an assistant,
etc.
4) You would receive USD $50,000 for each of
years 2 through 5 to cover your personal costs,
etc.
5) I would stand ready to allocate additional funds
for research, publishing, etc. as might be required
during years 2 through 5. If this sort of
arrangement is interesting to you, please let me
Уважаемый Проф. Канарёв,
Пожалуйста извините меня за задержку
контакта с Вами. Мой брат на три года моложе
меня неожиданно умер за 5 дней до Рождества
Христова. Это ввело меня в состояние печали,
из которого я только что выхожу.
Я просмотрел Вашу прежнюю информацию. Я
предполагаю следующий план на Ваше
одобрение.
1) Я устанавливаю общую сумму USD
$350,000, чтобы покрыть все Ваши расходы в
следующие 5 лет.
2) Вы получите USD $100,000 за первый год,
чтобы покрыть Ваши персональные расходы и
расходы на переводы и публикации.
3) Вы получите дополнительно каждый год
USD $10,000, чтобы покрыть свои расходы на
помощь ассистентов.
4) Вы будете получать USD
$50,000 через каждые 2 года, чтобы покрыть
персональные и другие расходы.
5) Я буду готов выделять дополнительные
фонды для исследований, публикаций и т.д.,
как это будет требоваться, каждые 2 года в
течение 5 лет. Если это короткое соглашение
интересно Вам, то сообщите мне и мы будем
готовы разработать детали соглашения.
109
know,
and we can begin working out the details.
Regards,
Bill
15.01.07.
Bill
15.01.07.
Последнее письмо от американца
Его настоящее имя William Stehl [email protected]
Dear Prof. Kanarev,
I am working out a draft agreement, I will
forward it to you in the next few days.
Warmest regards,
Bill
25.01.07.
Уважаемый проф. Канарёв,
Я разрабатываю проект соглашения
представлю его Вам через несколько дней.
С теплейшими пожеланиями, Bill
25.01.07.
и
Конечно, такая перспектива для меня - фантастика и я был рад тому, что финансовые
тяготы будут сняты и я смогу спокойно делать только то, что нужно науке. Но мои надежды не
оправдались. Это было последнее письмо от William Stehl.
Как то я посетил ректора, сообщил ему об этой переписке и вручил копию главного
письма. Реакция его была интересной. - Хорошо, хоть американцы позаботились о Вас – сказал
он, как мне показалось, с чувством удовлетворения.
21. ЮБИЛЕЙ
Приближался октябрь 2006 года - 70-ти летний юбилей. Решил отметить его
публикацией интервью, как это было раньше. Написал примерный текст беседы с
корреспондентом и отослал текст в редакцию «Учительской газеты», которая примерно 5 лет
назад публиковала мои ответы своему корреспонденту. Позвонил в редакцию, сообщили, что
получили. Несколько раз пытался установить контакт с корреспондентом. Бесполезно. Найти
его оказалось невозможно. Послал текст в газеты «Поиск», «Вузовский вестник» и ещё куда-то.
Полная тишина. Откорректировал текст несостоявшегося интервью и опубликовал его в
Интернете.
06.11.06.
ЮБИЛЕЙНОЕ ИНТЕРВЬЮ
Канарёв Филипп Михайлович, доктор технических наук, профессор кафедры
Теоретической и прикладной механики Кубанского государственного аграрного университета.
Его научные труды публикуются на финском http://Kanarev.innoplaza.net американском
http://peswiki.com/index.php/Directory:Kanarev_Electrolysis и английском http://www.new-physics.com/
сайтах.
Корреспондент: Филипп Михайлович, Вы отмечаете 70-тилетний юбилей, являясь
рядовым профессором, а Ваши научные труды печатаются на зарубежных сайтах. Почему не в
России?
Канарёв Ф.М.: В 2001 году меня пригласили на Европейский энергетический конгресс
прочесть лекцию о воде, как будущем источнике энергии. Лекция была признана одной из
110
лучших. Там я познакомился с Юха Хартика из Финляндии. Он предложил создать на его сайте
домашнюю страницу для публикации моих научных трудов. Я согласился. Сейчас там уже
более 50 Мгб информации в виде статей и книг на русском и английском языках. Эту страницу
посещают ежемесячно более 6 тыс. читателей.
Американец Sterling D. Allan
публикует на своём сайте результаты моих
исследований, копируя их с финского сайта. Англичанин Willy Smith делает тоже самое на
своём сайте с названием «Новая физика». Так что общая посещаемость сайтов с результатами
моих научных исследований успешно конкурирует с посещаемостью лучших мировых
научных журналов. Там 5 тыс. посещений в месяц считается рекордом.
Корреспондент: Ну а какой же результат такой посещаемости?
Канарёв Ф.М.: За эти годы я получил неисчислимое количество писем и много
предложений о сотрудничестве. Американская исследовательская группа сообщила мне, что
она изучила все мои труды и нашла их наиболее логичными и глубокими, просто излагающими
сложные вопросы физики и химии. Американский биографический институт надоел мне
своими предложениями включить меня в список знаменитых людей. В последнем письме этого
года я сообщил им, что не болею тщеславием и, поэтому просил не беспокоить меня. Я
отказался и от многочисленных предложений работать за рубежом.
Сейчас наши исследования финансирует зарубежная фирма, которая собирается в
следующем году выходить на рынок с продукцией, изготовленной по нашим разработкам.
Детали я излагать не могу, так как это - коммерческая тайна.
Корреспондент: Вы в своём ответе затронули физику и химию, но Вы ведь инженер –
механик по образованию. Как случилось, что Вы увлеклись физикой и химией?
Канарёв Ф.М.: Подробный ответ на этот непростой вопрос я опубликовал в книге
«История научного поиска и его результаты».
Она
уже разошлась и пользуется
популярностью, особенно у управленцев.
Корреспондент: О каких же своих научных результатах Вы написали в ней?
Канарёв Ф.М.: Научная часть книги написана в виде нескольких лекций, в которых
убедительно показаны ошибки ряда лауреатов Нобелевских премий по физике и химии.
Опровергнуть мою точку зрения ещё никто не осмелился, да и сделать это невозможно, так как
доказательства базируются на строгом анализе и строгих расчетах.
Корреспондент: Нобелевский комитет выдаёт премии за результаты фундаментальных
исследований. Разве Вы можете оценивать их? Не слишком ли много берете на себя и откуда у
Вас такая информация, которая позволяет делать такие смелые выводы?
Канарёв Ф.М.: Вы знаете, если значительную часть своей жизни человек занимается
анализом фундаментальных основ науки, то к семидесяти годам он накапливает такой запас
знаний, который позволяет ему уверенно прогнозировать их судьбу.
Случилось так, что я занимался этим делом около 25 лет параллельно с выполнением
основной работы. Результаты оказались настолько значительными, что в мире нашлось
немного специалистов, способных понять их. Теперь уже ясно, что они будут областью
научных интересов следующих поколений, поэтому мне остаётся лишь одно – попытаться
предсказать результаты анализа моих научных идей потомками. Я опускаю многочисленные
математические доказательства их достоверности, чтобы сделать их понятными многим.
Прежде всего, эти результаты коснутся всех жителей Земли, так как будут включены в
школьные и вузовские учебники по физике, химии, биологии, астрофизике и другим наукам.
Корреспондент: Удалось ли Вам заметить какую – нибудь закономерность
исторического развития наук?
Канарёв Ф.М.: Конечно, удалось. До меня она никем не была замечена, а суть её надо
знать всем, кто занимается наукой.
Я часто вспоминаю своих древних коллег, которые считали, что Земля плоская и
держится на трех китах. Это было естественное и смелое для того времени предположение, так
111
как кит – самое большое животное. Вспомним, как Птолемей сформировал гипотезу о том, что
Солнце вращается вокруг Земли. Это тоже было естественное и очень логичное предположение
для того времени. Блюстители библейских заповедей, в которых эта гипотеза была отражена,
сжигали на кострах тех, кто пытался поставить её под сомнение. Потребовалось около двух
тысяч лет, чтобы получить новую научную информацию, которая и на этот раз доказала
ошибочность первоначальной гипотезы о движении Солнца вокруг Земли.
Корреспондент: Ну, это все относится больше к географии, а в точных, инженерных
науках легче находить истину. Она доказывается экспериментом. Поэтому тут не должно быть
таких ошибок. Не так ли?
Канарёв Ф.М.: Вы знаете, с первого взгляда кажется, что это так, как Вы сказали, а
если вникаешь в тонкости, то картина оказывается совсем другой. Известно, что вокруг
провода, по которому течет постоянный ток, образуется магнитное поле. Максвелл описал это
явление с помощью изящных, как их потом назвали, уравнений. Из них следовало, что если по
проводу текут импульсы тока, то вокруг него образуются импульсы электромагнитных волн,
которые излучаются и распространяются в пространстве со скоростью света. Они и передают
антенне приёмника, закодированную в них информацию. Здесь также существовал очевидный
вопрос: каким образом сферическая электромагнитная волна, удаляясь от антенны передатчика
и расширяясь, сохраняет свою напряженность достаточной для возбуждения электронов
антенны приемника? Ответа на этот вопрос не было более 100 лет.
Теперь эта задача решена и оказалось, что информацию вдоль провода передают
продольные волны импульсов свободных электронов со скоростью, близкой к скорости света.
В момент импульсов, электроны излучают
невидимые инфракрасные фотоны, которые
формируют фотонные волны, движущиеся в пространстве со скоростью света.
Они
возбуждают электроны антенны приемника и, таким образом, передают ему информацию в
виде радиопередач, телефонной речи или телекартинок.
В описанном процессе передачи информации нет места уравнениям Максвелла.
Известно, что они позволяют рассчитывать лишь самые простые схемы антенн, поэтому
выполняют фактически роль математического мусора в описании сложного процесса передачи
информации. Уже имеются экспериментальные доказательства этому. Жаль, конечно,
современную молодёжь, головы которой продолжают наполнять этим мусором.
Корреспондент: Да это, видимо, новая идея, но другие, например, устройство атома.
Это ж ведь уже окончательная истина, не так ли?
Канарёв Ф.М.: Эксперименты показали, что микромир состоит из ядер и электронов,
совокупность которых образует атомы. Требовалось объяснить взаимодействие электронов с
ядрами атомов, чтобы получить представление об их устройстве. Ответ нашли простой.
Устройство атома отождествили с устройством Солнечной системы, в которой к тому времени
планеты уже вращались вокруг Солнца. Ядро атома выполняло функции Солнца, а электроны планет. Так родилась планетарная модель атома. Из математических зависимостей,
описывающих его, следует, что электрон движется вокруг ядра атома, как планета вокруг
Солнца и, переходя с орбиты на орбиту, излучает фотоны, которые формируют спектры,
совпадающие с экспериментом. Надёжность идеи о движении электрона вокруг ядра атома
была усилена рядом Нобелевских премий, выданных Бору, Шредингеру, Дираку и Паули.
Правда, тут, как и у авторов гипотезы о трех китах, а также гипотез о движении Солнца
вокруг Земли и о передаче информации электромагнитными волнами, вставал очень
существенный вопрос: каким образом электроны, летающие по орбитам вокруг ядер, соединяют
атомы в молекулы? Ответ на него уже найден, и он полностью разрушил гипотезу Нильса Бора
об орбитальном движении электрона в атоме. Электрон взаимодействует с протоном ядра
атома, как вращающееся веретено, и он же соединяет атомы, формируя молекулы.
112
Корреспондент: Извините, Вы, наверное, не обратили внимание на противоречие в
Вашем суждении. Формула точно рассчитывает спектр, а Вы считаете её ошибочной. Как это
понимать?
Канарёв Ф.М.: Вы задаёте естественный вопрос. Дело в том, что существует несколько
вариантов вывода одной и той же математической формулы. Изменение варианта вывода
изменяет физический смысл, заложенный в ней. Формула Бора рассчитывает спектр только
атома водорода. Я получил аналогичную формулу, она рассчитывает спектр не только атома
водорода, но и других атомов и не содержит энергию, соответствующую орбитальному
движению электрона в атоме.
Корреспондент: Конечно, правильность расчетных формул доказывают эксперименты,
но есть и, так называемые, теоретические формулы, которые лишь объясняют эксперименты.
Как можно доказать правильны они или нет?
Канарёв Ф.М.: Печальная судьба математических теорий Максвелла, Бора,
Шредингера, Дирака и других ученых требовала анализа причин несовершенства самого
мощного инструмента познания – математики. Эта проблема встала передо мной в конце
прошлого века.
Тщательный анализ процесса математических доказательств показал, что их началом
служат исходные понятия и аксиомы, на которых базируется логика всех последующих
математических действий. Поскольку аксиома – это очевидное утверждение, не имеющее
исключений и не требующее экспериментальных доказательств, то причина недостоверности
математических доказательств могла быть одна – неполный учет аксиоматики, существующей
помимо нашей воли.
Оказалось, что в фундаменте математических доказательств отсутствовала главная
аксиома Естествознания – Аксиома единства пространства, материи и времени. Включение этой
аксиомы в процесс математических доказательств было подобно урагану, который безжалостно
разрушил здание современной теоретической физики, и все физики - теоретики оказались,
образно говоря, у разбитого корыта. Правда, большинство из них ещё не знают об этом и
продолжают кичиться своими мифическими знаниями.
Аксиома – это независимый судья. Не я буду защищать результаты моих исследований.
Это будет делать моя Аксиома Единства, без моего участия.
Корреспондент: Двадцатый век прошёл под знаменем теорий Альберта Эйнштейна,
которые изучаются и в школах, и в вузах. Вы хотите сказать, что они то же ошибочны?
Канарёв Ф.М.: Гипотезе А. Эйнштейна о том, что скорость света не зависит от
скорости его источника, повезло. Она осталась жива, но при важном уточнении. Скорость
света относительно пространства не зависит от скорости источника. С виду, это
незначительное уточнение, но оно похоронило обе теории относительности А. Эйнштейна.
Ошибочными оказались и следствия, вытекающие из его теорий. Одно из них – рождение
Вселенной из точки в результате так называемого Большого взрыва.
Корреспондент: Весь мир узнал о награждении американских астрофизиков в этом году
за доказательство идеи рождения Вселенной при Большом взрыве, а Вы идете против всех и
отрицаете этот факт. Не слишком ли смело?
Канарёв Ф.М.: Если действительно был Большой
взрыв,
то должны быть
доказательства существования процесса охлаждения Вселенной после него. Они нашлись.
Исследования фонового излучения Вселенной показали, что в его закономерности отражен
процесс охлаждения черного тела, описываемый формулой Планка. Из этого следовал, с виду,
весьма убедительный вывод о том, что Вселенная, как и черное тело, находится в стадии
охлаждения после Большого взрыва. Триумф!!! Нобелевский комитет в этом году повторил
свою ошибку 1978 года и выдал вторую премию за реликтовое излучение, полностью
проигнорировав опубликованные в 2004 году доказательства ошибочности его интерпретации.
113
Итак, закон ошибочности широко известных первоначальных научных гипотез
неотвратим. Он успешно работает и в случае с Большим взрывом. Мои доказательства
ошибочности существования Большого взрыва базируются на глубоком анализе спектра атома
водорода, при котором, экспериментальная зависимость, полученная американцами в космосе,
рассчитывается теоретически с точностью до одной миллионной после запятой. Им и не
снилась такая экспериментальная точность. Из моего анализа, подчеркну особо, однозначно и
неопровержимо следует, что фоновое (реликтовое) излучение Вселенной формируется
процессом рождения атомов водорода звездами Вселенной, который идет непрерывно и не
имеет никакого отношения к мифическому Большому взрыву.
Корреспондент: Если эти Ваши доказательства опубликованы в Интернете, то почему
их проигнорировал Нобелевский комитет?
Канарёв Ф.М.: Мне трудно дать конкретный ответ на этот вопрос, но в историческом
плане его суть следующая.
Известно, что древние ошибочные научные идеи об устройстве мира, в котором мы
живём,
консервировались вначале
мифологическим творчеством людей, потом
инквизиторскими функциями религий, а сейчас эту роль взял на себя Нобелевский комитет.
Хотят этого или нет члены Нобелевского комитета, но они сформировали о себе историческую
информацию, суть которой потомки опишут примерно так.
По вине Нобелевского комитета формировался авторитет ошибочным научным идеям
и теориям, которые потом включались в учебный процесс и забивались в головы учащейся
молодёжи, лишая её возможности для творческого поиска знаний связанных с реальностью.
Трудно определить ущерб, причинённый человечеству Нобелевским комитетом. По его вине
издавались учебники миллионными тиражами с ошибочными научными идеями не для
просвещения молодежи, а для заполнения их умов мистическими знаниями, не имеющими
никакого отношения к действительности.
Таким образом, история науки свидетельствует, что первичные, широко известные
научные гипотезы оказываются обычно ошибочными, последующие – ближе к реальности.
Однако это не исключает и их корректировку будущими поколениями учёных. Мои научные
идеи не избегут этой участи, но Аксиома Единства останется неприступной крепостью.
Другие идеи будут углубляться и, возможно, корректироваться, но как, - предсказать пока
трудно. Тем не менее, в наше время, как я считаю, у них нет конкурентов в близости к
реальности.
Это - мой краткий прогноз мнения будущих поколений ученых о результатах моих
научных исследований. Я понимаю, что он будет полностью проигнорирован моими
современниками. Но это уж их проблемы. Я свои - уже решил, издал курс лекций по физхимии
микромира. Мои знания неминуемо будут изучаться потомками и никакие академические
кланы и их лженаучные комитеты не остановят этот процесс.
Корреспондент: Вы нарисовали мрачную картину. Что же надо сделать, чтобы
исправить сложившуюся ситуацию?
Канарёв Ф.М.: Вы знаете, если бы я был советником Президента, то рекомендовал бы
ему принять закон, согласно которому Президент Академии наук назначается Президентом
страны. Но этого мало. История уже убедительно показала, что существующая процедура
формирования состава академии наук автоматически приводит к формированию клана ученых.
Этот процесс не зависит от человеческих качеств академиков. Какими бы хорошими людьми
они не были, сформированный ими клан заставит их служить интересам, прежде всего клана,
но не интересам государства. Чтобы разорвать этот порочный круг клановых интересов,
необходимо назначать не только президента Академии, но и утверждать большую часть его
президиума, по представлению назначенного Президента академии наук. Тогда у Президента
академии и её президиума на первом месте будет ответственность не перед кланом, а перед
государством.
114
Если говорить о Высшем образовании, то в этой сфере сформировалась очень
противоречивая обстановка. Рынок требует нового подхода к формированию специалистов с
высшим образованием, а центральная бюрократия
всеми силами препятствует этому,
навязывая вузам учебные планы, не имеющие никакого отношения к рыночному укладу
экономики.
Сейчас Вуз имеет право изменять учебный план только на 20%, а 80% его содержания
определяет клановый центр. Пока существует такой порядок, дорога всем новейшим научным
достижениям к студентам будет закрыта. Клан пропускает к студентам давно устаревшие
никому не нужные знания, ненавидит и страшно боится новых знаний, открытых не
членами клана.
Уже опубликован мой курс лекций по физхимии микромира, и каждый университет
может включить его в учебный процесс. Специалисты, ознакомившись с ним, легко поймут,
что новая научная информация открывает широкую дорогу следующему этапу научного
прогресса и новым технологиям.
Беседу вёл неизвестный корреспондент ………………………….
20.10.06.
Получил несколько реплик. Вот одна из них.
===========
"Каким образом сферическая электромагнитная волна, удаляясь от антенны передатчика и расширяясь,
сохраняет свою напряженность достаточной для возбуждения электронов антенны приемника? Ответа
на этот вопрос не было более 100 лет."((Канарев))
А что, Канареву не 70, а более 100 лет, и за все это время он, задавая себе этот вопрос, не
удосужился познакомиться с уравнениями, описывающими интенсивность электромагнитного поля?
А если все не так, то как? У него что, интенсивность другая получается. Так это же много раз
проверяли, измеряли. С существующими уравнениями пока разногласий нет. Или у него мобильный
телефон без базовых станций по всему миру уверенный прием обеспечивает?
Ответ оппоненту
Точка зрения уважаемого оппонента не одинока. Она принадлежит большинству физиков,
как и идея движения Солнца вокруг Земли принадлежала большинству сторонников Птолемея
много веков, пока не появился Коперник. Аналогичный оппонент появился и у уравнений
Максвелла около 25 лет назад. Я не могу привести здесь обширную переписку с ним, но
надеюсь, что она закончится совместной статьей, которая навсегда похоронит идею передачи
информации в пространстве с помощью электромагнитных волн Максвелла.
Он - принципиальный человек, который выполнил неисчислимое количество
экспериментов с использованием уравнений Максвелла и, когда на отражающую поверхность
разместил головки ржавых болтов, то отраженный сигнал потерял линейность и в нем
появились спектральные линии. Теперь этот эффект известен у военных, как эффект ржавых
болтов. Он начал изучать это явление, но научный руководитель категорически не согласился с
ним, так как поиск ответа на этот вопрос мог поставить под сомнение работу уравнений
Максвелла в описании этого процесса.
Научный руководитель предложил назвать это явление нелинейным импедансом
контактной зоны отражающей поверхности. Факт появления значительных расхождений между
экспериментом и расчетами с использованием уравнений Максвелла был проигнорирован. Так
были спасены уравнения Максвелла. Это было 25 лет назад. Автор этого исследования
отказался от рекомендации своего научного руководителя, проявив характер Коперника и
Джордано Бруно, бросил аспирантуру. После этого за анализ нелинейного импеданса
присуждено несколько докторских степеней и более десятка кандидатских. Расхождения между
расчетами по уравнениям Максвелла и результатами измерений нелинейного импеданса, теперь
составляют несколько порядков, но поклонники уравнений Максвелла приписывают их
115
таинственному нелинейному импедансу, но не уравнениям Максвелла. Вполне естественно, что
такой подход так и не вооружил носителей этих степеней способностью отвечать на
элементарные вопросы, ответы на которые должны следовать из уравнений Максвелла. Сейчас
таких безответных (извиняюсь, ответы уже получены, но не из уравнений Максвелла) вопросов
уже более полусотни и они опубликованы в моих книгах. Уважаемому оппоненту я адресую
лишь один. Как электромагнитной волне Максвелла удаётся сохранить напряженности своих
расширяющихся магнитных и электрических полей на пути от звезды, расположенной от нас на
расстоянии, например, 10 ^ 10 световых лет?
Сходимость расчетов по уравнениям Максвелла с результатами некоторых
экспериментов получается потому, что в них вводится синусоидальная волна, которая не
меняет своей формы при интегрировании. Меняются лишь амплитуда и аргумент синусоиды,
нужные значения которых можно получить и без уравнений Максвелла.
"Таким образом, история науки свидетельствует, что первичные, широко известные научные
гипотезы оказываются обычно ошибочными, последующие – ближе к реальности. Однако это не
исключает и их корректировку будущими поколениями учёных. Мои научные идеи не избегут этой участи,
но Аксиома Единства (пространства, материи и времени) останется неприступной крепостью."
((Канарев))
Это верно! Но на саму формулировку этой аксиомы претендуют, кроме Канарева, очень многие,
включая Эйнштейна и древних философов.
Корректное возражение вызывает уважение к оппоненту. Но он не знает тонкостей.
Физика ХХ века базировалась на аксиоме Минковского, суть которой он отразил в одном из
своих высказываний: «Предметом нашего восприятия всегда являются только места и времена
вместе взятые». Это категорическое утверждение вошло в науку под названием аксиома
единства пространства и времени, и Эйнштейн не имеет к ней никакого отношения. Она
является фундаментом всех неевклидовых геометрий.
Оппонент прав, идея единства пространства, материи и времени обсуждается
философами с древних времён, представители точных наук относятся к ней, как к философской
идее и не более.
Уважаемый оппонент, существует неписанное правило: чтобы судить надо знать детали
судимого. В науке это особенно важно, так как, игнорируя это правило, можно легко поставить
себя в неловкое положение. Суть этой детали заключается в том, что Канарёв Ф.М. первый
описал детали судейских функций аксиомы Единства в точных науках и показал, как они
реализуются и какой дают результат при этой реализации. Теперь этот процесс доведён до
состояния легко воспринимаемого прилежными старшеклассниками средней школы. Изложен
он в курсе лекций по физхимии микромира, который уже опубликован и пользуется
популярностью среди искателей научной истины (среди них есть уже и академики РАН) жаль,
что мой оппонент лишен такого устремления.
Всего доброго,
К.Ф.М. 9.11.06.
22. ДИСКУССИИ С ОППОНЕНТАМИ
Параллельно с описанными событиями шли другие. Родной университет готовил на
краевую выставку книги, изданные своими сотрудниками. Зеленский Сергей Алексеевич,
бывший мой аспирант, а теперь зав. кафедрой, которой когда-то заведовал я, по своей
инициативе начал готовить мои книги «Начала физхимии микромира» и «Курс лекций по
физхимии микромира» на эту выставку. Сделал твёрдые переплёты, получил от доцента
кафедры физики Краснодарского технологического университета
Магомадова А.С.
положительные отзывы и попытался получить такой же отзыв от специалистов кафедры физики
родного университета. «Родные» – дали отрицательный отзыв. Пришлось отвечать.
ОТВЕТЫ
116
рецензентам учебного пособия
«Курс лекций по физхимии микромира»
заведующему кафедрой физики Куб ГАУ В.В. Тропину, профессорам кафедры физики Б.Л.
Александрову и
В.В. Фомину, доценту кафедры Т.П. Колесниковой.
Ответы и комментарии размещены по ходу изложения рецензии и подчёркнуты. В
рецензии затрагивается не только курс лекций по физхимии микромира, но и другие
публикации автора.
РЕЦЕНЗИЯ
кафедры физики Куб Гау. на монографию Ф.М. Канарёва
«Курс лекций по физхимии микромира»
Краснодар: КГАУ. 2006. – 445с.
Автор в данном «Курсе лекций по физхимии микромира» сразу переходит к
рассмотрению кольцевой модели электрона, видимо, считая что в предыдущих своих работах
(например, «Начала физхимии микромира». Краснодар: КГАУ, изд. 5, 2004.- 396 с.) он уже
доказал невозможность орбитального движения электрона в атоме. Однако, следует
рассмотреть это доказательство автора, тем более, что оно ошибочно.
Уважаемые рецензенты! Вы, что во сне коллективно увидели, написанный мною «Курс
лекций по физхимии микромира» и, проснувшись, взялись писать рецензию. Извините, но
информация об электроне начинает излагаться не сразу, а со 113 стр. Начинается курс лекций,
как и положено, с предисловия, введения, описания современного состояния теоретической
физики. Далее излагаются причины кризисного состояния физики, формулируются аксиомы и
показывается процесс реализации судейских функций аксиомы Единства. Не Канарёв, а
аксиома судит о достоверности теоретических результатов физики ХХ века. Это - главная
часть всего курса лекций, ибо на ней базируется всё остальное. Добросовестный рецензент не
может опустить всю эту часть и ничего не сказать о ней.
Далее, уважаемые специалисты, на 75 страницах детально описывается модель фотона.
Уважаемые, Вы, что не понимаете элементарного. В рецензии оцениваются все разделы
рецензируемого, а не только те, которые Вам показались удобными для критики. Вы же ведь не
случайные люди, профессора, представляете кафедру физики одного из ведущих университетов
страны. Сейчас мы покажем, что Ваша критика - следствие незнания Вами элементарных основ
физики.
1. В работе «Начала физхимии микромира». Краснодар: КГАУ, изд. 5, 2004 г. на рис. 107
автор исходит из условия, что при орбитальном движении электрона на него действуют две
силы: кулоновская e 2 / R 2 , которая притягивает его к ядру, и центробежная сила инерции
meV 2 / R , которая удаляет его от ядра. Считая, что электрон, являясь материальной точкой,
удерживает на определённой орбите за счёт равенства между указанными силами и далее, на
основании совместного анализа формул (135) и (136), приходит к выводу, что орбитальное
движение электрона невозможно.
Уважаемые рецензенты, есть ли у Вас элементарное чувство собственного достоинства?
Если есть, то зачем же Вы так безответственно доказываете то, чего нет в рецензируемой Вами
книге. В ней четко написано, что из приведенных формул следует, что электрон движется по
орбите. Из этих же формул выводится формула Бора для расчета спектра только атома
водорода и подчеркивается логичность всей этой информации. Зачем же Вы фальсифицируете
реальность?
Вы, что не поняли, что доказательство об отсутствии орбитального движения электрона
в атоме следует не из приведённых выше формул, а из формул, следующих из анализа спектра
117
атома водорода. Из этого же анализа выводится закон формирования спектров атомов и ионов.
Причём выводится впервые. Это - математическая модель закона формирования спектров
атомов и ионов входит в науку, как закон Канарёва. Он позволяет рассчитывать точно спектр не
только атома водорода, но и многоэлектронных атомов, что до сих пор считалось
невозможным. Почему же Вы об этом не пишите? Не знаете элементарных основ
спектроскопии?
Уважаемые рецензенты, Вы взялись писать рецензию, так будьте добры, писать её не по
тому, что Вы увидели во сне, а по тому, что написано в книге.
В чем ошибки и заблуждения автора:
1) в системе СИ сила кулоновского взаимодействия определяется формулой
e2
e2
,
а
не
.
Fk 
F

k
40 R 2
R2
Здесь  0 - диэлектрическая проницаемость вакуума, или электрическая постоянная,
поэтому равенство (132) по размерности не соблюдается;
Уважаемые рецензенты, Вы, что не знаете, что формулу можно выводить в любой
системе единиц, а вот вычислять по этой формуле, желательно в системе СИ. Именно так и
поступил автор рецензируемого Вами учебного пособия, которое Вы видели во сне и не читали.
Автор, специально опустил  0 , так как этот символ обычно вводится в конечный результат и
учитывается при расчетах. Формулу Бора (198) автор не использовал для расчетов, к тому же и
нет нужды использовать её, так как она рассчитывает спектр только атома водорода и не
рассчитывает спектры многоэлектронных атомов. Формулу Бора (198) теперь заменяет формула
(218) Канарёва, которая на первый взгляд, так сказать во сне, аналогична формуле Бора, а наяву
добросовестный рецензент не поленился бы и проверил, как она рассчитывает спектры
многоэлектронных атомов, что не под силу боровской формуле. Ну, если лень проверить расчет
спектров всех приведенных в учебном пособии, то проверьте расчет хотя бы первого электрона
атома гелия и этого Вам будет достаточно, чтобы проснуться и не позорить себя
безграмотными сновидениями. Вы не знаете основ спектроскопии. Мне стыдно за Вас.
Рекомендую также не во сне, а наяву посмотреть, как автор бережно относиться к
расчетам различных физических величин. На стр. 245. приведена формула (250) для расчета
радиуса энергетического уровня электрона атома водорода. Расчет ведётся в системе СИ и в
формуле, как и положено, присутствует  0 .
2) из механики известно, что кинетическая энергия движущегося тела равна
mV 2
EK 
, а не mV 2 и не может быть во всех точках своего движения быть равной
2
потенциальной энергии этого тела. Тело, падающее с некоторой высоты hmax , где оно
обладало максимальной потенциальной энергией E n max , может только в одной точке своего
полёта иметь равенство потенциальной и кинетической энергий. Во всех остальных точках
полёта они не будут равны, но сумма потенциальной и кинетической энергий тела всегда
остаётся постоянной в замкнутой системе, где действуют только консервативные силы, и
равна максимальной потенциальной энергии на высоте hmax , т. е. En max  mghmax или
mVmax
, в момент удара тела о землю. Таким
2
образом, должен соблюдаться закон сохранения полной механической энергии тела, а не
равенство его кинетической и потенциальной энергий. Такого закона нет.
Уважаемые рецензенты! Проснитесь и поясните мне, из какой Вашей оперы эта Ваша
песня. В моей книге таких рассуждений и описаний нет. Закон сохранения механической
энергии – закон классической механики. Изучается он в разделе Динамика, которую автор
максимальной кинетической энергии Ek max
118
рецензируемой Вами книги, уже 25 лет читает студентам, и Вы пытаетесь преподать ему урок о
том, как выводится математическая модель и как работает закон сохранения энергии.
Извините, я так и не понял смысл этой части Вашего послания.
Автор слишком свободно манипулирует физическими формулами, придавая им нужный
ему вид, что совершенно недопустимо. В результате он приходит к несуразному выводу о
невозможности орбитального движения электрона в атоме.
Уважаемые рецензенты! Мы ведь в одном университете работаем, я не пожелал
встречаться с Вами для обсуждения затронутых Вами вопросов, но пообещал, что, если
рецензия придёт без подписей, для предварительного согласования её текста, то она будет
считаться неофициальной, и её можно будет корректировать. Но Вы передали мне её с
подписями, придав ей официальный статус. Теперь терпите. Я прилагаю большие усилия,
чтобы удержаться от разгромных эмоциональных ответов на Ваши детские замечания, но не
всегда это получается. Я предупреждал заведующего кафедрой, что официальная рецензия
уйдет в Интернет с моими ответами.
Так вот, Борис Леонтьевич! Не тяните в трясину невежества своих коллег. О какой
свободе манипулирования формулами Вы пишите? В выводе формулы Бора нет ничего нового,
он описан во многих учебниках, и отсутствие двойки в знаменателе боровской кинетической
энергии – это не самовольство автора, а логическое следствие вывода формулы, которое легко
проверяется. Я к этой нелогичности не имею никакого отношения, я только констатирую
противоречивый факт, с которым физики мирятся.
Не спасти Вам боровское орбитальное движение и свою книгу вместе с этим движением.
Это уже ушедший в историю науки факт. Новая физика уже не считается с орбитальным
движением электрона. Вы, что думаете, что владеете всей информацией о состоянии
современной теоретической физики? Глубоко ошибаетесь! Вы ничего не знаете, что творится в
мире на этом фронте. Ваши козни – это мелочь. Мне стыдно за Вас. Вы демонстрируете
неспособность разбираться в элементарных вопросах и своим коллегам приписываете эту
неспособность, агитируя подписывать вашу рецензию.
2. Рассматривая модель электрона в виде кольца в «Курсе лекций по физхимии
микромира». Краснодар: КГАУ, 2006г., автор пришёл к ещё более удивительному выводу, что
численное значение индукции магнитного поля, которую он предлагает называть
«напряженностью», в такой модели электрона составляет Be  7,017  10 8 Тл (формула (146).
Столь громадное значение индукции магнитного поля, создаваемое отдельным
электроном, у автора не вызвало сомнения, хотя известно, что создание электромагнита с
индукцией в несколько тесла – задача технически очень сложная.
Уважаемые рецензенты, зачем приписывать мне авторство, которого я не имею.
Автором упорядочения терминологии является американский физик, но не я. Я только
согласился с ним и считаю его правым. Докажите обратное.
Далее, уважаемые рецензенты, так Вы не читаете даже учебники по физике. Пора
ректору пересмотреть наём Вас на работу. Демонстрировать такие незнания - это – стыд для
«профессионалов». Открываем учебник по физике В.Ф. Дмитриева, В.Л. Прокофьев. Основы
физики. М. «Высшая школа» 2001г. стр. 185. Здесь приводится формула для расчета
напряженности электрического поля в атоме водорода.
e
1,602  10 19 Кл
ВH 

 1011 В / м .
(255)
2
12
 20
2
40 r
4  3,14  8,85  10 Ф / м  10 м
Эта напряженность примерно в 10000 раз больше напряженности электрического поля в
лучших технических устройствах, созданных человеком.
Ну, что будем ставить под сомнение напряженность магнитного поля вблизи центра
симметрии электрона? Обращаю внимание на то, что по тексту книги все время
119
подчеркивается: вблизи центра симметрии, а рецензенты этот ключевой момент обходят. Мне
стыдно за Вас. Да и не это главное. Главное в том, что у нас появляется возможность понять
физический смысл ядерных процессов. Вот эта, колоссальная напряженность магнитных полей
протонов и нейтронов, и генерирует силы, которые названы ядерными. Но уважаемые авторы
рецензии не нашли времени прочесть эту подробность в книге.
Огромное значение «напряженности» магнитного поля отдельного электрона можно
объяснить только тем, что автор небрежно, не вникая в тонкости существа вопроса,
применил один из законов физики. При выводе формулы для расчёта параметра Be автор
приравнивает величину силы инерции Fi 
meVe2
движения элемента массы me электрона
re
по круговой орбите и силы Лоренца Fe  e  Be  Ve2 действующей со стороны магнитного поля
этого же элемента на выделенную часть заряда e . Это аналогично барону Мюнхаузену,
который, дернув за свою косичку, вытащил из болота и себя, и своего коня.
Можно не рассматривать всю последовательность вывода конечной формулы,
достаточно сказать, что сила Лоренца – это сила, с которой внешнее магнитное поле
действует на движущийся электрический заряд. В данном случае рассматривается часть
заряда. Поэтому неправильно применять выражение для силы Лоренца. Автор либо не учел
эту тонкость закона, либо, зная о ней, вопреки этому закону применил формулу. Конечный
результат оказался ошеломляющим по величине индукции магнитного поля электрона. Поверив
в реальность такого результата, далее автор сделал вывод о преобладании магнитных сил
взаимодействия между нуклонами в ядрах атомов, между электронами и ядрами в атомах, а
также между отдельными атомами при формировании молекул.
Уважаемые рецензенты, вновь демонстрируете незнание учебников по физике.
Описанный метод решения этой задачи имеет аналогии, описанные в уже упоминавшемся
учебнике Кл. Э. Суорц - автор книги "Необыкновенная физика обыкновенных явлений".
Именно там применён закон Лоренца в дифференциальной форме, но для решения других
задач. Применение его дифференциальной сути и для обоснования модели электрона
доказывает лишний раз универсальность давно разработанного метода применения закона
Лоренца.
Конечно, рецензентам очень хотелось доказать ошибочность конечной формулы, но не
удалось. Известно, что правильность вывода проверяется сохранением размерности. Она в
норме. Не случайно, непонравившаяся рецензентам математическая модель рассчитывает
экспериментальную величину длины волны электрона с достаточной точностью. Другого
доказательства связи математической модели с реальностью не требуется, да и не существует,
как это известно квалифицированным физикам, которыми Вы, к сожалению, не являетесь.
Тут уместно отметить, что статья с обоснованием модели электрона опубликована в
нескольких иностранных физических журналах. Некоторые из читавших её, прислали мне
одобрительные отзывы, и никто не поставил под сомнение правильность применения силы
Лоренца. Наоборот, они считают это удачной теоретической находкой. Дальнейший анализ
показал, что из приведенной модели электрона выводится новая формула для расчета магнетона
Бора, которая учитывает геометрические параметры тора и силу тока, протекающего по его
поверхности. Это можно считать завершающей стадией доказательства соответствия
реальности тороидальной модели электрона. Так что декларируемое рецензентами несогласие
с методом обоснования модели электрона голословно. Они очень боятся следствий, к которым
ведёт обоснованная модель электрона. Почитаем признания их боязни.
Учитывая вышеизложенное, можно сказать, что предлагаемые автором модели ядер,
атомов и молекул являются ошибочными, не заслуживающими внимания
и
120
дезинформирующими научную общественность, особенно тех, кто, как и автор, не вникает в
тонкости физических законов.
Уважаемые рецензенты, Вас пугает новая информация по формированию ядер
химических элементов и это естественно. Кому хочется признавать свою несостоятельность!
Посмотрите следствия, которые текут из обоснованной модели электрона, атомов и ядер. Их
сотни. Они раскрывают многие тайны микромира, которые оставались неизвестными и это
пугает Вас. Чтобы преподавать это, надо изучать эти детали, а зачем, если давно зазубренные
лекции донесут или уже донесли Вас до пенсии. Лень разбираться во всей совокупности новой
информации – главное следствие необоснованности замечаний изложенных в рецензии.
Настоящий рецензент не делает голословных утверждений, а ищет ошибки и
противоречия и указывает на них. Обоснованию моделей электрона, протона, нейтрона, ядер
атомов, атомов и молекул в книге посвящено 220 стр. Это обоснование базируется не на голом
месте, а на следствиях, которые логически вытекают при последовательном изложении
материала. Чтобы Вам доказать ошибочность моделей обитателей микромира, надо доказать
ошибочность следствий. Изложенные выше и все последующие Ваши возражения голословны.
Автор даёт рисунки моделей ядер разных атомов химических элементов, в том числе и
модели кремния, и на с. 221 отмечает: «Мы явно ощущаем недостаток знаний по химии. Если
бы мы знали лучше свойства химических элементов, для изучения которых у нас нет времени,
то структуру ядер можно было бы представить точнее». Что можно сказать после такой
фразы автора? Судя по всему, он явно ощущает недостаток знаний по и химии и физике, но
пишет учебник – «Курс лекций по физхимии микромира», чтобы учить, а точнее переучивать
других с присущим автору напором и активностью. Что может быть больше – пользы или
вреда от такой активности? Ведь с 2002 года «Начала физхимии микромира» вышли в
шестом издании, а в 2006 г. вышел из печати «Курс лекций по физхимии микромира»!
Уважаемые рецензенты, упоминание о недостаточных знаниях автора по химии
написано не Вам, а тем, кто будет идти следом за автором и уточнять полученные им
результаты. Это признание я считаю уместным, важным и нужным. О том, что Вы не знаете
физики, я уже несколько раз показывал, но Вы продолжаете демонстрировать это качество.
Покажите мне хотя бы одну модель обитателей микромира в современной физике и химии.
Например, модели фотона, электрона, ядра атома, атома, молекулы. Нет их. Не нравятся и те,
что получил Канарёв, Вы довольствуетесь их отсутствием и считаете это нормальным. История
науки свидетельствует об обратном. Их будут искать и обратятся, прежде всего, к тем работам,
где изложено их обоснование. Это - работы Канарёва. Других работ по моделированию почти
всей совокупности элементарных частиц в мире на сегодняшний день нет. Мне стыдно за ваши
голословные утверждения и я не принимаю их.
Чего стоит только обращение к уважаемому читателю в предисловии пятого издания
«Начала физхимии микромира», 2004 г., где автор пишет: «.. В современном научном мире ещё
не появились эксперты, пожелавшие понять плодотворность направления исследований
микромира, изложенные в этой книге. Поэтому, читая её, Вы, помимо своей воли,
становитесь экспертом этой плодотворности. Успех Ваш зависит от тяжести стереотипа,
которым загружено Ваше мышление». То есть, давайте отбросим и забудем тонкости
физических законов, отбросим их как стереотипы мышления и освободим своё мышление!
Уважаемые рецензенты, это хорошее обобщение всего Вашего подхода к сути дела.
Прежде всего, поздравляю Вас, Вы выступили первыми официальными экспертами по моим
работам с изложением своей точки зрения. Другие боятся сделать это. Они понимают, что это
будет исторический факт для науки, а их рецензии – исторический позор.
Вы хотите оспорить вредность стереотипных представлений в науке, записывая этим
себя в ряды средневековой церковной инквизиции и в комитет по борьбе со лженаукой при
РАН.
121
Большая часть мирового научного сообщества стонет от тяжести стереотипов,
сформированных теориями относительности А. Эйнштейна. Тысячи статей и сотни книг
написаны на эту тему, проведены десятки международных конференций, открыты десятки
интернетовских форумов для обсуждения этих проблем, а для Вас это всё - пустой звук. Это
яркая характеристика Вашей «компетентности».
Как понимать эту фразу: «Ещё не нашлось экспертов….». Автор давал кому-то или
многим на рецензию свою монографию, но никто не смог понять плодотворность его идей?
Или он вообще ещё никому не давал прочитать и понять эту плодотворность, но пред тем как
сдавать работу в типографию?
Уважаемые рецензенты! Я публикую свои результаты уже более 20 лет. Где же Вы были,
если у Вас было желание разобраться в опубликованном? Так что слова «Ещё не нашлось
экспертов….» точно отражают реальность, которая Вам очень не нравится. Вы считаете, что я
должен был предоставить Вам рукописи на рецензии. Почему же тогда у Вас не нашлось
желания детально прочитать уже опубликованное, и сделать свои замечания? Ведь по
опубликованному легче писать рецензию, но Вы уклонились от анализа опубликованного и всю
рецензию свели к декларативным утверждениям. Ведь если Вы настоящие ученые и решили
разобраться с сутью работы, то анализируйте суть, но не отдельные комментарии автора.
Комментируйте, например, такой факт: почему ядро графита плоское, а алмаза предельно
симметричное в пространстве? А ведь они состоят из атомов одного элемента – углерода.
Почему ядро бериллия состоит из четырех протонов и пяти нейтронов и т. д. Вот где суть
работы. Таких вопросов, которые следуют из новой теоретической физики сотни. Кстати, они
опубликованы в журнале РАСХН, в американских журналах. Если Вы добросовестные
рецензенты, то должны опровергать ответы, которые следуют из этих вопросов. Они почти все
в книге, которую Вы рецензируете, и являются следствиями результатов, изложенных в ней.
Вот тогда будет ясно, что Вы разобрались и аргументировано показываете ошибочность этих
следствий. А так что же получается, не имея аргументов для своих доказательств, Вы
привлекаете барона Мюнхаузена на помощь. Это уж совсем не по научному.
Свойства химических элементов достаточно подробно описаны в учебниках по общей и
неорганической химии. Ещё 150 лет назад только на основании изменчивости свойств
открытых к тому времени химических элементов Д.И. Менделеев расставил все химические
элементы по своим местам в периодической таблице и, оставив пустыми некоторые клетки,
предсказал открытие новых элементов с соответствующими свойствами. А через 150 лет
автор говорит, что у него нет времени для изучения свойств элементов, но находится время
каждый год несколько раз переиздавать «Начала физхимии микромира», не имея ни одной
рецензии от специалистов физико-химиков!
Уважаемые рецензенты! Вы считаете, что в вышеизложенном тексте отражено какое-то
замечание по сути информации, которая содержится в учебнике? Она Вам интересна, эта
информация? Отвечаю. Конечно, заслуги Дмитрия Ивановича неоценимы и мои работы
усилили их значимость. Если бы были добросовестные рецензенты, то, изучив учебник, они
нашли бы, что структуры всех ядер усложняются в строгом соответствии с таблицей
Менделеева. Причем, эти усложнения ограничены такими жесткими условиями, что
усложнение структур ядер идёт автоматически. Конечно, чтобы это заметить, надо проявить
элемент добросовестности, но, что поделаешь, не имея его, они имеют одну возможность:
высказать недовольство фактом публикации моих книг без рецензий. Это теперь уже
исторический факт. Ваша рецензия убедительно доказывает, что существующая система
рецензирования новых научных результатов ставит преграду всему новому в науке и является
тормозом в её развитии. Она хорошо работала в условиях отсутствия свободы в
распространении научных идей. Теперь это уже в прошлом. Размещая свои научные результаты
в Интернете, я получаю письма непосредственно от студентов. Вот что пишет один из них.
122
Здравствуйте, уважаемый Филипп Михайлович!
Вам пишет студент III курса химического факультета Одесского национального
университета им. Мечникова Манукян Арсен. Не так давно я нашел в Интернете Ваш
сайт (http://Kanarev.innoplaza.net). Меня очень заинтересовали идеи, изложенные в
статьях. Я уверен, что не так долго осталось ждать и время расставит всё по своим
местам, истинная Наука будет услышана. Мне бы хотелось детально изучить то, что
известно на сегодняшний день, ведь в университете, Вы сами понимаете, что нам
преподают. Мне очень понравилось, как у Вас написано про постулаты Бора. Когда я
сталкивался с ними еще на уроках в школе, потом в университете, всегда присутствовало
внутри какое-то ощущение туманности. Изучать что-либо новое легко, когда известно,
как это что-то работает и откуда берется.
Я хочу попросить Вас рассказать мне, какие есть напечатанные книги под Вашим
авторством и какие еще будет интересно изучить, чтобы наставить себя на путь Истинной
Науки. И, естественно, как их можно приобрести, ведь на книжных полках наших
магазинов не встретить такой литературы.
То, что я успел прочитать, меня так поразило, что это трудно передать словами!
Впечатления, можно сравнить с теми, которые возникают при прослушивании
музыкального шедевра, только при условии, что до этого слушатель был на сто
процентов глухим.
Уважаемых рецензентов информирую, что в компьютере уже 8-е издание Физхимии
микромира и второе издание курса лекций. Эти книги, без всякого сомнения, будут отпечатаны.
В принципе, это и не так Важно, так как 7-е издание давно в Интернете на русском и
английском языках. Ежемесячно сайт посещают более 5 тыс. посетителей. Ежемесячно
копируются сотни копий моих книг.
3. Автор некорректно перешёл от уравнений (20, (21) к (22, 23).
Уважаемые! Вы и этой тонкости не знаете! А как же Вы читаете лекции по специальной
теории относительности? Указанная Вами некорректность – процесс перехода из Евклидовой
геометрии в геометрию Минковского, в которой работают преобразования Лоренца –
фундамент специальной теории относительности. Как можно читать лекции по специальной
теории относительности, не зная этой тонкости!
4. Траектория движения светового потока определяется теоремой Ферма, но в книге о
ней ни слова. Криволиненость Лобачевского – Минковского факт вторичный - кратчайшим
расстоянием между двумя точкам является не прямая линия, а – геодезическая траектория.
Написать это, все равно, что признаться в незнании элементарных основ физики. В ней
два главных параметра: время и скорость света. Дорогие физики, Вы, что и студентам
рассказываете это? Тогда ректору надо объявить конкурс на замещение должностей
расписавшихся в рецензии. Прямолинейность движения света отражена только в
Евклидовой геометрии. Включение математического символа
скорости света
в
математические модели всех других, в том числе римановой геодезической геометрии,
автоматически требует криволинейного движения света. Не понимать это – не знать
основ физики.
Согласно формулы (40) линейные размеры фотона должны быть сравнимы с длиной
волны. Но согласно таблицы 2 уже в рентгеновском диапазоне размеры фотона получаются
больше атомных. Данное противоречие настолько серьёзно, что дальнейший анализ
монографии практически бессмысленен.
Уважаемые рецензенты! Таблица 2 не автором придумана. Это таблица
электромагнитных излучений, составленная по данным шкалы электромагнитных излучений,
школьного учебника по физике. Поскольку она базируется на неисчислимом количестве
экспериментальных данных, то у автора не хватило смелости поставить её под сомнение.
Рецензенту можно. Ему наплевать на то, что при составлении этой таблицы физики
123
использовали миллионы спектральных линий атомов и ионов и массу других
экспериментальных данных. Не знать этого - значить не иметь права преподавать физику.
Уважаемый Борис Леонтьевич, Я уже отметил, что Вы писали эту рецензию. О полноте
Вашего анализа судить не Вам, а мне. Вы в своей рецензии затронули менее 1% научных
проблем изложенных в книге, а о детальности анализа и говорить нечего, её нет. Так, что
видите, в Вашей рецензии нет ни одного замечания, которое требовало бы каких – то
изменений текста. Поэтому я все их отклоняю и ни одно из них не учту при подготовке книги
к следующему изданию.
Можно было бы детально рассмотреть и некоторые другие вопросы, затрагиваемые в
«Курсе лекций по физхимии микромира», но в этом нет особой необходимости, так как
затронутые выше вопросы составляют основную суть «Курса лекций…», который несёт в
основном дезинформацию, основанную на некорректном применении физических законов.
Уважаемые рецензенты, так Вы даже не прочитали аннотацию книги. Ведь в ней
отражается суть содержания книги. Вот она.
В курсе лекций представлена новая аксиоматика Естествознания и на её основе
квантовая физика и квантовая химия возвращены на классический путь развития. Сделаны
первые шаги на этом пути, которые привели к раскрытию структуры фотона, электрона и
принципов формирования ядер, атомов и молекул. В результате появилась новая интерпретация
многих физико-химических явлений и сформировались условия для познания глубин
мироздания под контролем
главной аксиомы Естествознания – Аксиомы Единства
пространства, материи и времени.
Поскольку в курсе лекций изложен новый взгляд на микромир, значительно
отличающийся от существующего, то он будет полезен, прежде всего, студентам и аспирантам
точных наук, особенно физикам и химикам.
А теперь оглянитесь на свою рецензию и посмотрите отражение в ней сути книги. Даже
малограмотному ясно, что в Вашей рецензии суть книги вообще не затронута.
Целесообразно было бы рекомендовать типографии КГАУ не принимать в издание
учебники, не имеющие рекомендаций редакционного совета или совета факультета, а также –
рецензии специалистов соответствующего профиля. А рассматриваемую работу можно
рекомендовать для публикации, как предмет научно-популярной дискуссии.
Зав. кафедрой физики КубГАУ
В.В. Тропин
Профессор кафедры физики КубГАУ Б. Л. Александров
Профессор кафедры физики Куб. ГАУ
В.В. Фомин
Доцент кафедры физики КубГАУ
Т.П. Колесникова
15.10.06.
Я думаю, что тот, кто внимательно прочтёт рецензируемую книгу, потом Вашу
рецензию, сделает единственно правильное заключение: на современном этапе развития науки
нет рецензентов, способных понять глубину работы и правильно её оценить.
Я не учитываю тот факт, что американская исследовательская группа для изучения
научной информации, публикуемой в Интернете, изучила мои труды и сообщила мне, что мое
видение микромира самое логичное и самое глубокое.
Канарёв Ф.М.
Эта статья под номером и названием Article 100. «Ответы местным рецензентам» будет
опубликована в Интернете: http://Kanarev.innoplaza.net
Читатель помнит о моих встречах с Баранцевым Рэмом Георгиевичем из ЛГУ. Так
много времени прошло при отсутствии контакта с ним и вдруг, получаю от него письмо.
Отослал ему свои книги, попросил передать их и в библиотеку физфака. Он сообщил, что
просьбу выполнил. Но своего мнения о моих результатах не писал. Посоветовал наладить
124
контакт с его коллегой - специалистом по электродинамике, который к тому времени уже
работал в Краснодарском крае. Я написал ему письмо, но ответ получил лишь через пару
месяцев. Он высказывал надежду на скорую встречу.
Вместо встречи получаю развернутую рецензию на совокупность моих публикаций. Вновь
пришлось отвечать.
15.01.07.
Ответы главному оппоненту, д.т.н. ……
В знак уважения и признательности за критику, мы опускаем всю информацию об оппоненте, чтобы уберечь
его от лишних
волнений, о которых он пишет в конце своего отзыва
(ответы Канарёва Ф.М. и Якунина В.В. подчеркнуты)
Ответы Канарёва Ф.М.
Глубокоуважаемый …!
Я уже отправил Вам свои ответы без конкретных ссылок на
Ваши замечания. Потом подумал, что будет лучше, если я дам Вам конкретные ответы на
большинство Ваших замечаний. Мне кажется, что теперь наша дискуссия представлена в таком
состоянии, которое можно публиковать. Пусть читатели сами судят кто из нас прав, а кто нет.
Это - тоже интересный процесс.
Глубокоуважаемый Филипп Михайлович!
Я направил Вам 29-го декабря 2006-го года поздравление с новым 2007-ым годом с
извинительными жалобами на свою занятость, но по Вашему ответу от 29-го декабря 2006-го года
не видно, получили ли Вы его (вероятно, ещё не получили).
Письмо от Вас получил. Мой ответ – свидетельство этому.
К своему ответу от 29-го декабря 2006-го год Вы прикрепили четыре приложения Ваших
научных работ и дискуссионных текстов, которые я просматриваю. Мои отношения дружбы с Р.Г.
Баранцевым накладывают на меня повышенную ответственность за ход нашего взаимодействия. А
оно (взаимодействие) начинается с нуля, т.к. Р.Г. ни разу при нашем общении не высказывал своих
оценок тому, что Вы сделали в науке.
Это естественная реакция ученого с уровнем Баранцева Р.Г. Поспешность в столь сложном
деле – почти всегда оказывается неоправданной. Он, один из немногих, кто имеет одну из первых моих
публикаций о фотоне в далёкое Советское время (1984 г.), поэтому ему виднее мои достижения. Мне
он тоже ничего не писал о моих работах, хотя сообщил, что передал, высланные мною книги, в
библиотеку физического факультета, где судьба позволила мне проучиться год (1955 г.). Я уже
сообщал Вам, что он прислал мне своё недовольство моими резкими ответами на рецензию местных
рецензентов. Там косвенно отражена его точка зрения о моих работах. Вот она.
Здравствуйте, Филипп Михайлович!
Вашим рецензентам можно только посочувствовать. И позавидовать Вашей энергии (сколько же
Вам лет?). Однако очень уж Вы немилосердны, совсем не жалеете людей, которые не доросли до
Вашего понимания. Вряд ли они при чтении Вашего ответа вспоминали слова Экзюпери о
роскоши человеческого общения. А.А. Любищев, наследием которого я занимался много лет, был
потрясающим полемистом, но всегда сохранял человеческое уважение к оппонентам. Критика, не
теряющая выдержки, оказывается более эффективной. А какой эффект получился от Вашего
ответа? У меня сейчас сплошная полоса зачётов. Р.Г.
Правда, год тому назад мой аспирант показывал мне Вашу книгу "Начала физхимии
микромира" (номер издания я не запомнил) и я её тогда просмотрел. Помню и впечатление, которое
осталось у меня тогда после просмотра: "Везёт же некоторым (вроде Эйнштейна),  подумал я
тогда,  каких ярких и ярых поклонников продолжает приобретать изобретатель фотонов и
гробовщик эфира даже через 50 лет после своей смерти. Да ещё каких безоглядно смелых, не долго
125
думая, берутся за тяжкий и неблагодарный труд моделирования таинственного феномена,
называемого фотоном; ведь за это, как помнится, не брался никто из первой сотни великих физиков".
Спасибо за поддержку. Да, Вы правы, Альберт Эйнштейн много размышлял о фотоне, пытался
представить его образ, мечтал ухватиться за него и промчаться со скоростью света. Он чувствовал
необходимость модели фотона, которая
бы поставила вероятностный анализ его поведения в
некоторых экспериментах на второй план. Он верно заметил: «Бог не играет в кости». Думаю, он был
бы рад появлению электромагнитной модели фотона. Она работает одновременно в двух системах
отсчёта: неподвижной (абсолютной) и подвижной, и уравнения описывают детали его поведения в этих
же системах отсчета. Ни одна волновая теория неспособна так детально описывать поведение фотона,
как это делают уравнения укороченной циклоиды. Они ж ведь тоже волновые, но, в отличии от всех
остальных, работают в рамках Аксиомы Единства. В этом их сила.
Представлюсь. Я, по базовому образованию, радиоинженер. К 30-ти годам радиофизик,
к.ф.-м.н. по "физике твёрдого тела"; к 50-ти  электродинамик, д.т.н. по "технологиям
электродинамических систем". Научно 30 лет рос в г. Обнинске. Сейчас работаю в ... Многие
вопросы науки, которые Вы поднимаете и пересматриваете в своих научных исканиях, как Вы
видите, мне знакомы не понаслышке.
Ваша творческая биография солиднее моей. Я всю жизнь проработал на факультете
механизации с.х. Кубанского сельхозинститута, а потом - Агроуниверситета.
О попытках моделирования фотонов.
Об оригинальности аксиологии. Для начала я предлагаю обсудить несколько Ваших
утверждений, которые я отобрал из присланных Вами текстов и статьи (Конарев Ф.М.,
Якунин В.В. "Что описывают уравнения Максвелла"?). Начну с Вашей самооценки своей
научной деятельности, по фрагменту Вашего интервью какому-то корреспонденту. На его
вопрос: "Как можно доказать правильны Ваши аксиомы или нет?", Вы, вдруг отвечаете: "… в
фундаменте
математических
доказательств
отсутствовала
главная
аксиома
Естествознания – Аксиома единства пространства, материи и времени. Включение этой
аксиомы в процесс математических доказательств было подобно урагану, который
безжалостно разрушил здание современной теоретической физики, и все физики-теоретики
оказались, образно говоря, у разбитого корыта. Правда, большинство из них ещё не знают об
этом и продолжают кичиться своими мифическими знаниями".
Хотя сказано по-российски хлёстко, я соглашусь с Вашими оценками того, что может
натворить та или иная аксиома, будь она принята системой знания. Но что особенно
интересно для нашей дискуссии, так это то, что по следствиям любой нововведённой аксиомы
отчасти можно судить о её достоинствах и недостатках. На этой развилке оценок мы
несколько расходимся.
Уважаемый ...! Такого вопроса нет в том тексте, на который Вы ссылаетесь, а цитируемый
Вами ответ, есть. Дальше я покажу, что наши расхождения – следствие незнания Вами сути
исторического процесса эволюции фундаментальных аксиом Естествознания.
Из изложенного следует, что Вы недооцениваете значимость аксиоматики в науке. Она ведь
- единственный критерий достоверности наших научных утверждений. Вспомните аксиомы
Евклида. Как устойчиво шел процесс познания, когда они были единственны в построении
логических доказательств правильности интерпретации различных экспериментов. Меня до сих
пор поражает простота и четкость аксиомы Евклида, утверждающей, что между двумя точками
можно провести только одну прямую линию. Аксиома о параллельности прямых сформулирована
менее четко, поэтому была подвергнута всесторонней критике в середине 19-го века. Дело
кончилось тем, что согласились с возможностью пересечения параллельных прямых в
126
бесконечности и не только согласились, а при полном отсутствии очевидности этого утверждения и
без всяких экспериментальных доказательств включили его в список аксиом Естествознания. Так
что Ваши слова: «что может натворить та или иная аксиома, будь она принята системой
знания» - весьма весомый аргумент, требующий осторожности в признании тех или иных
научных утверждений аксиоматическими. Нет очевидности, извините, это уже не аксиома.
Мне кажется, что если бы не было геометрии Лобачевского, основанной на аксиоме о
пересечении параллельных прямых в бесконечности, то не было бы места геометрии Римана в
физике. Ведь аксиома Римана, утверждающая, что кратчайшее расстояние между точками –
геодезическая кривая – следствие аксиомы Лобачевского о пересечении параллельных прямых
в бесконечности (обратите внимание на невозможность однозначного определения этого
понятия).
Как отнеслись физики к аксиоме Римана, утверждающей, что кратчайшее расстояние
между точками – геодезическая кривая? Они не обратили внимание на то, что это утверждение
имеет исключение. На плоскости кратчайшее расстояние между двумя точками – прямая линия,
а не кривая. Это автоматически относит его утверждение в класс постулатов, достоверность
которых доказывается только экспериментальным путём.
Берём глобус, и обычные инструменты убеждают нас, что Риман прав. Но разве из этого
следует, что мы имеем право вставлять математический символ скорости движения света
(фотона) С в математические модели римановой геометрии? Извините, прямолинейность
движения фотона при отсутствии внешних сил – факт, установленный неисчислимым
количеством экспериментов. Этого достаточно, чтобы закрыть дорогу римановой геометрии в
анализ всех явлений, связанных с движением фотонов в пространстве. Почему об этой
простоте никто не сказал до Канарёва?
Поразительно то, что физики не заметили эту простоту и начали без оглядки вставлять
математический символ скорости С фотона в математические модели римановой геометрии.
Одним из первых это сделал А. Эйнштейн, написав в этой геометрии свою Общую теорию
относительности. В результате физики до сих пор не понимают, что включение символа
скорости движения С фотонов в математические модели римановой геометрии автоматически
заставляет их двигаться теоретически криволинейно. Физическая элита мира до сих пор
мирится с этим элементарным противоречием. Грустно писать об этом.
Следующим роковым шагом для науки было принятие на вооружение аксиомы
Минковского о единстве пространства и времени, которую он сформулировал так: «Предметом
нашего восприятия всегда являются только места и времена вместе взятые». Математически он
реализовал это утверждение очень просто: все члены уравнения световой сферы перенес в
левую часть, а в правой - вместо нуля написал математический символ, которому придал смысл
пространственно-временного интервала. В этот пространственно-временной интервал он и
заложил единство пространства и времени. С виду все вроде бы логично, но не очевидно и
требовалось экспериментальное доказательство достоверности этого постулированного
утверждения. Об этом даже и не подумали, а сразу взяли ошибочную интерпретацию
некоторых экспериментов в качестве доказательства достоверности этого утверждения.
Из математической модели геометрии Минковского автоматически выводятся
преобразования Лоренца и доказывается математическая инвариантность уравнений Максвелла
этим преобразованиям. Так был замкнут круг фундаментальных теоретических заблуждений.
Абсолютное отсутствие физической инвариантности уравнений Максвелла преобразованиям
Лоренца было прикрыто сверх противоречивыми описаниями этого процесса. Все делалось в
угоду теориям Эйнштейна, но не - истине.
127
Экспериментаторы семимильными шагами пошли вперёд, а теоретики остались у
разбитого корыта. Эксперименты и их практическая реализация рождали лавину новых
вопросов для понимания сути новых процессов, но физики-теоретики вместо поиска ответов на
эти вопросы плели математические кружева новых струнных теорий, пытаясь этим доказать,
что король не голый.
С тех пор, как Бор открыл "принцип соответствия", заставивший многих крушителей
"старого" оглянуться назад, самые проницательные увидели, что ни одна из утверждавшихся
(в своё время) новых парадигм не разрушала старого знания, а включала его в свою более ёмкую
даже бурно инновирующуюся систему. Советские диалектики хорошо знали этот принцип,
хотя демагогично одобряли систему идеологии, замалчивавшую всё, а зачастую и отрицавшую
многое из того, что было создано цивилизацией до 1917-го года. Самым страшным клеймом
этой системы на всех нас, выросших в ней, является приучка каждого из нас знать "свой
шесток", т.е. знать, кому и о чём можно говорить, а кому и о чём высказываться не
положено. В частности, тема "единства пространства-времени и материи" (ЕПВМ) до 1991
года была монополией столичной философской партэлиты, разрабатывавшей её в сотнях
книг, диссертаций и статей миллионотиражной партийной прессы.
Нетрудно понять, какую реакцию у учёных нашего поколения (сдававших кандидатский
экзамен по марксистско-ленинской философии этим партфилософам и точно помнящим, кому и
что можно говорить, а кому и что нельзя) вызывает Ваша претензия на приоритет введения т.н.
"Аксиомы единства пространства, материи и времени" (АЕПМВ). Не забывайте, что
большинство Ваших оппонентов  это диалектики той эпохи, и не обижайтесь на них за то, что
в Вашей АЕПМВ они не видят ничего нового (многие из них искренне убеждены, что в диамате
это провозглашено давно, верно и окончательно; некоторые даже скажут  возьмите "краткий
курс" диамата, отредактированный т. Сталиным, и вы "найдёте там ответы на все вопросы
ЕПВМ").
О принципе соответствия я скажу позже, а сейчас опять об Аксиоме Единства. Чтобы
делать такие обобщения по этой аксиоме, надо хотя бы глазком посмотреть то, что о ней написал
Канарёв. Вы же демонстрируете незнание сути реализации этой аксиомы в точных науках.
Прочтите внимательно о научных судейских функциях Аксиомы Единства, представленных
Канарёвым, и Вы поймете, что его информация не имеет никакого отношения к каким-то
партийным играм, в которые играют все партии без исключения, им просто делать нечего, это - их
стихия. Вам будет стыдно за приведённые выше аргументы, которые не имеют никакого
отношения к сути анализируемой научной проблемы.
Другие, видимо, действительно, не видят никакого "разбитого корыта", т.к. им уютно в
сфере традиционных знаний физики и без АЕПМВ, третьи, просто сомневаются в Ваших
предложениях, будучи уверенными, что совокупный разум первой сотни физиков не мог зевнуть
этих тривиальностей. Четвёртые злобствуют из зависти к тому, на что сами не способны на
подобное, но им важно выразить на бумаге, что они не хуже Вас, и т.д. Я Вам искренне сочувствую
особенно по тем случаям "мелких уколов со стороны", когда Вы предлагаете глобальный концепт
АЕПМВ, а Вас пытаются урезонить мелочами внутри концепта, например, в том, что Вы выразили
ту или иную формулу не в тех единицах, хотя это не умаляет провозглашения Вами АЕПМВ.
Я не буду с Вами спорить по поводу того, чего достигла Ваша АЕПМВ  то ли
"…безжалостно разрушила здание …", то ли возбудила иные чувства. Я принимаю Вашу оценку к
сведению, хотя выше честно обозначил себя приверженцем консервативного "принципа
соответствия" в науке и эволюции. Хочу, чтобы Вы заметили, что все Ваши оппоненты, подобно
персонажам из известной сказки (где загипнотизированные обезьяны, обреченно идут сами в пасть
128
удава Ка), вначале добровольно и безропотно входят в построенное Вами здание АЕПМВ, а затем,
удобно устроившись под его сенью, начинают искать "микрошероховатости".
После этого текста я с удовольствием пишу:
Глубокоуважаемый……, Вы кратко отразили реальность, рад за Вас.
Точно так же все известные мне критики СТО Эйнштейна вначале незаметно (как теперь
говорят  по умолчанию) принимали постулат относительности: "Никакие эксперименты не могут
обнаружить абсолютное движение…", а затем начинали поправлять СТО там, где лучше
Эйнштейна не скажешь, а безнадёжная болезнь СТО, связанная с упущением абсолютных
движений, сохранялась (по тому же умолчанию). Это тупиковый путь близоруких; он имеет
начало, но не имеет конструктивного конца для обеих сторон.
Уважаемый …..! Если бы Вы читали мою книгу, то уже знали бы, что фундаментальное
упущение Эйнштейна исправлено. Вот как теперь формулируется его второй постулат: «Скорость
фотонов, излученных покоящимся или движущимся источником, постоянна относительно
пространства и не зависит от направления движения источника и его скорости». Новая
формулировка этого постулата представлена Канарёвым, как фундаментальное утверждение, на
котором давно базируется теория фотона. Канарёв только показал, как это происходит.
Ваша система АЕПМВ имеет не только неудачный девиз (Вас ещё не раз укорят за
"плагиат" идеологии ЕПВМ, которую "разрабатывали" тысячи ещё живых партфилософов), но и
грешит согласием с коренной основой традиционной современной физики  Вы признаёте
априорный статус нематериальности Пространства-Времени, Материи в формах вещества и
поля. Входя безропотно в этот священный храм современной физики, Вы пытаетесь сотворить
внутри него "ураган в пустоте". Но ПВ современной физики, СТО и ОТО, "Стандартной модели"
мира нереактивно, в нём нет места многим придумываемым Вами процессам, а "ураган" если и
есть, то в головах. Трудно даже сказать, что зашаталось в классических "устоях"
нематериальной пространственности, времятечности, неквантованности сплошного и
дискретности квантованного (ибо ко всему этому не применимо понятие Устоев). Естественно,
Вы получаете отпор от свято верящих в непрерывную пустоту ПВ (потому что квантование и
прерывание пустоты  нонсенс), в материю частиц в "пустоте" ПВ, в заполненность ПВ полями,
в происхождение частиц из "единого поля" и т.п. иллюзии. Поэтому я останавливаю Вас перед
входом в здание Вашей АЕПМВ с тем, чтобы поделиться общим впечатлением (а о частностях
позже).
Уважаемый ……….! Вы продемонстрировали выше изложенным текстом свою точку
зрения с яркой демонстрацией незнания предмета критики. Опомнитесь и прочтите мою книгу
внимательно. Там нет пустоты. Там эфир – фундамент всех моих теоретических и
экспериментальных исследований.
Аксиома Единства пространства, материи и времени обсуждается философами и учеными
не одну тысячу лет - факт настолько известный, что нет никакой нужды упоминать об этом.
Однако, как реализуется эта аксиома в точных науках, и какое это имеет значение для этих наук? –
такой вопрос поставлен лишь в конце ХХ века. Поставлен он не совокупным разумом первой
сотни физиков, а одним человеком, не физиком по образованию, Канарёвым Ф.М. И не только
поставлен, но ответ на него найден. Извините, мне трудно удержаться, не применив термин, - с
ошеломляющими результатами. Когда Вы прочтёте всего лишь 4-ю главу моей книги, Вы
почувствуете это. Там - школьная простота.
Итак, теоретический тупик в точных науках ощущают уже многие. Я это ощутил давно.
Помню,
встал вопрос: что делать? Доказывать ошибочность сформировавшейся научной
парадигмы? Кто я? Кто поверит мне? Да и можно ли строить такое доказательство на вере? Нет! Тут
129
должен быть независимый судья. Найти его - главная задача. Как она решалась, я написал в книге
«История научного поиска». Процесс этот был длительный.
Теперь я абсолютно спокоен. Рано или поздно ученые придут к пониманию необходимости
использовать аксиому Единства в своих научных исследованиях. Другого выхода из тупика, в
котором оказалась теоретическая физика, пока не видно.
Общее впечатление о моделировании квантов. 20 лет с переменным неуспехом я доказывал
рецензентам центральных журналов СССР и 15 лет с аналогичным результатом  рецензентам
центральных журналов постсоветской России, что до, перед и над СТО, ОТО и "Стандартной
моделью мира"  существует абсолютное Единое (плотная субстанция сверхпроницаемого Эфира).
Следствием моего подхода к Единому (этим термином эзотеризма часто пользовался Гейзенберг)
является вывод, что у Природы нет априорных сущностей "Пространства", "Времени", "Полей"
(как вторых форм материи) и т.п. С чем же Вы тогда остаётесь у своей АЕПМВ?
Уважаемый ……..! И тут у нас согласие. Времени в Природе нет. Мы придумали этот
инструмент для познания Природы. Ей все наши хлопоты безразличны. Ну, если уж мы приняли
однажды время равномерно текущим, то давайте не приписывать ему других свойств. Ибо, это
возвращает процесс познания к его исходной позиции. И все надо начинать с начала. Зачем? Когда
у нас масса надёжно установленных фактов.
Думаю, что Вы согласитесь и с тем, что математика – очень мощный инструмент познания,
который требует деликатного отношения к себе. Если уж мы видим, что пространство, материя и,
придуманное нами, время существуют неразделимо, то давайте не нарушать это очевидное, не
имеющее исключений, состояние этих трех элементов мироздания при математическом описании
реальности. А то, что же получается? Мы записываем преобразование Лоренца, в котором
изменяется пространственный интервал и - отдельное преобразование, где изменяется время.
Такого в реальности не бывает. Изменяющийся пространственный интервал – всегда функция
времени. Зачем же мы пытаемся извлечь какую-то информацию из математических моделей, в
которых пространство и время разделены? Ясно, что она не будет соответствовать реальности, в
которой
эти элементы мироздания неразделимы. Приведите к такому же состоянию
преобразования Лоренца и Вы увидите теоретическую катастрофу, для понимания достоверности
которой достаточно знаний средней школы и абсолютно не нужны знания по струнным теориям.
Выдвинув почти 40 лет тому назад такую гипотезу, я считаю Единственной формой
первоматерии только субстанцию Эфира. Из эфира, по моей гипотезе, происходит всё  и частицы
вещества, и все виды волн (это их называют полями), и Пространственность, и Времятечность. Ей
же (первоматерии эфира) обязано появление в физико-математике следующих операторов
процессуальности ПВ: , , , , div, rot, spur, h, Е, Н, ,  и др., включая весь спектр производных
(∂/∂t и ∂2/∂t2) и градиентов (∂/∂r), из которых построены эти операторы. Без материи
сверхпроницаемого эфира все они (эти операторы)  пустышки для самовлюблённых теоретиков,
гадающих на "пространственной пустоте", как на кофейной гуще.
Идея материального происхождения перечисленных операторов векторной теории "поля"
выдвинута мной после того, как я экспериментально доказал (по крайней мере для себя)
существование материи эфира, из которой построено ПВ мира. По сути дела они представляют
собой аналитические фрагменты отдельных стадий рождающегося, живущего бурной жизнью
распространения и, наконец, умирающего гармонического электромагнитного поля (ЭМП). Эти
фрагменты связанны и "состыкованы" друг с другом теоремами векторного и тензорного синтеза
(из них) как отдельной гармоники ЭМП, так и их спектральных множеств, подчиняющихся законам
сохранения действия и энергии. Теория Максвелла  одна из немногих теорий, которые способны
вести этот синтез, сохраняя инвариантность синтетических преобразований во всём природном
130
диапазоне волн ЭМП (от 1 до 1024 Гц). Многие этого до сих пор не понимают и пытаются грубо
вмешиваться своими надуманными моделями в тот или иной фрагмент таинственного природного
феномена рождения волн ЭМП (например, некоторые считают фотон=электрон+позитрон, не
понимая, что такого надругательства над таинствами рождения волн ЭМП природа не терпит).
О нашей общей точке зрения на значение эфира я уже писал. Теперь об операторах. Смею
заметить, что с ними не все в порядке. Они хорошо работают при описании волновых и полевых
процессов, не исключено, что в будущем будут найдены условия описания ими локализованных
электромагнитных полей. В современном виде они неспособны описывать движение в пространстве
локализованных электромагнитных образований в рамках аксиомы Единства. Все они противоречат
этой аксиоме. Поэтому процесс пересмотра их применения неизбежен. Пока же новая физика
спокойно может обойтись без этих операторов.
Все математические модели, привлекаемые для интерпретации экспериментов с поведением
обитателей микромира, имеют элементарный вид и это наглядно видно при их анализе, описанном
мною. Сейчас Вы не найдете книги, в которой нет бесплодных теоретических математических
моделей. Таковыми я считаю математические модели, привлекаемые для украшения книги. Я
считаю, после получения математической модели необходимо сразу же показать, как она работает с
числовыми примерами, взятыми из экспериментальных данных, а ещё лучше, как она теоретически
рассчитывает результаты эксперимента. В крайнем случае, новая математическая модель должна
описывать качественные характеристики экспериментального результата. Если математическая
модель не отвечает описанным требованиям, то у неё одна историческая дорога – в макулатуру.
Смею заметить, что в современной теоретической физике большая часть математических
моделей выполняет одну полезную функцию – украшает страницы книги. Поэтому, если Ваши
операторы покажут мне, как фотон, двигаясь от звезды, удалённой от нас на расстоянии 10^10
световых лет, со скоростью света, достигает нашей матушки Земли почти без потерь энергии, не
будучи локализованным в пространстве, то я задумаюсь, и сочту полезным для себя знакомство с
таким результатом. Все другие варианты, описывающие поведение фотона в данном конкретном
случае, меня не интересуют ибо, у меня есть сто процентная гарантия, что они работают за рамками
аксиомы Единства, значимость которой для меня и для науки священна.
Под этим углом моего зрения я и предлагаю взглянуть на Вашу модель фотона. Вы
формулируете её так: "…фотон – локализованное в пространстве электромагнитное образование,
состоящее из электромагнитных полей, замкнутых по круговому контуру". Дело в том, что в
непроцессуальной пустоте невозможны явления ни волновой, ни корпускулярной самолокализации
(не от чего "отталкиваться" для центростремления). Более того, в известном науке опыте не
открыты феномены, согласно которым электромагнитные поля (ЭМП) на "локальном участке
пустого пространства" (другого Вы не вводите) самопроизвольно замыкались бы по кругу сами на
себя (я обычно не пользуюсь понятием "поля" и вместо ЭМП в свих работах использую
аббревиатуру ЭМВ, т.к. считаю волны эфира проявляют всё, что в физике зовут ЭМП, а то, что в
физике называют "единым полем", я считаю, в природе не существует).
Значит, то, что у Вас зовётся фотоном, мягко говоря,  аксиома, т.к. в однородной
"пустоте" пространства без частиц известно только прямолинейное распространение волн (или
"фотонов") ЭМП, не имеющее склонности к локализации.
Уважаемый……! Если бы Вы читали мои книги, то модель фотона не назвали бы
аксиоматической. Это - постулированная модель, связь которой с реальностью доказывается только
экспериментальным путем..
А что касается отсутствия у фотона склонности к локализации, то посмотрите на форму
запятой в этом тексте и задумайтесь: как она передаётся в наши глаза? Ответ однозначный – только
131
отражённой совокупностью фотонов локализованных в пространстве, размеры каждого из которых,
примерно, в 10000 раз меньше запятой. Сколько же этих носителей информации отражается от
запятой, направляясь в наши глаза?
Известно, что настольная лампа мощностью 100Ватт посылает на каждый квадратный
сантиметр поверхности стола 1013 световых фотонов в секунду. Вот эти фотоны, отразившись от
запятой, и несут её образ в наши глаза. Вполне естественно, что эту функцию они могут выполнить,
будучи локализованными в пространстве, а Вы отрицаете это свойство. Тогда докажите другой
вариант четкости передачи этой информации.
Вот докажите вначале экспериментально хоть на какой-нибудь одной волне, что в
"пустоте" без частиц ЭМП (а не электрическое или магнитное поля поотдельности, которые
существуют в виде неких процессуальных фрагментов синергии rotЕ и rotН в плотной материи
максвелловского эфира, как фрагменты формирующегося по его уравнениям ЭМП) самопроизвольно
сворачиваются в кольца, выведите закон этого "сворачивания", тогда и моделируйте фотоны, как
свёртки ЭМП. А пока всё это мозготворчество на пустом месте  измышление избыточных
сущностей, как интеллигентно наставлял всех любителей аксиоматизации знания старик Оккам.
Фотон измышлён за 100 лет до Вас Эйнштейном, но не следует забывать, что потом, подучившись
основам электродинамики у коллег-гениев в области ЭМП, он 50 лет пытался откреститься и от
дискретного устройства фотонов, и от квантов "единого поля" и ПВ. Однако, громогласно
признать квант "не частицей", а классической волной у него мужества или понимания не хватило.
Уважаемый ….! Спасибо за хлесткие выражения, я постараюсь избежать их, чтобы не обидеть
Рэма Георгиевича, который, конечно, будет читать нашу полемику и который, конечно же, прав в
необходимости сдержанности на неэтичные выпады оппонента.
Вы же ведь знаете, что можно поступить и по-другому, и так в большинстве случаев и
делают. Нет никаких запретов на постулирование электромагнитной модели фотона. Так я и
поступил, а потом
посмотрел возможность вывода из анализа поведения этой модели
существующих математических моделей, описывающих
поведение фотона в различных
экспериментах. Удивительным оказалось то, что все существующие математические модели,
описывающие поведение фотона, вывелись аналитически. Извиняюсь, не все, уравнениям Максвелла
не нашлось места в теории фотона.
Таким образом, автоматически подтверждается связь этой модели с реальностью. И это не все.
Появляется лавина следствий, которые отвечают на множество до сих пор безответных вопросов. Вы
уже упоминали, что прочли нашу статью об уравнениях Максвелла http://Kanarev.innoplaza.net
Article 99. Там приведен краткий список вопросов, на которые следуют ответы из совместного
анализа давно существующих математических моделей, описывающих поведение фотона, и самой
его модели. Не только эти, но и массу других вопросов будут ставить будущие поколения ученых, и
искать на них ответы. 550 вопросов и ответы на них опубликованы в http://Kanarev.innoplaza.net
Article 106.
Из анализа ответов на вопросы, относящиеся к уравнениям Максвелла (441-470)
следует, что эти уравнения не имеют никакого отношения к процессам одновременной
передачи одной и той же информации вдоль провода и перпендикулярно ему в пространство.
Это даёт нам веские основания сомневаться в том, что уравнения Максвелла описывают
процесс передачи энергии и информации в пространстве.
Нет силы, способной запретить исследователю ставить такие вопросы (441-470) и искать на
них ответы, а Вы игнорируете их.
Вот теперь и встаёт вопрос теоретического описания процесса рождения электромагнитной
модели фотона. Но теоретические возможности для решения этой задачи ещё не сформировались.
Опыт научного поиска подсказывает, что на данном этапе достаточно постулированной модели
132
фотона и описания её поведения законами классической механики. Думаю, что придет такое время,
когда найдут описание процесса формирования электромагнитной модели фотона с помощью
законов электродинамики и научатся моделировать фотоны искусственно. Это меня и радует, и
пугает. Ведь человеческое поведение ещё слабо контролируется его разумом. Из результатов моих
исследований следует немало военных приложений, но, слава Богу, меня не беспокоят по этому
поводу, а сам я стараюсь стороной обходить эти направления так, чтобы и тропинки не оставались.
Если на данном этапе развития науки нет возможности математически описать процесс
формирования фотона с помощью законов электродинамики, то это не значит, что это не будет
сделано в будущем. Сейчас нет ещё соответствующей теоретической базы, поэтому необходимую
информацию можно извлечь из законов классической механики и из всей совокупности
теоретических и экспериментальных данных, описывающих поведение постулированной модели
фотона. Не знаю почему, но эта часть работы досталась мне. Так распорядилась судьба.
Так вот, в науке есть редко упоминаемый принцип: если явление повторяется многократно, то
оно закономерно. При внимательном чтении моей книги выясняется, что из анализа движения,
выявленной мною, модели фотона выводятся аналитически все математические модели,
привлекаемые для интерпретации различных экспериментов с участием фотонов, в том числе и уравнения Луи Де Бройля и Шредингера.
Так что не все отвергается. Теория фотона остаётся на месте. Удивительным является то,
что модель фотона рождает все математические модели, которые были когда – то
постулированы и которые давно используются для интерпретации многочисленных
экспериментов. Как видите, принцип соответствия работает.
Если кому – то не нравится модель фотона, то, пожалуйста, игнорируйте её, используйте
только математические модели, которые описывают эту модель. Но тогда у Вас останутся
безответными сотни вопросов, которые следуют из экспериментов.
Конечно, мы не имеем возможности лишить человека стремления формулировать
вопросы, которые у него появляются при анализе информации. У нас нет и возможности
погасить интерес к ответам на такие вопросы. Ситуация такая.
Первый вариант: довольствуйтесь голыми, давно полученными математическими
моделями для интерпретации экспериментов с участием фотонов. Вопросы, которые при этом
возникают, а их сотни, останутся без ответов.
Второй вариант: привлекайте для интерпретации эксперимента не только математические
модели, описывающие поведение фотонов, но и модель фотона, и Вы, не только корректнее
будете интерпретировать результаты экспериментов с участием фотонов, но и получите ответы
на сотни ранее безответных вопросов.
К стати, энергии единичных фотонов и электронов – величины векторные и это следует
не только из размерности постоянной Планка, но и из анализа и расчета сотен тысяч
спектральных линий атомов и ионов. Если фотон – волна, то, как направлен вектор энергии
этой волны, если в нем заложен однозначно интерпретируемый физический смысл – вращение
относительно оси?
Так что, уважаемый ……., вся совокупность экспериментов с участием фотонов,
доказывает связь их модели с реальностью, а Ваши утверждения: «А пока всё это
мозготворчество на пустом месте  измышление избыточных сущностей…» - относит в разряд
голословных и, конечно же, неэтичных. Не спешите с выводами и оценками, не познакомившись со
всей совокупностью новой для Вас информации. Философская дискуссия, наполненная научной и
хлесткой неэтичной терминологией, не несёт какие – либо доказательства в виду того, что она
носит обобщающий характер и не затрагивает детали и тонкости анализируемого.
Беспредел фотонотворчества.
А разве можно поставить предел познанию не познанного?
133
Вы не одиноки в творчестве моделирования фотонов; в конце 1980-х годов точно такие же
модели фотонов ткал из "электромагнитных колец" Пожарский Б.Г. (кажется из МГУ) [1], не
задумывавшийся над необходимостью вначале доказать на опыте, существует ли такое "гнутьё"
ЭМП в природе. Фотоны-частицы Эйнштейна сегодня бездумно "склоняют" и "спрягают" в
научных и популярных текстах люди разной научной осведомлённости. Одни (как Харченко К.П. [2,
3] и Мучак В.С. [4]) считают их состоящими из электронов и позитронов; другие (как Пожарский
Б.Г. [1]), наоборот, полагают электрон состоящим из фотонов; третьи (как Манин А. [5])
полагают фотон гнездующимся внутри электрона. Правда, все они выводят фотоны из теории
Максвелла. Ваши фотоны отрицают теорию Максвелла. Очевидно, что кто-то из названных не
прав даже в том случае, если фотон признать явлением.
Я не знаком с перечисленными Вами научными работами и ничего не могу сказать о суди
достижений их авторов. Но разве модель фотона твердо установлена? А если не установлена, то
почему же поиск модели следует презрительно именовать «фотонотворчеством»?
Почему я имею моральное право ставить такие тяжёлые условия всем, кто пускается в
аксиоматические перестройки знания?
Потому, что прежде, чем начать критику СТО, в 1960-70-х годах я выполнил программу
экспериментов, обнаруживающих проявления материи эфира [6-12]. Только опровергнув
экспериментально главное заблуждение Галилея, что якобы "никакие эксперименты не могут
обнаружить абсолютное движение…", доказав своими опытами реальность наблюдения
абсолютных движений, отвергаемых в СТО, я принялся за компромиссную критику СТО в рамках
культуры и этики "принципа соответствия" [10]. Я построил на основе эфиродинамической теории
относительности (ЭДТО [7]) Лоренца-Пуанкаре новую теоретическую схему эфиродинамической
теории абсолютности (ЭДТА [9]) внутри материально-эфирного континуума ПВ, в которую СТО и
ОТО Эйнштейна входят как асимптотические приближения ЭДТА. Но даже демонстрация такой
культуры инновации релятивистского знания не вызвала должного отзыва у учёных АН СССР и РАН,
куда я неоднократно направлял свои работы. Но не это мы с Вами обсуждаем сейчас. Гораздо
интереснее другое.
Уважаемый …..! Ваши рассуждения базируются на мизерном количестве
экспериментальных фактов, которые ещё не имеют однозначной интерпретации, поэтому
следовало бы проявить осторожность в обобщениях. Вы должны понимать, что Аксиома – это Бог
в науке, который никому не навязывает свою точку зрения, а лишь показывает, кто прав, а кто нет.
Не я буду защищать результаты своих исследований от необоснованных и эмоциональных
нападок. Это будет делать за меня Аксиома Единства.
Да, вот ещё главный момент – принцип соответствия. О нем надо сказать ещё раз. У меня
есть подозрения, что в РАН знакомы с результатами моих исследований. Вот эта заметка в газете,
как мне кажется, об этом.
«Российская газета»
21.09.05.
ВРЕМЯ ШАРЛАТАНА
Академики объявляют войну «ученым с большой дороги»
Помню гневные выступления почти на каждом заседании общего собрания РАН
нобелевского лауреата, академика Виталия Гинсбурга. Он возмущался, что в комиссии по
борьбе с лженаукой всего несколько человек. Из за такой пассивности авторитетных ученых,
говорил академик, лженаука расцветает буйным цветом. И вот кажется ситуация начала
меняться. Борцов с лжеучеными, как говорится, прибавило. С чем это связано?
134
Эдуард Кругляков. По решению президиума РАН, состав комиссии будет увеличен
сразу втрое – почти до 40 человек. Конечно, прав Виталий Лазаревич: это решение даже
перезрело. Но лучше поздно, чем никогда……….
Если новоявленный гений камня на камне не оставляет от всей предыдущей науки,
крушит её до основания, вступает с ней в противоречия, тут уж проверять нечего. Наука так
устроена, что никакая самая революционная идея не отбрасывает накопленные предыдущими
учеными знания.
Обратите внимание на интеллектуальный уровень борцов с «лженаукой». Они даже не
понимают, что автоматически являются не борцами со лженаукой, а её защитниками. Что тут можно
комментировать? Горе одно, и ничего больше.
Да, Аксиома Единства ограничивает сферу действия многих теорий и немалую часть их
отправляет в раздел истории науки. Однако, она оставляет на месте все теории, которые описывают
фотон, как корпускулу. Так что преемственность налицо, только не та, которую ожидают защитники
лженауки. Им очень хочется оставить в живых теории относительности А. Эйнштейна, но Аксиома
Единства уже давно отправила их в небытие, и у защитников лженауки нет никакой возможности
реанимировать эти теории.
Почему операторы: , , , , div, rot, spur, h, Е, Н, , , и т.п., из которых, как из кирпичей,
теоретики строят поля, хорошо описывают реальность? В своих работах я лишь намечаю ответ.
Я говорю  потому, что они все являются порождениями фрагментарных процессов деятельности
частиц в плотной сверхпроницаемой субстанции эфира, из которых природа конструирует в недрах
материального ПВ волны ЭМП в эфире.
Уважаемый …..! Я уже приводил список вопросов. Приведите мне теорию, которая бы
ответила на все поставленные вопросы! А ведь это - лишь часть из общей их совокупности, которая
составляет уже 550 вопросов.
Будущим вдумчивым учёным ещё долго придётся разбираться, почему это так (во всяком
случае для Вас замечу, что кольца rotЕ или rotН; дуги divЕ или divH  это ещё не ЭМП!).
Уважаемый ……! Главное свойство вдумчивости – способность задавать объекту
исследование самые разнообразные вопросы и искать на них ответы. Кому нужна теория не
способная помогать исследователю выяснять неясности в поведении предмета исследования?
Вот и задумайтесь, уважаемый Филипп Михайлович, что останется от Вашей АЕПМВ,
если у неё отнять такие придумки древних, как априорные и бесплотные "Пространство" и "Время"
(Кант был, по-моему, прав, говоря о ПВ как об образах ума; я лишь развиваю эту идею гения
средствами современной физики и философии). А что останется от фотона, сотканного Вами
неведомо как из "электромагнитных колец", которых нет и не может быть в природе
нематериального ПВ, и т.п.
Уважаемый …..! Мне странно сознавать, что это пишет учёный. Обилие заблуждений у
моего оппонента и стремление давать оценку моим научным результатам без знания их деталей не
позволяет мне считать его замечания обоснованными.
Начинаем сначала: Аксиома – очевидное утверждение, не имеющее исключений и не
требующее экспериментальных доказательств. Пространство, материя и время – первичные,
неразделимые ни при каких условиях элементы мироздания.
Наивно я думал, что вряд ли найдётся учёный, который будет отрицать аксиоматичность
этих утверждений. Ведь такому ученому придется доказать, что в Природе есть такие уголки, где
нет пространства, а материя есть или нет ни пространства, ни материи, а время течёт. Ошибся,
первый же серьёзный оппонент, им оказались Вы, ……………., без оглядки взялся воевать с
Аксиомой. Во, дела научные!
135
Конечно, нам очень хочется, чтобы наши знания приносили нам сразу окончательную
истину на тарелочке. Но история науки доказывает обратное. Её развитие вносит коррективы в
наши представления и временами они носят революционный характер. Именно такое время мы и
переживаем сейчас. Если говорить о модели фотона, то сейчас существует только предложенная
Канарёвым Ф.М электромагнитная модель фотона, которая объясняет наибольшую
совокупность экспериментальных данных, где зафиксировано его поведение, а теория,
описывающая это поведение, дает количественное описание самому большому массиву
экспериментальных данных. Как бы Вы не относились к модели фотона, я убежден, что она
будет только уточняться, так как уже сейчас ясно, что ей нет замены в интерпретации всей
совокупности экспериментальных данных. Уравнения Максвелла не способны объяснить
мизерную часть того, что сейчас объясняет модель фотона и теория, описывающая его поведение.
Конечно, есть и такие экспериментальные данные, которые пока не находят объяснения в
рамках этой модели. Я думаю, это естественное свойство и оно будет предметом изучения
последующих поколений ученых.
Успокаивать нас может только то, что такова судьба всех гипотез, и я критично включаю
сюда и судьбу той, которую изложил сейчас. В этой связи не могу не привести ещё одного
Вашего фрагмента рассуждения о "магнитном поле" ("магнитном кольцевом импульсе"): "При
удалении магнитного кольца (магнитного кольцевого импульса) от поверхности антенны со
скоростью света, его радиус r будет увеличиваться.
Представим, что такое магнитное поле удалилось от передающей антенны на миллион
километров и встретилось с антенной приемника. Линейная плотность магнитного кольца,
которое пересечет антенну приёмника, составит  BR  0,016  / 0,628  10  1  10 Тл / м Вряд ли
такое слабое поле может возбудить электроны антенны приемника, чтобы передать им
закодированную информацию". Из этого суждения, очевидно, что Вы не понимаете процессов
распространения ЭМВ, хотя теорию Максвелла судите строго. Описанного Вами процесса
передачи лучистой энергии от антенны к антенне, тем более на 1 000 000 км, в природе нет, а
Ваша количественная оценка того, что зовут "магнитным полем" хоть и верна, но не имеет к
электронам антенны никакого отношения. В Ваших размышлениях о глубинных
электродинамических процессах очень много таких наивных суждений.
Вообще-то мне странно это читать. Астрофизики получают информацию, как они считают,
с расстояния от Земли 10^10 световых лет, а Вы говорите, что в Природе нет случая передачи
информации всего на миллион километров. Это удивительно!
Вершиной наивности толкования Вами распространения волн ЭМП является придуманный
Вами опыт дилетанта с ферромагнитным трансформатором с переменными иномагнитным и
немагнитным зазорами (похоже, Вы не понимаете, что в этом опыте Вы дотрагиваетесь до "1го бита" информации об очень сложном феномене, скажем, в содержанием в 1 Терабит). Ведь
волновое ЭМП формируется только через сотни, а если строже, то через многие тысячи длин
волн от излучателя, каким бы малым он ни был. Вы же наблюдаете какие-то "микроскопические
клочки" нестационарного процесса divH в нескольких сантиметрах от трансформаторного
излучателя будущей волны длиной в =6000 км, и по этой "возне в точке" пытаетесь что-то
несусветное сказать о законе её распространения многотысячекилометрового волнового
объекта; ведь волна ЭМП ещё не сформирована для наблюдений в сантиметровой близи от ярма
трансформатора, т.к. является сверхдлинной волной ЭМП.
Трудно сохранять равновесие, но придётся. Уважаемый ……, в приведённом простом
эксперименте переменное электрическое поле и переменное магнитное поле – главные компоненты
уравнений Максвелла. Если эта переменность излучается в пространство, то абсолютно никакого
9
9
136
значения не имеет длина волны излучения и объём передаваемой информации. Наш элементарный
опыт - самое простое доказательство, того, что магнитное поле рождается вблизи источника и здесь
же гаснет, никуда не распространяясь. А вот Ваше доказательство существования максвелловского
магнитного поля с помощью проволочной рамки можно отнести к категории наивного. Вы
фиксируете ток в прямолинейном и криволинейном стержнях и считаете, что электрическая
составляющая электромагнитной волны Максвелла наводит ток в прямолинейном стержне, а
магнитная – в криволинейном. Интересная логика, не правда ли? Параметр измерения один – ток, а
интерпретации разные. А вот фотонная волна, не будучи разделённой на магнитную и
электрическую составляющие, наводит ток в проводнике любой формы.
Мне, конечно, странно читать все это, но случай естественный. В наших головах
совершенно различные представления о передаче информации вдоль провода и в пространстве, так,
что тут мы не найдём общей точки зрения. Я считаю Вас глубоко заблуждающимся, а Вы меня.
Правда, я не одинок, у меня есть союзник, который экспериментировал с уравнениями Максвелла
не меньше Вас и его точка зрения вызывает большее доверие, чем Ваша. Его ответы Вам следуют
за моими.
Якунин Владимир Викторович - соавтор статьи об уравнениях Максвелла, провел
огромное количество экспериментов с использованием этих уравнений и когда поместил на
отражающую поверхность головки ржавых болтов (это было более 25 лет назад), то
отраженный сигнал потерял линейность в нем появились спектральные линии. Он начал
изучать это явление, но научный руководитель категорически запретил ему делать это.
Непокорному ученику пришлось оставить аспирантуру. Явление в жизни неприятное и он уехал
жить в другой город. 25 лет размышлял над своим экспериментом и когда прочитал одну из
моих книг, то прислал мне возбужденное письмо. Сообщил, что теперь он понял причину
появления спектральных линий в отражённом сигнале и предлагал бить во все колокола и
информировать научную общественность о том, что уравнения Максвелла описывают мистику,
но не реальность. Я успокоил его, сообщив, что ещё не родились те, кто способен услышать
звон таких колоколов. Современная научная элита останется глухой к такому звону. Он
успокоился.
Вообще – то меня шокирует Ваше согласие с интерпретацией эксперимента Герца. А
ведь на нём все и держится. Странно, очень странно. Уберите индукцию в диэлектрике и
уравнения Максвелла превращаются в ненужную забаву. То, что в ряде случаев они дают
результат, совпадающий с экспериментом, ничего не доказывает.
Уравнение Бора для расчета спектра атома водорода выводится из анализа орбитального
движения электрона. Я вывел это же уравнение из линейного взаимодействия электрона с
протоном. Результат один (одна математическая модель), а интерпретации разные. Да, к тому
же, моя математическая модель рассчитывает спектр не только атома водорода, но и других
атомов. Так, что ещё не родились те уравнения, которые заменят уравнения Максвелла. Но
необходимость их рождения уже созрела и дело теперь времени.
С точки зрения квантовой электродинамики фотона, корректное наблюдение его, как
объекта ПВ, должно учитывать его интегральную целостность, а она (целостность)
реализуется только при наблюдении за фрагментами ЭМВ протяжённостью больше  (а если
говорить о качественном наблюдении фотона, то надо наблюдать фрагменты >>). А это в
Вашем примере с трансформатором должны быть протяжённости >10 000 км. Как видите,
"квантовая" оценка корректности наблюдений ЭМП согласуется с волновой. Какие фрагменты
("кусочки") от "целостного фотона" Вы наблюдаете в Вашем опыте с сетевым
трансформаторным
генератором,
антенной-трансформатором
с
зазорами
и
осциллографическим индикатором, подключённым к вторичной цепи трансформатора-приёмника,
137
никто Вам объяснить не сможет. Хорошо хотя бы то, что есть такие как я, которые хоть чтото внятное могут Вам прояснить о той сложнейшей ситуации, которую Вы придумали.
На это замечание Вам даст ответ Якунин Владимир Викторович, а я предложил бы Вам
лишь одно: докажите, что уравнения Максвелла так же хорошо интерпретируют и так же хорошо
рассчитывают всю совокупность экспериментальных данных с участием фотона. Тогда я сочту
Ваши колкие реплики – аргументами доказательства Вашей правоты, а пока все Ваши
эмоциональные аргументы я не могу принять как доказательные.
Чтобы убедиться в этом однозначно, достаточно одного: прочитать главу и разобраться в о
судейских функциях Аксиомы Единства и далее, достаточно проверить, как модель фотона и её
математические модели рассчитывают спектры атомов и ионов (уравнения Максвелла вообще не
способны делать это). Я уж не говорю о расчётах десятков других экспериментальных данных с
участием фотона, где необходимость применения уравнений Максвелла не видна даже на
космическом горизонте.
Объясните, например, причину существования предельно низкой температуры или
рассчитайте с помощью уравнений Максвелла фоновую температуру Вселенной равную
T  2,726 K ! Для фотонной теории и модели фотона – это простейшие задачи. Я уж ничего не
сказал о постоянной Планка – фундаменте Квантовой механики. Из тщательного анализа
структуры этой константы и следует модель фотона и не только модель, но и константа
локализации фотона, электрона и протона. Как можно воевать с идеей локализации
элементарных частиц, не зная существования такой константы? Вы смотрите телевизор,
мелкие детали на экране, например, толщину и цвет человеческого волоса. Это – информация
локализованных фотонов, но не информация нелокализованной электромагнитной волны
Максвелла.
В восточной философии о наблюдателях сильно протяжённого объекта по одной на нём
точке говорят: "представления таких наблюдателей о вещи не точнее, чем у слепого,
дотрагивающегося пальцем до слона".
И не обижайтесь, я ведь доброжелателен. И
профессионалы в электродинамике (типа Борна, Гейзенберга, Ландау, Фейнмана и др., и уж,
конечно, было бы некритично исключать из перечня ошибающихся Вашего покорного слугу) порой
допускали такие "пенки", что диву даёшься. Вероятно, масштаб учёного измеряется отношением
вероятностей р+/р генерации им удачных (+) решений к неудачным, ошибочным, неоправдавшимся
(). И, главное, не нам судить, кто из нас прав.
Надо заметить в этой связи, что сегодня многое процессуальное (если не всё), что стоит
за перечисленными выше операторами "полей", остаётся тайной за семью печатями даже для
профессионалов. Возможно, "кольца ротации" Е и Н и дуги дивергенций Е и Н в "ближней зоне"
антенн окажутся и в будущем (как и сегодня) в 99% случаев ненаблюдаемыми феноменами, хотя
бы "по принципу неопределённости", как ненаблюдаемы вживую многие микроорганизмы в
микроскоп, т.к. микроскоп требует подсветок, мгновенно убивающих эти микроорганизмы.
Аналогично, если влезть детекторным щупом в ближнюю зону излучения антенны, это часто
равносильно разрушению её диаграммы излучения. Тот, кто на этих измерениях "съел не одну
собаку", как это многие годы приходилось делать мне, тот только и может правильно связывать
в своём воображении картины наблюдений "ближних действий" под микроскопом с картинами
наблюдений "дальних следствий" этих действий в телескоп.
Хотел завершить на этом дискуссию, но не удержусь. Самым удручающим моментом в
упомянутой выше Вашей (с Якуниным) статье явилась профанация процесса излучения антенной
любой избираемой нами частоты известного науке спектра волн ЭМП от 1 до 1024 Гц, якобы
достигаемого путём линейного некого синтеза радиоволны этой частоты из микронных волн
138
инфракрасного диапазона в "проволоке" антенны, как фундаментального процесса природы. В
частности, Вы пишете о синтезе радиоволны с длиной =0,5 м якобы из микроволнового ИКизлучения провода антенны. Можно подумать по Вашему описанию, что волна длиной =0,5 м
строится из 50576,57 кусочков микронных длин волн ИК-излучения, идущего изнутри проволоки
антенны. Разве можно не замечать, что здесь миллиардократно нарушается закон сохранения
энергии, отчего в природе такого "прямолинейного строительства" и не существует.
Уважаемый …………! Вы и этой простоты не поняли? Максвелловская длина волны
остаётся на месте, никто не покушается на неё, а вот структура волны оказывается совсем не
максвелловско-электромагнитной, а фотонной. Мне трудно представить непонимание этой простоты.
Результаты измерений максвелловской электромагнитной и фотонной волны одни и те - же. Правда,
я ещё не встречал информации о формировании волны гамма фотонами. В принципе это возможно,
но генерировать такую волну будут не энергетические переходы электронов, а энергетические
переходы протонов ядер атомов. Не буду развивать эту мысль, и Вы знаете почему?
Утверждение о нарушении закона сохранения энергии вообще голословны. Как можно делать
такое заявление, основываясь на голой интуиции!!! Нет здесь никаких нарушений закона сохранения
энергии и это можно доказать точными расчетами.
Такое сложное нелинейное преобразование в электродинамике, в принципе, известно, но по
тому, что я прочёл у Вас, Вы о нём ничего не знаете. Да природа крайне редко пользуется этим
неэффективным преобразованием. У неё есть более эффективные средства "прямой" генерации
длинных радиоволн, основанной на присущности свободным электронам проводимости проволоки
сплошного спектра состояний вблизи уровня Ферми; для их возбуждения не требуются квантовые
переходы и фотонные представления. И генерация волн ЭМП диапазона от 1 до 1024 Гц, и способы
посадки (модуляции) на них информации не имеют отношения к тому, что у Вас написано об этом.
Кстати, все радиоволновые процессы в проволоке антенн и в ближнем пространстве
эфирной плоти вокруг неё строго подчиняются уравнениям Максвелла и ещё никому не удавалось
заметить каких-то экспериментальных расхождений с этой великой теорией.
Уважаемый ….! Вы извините меня, как я понимаю, Вы фиксируете выходной сигнал в виде
тока или напряжения, разлагаете его в ряд Фурье. Затем фиксируете то, что излучила антенна, и
получаете близкий результат. А теперь докажите, что антенна излучила электромагнитную волну
Максвелла.
Мне проще. Электроны антенны непрерывно излучают и поглощают фотоны, поддерживая
температуру антенны, соответствующей температуре окружающей среды. Посылая сигнал в
антенну, Вы возбуждаете те же электроны. Почему при Вашем вмешательстве, они должны
прекратить поглощать и излучать тепловые фотоны и начать излучать электромагнитные волны
Максвелла? У Вас ответа нет, а у меня есть. Ваше дополнительное возбуждение электронов
заставляет их излучать и поглощать фотоны не непрерывно, а импульсами, заданными Вами, да к
тому же - менять и длину волны излучаемых единичных фотонов.
Далее, фотонный сигнал, излучённый антенной, попадает на антенну приемника и возбуждает
её электроны в той же последовательности, что и электроны антенны передатчика. Что тут
противоестественного? Кто принес этот сигнал? Электромагнитная волна Максвелла или фотонная
волна? Я без труда опишу процесс передачи на экран телевизора толщины и цвета человеческого
волоса фотонной волной. Максвелловская же волна лишает Вас такой возможности.
В связи с этим у меня возникает детский вопрос: причем здесь уравнения Максвелла?
Смоделируйте синусоидальный сигнал, излучите его, зафиксируйте, и Вы вновь получите
синусоидальный сигнал. Зачем Вам тут уравнения Максвелла? Мне кажется, что можно обойтись и
без них. Я не работал с этими уравнения экспериментально, поэтому мои рассуждения могут быть
139
наивными. Я привожу их лишь для того, чтобы побудить Вас к мысли, что существуют и другие
уравнения, которые способны описать результат этого эксперимента не хуже уравнений Максвелла.
Где доказательства единственности применения уравнений Максвелла в данном случае? Вы о них
даже не задумывались.
Ваш кумир по фотонологии  Эйнштейн 50 лет искал огрехи в теории Максвелла  не нашёл.
А вот теория Максвелла, из которой вытекает его СТО, с самого начала асимметрией своей
матричной группы преобразований указывает на ошибочность симметрированного Эйншейном в
СТО группового преобразования координат. Такова интрига жизни в науке-физике последнего
столетия.
Вы знаете, А. Эйнштейн вошёл в историю науки, как великий ученый, но это ближняя
история, написанная заинтересованными ещё живыми его потомками. В дальней истории А.
Эйнштейн – рядовой ученый, а его почитатели - творцы стереотипа в науке, принесшего
человечеству ничем неизмеримый материальный и моральный ущерб.
Литература
1. Пожарский Б.Г. Корпускулярно-волновая картина мира и строение материи. (М.: МП
"Вернисаж", 1998) 70 с.
2. Харченко К.П., Сухарев В.Н. Электромагнитная волна. Лучистая энергия  поток фотонов. URSS,
2005.
3. Харченко К.П. Роль радиоволны в проявлении и понимании "кривизны" пространства. Журн.
"ИНФОРМОСТ радиоэлектроника и радиокоммуникации", №3 (45), 2006, с.56-62.
4. Мучак В.С. Новая гипотеза излучения фотонов электронами (Владивосток: типография "Дальприбор",
2006) 40 с.
5. Манин А. СТО сто лет и другое. (Петрозаводск, Рукопись, 2005) 7 с. …………
С уважением: …………..
12.01.07.
Теперь о мотивах Вашей критики моих центральных достижений в науке: Аксиомы Единства
и электромагнитной модели фотона. Соответствие этих достижений реальности автоматически
отправляет Ваши достижения в раздел истории науки, как фрагменты, далёкие от реальности. Нет
нужды доказывать, что аксиома Единства уже выполнила эту функцию и Ваши потуги доказать её
несостоятельность тщетны. Она проигнорировала их.
Всего доброго, Канарёв Филипп Михайлович. 17.01.07
Ответы Якунина В.В.
Глубокоуважаемый ……..! Ознакомился с Вашим комментарием на статью «Что описывают
уравнения Максвелла?» и предлагаю ознакомиться с моим комментарием Вашего комментария
относительно лишь некоторых вопросов. По ходу рассуждений я воспользуюсь Вашей прямой
речью с некоторыми сокращениями, обозначив такой текст обычным текстом, что удобно для
понимания сути анализируемого. Свои же комментарии я выделю жирным шрифтом.
…Из этого суждения, очевидно, что Вы не понимаете процессов распространения ЭМВ, хотя
теорию Максвелла судите строго. Описанного Вами процесса передачи лучистой энергии от
антенны к антенне, тем более на 1 000 000 км, в природе нет, а Ваша количественная оценка
того, что зовут "магнитным полем" хоть и верна, но не имеет к электронам антенны никакого
отношения. В Ваших размышлениях о глубинных электродинамических процессах очень много
таких наивных суждений.
Вершиной наивности толкования Вами распространения волн ЭМП является придуманный
Вами опыт дилетанта с ферромагнитным трансформатором с переменными иномагнитным и
немагнитным зазорами (похоже, Вы не понимаете, что в этом опыте Вы дотрагиваетесь до "1-
140
го бита" информации об очень сложном феномене, скажем, в содержанием в 1 Терабит). Ведь
волновое ЭМП формируется только через сотни, а если строже, то через многие тысячи длин
волн от излучателя, каким бы малым он ни был. Вы же наблюдаете какие-то "микроскопические
клочки" нестационарного процесса divH в нескольких сантиметрах от трансформаторного
излучателя будущей волны длиной в =6000 км, и по этой "возне в точке" пытаетесь что-то
несусветное сказать о законе её распространения многотысячекилометрового волнового
объекта; ведь волна ЭМП ещё не сформирована для наблюдений в сантиметровой близи от ярма
трансформатора, т.к. является сверхдлинной волной ЭМП.
С точки зрения квантовой электродинамики фотона, корректное наблюдение его, как
объекта ПВ, должно учитывать его интегральную целостность, а она (целостность)
реализуется только при наблюдении за фрагментами ЭМВ протяжённостью больше  (а если
говорить о качественном наблюдении фотона, то надо наблюдать фрагменты >>). А это в
Вашем примере с трансформатором должны быть протяжённости >10 000 км. Как видите,
"квантовая" оценка корректности наблюдений ЭМП согласуется с волновой. Какие фрагменты
("кусочки") от "целостного фотона" Вы наблюдаете в Вашем опыте с сетевым
трансформаторным
генератором,
антенной-трансформатором
с
зазорами
и
осциллографическим индикатором, подключённым к вторичной цепи трансформатора-приёмника,
никто Вам объяснить не сможет. Хорошо хотя бы то, что есть такие как я, которые хоть чтото внятное могут Вам прояснить о той сложнейшей ситуации, которую Вы придумали.
В восточной философии о наблюдателях сильно протяжённого объекта по одной на нём
точке говорят: "представления таких наблюдателей о вещи не точнее, чем у слепого,
дотрагивающегося пальцем до слона". И не обижайтесь, я ведь доброжелателен.
Уважаемый ……..! Вас волнует дилетантский подход к организации построения
эксперимента и интерпретация его результатов? Вас волнует исчезновение (1 Терабит минус 1 бит)
информации, когда измерения проводят вблизи точечного источника, измеряя микрометром
размеры слона? Для Вас, наверное, будет убедительным организация масштабного, в общем-то,
несложного эксперимента, скажем, между Краснодаром, где проживает Канарев Ф.М., и
Красноярском, где проживаю я, на расстоянии 5000 км, когда, изменив, для корректности, частоту
возбуждения трансформатора, скажем, до 100 Гц, в Краснодаре, попытаться зафиксировать Вашу
электромагнитную волну в Красноярске, прокричав в телефонную трубку заветные слова
«Поехали!», а далее, по программе, как и полагается профессионалам, составить неделитантский
отчет о научно-исследовательской работе с протоколом испытаний, введением, основной частью,
заключением и списком литературы.
Нет, уважаемый …….., я Филиппа Михайловича о проведении такого эксперимента просить
не буду. Ах, да, забыл упомянуть еще одну тонкость воображаемого эксперимента – это, Его
Величество, Фон и Помеха, от которых никуда не денешься и с которыми есть только один способ
борьбы – кодирование информации. А, поскольку, Вы, …………., по базовому образованию
радиотехник, а роду занятий – физик, то, оценив и взвесив предполагаемые затраты на проведение
подобного эксперимента, скажем, между ……., где проживаете Вы, и Красноярском, где
проживаю я, и ожидаемые результаты, непременно откажитесь от такой бредовой мысли.
Надо заметить в этой связи, что сегодня многое процессуальное (если не всё), что стоит
за перечисленными выше операторами "полей", остаётся тайной за семью печатями даже для
профессионалов. Возможно, "кольца ротации" Е и Н и дуги дивергенций Е и Н в "ближней зоне"
антенн окажутся и в будущем (как и сегодня) в 99% случаев ненаблюдаемыми феноменами, хотя
бы "по принципу неопределённости", как ненаблюдаемы вживую многие микроорганизмы в
микроскоп, т.к. микроскоп требует подсветок, мгновенно убивающих эти микроорганизмы.
141
Аналогично, если влезть детекторным щупом в ближнюю зону излучения антенны, это часто
равносильно разрушению её диаграммы излучения. Тот, кто на этих измерениях "съел не одну
собаку", как это многие годы приходилось делать мне, тот только и может правильно связывать
в своём воображении картины наблюдений "ближних действий" под микроскопом с картинами
наблюдений "дальних следствий" этих действий в телескоп.
Уважаемый ………..! В столь небольшом абзаце заключено очень много информации, а она
дает повод для глубоких рассуждений.
Во-первых, относительно Ваших измерений полей ближней зоны. Здесь многое зависит от
конкретной схемы и условий измерения. К сожалению, я не знаком с Вашими работами по этой
части, поэтому судить могу только априорно. Как известно, все существующие типы технических
систем условно можно разделить на две группы: рабочие, т.е. выполняющие рабочую функцию
(сюда относятся и обслуживающие рабочий процесс системы), и измерительные. На
измерительные системы накладываются определенные, более жесткие, требования: они должны
быть хотя бы на порядок меньше по массогабаритным показателям систем рабочих, а поскольку
массогабаритный показатель – величина не безграничная, то развитие систем идет в направлении
вытеснения обслуживающей рабочий орган вспомогательной измерительной подсистемы на
периферию, оставляя в оперативной зоне только чувствительный элемент. Это общая
закономерность, свойственная любым техническим системам. Надеюсь, утверждение о такой
закономерности не стоит доказывать.
Так вот: относительно открытых электромагнитных систем, т.е. систем излучающих или
воспринимающих э-м волны в открытом пространстве, сие утверждение вообще никак не
проявляется, а это признак того, что система глубоко подавлена. Это видно невооруженным глазом,
сравнивая открытую э-м систему с системами любого другого типа. При измерениях э-м волн в
открытом пространстве пользуются, как было упомянуто выше, зондами, представляющими в
простейшем случае диполи, применяют измерительную шкалу в логарифмическом масштабе, а
измерения представляют в логарифмической размерности – дБ. Главная причина использования
такой логарифмической шкалы состоит не в широком динамическом диапазоне измеряемой
величины, что было справедливо на первом этапе развития открытых э-м систем и что должно
было вызывать трудности измерения при использовании линейной шкалы, а в ошибке измерения,
которая с течением времени дает все более явные свои проявления. Ошибка измерения, скажем, на
сантиметровом диапазоне э-м волн, величиной 100% (по линейной шкале) - явление типовое. Вы
вдумайтесь в эту цифру!
Существующая в настоящее время потребность промышленности даже без навязывания
результатов научных исследований заставляет выпускать механические изделия, работающие на
уровне нанотехнологий, к металлургическому производству сталей возрастают требования по
точности включения легирующих добавок на уровне долей процентов. И т.д. И это все рабочие, в
рамках приведенной выше классификации, системы, которые, в свою очередь, оснащаются
системами измерительными с соответствующими массогабаритными показателями. Точность и
качество! Точность и качество! Точность и качество! А что же произошло с родной нам открытой
э-м системой? Ничего не изменится, если в открытом пространстве (в дальней зоне) Вы будете
измерять э-м волны измерительной антенной даже такого же размера, что и измеряемая! Примеров
масса: что ни статья с описанием экспериментальной установки, то и подтверждение этого.
Вы ссылаетесь на измерения, проводимые Вами в ближней зоне, и реакцию на такое
вмешательство э-м полей дальней зоны? С чем Вас, меня и все разумное человечество и
поздравляю! Посмотрите на массогабаритные размеры зонда, условия формирования полей в этом
пространстве, о которых, я уверен, Вы ничего не знаете. Это все равно, что делать операцию на
142
сердце больному скальпелем и при этом спрашивать друг друга: Почему это у него ноги
дергаются? Так и Вы, подобно медведю, извините за жаргон, шаритесь огромным э-м зондом в
ближней зоне, да еще, наверное, в районе фокуса антенны, и с удивлением обнаруживаете
изменения полей дальней зоны.
Возвращаясь к мысли о подавленности открытой э-м системы, хочу объяснить и причину
такого положения дел – это, как ни прискорбно Вам слушать, принятая на вооружение система
уравнений Максвелла, заметьте, не недоразвитость измерительного зонда, как системы, т.е.
аппаратной части (техническая система здесь ни при чем), а неверность теоретической базы
представления э-м поля, поскольку недоразвитость любой технической системы – это результат
объективного развития самой системы, т.е. ее недоразвития, а не лень изобретателей или
отсутствие таковых в данной области техники (нет области развития технической системы – нет и
решений), т.е. присутствия субъективного фактора. Назовите мне хоть одну техническую систему,
в которой, как в открытой э-м системе, отмечается такой позорный застой!
Итак, на примере с Вашим случаем мы выявили:
1.В дальней зоне измерительный зонд не в состоянии проводить точные измерения;
2.В ближней зоне измерительный зонд оказывает влияние на формирование полей дальней зоны.
А теперь я подробнее остановлюсь на вопросе о том, что же собой может представлять
зонд. Случай очень простой, поскольку, в отличие от других технических систем, здесь и
перебирать не из чего. Если привязываться к электродинамике Максвелла, в качестве
электрического зонда используют прямолинейный кусочек металлического провода в
предположении, что электромагнитная волна Максвелла наведет в нем только электрическую
составляющую э-м поля, а в качестве магнитного – криволинейный кусочек металлического
провода в предположении, что э-м волна Максвелла наведет в нем только магнитную
составляющую э-м поля. Относительно магнитного зонда нельзя не заметить сразу
бросающуюся в глаза странность: магнитное поле измеряется с помощью электрического тока,
т.е. косвенным образом, не гарантирующим существование самой измеряемой величины. Эта
азбука измерения магнитной составляющей э-м поля принята с самого начала и дальнейших
изменений не испытала. Мы возьмем на вооружение это замечание, которое нам скоро
пригодится.
Далее. Размеры измерительного зонда должны быть намного, хотя бы на порядок,
меньше измеряемой величины, но это золотое правило в данной технической системе
выполнить невозможно, поскольку ток по точечному источнику не движется. Нужна длина,
вдоль которой смогла бы хоть частично разместиться волна Максвелла.
Таким образом, базисная система представления э-м поля раз и навсегда захлопнула
мышеловку для собственной системы измерения и для себя самой: зонд, как самостоятельная
техническая система, оказался не в состоянии измерять то, чем он создан, не говоря уже о
возможности проявления динамической кривой его развития; базисная же теория, как цельная
структура, не допускает проявление иных, более тонких, структур описания процесса. Поэтому
Вам, ……………, используя систему уравнений Максвелла, никогда не удастся измерить э-м
поля ближней зоны излучения, не внося возмущения в дальней зоне, а поля дальней зоны
излучения придется измерять с погрешностью не менее 100%.
Во-вторых, раз уж мы досконально коснулись вопроса ближней и дальней зон источника,
снова вернемся к эксперименту с трансформатором. О радиусе ближней зоны излучателя
можно говорить достаточно много, затрагивая вопросы технических параметров излучателя,
например, КНД, однако я, опираясь на свой практический опыт исследования полей ближней,
средней и дальней зон излучателей, ошибусь не намного, если скажу, что радиус ближней зоны
143
излучателя определяется линейными размерами самого излучателя. Как видно из
экспериментальных данных, представленных в обсуждаемой статье, действие первичной
обмотки трансформатора на вторичную обмотку и определено радиусом ближней зоны
действия излучателя, за пределами которой экспериментально ничего не удалось обнаружить.
Но Вы утверждаете о проявлении действия трансформатора, как источника э-м волн Максвелла,
не только в ближней зоне, но и на очень большом расстоянии, рассчитываемом исходя из
длины э-м волны Максвелла. ……….., а где же средняя зона излучения, отрицать
существование которой, Вы, как «съевший собаку» на подобных измерениях, не можете?
Средняя зона излучения, как Вам должно быть хорошо известно, существует и существует
между ближней и дальней зонами излучения, поэтому и называется «средней». Можно спорить
о границах ее существования, особенностях э-м волн, ее наполняющих, но мы не можем
спорить об ее отсутствии.
Согласно Вашему утверждению в случае с трансформатором нарушается целостность э-м
волны - существует зона ближняя, зона дальняя, а средней зоны нет, поскольку показания
измерительного прибора дают нулевые показания. Вы попали в нелепую историю, имеющую
начало в XYII веке и названную физиками как теория дальнодействия. Этот случай можно было
бы отнести к разряду досадного промаха, если бы не еще одно родственное обстоятельство. А
это уже серьезно.
Почему операторы: , , , , div, rot, spur, h, Е, Н, , , и т.п., из которых, как из кирпичей,
теоретики строят поля, хорошо описывают реальность? В своих работах я лишь намечаю ответ.
Я говорю  потому, что они все являются порождениями фрагментарных процессов деятельности
частиц в плотной сверхпроницаемой субстанции эфира, из которых природа конструирует в недрах
материального ПВ волны ЭМП в эфире.
Итак:
1. Вы определяете однозначную, реально существующую, связь между вышеназванными и т.п.
операторами и любым полем, в т.ч. электромагнитным;
2. Первоисточником (ограничимся только э-м полем) э-м поля является строго эфир.
Моя позиция следующая:
1. Вышеназванные и т.п. операторы в известных мне случаях не отражают реально
происходящие физические процессы;
2. Первоисточником э-м поля (здесь я делаю оговорку: макроскопического э-м поля, т.е. того эм поля, которому приписали макроуравнения Максвелла) не являются частицы эфира.
Уважаемый ………, мы должны ясно сознавать, что находимся на диаметрально
противоположных фундаментальных позициях, что это - спор классической, дополненной
теорией эфира, позиции и совершенной новой позиции, основанной на фотонной теории
Канарева Ф.М., что каждая из позиций имеет свои преимущества и недостатки (классическая –
солидный, но уже подорванный,
административный авторитет и ресурс; новая –
приобретающая все больше поклонников, но и ставящая веер новых, пока безответных,
вопросов), что на начальном этапе большого спора в чистую проигранных и побежденных не
будет, что все покажет время.
Уважаемый ………., для меня, кажется, совершенно непоследовательной Ваша позиция
относительно первопричины появления э-м волны частицами эфира, поскольку – это только
предположение, а ведь надо бы их измерить, чего Вам на настоящее время достоверно,
насколько я предполагаю, не удалось. Более того, структура мира, в котором мы с вами
пребываем, иерархическая. Ну, помните, из феодальной истории: вассал моего вассала не мой
вассал. Поэтому, чтобы объяснить какое-либо явление надо бы профильтровать сначала
144
близлежащие, наиболее крупные, субстанции, а затем лезть вглубь. Поняв это, можно без труда
выйти на фотон. Как там, в диалектическом материализме, сказано? – Ну, Вы сами знаете …
А теперь об операторах. И нужно привязываться к конкретике. Возьмем обсуждаемые в
статье уравнения Максвелла.
Уважаемый ………….! Меня всегда поражала солидарность научных мужей в вопросах
замалчивания явно задаваемых вопросов. Этот вирус научного высокомерия не обошел и Вас –
настоящая партийная школа! Речь, конечно же, идет об опыте Герца, вокруг которого, по
большому счету, и построена обсуждаемая статья, а Вы не соизволили ни разу, ну хоть
намеком, дать понять, какую позицию в этом вопросе занимаете лично Вы, без оглядки на
партийный билет. Итак, смотрим на правую часть уравнения (3) обсуждаемой статьи, где
показаны ток проводимости, ток смещения, порождающие магнитное поле (левая часть
уравнения), и рассмотрим логику Герца при описании опыта. За первоначальный скачок
последующей цепочки рассуждений Герц ставит существование самого тока смещения. Вот
есть ток смещения и все тут! Мы его и измеряем. – Чем? - Рамкой с током.
Теперь вспомним о моем замечании относительно того, как измеряется магнитная
составляющая полного э-м поля в современных измерениях (см. выше) – правильно, рамкой с
током! Идем дальше и смотрим на первое уравнение Максвелла (1), которое показывает, что
магнитное поле порождает электрическое, а оно, снова переходя в правую часть второго
уравнения Максвелла (3), порождает магнитное поле, и т.д.
Интересная ситуация получается: первое уравнение Максвелла работает, потому что
работает второе уравнение, а второе уравнение работает, потому что работает первое. Ну-ка,
ну-ка! Что-то мне совковую систему напоминает: на работу не устроишься, потому что не
прописан, а не пропишут, потому что на работу не устроился. Что делали люди в таком случае?
– Правильно: несли липовую справку, человек становился «ШП», т.е. «швой парень», и все
становилось «чики-дрики». «Липовую справку» в уравнениях Максвелла нетрудно обнаружить
– это ток смещения.
Но это все цветочки! Последователи уравнений Максвелла ввели реально учитываемый в
расчетах магнитный ток в правую часть уравнения Максвелла (1) в ожиданиях несбыточной
мечты открытия магнитной проводимости. И здесь начинается цирковое представление
совпадения экспериментальных и расчетных данных. Но это отдельная, очень большая, тема.
С уважением, Якунин Владимир Викторович. 17.01.07.
Глубокоуважаемый Филипп Михайлович!
Когда я познакомился с Вашим образом мысли, прочитав более сотни страниц присланных
Вами текстов, то, помня обещание Рэму Георгиевичу, я, как профессиональный электродинамик,
направил Вам свои критические соображения с единственной целью, чтобы они помогли Вам
самокритично взглянуть на то, что вы проповедуете. Ни оценивать Вас, ни судить Ваши тексты
и научную идеологию я не планировал. Я просто из Ваших текстов уловил, что:
- отрицая правильность уравнений Максвелла, Вы их слабо себе представляете (в своём ответе
Вы, вроде бы это подтверждаете; цитирую: "Уважаемый …………..! Вы извините меня, я не
работал с уравнениями Максвелла…);
- говоря об излучении проводом антенны тепловых фотонов, из мириад которых якобы
формируются "синусоидальные рои" фотонных потоков её излучения с пространственной
периодичностью  (Вы это в ответе тоже подтверждаете; цитирую "Мне проще.
Электроны антенны непрерывно излучают и поглощают фотоны, поддерживая температуру
антенны, соответствующей температуре окружающей среды"), нельзя игнорировать
экспериментальную радиотехнику, согласно которой с понижением температуры
145
радиометры фиксируют спад теплового излучения антенны, причём, при гелиевых
температурах  до нуля, однако диаграммы излучения антенны и к.п.д при этом только
улучшаются;
- толкуя внешне простую алгебраическую форму волновой электродтинамики =с/ как
закон: с==const., надо соблюдать элементарную осторожность, т.к. на частоте 1 ГГц в
титанате бария при 1210С =6000 км/сек; в воде при комнатной температуре  =37000
км/сек; во льду  150000 км/сек; в воздухе  300000 км/сек; и т.д. и т.п. Только это и,
быть может, ещё с десяток тонких наблюдений электродинамики о некорпускулярной
природе ЭМВ я и хотел до Вас донести. Слава Богу, что теперь воздержусь.
И правильно сделали. Я вижу, Вы не читали мою статью «Спектр Вселенной». Помню,
я отправлял её Вам. Так вот, факты, о которых Вы пишите, давно известны. Чтобы
зафиксировать излучение фона Вселенной, надо охладить приемный элемент (его называют
болометр) сигналов Вселенной до температуры меньшей температуры 2,726К фона Вселенной.
Зачем? Чтобы ослабить влияние фона, который формируется фотонами, на результаты
измерений. Так вот, новые лауреаты Нобелевской премии охлаждали болометр до 0,1К. И даже
в этом случае они не смогли зафиксировать излучение всего реликтового диапазона, а моя
теория рассчитывает его весь и ярко доказывает физический смысл всех его экстремумов.
Почитайте мою статью. Уверен, теперь Вы отнесётесь к информации, изложенной в ней, без
высокомерия.
Теория и модель фотона великолепно рассчитывают и объясняют спектр Вселенной, а
уравнения Максвелла остаются в этом процессе безработными. Поэтому у Вас есть основания
гордиться нижеприведённой Вашей личной информацией.
Я ведь исходил из того, что Вы такой же рядовой науки, как мы привыкли считать себя
при товарищеском общении с Рэмом Георгиевичем. Я не предполагал, что этот случай
столкнёт меня с учёным, масштаб интеллекта которого он ставит гораздо выше моего. Если
бы меня до того кто-нибудь предупредил о том, что (цитирую Вас по Вашему ответу от
15.01.07):
- "Аксиома Единства пространства, материи и времени… поставлена не совокупным разумом
первой сотни физиков, а одним человеком, не физиком по образованию, Канарёвым Ф.М…  с
ошеломляющими результатами";
Извините, вот дословная информация:
Однако, как реализуется эта аксиома в точных науках, и какое это имеет значение для этих наук? –
такой вопрос поставлен лишь в конце ХХ века. Поставлен он не совокупным разумом первой
сотни физиков, а одним человеком, не физиком по образованию, Канарёвым Ф.М. И не только
поставлен, но ответ на него найден.
- накануне "…надо хотя бы глазком посмотреть то, что написал Канарёв об Аксиоме
Единства… о судейских научных функциях Аксиомы Единства, представленных Канарёвым, …
Вам будет стыдно за приведённые выше аргументы, которые не имеют никакого отношения к
сути анализируемой научной проблемы".
- "Если бы Вы читали мои книги, то модель фотона не назвали бы аксиоматической. Это
постулированная модель…";
- "Аксиома – это Бог в науке… Аксиома (разумеется, ЕПМВ) – очевидное утверждение, не
имеющее исключений и не требующее экспериментальных доказательств. Пространство,
материя и время – первичные неразделимые ни при каких условиях элементы мироздания. Наивно
я думал, что вряд ли найдётся учёный, который будет отрицать аксиоматичность этих
утверждений".
146
- "Вечной останется только аксиома… (это, безусловно, ЕПМВ), т.к. постулированная
Канарёвым Ф.М электромагнитная модель фотона объясняет самую большую совокупность
экспериментальных данных;… Не знаю почему, но эта часть работы досталась мне. Так
распорядилась судьба"; и т.д. и т.п., если бы Вы (или кто другой) всё это мне разъяснили
раньше, то поверьте, да видит Бог, я никогда бы не посмел прикасаться к столь
каноническому случаю. Ведь поверьте на слово, кому охота попасть в состояние, когда ты не
заслуживаешь даже обращения "уважаемый", когда тебе, действительно стыдно за то, во
что вляпался, когда понимаешь, что в глазах другого ты "ноль". Так что простите меня, если
это возможно, да озарят Вас на подвиги идеи ЕПМВ, а нас пусть оберегают от
неприятностей собственные ошибки.
С уважением ………………………..
17.01.07
Глубокоуважаемый …………………! Ваше письмо даёт мне моральное право обратиться к
Вам именно с такими словами. Не каждый способен на столь мужественный поступок. Я рад,
что среди крупных ученых у меня есть знакомый ………….. . Я понял, что Вы писали по
инерции, не ознакомившись с деталями. Думаю, это мелкий случай не повлияет на наши
взаимоотношения в будущем. Нет спора, Вы крупный ученый в своей области и я горжусь
знакомством с Вами.
С глубоким
уважением, КанарёвФ.М. 17.01.07.
Дальнейшая наша переписка прекратилась, но я не терял надежды на то, что не ошибся в
человеческих качествах оппонента. Перед майскими праздниками получил подтверждение.
Глубокоуважаемый Филипп Михайлович!
Поздравляю с майскими праздниками весны и Победы!
Желаю здоровья, успехов в творческом труде, личной жизни.
д.т.н., профессор ….
23. ЭКСПЕРИМЕНТ – СУДЬЯ ТЕОРИИ
Конец мая 2007 г. Получаю серию писем от автора современного прибора (рис. 5),
заменившего резонатор Герца (рис. 6). Вот выдержки из его писем.
Рис. 5. Прибор ИГА-1
147
Рис. 6. Схема прибора Герца: 1 – искровой промежуток вибратора; 2 – пластины; 3 – искровой
промежуток резонатора; 4 – проводящее или изолирующее тело
Уважаемый Филипп Михайлович!
Здравствуйте. Вам пишет Юрий Павлович Кравченко из Уфы. Еще в конце прошлого года я
увидел в Интернете Ваш материал об угрозах из Америки и о смертных случаях с
торсионщиками, например, с физиком Мариновым из Болгарии, о котором вы писали, я
переписывался с ним несколько лет назад. Потом я попросил своего американского друга
найти этих людей в Америке, кто Вам угрожал, но он их не смог найти, наверно очень
засекречены. Через Виктора Николаевича с Украины с которым вы переписываетесь я узнал,
что с Вами все в порядке. Он сообщил мне Ваш телефон и эл. адрес. Недавно от меня к Вам
обращался Валерий Барсуков из Краснодара с которым мы сотрудничаем, и приезжал из Уфы
в Краснодар Рамиль Хасанов, тоже автор торсионной установки, но не смог с Вами
встретиться. Я просил их проинформировать Вас о своей аппаратуре ИГА-1, которую
последние годы начали использовать для тарировки торсионных установок. Наш сайт в
Интернете http://stiffa.mail15.com/pribor.html прибор Ига-1.........................
Прибор
ИГА-1 пассивный, он не требует
излучателей, а сам фиксирует
естественный фон излучения, находясь на расстоянии от его источника. Принцип действия
прибора похож на радиоволновые миноискатели, только нет излучателя. ИГА-1 фиксирует
искажение естественного электромагнитного поля в местах неоднородностей грунта, при
наличии под землей каких - либо предметов, и предназначен для поиска трубопроводов и
человеческих останков по изменению фазового сдвига на границе перехода сред. Глубина
обнаружения трубопроводов и пустот до 20 метров, человеческих тел и малоразмерных
предметов - до 3 метров, водяные жилы обнаруживаются на глубине до 60 метров,
карстовые образования до 300 м.
Прибор был впервые применен в пос. Нефтегорск на Сахалине после землетрясения 1995
г.. Тогда с его помощью было обнаружено около 30 погибших.
В Башкортостане (2001-2002 г.) с помощью прибора ИГА-1 было обнаружено около 50
дореволюционных могил при восстановлении взорванного монастыря Святые Кустики.
Летом 2000 г. экспериментальный образец прибора ИГА-1 в варианте миноискателя
проходил испытания в ЦНИИ МО на предмет возможности обнаружения противотанковых,
противопехотных немагнитных мин и залегающих на большой глубине неразорвавшихся
фугасов, получен положительный отзыв. Отмечены также и недостатки, для их устранения
требуется дальнейшая доводка аппаратуры, которая требует дополнительных инвестиций.
Учитывая то, что существующие в мире миноискатели не магнитных мин не отличают их
от камней близкого размера, дальнейшее развитие нашего метода позволит проводить такую
селекцию по частоте приема путем снятия спектральных характеристик обнаруженных
предметов.
По обнаружению подземных ходов, в которых могут скрываться террористы, к
прибору ИГА-1 был большой интерес у западных военных специалистов на выставке
российских разработок и оборудования для разминирования местности и утилизации
148
боеприпасов, которая проводилась 29-30 апреля 2002 г. в г. Москва, на предприятии
«Базальт».
Мои уфимские товарищи, авторы этих установок, не являются теоретиками, они
тоже бывшие работники авиауниверситета и решают прикладные задачи в области
авиации и ракетной техники. Теоретики сидят в Жуковском (ЛИИ, ЦАГИ). Свои установки
они создавали экспериментально (как и я - свой прибор ИГА-1), методами проб и ошибок, а
торсионными называть их боятся, чтобы не заклевали, но КПД у этих установок больше 100
процентов. В теоретическом плане они показывали все это представителям академии наук в
Уфе по физике и химии, но никто не воспринимает…..
Около 10 лет в России и Украине стали делать торсионное отопление, теория пока
официально не признана, т.к. КПД больше 100 процентов и на практике получаются хорошие
результаты по экономному отоплению не больших домов, ангаров и т.д.
Так что мы все надеемся на сотрудничество с Вами.
Прибор ИГА-1 это высокочувствительный (100 пиковольт) радиоприемник. Антенна у
него несколько необычная для данного диапазона частот (5-10 кГц), она маленького размера и
полированная. Работая еще по исследованиям металлов в авиаинституте с этим же
прибором, я шлифовал и полировал антенны, иначе ничего не получалось, а почему мне тогда
это взбрело в голову (полировать антенны) не понятно, прибор создавался экспериментально.
И вот я помню как светил на антенну спичкой или фонариком и его стрелка
реагировала на это, что подтверждает Вашу версию о действии фотонов на антенну. В
последствии, когда мы начали выпускать трассоискатели на базе прибора ИГА-1, то были
зафиксированы помехи в виде бликов и отражений Солнца от чистого снега. А вообще прибор
не чувствителен к акустическим городским и промышленным шумам, и радиопомехам, в
том числе - к помехам от линий высоковольтных электропередач.
Юрий Кравченко. 18.05.07.
Уважаемый Юрий Павлович!
Прочитал Вашу информацию о торсионных полях и их измерителях. Грустно стало.
Научная информация, которой я владею, позволяет мне уверенно сообщить Вам, что Вы
фиксируете излучения в виде инфракрасных фотонных полей. Они не имеют никакого
отношения к выдуманным торсионным полям. Информации о фотонах уже так много и она так
глубока, что уверенно позволяет правильно интерпретировать результаты Ваших
измерений……. Ваша информация принесла столько прояснений сути процесса, которым Вы
занимаетесь, что я готов к детальному его описанию и формированию блока расчётных формул
для реализации измерений всех вариантов источников инфракрасных излучений. Я готов
детально описать физику повышения чувствительности прибора путем полирования его
антенны и изменения её формы, и методику расчета максимумов излучений различными
источниками для создания базы тарировочных данных. Уже ясно, как заставить Ваш прибор
работать в паре с оптическим прибором с аналогичными целями, что позволит увеличить
чувствительность измерительной системы.
Всего доброго, К.Ф.
Информация оказалась настолько интересной, что я не мог не переслать её Якунину
Владимиру Викторовичу. Вот его ответ.
Здравствуйте, Филипп Михайлович!
Действительно, результаты замечательные. Что можно отметить относительно теории?
1. Я когда-то поверхностно читал о торсионных полях, но толком ничего не понял. Конечно, Вы
правы, что никаких загадочных торсионных полей не существует - есть фотоны.
2. Уравнения Максвелла не в состоянии объяснить результаты, полученные Кравченко Ю.П.
Почему точечным зондом столь эффективно фиксируются электромагнитные поля? В
своем ответе оппоненту, Article 101, я писал, что электрический и магнитные зонды
149
Максвелловской системы уравнений захлопнулись в мышеловку, устроенную самой системой
уравнений Максвелла, и зонды, как система, не смогли развиться дальше, что не характерно
ни для какой иной "живой" технической системы, а для разрешения этого противоречия
нужна иная теория: теперь ясно видно, как фотонная теория объясняет результат Кравченко Ю.
П. и предоставляет перспективы развития зонда, как технической системы, и вширь, и вглубь наступает
стадия многомерного ускоренного развития зонда и стоит ожидать появления
множества изобретений на эту тему. Электродинамика оздоравливается, приобретая форму
Фотонодинамики
Почему полированной поверхностью э-м поле фиксируется многократно эффективнее
неполированной поверхности , когда параметр шероховатости (Ra) поверхности ничтожно мал
по сравнению с длиной Максвелловской волны?
Почему фиксируются поля от немагнитных источников с различными уровнями
температур?
С уважением, Я.В.В.
К тому времени у меня завязалась переписка с авторами книги «Введение в
классическую электродинамику и атомную физику» Шаляпиным А.Л. и Стукаловым В.И. Вот
письмо от Шаляпина А.Л.
Здравствуйте, Филипп Михайлович!
Спасибо за информацию.
Понять исследователей можно вполне по человечески. Каждому хочется пребывать в
своих мечтах, иллюзиях, заблуждениях, т.е. - на своем родном болотце. Примером этому
служит и религия.
Приобщаться понемногу к физике, к эксперименту. Создавать красивые приборы и
продавать их коммерсантам. Есть стимул для молодых физиков. Глядишь - чего-нибудь и
намеряют интересного.
Я полагаю, что проведенные измерения с новыми приборами можно вполне понять и в
рамках Классической электродинамики. В последнее время открыта чисто магнитная связь на
большие Расстояния (Корабельников Владимир).
Работа всевозможных антенн очень хорошо изучена в Классической электродинамике.
Но мы занимаемся фундаментом физики. Случайные эффекты нельзя положить в
фундамент физики. Здесь все должно быть предельно ясно и достоверно.
С уважением, Шаляпин А.Л.
Здравствуйте, Александр Леонидович!
Ваше письмо побуждает к дискуссии. Вы интересно отметили: «Каждому хочется
пребывать в своих мечтах, иллюзиях, заблуждениях, т.е. - на своем родном болотце». Только
каждый стремится считать, что полученные им новые знания, отражают реальность и не
являются заблуждениями. И, как Вы отмечаете, это - естественное свойство личности,
запрограммированной к познанию окружающего нас мира. Разница между искателями
реального отражения мира лишь в том, что для доказательства своей правоты они привлекают
разные критерии. Совсем недавно главным из них был критерий доверия к достижениям
предшественников и вера в то, что они отразили реальность.
Теперь время изменилось, так как среди исследователей появилось немало тех, кто не
хочет мириться с противоречиями в достижениях предшественников и ищет такие решения
стоящих задач, в которых отсутствовали бы накопившиеся противоречия. И тут возникает
проблема критерия для оценки правильности полученных новых результатов, которые кажутся
их автору непротиворечивыми и отражающими реальность. Это – центральный момент
научного поиска и Вы знаете, что с него я начал свой поиск. Я долго искал критерий для оценки
связи полученного результата с реальностью.
Когда теория считается правильной, то таким критерием является результат
эксперимента. И тут оказалось, что его можно интерпретировать не только с помощью
150
математических моделей, так называемых правильных теорий, но и с помощью математических
моделей новой теории и все оказывается логичным, но с другим физическим смыслом.
Поскольку реальность едина, то разные математические модели разных теорий должны давать
один вариант интерпретации результатов эксперимента. Но этого нет. Выход из круга этих
заблуждений один – найти критерий для оценки правильности теории. Роль такого критерия
выполняет аксиома – очевидное утверждение, не имеющее исключений и не требующее
экспериментальной проверки. Это такое научное утверждение, которое вынуждает всех считать
его достоверным. Оказалось, что все теоретики не учли существующее независимо от нашей
воли неразделимое состояние первичных элементов мироздания: пространства, материи и
времени, которое относиться к категории аксиоматических.
Итак, критерий для оценки правильности теории найден – аксиома Единства. Логика
подсказывает, необходимость проверки соответствия любой теории этой аксиоме, как первый и
абсолютно необходимый шаг в исследовании. Не сделав этого шага, исследователь вынужден
базировать свой поиск на вере в недоказанную достоверность используемой теории.
Итак, перед нами уравнения Максвелла – теоретический фундамент электродинамики.
Элементарный анализ показывает, что они противоречат аксиоме Единства. В чем дело?
Почему же они дают так много результатов, совпадающих с экспериментом, и в то же самое
время противоречат главной аксиоме мироздания – аксиоме Единства?
Ответы на эти вопросы – целая книга. Если кратко, то надо учесть, что в расчетах
используется процедура разложения в ряд Фурье. Извините, процессы, описываемые
уравнениями Максвелла, синусоидальны или близки к синусоиде, которую также можно
разложить в ряд Фурье и получить результат, аналогичный результату численного решения
уравнений Максвелла. И тут мы замечаем возможность двойной интерпретации результата
решений уравнений Максвелла, то есть с разными физическими смыслами.
В результате решения уравнений Максвелла получается одна функциональная
зависимость – изменение напряженности или электрического поля, или магнитного поля, но не
их совокупности. Но сам Максвелл и все его последователи притянули за уши второе решение.
Оно следует из эксперимента Герца, доказывающего формирование тока смещения в
облучаемом объекте независимо от его электропроводности. Удивительно то, что с этим
фундаментальным противоречием согласились все последователи Максвелла и Герца.
Каждый школьник знает, что диэлектрик - изолятор и никакой ток по нему не течет и
никакого магнитного поля вокруг диэлектрика он не формирует. Такую точку зрения
школьника мужи электродинамики считают наивной, так как он не знаком с опытом Герца,
доказывающим обратное. Школьник требует проверки правильности интерпретации опыта
Герца. Я не буду описывать детали анализа этой проверки, они опубликованы и если Вы
настоящий искатель научной истины, то не можете пройти мимо это анализа, так как он
разрешает ключевое противоречие, подмеченное школьником.
Итак, на повестку дня поставлен вопрос о повторении опыта Герца с использованием не
резонатора Герца, а современных электронных средств. Такой прибор теперь есть. Это прибор
ИГА-1.
Вы, Александр Леонидович, с порога отвергаете такую возможность и ярко
демонстрируете своё недовольство появлением такого прибора и ставите результаты его
показаний под сомнение, не изучив и не испытав его. Согласитесь, это не научно. Надо
радоваться появившейся возможности экспериментальной проверки фундаментального
противоречия, скрытого в уравнениях Максвелла.
Я уже внес предложение заведующему кафедрой БЖД нашего университета приобрести
такой прибор. Советую и Вам сделать тоже самое, и мы вместе начнем искать истину и
совместно публиковать результаты поиска. Автор обещает выдать всю информацию о приборе,
в том числе и электронную схему.
151
Мы найдем специалистов по таким схемам, которые, проверив её, докажут нам, что это
схема высокочувствительного приёмника. Вы отмечаете, что об антеннах приемника известно
уже все. Специалисты по уравнениям Максвелла называют в этом случае антенну зондом.
Хорошо, начинаем использовать это все известное об антеннах для анализа работы зонда
(антенны) прибора ИГА-1 и замечаем, что антенна и отражатель – плоские полированные
диски. Объясняем автору причину повышения чувствительности прибора при уменьшении
шероховатости поверхности обоих дисков. Она заключается в том, что
шероховатости на
поверхности дисков, аналогичны «Эверестам» на поверхности Земли. В результате на
появление фотонов реагируют лишь те электроны, которые расположены на вершинах
«Эверестов». Поскольку размеры инфракрасных фотонов на 6-8 порядков больше размеров
электронов, то те из них, что расположены во впадинах,
между «Эверестами» лишены
возможности контакта с фотонами и поэтому не возбуждаются. Полируя поверхности и снимая
вершины «Эверестов», Вы увеличиваете плоскую составляющую поверхности и количество
электронов на ней, способных реагировать на появление фотонов на такой поверхности,
увеличивая возбуждение
суммарного электрического поля всех электронов антенны,
передающей сигнал в приёмник.
Далее, мы поясняем автору роль отражателя. Фотоны, взаимодействующие с кромками
цилиндрической поверхности антенны, поляризуются и траектории их движения загибаются
внутрь контура отражателя, на поверхности которого формируются невидимые нам
дифракционные картины. Отразившись от поверхности отражателя, фотоны попадают на
тыльную плоскость диска антенны и, таким образом, увеличивают количество возбуждаемых
электронов, повышая чувствительность системы.
Конечно, сразу видна ошибка изобретателя плоского отражателя. У спутниковой
антенны он пораболический. Рекомендуем автору прибора сделать отражатель пораболическим,
а часть, принимающую сигналы, изменить по форме и разместить в фокусе параболы. Ясно,
что чувствительность в этом случае увеличится. Не будем пока рекомендовать автору
охлаждать элемент антенны между её приемной частью и частью, подающей сигнал в
приемник, до температуры 0,1К, как это делали лауреаты Нобелевской премии по реликтовому
излучению для исключения влияния на общий сигнал, тепловых фотонов окружающей среды.
Они тоже вносят помеху и искажают приёмный сигнал. Но нам достаточно чувствительности
прибора при действии на электроны приёмной антенны тепловых фотонов окружающей среды.
Сообщаем автору, что описанную процедуру взаимодействия фотонов с электронами
антенны и отражателя мы можем описать уже существующими математическими формула и
сделать количественные расчёты. Мы найдём в справочнике спектры валентных электронов
любого вещества, из которого состоит источник излучения и рассчитаем длины волн фотонов
формирующих излучение. Компануем прибор таким образом, чтобы часть потока фотонов шла
через спектрометр и уже существующие системы для анализа таких спектров укажут нам
химическое вещество источника излучения. Имея тарировочные данные, мы определяем его
природу (мина это или камень?).
Итак, прибор готов и мы точно знаем, что будем принимать излучение из окружающей
среды не вмешиваясь в это излучение своим прибором. Это намного лучше, чем в приборе
Герца, доказывающем достоверность уравнений Максвелла. Там искра в резонаторе
формируется искусственным искровым излучателем.
Теперь планируем эксперимент. Мы знаем, что чем меньше частота прерывания сигнала
излучения приёмником, тем больше придет фотонов на его антенну, поэтому соглашаемся с
частотой прибора 5-10 кГц, установленной автором. Берем 5 кГц, тогда длина волны излучения
будет равна   С /  3  10 8 / 5  10 3  6  10 4 м  60км .
Специалисты по уравнениям Максвелла сразу скажут, что антенна размером в 3 см. не
может регистрировать электромагнитное излучение с длиной волны 60 км. Соглашаемся и
начинаем эксперимент. Прибор фиксирует излучение. Ищем интерпретацию результата
152
эксперимента и показываем, достоверны уравнения Максвелла или нет? После этого станет
ясно: есть ли основания закладывать уравнения Максвелла в фундамент физики или нет. А пока
результат Ваших действий, Александр Леонидович, один – продлить жизнь физики на этом
фундаменте, игнорируя фундаментальные противоречия, следующие из уравнений Максвелла
при попытке использовать их для интерпретации различных экспериментов.
Уважаемый Александр Леонидович!
Я просмотрел 2-ю главу Вашей коллективной книги, написанную Вами. Не хотел бы Вас
расстраивать, но обилие ошибочных представлений о сути физических явлений, которые Вы
пытаетесь описать, шокирует. Конечно, я бы мог конкретно описать Ваши ошибки по всем
параграфам, но у меня нет для этого времени. Посчитайте сколько раз Вы упоминаете слово
электрон, не имея никакого представления о его структуре. А ведь её описывают 20 констант.
Вы не имеете представления о структуре шкалы так называемых электромагнитных излучений.
Вы не знаете, что в структуре постоянной Планка три константы. Вы не знаете, что поведение
фотона описывают семь констант.
Обилие вольных размышлений, не сопровождаемых какими - либо математическими и
экспериментальными доказательствами, удручает и делает их голословными.
Мне нет никакой нужды беспокоиться о наличии Ваших публикаций. Научная
информация, изложенная в них так далека от реальности, что у них одна судьба - постепенный
сход с арены научных интересов.
Один момент мне понравился. Это - продольные волны вдоль проводов. Мы описали их
примерно одинаково. Прочтите в моей книге (стр. 480-487) и Вы убедитесь в этом.
Я готовлю к публикации 2-е издание своей книги «История научного поиска и его
результаты». В ней - более подробная информация о приборе ИГА-1. Высылаю её Вам
повторно и жду Ваших предложений.
С уважением
К.Ф.
26.05.07.
P.S. Религию пристёгивать сюда не надо. Таинственность её функций также трудна для
понимания, как и микромир. Голословное утверждение здесь ни к чему.
Очередное письмо от Якунина В.В. пришло 3 июня 2007г.
Здравствуйте, Филипп Михайлович!
Видимо, и у зарубежных специалистов "дрем" в головах, хотя пытаются разобраться, что
похвально. Мне вообще трудно судить о состоянии вопроса отношения к электромагнетизму
научной и любознательной аудитории после Ваших фундаментальных публикаций и нашей
совместной статьи, поскольку никаких откликов на свой почтовый ящик я не получал,
статистическими данными не обладаю. Но мне четко видна та пропасть, куда попало
Человечество с уравнениями Максвелла! Что же делать? В настоящее время я
веду кропотливую работу по изучению вопроса, каким образом зародился электромагнетизм,
почему теория Максвелла все-таки была принята на вооружение и множество сопутствующих
вопросов. Мне ясно видно, к каким невероятным результатам может привести принятие на
вооружение фотонной теории.
С уважением, Я.В.
Возвращаемся к декабрю 2006г. Звонит доцент Магомадов А.С. К тому времени он уже
защитил докторскую диссертацию по физике и, когда она оказалась в ВАКе, там быстро
установили, что он дал мне положительные отзывы на мою монографию и курс лекции по
физхимии микромира. Результат предельно ясный. Они пригрозили Магомадову А.С. отказом в
утверждении его диссертации, если он не откажется от отзывов данных на мои книги.
Конечно, случай вопиющий, и я безоговорочно вернул ему оба отзыва, хотя их копии
уже разошлись.
153
Тут уместно привести последние новости из анализа
математической части
современной теоретической физики, выполненного группой ученых Воронежа во главе с
Кулигиным В.А., который помог мне снизить эмоциональность моих ответов главному
оппоненту.
Кулигин В.А, Кулигина Г.А и Корнева М.В. установили, что существует не одно, а
множество решений задачи Коши для волнового уравнения в частных производных и
убедительно показали, что калибровка Лоренца и кулоновская калибровка уравнений
Максвелла не эквивалентны. Проанализировав учебник «Теория поля» Л.Д. Ландау и Е.М.
Лифшиц, они пишут:
«1. Прежде всего, отметим тот факт, что энергия поля скалярного потенциала оказалась
отрицательной. Как следствие, отрицательной должна быть электромагнитная масса заряда, а
это находится в противоречии с существующими представлениями квазистатической
электродинамики. Отрицательная энергия ведет к изменению формулировки закона Кулона.
Нетрудно показать, что при отрицательной энергии поля скалярного потенциала
одноименные заряды должны притягиваться, а разноименные - отталкиваться. А это
нонсенс. Эту трудность необходимо было каким-либо способом «обойти». И это было
«сделано» в анализируемом учебнике.
2. Отсюда становится также понятными причины следующих утверждений, например,
«потенциалы электромагнитных полей не имеют физического смысла, так как они определены
с точностью до постоянной величины», «в физике имеют физический смысл только поля Е и
Н, а потенциалы не имеют физического смысла, т.к. они «не наблюдаемы»» и тому подобные
выражения. Все эти высказывания отражают стремление завуалировать (спрятать)
трудности, с которыми сталкивается современная электродинамика, и подспудное желание
подавить стремление досконально разобраться в проблемах.
3. Как известно, в природе не было обнаружено продольных электромагнитных волн, хотя,
как мы убедились, теория предсказывает их существование. Проблема продольных волн до
сих пор остается открытой не только в классической, но и в квантовой электродинамике.
Мы вовсе не хотим упрекнуть ученых, которые старались преподнести свои взгляды
доходчиво и логично. От ошибок не застрахован никто. Мы упрекаем тех, кто возвел эти не
совсем корректные представления в абсолют, догматически защищает их, прикрываясь
авторитетами этих ученых, и, игнорируя объективную истину, тщательно охраняет их от
критики».
Уважаемый читатель!
Теперь Вы имеете возможность ознакомиться кратко с ошибками Нобелевского
комитета и сутью судейских функций аксиомы Единства.
24. ОШИБКИ НОБЕЛЕВСКОГО КОМИТЕТА
Он пользовался заметным авторитетом среди своих коллег в комитете по борьбе с
лженаукой. Его анализы лженаучных творений лжеученых были наиболее глубокие и
убедительные. Он гордился своей репутацией и это приносило радость его душе.
Руководство попросило его подготовить доклад по серии околонаучных статей на
Интернетовской странице http://Kanarev.innoplaza.net Он и раньше открывал эту страницу и у
него уже созрело негативное отношение к бредовым идеям её автора. В последней, 38-й статье
он обозвал Комитет по борьбе с лженаукой инквизиторским, наградив этим эпитетом и его
членов. Так что все уже готово для начала работы. Он набрал упомянутый адрес и начал
154
листать страницы. О! Уже 39 – я статья появилась. Он открыл её и начал читать. Заголовок
гласил:
Ошибки Нобелевского комитета
Возмутительно!!! Мало ему инквизиторских кличек, присвоенных членам нашего
уважаемого комитета. Он замахивается на святая святых – Нобелевский комитет. Ну что же,
почитаем очередной бред, решил авторитетный инквизитор и начал читать.
Мировое научное сообщество на пороге анализа ущерба, нанесенного мировой науке
ошибками Нобелевского комитета. Мы же выскажем пока личное, весьма сдержанное суждение
по этому вопросу.
Ошибочные решения Нобелевского комитета нанесли значительный ущерб мировой
науке. Вот лишь один пример. Судите сами. Если бы эксперты Нобелевского комитета перед
присуждением премии Нильсу Бору в 1922 году за заслуги в изучении строения атома
сформулировали элементарный детский вопрос: каким образом электроны, летающие по
орбитам вокруг ядер атомов, соединяют их в молекулы и попытались найти ответ на него в
теории атома, разработанной Бором, то пришли бы к заключению, что при отсутствии ответа на
этот элементарный вопрос нельзя освящать постулаты Бора авторитетом Нобелевской премии.
Но этого не случилось.
Так, глобальная ошибочная идея орбитального движения электронов в атомах,
освященная авторитетом Нобелевской премии, начала укрепляться в умах ученых.
Далее, выдав в 1933 г. Э. Шредингеру и П. Дираку премию за открытие новых форм
атомной теории, Нобелевский комитет усилил пагубное влияние на умы ученых ошибочных
постулатов Бора.
В 1945 г. глобальная ошибочная идея Бора была окончательно укреплена авторитетом
Нобелевской премии, выданной В. Паули за открытие принципа, названного его именем
(Принцип Паули).
Отмеченные и ряд других премий Нобелевского комитета окончательно посадили на
мель корабли физики и, особенно, химии. Там они и стоят до сих пор и никто не знает, как
снять их с этой мели и вывести в открытое море.
И вдруг текст исчез. На экране компьютера появился вид на море и два неказистых
корабля недалеко от берега. На борту одного было написано «Теоретическая физика», а на
борту другого – «Теоретическая химия». Корабли были повернуты навстречу друг другу и
соединены тросом. Средняя часть троса поднималась выше корабельных надстроек и имела
форму огромного вопроса. Под тросом – транспарант с текстом: «Каким образом электроны,
летающие по орбитам вокруг ядер атомов, соединяют их в молекулы ?».
От кораблей к берегу тянулось множество тонких и толстых нитей, верёвок и тросов.
Оператор показывал, что за каждый конец этих неисчислимых нитей держится человек. Это
были старики, в основном. У некоторых - на груди медали. Оператор догадался и показал их
крупным планом. Это были медали Нобелевского комитета, а их владельцы – лауреаты
Нобелевских премий.
Непонятно, почему они держали эти нити. И тут появился текст. «Это академики теоретики, среди них есть и экспериментаторы. Они всю жизнь жили на кораблях, стоящих
вблизи берега, довольствуясь своими титулами. Но постепенно на кораблях начали появляться
искатели истины. Со временем их стало так много, что они высадили академиков на берег и
сами пытаются снять корабли с мели и плыть на них за научной истиной».
Академики испугались. На кораблях остались их теоретические труды, и
взбунтовавшиеся искатели научной истины могут выбросить их за борт. Академикам ничего не
оставалось, как набросить на эти корабли свои нити, веревки и тросы с надписями «рецензии»,
чтобы удержать их от выхода в море.
155
Авторитетный инквизитор не успел понять смысл происходящего, как оператор показал
знак вопроса, возвышавшийся между кораблями. И вдруг вопрос начал покрываться вуалью и
постепенно исчезать, а на его месте появилась большая фигура человека. Очертания её
становились все четче и четче. И все узнали его. Это был Альфред Нобель. Взгляд его был
суров и он молчал. Потом поднял правую руку и вместо слов бывшего вопроса: «Каким
образом электроны, летающие по орбитам вокруг ядер атомов, соединяют их в
молекулы?» - появился текст.
«Земляне, я не думал, что мои премии нанесут такой колоссальный ущерб точным
наукам. Простите меня. Я исправляю свою ошибку». Альфред опустил правую руку и текст
его обращения постепенно исчез, а контуры фигуры Нобеля начали терять четкость и он
превратился в облако. Оно стало настолько большим, что закрыло корабли. Владельцы нитей,
идущих от кораблей, засуетились. Их нити потеряли упругость и все они почувствовали сразу,
что вторые концы их свободны.
Облако стало постепенно рассеиваться и все с изумлением увидели, что оба корабля
исчезли, а вместо них, но значительно дальше от берега, появился огромный Белоснежный
лайнер. На борту у него была надпись, но очки стариков, державших до сих пор концы нитей,
не позволяли им прочесть её.
В стороне стоял одинокий неизвестный им старик. В руках у него вместо нити был
бинокль и он смотрел на Белоснежный лайнер. Старики с нитями подошли к нему с вопросом:
что написано на борту этого красавца?
Неизвестный старик опустил бинокль, посмотрел на просителей с чувством жалости и,
не отвечая на их вопрос, отдал им бинокль. Старик с кудрявыми седыми волосами
и
нобелевской медалью взял его первым и начал смотреть на лайнер. Прочитав надпись, он
сообщил всем, что на борту написано: «Аксиома Единства». Старик передал бинокль другим,
посмотрел на владельца бинокля и спросил: «Может быть, Вы знаете, что это все значит?»
Владелец бинокля посмотрел на старика с кудрявыми волосами и неожиданно для всех
сказал: «Да, Альберт, знаю. Это финиш Вашего спора с Нильсом Бором. Независимый судья
всех научных споров демонстрирует, что Вы правы. Бог действительно не играет в кости»
Авторитетный инквизитор опешил. У него появилось неодолимое желание
опомниться и понять, что происходит.
Оператор тем временем показывал кадры корабельной жизни на Белоснежном лайнере.
Искатели научной истины с бывших двух кораблей были все здесь. Всюду радостные, в
основном молодые лица.
На огромной палубе возвышался научный трон небывалой архитектоники и умеренной
красоты. На троне сидела красавица небывалой красоты. Одежда у неё была скромная. Вокруг
- ни слуг, ни охраны. Красавица поднимала руки вверх и в них появлялись две книги: большая и
маленькая. Молодые люди подходили к трону не спеша, низко кланялись красавице и
получали из её рук по две книги.
Оператор показывал крупным планом двух людей. Старшим оказался неизвестный
старик с биноклем. Молодой человек спрашивал у него: «Скажите, пожалуйста, как зовут
необыкновенную красавицу, которая выдала нам книги?»
«Скажу, конечно - оживился старик - её зовут Аксиома Единства. Она бессмертна и её
красота вечна».
Лайнер уже полным ходом шел в открытый океан. Улыбка молодого капитана
формировала ощущение постоянной радости. Молодые люди просматривали книги,
полученные от Аксиомы Единства. Большая была озаглавлена «Начала физхимии
микромира». Но автора не было. Неизвестный старик пояснял: «В ней собраны научные
достижения, связанные с реальностью всех искателей истины. Они были не поняты и
отвергнуты старыми академиками».
156
Маленькая книга называлась «Прошлые ошибки точных наук». Ошибки эти были
пронумерованы в такой последовательности:
1- Геометрия Н. Лобачевского;
2- Геометрия Г. Минковского;
3- Теории относительности А. Эйнштейна;
4- Постулаты Н. Бора;
5- Уравнение Э. Шредингера;
6- Уравнения Максвелла;
7- ………………….
В списке было более полусотни наименований ошибочных теорий, научных идей и
постулатов. В конце следовало: Наша главная цель – выявить все значительные ошибки
точных наук и избавить будущие поколения ученых от подобных ошибок.
Во, дела! - невольно произнес авторитетный инквизитор комитета по борьбе с
лженаукой при академии наук России, сидя у своего компьютера. Картинки на экране
компьютера исчезли и пошел текст.
Нобелевский комитет провел срочное заседание. Обсуждался вопрос: как избегать
ошибок при оценке связи результатов научных исследований с реальностью и значимости их
для мировой науки? Уже принято решение приостановить на три года выдачу Нобелевских
премий по физике и химии. Сообщается, что председатель Нобелевского комитета
разговаривал по телефону с Аксиомой Единства, которая увела Белоснежный лайнер в
океанские просторы за поиском научных истин. Он просил её принять участие в работе их
комитета, но она отказалась, сообщив, что будет не против получить такое приглашение
повторно после того, как узнает, что члены Нобелевского комитета прошли специальный курс
обучения и у них появилась способность понять её.
Председатель Нобелевского комитета сообщил, что комитет нарушает завещание
Альфреда Нобеля и прочитал выдержки из него. «….мои душеприказчики должны перевести
капитал в ценные бумаги, создав фонд, доходы от которого будут выплачиваться в виде премии
тем, кто за предшествующий год внес вклад в прогресс человечества. ……….» [1].
«Удивительно, но только сейчас я начал понимать, - объявил председатель Нобелевского
комитета - что мы должны были разработать критерии для оценки достижений тех, кто,
обращаю Ваше внимание на текст завещания Альфреда Нобеля, «за предшествующий год, внес
вклад в прогресс человечества». Мы же постоянно игнорируем это волеизъявление Альфреда
Нобеля и награждаем за результаты двадцати, тридцатилетней давности. Думаю, нам надо
исправить наши ошибки. Я поручаю Вам представить свои предложения, и мы обсудим их».
И вновь кадры. Лекционные аудитории Белоснежного лайнера. Молодые лекторы
читают мультимедийные лекции. На экранах мониторов идет медленный, последовательный
процесс вывода формул, работающих только в рамках Аксиомы Единства пространства материи и времени. Параллельно этим выводам рождаются электромагнитные модели всех
основных обитателей микромира: фотонов, электронов, протонов, нейтронов, ядер, атомов,
молекул, кластеров.
Лектор подробно излагал новую теорию спектров, из которой следовало, что электрон не
имеет орбитального движения в атоме. На экране медленно движется огромный электрон к
маленькому протону. Их сближают разноименные электрические поля. Векторы постоянной
Планка (спины) электрона и протона в виде жирных стрелок разворачиваются в одном
направлении, а векторы их магнитных моментов направляются навстречу друг другу. Это
значит, что сближение электрона с протоном ограничивают их одноименные магнитные
полюса. Процесс сближения скачкообразный. После каждого импульсного скачка излучаются
фотоны. Очаровательное зрелище. Слушатели, затаив дыхание, смотрели мультфильмы о
жизни обитателей микромира. Процесс изучения этой жизни многократно облегчился. Он стал
зримым.
157
Элементарная формула для расчета спектров атомов и ионов давала результаты,
совпадающие с экспериментами. Но самое главное в том, что она содержала совершенно
другой физический смысл, отличный от физического смысла боровской формулы, которая
позволяла рассчитывать спектр только атома водорода и из которой действительно следовало
орбитальное движение электрона в атоме водорода. Бор допустил ошибку, обобщив это
следствие на все атомы. И вот теперь новая формула рассчитывает спектры всех атомов и ясно
показывает, что электрон не имеет орбитального движения в атоме.
Лектор обобщил: «Ошибка Бора затормозила развитие физики и химии на десятилетия».
Диктор пояснял: «Искатели научной истины уже изучают физику и химию ХХI века.
Освоив эти курсы, они возвратятся в свои университеты и земляне могут быть спокойны за
судьбу точных наук и научный прогресс, который спасёт их от энерго-экологической
катастрофы».
Далее появился текст: «Следите за http://Kanarev.innoplaza.net . В следующей статье
Article 40 Вы сможете познакомиться с первой лекцией Аксиомы Единства - богини всех
наук».
Авторитетный инквизитор не знал что делать. Может быть, подождать появление
лекции Аксиомы Единства и потом уж думать о выполнении задания? В голове у него
мелькнуло: «инквизиторского задания» и ему стало не по себе. Он почувствовал, что защищает
лженауку и выступает против реальной науки.
Экран компьютера погас без какой – либо команды.
ЛИТЕРАТУРА
1. Сульман Р. Завещание Альфреда Нобеля. М. «Мир» 1993.
25. СУДЕЙСКИЕ ФУНКЦИИ АКСИОМЫ ЕДИНСТВА
1. Введение
Актовый зал Белоснежного лайнера вместил всех искателей истины. Ровно в
назначенное время на сцене появилась Аксиома Единства. Никаких аплодисментов не
последовало. Все с нетерпением ждали её первую лекцию, понимая, что пришли не на
развратный концерт аморального российского телевидения, а на историческую для науки
лекцию.
Я не сомневалась в том, что Вы все придете, ибо с сегодняшнего дня я – Ваша
бескорыстная помощница в Ваших поисках научных истин. Вы знаете, что самым главным в
научном поиске является правильное его начало. С этого и начнем.
Уважаемые искатели научной истины!
Цель моих лекций - проанализировать фундаментальные ошибки точных наук,
допущенные учеными ХХ века и затормозившие их развитие. Вы увидите, что некоторые из
этих ошибок очевидны и элементарны по содержанию, другие скрыты очень глубоко, но все
они глобальны по последствиям для точных наук. У Вас невольно будет формироваться
искушение осудить авторов этих ошибок и экспертов, которые не смогли заметить их.
Сразу предупреждаю Вас, что такое отношение к Вашим предшественникам
недопустимо, ибо они были крупными учеными своего времени и никто из них не совершал
научные ошибки с умыслом.
Вспомним самых древних мыслителей, сформировавших гипотезу о том, что Земля держится
на трёх китах. Это, несомненно, были ученые для своего времени и пользовались они
достаточным авторитетом у своих современников. Можно привести и более свежий пример –
последователей Клавдия Птолемея, считавших, что Солнце вращается вокруг Земли.
158
Из этого следует вопрос: как Вы, поднявшись так высоко со своими знаниями, должны
относиться к Вашим коллегам, стремившимся познать мир до Вас? Конечно, Вы должны
признать их великими мыслителями своего времени.
Пройдет время и Ваши знания будут казаться наивными. Несомненно, Ваши
последователи найдут и у Вас ошибки, но они не будут столь фундаментальны, как те, которые
мы начнем сейчас анализировать.
Я, Аксиома Единства, буду оберегать Вас от
фундаментальных научных ошибок.
А теперь я объявляю Вам, что моё полное имя Аксиома Единства пространства –
материи – времени. Из этого сразу следует необходимость определить эти исходные понятия.
Но я оставляю эту задачу Вам. Для меня сейчас важнее, чтобы Вы понимали, что в Природе нет
таких явлений, которые бы могли влиять на пространство, сжимать его, искривлять или
растягивать. Оно никому не подвластно, поэтому у нас есть все основания считать
пространство абсолютным [1], [2].
Следующее понятие – материя. Я воздержусь давать определение и этому понятию, так
как Вы достаточно подготовленные, чтобы понимать его содержание примерно одинаково.
Этого мне пока достаточно. Можем ли мы считать, что материя, так же как и пространство,
абсолютна. Думаю, что нет. Ведь мы до сих пор не знаем источник, рождающий материальные
объекты. Найти его – одна из Ваших задач. Тут есть гипотеза относительно эфира,
заполняющего пространство. Это такая, неуловимая пока субстанция, которая может
закручиваться в виде вихря и формировать различные устойчивые структуры, которые Вы
называете элементарными частицами [3]. Причем предполагается, что могут формироваться
условия, когда эти вихри теряют устойчивость и вновь превращаются в эфир. Думаю, Вам
понятны причины, по которым мы не можем считать материю абсолютной.
Понятие время – самое загадочное. Как сформировать правильное представление о
физической сути этого понятия? Давайте представим пространство, в котором нет никаких
материальных объектов и попытаемся понять, есть ли в таком пустом пространстве время?
Нет, конечно, так как нет его измерителя – материи. Представим, что мы ввели в это
пространство один материальный объект. Вновь задаём вопрос: есть ли время в пространстве,
где всего один материальный объект? Нет, конечно, так как мы не можем оценить состояние
этого объекта. Движется он или нет? У нас нет никакого ориентира для установления факта
движения или покоя этого объекта в пространстве. Значит и нет в нём времени [4].
Вводим в это пространство ещё один объект и сразу видим, движется он или покоится
относительно того объекта, который появился в пространстве первым. Если он движется, то у
нас появляется желание определить то, что мы называем скоростью движения. Мы замечаем,
что второй материальный объект начал вращаться относительно первого и у нас возникает
идея взять длительность одного оборота второго объекта относительно первого за единицу
измерения. Так появляется показатель длительности изменения положения одного
материального объекта относительно другого. Мы называем его временем.
Материальным объектам, находящимся в пространстве, наша затея оценить изменение
их взаимного положения, совершенно безразлична. Но наша затея помогает нам, поэтому мы
вынуждены придать ей исключительно важное значение и использовать её для своих нужд. Мы
ввели время, но оно нам не подвластно. Мы не можем изменить темп его течения, замедлить
или ускорить этот темп, поэтому у нас есть все основания охарактеризовать время понятием
абсолютное.
Итак, мы определились с содержанием первичных научных понятий, на которых мы
будем базировать все наши научные суждения. Теперь мы обязаны найти независимого судью
оценки достоверности результатов наших поисков. Вы, конечно, уже представляете, что
пространство, материя и время существуют совместно. Их разделить невозможно. Материя не
может существовать вне пространства. Время может течь лишь в пространстве, содержащем
материю. Значит все три элемента: пространство, материя и время неразделимы, поэтому мы
159
обречены считаться с их единством. Оно имеет все черты очевидности и у нас есть основание
назвать неразделимое существование пространства, материи и времени аксиомой. Это и есть
Аксиома Единства. Я существую вечно, ни от кого не пряталась и ждала, когда Вы заметите
меня и привлечете на помощь в Вашем неудержимом стремлении познать творения
Всевышнего. И вот я с Вами, рада помогать Вам.
Приступим к анализу конкретных научных проблем. Теперь Вы знаете, что все явления
и процессы в Природе протекают в рамках Аксиомы Единства. Процессы перемещения любых
объектов в пространстве неотделимы от процессов течения времени. Все перемещения
являются функциями времени. Изменение положения материальных объектов в пространстве
неотделимы от процесса течения времени. Если мы проигнорируем этот факт, то получим
искаженное представление об изучаемом явлении.
А теперь обращаю Ваше внимание на то, что при изучении поведения макромира Вы
четко следовали Аксиоме Единства. Но у Вас не хватило зрелости сохранить этот принцип при
переходе к описанию поведения микромира. В результате Вы насочиняли столько научных
небылиц и забрели в такие непроходимые дебри, что Вам потребуется немало времени для
возврата на, как Вы его называете, классический путь развития.
Таким образом, все эксперименты, выполненные Вами, помимо Вашей воли протекали в
рамках Аксиомы Единства. Вполне естественно, что правильная интерпретация результатов
этих экспериментов возможна только с помощью теорий и математических моделей,
работающих также в рамках Аксиомы Единства.
Если же Вы привлечете для интерпретации результатов эксперимента математические
модели и теории, которые работают за рамками Аксиомы Единства, то Вы неминуемо получите
в лучшем случае приближенное представление о том явлении, которое изучаете, а в худшем –
полностью искаженное. Дальше я приведу Вам серию подобных ошибок и покажу их суть.
Конечно, есть и такие задачи, при решении которых нет необходимости использовать
время. Для этого привлекаются так называемые полевые теории. Мы проанализируем и их
применение.
Истоки заблуждений
Анализ истоков заблуждений начнем с фундамента так называемой Специальной теории
относительности – преобразований Лоренца. Вот их классический вид [5], [6].
x' 
t' 
x  Vt
1V 2 / C 2
t  Vx / C 2
1V 2 / C 2
.
;
(1)
(2)
Обратим внимание на то, что в формуле (1) присутствует координата x' , которая
фиксируется в подвижной системе отсчета (рис. 1), а в формуле (2) - только время t' , которое
течет в этой же системе отсчета. Таким образом, в математических формулах (1) и (2)
изменяющаяся величина пространственного интервала x' в подвижной системе отсчета
отделена, повторяю ещё раз отделена от времени t ' , текущего в этой системе отсчета.
160
Рис. 1. Схема к
анализу преобразований Лоренца
Теперь мы знаем, что в реальной действительности отделить пространство от времени
невозможно, поэтому указанные уравнения нельзя анализировать отдельно друг от друга. Это
- система уравнений и анализировать их необходимо вместе. Только такой анализ будет
соответствовать Аксиоме Единства пространства - материи - времени, и результаты только
такого анализа будут
отражать реальность. Но это простое правило до сих пор
игнорировалось Вами.
Из уравнения (1) неявно следует,
что при V  C величина
пространственного интервала x' уменьшается. Из этого физики ХХ века делали вывод, что с
увеличением скорости
системы
отсчета
величина
V движения подвижной
пространственного интервала x' сокращается. Далее, они брали для анализа одно уравнение
(2)1. Из него также следует неявно, что при V  C величина t' уменьшается. Из этого
они делали вывод о том, что с увеличением скорости движения подвижной системы
отсчета темп течения времени t' в ней замедляется.
Исправим ошибочную интерпретацию. Поскольку в реальной действительности
пространство от времени отделить невозможно, то проанализируем уравнения (1) и (2)
совместно, для этого разделим первое на второе, в результате будем иметь
x'
x  Vt

.
t ' t  Vx / C 2
(3)
Вот теперь математическая формула (3) отражает зависимость координаты x' от
времени t' . Из этого следует, что формула (3) работает в рамках Аксиомы Единства
пространства - материи - времени, то есть в рамках реальной действительности. Обратим
внимание на то, что материя в уравнении (3) присутствует косвенно. Её роль выполняют
скорости V и C . Обусловлено это тем, что скорость могут иметь только материальные
объекты.
На рис. 1 видно, что x - это координата положения светового сигнала в неподвижной
системе отсчета. Она равна произведению скорости движения света C на время t . Если мы
подставим x  Ct в приведенную формулу (3), то получим координату x'  Ct ' , которая
фиксирует положение светового сигнала в подвижной системе отсчета. Где же расположен
этот сигнал? Поскольку мы изменяем координаты x и x' , то в моменты времени t и t' он
расположен на совпадающих осях OX и OX ' , точнее - в точке K - точке пересечения
световой сферы с двумя осями OX и OX ' (рис. 1).
Геометрический смысл преобразований Лоренца очень прост. В них зафиксированы
координата x' точки K в подвижной системе отсчета и её координата x в неподвижной
системе отсчета (рис. 1). Это - точка пересечения световой сферы с осями OX и OX ' . Вот и
1
Отделяли время
t ' от пространственного
интервала
x' .
161
весь смысл преобразований Лоренца. Другой информации в этих преобразованиях нет и они не
отражают никакие физические эффекты.
Важно и то, что приведённый анализ преобразований Лоренца придаёт всем
x, x' , t , t ' , V , C , входящим в эти преобразования,
математическим символам:
четкий
геометрический и физический смысл. Посмотрите внимательнее на рис. 1. При V  C
величина x' действительно уменьшается. Вполне естественно, что уменьшается и время t ' ,
необходимое световому сигналу для того, чтобы пройти расстояние x' . Вот Вам и причина
парадокса близнецов. Приведите преобразования Лоренца к виду, соответствующему Аксиоме
Единства пространства – материи – времени и все парадоксы исчезают.
А теперь представьте, сколько теорий и сколько математических моделей базируется на
преобразованиях Лоренца, которые выполняют фактически роль теоретического вируса.
Сколько ошибочных интерпретаций экспериментальных данных породили математические
модели, зараженные этим вирусом !!!
Поскольку этот вирус проник в точные науки через четырехмерную геометрию
Минковского, то нам желательно знать, как это произошло. Дальше мы убедимся на
многочисленных примерах в том, что главная причина создавшегося катастрофического
положения в области теоретической физики – бесконтрольное вторжение в эту область
математиков. Они начинали свою деятельность в области геометрии, где рассматривается
структура стационарных объектов или алгебры, где математические символы не имеют
физического смысла. Затем, не задумываясь, начали включать в свои уравнения главный
физический параметр - время t , а позже - и скорость света C . Так они сделали математические
знания первичными, а физические – вторичными. В результате физические знания были
скованы неисчислимыми сложными математическими моделями и их преобразованиями,
многие из которых, как мы увидим, оказались ошибочными. Это не ускоряло, а тормозило
развитие физики, химии и других наук. Чтобы показать, как это происходило, назовем
математические модели, содержащие только геометрические параметры или математические
символы без физического смысла, математическими, а те, в которых появляется время, физико-математическими. Тогда уравнение сферы, содержащее только геометрические
параметры
(4)
x2  y2  z 2  R2 ,
назовем математическим.
Это же уравнение, но с переменным радиусом сферы R  Ct автоматически становится
физико-математическим.
(5)
x 2  y 2  z 2  C 2t 2 .
Мы ввели в математическую модель время. На примере анализа преобразований (1) и (2)
Лоренца мы ясно увидели, что небрежное обращение с уравнениями, содержащими физический
параметр время, очень дорого обходится человечеству. Поэтому проявим максимальную
осторожность, анализируя следствия, вытекающие из математических моделей, содержащих
время.
Не забывая изложенное, пойдем дальше. Конечно, нам желательно и даже обязательно
знать истоки ошибочности преобразований Лоренца, а для этого надо проследить процесс их
рождения, то есть вывода. Наиболее последовательно этот процесс описал Б. Робертсон в своей
книге «Современная физика в прикладных науках» [6]. Он записал уравнение световой сферы в
неподвижной системе отсчета в таком виде
x 2  y 2  z 2  C 2t 2 .
(6)
162
А уравнение этой же сферы в подвижной системе отсчета – в таком виде
x' 2  y ' 2  z ' 2  C 2 t ' 2 .
(7)
x 2  y 2  z 2  C 2 t 2  x' 2  y' 2  z ' 2 Ct ' 2
(8)
Далее, он записал
и нашел, что это равенство выполняется при условии, если x' определяется по формуле
(1), t ' - по формуле (2).
Грустно становится, когда читаешь это. Обращаем внимание на то, что это – физикоматематическое равенство. Прежде чем получить его, необходимо уравнения (6) и (7) привести
к такому виду:
(9)
x 2  y 2  z 2  C 2t 2  0 ;
x' 2  y' 2  z ' 2 C 2 t ' 2  0
(10)
и подумать какой результат мы получим при совместном решении этих двух уравнений,
равных нулю? Что значит приравнять два нуля? Это значит - ничего не приравнять. Чтобы было
что приравнивать, надо уравнения (7) и (8) записать так [2]:
x 2  y 2  z 2  C 2t 2  S 2 ;
(11)
x' 2  y' 2  z ' 2 C 2 t ' 2  S 2 .
(12)
Вот теперь у нас появляются основания приравнять левые части уравнений (11) и (12).
Но в таком виде они не принадлежат геометрии Евклида. Это - уравнения геометрии
Минковского [7]. И мы обязаны проверить соответствие этой геометрии Аксиоме Единства. На
рис. 2 показана схема для этой проверки.
Сравнивая уравнения (9) и (11), видим, что в геометрии Евклида Ct  OM прямолинейная диагональ параллелепипеда (рис. 2), а в геометрии Минковского эта диагональ
не может быть прямолинейной, так как это уравнение не соответствует теореме Пифагора.
Присутствие в уравнении (11) величины S делает диагональ параллелепипеда криволинейной
ОЕМ (рис. 2). Фактически это означает, что параллельные прямые пересекаются. Вы видите,
что началом этих идей является геометрия Лобачевского. Продолжим анализ.
Рис. 2. Схема к анализу геометрии Минковского
163
Прямолинейность диагонали Ct  OM в уравнении (9) соответствует свойству фотона
двигаться в пространстве прямолинейно. Криволинейность же диагонали Ct  OEM в
уравнении Минковского (11) противоречит этому свойству. Из этого следует, что мы не имеем
права ставить скорость фотона C в постулированное Минковским соотношение (11), которое
является фундаментом его четырехмерной геометрии [7]. Проверим достоверность этого
утверждения на простом примере. Для этого попытаемся определить координаты расположения
с